Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Конспект лекции История государства и права России (2010) - файл 1.doc


Конспект лекции История государства и права России (2010)
скачать (1337.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1338kb.16.11.2011 02:06скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Реклама MarketGid:
Загрузка...
ТЕМА 11. БУРЖУАЗНЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

.

ТЕМА 11. БУРЖУАЗНЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

Вопросы:

1. Отмена крепостного права. Правовое положение и поземельное устройство крестьян по реформе 1861  - 2. Земская и городская реформы. Учреждение земств н органон го­родского самоуправления.

3. Военная реформа. Введение всесословной воинской повинности.

 

^ Отмена крепостного права. Правовое положение и поземельное устройство крестьян по реформе 1861

.

Отмена крепостного права. Правовое положение и поземельное устройство крестьян по реформе 1861

Со смертью Николая I в 1856 г. ушла в прошлое старая феодальная Россия. Наступила эпоха социально-политических и экономических пре­образований, в ходе которых Россия превратилась в одну из ведущих ка­питалистических держав мира. Преобразования происходили во время двух царствований: Александра Николаевича II (1856 1881) и Александра Александровича III (1881–1894).

Начало преобразованиям положила крестьянская реформа 1861 г., главным достижением которой явилась отмена крепостного права. Поме­щичьи крестьяне составляли менее половины крестьянского населения страны (23 млн.). Около 30 % их жили в 12 центральных нечерноземных губерниях и находились на оброке, главным образом, денежном. Они уже достаточно сильно были втянуты в рыночные отношения, занимались от­ходничеством (уходом в города на заработки). Свыше 22 % крепостных крестьян жило в центральных черноземных губерниях. Большинство их находилось на барщине и в гораздо большей степени, чем оброчные кре­стьяне, испытывало тяготы крепостного состояния. 18 % крестьян прожи­вало на основной части Украины, остальные – в Поволжье, в Новороссии (так назывались южные украинские губернии) и в Приуралье. Огромные территории Российской империи, такие как север, Сибирь, Прибалтика, западные губернии, или не знали вообще крепостничества или уже ликви­дировали его к этому времени. Здесь жили государственные крестьяне (26 млн.), считавшиеся лично свободными и платившие в казну оброчную по­дать.

Крестьянская реформа, как, впрочем, и, все остальные, проводилась по инициативе правительства, которое опиралось на довольно узкий круг чиновничьей бюрократии (либералов) и просвещенного дворянства. Ибо основная масса дворян не была заинтересована в отмене крепостного права.

Подготовка отмены крепостного права началась в январе 1857 г. и прошла несколько этапов. Поначалу ею занимался Секретный комитет по крестьянским делам, составленный из числа особо доверенных импера­тору Александру II лиц, под общим руководством шефа жандармов А.Ф. Орлова. Но вскоре подготовка реформы вышла за пределы секретного комитета, когда император привлек к работе местные дворянские силы. Были созданы губернские комитеты для выработки мер «по улучшению быта помещичьих крестьян», деятельность которых стала освещаться в печати. Приобрела гласность и работа правительственного комитета, ко­торый был переименован в Главный Комитет по крестьянскому делу, вер­ховным куратором которого оставался сам император.

В 1859 г. для сведения воедино проектов, созданных губернскими ко­митетами, и выработки общей платформы были созданы Редакционные Комиссии. Они проделали огромную работу, пытаясь объединить интере­сы разных групп помещиков, от откровенно крепостнических (в черно­земных губерниях) до радикально-буржуазных (в Нечерноземье), зависев­ших от разных причин: плодородия почвы, особенностей климата, близо­сти рынков сбыта и т.п.

В результате 19 февраля 1861 г. был подписан и 5 марта обнародован «Манифест об освобождении крестьян». Вместе с ним вышли «Общее по­ложение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» и ряд част­ных «положений», разъясняющих условия освобождения.

.

^ Правовое положение освобожденных крестьян

.

Правовое положение освобожденных крестьян

Отмена крепостного права объявлялась добровольным пожертвовани­ем дворянского сословия. Крестьяне становились лично свободными (юридическими лицами) и приобретали все гражданские права. Они пере­ходили в разряд свободных сельских обывателей с правом свободного вступления в брак, самостоятельного заключения договоров, ведения су­дебных дел, беспрепятственного занятия торговлей, промыслами, с пра­вом поступать в любые учебные заведения, на службу, записываться в гильдии, переходить на новое место жительства и т.д. Помещики совер­шенно теряли прежнее право продавать или дарить крестьян, переселять их по своему произволу и т.п.

Закон разрешал крестьянам иметь свои органы самоуправления. Это сельский сход, на котором могли решаться все вопросы хозяйственного значения. Сельское общество ( 20 ревизских душ) выбирало на сходах сро­ком на 3 года свои исполнительные органы: сельских старост и сборщиков податей. Сельские общества объединялись в волости, совпадавшие, как правило, с границами церковных приходов (от 300 до 2000 душ м.п. в каж­дой). На волостных сходах избирались волостные старшины, которые вместе с сельскими старостами составляли волостное правление.

Вместо юрисдикции помещиков учреждались волостные крестьянские суды. Судьи избирались на волостных сходах, заседали коллегиально (не менее 3-х), рассматривали дела с исками до 100 рублей и мелкие уголовные дела (драки, оскорбления, порчу, истребление имущества), за которые могли налагать наказания в виде небольших штрафов (до 1 рубля), обще­ственных работ и административного ареста до 2 суток.

Законов крестьяне не знали, и в судебной практике руководствовались обычаями, общественным мнением, здравым смыслом. Здесь царицей до­казательств была практичность, крестьянская сметка. Суды учитывали и полезность данного члена сельского общества: исправность в ведении хо­зяйства и уплате платежей, поведение в быту, отношения с членами семьи, соседями и т.п. Судебная реформа 1864 г. сохранила волостные суды, а при Александре III (с 1883 г.) роль их ещё более возросла, хотя они и были поставлены под контроль земских начальников. Земскими начальниками становились потомственные дворяне с высшим образованием, с опытом судейской работы. С этого времени волостные суды стали больше ориен­тироваться на закон, применение норм обычного права сократилось.

.

^ Поземельное устройство крестьян

.

Поземельное устройство крестьян

Реформа предполагала передачу в руки крестьян той части помещичь­ей земли, которая находилась в их обработке, но за выкуп. Выкупные сделки на землю между крестьянами и помещиками должны были совер­шаться «полюбовно» и утверждаться императором. В случае возникнове­ния разногласий дело улаживали мировые посредники, избранные из числа местных дворян. До оформления уставной грамоты и утверждения сделки крестьяне считались временнообязанными и могли использоваться в поме­щичьем хозяйстве. Помещики не должны были в одночасье лишиться ра­бочих рук.

Размеры крестьянских наделов определялись в зависимости от плодо­родия почвы, в связи с чем европейская часть страны была поделена на 3 категории: черноземную, нечерноземную и степную полосы, а те, в свою очередь, делились на местности. Для каждой местности определялся свой высший и низший душевой надел, то есть тот предел, выше которого нельзя было подняться и ниже которого нельзя было опуститься. Высший надел в разных местностях колебался от 2,75 до 12 десятин на мужскую душу, низший составлял 1/3 высшего. Если получалось, что средний дорефор­менный надел сельского общества превышал высшую норму, то от мир­ской общинной земли отрезались угодья в пользу помещика. Если же он не достигал низшей нормы, то крестьяне имели право на прирезку из по­мещичьих земель. В степной полосе, где земли было много, устанавливал­ся единый «указной» надел. При наличии полезных ископаемых или при малом количестве земли у помещика земля крестьянам выдавалась в дру­гом месте.

Дворовые люди объявлялись свободными без земли, а крепостные ра­бочие помещичьих фабрик и заводов переводились на оброк и получали право выкупа прежних своих усадеб и наделов.

 

Повинности временнообязанных крестьян. Повинности временнообязанных крестьян ограничивались законом. Отныне помещики не могли ис­пользовать крестьян по своей воле и желанию. Во-первых, повсеместно отменялись все натуральные сборы: ягодами, грибами, пряжей, продукта­ми сельского хозяйства и пр. Барщина и оброк сохранялись, но рассматри­вались как плата за отведенный земельный надел, размер которого опреде­лял и размер повинностей. Так, за высший душевой надел полагалась высшая душевая повинность в виде оброка от 8 до 12 рублей в год. Если надел сокращался, то сокращался и оброк, правда, не прямо пропорцио­нально, а в зависимости от местности. В нечерноземных местностях, где были хорошо развиты крестьянские промыслы, половина этой суммы па­дала на первую десятину надела, на вторую – 1/4 часть оброчной суммы, а последняя четверть равномерно распределялась на остальные десятины. То же было и с барщиной. За высший душевой надел полагалось 40 муж­ских и 30 женских дней в году, 3/5 которых падало на летнее полугодие. Здесь также большее число дней, в соответствии с установленной градаци­ей повинности, приходилось на первые десятины надела.

 

Выкупная операция. Помещики и крестьяне «полюбовно» договаривались о выкупе земли, но помещик мог и потребовать выкупа в одностороннем порядке, чего были лишены крестьяне, которые не могли требовать пере­хода на выкуп. В результате этот переход затянулся, и государству пришлось вмешаться в процесс, специальным законом 1881 г. переведя всех крестьян на выкуп с 1 января 1883 г.

При определении выкупной суммы правительство исходило из задачи – закрепить за каждым землевладельцем ежегодный доход с имения, равный размерам прел/снега годового оброка. Поэтому помещики, приступая к вы­купу, должны были предварительно перевести временнообязанных кре­стьян с барщины на оброк. Годовой оброк капитализировался из 6 %, то есть исчислялся капитал, который при ежегодной обороте приносил в ви­де 6 % сумму прежнего годового оброка. Государство при этом выступило в качестве посредника, способствовавшего выкупу, и предоставило де­нежную ссуду на проведение выкупной операции. Ссуда составляла 80 % выкупной суммы, а крестьяне должны были погасить ее в течение 49 лет ежегодными взносами (выкупными платежами) – по 6 % от ссуды. Но выкупные платежи были отменены уже в 1906 г.

После утверждения сделки на землю крестьяне становились собствен­никами земли. Однако в течение 9 лет они не могли ещё свободно распоря­жаться ею, скажем, продать надел. Делалось это для того, чтобы не про­изошло разбазаривания земель малоимущими или склонными к пьянству хозяевами. Движимое же имущество становилось крестьянской собствен­ностью. Но и по истечении 9 лет свободное распоряжение землей пример­но на 2/3 территории России, где господствовали общинные порядки в землепользовании, было ограничено. Чтобы освободиться от надела, тре­бовалось согласие общины, которая связывала крестьян круговой пору­кой в исправном отбывании повинностей. Это сдерживало развитие пред­принимательских фермерских хозяйств. Не зря революционеры видели в общине прототип социализма. Правительство же сохраняло общину как средство своеобразной защиты крестьян от разорения. Результатом этой политики стало формирование чисто российского явления – наемного рабочего с наделом в деревне.

В 1866 г. перешли на выкуп в собственность земель, находившихся в их пользовании, государственные крестьяне (кроме живших в Сибири и на дальнем Востоке). Закон разрешил им, однако, приобрести не более 8 дес. на мужскую душу в малоземельных губерниях и 15 дес. – в многоземель­ных районах. Получили они, в отличие от крепостных, и лесные угодья (от 1 до 3 дес. на мужскую душу). Остальные земли, находившиеся в их хозяй­ственном обороте, подлежали оброчному обложению.

По «Положению» 1863 г. получили свои наделы в собственность и удельные крестьяне. После 2 лет временнообязанного состояния они были переведены на обязательный выкуп.

Таким образом, реформа, освободив крестьян и превратив их в собст­венников земли, создала условия, при которых развитие этого процесса сдерживалось различными факторами. С другой стороны, в этих условиях сдерживалось и превращение малоземельного крестьянина в свободного продавца рабочих рук – наёмного рабочего. Но и в такой форме кресть­янская реформа вызвала бурный рост капитализма в стране. Особенно российская промышленность ощутила на себе ее благотворное влияние, получив в лице освобожденных крестьян неиссякаемый источник рабочей силы для промышленных предприятий. Изменилось и положение дворян­ства. Потеряв власть над крестьянами, многие помещики обуржуазились, вступили на путь капиталистического предпринимательства. Часть их ра­зорилась и продала земли, которые перешли в руки предприимчивых кре­стьян, иностранных колонистов, развивавших свое хозяйство по фермерскому американскому пути. Но дворянство сохранило при этом все свои сословные права и привилегии, звания и титулы, особое положение в чиновничье-бюрократическом аппарате.

Освобождение крестьян от крепостничества повлекло за собой ряд мер по реформированию государственного управления Российской империи.

.

^ Земская и городская реформы

.

Земская и городская реформы

Составной частью начавшихся преобразований стали реформы мест­ного самоуправления, в ходе которых государство попыталось привлечь к управлению экономикой на местах, к развитию местного хозяйства фор­мирующиеся предпринимательские слои дворянства, крестьянства, юрод­ских жителей.

Земская и городская реформы частично реанимировали екатеринин­ское обветшавшее самоуправление и преобразовали его, расширив круг его хозяйственных полномочий. Земская реформа («Положение о губерн­ских и уездных земских учреждениях» от I января 1864 г.) создала в губер­ниях и уездах систему представительных органов – уездные и губернские земские собрания. Их члены назывались «гласными» и избирались на 3 го­да в ходе двухстепенных выборов, в которых участвовало все местное на­селение, разделенное на три избирательные курии: землевладельцев (к ним причислялись собственники земли от 200–800 дес. по разным уездам), городских собственников (владельцы предприятий или домов, оцененных суммой в 500–3 тыс. рублей в разных городах), представителей кресть­янских обществ, выдвинутых предварительно на волостных сходах.

Эти курии избирали выборщиков, а выборщики на своих собраниях избирали депутатов (гласных) в уездные собрания (от 10 до 96). На уезд­ных собраниях избирались члены губернского собрания ( от 15 до 100 ). Депутатами земских собраний могли стать мужчины не моложе 25 лет, не опороченные по суду.

Земские собрания, как в уезде, так и в губернии, собирались один раз в год (своеобразные сессии), заседали несколько дней, решая насущные проблемы. В перерывах между ними действовали управы (председатель и 2–6 членов), избиравшиеся из числа гласных. Члены управ работали по­стоянно и получали жалованье из земских сборов, размеры которого оп­ределялись собранием. Председателем земского собрания по должности являлся предводитель дворянства.

Земские органы создавались «для содействия правительству в ведении местных хозяйственных дел». Земства занимались экономикой, просвеще­нием, медицинским обслуживанием, строительством дорог, агрономиче­ской и зоотехнической помощью, общественным призрением и т.п. В ком­петенцию земских органов входило также распределение государственных и утверждение местных налогов. На земские сборы, установленные для всех категорий населения, строились школы и больницы, богадельни и ночлежные дома, дома престарелых и сирот. Земские органы работали под непосредственным контролем и в тесном контакте с государственны­ми органами. Производить сборы и проводить в жизнь решения им помогали уездные исправники, важнейшие их решения требовали санкции губернатора, который утверждал и выборы уездных земских управ. Председатели губернских управ утверждались министром внутренних дел.

Не занимаясь политикой, земства внесли огромный вклад в развитие отечественного хозяйства и культуры. Они подготовили почву для введения в стране всеобщего начального обучения. Работа в земских органах способствовала формированию гражданского сознания, российской ин­теллигенции, выходившей из разных слоёв населения. В 1865–1867 гг., к примеру, дворяне составляли 46 % гласных, свыше 34 % крестьяне, 10,2 % купцы, оставшуюся часть делили между собой духовенство и представите­ли других сословий.

Земская реформа была проведена в 34 из 59 российских губерний. Её положения не действовали на территории Польши, Финляндии, в Прибал­тике, где имело место своё особое национальное управление. Они не рас­пространялись на Сибирь, некоторые обширные северные и южные губер­нии (Архангельскую и Астраханскую), в которых отсутствовали дворян­ство и помещичье землевладение.

Городская реформа проводилась по принципу земской («Городовое поло­жение» утверждено в 1870 г.). В городах создавались бессословные город­ские думы – распорядительные органы – и городские управы в качестве их постоянного исполнительного органа. Функции и подконтрольность этих органов были аналогичны земским. Строились они на чисто буржуазной, цензовой основе, без учета сословной принадлежности. В выборах участ­вовали все плательщики городских налогов, начиная с 25-летнего возрас­та, разделенные на 3 разряда. Каждый разряд состоял из собственников, уплачивавших по 1/3 общей суммы налогов: крупных, средних, мелких. Каждый разряд давал 1/3 членов Думы. Естественно, что представительст­во первых двух категорий собственников (владельцев недвижимости) бы­ло большим. Имущественный ценз ограничивал количество избирателей, участвовавших в выборах.

Городские думы и управы действовали в течение 4 лет. В составе дум работало от 30 до 72 депутатов (в Москве – 180, в Санкт-Петербурге – 250). Городской голова, возглавлявший управу, и члены её избирались Ду­мой и получали жалованье. В компетенцию городского управления вхо­дило благоустройство, попечение о развитии торговли, устройство боль­ниц, школ, противопожарные меры и городское налогообложение. К кон­цу столетия городское самоуправление было введено в 621 городе из 707.

Избирательное право, введенное в России реформами, ещё не было прямым, всеобщим и равным. Оно покоилось на разделении избирателей по полу, имущественному (для собственников) и возрастному цензу, мно­гостепенности (для крестьян). И все же оно стало более демократичным, чем прежде. Избирательным правом обладали крестьяне, в которых цар­ское правительство видело опору своей власти. Женщины же, не получив активного права, имели пассивное избирательное право. Их имуществен­ным цензом могли пользоваться по доверенности мужья и сыновья.

.

^ Военная реформа

.

Военная реформа

Внутренние (отсталость русской армии от армий стран Запада, обна­ружившаяся в Крымской войне) и внешние (появление по соседству с Рос­сией новой, милитаризованной бисмарковской Германии) обстоятельства заставили правительство Александра II провести военную реформу. Она проводилась в течение 12 лет под руководством военного министра Д.А. Милютина и включала в себя ряд важных мер, в том числе реорганизацию военного ведомства (создание военных округов и централизацию военного управления), усиление боеспособности войск (перевооружение армии, в том числе замену кремневых ружей боевым оружием), улучшение системы подготовки военных кадров, введение нового военного устава, проведение воен­но-судебной реформы. В ходе этих преобразований были созданы военные гимназии и юнкерские училища с двухгодичным сроком обучения, в кото­рые принимались лица всех сословий. Новые уставы уделяли главное внимание боевой и физической подготовке солдат. Сокращался срок дей­ствительной военной службы.

Но центральным звеном военной реформы стало изменение феодально-сословной структуры армии и принципов комплектования вооруженных сил. Уставом «О воинской повинности» от 1 января 1874 г. в России вместо рекрутских наборов вводилась всесословная воинская повинность. Закон распространил военную службу на лиц мужского пола всех сословий, дос­тигших 21 года. Новый порядок бессословного призыва в армию позволил России при сокращении срока действительной военной службы создать крупные обученные резервы. Это значительно облегчало содержание ар­мии и позволяло в случае войны отмобилизовать значительную обучен­ную военную силу.

Введение всеобщей воинской обязанности не означало, однако, что все лица м.п., достигшие 21 года, подлежали призыву в армию. В войска на действительную службу призывалась лишь часть военнообязанных. Суще­ствовали многочисленные льготы, связанные с семейным положением, освобождавшие от службы (не призывались единственные сыновья, кор­мильцы престарелых родителей и др.) Судьбу остальных определяла же­ребьевка. От военной службы освобождались также отдельные народности Крайнего Севера (по физиологическим причинам), народы Средней Азии, Казахстана и частично Кавказа (в силу образа жизни и других причин, в том числе нежелания вручать последним оружие). От военной повинности освобождались служители культа, хотя значительная их часть находилась в войсках, некоторые сектанты, по законам своей веры не могущие носить оружие. Так, для меннонитов, части немецких колонистов, вводилась аль­тернативная служба в лесных командах (в мирное время) и санитарных частях (во время военное).

Срок службы определялся в 6 лет с последующим зачислением в запас на 9 лет в сухопутных войсках и в 7 и 3 года во флоте. Продолжительность службы, однако, напрямую зависела от уровня образования. Окончившие высшее учебное заведение должны были служить всего 6 месяцев, гимна­зию – 1,5 года, городское училище – 3 года, а начальную школу – 4 го­да. В этом заключался серьезный стимул для юношества к получению об­разования. Реализацию его обеспечивала реформированная система на­родного образования. В России кроме государственных и церковно­приходских школ стали действовать земские и воскресные училища, целью которых признавалось «распространение первоначальных полезных зна­ний». В гимназии и прогимназии принимались дети лиц всех сословий и вероисповеданий.

Таким образом, российская государственная система приобретала но­вое качество, абсолютная монархия трансформировалась в неоабсолю­тизм, с присущими ему чертами буржуазного строя. Особенно заметные изменения произошли в российском судоустройстве и судопроизводстве. Они явились следствием судебной реформы 1864 г., которая ввела в Рос­сии буржуазный суд со всеми его атрибутами.

.

^ ТЕМА 12 - СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА

.

ТЕМА 12 - СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА

Вопросы:

1. Законодательство судебной реформы и новые принципы судоуст­ройства - 2. Новая судебная система Российской империи. Институт судей. - 3. Институт присяжных поверенных (адвокатура).

4. Реорганизация прокуратуры. Судебные следователи - 5. Введение суда присяжных заседателей.

 

.

Законодательство судебной реформы и новые принципы судоуст­ройства

.

Законодательство судебной реформы и новые принципы судоуст­ройства

Преобразования, нацеленные на создание рыночных отношений, по­требовали их правовой поддержки и защиты. Возникла необходимость привести российское законодательство в соответствие с законодательст­вом передовых европейских стран. Это могло быть достигнуто при нали­чии хорошо отлаженной судебно-правовой системы со строгим разделе­нием полномочий между всеми ее составляющими. Такую цель преследо­вала судебная реформа 1864 г.

Судебная реформа считается самой радикальной из всех реформ, про­веденных правительством Александра II. В ней наиболее выпукло отрази­лись основные элементы буржуазного права.

Главные законодательные акты, изменившие коренным образом сис­тему судоустройства и судопроизводства в стране, вступили в силу 20 но­ября 1864 г. Это «Учреждение судебных установлений» (органов) – закон о судоустройстве; «Устав гражданского судопроизводства», определив­ший порядок гражданского процесса; «Устав уголовного судопроизводст­ва» закон об уголовном процессе; и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» – кодекс материального права, которым должны бы­ли руководствоваться в своей правоприменительной практике мировые судьи.

Основные принципы, на которых строилась новая судебная система, следующие: 1) отделение судебной власти от административной; 2) незави­симость и несменяемость судей; 3) всесословность суда, то есть введение единого суда для всех сословий и равной ответственности всех сословий перед судом; 4) закон в основе деятельности судебных инстанций; 5) глас­ность, состязательность и устность судебного производства; 6) коллеги­альность в принятии решений. Суть этих принципов коротко выразил царский указ правительствующему Сенату об обнародовании новых зако­нов и о введении их в действие. «Мы желаем, – говорилось в нем, – во­дворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех поддан­ных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоя­тельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, net коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низ­шего».

.

Судоустройство

.

Судоустройство

Старая судебная система, в своей основе созданная при Екатерине II и реорганизованная в 1801 г., громоздкая и малоэффективная, уже давно не отвечала предъявляемым к ней требованиям. Существовали уездные суды для всех сословий (уездный земский суд для дворян, уездная расправа для государственных крестьян, городовые магистраты для горожан). Вместо упраздненных судов второго звена (на уровне губерний) в губернских цен­трах действовали палаты уголовного и гражданского суда, и которых можно было обжаловать решения низшей инстанции. Кроме того в столи­цах действовали надворные суды для дворян и чиновников. Всю систему возглавлял Сенат как высшая судебная инстанция. Существовали также специальные суды: военный, духовный, коммерческий. В совестных судах, где заседали по два представителя от каждого сословия, рассматривались межсословные споры.

Множественность судебных органов, их сословный характер, отсутст­вие четкости в определении подсудности дел порождали сложность и за­путанность процессуальных норм. В 1864 г. старая судебная система была упразднена, и новая судебная система, введенная «Учреждением судебных установлений», приобрела следующий вид. Она состояла из 2 структур: 1) местных судов (для решения малозначительных дел) – волостных и миро­вых', 2) общих судов, включавших в себя окружной суд и судебную палату. Во главе судебной системы стоял Сенат.

Мировые суды учреждались с целью разгрузить основное звено – суды общие – от малозначительных дел. Образцом для них послужил мировой суд Англии, где на должности мировых судей правительство назначало «уважаемых и почтенных людей» из местного населения, которые не по­лучали за свой труд жалованье. Но в России мировые судьи избирались земскими уездными и городскими органами самоуправления (Земским собра­нием и Городской думой) и утверждались Сенатом. Мировым судьей мог стать человек, отвечавший некоторым цензовым требованиям: возраста (не моложе 25 лет), образования (высшее или среднее), оседлости (проживший не менее 2 лет в данной местности), имеющий опыт ра­боты в судебных органах не менее 3 лет и облагающий собственностью (имущественный ценз). Это могла быть земля – от 400–1600 десятин в разных губерниях, недвижимость или капитал от 15 тыс. рублей годо­вого дохода.

Пространством деятельности мирового суда являлся мировой округ (уезд с городами), делившийся на участки. Участковый мировой судья получал за свою работу небольшое жалованье из земских сборов. Вели выборный мировой судья отказывался от жалованья, ему присваивалось звание почетного мирового судьи. Он мог продолжать заведование участ­ком, а мог рассматривать дела в отсутствие участкового или по просьбам потерпевших. Почетными мировыми судьями становились также отстав­ные военные и статские чиновники, бывшие судебные чины высокого ран­га (сенаторы и председатели судебных палат), уездные и губернские пред­водители дворянства.

Подсудность гражданских дел в мироном суде определялась ценой ис­ка. Здесь могли рассматриваться дела, ущерб по которым не превышал 500 руб. Из уголовных дел мировой юрисдикции подлежали дела о проступках против общественного порядка, о личных оскорблениях и кражах до 300 Руб.). По этим делам мировые судьи, согласно «Уставу о наказаниях, на­лагаемых мировыми судьями», могли делать замечания, выговоры, денеж­ные взыскания (на сумму не свыше 300 рублей), арест (до 3 месяцев) и тю­ремное заключение ( на срок не выше 1 года).

Главная цель, которую преследовал мировой суд, – это примирение сторон. Мировой судья выступал в нем и в роли следователя, и единолич­ного вершителя дела, причем следствие и суд осуществлялись одновре­менно и, как правило, в одно заседание. Приговор мирового судьи счи­тался окончательным, кроме решения о тюремном заключении, то есть не подлежал обжалованию в порядке апелляции. Неокончательный приговор (о тюремном заключении) можно было обжаловать во второй инстанции – съезде мировых судей округа.

Съезд (в заседании из 3 судей) пересматривал дело по существу. На этом заседании присутствовал товарищ прокурора окружного суда, кото­рый давал заключение по делу на основании уставов гражданского и уго­ловного судопроизводства. Приговор участкового судьи мог быть утвер­жден или пересмотрен в пределах отзыва ( то есть заявления обжаловав­шей его стороны). Приговор съезда мировых судей считался окончатель­ным и мог быть обжалован лишь в кассационном порядке в Сенате.

Мировой судья участка сам и исполнял приговор, прибегая в случае надобности к помощи полиции. Все делопроизводство в мировом суде (прошения, заявления, отзывы и пр.) велось на простой бумаге и без вся­ких пошлин, как и само производство, бывшее абсолютно бесплатным.

В 1889 г. институт мировых судей подвергся некоторой реорганизации. Они сохранялись только в столицах, а на местах, в 43 губерниях, их функ­ции были переданы земским начальникам и городским судьям, совме­щавшим судебные полномочия с административными. Второй инстанцией был признан уездный съезд земских начальников, в котором участвовали все члены окружного суда и городские судьи. Возглавлял съезд уездный предводитель дворянства. Кассационная инстанция для такого суда пере­мещалась из Сената в Губернское присутствие. Но после реформы П.А. Столыпина в 1912 г. мировые суды были восстановлены. Возрождение этого судебного института началось в наше время, с конца 1998 г.

Окружной суд и судебная палата. Всё, что превышало подсудность ми­рового суда, подлежало юрисдикции общих судов. Основной инстанцией здесь являлся окружной суд. Он учреждался, как правило, один на губер­нию или объединял несколько уездов в крупных губерниях. Всего было создано 104 судебных округа. Окружной суд состоял из двух отделений: гражданских и уголовных дел. В каждом отделении дела рассматривались коллегиально в составе не менее 3 судей. Такой состав получил название коронного суда. При этом практиковался переход членов суда из одного отделения в другое.

Уголовное отделение кроме коронного суда имело в своем составе суд с участием присяжных заседателей. В его ведение передавались особо тяж­кие дела, дела по преступлениям, которые влекли за собой наказание в виде лишения всех прав состояния. Все остальные дела судил коронный суд.

Второй инстанцией в общей юрисдикции была судебная палата, одна на несколько губерний. Их было создано 11, затем их число увеличилось до 14. Она делилась на департаменты уголовных и гражданских дел, кото­рые возглавляли председатели. Судебная палата выступала как суд первой инстанции по делам о государственных преступлениях и преступлениях должностных. При рассмотрении таких дел в заседаниях судебной палаты требовалось присутствие сословных представителей (предводителей дво­рянства, городских голов и волостных старшин).

Как суд второй инстанции судебная палата рассматривала в порядке апелляции решения и приговоры окружных судов (по жалобам сторон и по протестам прокуроров). Она осуществляла и общий надзор за деятельностью окружных судов.

В конце 1880-х гг. как реакция власти на революционный террор дела о политических преступлениях, о террористических актах были изъяты из ведения судебных палат и переданы в Сенат (Особое присутствие), а дела о вооруженном сопротивлении властям, о покушениях на должностных лиц – в ведение военной юстиции. В проведении следствия по политическим делам и террористическим актам усилилась роль жандармерии. Благодаря этим и другим мерам террор удалось нейтрализовать, но в 1890-е гг. на смену идеологии индивидуального террора русских революционеров в Россию пришла идеология террора классового – марксизм. Старые мето­ды борьбы оказались неэффективными.

Сенат стоял во главе судебной системы. Он выполнял роль кассацион­ной инстанции и, как судебная палата, разделялся на 2 департамента, уго­ловных и гражданских дел. Сенат располагался в Санкт-Петербурге и при­нимал жалобы сторон и протесты прокуроров на окончательные пригово­ры. Сенат объявлялся также высшим органом судебного надзора для всех вновь созданных судебных органов (установлений).

Институт судей. Закон предполагал, что судейские должности могли занимать только русские подданные и только юристы со специальным обра­зованием (имеющие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук или «сдавшие экзамен в сих науках»). Они должны были иметь опыт работы по судебной части в званиях не ниже секретаря окружного суда в течение 3 лет или присяжного поверенного (адвоката) в течение 10 лет, при отличных характеристиках с места службы («свидетельствах о точном, исправном и безукоризненном исполнении своих обязанностей»). Выпускники университетов могли по­лучать назначение на должность судьи, если в течение 4 лет они служили в судебных местах кандидатами и достигли 25-летнего возраста. Служба эта была бесплатной. Кандидатский стаж могли приобретать лишь достаточ­но состоятельные люди. Но имущественного ценза для занимающих должности судей, получавших за свой труд весьма приличное денежное вознаграждение, не существовало.

Закон приравнял судебную деятельность к государственной службе. Судьи продвигались по служебной лестнице (окружной судья, товарищ председателя окружного суда, председатель окружного суда, член депар­тамента судебной палаты, сенатор и др.). Они награждались орденами, по выходе в отставку получали государственные пенсии. Права и преимуще­ства, присвоенные судьям, принадлежали и их семействам. Вступая в должность, судьи приносили присягу на верность императору, который утверждал их назначение, и обязывались свято исполнять закон. Руково­дствуясь законом, судьи не имели права его толковать, но могли опирать­ся и на веления совести. Судьи обязывались действовать беспристрастно, уважать достоинство подсудимого.

Однако положение судей отличалось от положения других чиновников империи одним важным обстоятельством. Закон ввел в действие принцип несменяемости судей. Только уголовный суд мог отрешить судью от Должности. Все остальные случаи – это собственное прошение об отстав­ке. Не был ограничен и предельный возраст судьи. В случае тяжкой бо­лезни судье давался год для выздоровления. Только по его прошествии могла последовать отставка без прошения. Несменяемость являлась глав­ным залогом независимости судей от администрации.

Судья должен был обладать высокими нравственными качествами. За­кон запрещал занимать судейские должности людям, состоящим под след­ствием или судом, судимым, исключенным из службы по суду, из духовно­го ведомства за пороки, из обществ или дворянских собраний по пригово­рам тех сословий, к которым они принадлежали. Не могли стать судьями несостоятельные должники и находящиеся под опекой за расточитель­ность.

За свои деяния судьи несли ответственность: дисциплинарную (выговор, замечание, предостережение, арест на 7 дней, перемещение на низшую должность), материальную (вычет из жалованья) и уголовную. Вводился и порядок отвода судей сторонами по причинам материальной или иной заинтересованности в деле или по причине родственных связей.

.

^ Институт присяжных поверенных (адвокатура)

.

Институт присяжных поверенных (адвокатура)

Для обеспечения состязательности в процессе учреждался институт присяжных поверенных (адвокатов). Образцом для него послужил немецко-австрийский тип, главная черта которого заключалась в соединении в одном лице функций правозаступничества и судебного представительства. То есть адвокат выступал с самого начала в двух ипостасях: как судебный оратор (защитник, заступник) и как поверенный клиента, участвующий в подготовке дела, в исполнении решения, ведущий все хлопоты клиента. Современники нередко изображали последнюю функцию как функцию практического дельца, маклера по юридической части, который имеет тем больший успех у публики, чем больше сметливости, юркости и даже не­разборчивости в средствах он проявляет при устройстве дел своего клиен­та. Раздавались громкие голоса о необходимости изъять эту функцию у присяжного поверенного.

Что же касается организационного строения адвокатуры, то оно было близко к французскому типу. В округе каждой судебной палаты создава­лась корпорация присяжных поверенных. Здесь действовал выборный Со­вет адвокатов как дисциплинарный и распорядительный орган. Он ведал приемом в сообщество новых членов, вырабатывал правила профессио­нальной деятельности.

В присяжные поверенные могли быть избраны лица с высшим юриди­ческим образованием, имеющие 5-летний стаж работы по судебному ве­домству или в качестве помощника присяжного поверенного, достигшие 25-летнего возраста и, как и претенденты на судейские должности, не имеющие пороков. Избранные приписывались к судебной палате и изби­рали себе местожительство в одном из городов округа этой палаты. Одна­ко для них ценза оседлости не существовало и они могли действовать на территории всей империи.

Участие адвоката и деле было обязательным. Тем, кто не мог оплатить его услуги (пользовался правом бедности), назначался казенный защитник за государственный счет, а точнее за счет отчислений от доходов самих адвокатов, поступавших в общую кассу Совета. Как и судьи, адвокаты принимали присягу (потому и назывались присяжными поверенными) и могли быть подвергнуты Советом разным наказаниям, вплоть до исклю­чения из сообщества и предания уголовному суду. Решения Совета можно было обжаловать в Общем Собрании присяжных поверенных.

Вознаграждение за свой труд адвокаты получали по соглашению с кли­ентом, оформленному в письменном договоре. При этом существовала практика ежегодного утверждения министром юстиции общепринятой по представлениям советов таксы, данные о которой публиковались и печати. Таким образом, граждане знали, сколько стоят те или иные услуги адво­ката.

Как для судей, так и для адвокатов, существовали ограничения в их дея­тельности. Так, они не могли выступать в суде против своих близких род­ственников (родителей, жены, братьев, сестер и др.), не могли разглашать тайн своего доверителя даже после отстранения от дела или его оконча­ния. Они не имели права представлять в суде интересы обеих сторон одно­временно и возмещали убытки потерпевшему ущерб по их вине клиенту.

В начале 1870-х гг., в связи с ростом спроса на адвокатские услуги и не­возможностью в короткий срок подготовить необходимое число присяж­ных поверенных, была разрешена частная адвокатская практика. Интере­сы клиентов стали защищать в суде частные поверенные.

.

^ Реорганизация прокуратуры

.

Реорганизация прокуратуры

Так как судебные уставы отделили судебные функции от обвинения и защиты, изменилась роль прокуратуры. Ранее она выполняла функции надзора и контроля за деятельностью судебных органов. Теперь прокура­туре, как и во французском кодексе 1808 г., был придан характер органа уголовного преследования и государственного обвинения перед судом.

Прокурорские функции поручались обер-прокурорам, прокурорам и их товарищам под высшим наблюдением министра юстиции, который одно­временно исполнял и должность генерал-прокурора (до 1902 г., когда эти должности слились в одну – министра юстиции). Обер-прокуроры и их товарищи состояли при кассационных департаментах Сената. Прокуроры и их товарищи – при окружном суде и судебной палате.

Закон строго очерчивал функции прокуратуры. Это, во-первых, возбу­ждение уголовного преследования против определенного лица. Во-вторых, это поддержание обвинения в суде. И в-третьих, это принесение апелляцион­ного протеста по делу. Позднее прокуратуре были поручены некоторые административные функции, в частности, участие в некоторых губернских присутствиях (по крестьянским делам, по воинской повинности), наблю­дение за тюрьмами.

Прокурор мог приносить протест в тех случаях, когда при постановке приговора имели место: 1) явные нарушения прямого смысла закона, непра­вильного его толкования, 2) нарушения обрядов и форм судопроизводства (процессуальных норм), причем нарушений «столь существенных, что без их соблюдения невозможно признать приговор в силе судебного реше­ния», 3) нарушения пределов ведомства или власти, законом предоставлен­ных судебному установлению (выход за пределы подсудности).

Главным принципом организации прокуратуры стала строгая иерар­хичность. Создавалась лестница подчиненности, начиная от прокуроров окружных судов с товарищами, которые распределялись по уездным го­родам. Здесь они вели надзор за предварительным следствием, участвовали в заседаниях съездов мировых судей, отстаивали интересы государст­венного обвинения в суде. Они подчинялись прокурорам судебной пала­ты, а те, в свою очередь, обер-прокурорам Сената. Прокуратура объявля­лась самостоятельной государственной структурой, независимой от гу­бернской и прочей государственной администрации на местах. Младшие прокурорские чины назначались и увольнялись министром юстиции, высшие, по его представлению, царем.

Претендовать на прокурорские должности могли только лица с выс­шим юридическим образованием, доказавшие свои познания в судебных делах. Чем выше была прокурорская должность, тем большим был стаж необходимой практической работы в суде.

Важно отметить также, от реформа отделила от прокуратуры следст­вие, которое было поручено особым судебным следователям. Они работа­ли в окружном суде и при проведении следствия могли прибегнуть к по­мощи полиции.

.

^ Суд присяжных

.

Суд присяжных

Одним из самых радикальных нововведений реформы стал суд с уча­стием присяжных заседателей, которому были поручены дела о тяжких уголовных преступлениях. Суд присяжных строился по французскому об­разцу и составлялся из коронного суда (в составе 3 членов, один из кото­рых председательствовал в заседании, а два других выступали в роли его заместителей – товарищей Председателя) и скамьи (коллегии) присяжных, состоявшей из 12 очередных и 2 запасных заседателей. Запасные заменяли выбывших очередных в случае их болезни.

Присяжные заседатели избирались из местных обывателей всех сосло­вий, состоявших в русском подданстве, находившихся в возрасте от 25 до 70 лет и не менее 2 лет проживавших в данной местности. Составлением списков присяжных занимались в уездах особые комиссии, созданные ор­ганами местного самоуправления. В списки вносились почетные мировые судьи, должностные лица не выше 5 класса, служившие не по судебной части и не в полиции, члены выборных органов местного самоуправления (кроме городских голов), крестьяне, избранные в волостные суды или проработавшие «беспорочно» не менее 3 лет волостными старшинами, сельскими или церковными старостами или на других выборных должно­стях. Кроме этих общественных и государственных деятелей присяжными могли стать и все прочие лица, владеющие землей (от 100 десятин) или другой недвижимостью (ценой от 500 рублей, а в столицах – от 2 тысяч), получающие жалованье или доход от своего капитала, занятия ремеслом (от 500 рублей в столицах и 200 рублей в год в прочих местах).

Не подлежали внесению в списки присяжных заседателей 1) священно­служители и монашествующие, 2) все военные чины, состоящие в действи­тельной сухопутной или морской службе, 3) учителя народных школ, 4) лица, находящиеся в услужении у частных лиц.

Списки рассматривались губернатором, который утверждал их и имел право вычеркнуть из него неугодных ему лиц. Затем из этого списка со­ставлялся годовой, публиковавшийся во всеобщее обозрение, а затем – сессионный, то есть список предстоящего судебного заседания (сессии). Сессионный список в составе 30 имен определял Председатель коронного суда. Стороны могли перед началом слушания отвести из этого списка (простым вычеркиванием имен без объяснения причин): обвиняемая сто­рона до 6 заседателей, подсудимый – столько, чтобы в списке осталось 18 имен. Из этих имен судья по жребию, путем выемки билета с фамилией из специального ящика, определял 12 очередных и 2 запасных заседателей.

Присяжные приносили присягу судить беспристрастно, тщательно рас­сматривать как обстоятельства, уличающие подсудимого, так и обстоя­тельства, его оправдывающие. Они сидели на своей скамье в течение всего слушания и выносили большинством голосов вердикт о виновности или невиновности подсудимого. Присяжные могли оправдать подсудимого, вынеся вердикт «невиновен», или, признав факт преступления и вынеся вердикт о виновности, просить о смягчении приговора формулой: «виновен, но заслуживает снисхождения» по обстоятельствам дела.

Приговоры суда присяжных считались окончательными и могли обжа­ловаться только в кассационной инстанции. Но и Сенат не отменял вердик­та присяжных, а выносил лишь решение по приговору коронного суда, отменяя его полностью или частично, и передавая дело на рассмотрение в другой коронный суд. При явно ошибочном вердикте присяжных корон­ный суд имел право, разъяснив ошибку, потребовать повторного совеща­ния. Осуждение невиновного, если судьи признавали это единогласно, подлежало пересмотру с новым составом присяжных заседателей.

Участие в уголовном процессе присяжных заседателей предполагало демократическую процедуру судебного разбирательства, что противоре­чило обвинительному уклону в судопроизводстве. Восприятие присяжны­ми происходящего в ходе судебного разбирательства, оценка фактических обстоятельств дела были принципиально иными, нежели у суда, состояще­го из профессионалов.

Судебная реформа 1864 г. в корне изменила не только судоустройство, но и процессуальное право, о котором речь впереди. Она отделила судеб­ные органы от административных и законодательных. Она сделала судеб­ную сферу высокооплачиваемой и престижной, что продвинуло вперед не только судебную практику, но и науку юриспруденции. Институт присяж­ных поверенных обеспечивал ставшее неотъемлемым право личности на защиту в суде.

Реформа предусматривала постепенное распространение нового суда в России. В течение 1870-х гг. он был введен в большинстве губерний евро­пейской части страны. Затем наступила короткая передышка, связанная с необходимостью подавления революционно'™ терроризма. С конца 1890-х гг. создание новых судебных органов продолжилось, и в конечном счете их получили 44 губернии Российской империи. Введения суда присяжных не дождались лишь окраины России (в силу разных причин), в том числе Сибирь.

Судебная реформа, по общему признанию современников и исследова­телей, была самой демократичной и самой последовательной из всех ре­форм, проведенных Александром II, императором-«освободителем». Вве­денная ею независимость судей ограничивала известным образом абсолют­ную класть. Равенство всех граждан перед законом разрушало сословный строй с его привилегиями и ограничениями. Проведя судебную реформу, Россия сделала огромный шаг вперед в своем политическом развитии.

.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13



Скачать файл (1337.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru