Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольная работа - Китай в мировой экономике - файл 1.docx


Контрольная работа - Китай в мировой экономике
скачать (79.7 kb.)

Доступные файлы (1):

1.docx80kb.21.11.2011 08:41скачать

содержание
Загрузка...

1.docx

Реклама MarketGid:
Загрузка...
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ


Контрольная работа

по дисциплине «Мировая экономика»


по теме: «Китай в мировой экономике»


Работу выполнил студент

Осипов А.С.

Группа 4-1И

ЦДО г. Орел

Замечания по работе

Работу проверила

_________



Отметка о зачете_________________ дата «____» ________________200__г.
Подпись преподавателя ______________

г. Орел, 2010г.



Содержание


Введение

3

Глава 1. Китай в глобальной экономике

5

1.1. Ресурсы и возможности

6

1.2. Синергия Большого Китая

10

^ Глава 2. Путь в Америку

12

2.1. И числом, и уменьем

16

2.2. Фабрика мира

19

2.3. Рабочие места

23

Заключение

25

Список литературы

30



Введение
Экономисты и авторы редакционных статей зачастую представляют ситуацию в Китае как еще один пример бурного развития экономической системы, ставя его в один ряд с развитием экономики Японии и азиатских «тигров» (Южной Кореи, Сингапура, Тайваня и Гонконга), к которым вскоре присоединится Индия. В этом есть свой резон, но все же подъем китайской экономики имеет больше общего с картиной, которая наблюдалась столетие назад в США, чем с развитием его современных предшественников и последователей.

Процессы, происходящие в экономике Китая, на протяжении нескольких последних десятилетий привлекают к себе внимание специалистов и широкой мировой общественности. «Мы внимательно следим за экономическим развитием вашей страны и восхищаемся вашими успехами», – заявил в ходе своего визита в Китай Президент России Владимир Путин, обращаясь к председателю КНР Ху Цзиньтао. И это действительно так. Достижения, демонстрируемые китайским народом в переустройстве страны, не могут никого оставить равнодушными. А кое-кого они даже пугают. Так, газета «Financial times» писала в 2004 году: «Мы все еще боимся Китая. Разумеется, он представляет уже не такую опасность, как раньше. Сейчас Китай опасен как располагающий дешевой рабочей силой конкурент, лишающий нас рабочих мест и доли рынков... В глазах слишком многих Китай остается угрозой»[15, c. 16]. Однако и недруги Китая вынуждены признавать, что перемены, происходящие в этой стране, поразительны.

Анализируя развитие китайской экономики, большинство экспертов считают, что ее достижения стали возможны благодаря, прежде всего стабильности и планомерному развитию страны, умелой инвестиционной политике Пекина. При этом на первое место они выводят верховенство авторитарного режима. Как известно, экономические реформы в стране 

подрывают жизнь миллионов людей и поэтому зачастую непопулярны. И если бы Китай был демократическим государством, то там, вероятно, возникло бы движение, оппозиционное реформам. Но страной правит авторитарный режим, и это обстоятельство позволяет ему быстро осуществлять радикальные изменения и добиваться ошеломляющих результатов.

Мы являемся свидетелями непрерывного и стремительного становления будущей мировой державы, обладающей огромнейшими ресурсами, амбициозными запросами, сильными рыночными позициями и всеми финансовыми и технологическими средствами хорошо развитой диаспоры, которой присуща экономическая смекалка. Развивающийся Китай будет оказывать мощное влияние как на развитые, так и на развивающиеся страны, вынуждая их разрабатывать соответствующие стратегии и ответные действия.

«Нарушения», ванные подъемом экономики Китая, носят не временный и цикличный характер, а представляют собой фундаментальную реструктуризацию глобальной бизнес – системы и продуманную перестановку главных сил. Формируется новая деловая среда, с новыми нормами конкуренции в сфере бизнеса, другими условиями занятости иными моделями потребления – среда, которая изменит линии политических, экономических и социальных фронтов и бросит новый вызов нациям, компаниям и каждому из нас»[15, c. 21].



Глава 1. Китай в глобальной экономике

Если исходить из покупательной способности, Китай уже является второй по размеру мировой экономической системой. Ожидается, что Китай, развиваясь намного быстрее, чем любая другая крупная нация, в течение двух десятилетий опередит Соединенные Штаты, став крупнейшей мировой экономической системой. Некоторые эксперты считают данные о росте китайской экономики завышенными, но, далее если не принимать во внимание, как они предлагают, рост ВВП, составляющий 7-8%, темпы экономического развития Китая все равно остаются самыми высокими на протяжении уже довольно длительного времени как в отношении развивающихся, так и в отношении развитых стран. Другие, основываясь на таких показателях, как потребление энергии, утверждают, что темпы экономического роста Китая на самом деле превышают официальные данные. В то время как экономика страны сталкивается с серьезными проблемами, например разваливающейся банковской системой, неразвитым сектором услуг, значительной угрозой лишения привилегий, подобные трудности могут лишь замедлить, но не остановить ее бурное развитие.

Во многих отраслях промышленности, особенно в трудоемких, Китай уже сейчас является доминирующим мировым игроком. Заводы, расположенные в стране, производят 70% мирового объема игрушек, 60% велосипедов, 50% обуви и треть чемоданов. Если говорить об этой категории продукции, на полках магазинов редко можно обнаружить товары не китайского производства. В некоторых категориях, таких как текстиль и одежда, доля Китая ограничивается квотой и тарифами, которые будут сняты после вхождения страны во Всемирную торговую организацию и окончания срока действия международных санкций в сфере торговли. Китай, однако, не удовлетворяется ролью производителя, использующего простые трудоемкие технологии. Страна уже занимает активную позицию в тех сферах производства, где технологии играют важную роль и труд не является 

доминирующим фактором стоимости. Здесь производится половина мирового объема микроволновых печей, треть телевизоров и кондиционеров, четвертая часть стиральных машин и пятая часть холодильников. Эта продукция представляет наиболее быстрорастущий сегмент экспорта страны. Производители в других странах во все большей степени полагаются на детали и узлы китайского производства в целях поддержа

ния конкурентоспособности»[1, c. 6].

В отличие от Японии и Кореи, по мере движения вперед Китай не от

кажется от трудоемкого сектора. Напротив, страна будет использовать свою доминирующую позицию в трудоемких отраслях, требующих применения технологий среднего уровня, для финансирования прорыва в сферу наукоемких отраслей, которым принадлежит будущее. Именно это обстоятельство обеспечит прорыв Китая в ряды ведущих экономических держав и позволит бросить беспрецедентный вызов своим конкурентам. Внешняя политика страны принимает все более напористый характер, и Китай намерен превратить свой возрастающий экономический потенциал и геополитическую силу, противопоставив свою мощь тому, что, с его точки зрения, является мировой гегемонией Америки. В то же самое темя Китай, подобно другим нациям, будет использовать возрастающее политическое влияние в собственных экономических интересах.

^ 1.1. Ресурсы и возможности

Ресурсы, которыми обладает Китай, зачастую недооцениваются или оцениваются неверно. То, что население страны достигает 1,3 млрд. человек, звучит как набивший оскомину факт, пока не задумаешься о всех вытекающих из этого последствиях. Зарубежные компании годами грезили о том, чтобы обеспечить зубными щетками все население Поднебесной. Возникнув в начале восьмидесятых, эта идея воспринималась как иллюзия и символ корпоративной утопии, которая постепенно становится реальностью, 

даже ограничиваясь рамками регионов и категориями продукции. Китай уже сегодня является крупнейшим рынком сбыта самолетов и американских производителей станков, а автомобильный рынок страны - один из самых многообещающих в мире. (Китай на сегодняшний день является крупнейшим рынком продукции компании Volkswagen, опережающим по объему продаж американских производителей) »[5, c. 32].

Привлекательность внутреннего рынка Китая наделяет страну огромной рыночной властью, козырем, которым до этого не обладали ни Япония, ни Южная Корея. Притягательность внутреннего рынка позволяет Китаю выдвигать требование передачи технологий как обязательное условие сотрудничества с иностранными инвесторами, которые идут на немыслимые уступки. В сфере автомобильной промышленности такие зарубежные компании, как General Motors, дали свое согласие на создание опытно-конструкторских центров, масштабы которых беспрецедентны для развивающихся рынков. Эти производители не только согласились на передачу технологий, что, вероятно, составляет часть их основных обязательств, но допускают их использование в среде, которая практически не обеспечивает защиту авторских прав. Причем допускают возникновение невиданных ранее альянсов: Китай является единственной страной в мире, где национальные производители автомобилей создают предприятия с участием капиталов конкурирующих зарубежных партнеров, что обеспечивает возможность перенять лучшее от обеих сторон и в результате приобрести знания, которыми не обладает ни одна из них. Целью является образование китайских мультинациональных компаний, которые займут свою нишу в мировой экономике и добьются того же успеха, что и Тоуоta, Sопу и Sаmsung, но в гораздо более короткие сроки.

Размеры Китая также означают огромный резерв трудовых ресурсов, который является не только неисчерпаемым источником низкооплачиваемой рабочей силы, но также включает в себя огромное и непрерывно возрастающее число инженеров, ученых и высококвалифицированных 

технических работников. Многие из них трудятся в финансируемых правительством научно-исследовательских и опытно-конструкторских учреждениях или же в технологических центрах зарубежных мультинациональных корпораций, количество которых заметно увеличивается. Сосуществование дешевой рабочей силы и увеличивающийся избыток квалифицированного персонала позволяет игнорировать общепринятое предположение о том, что в основе национальной конкурентоспособности лежит либо первый, либо второй фактор, и поддерживает политику страны, направленную на сохранение доминирующих позиций в трудоемких отраслях производства при вхождении в область интенсивных технологий.

Масштабы и темпы модернизации системы образования Китая в значительной степени превосходят усилия, предпринятые его конкурентами. Даже сегодня образовательная система Японии остается замкнутой и в основном невосприимчивой к влиянию извне, так же как и к переменам в целом, что японцы воспринимают как серьезное препятствие в стремлении к прогрессу в сфере экономики и роста знаний. Корейские университеты, будучи более открытыми, чем японские, только недавно начали активно привлекать к сотрудничеству зарубежных преподавателей, хотя уже на протяжении многих лет нанимают на работу корейских граждан, получивших образование за рубежом. Китайским высшим учебным заведениям от

крытость присуща еще в большей степени, и, по крайней мере, элитные за ведения демонстрируют не только готовность, но и энтузиазм в отношении освоения учебных программ и других перемен. Ведущие китайские университеты стремятся к модернизации своей инфраструктуры и повышению профессионального уровня, создавая альянсы с западными университетами и компаниями, активно привлекая профессорско-преподавательский состав, получивший образование за рубежом.

Активно развивая собственную систему образования, Китай, помимо этого, возлагает надежды на приток своих студентов, которые неизбежно 

вернутся в страну из зарубежных стран. Китайские студенты в настоящее время представляют собой самый многочисленный контингент иностранных студентов в Соединенных Штатах. Согласно данным Института международного образования, более 64 000 студентов из материкового Китая обучались в США в 2002-2003 годах. В том же учебном году Соединенные Штаты также приняли более 8 000 студентов из Гонконга и свыше 28 000 из Тайваня, что в целом превысило цифру в 100 000. Помимо других стран, китайские студенты также получают образование в Европе, Австралии и Японии. Правительство Китая прикладывает все больше усилий к тому, чтобы вернуть самых талантливых и ярких выпускников на родину, обещая «зарубежные» условия работы и участие в самых заманчивых проектах. Но даже без дополнительного стимулирования со стороны государства в страну возвращаются студенты, ученые и руководящие кадры, которых привлекает изобилие возможностей, предлагаемых бурным экономическим ростом. Возвращающиеся специалисты привозят с собой не только багаж академических знаний, но и то, в чем так нуждается современный Китай, - навыки и опыт практической работы»[13, c. 46].

Другим важным источником технологических, научных и управленческих знаний являются экономики Тайваня и Гонконга. Отчасти подталкиваемые «младшими» китайскими коллегами, дышащими им в затылок, обе территории, не говоря уже о Сингапуре, вкладывают значительные средства в модернизацию своих образовательных систем на протяжении двух последних десятилетий. Гонконг сегодня может гордиться восемью университетами, в то время как в конце семидесятых их было только три. Эти университеты, а некоторые из них являются учебными заведениями мирового класса, играют ведущую роль в совершенствовании инфраструктуры трудовых ресурсов Китая. В них обучается все больше студентов с материка, и многие из местных выпускников впоследствии напрямую или косвенно сотрудничают с материковыми предприятиями»[10, c. 57].



Итак, Китаю предстоит пройти еще долгий путь, пока он не преодолеет основные слабые стороны своей экономической системы, такие как отсутствие развитого сектора услуг, поддерживающего производственную базу, в который стоит направить избыточный персонал, банковская система, которой осталось немного до окончательного развала, а также ограниченная способность генерировать технологические инновации. Однако, исходя из прошлого опыта, можно с уверенностью сказать, что Китай преодолеет все эти трудности, становясь еще сильнее по мере решения насущных проблем. Главная сила Китая состоит в том, что он не одинок и, более того, является ядром дополняющих друг друга экономических систем, все в большей степени интегрирующихся в единую экономику Большого Китая.

^ 1.2. Синергия Большого Китая

В культурном, экономическом и геополитическом отношении Китай - это не только Китайская Народная Республика, но и Гонконг, предпринимательский центр, с 1997 года являющийся отдельной административной областью с собственной юрисдикцией, регулирующей торговлю и иностранные капиталовложения. Это и Тайвань, технологически развитый остров, который, несмотря на спорный политический статус (Китай считает Тайвань провинцией-предателем), принимает все более активное участие в экономической жизни Китая, и, возможно, еще в большей степени китайский Сингапур, который является центром разработки современных технологий и базой многих мультинациональных компаний. И, конечно же, китайская диаспора, члены которой составляют элиту делового мира Юго-Восточной Азии и занимают активную позицию в деловых кругах всего мира.

Соберите эти разные части китайской головоломки, и вы получите потенциал, не имеющий себе равных: трудовые ресурсы, которые не только являются крупнейшими в мире, но и объединяют большое количество ученых, инженеров и опытных руководителей; современную, 

быстроразвивающуюся технологическую инфраструктуру и лидирующую позицию в области новейших технологий (Тайвань - крупнейший производитель ноутбуков в мире); огромный капитал (сумма в 0,75 трлн. долларов экономики Китая, Тайваня, Гонконга и Сингапура находится в иностранных резервных фондах) и доминирующую позицию в торговле (гавань для контейнеров в Гонконге является одной из самых оживленных и современных в мире); главные базы и региональные штаб-квартиры многонациональных предприятий Азии (Шанхай, Гонконг и Сингапур); понимание мирового бизнеса (китайская диаспора) »[16].

Этим экономическим системам, которые все больше объединяются в единый комплекс (Сингапур вовлечен несколько в меньшей степени) и се более зависимыми от бизнеса материкового Китая, присущие синергические признаки капитала, навыков, знаний, человеческих ресурсов, которые могут обеспечить невиданные ранее в развивающихся странах масштабы и темпы развития. Объем продаж Большого Китая (КНР, Гонконг, Тайвань и Сингапур) составляет почти 1,4 трлн. долларов, уступая лишь Европейскому Союзу и Соединенным Штатам и в два раза превышая объем продаж Японии. В условиях мировой экономики, которая приобретает все более глобальный характер, этот объем закладывает основы мощного рыночного влияния, поскольку решения других стран - участников рынка по вопросам, связанным с торговлей и экономикой, обусловлены широким контекстом них интересами в сфере экспорта. Большой Китай становится центром еще более крупной и быстроразвивающейся экономики Азии: материковым Китай уже является самым крупным экспортным рынком Южной Кореи, в то время как Большой Китай представляет собой крупнейший рынок практически для всех остальных стран Азии.



Глава 2. Путь в Америку

В XIX веке слабый Китай был вынужден принять под давлением Запада целый ряд неравных и унизительных договоров, заставляющих страну открыть двери иностранной торговле. Одно из подобных соглашений было подписано с Соединенными Штатами, Проблема заключалась в той, что Запад, стремясь заполучить такие китайские товары, как чай и шелк, взамен мог предложить лишь немного того, что действительно интересовало бы китайцев (это часть истории о том, как англичане были вовлечены в торговлю опиумом). По прошествии почти двух веков торговля между бывшими соперниками процветает, и опять создается впечатление, что американцы больше заинтересованы в китайских товарах, чем китайцы в американских. Сегодня уже продавать товары стремится Китай, и находящиеся в американских и европейских портах товары китайского производства отнюдь не ограничиваются чаем и шелком.

Рис. 1. Торговый баланс Китая с США

На рис. 1. приведены графики, отображающие объем товаров и услуг, продаваемых Китаем Соединенным Штатам. Цифры относятся не только 

собственно к Китаю (Китайской Народной Республике, сокращенно КНР), но и к Большому Китаю (включая Гонконг, Тайвань и Макао, за исключением Сингапура). Приведенные данные свидетельствуют об усилении процесса интеграции экономических систем Китая и подтверждают обоснованность основной претензии со стороны U.S. China Business Council, американской торговой группы, в состав которой входят основные американские экспортеры товаров в Китай. Суть претензий заключается в том, что данные по КНР искажены, так как не учитывают роли Гонконга как перевалочного пункта. (То есть немалая часть экспорта из Китая идет через Гонконг, и большое количество товаров, экспортируемых США и предназначенных для материкового Китая, разгружается в Гонконге.) «Мы включаем услуги, потому что, в отличие от сферы продажи товаров, где наблюдается хронический дефицит, в области торговли услугами (перевозки и консультации) США располагают значительным активным балансом» »[15, c. 38].

Члены U.S. China Business Council также считают, что дефицит торговли США с Китаем искусственно завышен, поскольку Соединенные Штаты учитывают импорт и экспорт иным образом: импорт учитывается на условиях СИФ (включая стоимость, страхование и фрахт), а экспорт учитывается на условиях ФАС (франке вдоль борта судна). U.S. China Business Council утверждает, что перерасчет импорта и экспорта на условиях ФОБ (франко-борт) увеличил бы объем экспорта на 1% и уменьшил бы объем импорта на целых 10%»[15, c. 44]. Но даже в этом случае активное сальдо торгового баланса Китая с США осталось бы значительным, и с учетом уровня роста дефицита новые цифры отражали бы всего лишь данные за шесть месяцев. Более того, подобная корректировка показателей торговли США не изменила бы позиции Китая по отношению к другим американским торговцам. Оборонительная позиция U.S. China Business Council является разоблачающей и наводит на мысль о влиятельных лобби, «обрабатывающих». Китай, в число которых входят такие главные 

экспортеры китайского рынка, как Воеing, и компании, конкурентоспособность которых зависит от китайского импорта.

Отдельные составляющие дефицита, в частности китайский импорт в США, не менее важны, чем общие цифры торгового дефицита. Согласно данным подразделения внешней торговли Бюро переписи США, все четыре основные категории импортируемых из Китая в 2003 году товаров носили технологический характер: разнообразные промышленные изделия - 28,5 млрд. долларов (стоимость на условиях СИФ), оборудование для офисов и автоматической обработки данных - 24,3 млрд. долларов, телесвязь и оборудование для звукозаписи - 17,5 млрд. долларов, электрооборудование - 12,6 млрд. долларов. Такие трудоемкие категории, как одежда и обувь, занимают пятое и шестое места - 12,6 и 11,1 млрд. долларов соответственно, продолжая понижающуюся шкалу по категориям, но не по объему»[15, c. 56]. В 1999 году, к примеру, текстиль, одежда (вместе) и обувь занимали, соответственно, второе и третье места.

Мнения экономистов в отношении важности торгового баланса расходятся. Некоторые указывают на то, что торговый дефицит как часть валового внутреннего продукта чрезмерным не является, хотя и превышает условный предел, установленный на уровне 5%. Другие указывают на опасность увеличения доли американских финансовых обязательств, находящихся в руках иностранцев, что, если бы вера последних в американскую валюту пошатнулась, могло бы вызвать кризис доверия в Соединенных Штатах и дестабилизировать мировую экономику, в которой американский доллар остается основной резервной валютой. Общеизвестно, что торговля выгодна обоим партнерам. Некоторые полагают, что торговля выгодна даже тогда, когда она не является взаимной (к примеру, американским потребителям выгодна продажа дешевой китайской продукции). Экономическая точка зрения является слишком узкой для того, чтобы охватить сложность аспекта торговли, ее изменчивое влияние на различные регионы и отрасли, в особенности ее социальное, политическое и 

геополитическое влияние. Легко выступить с макроэкономическим утверждением - «свободная торговля выгодна нам всем», легко также выступить с заявлением о «торговле на основе взаимной выгоды», которое зачастую носит политический характер. Гораздо сложнее точно определить параметры этой взаимной выгоды, уст; повить, кто играет честно в новой игре, либо отобрать победителей (и проигравших). Игра в Китае может поменять местами все три категории»[11, c. 78]. Почему Соединенные Штаты наиболее уязвимы (хотя есть мнение, что США извлекают наибольшую выгоду) по отношению к импорту Китая? В отличие от Японии, которая на протяжении десятилетий поддерживал активный торговый баланс с внешним миром, Китай в мировой торговле достиг лишь незначительного активного сальдо, и в последнее время объемы импорта растут гораздо быстрее объемов экспорта. В то время как активный торговый баланс страны возрос до 11,5 млрд. долларов в январе 2004 года, общий торговый баланс Китая за февраль того же год; увеличился до 8 млрд. долларов (баланс пассивен). Это означает, что дела других торговых партнеров обстоят довольно неплохо и в торговле с Поднебесной они поддерживают более низкий уровень дефицита (Европейский Союз) либо значительное активное сальдо (Азия). (В 2002 году активное сальдо Китая с ЕС приблизилось к 50 млрд. евро, причем баланс является активным со всеми странами Евросоюза, за исключением Австрии и Финляндии.)

^ 2.1. И числом, и уменьем

Давление Китая на рынки США будет только усиливаться. Компании, которые до сих пор сомневались по поводу перемещения производства в страну из-за соглашений с профессиональными союзами или страха отрицательной реакции потребителей сейчас понимают: если они хотят остаться в бизнесе, подобное решение может быть единственно правильным. Компании, первоначально защищенные от китайской конкуренции высокими 

транспортными расходами, оказываются на линии огня, поскольку для китайской стороны эти расходы снижаются, а производительность возрастает. Другие следуют за своими промышленными клиентами, которые переехали в Китай и которым необходимы поставщики и услуги именно там. Даже компании, обслуживающие военно-промышленный комплекс США, сейчас осознают, что выбор не велик, хотя настойчиво пытаются сохранить основное производство в своей стране. Вслед за этим консультанты и другой обслуживающий персонал, обеспечивающие поддержку основного производства, приходят к выводу, что Китай, как и некоторые другие страны с дешевой рабочей силой, является хорошей базой для поддержки производства, расположенного за рубежом.

«Огромный объем хорошо известных товаров китайского производства, импортируемых в Соединенные Штаты, вряд ли сократится», - писал Даниэль Вебстер, государственный секретарь в администрации Джона Тайлера, в 1843 году»[8, c. 97]. В конце концов, импорт, конечно, сократился. В то время как цитата служит лишь напоминанием о несовершенстве прогнозов, показатели на сегодняшний день свидетельствуют о том, что поток китайского экспорта будет только расти. И захлестнет не только берега Америки. В настоящее время торговый дефицит между ЕС и Китаем составляет примерно 45 млрд., но импорт из Китая составляет лишь 1,8% всего импорта (включая страны ЕС) и половину объема японского импорта (данные 2002 г.)»[16]. По мере роста объемов китайского экспорта, особенно в той ситуации, когда под угрозой окажутся отрасли промышленности Европы, имеющие стратегическое и политическое значение, например автомобилестроение, настроения могут измениться, хотя и останутся на втором плане, пока европейский экспорт будет значительным, а дефицит более влиятельных стран, таких как Германия, сравнительно небольшим. Япония, опасения которой по поводу бурного развития Китая также месят геополитический характер, особенно уязвима в данной ситуации, поскольку ее конкурентное преимущество заключается в производстве, экономика находится в состоянии 

застоя в течение десятилетия, и руководство страны и корпорации в некоторой степени утратили способность реагировать на изменения в мировой экономике. Экспорт Японии в Китай, как и экспорт США, составляет около половины импорта, причем львиной его долей являются товары, производимые японскими компаниями в Китае. Подобная тенденция наблюдается и на рынке Соединенных Штатов. Однако в отличие от США Китай является единственной крупной экономической системой, с которой Япония имеет значительный дефицит торгового баланса (уровень экспорта Японии в США почти в два раза превышает уровень импорта), что несколько смягчает последствия подобной ситуации. И, находясь в большей зависимости от торговли, чем США и Китай, Япония вряд ли сможет достойно противостоять системе свободной торговли.

В то время как развитые страны тешат себя надеждой (совершенно напрасно), что Китай угрожает лишь только трудоемкой сфере их экономическим систем, развивающиеся страны не могут позволить себе подобную роскошь. Развивающимся странам приходится бороться за долларовые инвестиции развитых стран, и они с трепетом наблюдают, как иностранные инвесторы сворачивают операции на собственных рынках и переносят производство в Китай. Его приоритет - более низкий уровень затрат на рабочую силу, современная инфраструктура, эффект масштаба и интеграция - достаточен для того, чтобы затмить подобные преимущества таких стран, как Мексика, которая опиралась па выгодное географическое положение и преимущества Североамериканского соглашения о свободной торговле (МАРТА) как на своего рода страховой полис на рынке США. Сейчас они понимают, что выплаты по этому полису не гарантированы.

Для формирующейся и развивающейся экономики Азии влияние Китая является не столь однозначным. Несмотря на то, что азиатские страны продолжают терять иностранные инвестиции в пользу своего влиятельного соседа, страна становится катализатором роста для целого региона и дополняет, если не заменяет, рынки развитых стран. (Например, Китай в 

настоящее время является крупнейшим внешним рынком Южной Кореи, вытеснив с этой позиции США). За исключением Японии, большая часть азиатских стран имеет активное сальдо торгового баланса с Китаем и, таким образом, не рассматривает китайский импорт как непосредственную экономическую угрозу. Тем не менее, бурное развитие экономики Китая заставляет беспокоиться азиатские страны, поскольку некоторые из них лишь ненамного опередили его в своем экономическом развитии и, следовательно, довольно уязвимы в данной ситуации. Кроме того, определенные круги серьезно обеспокоены действиями деловой китайской элиты, особенно в мусульманских странах Индонезии и Малайзии. Существует также и опасение, что в результате экономического подъема выиграет лишь китайская элита, в то время как большинству населения придется удовлетвориться низкооплачиваемой работой на производствах, перенесенных в Китай. Наконец, азиатские страны обеспокоены изменением геополитической ситуации: после Второй Мировой Войны под подозрением находилась Япония, основанием для чего служили некоторые аспекты политики довоенного и военного периодов, но Япония не обладала достаточной военной мощью и к тому же была близким союзником США. Китай же, несмотря на то, что его политика исторически не носила экспан

сионистский характер, до сих пор остается коммунистической страной с самой многочисленной действующей армией в мире и амбициозными геополитическими устремлениями.

Влияние КНР повлечет за собой многочисленные последствия мирового масштаба: повышение цен на энергоносители и предметы широкого потребления, которые поглощает быстроразвивающаяся китайская экономика, необходимость «дислокации» рабочей силы в регионы и отрасли, неспособные к конкуренции или реструктуризации, волны эмигрантов из Центральной Америки и других стран вследствие развала традиционных для них трудоемких производств и в результате - 

новый геополитический порядок, в котором Китай будет занимать одну из ведущих позиций.

^ 2.2. Фабрика мира

Возьмите в руки любую игрушку, и вы наверняка обнаружите ярлык «Сделано в Китае». Это не удивительно. Китай производит семь из десяти традиционных игрушек, которые продаются в мире. Казалось бы, это не вызывает беспокойства Соединенных Штатов, которые уже давно уступили производство игрушек другим странам, таким как Южная Корея, Гонконг и Тайвань, и которые, в свою очередь, вынуждены теперь соперничать с новым конкурентом - Китаем. Американские гиганты в производстве игрушек, остаются конкурентоспособными благодаря перемещению производства в экономически более выгодные регионы, сохраняя при этом дизайн, развитие производства и маркетинговые технологии под защитой могущественной торговой марки. Производство игрушек использует по большей части элементарные технологии, не является стратегическим и не имеет ничего общего с вопросами национальной безопасности. То же относится и к таким трудоемким отраслям промышленности, как производство текстиля, которые были свернуты в США, перенесены на другие рынки или для поддержки которых используется в основном труд иммигрантов.

Однако Китай занимается не только игрушками. Сегодня он является главным игроком в тех сферах производства, которые до сих нор существуют в Америке и Европе (например, массовое производство бытовой техники), причем детали китайского производителя широко используются конкурирующими компаниями. Следующим этапом будет заключение субдоговоров па весь производственный цикл под брендом зарубежных компаний, осуществляющих контроль за производством и маркетингом. При экспорте продукции обратно в страну почтенные 

компании из развитых стран столкнутся с конкурирующей продукцией нового племени китайских производителей, предлагаемой под их собственным брендом и в некоторых случаях созданной на американской «почве». Китай быстро занимает нишу в капиталоемких отраслях промышленности, таких как автомобилестроение, а также в отраслях, связанных с применением высоких технологий. Некоторые из них, к примеру, производство телевизоров с плоскими экранами, могут иметь стратегическое применение. На долю Большого Китая сегодня приходится более 8% мирового экспорта товаров, причем доля материкового Китая составляет более 6%, что может казаться незначительным, если не принимать во внимание кривую роста: в 1996 году эти цифры составляли менее 3%»[7, c. 116].

Перенос производства на территорию Китая обусловлен и значительными изменениями в глобальных цепочках поставок. На протяжении двух десятилетий наблюдается тенденция сокращения логистических затрат, что обусловлено технологическими достижениями и повышением уровня эффективности управления. В некоторых случаях эти затраты сократились на две трети по сравнению с уровнем десяти-двадцати лети ей давности. Соответственно понижается стоимость импорта готовых товаров и комплектующих, которые перевозятся в Китай и обратно в США (хотя увеличение объемов повлияло на повышение цены перевозки из Китая). Снижение затрат связано также с сокращением периода времени между размещением заказа и его изготовлением - чрезвычайно важным фактором при изготовлении продукции по индивидуальному заказу, например, при производстве мебели, которая является одной из наиболее быстрорастущих категорий импорта с пометкой «Сделано в Китае». Импорт мебели и постельных принадлежностей китайского производства в США превышает 10 млрд. долларов, причем всего лишь два года назад эта цифра составляла менее 4 млрд. Китай до сих пор в меньшей степени зависит от экспорта, чем многие другие страны в Азии (Малайзия) и за ее 

пределами (Бельгия). Однако зависимость эта растет, и кампания по увеличению экспорта нужна для финансирования растущих объемов импорта средств производства и производственных затрат, а также для предотвращения социальных и политических потрясений, вызываемых безработицей. Китаю необходимо позаботиться не только о рабочих местах для огромной когорты молодых людей, но и обеспечить работой многомиллионную армию трудящихся, все еще занятых на убыточных государственных предприятиях, и 100-200 млн. сельского населения, которые отправились в город в поисках работы и первыми пострадают в результате серьезного экономического спада. Недовольное крестьянство на протяжении всей истории Китая оставалось основным фактором социальной нестабильности, и экономическое благополучие приобретает особое значение в условиях режима, отходящего от своей идеологической базы и делающего основную ставку на экономическое процветание и стремление к национальной независимости как единственные источники своей легитимности.

Учитывая масштабы экономики страны, растущее влияние и господство на многих товарных рынках, можно говорить о том, что продолжение кампании по увеличению экспорта приведет к освоению рынков, на которые раньше товары дифференцировались в основном по бренду и репутации производителя. Имея дело с Китаем, который является лидером в сфере низких затрат, зарубежным производителям придется устанавливать цены либо на уровне «ценового лимита» Китая, либо ниже этого уровня, в основе которого лежит не только дешевая рабочая сила и субсидии, но и массовая фальсификация и пиратство, позволяющие избежать затрат на разработку продукции. Это не оставляет производителям развитых стран большого выбора. Первый вариант заключается в приобретении большого количества, если не всех, комплектующих и узлов китайского производства, что позволит снизить стоимость конечной продукции до конкурентоспособного уровня. Эта 

тенденция набирает обороты полным ходом, и американские производители автомобилей вкладывают миллиарды долларов в производство запасных частей в Китае. Второй вариант заключается в переносе производства в Китай, что обеспечит дальнейшее сокращение затрат и вход на китайский рынок. Третий вариант состоит в том, чтобы найти другую производственную базу, такую как Индия или Малайзия, где цены будут такими же или ниже. Но эти страны редко могут предложить все преимущества производственной базы, расположенной в Китае. Четвертый вариант- автоматизация производства или повышение производительности другим способом, но, что касается производства традиционных товаров, все очевидные затраты, как правило, уже оптимизированы. Причем после ухода с рынка основных поддерживающих отраслей уровень доходов, связанных с повышением производительности, повысить или даже поддерживать будет крайне трудно. Наконец, можно переключиться с «начального» уровня производства, отличающегося высоким уровнем конкуренции, на производство, требующее применения более сложных технологий, но тут придется убедиться в том, что эта идея пришла в голову не только нам. Или же можно выйти с рынка всем одновременно и вложить ресурсы в реализацию более обещающей идеи»[6, c. 25].

^ 2.3. Рабочие места

Работники, занятые в трудоемких отраслях, где затраты на рабочую силу представляют значительную часть себестоимости продукции, безусловно являются основным, фактором, обеспечивающим конкурентоспособность Китая в данной сфере. В таких отраслях, как производство текстиля и одежды, в основном используется труд иммигрантов из Мексики, Африки и стран Карибского бассейна, оплачиваемый по низким или минимальным ставкам, но и эта оплата не 

может конкурировать с оплатой, которая едва превышает 50 центов в час. За исключением Бангладеш, Вьетнама ч нескольких других стран, с подобным уровнем оплаты труда не могут конкурировать даже развивающиеся экономические системы, особенно в сочетании с более высокой продуктивностью и преимуществами инфраструктуры Китая. Американские производители текстиля, одежды и другой подобной продукции до настоящего момента были защищены международными соглашениями об установлении квот и прочими тарифами, срок действия которых подходит к концу. Низкий уровень затрат на транспортировку, быстрая доставка, способность мгновенно реагировать на изменения предпочтений клиентов больше не являются достаточной защит ой от китайской конкуренции даже в сочетании с политическим давлением со стороны выборных должностных лиц в регионах, которых затронула данная проблема (Каролина) »[4, c. 84].

Влияние данного фактора не ограничится трудоемкими сферами производства. По мере развития технологий в стране соответствующий труд будет оплачиваться выше, и требовать более высокого уровня знаний. В производственном секторе под особой угрозой находится сфера канцелярской деятельности, начиная от работы бухгалтера и заканчивая деятельностью операционных отделов, а также сфера услуг, в частности страхование и банковское дело. Хотя в отношении последнего, наряду с программным обеспечением, угроза в настоящее время в большей степени исходит от других стран, начиная с Индии и заканчивая Ирландией. Китай также является одним из факторов, влияющих на ситуацию: одной из причин, давшей импульс развитию отрасли программного обеспечения Индии, является ее глобальное соперничество с Китаем в дайной сфере. Правда, и здесь возможно увеличение влияния Китая по мере модернизации его системы образования.

Китайский рынок также создает многочисленные рабочие места в тех отраслях, которые экспортируют товары и услуги. Страна является самым 

быстрорастущим экспортным рынком США. Однако величина и природа внешнеторгового дефицита США с Китаем свидетельствует о том, что количество рабочих мест, созданное здесь для обеспечения экспорта в США, во много раз превосходит число рабочих мест, появившихся в США в связи с экспортом в Китай. Более того, убытки и прибыль, связанные с созданием рабочих мест, возникают в различных регионах, отраслях, секторах и типах компаний. В этом раунде торговой игры воздействие, носящее изменяющийся характер, закладывает основу конфликта и несовпадения интересов победителей и побежденных.



Заключение

В США, как и в других странах, Китай помог создать нечто, напоминающее рай для покупателей. Во многих отраслях, в которых КНР занимает доминирующие позиции, таких как производство наручных часов и велосипедов, произошло беспрецедентное падение цен на продукцию. Хорошие новости для потребителей. Широкое производство товаров, ранее производимых только определенными брендами, привело на рынок покупателей, которые прежде не могли позволить себе приобрести подобные товары и позволило другим начать тратить определенную часть чистого дохода на товары и услуги более высокого уровня или широкого ассортимента, включая продукцию отечественного производства. В то же время поток китайского импорта оказывает огромное давление на производителей, полагающихся на влияние репутации бренда и страны-изготовителя (итальянские изделия из кожи), особенно это касается производителей товаров, не относящихся к категории предметов роскоши, которые уже пострадали от экспансии крупных фирм, торгующих по сниженным ценам.

Рост числа китайских товаров на полках американских магазинов тесно связан с подъемом дискаунтеров, для которых продукция китайского производства все в большей степени становится краеугольным камнем стратегии предложения широкого ассортимента товаров по наиболее низким ценам. Сотрудничество помогает укрепить позицию крупнейшего розничного торговца в мире, одновременно обеспечивая китайские компании заказами, масштаб которых является важнейшим фактором фи массовом производстве товаров. Подъем экономики Китая может иметь более серьезные последствия для американского потребителя и по мере дальнейшего развития оказывать влияние на социальную и политическую ситуацию в стране. До сих пор оставались без внимания жалобы работников, занятых в сфере производства, о том, что приобретение 

импортных товаров отрицательно влияет на их заработок и, следовательно, заработок других американцев, продукцию которых они не смогут приобрести, потеряв работу. Пока экономика могла достаточно быстро восстанавливаться и создавать рабочие места, было легко игнорировать подобные негативные настроения, указывал на преимущества системы открытой торговли, позволяющей создавать новые рабочие места и увеличивать благосостояние. В данный же момент наблюдается в лучшем случае непредвиденная задержка в создании рабочих мест, а в худшем - структурные изменения, ограничивающие возможность их создания. Программы, разработанные с целью урегулирования ситуации, в которой оказались несущие убытки торговцы, оказывают влияние на изменение атмосферы даже с учетом того, что положение в торговле является всего лишь одним из факторов, обусловливающим сокращение рабочих мест. Политики начинают прислушиваться к новым настроениям, так же как и потребители.

Вызов, брошенный Китаем, столь значителен, что может изменить по

купательский баланс, вызвав полемику на тему «покупайте американские товары». Это может в корне изменить предпочтения при совершении покупки, заменив соотношение стоимости и репутации соображениями относительно сохранения рабочих мест, которые будут иметь первостепенное значение. Считается, что американские потребители предпочитают зарубежные бренды, что служит одним из объяснений огромного торгового дефицита. Потребители готовы платить сверху за европейские и японские бренды, качество товаров которых, как им кажется, вполне сопоставимо с качеством, предлагаемым американскими производителями. (Обратите внимание, например, на более высокую цену, которую потребители платят за продукцию Тоуоta по сравнению с автомобилями GМ, которые сходят с конвейера завода одного и того же совместного предприятия). Помня недавнее понижение спроса на французские вина, последовавшее за войной в Ираке, американские 

потребители не потеряли способности связывать свои предпочтения при совершении покупок с геополитическими, враждебными настроениями и другими «нерациональными» соображениями. И эти соображения все еще могут занять центральное место на потребительском рынке, где господствует жесточайшая конкуренция.

Подъем Китая бросит вызов тому, что принято считать здравым смыслом, и заставит пересмотреть старые понятия и убеждения, уходящие корнями в события прошлого. Как можно классифицировать страну, управляемую коммунистическим режимом, где доля ВВП, принадлежащая государству, вдвое меньше, чем в США? Экономику, привлекающую крупнейшие в истории зарубежные инвестиции без обеспечения соответствующей защиты прав на интеллектуальную собственность? Страну с высокими ставками по депозитам, но крайне нерационально использующую инвестиционный капитал? Обладающую наиболее конкурентоспособными рынками и патерналистской системой распределения субсидий? Стабилизирующую силу на мировой политической арене, которая угрожает силой вернуть Тайвань, считая его провинцией-предателем? Китай бросит вызов этим и многим другим дихотомиям, которые мы привыкли воспринимать как само собой разумеющееся. Китай может изменить экономический, социальный и политический ландшафт Соединенных Штатов и других стран. Что касается влияния, оказываемого КНР на США, в настоящее время можно отметить следующие аспекты:

- Обостряющиеся разногласия между отраслями экономики и компаниями США, которые получают основные привилегии от увеличивающихся объемов торговых операций и инвестиций, и теми, кто рассматривает себя как жертву экономического подъема Китая. К первой группе относятся мультинациональные корпорации, активно сотрудничающие с китайской стороной, ко второй - компании, которые не могут инвестировать средства в китайскую экономику, сворачивая операции на внутреннем рынке; к их числу относится множество мелких и средних 

компаний. Эти две группы займут противоположные позиции в вопросах торговли и протекционизма и могу, на основе своих торговых программ, объединиться с двумя политическими партиями.

- Гарантия занятости вновь достигается в основном в процессе переговоров между работодателем и работником. Не исключено также, что придется отказаться от наблюдавшейся в течение последнего десятилетия тенденции объединения в профессиональные союзы. Чувство уязвимости, захлестнувшее секторы, которые до настоящего момента считали себя надежно защищенными от потери рабочих мест вследствие оттока рабочей силы за границу, может подтолкнуть к объединению высококвалифицированных работников, обладающих высоким уровнем знаний, и привести к значительным изменениям в структуре профсоюзного движения и его деятельности.

- Наблюдается резкий сдвиг в сторону протекционизма, невиданный уже почти 70 лет, который включает не только давление в отношении установления временных тарифов, но и требование перезаключения торговых договоров и изменения роли международных институтов, особенно ВТО. По мере роста опасений в отношении того, что США не станут победителем в идущей торговой игре, угроза протекционизма и нанесения значительного ущерба глобальной экономике становится все более реальной.

- Прения сторонников «рациональной экономики» и «ярого протекционизма» исчерпали себя. В то время как преимущества свободной торговли очевидны, этого нельзя сказать о долгосрочных реалиях экономики, лишенной производственной базы, основой которой является предоставление услуг. То же самое справедливо и в отношении предположения о том, что экономика США может процветать, продолжая выступать в роли глобального новатора и концентрируя усилия на развитии видов экономической деятельности, имеющих дополнительную ценность, в мире, где большинство наций стремятся к проведению той же политики, 

инвестируя в это значительные средства. Это же верно и в отношении убеждения в том, что Соединенные Штаты однозначно могут поглотить объем мировой продукции, оплачиваемый активами США.

Для компаний, сотрудников и потребителей вопрос заключается не в том, когда придет Китай и придет ли он вообще, поскольку это уже свершилось. Вопрос в том, как подготовиться к условиям новой экономики. В процессе формирования нового геополитического порядка возникают новые экономические реалии. При проведении любых параллелей многовековая история Китая свидетельствует о том, что эта страна пойдет своим путем, и, если история является путеводной нитью, Китай будет стремиться к достижению выдающегося положения, причем, весьма определенного.

Итак, к чему же мы пришли? Во-первых, налицо тревожащие перспективы торговой войны. В эпоху глобальной взаимозависимости протекционизм представляет собой грубую ошибку, чреватую для всех самыми печальными последствиями. Именно к этому мы придем, если будем продолжать придерживаться старых клише и ложных аналогий - подобно тем, кто считает происходящий в настоящее время сдвиг от производства к услугам повторением перехода от сельскохозяйственного производства к промышленному столетие назад и будет упорствовать, пока не упрется в стену реальности. Во-вторых, мы разделяем ответственность за сохранение восприятия справедливости, составляющей суть американского духа. Если мы не сможем определить и поддержать проигравших в этом раунде торговой игры, вера в равные возможности для всех может быть подорвана, а вместе с ней и готовность широких масс активно участвовать в жизни государства, что делает Америку такой, какова она есть сегодня, местом, где процветает открытость и новаторство и каждый испытывает чувство причастности к общему делу. Задача состоит в том, как это осуществить, не посягая на надежды и мечты других участников мировой экономической системы - как в пределах страны, так и за рубежом. Пока мы продолжаем 

искать золотую середину, самый насущный вопрос для компаний и частных лиц заключается не в том, как остановить поток китайского импорта, а в том, как сохранить конкурентоспособность на заре китайской эры.



Список литературы

  1. Бергер Я., Михеев В. Китай: социальные вызовы развитию// Общество и экономика. – 2005. - №1

  2. БИКИ. №121, 23 октября 2004 г

  3. БИКИ, №39, 7 апреля 2005 г.

  4. Гатина Г.Ф., Мерзликин В.А., Щукина Н.Н. Мировая экономика. М.: ИНФРА-М; Пермь: Перм. гос. техн. ун-т, 2001.

  5. Грачев Н. Деньги идут, но не во всякую зону //Дело. Восток+Запад. №4 2001

  6. Ломакин В.К. Мировая экономика: Учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Финансы, ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 735с.

  7. Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Под ред. проф. Е.Ф. Жукова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000.

  8. Раджабова З.К. Мировая экономика: Учебник для вузов Изд. 2-е, перераб., доп. М.: ИНФРА-М, 2001.

  9. Энциклопедический словарь. М.: Российская энциклопедия, 2001.

  10. Стрыгин А.В. Мировая экономика. Учебник. М.: Экзамен, 2000.

  11. Фомичев В.И. Международная торговля: Учебник; 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2001.

  12. Чжунго цзинцзи неибао, 2004. 10 февраля

  13. Экономика и управление в зарубежных странах. Информ. бюлл. 2003. №1

  14. Экономика и управление в зарубежных странах. Информ. бюлл. 2003. №10

  15. Мажаров И.В. Научно-техническая программа КНР: взгляд в будущее //http://www.chinadata.khv.ru/scit_ma.htm

  16. Специальные экономические зоны Китая

http://www.nalogi.net/1997/199708_2.htm

  1. www.china.com/figures



Скачать файл (79.7 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru