Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Учебное пособие - История немецкого языка - файл 1.doc


Учебное пособие - История немецкого языка
скачать (822 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc822kb.21.11.2011 10:11скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
Реклама MarketGid:
Загрузка...
^

§ 14. Языковая политика печатников


В условиях феодальной раздробленности и отсутствия единого политического и культурного центра в Германии особо важная роль в формировании национальной языковой нормы принадлежала письменной форме речи. Возникнув из живой устно-разговорной речи и находясь с ней в постоянном взаимодействии, письменная форма, поднимаясь над диалектами, приобретала авторитет регулирующей нормы в области орфографии, грамматики, лексики.

К факторам, определившим становление немецкого национального литературного языка в его письменной форме, следует отнести языковую политику печатников (с 16 в.), реформацию и деятельность М. Лютера (первая половина 16 в.), деятельность грамматистов и языковых обществ (с 16 в.), периодическую печать 17-18 вв. и классическую немецкую литературу (со второй половины 18 в.).

Изобретателем книгопечатания с помощью подвижных букв явился патриций города Майнца И. Гутенберг в 1440 г. Самое известное издание Гутенберга – напечатанная в Майнце в 1455-1456 гг. 42-строчная латинская библия в двух томах („Die Gutenberg–Bibel“), являющаяся шедевром полиграфического искусства. Тираж изданий Гутенберга составлял 100-200 экземпляров. К 1480 г. число изданий книгопечатников достигло 8 тысяч, главным образом на латинском языке. Период до 1500г. в истории книгопечатания получил название «эпохи инкунабул» (от лат. incunabula «колыбель, начало»). До нашего времени дошло около 40 тысяч книг-инкунабул. Давая оценку книгопечатанию как важному культурно-историческому фактору, В.И. Жирмунский писал: «…изобретение книгопечатания (в середине 15 в.), совпавшее с начальным периодом формирования национальных языков, впервые создает техническое средство распространения стереотипного письменного текста в любом количестве экземпляров, преодолевающее любое расстояние, при условиях, исключающих возможность непосредственного общения. В то же время печатная книга становится предпосылкой для более широкого развития грамотности, школьного обучения чтению, письму и правилам грамматики, тем самым – мощным орудием распространения письменно фиксированной нормы национального языка и вытеснения диалектов как отклонений от этой нормы».

К 1500 г. свыше 30 городов Германии стали центрами книгопечатания, среди них Майнц, Бамберг, Страсбург, Базель, Кёльн, Аугсбург, Нюрнберг, Лейпциг, Мейсен, Любек, Гамбург. На немецком языке печатались книги духовного и светского содержания – библия, жития всех святых, псалтыри, сборники текстов для богослужения, проповеди, религиозные трактаты, хроники. Риторики, книги по естествознанию, лечебники, поэмы, описания путешествий, календари, словари и т.д.

Деятельность печатников и все расширявшаяся сеть городских школ способствовали распространению грамотности и образования. В качестве переводчиков с латинского, редакторов, консультантов выступали выдающиеся представители немецкого Возрождения, ученые-гуманисты Ульрих фон Гуттен, И.Рейхлин, Эразм Роттердамский, Ф. Меланхтон. С расширением социального диапазона использования немецкого языка, со значительным ростом числа грамотных людей изменилось отношение к родному языку, возрастал его авторитет. Изобретение книгопечатания создало новое могучее орудие языковой унификации. Каждый печатник был непосредственно заинтересован в том, чтобы его продукция была доступна по своей языковой форме и за пределами города, на языке которого говорил автор. Начиная с 16в. печатники сознательно и последовательно осуществляют нормализацию языка, главным образом в области орфографии. При этом они ориентируются на авторитетные наддиалектные варианты литературного языка. С 1476 г. в печатных изданиях встречается понятие gemain /gemein deutsch/ teutsch (Gemeindeutsch – общенемецкий язык) как название аугсбургского варианта литературного языка, отличавшегося наличием, наряду со швабскими (юго-западными) особенностями, также и баваро-австрийских (юго-восточных). Понятие Gemeindeutsch было вызвано к жизни интенсивным процессом вытеснения латыни в 15 в. и особенно в 16 в. и возрастающим значением литературного языка, а также интересом к языковым проблемам, который принес гуманизм и который отображал стремление к объединению немецких земель. Именно в 15 в. появляются такие слова и словосочетания, как deutsche Nation, Deutschland, Vaterland, а латинское название Sacrum Imperium Romanum сменилось немецким Heiliges Römisches Reich deutscher Nation.

Отражая в основном особенности соответствующих региональных вариантов немецкого литературного языка 15-16 вв., печатные издания по своему языку (так называемые «Druckersprachen или Druckerdialekte») отличались большой пестротой как в области грамматики и лексики, так и в области фонетико-орфографической.

^

§ 15. Реформация в Германии и роль М. Лютера


Особенно большое значение в истории формирования немецкого национального языка имеет 16 в., эпоха Реформации, крестьянской войны 1524-1525 гг. В эту эпоху немецкий язык впервые стал орудием политической борьбы, языком агитации и пропаганды. Он широко использовался в религиозно-политических памфлетах, агитационных брошюрах, сатирических сочинениях, воззваниях, листовках. Никогда ещё печатное слово не оказывало такого воздействия на широкие слои населения. Революционное движение способствовало также установлению тесных связей между различными областями Германии.

Нужда в грамотных людях привела к тому, что в 16 в. немецкий язык стал теснить латынь в школьном образовании, а во многих школах полностью заменил её.

Политическим центром реформации стала Саксония, переживавшая в это время экономический подъем. С ростом торговли и ремесел возрастала роль городов Галле, Лейпцига и других. Идейным вождем Реформации был Мартин Лютер (Martin Luther, 1483-1546), уроженец Эйслебена в Тюрингии, профессор теологии Виттенбергского университета.

Особенно важную роль в создании основ немецкого национального языка сыграл перевод Лютером библии в 1522-1534 гг. Лютер был отнюдь не единственным и не первым переводчиком библии на немецкий язык. С 1461 по 1520 г. было напечатано 14 верхненемецких и 4 нижненемецких перевода библии. Созданию библейского текста Лютер посвятил почти четверть века. В 1522 г. он в краткий срок (по преданию за 3 недели) осуществил перевод Нового завета, который был напечатан в Виттенберге в сентябре того же года (этим объясняется название „Septembertestament“) и вновь переиздан в ближайшие месяцы. С этого начинаются победное шествие библии Лютера по стране. В 1523 г. появляется первая часть Ветхого завета, до выхода полного издания Ветхого завета в 1534г. Пятикнижие выдержало 19 верхне- и 5 нижненемецких изданий, всего же при жизни Лютера полная библия (Новый и Ветхий завет) вышла в 23 верхне- и нижненемецких изданиях. Общее число публикаций, включая издание отдельных частей, составило за период с 1522 по 1546 г. 430 номеров.

Для своего перевода библии Лютер отказался от использования текста латинской Вульгаты, обратившись к греческому и древнееврейскому первоисточникам. В предисловии к Ветхому завету он писал, что прежние переводчики, в том числе и создатель латинской Вульгаты, нередко искажали текст первоисточника. Своей первой задачей Лютер считал создание истинного, аутентичного оригиналу текста. Этот восстановленный истинный текст должен был приблизить верующих к пониманию сущности раннего христианства.

Второй важной задачей являлось создание текста библии на доступном широким массам простом языке. Традиция предшествующих немецких библий не могла служить образцом: их язык во многом устарел, в тексте сохранялись элементы латинизированной прозы, структуры, чуждые живому языку, ставшая непонятной лексика. Задачи, которые возникли перед Лютером, требовали создание новой языковой формы, новой функционально-стилистической системы. В процессе работы над переводом библии Лютер все больше внимания уделяет языковым проблемам.

Лютер стремился, прежде всего, освободить немецкий письменный литературный язык от латинских штампов, укоренившихся также в религиозно-дидактической прозе и в художественной литературе, приблизив язык библии к языку устных форм коммуникации. В знаменитом „Sendbrief vom Dolmetschen“ («Послание о переводе», 1530 г.) Лютер изложил новые принципы перевода. Он писал: „Man mus nicht die buchstaben inn der lateinischē sprachen fragē / wie man sol Deudsch redē / wie diese esel thun / sondern / man mus die mutter yhm hause / die kinder auff der gassen / den gemeinen mā auff dem markt drumb fragen / in den selbigē auff das maul sehen / wie sie reden / und darnach dolmetschen / so verstehen sie es den / ūnd mercken / das man Deutsch mit jn redt“.

В этой цитате имеется в виду приближение письменно-литературного языка к разговорным формам устного общения. Близость к разговорной речи связана с постоянным стремлением к наибольшей простоте и популярности библейского текста. Это была своеобразная, сознательно применяемая система стилистических приемов, а не пренебрежение к языковой форме. «Христос говорил самым простым языком и был, однако, само красноречие. Поэтому лучшим и высшим красноречием является простота речи» - утверждал Лютер. В условиях существования региональной дифференциации литературного языка вставала проблема выбора наиболее общей наддиалектной системы, понятной на разных территориях страны. Лютер так определил свою позицию: «Я владею не каким-либо особым немецким языком, но общеупотребительным (немецким) языком, чтобы меня могли понять из верхненемецких и нижненемецких регионов». И далее поясняет:“Ich rede nach der Sechsischen Kantzley...“

Лютер переоценил значение саксонской канцелярии. Не во всех регионах язык Лютера был понятен. Для ганзейских городов библия Лютера была переведена на нижненемецкий вариант литературного языка, южные же переиздания снабжались словариками. Базельский печатник Адам Петри снабдил свое переиздание библии Лютера словариком, состоявшим из 200 слов, так как многие слова из лютеровского текста были непонятны для базельского читателя, так, например, к bang дается местный эквивалент – engstig, к getreide – korn, к ufer – gestad, к splitter – spreyß, к ernten – schneiden и т.д.

По основным формально-структурным признакам язык Лютера отражал восточносредненемецкий вариант литературного языка. Следуя восточносредненемецкой традиции, Лютер употребляет beben, erdbeben, fett, blüte, kahn, krippe, hügel, lippe, pfuhl, topf, über, wehmutter (повивальная бабка), pfote, maulwurf (крот), в то время как им соответствуют в изданиях других регионов: bidmen, erdbibem, feist, blume, nachen, barn, bühel или gipfel, lefze, teich, hafen, gestad и др. От издания к изданию Лютер, его издатели и корректоры совершенствовали язык библии. Менялись орфография, синтаксис, фразеология и лексика. Придавая значение выбору удачных немецких эквивалентов, прозрачности и ясности текста, он стремился к тому, чтобы язык перевода соответствовал тем образцам, которые воспринимались тогда как своеобразный эталон и обладали наибольшей престижностью.

Характеризуя работу над переводом библии, Лютер утверждал в «Послании о переводе», что, стремясь писать на чистом и ясном немецком языке, он нередко в поисках одного слова вынужден был тратить 14 дней и даже три, четыре недели и все же не мог найти нужное слово. Задача заключалась в том, чтобы сочетать простоту, доходчивость народного языка со спецификой обработанной наддиалектной его формы. Лютер стремился воплотить в языке перевода дух немецкого языка, своеобразие его внутренней структуры. В свой перевод он включал модальные слова, придающие эмоционально-стилистический оттенок высказыванию. Особенно часто модальные слова ja, doch, denn, nun, nur, sonst, schon, alleyn, соответствующие эквиваленты которых отсутствуют в оригинале, появляются при передаче прямой речи, поскольку они характерны вообще для разговорного языка: ср. в тексте полной библии 1534 г.: „Du bist ja nicht krank, sondern du bist schwer mütig“.

Благодаря его выдающимся лингвистическим способностям, в современный немецкий литературный язык вошли некоторые слова славянского происхождения, например: Peitsche, Grenze, Graupe (перловая крупа), а также такие сложные слова и выражения, как: Scheidebrief (свидетельство о разводе), Menschenkind (смертный), Gotteshaus, Gotteslästerer, Traubenblut (поэтически: вино), Schandfleck, Bluthund (кровопийца), Blutgeld (вознаграждение лицу, изобличившему преступника; вознаграждение наемного убийцы), Gegenbild (отражение), Feuereifer (усердие, рвение), Morgenland, Rüstzeug (вооружение), Mastvieh, Zinsgroschen (денежный налог, оброк), Linsengericht (чечевичная похлебка – j-n um ein Linsengericht verkaufen (hergeben)), Kriegsknechte, kleingläubig, gastfrei (гостеприимный, хлебосольный), gottgefällig (богоугодный), wetterwendisch (капризный, изменчивый, непостоянный); nachleben (жить, следуя чьему-либо примеру), nachhäffen, nacheifern. Лютер употребляет некоторые слова с необычным до него значением: anfahren (heftig anreden, anschnauzen), sich begeben (sich ereignen), entrüstet (zornig, erzürnt), Memme (Muttersöhnchen), Richtschnur (Regel, Kanon), rüstig (tatkräftig) и другие.

В своем переводе библии Лютер употребил более 3 тысяч поговорок и пословиц, многие из которых благодаря этому стали общеупотребительны. Некоторые формулировки приобрели характер поговорок: „Bleibe im Lande und nähre dich redlich“, „Es ist nicht gut, dass der Mensch allein ist“, „Du sollst dem Ochsen, der da drischt, nicht das Maul verbinden“, „Wer Pech angreift, besudelt sich“. „Der Geist ist willig, aber das Fleisch ist schwach“, „Recht muss Recht bleiben“. Ещё сегодня употребляются некоторые выражения из лютеровской библии: auf Herz und Nieren prüfen; auf Händen tragen; sein Leid in sich fressen; j-n mit Füßen treten; die Hände in Unschuld waschen; wie Sand am Meer; mit Blindheit geschlagen sein; im Schweiße des Angesichts; die Zunge im Zaume halten; im Dunkeln tappen; sein Herz ausschütten; etwas wie seinen Augapfel behüten; krumme Wege; sich einen Namen machen; ein Kind des Todes sein; die Haare stehen zu Berge; von Gott verlassen sein; die Zeichen der Zeit erkennen; keinen Stein auf dem anderen lassen; Perlen vor die Säue werfen; auf Sand bauen; der Teufel ist los и многие другие.

М. М. Гухман так говорит о роли Лютера: «Победа реформации означала одновременно победу того варианта литературного языка, который был представлен произведениями Лютера. Благодаря Лютеру этот вариант литературного языка был поднят до уровня наддиалектной формы». Лютеровская библия очень быстро, благодаря книгопечатанию, стала настольной книгой во всех областях Германии, принявших реформацию. Известный деятель католической церкви Кохлойс писал, что «благодаря печатникам и большим тиражам изданий даже сапожники, женщины и другие необразованные миряне, которые только недавно постигли основы грамотности, читали охотно эту книгу, как будто она была источником высшей мудрости. Сторонники Лютера носили её с собой и учили наизусть. Тем самым за несколько месяцев они так усвоили догмы, что осмеливались спорить по вопросам веры не только с католиками из мирян, но и с монахами, священниками и даже магистрами и докторами».

Широчайшее распространение получили и другие произведения Лютера – катехизис, псалмы, церковные гимны, трактаты, проповеди, а также его послания, направленные против папы и католической церкви. В 16 веке Лютер был самым читаемым автором в Германии. Катехизис и церковные гимны заучивались наизусть в школах. Марсельезой 16 века назвал, вслед за немецким поэтом Г. Гейне, Ф. Энгельс лютеровский гимн «Ein feste Burg ist unser Gott“ («Господь наш истинный оплот»). Ф. Энгельс писал: «Лютер вычистил авгиевы конюшни не только церкви, но и немецкого языка, создал современную немецкую прозу и сочинил текст и мелодию того проникнутого уверенностью в победе хорала, который стал «Марсельезой» 16 века».

Следствием Реформации и Крестьянской войны был повышенный интерес к родному немецкому языку. Не случайно именно в сочинениях Лютера впервые было использовано и прочно вошло в литературный язык слово Muttersprache (родной язык) и вытеснило Lantsprache (язык своей феодальной земли).
§ 16. Распространение восточносредненемецкого литературного языка

Победа реформации совпала с началом упадка в начале 16 в. ганзейских городов и торговли, с ликвидацией хозяйственно–политической обособленности нижненемецких городов с их деловым нижненемецким языком. Это создало благоприятные предпосылки для проникновения восточносредненемецкого варианта немецкого литературного языка в практику устной речи и в разговорный обиход нижненемецких городов. Постепенно прекращается развитие письменности на нижненемецком, и он всё больше оттесняется на положение устного средства общения. Уже в первой половине 16 в. городские канцелярии Берлина и Магдебурга переходят на верхненемецкий. А на протяжении 16-17 вв. их примеру следуют и другие города северной Германии. К середине 17 в. нижненемецкий окончательно исчезает из школьного образования.

Северонемецкая драматическая литература конца 16–начала 17 вв. использует нижненемецкий только для речевой характеристики социально «низких» комических персонажей. К концу 17 в. нижненемецкий язык как литературный перестаёт существовать. В конце 17 в. возник термин «Plattdeutsch» - название, означавшее «нижненемецкий», но одновременно и «низкий, простонародный» и свидетельствовавшее о снижении значимости нижненемецкого языка до положения диалекта. Всё больше уступал позиции верхненемецкому языку, общенациональной немецкой языковой норме, нижненемецкий, в свою очередь, влияет на него, обогащая его своей лексикой; нижненемецкая область оказала также существенное воздействие на немецкое литературное произношение.

Зона влияния восточносредненемецкого варианта постепенно переместилась затем и в другие районы Германии: на востоке – в Силезию, в протестанский Нюрнберг и, далее, в западные и юго-западные районы гессенских земель – от Франкфурта-на-Майне через Майнц до Страсбурга. В результате на базе восточносредненемецкого варианта литературного языка во второй половине 17 в. объединяются обширные территории нижней и средней Германии. C большим трудом восточносредненемецкий литературной язык распространяется на юге Германии. Его распространению препятствуют в значительной степени конфессиональные предубеждения – каталический юг сопротивляется распространению лютеровской, протестанской языковой формы. Только во второй половине 18 в. восточносредненемецкий язык одерживает верх на юге Германии и Австрии.
§ 17. Нововерхненемецкий период (1650 по настоящее время)

Общая характеристика периода

Сущностью данного периода в истории немецкого языка является формирование и дальнейшее развитие общенемецкого литературного языка. Процессы языковой унификации, отбора и кодификации нормы литературного языка, начавшиеся в ранненововерхненемецкий период, подготовили почву для развития современного немецкого языка с его единой общенемецкой литературной нормой. Подлинно современный немецкий язык с его богатством литературных и функциональных стилей мог начать развиваться лишь с развитием капитализма в Германии в условиях интенсивной консолидации нации. Подъём экономики, создание единого внутреннего рынка, рост национального самосознания молодого класса буржуазии создали благоприятные условия для завершения языковой унификации, подготовленной всем предшествующим ходом развития.

Важнейшим отличительным признаком литературного языка является наличие единых, обязательных для всех пользователей языка, образцовых норм в области словоупотребления, произношения, формообразования, правописания и синтаксиса (построения предложений). Языковая норма формируется в результате сознательной целенаправленной деятельности ученых-языковедов, поэтов, писателей, деятелей науки и культуры. Для создания языковой нормы, т.е. для проведения языковой унификации необходимо было из всего многообразия существующих в данном языковом сообществе вариантов отобрать такие фонетические, грамматические, лексические формы, которые были бы наиболее употребительными, соответствовали речевому узусу. Отобранные языковые формы закрепляются (кодифицируются) в нормативных грамматиках, лексикографических словарях, различного рода наставлениях в качестве образцовых и общеобязательных.

В рамках данного периода можно выделить три этапа:

  1. начальная стадия развития общенемецкого литературного языка (1650-1770);

  2. завершение формирования общенемецкого литературного языка и его закрепление в произведениях немецкой классической литературы (1770-1830);

  3. дальнейшее развитие общенемецкого литературного языка в новое и новейшее время (1830 по настоящее время).

На начальной стадии развития общенемецкого литературного языка завершается соперничество между региональными вариантами литературного языка за общенациональную значимость победой восточносредненемецкого варианта литературного языка. Этот вариант становится основой общенемецкого литературного языка. В это же время закладывается основа формирования единой национальной языковой нормы в правописании, произношении, формообразовании, синтаксисе. На протяжении 18 в. завершается окончательная нормализация письменного немецкого литературного языка. Существенный вклад в нормализацию грамматики и лексики внесли грамматисты-нормализаторы, теоретики языка 17-18 вв., периодическая печать, поэты и писатели периода бури и натиска и немецкой классической литературы, в произведениях которых нашла свое воплощение выработанная нормализаторами языковая норма.

Унификация разговорного немецкого языка шла значительно медленнее. Литературная лексика, обороты речи, грамматическая норма, выработанные в письменной форме литературного языка, все больше проникали в разговорную речь образованных людей. Это способствовало выработке на протяжении 18 в. устной формы общенемецкого литературного языка. Однако долгое время отсутствовало одно из важных условий унификации разговорной речи – единая произносительная (орфоэпическая) норма. Лишь в конце 19 в. была кодифицирована произносительная норма немецкого литературного языка.

Однако развитие немецкого языка в нвн. период характеризуется не только завершением нормализации литературного языка в его устной и письменной форме, начиная с конца 18 в. и до наших дней происходит интенсивное дальнейшее развитие и обогащение лексического состава, грамматического строя и системы функциональных стилей литературного языка. Мощным толчком для этого послужили расцвет немецкой национальной литературы, классической немецкой философии, быстрое развитие политической литературы и прессы, бурный прогресс науки и техники. Все это вместе создало тот современный немецкий язык, который по праву приобрёл мировую известность, став одним из языков межнационального общения.
§ 18. Нормализация языка в 17 веке

17 век характеризовался исключительным интересом общества к языку. Это было обусловлено рядом обстоятельств: 1) распространением филологической культуры позднего немецкого гуманизма; 2) интенсивной обработкой немецкого языка в разных жанрах художественной литературы; 3) общей активизацией нормализационных и кодификационных процессов.

Впервые в Германии встает проблема языковой нормы, что было в значительной степени связано с влиянием европейского философского рационализма. Появляется и специальный термин – Hochdeutsch, hochdeutsche Sprache, который используется для обозначения литературной формы языка. В центре внимания оказывается вопрос о территориальной и функциональной основе немецкого национального литературного языка. Так, например, Опиц ретроспективно ориентировался на язык Лютера и на канцелярии. При определении характера литературного языка в 17 в. намечается тенденция идентифицировать Hochdeutsch c мейссенским вариантом литературного языка и представить его как особую, наддиалектную форму.

^ Деятельность грамматистов-нормализаторов

С появлением наддиалектных форм письменного литературного языка возникла потребность в описании их грамматической структуры и в их кодификации. Важная роль в унификации немецкого языка принадлежала в 17-18 вв. грамматистам – нормализаторам (Sprachregler).

В 16 в. не существовало ещё кодифицированной нормы литературного языка. Тем не менее нормализационные процессы, предшествующие выработке единой нормы проявлялись достаточно определенно. Они были движущей силой того отбора языковых элементов на всех языковых уровнях, который наблюдался в языковой практике гуманистов, печатников, корректоров, деятелей канцелярий, в творчестве Лютера. Постепенно в многообразии вариантов кристаллизовалось устойчивое ядро, впоследствии ставшее ведущим компонентом литературной нормы.

Первые грамматики немецкого языка создавались как руководства для писцов канцелярий, как школьные учебники, как пособия для иностранцев. Первые попытки нормализации письменного языка в 16 в. были направлены прежде всего на упорядочение орфографии. Это изданное в Кёльне в 1527г. «Orthographia» Ф.Франка. Он впервые сознательно противопоставляет нормированный письменный язык «das rechte reine Deutsch», диалектам «Landsprachen». Он же, тоже впервые, высказывает мысль о необходимости создания полной грамматики немецкого языка, что обеспечило бы немецкому языку равноправное положение среди других языков и повысило его авторитет по сравнению с «Gelehrtensprache» (языком учёных), т.е. латынью. Образцом для писцов канцелярий и школьного обучения Франк считает язык документов императорской канцелярии в Вене, сочинения Лютера и издания печатников Аугсбурга.

Потребностями обучения чтения в школе вызваны к жизни труды В. Икельзамера (V. Ickelsamer) – руководство по чтению «Истинный способ научиться читать в кратчайший срок» („ Die rechte weis aufs kurzist lesen zu leren“ (1520) и грамматика «Deutsche Grammatica» (1534), содержащая главным образом правила орфографии.

В 1537 г. в Тюбингене выходит также написанные по–немецки руководства по немецкой орфографии и грамматике: И.Мейхснера (Joh. E. Meichsner). Мейхснер первый из грамматистов строит немецкую морфологию по схеме латинской грамматики, используя при этом латинскую терминологию. В деятельности Мейхснера и других грамматистов 16 в. делаются первые шаги к созданию немецкой грамматической терминологии на латинской основе. Появляются такие термины, как Vokal, Konsonant, Akzent, Diphthong, Punkt, Deklination, Orthographiе, Rechtschreibung (калька с латинского).

В 1573 г. выходит немецкая грамматика Л.Альбертуса ( Laurentius Albertus Ostrofrancus). Она была ориентирована на язык венской канцелярии императора Карла V, распространению и развитию которого способствовала обширная литература, особенно сочинения Г. Сакса, Ф. Франка и И. Фишарта. Грамматика Альбертуса – первое полное описание морфологии немецкого языка.

Особой популярностью и влиянием пользовалась написанная по- латыни и изданная в Лейпциге в 1578 г. грамматика И. Клаюса (Joh. Klajus). В своём описании грамматического строя немецкого языка Клаюс ориентировался на перевод библии, сделанный Лютером, и на другие его сочинения. Поэтому его грамматика сыграла важную роль в деле распространения лютеровской языковой нормы на католическом юге Германии. В период с 1578 по 1780 гг. грамматика Клаюса выдержала 11 изданий. Инициатором освобождения грамматики немецкого языка от принципов построения латинской грамматики выступил в начале 17 в. педагог и языковед В. Ратке (W. Ratke). Он ратовал также за использование немецкого языка, а не латыни, как основы школьного обучения. Ему немецкая грамматика обязана такими терминами, как Sprachlehre, Wortbildung, Ausrufezeichen, einsilbig. В 1618 г. была издана первая полная немецкая грамматика на немецком языке – „Deutsche Grammatik“ И. Кромейера (Joh. Kromayer).

Новым важным этапом в процессе унификации языка была нормализаторская деятельность Ю.Г. Шоттеля (J. G. Schottelius, 1612-1676). В своём основном сочинении «Подробный труд о главном немецком языке» («Ausführliche Arbeit von der Deutschen Hauptsprache»(1663) он первым выступил как грамматист–теоретик. Шоттель заложил основы нормирования общенемецкого языка, сформулировал ряд теоретических положений, на основе которых можно было создать ряд правил. Устанавливая литературные нормы, Шоттель исходил из абстрактного понятия языковой правильности: он стремился создать правила употребления во всех спорных случаях и через школу сделать их достоянием нации.

Шоттель внёс значительный вклад в создание немецкой грамматической терминологии, ввёл в научный обиход около 120 терминов, образованных главным образом путем калькирования. Ему принадлежат термины: Wörterbuch, Zeitwort, Fragezeiсhen и др. Шоттель был крупным грамматистом-теоретиком своего времени, он первым высказал мысль о языке как исторической категории, ему же принадлежит первая попытка периодизации истории немецкого языка.

Второй наиболее значительной грамматикой 17 века является труд Иоганна Бёдикера «Grundsätze der deutschen Sprache im Reden und Schreiben»(1690). Он в большей степени, чем Шоттель, опирается на существующий языковой узус, и поэтому его грамматика длительное время сохраняет свое значение. Бёдикер ориентируется на язык «лучших писателей и учёных». Он полагал, что немецкий литературный язык возник на основе обобщения черт различных диалектов, при этом, однако, он протестовал против использования диалектизмов в литературном языке.

В целом следует отметить, что в нормативных грамматиках 17 века кодифицировались лишь отдельные словоформы и мало отражались правила употребления словоформ и конструкций.

Особый аспект нормализаторской деятельности составляла лексикографическая работа, связанная с созданием словарей. Для 17 в. были характерны главным образом двуязычные словари. К числу наиболее выдающихся словарей относятся труды Каспера Штилера и Матиаса Крамера. Их лексикографическая работа знаменует начало современной немецкой лнксикографии, представляет разные языковые и культурные слои 17 в.
§ 19. Нормализация немецкого языка в 18 веке

Уже в конце 17 в. наблюдается постепенный спад культуры барокко и переход к эпохе Просвещения, связанной с развитием капиталистических отношений и становлением буржуазии.

Развитие науки, и прежде всего философии, обращенной к внутренней жизни человека, его чувствам, становлению его как личности, порождает различнфе течения литературы 18 века, определяет многообразие ее жанров и направлений, стимулирует развитие немецкого литературного языка. На немецком языке издается и массовая периодическая литература (газеты и журналы), предназначенные для поучения и развлечения широких кругов читателей.

К числу важных культурно-исторических моментов, тесно связанных с формированием литературного языка, принажлежит и сознательная и целенаправленная кодификационная деятельность общества. Она опирается на достижения в этой области, достигнутые в 17 веке, но в 18 в. в ней появляются некоторые новые черты.

Во-первых, постепенно кодификация захватывает все новые стороны языка: орфографию (Фрайер, Готтшед. Клопшток, Аделунг), грамматику (Готтшед, Аделунг), лексику (Штайнбах ,Фриш, Аделунг, Кампе). При этом уже с конца предыдущего столетия в грамматиках начинает разрабатываться не только морфология, но и синтаксис. Слабо нормализованным и кодифицированным остаётся в течение всего периода произношение.

Во-вторых, нормализационные требования, выдвигаемые при кодификации, обладают иной степенью императивности: они более прямо и непосредственно реализуются в языковой практике современников. Вместе с тем эти требования уже менее умозрительны: они больше опираются на реальное употребление, и поэтому расхождение между теорией и практикой не так значительны, как раньше.

Первая половина столетия небогата новыми трудами. В преподавании используется грамматика И.Бёдикера, переизданная в 1723 г. К середине 18 в. в Германии возникли более благоприятные условия для завершения процесса языковой унификации. В этот период преобладавшие в то время сепаратистские тенденции в языковом развитии окончательно отступили перед процессом объединения, и в основном завершилось становление письменной нормы литературного немецкого языка. Особую актуальность проблема языковой нормы приобретает также в связи с тем, что с первой половины 18 в. немецкий язык, отвоевав у латыни новые позиции, почти повсеместно становится языком, на котором осуществляется преподавание, а также самостоятельной учебной дисциплиной. В течение 18 в. происходило формирование устной формы общенационального немецкого литературного языка, прежде всего в сфере лексики и грамматического строя.

Наиболее авторитетным защитником языковой унификации был лейпцигский профессор, теоретик литературы и языка И. Готтшед (J. Ch. Gottsched). Сторонник французского классицизма и рационализма, Готтшед видел главное достоинство литературного языка в рассудочной ясности, логической последовательности, грамматической правильности и единообразии. Он отвергал напыщенность и витиеватость барокко в языке 17 в. Своим основным трудом „Grundlegung einer Deutschen Sprachkunst, nach den Mustern der besten Schriftsteller des vorigen und itzigen Jahrhunderts abgefasset „ (1748) («Искусство немецкого языка, изданное по образцам, заимствованным у лучших писателей прошлого и настоящего столетий») Готтшед продолжил нормализаторские традиции своих предшественников и языковых обществ. Этот труд представлял собой свод правил по орфографии, морфологии, синтаксису и поэтике немецкого языка. Готтшед ориентировался на «верхнесаксонскую» (мейсенскую) норму (obersächsisch - meißnisch). Его идеалом был „eine gewisse eklektische und auserlesene Art zu reden, die in keiner Provinz völlig im Schwange geht, die Mundart der Gelehrten oder auch wohl der Höfe“. В деятельности Готтшеда, как нормализатора, преобладала запретительная сторона. Он выступал против канцелярского стиля (особенно в синтаксисе), с другой стороны, он боролся против особенностей поэтического синтаксиса и против метафоричности и образности поэтического словаря.

Несмотря на все субъективные и объективные недостатки Готтшеда, его деятельность явилась важным этапом в нормализации и кодификации немецкого языка. С некоторыми небольшими коррективами в языковой практике 18 в. утверждаются предложенные им орфография и морфология и, в меньшей степени, синтаксис.Сильная сторона Готтшеда заключалась в его опоре на языковое употребление, на реально складывавшиеся в этот период нормы восточносредненемецкого типа. Существенным было также понимание им немецкого литературного языка как наддиалектного образования.

Для популяризации и утверждения зафиксированных им норм Готтшед сотрудничал с такими морально-дидактическими журнами, как «Die Vernünftigen Tadlerinnen» и «Der Biedermann». Большую роль в борьбе Готтшеда за распространение и признание его норм играл его журнал «Beiträge zur kritischen Historie der deutschen Sprache Poesie und Beredsamkeit», выходивший в течение ряда лет, начиная с 1732 г.

Кроме нормирования немецкого языка Готтшеду принадлежат значительные труды по ораторскому искусству и поэтике: „Ausführliche Redekunst“ (1728) и „Versuch einer kritischen Dichtkunst des Deutschen“ (1730).

В духе просветительских идей создал свой двухтомный словарь „Teutsch-Lateinisches Wörterbuch“ (1741) Иоганн Леонгард Фриш (Joh. L. Frisch). В этот словарь вошла наряду с общелитературной также архаичная, диалектная и профессиональная лексика. Каждое слово сопровождалось соответствующими грамматическими пометами.

Большое значение для систематизации орфографии имела книга Иеронимуса Фрайера «Наставление по немецкой орфографии» („Anweisung zur teutschen Orthographie“( 1721).

Продолжателем дела Готтшеда о второй половине 18 в. был крупный грамматист и лексикограф Иоганн Кристоф Аделунг (Joh. Chr. Adelung). Он сыграл огромную роль в нормализации и унификации литературного языка. Его целью было установить „die eine richtige Sprechart“, «единую и общеобязательную норму» языка, который он назвал „die hochdeutsche Schriftsprache“. Несмотря на социально-ограниченное понимание истоков общенемецкого языка и регламентирующий подход к вопросам нормы, основные труды Аделунга, его грамматика «Deutsche Sprachlehre zum Gebrauch der Schulen in den Königlichen Preußischen Landen»(1781), выдержавшая до 1816 года пять изданий, его же грамматика „Umständliches Lehrgebäude der deutschen Sprache“ (1782) и особенно его пятитомный словарь „Versuch eines vollständigen grammtisсh-kritischen Wörterbuches der Hоchdeutschen Mundart“ (1774-1786), пользовались огромным авторитетом и стали заключительным этапом грамматической и лексической унификации немецкого языка в 18 в.

В своём словаре при выборе слов Аделунг ориентировался на словарь восточносредненемецкого литературного языка. Также как и его предшественник Готшед он опирался в своей нормализаторской деятельности на произведения лучших писателей своего времени. При составлении своего словаря он использовал перевод библии, сделанный М. Лютером. Для каждого слова Аделунг давал правописание, произношение, флексию и область употребления. Эти указания сделали словарь в качестве авторитетного нормативного справочника особенно ценным. Труды Аделунга непосредственно предшествовали развитию в Германии в начале 19 в. научного языкознания.

Создателем второго большого словаря был Иахим Генрих Кампе (J. H. Campe). Он продолжил дело немецких пуристов 17 в., боролся за чистоту немецкого языка, за изгнание из него ненужных иностранных слов. Создав свой обширный словарь “Wörterbuch der Erklärung und Verdeutschung der unserer Sprache aufgedrungenen fremden Ausdrücke“(1801-1804) (его второе издание содержит 140 тысяч слов), он обогатил немецкий язык большим количеством удачных и укоренившихся в языке слов, например: Amtskleid, belegen, Beweggrund, Einzelwesen (=Individium), Feingefühl (чуткость, деликатность), folgerichtig, geeignet, gefallsüchtig (кокетливый), gegenüber (=vis-a-vis), Haft, Lehrgang Minderheit, Misserfolg, schöngeistig (=beletristisch), Tondichter (=Komponist), trauen, verwirklichen u.a.m. Своим онемечиванием иностранных слов и словотворчеством Кампе развил словообразовательные возможности немецкого языка. Аделунг и Кампе были последними представителями регламентирующего языкознания эпохи формирования общенационального немецкого литературного языка. В результате кропотливого труда грамматистов и лексикографов 17-18 вв. была достигнута ясность в отношении нормы нвн. литературного языка и были сформулированы правила его употребления. Через среднюю школу эти правила становились достоянием всей нации.

История немецкого литературного языка в его письменной форме в 15-16 вв.- это история обособления литературного языка от диалектов и тем самым история формирования нового наддиалектного типа языка – носителя единой языковой нормы. К этому типу языка стремились печатники 15 в. на создание его были направлены усилия Лютера, Меланхтона, Агриколы. Эта же цель стояла перед грамматиками–нормализаторами и создателями немецких толковых словарей Аделунгом и Кампе.

1   2   3   4   5   6   7   8   9



Скачать файл (822 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru