Logo GenDocs.ru


Поиск по сайту:  


Лекция - шпора по психогенетике сенсорных функций - файл 1.doc


Лекция - шпора по психогенетике сенсорных функций
скачать (113.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc114kb.19.11.2011 22:48скачать

содержание

1.doc

Реклама MarketGid:
Психогенетика сенсорных способностей и двигательных функций
Роль генетических и средовых факторов в формировании мира ощущений человека. Индивидуальная специфика развития ощущения и восприятия. Вкус и обоняние. Зрение. Слух. Другие сенсорные системы.

Индивидуальная специфика развития внимания и памяти. Индивидуальная специфика мышления. Дифференциальные характеристики воображения. Генетика эмоций. Природа эмоций. Ранние проявления эмоций у человека. Индивидуальные особенности эмоциональных реакций, предпочтений и стилей.

Наследуемость сложных поведенческих навыков. Наследуемость двигательных характеристик, регистрируемых с помощью стандартизованных двигательных проб (теппинг, время сенсомоторной реакции). Изучение физиологических систем обеспечения мышечной деятельности. Изучение наследуемости двигательной активности на нейрофизиологическом уровне. Потенциалы мозга, связанные с движением (ПМСД) и их наследуемость. Изменение наследуемости ПМСД в зависимости от структуры двигательного акта.

Ориентировочная и оборонительная реакции - функциональные системы с противоположными целями. Применение близнецового метода. Детерминанты изменчивости двигательных функций.



  1. Индивидуальная специфика развития ощущения и восприятия.

  2. Индивидуальная специфика развития внимания и памяти.


при развитии нервной системы имеются критические периоды, когда принципиально важную роль играют сенсорные воздействия из окружающего мира, без которых невозможно правильное форми­рование нервных механизмов восприятия. Генетические программы развития реализуются таким образом, что в них предусмотрен учет воздействий из окружающей среды.
при развитии нервной системы имеются критические периоды, когда принципиально важную роль играют сенсорные воздействия из окружающего мира, без которых невозможно правильное форми­рование нервных механизмов восприятия. Генетические программы развития реализуются таким образом, что в них предусмотрен учет воздействий из окружающей среды.
Вкусовые ощущения.

Во вкусовой сенсорной системе традиционно выделялись 4 категории ощущений — кислого, горького, соленого и сладкого вкуса.

Различия в восприятии вкусо­вых ощущений могут быть весьма велики. Креатин одним людям кажется горьким, другим — безвкусным. Бензоат натрия при опре­деленных концентрациях одним людям кажется сладким, другим — соленым, а третьим — горьким! Это чисто качественные отличия восприятия, но если обратиться к количественным характеристикам, то и здесь также обнаруживается поразительное разнообразие. Так, например, отмечались 100-кратные различия в пороговых концент­рациях таких простых веществ как NaCl, KC1, НС1. Рихтер наблюдал детей, которым 20%-ный раствор сахара казался безвкусным. Кста­ти, существуют определенные закономерности в изменении вкусо­вой чувствительности с возрастом. У детей пороги выше, затем они понижаются и в старости снова начинают увеличиваться. Врожденные дефекты вкуса могут имет.ь и более грубый харак­тер, например, описана семейная дизантономия — синдром, характе­ризующийся целым рядом нарушений, в том числе полным отсутст­вием вкусовых сосочков и луковиц.

В целом следует отметить, что анализ индивидуальных различий вкусового восприятия показывает значительное разнообразие ощу­щений. Особенности вкуса, конечно, в первую очередь влияют на пред­почтения в выборе пищи. Например, было показано, что высокая чув­ствительность к горькому коррелирует с повышенной разборчиво­стью в отношении пищи.
Обоняние

С обонянием у млекопитающих связано и половое поведение, в частности выбор партнера. Оказалось, что мыши предпочитают спариваться с партне­ром, который отличается по данному набору генов. Биологический смысл данного явления очевиден — у потомства будет более разно­образный набор этих генов, а значит, иммунная система будет функ­ционировать эффективнее. Ученые сделали заключение, что женщины могут ощущать генетические отличия по запаху, причем отличия мо­гут заключаться в единичных генах. Женщины: нет запахов, предпочитаемых всеми одинаково; предпочитают запахи тех мужчин, чьи Я1Л-гаплотипы похожи на их собственные, но не идентичны им. При этом выбор основывался на генах, полу­ченных ими от отца. Те гены, которые эти женщины получили от ма­тери, не оказывали влияния на предпочтение мужских запахов.
В отношении обоняния наблюдаются еще более выраженные раз­личия б восприятии. Описан целый ряд мутаций, приводящих к пол­ной аносмии — неспособности воспринимать запахи. Так, на Фарер­ских островах в нескольких поколениях наблюдалась семейная аносмия, передававшаяся по наследству Индивидуальные различия в отношении обоняния пора­зительно велики. Пороговые значения концентрации веществ для разных людей могут различаться в 1000 раз, даже внутрисемейные отличия чувствительности могут достигать 5-кратных.

Существует и общее понижение чувствительности к запахам — так назы­ваемая гипосмия. Она сопровождает некоторые заболевания, например поджелудочной железы, а также болезнь Паркинсона.

Зрение.

В развитии зрительной сенсорной системы принимает участие огром­ное число генов. Описан целый ряд мутаций, которые приводят к очень тяжелым нарушениям, например атрофии зрительного нерва. Наряду с мутациями, вызывающими очень тяжелые последствия, имеется ряд мутаций, приводящих к специфическим изменениям восприятия. Особенно интересны нарушения цветовосприятия или различ­ные варианты цветовой слепоты (дальтонизма). Поскольку рецессивные мутации, находящиеся на Х-хромосоме, у мужчин сразу проявляются в фенотипе, то цветовая слепота этого типа намного чаще встречается у мужчин, чем у женщин. цветовая слепота у женщин с синдромом Шереше веко го—Тернера встречается так же часто, как и у мужчин. В целом получается, что у 8,8% мужчин имеются те или иные ге­нетически обусловленные нарушения цветовосприятия.

Одним из наиболее показательных примеров воздействия среды, способ­ного повлиять на работу органов зрения, является нарушение работы па­лочек в результате нехватки витамина А, необходимого для образования зрительного пигмента родопсина. Возникает болезнь, именуемая курипой, или ночной, слепотой, при которой больные утрачивают способность видеть в сумерках. Если недостаток витамина А продолжается длитель­ное время, то это может привести к разрушению наружных сегментов фоторецепторов и к полной слепоте.

Слух

Описано большое количество мутаций, приводящих к полной или частичной глухоте. Некоторые из них демонстрируют четкое доми­нантное наследование. Так, у нескольких семей наблюдалась невос­приимчивость к низким частотам. Другие признаки — речь, умствен­ное развитие, функция вестибулярной системы — были в норме, восприятие тональных посылок частотой 2000 Гц также не отлича­лось от нормального. Предполагается, что причиной такого дефекта могло быть избирательное нарушение верхушки улитки во внутрен­нем ухе. Встречается и глухота к средним тонам. Сообщалось о семье, и которой у матери и у трех из шести ее детей наблюдалось отсутствие восприятия частот от 500 до 4000 Гц. Как доминантный признак наследуется и глухо­та к высоким топам, описанная в четырех поколениях у одного семейства мормонов. Встречается даже односторонняя глухота! Была исследована одна семья, в которой четверо детей из восьми были глухи на одно ухо, та­кой же дефект был у матери, у ее отца и сестры.

Около 10% нормальных индивидов в популяции являются носителями того или иного гена, связанного с глухонемотой.

В то же время ряд физиологических характеристик нормальной слуховой системы отличается высокой степенью стабильности. При этом индивидуальная изменчивость, связанная с разнообразием ге­нотипов, очень невелика.

Другие сенсорные системы

Врожденные дефекты в других сенсорных системах, например в со­матической или проприоцептивяой, как правило, связаны с целым рядом патологических изменений. Например, описана врожденная анальгезия, т. е. нечувствительность к боли, при которой наряду с полным отсутствием болевых ощущений была существенно ослабле­на тактильная и температурная чувствительность, отсутствовали су­хожильные рефлексы.

Двигательные функции

Как правило, оценки наследуемости сложных поведенческих на­выков получаются довольно низкими. Например, при оценке по­черка монозиготных близнецов, как разлученных, так и воспиты­вавшихся вместе, обнаружено очень небольшое количество пар с совпадавшими характеристиками (5-15%). Коэффициент наследу­емости для сложных двигательных функций резко падает по мере их развития (как в случае выработки почерка), поскольку индивиду­альные различия здесь в неизмеримо большей степени связаны с особенностями индивидуальной тренировки, чем с изменчивостью генотипов.

Возьмем в качестве примера музыкальную деятельность, которая, с одной стороны, представляет собой реализацию сложнейших при­обретенных моторных программ, а с другой стороны, предполагает развитие весьма тонких сенсорных способностей.

Изучение наследуемости музыкальных способностей (оценка да­валась по 8 параметрам) дало любопытные результаты. Если испы­туемые никогда не брали уроков музыки и не упражнялись в игре на музыкальных инструментах, то значения коэффициента наследу­емости были довольно высокие. Но показатели наследуемости сразу уменьшались, если исследовалась группа людей, хоть в какой-то сте­пени обучавшихся музыке.

^ Психогенетика темперамента

В современной психогенетике речь чаще идет о характеристиках личности, поскольку понятие темперамент, особенно в зарубежной литературе, в настоящее время связывается главным образом с ти­пом эмоциональных реакций (особенно их выражением), а также с характерными или привычными склонностями личности.

В качестве метода выявления основных особенностей личности весьма популярен подход определения пяти факторов, так называ­емой «большой пятерки» (Big Five).

Экстраверсия (extroversion). Даются оценки интроверсии—экстраверсии, общительности—нелюдимости, уверенности—застенчи­вости.

Способность к согласию (agreeableness). Оценивается уступчи­вость—неуступчивость, дружелюбность—безразличие к другим, послушность—враждебность.

Добросовестность (conscientiousness). Это самый неопределенный фактор.

Нейротицизм (neuroticism). Выясняется уровень эмоциональной стабильности, приспособляемости—тревожности, зависимости-независимости.

Откровенность, прямота (openness). Определяются легкость при­способляемости—подчинение, непослушность—покорность.

При анализе наследуемости отдельных компонентов этого списка самые высокие значения были получены для экстраверсии (0,49) и откровенности (0,45), а наименьшие — для способности к согласию (0,35) и добросовестности (0,38). Для всех показателей значение вклада общей среды в изменчивость оказалось близким к нулю (от 0,02 до 0,11). Можно сделать вывод, что в изменчивости личностных ха­рактеристик основную роль играют индивидуальные средовые эф­фекты либо генотип-средовые взаимодействия.

При изучении симптомов тревожности и боязливости (компо­нента эмоциональности, называемого нейротицизмом по другим ме­тодикам) было обнаружено, что примерно половина наблюдавшейся изменчивости может быть отнесена на счет генетических факторов. Эти данные были получены на основе опросов монозиготных близ­нецов, как воспитанных вместе, так и разлученных. В исследованиях, в которых кроме самоотчетов привлекались оценки поведения, дан­ные сверстниками, были получены сходные результаты.

^ Психогенетические исследования интеллекта и других когнитивных функций
Коэффициент интеллекта (IQ) представляет собой наиболее интенсивно изучавшийся в психогенетических исследованиях психологи­ческий показатель. Различия в умственных способностях человека очевидны, они могут быть очень значительными, но насколько точно они отражаются в психометрических показателях? Использование тестов, иногда чрезмерное, приводит к достаточно серьезным проти­воречим, поскольку до сих пор неизвестно, что имеет отношение к интеллекту человека, а что нет. Обычно подчеркивают важность та­ких свойств, как способность к обучению и адаптации. В последнее время добавилось понятие способностей понимать и контролировать себя самого. Очень важно помнить, что в этих исследованиях изучается «пси­хометрический интеллект», который показывает различия между людьми в выполнении тестов.

Общий, или генеральный фактора (g) интеллекта. Природа этого общего фактора всегда была предметом споров. Некоторые считали фактор g эпифеноменом, порожденным связью общих когнитивных задач с лингвистическими навыками и культур­ными знаниями. Другие исследователи объясняли фактор g тем, что тесты зависят от вовлечения общих мозговых ресурсов, представля­емых либо просто как структуры мозга, либо как некие когнитивные модули. Иными словами, имеется не­кий набор генов, определяющий свойства общего фактора g. Эти трактовки не исключают друг друга. Так, очевидно, что точки зрения Дженсена и Пломина могут быть приняты обе, если представить се­бе, что генетически обусловленные задатки касаются как раз скоро­сти и эффективности работы нейрональных сетей.

Вопрос о том, насколько общий фактор g может быть предопреде­лен генетическими причинами, был предметом многих исследова­ний. Все они приводят к выводу, что генети­ческие факторы играют большую роль в определении g. Оценки ко­эффициента наследуемости для общего фактора g варьируют от 40 до 80%; в целом можно считать, что, как минимум, половина наблю­даемой изменчивости g связана с генотипической изменчивостью. С возрастом коэффициент наследуемости растет (до 60% у взрослых).

Другая точка зрения на интеллект — интеллект как сумма отдельных способностей. Часть исследователей (Гилфорд, Терстоун) вообще утверждали, что генеральный фактор не выявляется, а имеется широкий спектр уз­ких способностей, не коррелирующих друг с другом. Коэффициент интеллекта тем самым представляет собой некую сумму отдельных способностей. Выделялось до 120 таких специфичных способностей.

Современная концепция иерархии интеллектуальных способно­стей в какой-то мере объединяет эти противоречивые точки зрения. С одной стороны, несомненно наличие общего фактора (g), который составляет, таким образом, некоторое «ядро» интеллектуальных спо­собностей (первый уровень). Экспериментально это подтверждает­ся значительной корреляцией в успешности решения тестов, позволя­ющих оценить различные ментальные способности. Считается, что общий фактор обусловливает около 50% наблюдающейся в популя­ции изменчивости по способностям к решению широкого набора различных тестов.

С возрастом коэффициент интеллекта изменяется незначитель­но, обнаруживая высокую стабильность на протяжении многих де­сятков лет. Отдельные способности могут изменяться в разной сте­пени, некоторые демонстрируют определенный рост (словарные, общие знания, определенные навыки), другие постепенно снижаются по мере старения, например, способность к абстрактным рассуж­дениям, память, скорость обработки информации. Последний фак­тор особенно важен, поскольку имеются данные, показывающие, что наблюдаемые изменения когнитивных процессов при старении в ос­новном связаны со снижением скорости переработки информации. Результаты тестов по определению психометрического интеллек­та обладают довольно значительной прогностической ценностью в некоторых сферах человеческой деятельности, прежде всего в отно­шении образования и профессиональных достижений. Существует умеренно сильная позитивная корреляция (до 0,5) между коэффи­циентом интеллекта и последующими успехами в образовании, про­фессиональной карьере, заработках, воспитании детей.
Различия в коэффициенте интеллекта между группами людей

Исследования по психогенетике интеллекта затрагивают целый спектр социальных и политических вопросов. До сих пор имеется тенденция рассматривать природу человека как бесконечно пластич­ную, способную к любым изменениям благодаря социальным воз­действиям. «Для чудовищного расистского общества генетика пове­дения является еще одним способом сказать, что проблемы людей — это их собственная вина, поскольку у них „плохие гены"» (Breggin, 1994) — это высказывание, инкриминирующее современной генетике обслуживание политических интересов, удивительно перекликается с обвинениями, выдвигавшимися против нее в Советском Союзе. То­гда также считали, что человек является «продуктом» общественных отношений, которого можно перевоспитать в кого угодно.

Еще более деликатная область исследований — это оценка межэт­нических различий. Между различными популяциями людей могут обнаруживаться определенные генетические отличия, в том числе и касающиеся поведения. Что касается коэффициента интеллекта, то здесь наиболее известно различие между белым и негритянским на­селением США (рис. 9.1). В свое время (в 70-е гг. XX в.) публикация данных о том, что средние значения коэффициента интеллекта этих групп отличаются на 15 баллов, вызвала скандал в обществе («скан­дал Дженсена»). Ученых обвиняли в реакционности, расизме, фаль­сификации данных и т. п.

Попытки объяснить эту разницу социальными причинами или культурными отличиями выглядят резонно, однако целый ряд дан­ных показывает, что не все так просто. У американских индейцев не обнаруживается таких отличий в IQ от белого населения, а у метисов его значения даже выше, чем у белых. Различия в IQ остаются и при воспитании детей-негров в семьях белых приемных родителей. От­вечая на обвинения в расизме, видный генетик Добжапский писал, что те, кто отрицает значимость или существование генетических различий между людьми, не понимают или забывают, что человече­ское разнообразие есть наблюдаемое природное явление, тогда как равенство — этическая заповедь.

Следует также напомнить, что речь идет все-таки о способностях к решению определенных тестов, а не об интеллекте как таковом. Кроме того, независимо от конкретных значений коэффициента на­следуемости тех или иных признаков основной задачей психогене­тики как раз и является выявление тех условий среды, которые являются оптимальными для развития определенных генотипов. В идеале это позволит, зная генетические особенности личности, определить оптимальные условия ее развития (воспитания, образования и пр.).

При исследовании монозиготных близнецов, выросших порознь, об­наружена высокая степень корреляции коэффициента интеллекта (в пределах 0,64-0,78). Оценка наследуемости (в широком смысле, т. е. с учетом всех генетических факторов) в этих работах состави­ла 0,75.

^ Согласно некоторым другим подсчетам, наследуемость этого коэф­фициента оценивается в 0,50, вклад общей среды 0,20-0,30, а осталь­ная часть фепотипической дисперсии приходится на индивидуаль­ные средовые воздействия и ошибку измерения (Chipuer et al., 1990; Loehlin, 1989).

Прямая оценка влияния общей среды возможна в исследованиях приемных детей. Если вычислить корреляцию по коэффициенту ин­теллекта между родными и неродными детьми, воспитанными в од­ной семье, то она составляет только 0,04 (данные четырех исследова­ний, полученные уже на взрослых). Другие данные показывают, что в раннем детстве имеется небольшая корреляция между IQ генети­чески неродных детей, воспитывающихся в одной семье. Причем с возрастом, несмотря на увеличение длительности совместного вос­питания, происходит падение корреляции практически до нуля. Эти данные показывают отсутствие влияния общей семейной среды на наблюдаемую изменчивость умственных способностей.

Корреляция IQ между детьми и их биологическими родителями во всех исследованиях была существенно выше, чем между прием­ными детьми и усыновителями (0,35-0,40 против 0,15). Очень инте­ресные данные были получены в лонгитюдных исследованиях. Если в раннем детстве фиксируется небольшая корреляция IQ приемных детей и усыновителей, то начиная с 7 лет усиливается сходство ме­жду уровнем интеллекта приемных детей и их биологических роди­телей, а корреляция «приемные дети—усыновители» падает. При низких значениях коэффициента интеллекта у биологических роди­телей усиление сходства «приемные дети—биологические родители» достигается за счет снижения IQ у детей. Кроме того, было отмече­но, что на это снижение не влиял социально-экономический статус усыновителей.

^ Самое репрезентативное исследование IQ было основано на данных при­зыва на военную службу в Дании (Teasdale, Owen, 1984). Все мужчины независимо от годности к службе выполняли тест по оценке интеллекта. Корреляция результатов тестирования среди родных детей, выросших вместе, составила 0,52, у родных детей, выросших в разных семьях, — 0,47, для сводных братьев и сестер, выросших порознь, этот показатель не пре­вышал 0,22, а для приемных детей, выросших в одной семье, — 0,02. Та­ким образом, результаты указывают на высокую наследуемость и на не­значительное влияние общей среды.



Изменения наследуемости коэффициента интеллекта с возрастом

Увеличение наследуемости по мере взросления противоречит предположениям о том, что с возрастом все большую роль для воз­никновения индивидуальных различий играет воздействие среды. По мере взросления и перехода от детства к взрослому состоянию наблюдается постепенное снижение практически до нуля вклада об­щей (разделенной) среды в наблюдаемую изменчивость IQ. Вклад индивидуальной среды остается сравнительно значимым для всех возрастов.

Вербальные способности

Значения коэффици­ента наследуемости вербальных способностей превосходят показате­ли для невербального интеллекта. Получается, что не­вербальные способности более чувствительны к влияниям среды. Значения коэффициента насле­дуемости для памяти на словесные стимулы оказались намного ниже (зрительные стимулы — 0,38; слуховые стимулы — 0,37).

Воздействия среды и коэффициент интеллекта

Поиски факторов, относящихся к средовым влияниям, которые могли бы повлиять на коэффициент интеллекта, дали относительно немного сведений. Подавляющее большинство работ указывает на незначительность влияния общей (разделенной) среды. Что касает­ся индивидуальных средовых влияний, то большинство так или ина­че сказывающихся на IQ воздействий относится к обеспечению нор­мального развития организма и нервной системы, в особенности на стадии раннего онтогенеза. Например, вирусные внутриутробные инфекции могут вызвать серьезные нарушения физического и ум­ственного развития с падением коэффициента интеллекта. Недо­статочное или неполноценное питание, нехватка витаминов, на­рушающие нормальное развитие болезни приводят к снижению умственных способностей и коэффициента интеллекта. Столь же не­гативно сказываются и плохие условия жизни, недостаточный уро­вень медицинского обслуживания, неудовлетворительные санитар­но-гигиенические условия.

Например, было обнаружено, что некоторое влияние на коэффи­циент интеллекта оказывает грудное вскармливание. Особенно заме­тен этот эффект на детях недоношенных или родившихся в срок, но с пониженным весом (меньше 2,4 кг). У тех из них, кого вскармливали только грудью, IQ в возрасте 5 лет был в среднем на 11 баллов выше по сравнению с группой, где грудное вскармливание было ограниченным и применялись различные питательные смеси. Для детей с нормальным весом наблюдалась та же закономерность, но эффект не был таким выраженным (в среднем на 3 балла выше для группы с грудным вскармливанием). В настоящее время Американская акаде­мия педиатрии рекомендует грудное вскармливание в течение не ме­нее 6 месяцев. Если сопоставить показатели детей, которых кормили грудью 7-9 месяцев, с теми, у которых этот срок был меньше месяца, то у первых IQ в среднем на 6 баллов выше.

Влияние на IQ ребенка числа детей в семье, причем значение имеет число старших. Чем больше детей в семье и чем меньше интервалы между рождениями, тем ниже коэффициент интеллекта у младших детей. Однако следует отметить, что действительно значимые отличия наблюдаются только при боль­шом количестве детей в семье (более 5-7). Определенное влияние оказывает процедура усыновления, осо­бенно ранняя, которая повышает IQ на 10-15 баллов. Причина, оче­видно, также связана с обеспечением нормальных условий развития, поскольку приемные дети, как правило, происходят из неблагопо­лучных семей, не обеспечивающих надлежащего ухода и воспитания.

^ Высокая наследуемость коэффициента интеллекта очень часто совершенно неправильно воспринимается как указание на бесполез­ность обучения. Существуют две точки зрения. Первая заключается в том, что в низкой успеваемости человека, который плохо учится, виноват не он сам, а его гены. Согласно второй, всех обладающих низким коэффициентом интеллекта не стоит учить вовсе, так как это бесполезная трата средств. Оба этих подхода неверны. Прежде всего высокая наследуемость совсем не означает, что при­знак нечувствителен к воздействиям среды. Представим себе, что мы знаем оптимальные условия для развития, образования и воспита­ния личности и обеспечиваем их для всех детей. В таком обществе подавляющая часть индивидуальных различий между людьми будет определяться особенностями их генотипа, т. е. коэффициент насле­дуемости будет приближаться к максимальным значениям. Наследуемость IQ должна быть выше в эгалитарных обществах! И наоборот, чем больше будет различий в социально-экономическом положении людей, в условиях их жизни, образовании и воспитании, тем больше будет вклад среды в наблюдаемую изменчивость признака.

^ Кроме того, интеллект и коэффициент интеллекта — это все-таки вещи разные, и обученный человек радикально отличается от необ­ученного, даже если у них одинаковый IQ. Более того, лица со сни­женным коэффициентом интеллекта нуждаются в особенно тщатель­ном и методичном обучении, чтобы компенсировать недостаток спо­собностей.

Второй момент, тоже очень важный: нельзя забывать о том, что в случае коэффициента интеллекта речь идет об определенных спо­собностях. Каким образом будут использованы эти способности в жизни конкретной личности — это уже совсем другой вопрос. В не­которых случаях, как это ни парадоксально звучит, слишком хоро­шие способности могут оказать дурную услугу. Н. Винер в свое время заметил, что on видел немало способных умов, ничего не достигших, потому что легкость усвоения защищала их от дисциплины обычной школы и они ничего не получили взамен нее.

К психогенетике одаренности (гениальности)

Изобретатели и гении почти всегда при начале своего поприща (а очень часто и в конце) считались в обществе не более как дураками, — это уж самое рутинное заме­чание, слишком всем известное.Ф. М. Достоевский. Идиот.

Одним из основоположников психогенетики считается английский ученый Ф. Гальтон. Его книга «Наследственный гений» была посвя­щена проблеме влияния наследственных задатков на возникновение талантливых людей и гениев.

Само понятие «одаренность» уже заключает в себе идею о неком даре, полученном от рождения. Представления о том, что гениаль­ность или талантливость имеет наследственную природу, проникает в самую сущность наших представлений о таланте, который и опре­деляется как природная одаренность. Таким образом, концепция врожденного таланта уже априори связывает выдающиеся способно­сти с наследственными задатками.

Талантливость или гениальность поддается определению еще труднее, чем интеллект. И в том и в другом случае имеются значи­тельные проблемы с определением «фенотипа». Психологические свойства, которые обычно упоминают в качестве необходимых усло­вий гениальности, включают интеллект, творческое начало и моти­вацию. Айзенк настаивает на существовании генетически передава­емых талантов, которые он считает необходимым, но не достаточным условием для возникновения гения.

^ Концепцию врожденного таланта довольно трудно доказать или опровергнуть обычными методами, однако анализ биографий ода­ренных людей дает основания для сомнения в ее априорной справед­ливости (Howe, 1996). Если одаренность базируется на неких гене­тических предпосылках и имеет врожденный характер, то должны быть какие-то признаки, по которым ее можно было бы заметить за­ранее, еще до того как она проявится в полной мере. По этим призна­ком можно было бы предсказать, кто преуспеет в какой-либо сфере деятельности. Должна быть какая-то специфичность в способностях, например музыкальная одаренность, хотя этот талант может реализовываться в разных формах (композитор, исполнитель, импрови­затор). Наконец, одаренным должно быть относительно небольшое количество детей, в противном случае концепция теряет смысл, по­скольку невозможно предсказать успех того или иного индивида.

Рассмотрим вопрос о раннем появлении признаков таланта. Су­ществует огромное количество сообщений о необычных способно­стях, которые проявляются у детей в раннем возрасте. Подавляющее большинство этих описаний имеет ретроспективный характер и редко наблюдались специалистами с самого начала. Кро­ме того, следует сразу сказать, что нужно как-то различать случаи раннего появления признаков таланта и преждевременного разви­тия. Большое количество таких описаний относятся именно к случа­ям, когда по каким-то причинам наблюдается ускоренное развитие, особенно это касается речи. По большей части такие вундеркинды впоследствии ничего выдающегося собой не представляют.

Анализ биографий выдающихся композиторов показывает, что все они в раннем возра­сте подвергались интенсивнейшей и регулярной тренировке под ру­ководством взрослых в течение нескольких лет. Получается, что по­явление необычных способностей скорее следовало за периодом высокой степени поддержки родителей, поощрения, когда были пре­доставлены необычные условия для развития навыка.

Даже такие особенности, как наличие абсолютного музыкального слуха, когда человек способен узнать или спеть ноту определенной высоты без эталонного тона, не являются примером врожденного ка­чества. Доказано, что абсолютный слух можно приобрести в резуль­тате упражнений.

Имеются сообщения о проявлении необычных способностей у де­тей, страдающих аутизмом. Это могут быть выдающиеся счетные способности (мгновенное перемножение многозначных чисел или определение дня недели для любой даты календаря). В исследова­нии Миллера описан умственно отсталый ребенок, почти не способ­ный говорить, который мог воспроизводить на фортепиано любую мелодию, транспонировать в любом ключе и импровизировать. Со­общалось об аутичных детях, которые были блестящими рисоваль­щиками, изображали животных с удивительным соблюдением про­порций и перспективы, с иллюзией движения.

Экстраординарные способности у обычных людей.

Существует масса сведений о появлении экстраординарных спо­собностей у обычных людей, которые, уже будучи взрослыми, значи­тельное время тренировались в каких-то навыках или умениях. На­пример, официантки, которых наблюдал Беннетт, были способны одновременно удерживать в памяти до двадцати заказов одновре­менно (Bennett, 1983). Емкость рабочей вербальной памяти в дан­ном случае намного превосходит норму.

Психогенетика аномального и девиантного поведения

Преступность

Есть все основания полагать, что средовые воздействия оказывают здесь весьма значительное влия­ние на дисперсию признака, причем играет роль как раз общая (раз­деленная) среда. Подобно коэффициенту интеллекта, с возрастом роль воздейст­вия общей среды снижается. В лонгитюдных исследованиях было обнаружено, что наследуемость антисоциального поведения у подро­стков равна 0,07, а влияние общей среды составляет 0,31. Пожалуй, это самые высокие значения для воздействия общей среды по всем исследованным свойствам личности. При повторных обследованиях взрослых воздействие общей среды падает до 0,05, тогда как насле­дуемость возрастает до 0,43.

По поводу антисоциального по­ведения подростков сообщалось, что 60% дисперсии связано с негативным и конфликтным родительским поведением, специфиче­ски направленным на подростка. Однако при анализе выяснилось, что наблюдаемая связь опосредуется в основном генетическими при­чинами и различия в обращении с детьми отвечают за небольшую часть эффектов индивидуальной среды (2-10%).

В случае антисоциального поведения мы имеем хороший пример реактивной корреляции «генотип—среда». Долгое время считалось, что нарушения норм поведения у подростков связаны с неэффектив­ными стратегиями воспитания родителей, основанными на жестких негативных отношениях, т. е. являются результатом средовых воз­действий. Психогенетический анализ показал, что средовые влияния здесь минимальны и в основе антисоциального поведения подрост­ков должны лежать генетические причины. Стало очевидным, что негативное отношение родителей и жесткие методы воспитания яв­ляются реакцией на девиантное поведение подростков, связанное с наследственностью. Исследования приемных детей это подтверждают. Антисоциальность прием­ного ребенка вызывает жесткую реакцию у воспитателей, непоследо­вательный и негативный подход, который, в свою очередь, усиливает антисоциальное поведение приемных детей. Дети унаследовали генотип, который привел к некоторой реак­ции среды, в данном случае вызвал определенное поведение прием­ных родителей. Из-за этого возникает корреляция в поведении био­логических и приемных родителей.

Анализ данных по приемным детям показывает, что у биологиче­ских родственников тех приемных детей, которые впоследствии со­вершали преступления, отмечается большая вероятность совершения преступлений и большая встречаемость различных психопатий по сравнению с приемными родителями. Последнее обстоятельство ука­зывает на еще одну важную проблему. Причиной преступности может быть аномальное развитие личности, как связанное с наследствен­ными задатками, так и возникшее в результате воздействия среды (болезни, травмы и пр.). Среди преступников вообще отмечается большое число лиц с психопатиями и различными патологиями. Так, по некоторым данным, у 75% преступников отмечается наличие пато­логических или пограничных изменений в электроэнцефалограмме. Низкий коэффициент интеллекта может иметь непосредственное отношение к преступности, и не только в том смысле, что он связан с недостаточно продуманным поведением, но и с неспособностью под­готовить преступление, скрыть его, привлечь хорошего адвоката, правильно вести себя на суде и т. п. Преступник — это тот, кто совер­шил преступление, данные же статистики имеются лишь по пойман­ным и осужденным преступникам, а это не одно и то же. Поэтому в качестве контроля необходимо использовать не общие данные попу­ляции, а группу людей с таким же коэффициентом интеллекта и со­циально-экономическим статусом.

Влияние наследственных факторов на преступность

В свое время выяснилось, что среди преступников и агрессивных психопатов лица с такими мутациями встречаются в несколько раз чаше (в 7-10 раз), чем в иелом по популяции. В средствах массовой информации заговори­ли о «хромосоме-убийце», причем выводы не замедлили последовать. С одной стороны, появились прецеденты вынесения лицам с данными хромосомными мутациями более мягких приговоров (они не виноваты в том, что у них такая мутация). С другой — появились предложения заранее изолировать от общества таких потенциальных преступников. Напомним, что отличительной особенностью лиц с наборами хро­мосом XYY и XXV является отставание в умственном развитии, снижен­ный коэффициент интеллекта, плохая социальная адаптация, низкий уровень контроля над эмоциями и вспышки агрессивного поведения. Когда проанализировали характер преступлении, совершаемых лицами с синдромом лишней V-хромосомы (XYY) и синдромом Клайн­фельтера (XXV), оказалось, что связи с агрессивностью нет, преступ­ления имеют обычный характер, за исключением отсутствия интеллекуальных преступлений.

Генетические эксперименты на животных, привед­шие к созданию линий крыс и мышей с повышенной или пониженной агрессивностью, указывают па возможную связь определенного генотипа с этим свойством поведения. Интересно, что у человека существует корре­ляция между агрессивностью и гипогликемией. Под гипогликемией в дан­ном случае понимается пониженное содержание глюкозы в крови, когда в течение 4-6 часов после приема пищи уровень глюкозы остается ниже нор­мы более чем на 10 мг%. У пациентов с этим свойством, как правило, отме­чаются повышенная раздражительность и случаи антисоциального поведе­ния. Болтон описал похожее явление (гипогликемию) у индейцев племени Кволля, которые отличались мрачностью, жестокостью и драчливостью.

В некоторых случаях достаточно генной (точечной) мутации, чтобы повлиять на агрессивность. В главе 4 уже упоминался случай характерного нарушения нормального поведения мужчин, которое заключалось в неожиданных вспышках агрессивности и импульсив­ном сексуальном поведении по отношению к женщинам. Наследо­вание было сцеплено с Х-хромосомой. Было выяснено, что наблю­давшийся синдром связан с точечной мутацией гена.

Алкоголизм

В отношении алкоголизма встречается довольно большое разнооб­разие мнений. В одних работах сообщается о высоких значениях ко­эффициента наследуемости, в других же утверждается обратное. При анализе следует обращать внимание на само определение алко­голизма. Может быть широкое определение, когда отмечаются все случаи чрезмерного пьянства или когда против злоупотребления ал­коголем активно возражают другие члены семьи. Возможно и более узкое определение, при котором во внимание принимаются только случаи с возникновением зависимости и синдрома абстиненции.

Другой источник разногласий — явное различие между полами. Женский и мужской алкоголизм отличаются как причинами возник­новения, так и проявлениями.

Был сделан вывод о высокой наследуемости только ранних форм алкоголизма у мужчин. Для женщин такая закономерность не наблюдалась. Значения наследу­емости для женского алкоголизма оказались на уровне 60% при ши­роком определении алкоголизма как пьянства, связанного с возник­новением жизненных проблем. При этом воздействие общей среды (общее воспитание, посещение той же школы, наличие общих сосе­дей и пр.) было практически нулевым. Таким образом, все средовые влияния, связанные с возникновением алкоголизма, можно отнести на счет воздействий, специфических для данного индивидуума. Ин­тересно, что алкоголизм родителей не только не повышал риска ал­коголизма у дочерей, но даже слегка его понижал. В этом случае, можно думать, отрицательный пример родителей играет роль удер­живающего фактора, тогда как наследственность влияет в противо­положном направлении.

Исследования на приемных сыновьях все-таки чаще показывают значительную корреляцию с биологическими родителями в разви­тии алкоголизма. Так, Полтавец сообщает, что независимо от нали­чия алкоголизма у воспитателей частота заболевания приемных детей, чьи биологические родители больны алкоголизмом, остается постоянной. Значения для этих двух групп составляли 12,5 и 13,6%. Таким образом, получается, что в данном исследовании семейные влияния не играли значимой роли. Если алкоголизмом болен один из биологических родителей, то за­болеваемость среди приемных детей варьируется в пределах 18-25% для сыновей и 2-10% для дочерей. Оценки заболеваемости в общей популяции — 3-5% для мужчин, 0,1-1% для женщин (крайние оцен­ки — до 10% у мужчин и 3-5% для женщин).

^ Похожие данные приводятся в датском исследовании, в котором были проанализированы результаты 55 усыновлений мальчиков, один из биологических родителей которых был алкоголиком. К 30-летне­му возрасту у 18% усыновленных развился алкоголизм в тяжелой форме (против 5% в контрольной группе).
Реклама:





Скачать файл (113.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru