Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Учебное пособие - История немецкого языка - файл 1.doc


Учебное пособие - История немецкого языка
скачать (822 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc822kb.21.11.2011 10:11скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
Реклама MarketGid:
Загрузка...
§ 15. Дальнейшее развитие умлаута. Новые гласные фонемы

^ Фонологизация умлаута. Позиционные варианты гласных фонем, возникшие в древневерхненмецком под влиянием i (j)–умлаута, взяли на себя в связи с ослаблением и редукцией -i- в e [э] во флексии смыслоразличительную функцию, поэтому они были фонологизированы. Примерами могут служить образование множественного числа существительных с i-основой: ahd gast – gesti>mhd.geste; ahd.korb–korbi>mhd.körbe. В то время как двн. главная роль в образовании этих форм принадлежала -i-, в средневерхненемецком она принадлежит умлауту. Он способствует различению форм им., вин.падежа мн. числа и дат.пад. ед. числа, ср.:

ahd. N.Sg. korb – D.Sg. korbe – N. A. Pl. korbi;

mhd. N.Sg. korb – D.Sg. korbe – N. A. Pl. körbe

В результате развития умлаута новыми гласными фонемами в средневерхненемецком языке становятся:

.1) краткие гласные:

ä – вторичный умлаут краткого а (более открытый, чем е–первичный умлаут): напр., mähtec (ahd. mahtig), ärze (ahd. ariz);

ö – умлаут краткого о: напр. öl (ahd oli), möchte (ahd mohti);

ü – умлаут краткого u: напр. künes (ahd kuning);

2) долгие гласные:

æ –умлаут â: напр. mære (Erzählung) (ahd mâri);

ое – умлаут ô, напр. schoene (ahd skôni);

  1. дифтонги:

öu, eu – умлаут ou: tröumen (ahd troumen <*troumjan);

üe – умлаут uo: güete (ahd guoti); süeze (ahd suozi).

^ Развитие умлаута во внутренную флексию. На основе умлаута развилось в словоформах многих слов чередование гласных корня, которое стало распространённым грамматическим средством формообразования, а именно внутренней флексией. Умлаут характеризует:

1) множественное число некоторых существительных: ahd gast – Pl. gesti (Gäste); kraft – Pl. krefti (Kräfte); lamb – lembir; соответственно: mhd gast – geste, kraft – krefte, lamb – lember;

  1. степени сравнения прилагательных, ср.:

ahd. alt – Komp. eltiro – Superl. eltisto; mhd. alt – elter – eltest;

  1. претерит коньюнктив сильных глаголов, ср.:

аhd. helfan – 1.P. Sg. Prät. Konj. hulfi (ich hälfe, hülfe), mhd. helfen – hülfe;

  1. 2 и 3 лицо единственное число настоящее время сильных глаголов, ср,:

ahd. faran – 2.P.Sg.Präs.Ind. ferist, 3.P.Sg.Präs. ferit; mhd. faren – ferest – feret.

Умлаут получил большое распространение в словообразовании, напр., mhd. kraft – kreftic, mhd adel – edele, mhd hoch –hæhe, mhd hof – hövesch (höfisch), mhd jagen – jeger(e), mhd fallen – fellen (fällen).
§ 16. Изменения в области консонантизма.

  1. В области консонантизма изменения в средневерхненемецкий период не были столь значительными, как в области вокализма. Наиболее серьёзными следует считать изменения, касающиеся фонемы s.

В древневерхненемецком имелось старое глухое s, общее для всех германских языков. К старому германскому s присоединяется новое з, зз, возникшее из германского t по второму передвижению. Оба эти звука отличались некоторыми оттенками в своём произношении: s имело несколько шепелявый оттенок. Этот шепелявый характер старого германского s до известной степени способствовал переходу сочетания согласных sk в глухой спирант [∫] (графическое обозначение sch).

Развитие новой фонемы [∫] из sk начинается уже в 11 веке, но большое распространение этот новый звук получает в 12 веке, напр.:ahd. skînan (scheinen) > mhd. schînen; ahd. skôni > mhd. schoene.

Путь, по которому sk перешло в фонему [∫], является предметом спора. Наряду с общераспространённым взглядом, что смычное k путём ассимиляции к предшествующему щелевому дало щелевой [х], а затем сочетание [sx] перешло в двухфокусный шипящий звук. Существует также мнение, что сначала s перед k превратился в [∫] (видимо благодаря своему шепелявому характеру), а затем задненёбная смычка была утрачена.

С 13 века германское шепелявое s становится [∫] в сочетаниях sl, sm, sn, sw в начале слова. Орфографически это [∫] обозначается через sch:

ahd slâfan, mhd slâfen > nhd schlafen

ahd smerzo, mhd smerze > nhd Schmerz

ahd snêo, mhd snê > nhd Schnee

ahd swarz, mhd swarz > nhd. schwarz.

В некоторых словах rs становится rsch:

ahd. bursa, mhd. burse > nhd. Bursche

ahd kirsa, mhd kirse > nhd. Kirsche.

Однако в большинстве случаев rs остаётся без изменения, напр.: Ferse, Bŏrse, Mŏrser, Vers.

Несколько позднее s становится [∫] перед p, t, хотя написание этих сочетаний остаётся без изменения:

ahd spâti, mhd spæte > nhd spät

ahd stark, mhd starke > nhd stark.

2. Звук t после носовых озвончается в d, т. е. совпадает с другой фонемой, напр.: ahd bintan – mhd binden, ahd henti – mhd hende.

В ряде случаев озвончение впоследствии ликвидируется. Это происходит по большей части там, где с дентальным элементом связано определённое грамматическое значение, например, в претерите слабых глаголов: mhd diende – nhd diente.

Помимо рассмотренных явлений происходит также оглушение согласных в конце слова или перед следующим глухим согласным, например: nît. G.Sg. nîdes, neicte от neigen.

3. В ряде случаев изменение могло затрагивать одновременно гласный и согласный звуки.

1) Звонкое g в положении между гласными произносилось как j. Вследствие этого примыкающие к нему гласные позднее подвергались стяжению или контракции. Произношение g как j было в особенности характерно для сочетаний –ige-, -ege-, напр.: аhd. ligit >* (lijit) > mhd lît (liegt);

ahd Sigifrid >* (Sijifrid) > Sîvrid; ahd megidi >* (mejidi) > meide (Magd).

В баварском диалекте встречается, кроме того, стяжение –agi- > ei: maget – meit (девушка), saget – seit (говорит).

2) Контракции подвергаются также сочетания –ibi-, -idi-, -abe-, -ade-; при этом –ibi-, -idi- давали î, -abe-, -ade- - â. По-видимому, это было связано с фразовым ударением: ahd gibit > gîst; ahd gibit > mhd gît; ahd haben > mhd hân.

3) Изменения касающиеся qu (kw). Сочетание que даёт в средневерхненемецком ko, ср.: ahd queman – mhd komen. Сочетание qui даёт в средневерхненемецком ku, ср.: ahd. quimu – mhd. kume.
§ 17. Фонемный состав средневерхненемецкого

Гласные фонемы.

Краткие: a, ё, e, ä, i, o, ö, u, ü.

Долгие: â, ê, æ, î, ô, oe, û, iu [y:].

Дифтонги: ei, ou, ie, öu (eu), üe.

Согласные фонемы.

Глухие смычные: p, t, k, kw.

Звонкие смычные: b, d, g.

Глухие щелевые: f, s, z, sch, h.

Полугласные w, j.

Носовые: m, n.

Плавные: l, r.

Аффрикаты: pf, z.

Фарингальный: h.
§ 18. Фонологическая система ранненововерхненемецкого

В ранненововерхненемецкий период в фонологической системе происходит целый ряд фонологических изменений как качественных, так и количественных.

^ Важнейшие изменения в системе вокализма. Качественные изменения

1. Нововерхненемецкая дифтонгизация. Она коснулась долгих гласных верхнего подъёма î, û, iu [y:], которые стали: î > ei [ae]; û > au; iu > eu[оǿ], ср. напр.: mhd. mîn – nhd mein, mhd. wîb – nhd. Weib;

mhd. fûl – nhd. faul, mhd. hûs – nhd. Haus;

mhd. tiutsch – nhd. deutsch, mhd. ziug – nhd. Zeug.

Данное фонетическое явление засвидетельствовано первоначально уже в конце 12 века на крайнем юго-востоке немецкой языковой области (Бавария, Австрия). Постепенно дифтонгизация охватывает юг и центральную часть Германии и в течение 14-16 веков становится характерным признаком всей верхненемецкой языковой области, за исключением крайнего юго-запада, т. е. Швейцарии и Эльзаса (ср. название швейцарского немецкого «Schwyzer tütsch»).

Дифтонгизация не происходит в нижненемецком и в прилегающих областях средненемецких диалектах, там остаются старые долгие гласные î, û, iu, напр.: mîn niuwes hûs.

2. Нововерхненемецкая монофтонгизация. Дифтонгизация гласных фонем î, û, iu привела к их исчезновению из фонетической системы. Однако образовавшаяся брешь была тотчас же заполнена долгими фонемами i, u, ü, возникшими благодаря стяжению дифтонгов ie, uo,üe:

mhd. hier – nhd. hier, mhd. brief – nhd. Brief, mhd. bieten – nhd. bieten;

mhd. bluome – nhd. Blume, mhd. buoch – nhd. Buch, kluoc – klug;

mhd. grüene – nhd. grün, mhd. küene – nhd. kühn, güete – Güte.

Монофтонгизация возникает в средней Германии и распространяется отсюда на другие области. Из южнонемецких диалектов монофтонгизация происходит только в южнофранкском. Баваро-австрийский, швабско-алеманский и восточнофранкский диалекты сохраняют старые дифтонги. В связи с характерной для южнонемецкого тенденцией к нелабиализации (ü > i, ö > e, eu > ai, напр.: schen вместо schön, glick вместо glück, hait(e) вместо heute) старые дифтонги звучат в баваро-австрийском как ue, ie (Bueb, guet, grieзn), в швабско-алеманском, как ua, ia (Buab, guat, griaзn).

3. Расширение старых дифтонгов. Процессы дифтонгизации и монофтонгизации сопровождались расширением дифтонгов ei > ei [ae], ou > au, которые совпали с новыми дифтонгами:

mhd ein – nhd ein, mhd teil – nhd Teil, mhd drî – nhd drei;

mhd ouge – nhd Auge, mhd boum – nhd Baum, mhd ûf – nhd auf.

В результате этих трёх фонетических процессов не возникло новых гласных фонем, изменилась их дистрибуция в словах и исчезли старые дифтонги. Схематично эти явления можно представить следующим образом:

1. mîn > mein î > ei [ae]

ein > ein ei > ei [ae]

hier > hier [i:] ie > ie [i:]

2. ûf > auf û > au

ouch > auch ou > au

guot > gut uo > û

3. hiute [y:] > heute iu > eu

süeze > süß üe > ü
Важным для формирования вокализма общенационального немецкого литературного языка является то, что эти фонетические явления произошли в восточносредненемецком, прежде всего в верхнесаксонском (мейсенском) колониальном диалекте. Благодаря своему смешанному характеру именно восточносреднененемецкие диалекты объединили в своей фонологической системе все указанные процессы, что позволило восточносредненемецкому литературному языку стать основой формирующегося общенационального немецкого литературного языка.

4. Понижение u > o, ü > ö. Оно произошло в нововерхненемецкий период перед простыми или удвоенными m и n, напр.: wunne – Wonne, sun – Sohn, sumer – Sommer, künec – König, münech – Mönch.

Понижение не осуществлялось, если за данными гласными следовало сочетание «носовой + другой согласный», напр.: mhd. trank – nhd. Trank, mhd. wunde – nhd. Wunde.

Это явление началось в средней Германии и затем было закреплено в немецком национальном языке.

5. Переход â в ô осуществился: а) перед носовым, напр.: mhd. arkwân – nhd.Argwohn; mhd.mân–nhd. Mohn; mhd.mânot–nhd.Monat; mhd.mâne–nhd.Mond, mhd.âne–nhd.ohne; б) перед w, напр.: mhd.wâc-nhd.Woge; mhd.âtem–nhd.Odem (ср. также Atem).

6. Лабиализация и делабиализация. Гласные фонемы ö, ü и дифтонг öu характеризуются наличием губной артикуляции, «огублением». Это так называемые лабиализованные звуки. Многие южно- и средненемецкие диалекты характеризуются делабиализацией,т.е. отсутствием огубления. Для большинства северных диалектов, напротив, характерна лабиализация. Поскольку произносительная норма литературного языка долгое время оставалась колеблющейся, то в немецкий национальный язык проникли некоторые случаи незакономерной делабиализации или лабиализации отдельных слов:

а) делабиализация(Entrundung, Entlabialisierung), ср.: mhd.würken–nhd. Wirken; küssen (lat.cussinus) – Kissen; sprütze–Spritze; eröugen (vor Augen stellen) – sich ereignen;

б) лабиализация. Лабиализация наблюдается по соседству с l или sch, ср.:

zwelf–Zwölf; leschen–löschen; leffel–Löffel; schwern–schwören; helle–Hölle и т. п.
^ Количественные изменения

В ранненововерхненемецкий период происходит ритмическое выравнивание долготы и краткости ударных слогов.

1. Краткий корневой гласный в открытом слоге удлиняется, напр.: mhd. sãgen–nhd.sagen; haben–haben; lesen–lesen; mhd.nemen–nhd.nehmen.

В тех случаях, когда в словоизменительных формах односложная форма слова с закрытым слогом чередуется с двусложной формой с открытым слогом, также происходит удлинение гласного, напр.: mhd. hof, hoves, hove–nhd. Hof, Hofes, Hofe. Двойственность сохраняется в Stadt –Städte.

В изолированных односложных словах с закрытым слогом удлинение происходит только перед сонорными (r, l, m, n), напр.:wer, der, er, dir, wohl, wem, wen, dem, ihm, ihn.

2. В закрытом слоге (т. е. перед группой согласных) долгий гласный сокращается: mhd. brâhte–nhd. bachte, hêrre–Herr; hôchzît–Hochzeit.

Сокращению подвергаются перед группой согласных также долгие гласные, образовавшиеся из старых дифтонгов (ie, uo, üe), напр.: mhd lieht – nhd Licht, nüehtern – nüchtern.

Сокращение перед зз проводится непоследовательно: с одной стороны, имеется lâззen > lassen, müeззen – müssen, а с другой, grôз–groß, grüeззen– grüßen.

Долгота в большинстве случаев сохраняется перед st, напр.: mhd. klôster– nhd. Kloster, huosten – husten, wüeste – Wüste, ôstern–Ostern и др.

Долгота сохраняется и там, где группа согласных возникла в результате выпадения гласного, напр.: maget – Magd, mânot – Mond, pâbest – Papst и др.

Перед такими группами согласных, как rt, rz часто происходит удлинение гласного: Art, Bart, Harz, Erde, wert. Но это проводится непоследовательно, ср.:warten, hart, Karte, Herz и т. п. (с кратким гласным).

Краткость гласной обозначается орфографически удвоением последующего согласного.
§ 19. Изменения в составе и системе фонем

Гласные фонемы

В средневерхненемецкий период наблюдалось значительное увеличение состава фонем, а в ранненововерхненемецкий мы видим его сокращение. Это особенно заметно в области гласных, но также и в области согласных фонем.

В системе гласных новых фонем не возникает, их число, напротив, сокращается. Это происходит в первую очередь за счёт фонем e, которых в средневерхненемецком было пять: старое краткое открытое германское ё, краткое е, возникшее по первичному умлауту более узкая фонема, очень открытое краткое ä, возникшая из а по секундарному умлауту; далее старое долгое ê и очень открытое долгое æ из â.

В современном немецком языке их всего две. С одной стороны, это краткое открытое [ε], которое представляет и старое германское ё, и возникшее по первичному умлауту закрытое ẹ и появившееся значительно позже сверхоткрытое ä, с другой стороны, это долгое закрытое [е:], которое имеет факультативный вариант, долгое открытое [ε:], например, в таких словах, как Bär, Mädchen, Zähne, Ähre. Новый нормативный словарь немецкого стандартного произношения, вышедший в серии «Дуден», считает, что нет ни одного случая, где вместо долгого открытого [ε:] нельзя было бы произнести долгое закрытое [е:]. Это говорит о том, что эти звуки являются факультативными вариантами одной фонемы.

^ Согласные фонемы

В отличие от гласных состав согласных фонем испытывает некоторый прирост в ранненововерхненемецком.

1). Уже в 13 веке s перед гласными в начале и середине слова озвончается, преходит в [z]. Написание не изменяется. В остальных случаях происходит совпадение старого s c з в произношении. Написание этих согласных также смешивается. «ß» пишется в интервокальном положении после долгого гласного или дифтонга. В односложных словах з изображается как s, ср.: das, es, was.

2). В средневерхненемецкий период различаются: h – придыхательное (общегерманское) (Hauchlaut) и ch – заднеязычный или среднеязычный спирант, полученный по второму передвижению согласных.

В средневерхненемецкий период h встречается не только в начале слова, как в современном немецком языке, но и в середине, напр.: sehen, geschehen.

В нововерхненемецкий период это h в интервокальной позиции и в конце слова после гласной перестаёт произноситься, а его графическое изображение используется как знак долготы, ср.: mhd. sêr – nhd sehr, wâr – wahr, sun –Sohn.

В конце слова придыхательный h в средневерхненемецкий период чередовался со спирантом ch, ср.: sehen – Prät. Sg. sach. В нововерхненемецкий период это чередование под воздействием аналогии ликвидируется, сохраняясь лишь в условиях относительной изоляции (ср.: Nähe – nach, hoch – höher, Höhe). Кроме того, сочетание hs > chs [ks], напр.: wahsen – wachsen, fuhs – Fuchs; сочетание ht>cht, например, naht – Nacht; gesihte - Gesicht; geschihte – Geschichte.

3) Среденверхненемецкое ch в ранненововерхненмецкий период расщепляется на фонемы [x] и [ç] в зависимости от фонетических условий его окружения. После гласных переднего ряда, с одной стороны, и после гласных заднего ряда, с другой, ch выступает в двух различных вариантах, например: mich, lîch, bleich – выступает палатальный вариант, в случаях - machen, hôch, brûchen, ouch – вариант увулярный.

В определённый период развития языка в ряде слов передний гласный, стоящий перед ch, выпал, и обусловленный им палатальный оттенок фонемы [x] оказался в положении не после переднего гласного. Это имело место, в частности, в уменьшительном суффиксе –ichin (-ichen), широко распространённом на центральнонемецкой территории, ср., mhd beinichin, glockichin, hûsichen. Позже суффикс выступает в форме –chen.

В связи с выпадением переднего гласного из различных слов палатальный согласный, фонема [ς], стал появляться в различных позициях, например, после согласных, ср., /hoǿsςen/ из mhd hûsichin, /moenς/ из mhd münech и т. п. В некоторых случаях [ς] оказывается в той позиции, которая является наиболее типичной для [x], ср. например: /´fraoςen/ - /´raoxen/; /´ku:ςen/(Kuhchen) - /ku:xen /(Kuchen). Это противопоставление (фонологическая оппозиция) говорит о том, что в нововерхненемецком языке исчезла фонетическая обусловленность, определяющая комбинаторность оттенков. Оттенки эти получили фонематическую независимость и превратились в разные фонемы.

4) Сочетания с w

mhd lw, rw > nhd lb, rb, например: varwe – Farbe; swalwe – Schwalbe и т. п.

5) Согласный m

mhd. mb, mp > nhd. mm, ср.: mhd.stumber (stump) – nhd.stummer, stumm; mhd.zimber – nhd.Zimmer и т. п.

6) Изменение полугласного w [u]

В древневерхненемецком и в начале средневерхненемецкого w был губно-губным полугласном звуком, ср.: двн. sêo(в абсолютном конце слова он вокализировался), Gen. sêwes, mhd sê, Gen. sêwes. В 13 веке он развился в губно-зубный звонкий щелевой [v].

7) В древневерхненемецком и в средневерхненемецком ng было сочетанием двух фонем, о чём красноречиво говорят такие рифмы, как sanc- krank, gedanc – ranc. Вместе с тем лингвисты полагают, что существовал согласный [η], выступавший как вариант [n] в положении перед заднеязычными согласными в составе одной морфемы. Таким образом, сочетание ng фонетически было сочетанием [ηg]. Оно затем развилось путём прогрессивной ассимиляции в единообразный согласный (заднеязычный носовой) по аналогии с процессом ассимиляции сочетания mb в m. В новонемецком языке он является монофонемой.
§ 20. фонологическая система немецкого литературного языка

Основные черты фонологической системы единого немецкого литературного языка прослеживаются уже в 14 в. в фонологической системе восточносредненемецкого варианта литературного языка. В течение 17 в. завершается формирование фонологической системы общенационального литературного языка в ее основных чертах. Общенемецкую значимость эта система получает в период с 16 по 18 века в той мере, в какой восточносредненемецкий утрачивает связь со своим диалектным ареалом и завоёвывает общенациональное признание в конкурентной борьбе с другими региональными вариантами литературного языка.

Вокализм. Система гласных фонем восточносредненемецкого языка характеризовалась объединением средне- и южнонемецких характерных особенностей:

1. К средненемецким явлениям, чуждым как южнонемецкому, так и швейцарскому вариантам литературного языка, относится монофтонгизация ie, uo, üe в ie[i:], u, ü, например: lieb, guot, grüezen > lieb, gut, grüßen.

Язык венской имперской канцелярии и южнонемецких книгопечатников имел в то время старые дифтонги ie, uo, ue, что соответствовало произношению дифтонгов ie, uo, üe; баваро-австрийские диалекты имели из-за отсутствия в них лабиализации дифтонги ie, ue, ie, ср.: lieb, guet, griezn, а алеманские диалекты – ia, ua, ia, ср.: liab, guat, griazn.

  1. Из южнонемецких явлений восточносредненемецкий язык перенял:

а) дифтонгизацию долгих гласных верхнего подъема î, û, iu в ei, au, eu, например: mîn, niuwez, hûs > mein, neues, Haus.

Швейцарский (верхнерейнский) вариант литературного языка имел старые монофтонги î, û, ü, например: mîn, hûs, dütsch, а также в названии современного швейцарского немецкого - Schwyzertütsch;

б) расширение старых дифтонгов ei, ou > ei[ae], au, напр.: ein, Auge.

3. Общенемецкий характер (за исключением швейцарского немецкого) имело удлинение старых кратких гласных в зависимости от характера слога, например: geben, er, Name.

Одной из существенных характерных черт восточносредненемецкого в отличие от южнонемецкого было сохранение безударного е в приставках и во флексии, например:behalten, genommen, schönes, Name, тогда как в южнонемецких bhalten, gnommen, schöns, Nam. Cинкопа и апокопа безударного е в южнонемецком привела к значительным отклонениям также и в формообразовании существительных, прилагательных и глаголов. »е Saxonum» или «Лютеровское е» с большим трудом утверждалось на юге Германии, этому препятствовали прежде всего конфессиональные предубеждения.

При формировании фонологической системы общенемецкого литературного языка восточносредненемецкий вариант в некоторых словоформах уступил южнонемецкому и западнонемецкому влиянию:

а) влиянием южнонемецкого варианта литературного языка объясняется вытеснение некоторых палатализованных форм непалатализованными, например: вместо omd. gleuben, teufen, Heupt, встречающихся у Лютера, в литературном языке утвердились южнонемецкие glauben, taufen, Haupt, а также drucken, Rucksack.

б) под влиянием западнонемецких, прежде всего восточнофранкского диалектов в литературный язык проникают лабиализованные гласные ö,ü, которые чужды восточносредненемецкому и основной массе южнонемецких диалектов. В литературном языке укореняются под влиянием этих диалектов многие словоформы с неорганической лабиализацией, например: свн. zwelf – нвн. zwölf; leffel > Löffel; helle > Hölle; leschen > löschen, wirde > Würde, wirze> Würze, flistern > flüstern.

Консонантизм. Восточносредненемецкая система согласных фонем характеризовалась усвоением второго, верхненемецкого передвижения согласных в том объеме, который определяет почти без исключения состояние второго передвижения в общенемецком литературном языке. Только последовательное проведение передвижения p>pf литературный язык обязан южнонемецкому влиянию, так как восточносредненемецкий имеет p>pf(f) только в начале слова, например: pfund (fund), в середине слова p остаётся непередвинутым, например: appel.

Другими характерными признаками восточносредненемецкой фонологической системы следует назвать: а) переход chs > ks в таких словах как sechs, wachsen и др., б) последовательное проведение фонемы [∫] в звукосочетаниях schm, schn, schl,schw уже во времена Лютера, тогда как южнонемецкий вариант литературного языка имеет все еще sm, sn, sl, sw, например: swalb – Schwalbe и др.


^ III часть. Историческая грамматика

А. Морфология

§ 1. Вводные замечания

Морфология представляет раздел грамматики, изучающий изменение слов в предложении. В морфологии исследуются образование, изменение, значения и употребление грамматических форм языка. Грамматические формы могут быть образованы разными способами. Обычно различают синтетическое, аналитическое и супплетивное формообразование.

Средствами синтетического формобразования является аффиксация и чередование звуков в корневой морфеме (внутренняя флексия). Для немецкого языка в древний период его развитие наиболее характерным было образование грамматических форм при помощи суффиксов. Так, прошедшее время слабых глаголов образуется при помощи дентального суффикса -t- (lobôn(хвалить)- lobôta (хвалил), причастие настоящего времени образуется при помощи суффикса -nt-, для образования форм оптатива-конъюнктива служит суффикс -î-, инфинитив сильных глаголов имеет суффикс –an, инфинитив слабых глаголов - суффиксы –en, -ôn, -ên.

Применение же префиксации, напротив, крайне ограничено. В немецком языке существует лишь один префикс, участвующий в формообразовании, префикс gi-/ge- (ср. причастие прошедшего времени gimachôt от machôn -делать, ginoman от neman-брать и т. п.), этот же префикс служит средством выражения предельности, т.е. средством перфективации, ср.: gibirit (3 P.Sg.Präs.Ind. от глагола beran).

Помимо суффиксации, или так называемой внешней флексии, в древненемецком языке значительно развита также внутренняя флексия, т.е. чередование звуков в корне. Различается чередование гласных и чередование согласных звуков. Аблаут, умлаут, преломление (Brechung) – это разные виды чередования гласных, выполняющие определённые грамматические функции.

Грамматическим чередованием согласных по закону Вернера является чередование d/t; h/g; f/b; s/r в формах сильных глаголов, например: ahd snîdan – sneid – snitum – gisnitan; and. ziohan – zôh – zugum – gizogan.

Супплетивизм наблюдается в системе формообразования личных местоимений (ср. ich – mîn - wir), в системе образования степеней сравнения имён прилагательных и наречий (ср.ahd. guot – beззiro (лучше)), у глагола wesan, формы которого восходят к трём разным корням: индоевропейский корень es, –s (ist, sind), индоевропейский корень bhu – русский глагол быть, латинский fui (ср. bim, bist, birut), и корень wes (ср. wesen, was, wârum).

Аналитическое формообразование в древненемецкий период не было развито, лишь в конце древневерхненемецкого периода возникают первые аналитические формы: временные формы: перфект и плюсквамперфект, а также формы страдательного залога.

Способы формообразования рассматриваются в морфологии в соответствии с лексико-грамматическими разрядами слов – частями речи. В немецком языке в древний период его развития существуют в основном те же классы слов, что и в современном немецком языке, а именно, знаменательные части речи:

I. Имена: 1) существительное, 2) прилагательное, 3) числительное;

II. Местоимение;

III. Глагол;

IV. Наречие;

V. Модальные слова;

VI. Служебные слова или части речи: 1) предлоги, 2) союзы, 3) частицы, 4) артикль;

VI. Междометия.

Поскольку основным вопросом исторической морфологии является главным образом развитие грамматических категорий, она имеет дело не со всеми частями речи, а прежде всего с теми, которые обладают грамматическими категориями. К таким частям речи принадлежат: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол и наречие.
§ 2. Морфологическая структура древневерхненемецкого языка

Древневерхненемецкий язык оставался также, как и древнегерманский язык, флективным языком с богатой флексией. Его морфологическая структура эволюционирует довольно медленно и сохраняет большинство признаков древнегерманского. Только в конце древневерхненемецкого и в средневерхненемецкий период накапливаются те инновационные изменения, которые стали определять грамматический строй современного немецкого языка. Однако начало этих изменений прослеживается чётко уже в древневерхненемецкий период.

Существительное. В древневерхненемецкий период существительное сохраняет грамматические категории рода, числа и падежа. С 9 века начинает развиваться новая грамматическая категория – категория соотнесённости, из которой в средневерхненемецкий период происходит образование категории определённости/неопределённости.

В древневерхненемецком языке существительные различались по родам: мужской, женский, средний. В категории числа различались два числа: единственное и множественное, которые выражались через противопоставление форм соответствующих падежей. Чёткого разделения средств выражения категорий падежа и числа в двн. период не было. Окончания существительного служили одновременно для обозначения обеих этих категорий. Так, в tag-es окончание –es одновременно выражает и единственное число, и генитив, в tag-om окончание –om является признаком и множественного числа, и датива.

В категории падежа различалось пять падежей – номинатив, генитив, датив, аккузатив и инструменталис.

Инструменталис реже, чем остальные падежи, встречается в памятниках и притом только в 8-9 вв. Позднее он вытесняется дативом с предлогами mit, in, fona, zi и др. В некоторых типах склонения он вовсе не представлен особыми формами. Очевидно, инструменталис, по крайней мере, до 10 века различался во всех именах существительных, хотя во многих из них он был омонимичен дативу, котрым и был вытеснен впоследствии.

В древневерхненемецкий период возникает новая категория – так называемая категория соотнесённости. Своим возникновением категория соотнесённости обязана оппозиции следующих двух грамматических значений: обозначение предмета, при котором он характеризуется как данный, наличный в соответствующей ситуации (соотнесённость), и 2) обозначение предмета без подчёркивания этого момента (несоотнесённость). Эта оппозиция поддерживается также противопоставлением выделенного, эмфатически подчёркнутого – невыделенному, нейтральному, незначительному.

Примером категории соотнесённости может служить два приложения на русском языке: «В конце коридора он увидел дверь. На двери висело объявление». Слово дверь во втором предложении отличается от первого своей конкретностью, обусловленной наличием в данной ситуации. Перед словом дверь во втором предложении можно поставить указательное местоимение «эта» без изменения содержания текста, тогда как постановка такого местоимения перед словом «дверь» в первом предложении, обязательно предполагала бы более широкий предшествующий контекст.

Обозначение соотнесённости в древневерхненемецком вырастает на базе употребления существительного с дейктическим (указательным) или анафорическим местоимением der, daz, diu. Выбор именно этого указательного местоимения обусловливался большей обобщённостью его значения, частотой употребления и максимальной сочетаемостью с именами.

Возникновение новой грамматической категории и вместе с тем возникновение и развитие артикля как формального выразителя этой новой грамматической категории сопровождалась редукцией флексии существительных, которая делает невыраженными категории рода, числа и падежа. Я. Гримм отмечал, что ослабленная флексия имени не вызывала артикль к жизни, а скорее опиралась на него, закрепила его и способствовала его развитию. Наличие или отсутствие артикля обусловливалось потребностью выразить новую оппозицию грамматических значений.

Словоформы имён существительных в древневерхненемецкий период образовывались путём присоединения к корню или производной основе падежных окончаний, т.е. обладали двучленной структурой. Между тем система склонения в целом, как и отдельные типы склонений, носила следы значительно более ранних особенностей, типичных для древних индоевропейских языков. Словоформы существительных в древних индоевропейских языках характеризовались трёхморфемной структурой: между корнем и падежным окончанием имелся ещё особый основообразующий суффикс, обладавший некогда определённым словообразовательным значением:

1 2 3

корень + основообразующий суффикс + падежное окончание

1 + 2 = основа

например, русск. имя – род. п. ед. ч. им-ен-и, got. namo – G. Sg. nam-in-s

русск. мать - род. п. ед. ч. мате-р-и, lat. māte-r.

В древневерхненемецком основообразующие суффиксы утрачивают статус самостоятельной морфемы; они или сливаются со старыми падежными окончаниями, видоизменяя их, или вытесняют их, становясь окончаниями. Так, например, у существительного tag основообразующий суффикс â (а) вытеснил падежные окончания во множественном числе в номинативе –s, в аккузативе –ns и перенял их функцию.

Старое индоевропейское основообразование с помощью разнообразных основообразующих суффиксов обусловило многообразие типов склонения существительных в древневерхненемецкий период. Различают: 1) гласные основы: а – склонение, сюда входили существительные мужского и среднего рода, например, tag (m), wort (n) и два его варианта –ja и –wa (напр.: hirti (m), kunni (n); sêo (m), melo (n). Следы старого основообразующего суффикса –j- проявляются ещё в именительном и винительном падежах единственного числа мужского и среднего рода, а также в именительном и винительном падежах множественного числа среднего рода в виде окончания –i, во всех же других формах он уже исчез.

Основы на –wa охватывают лишь крайне незначительное количество слов мужского и среднего рода. -w- выступает в конце слова как –о. Во всех остальных форма -w- выступает вместе с падежными окончаниями, не имеющими никаких отличий от чистых основ на –а.

К гласным основам относились также i–склонение (существительные мужского рода (например gast – N.A. Pl gesti) и женского рода (например, kraft - N.A.Pl. krefti); о-склонение и его вариант jo-склонение (существительные женского рода, например erda, reda).

2) согласные основы:

n – склонение (m. namo, n. herza, f. wituwa);

nt – склонение (m. friunt (Freund), heilant (Heiland));

r – склонение (m. bruoder, f. Muoter и другие имена родства)

ir – склонение (n. lamb (Lamm), n. kalb)

3) корневые имена, т.е. существительные, не имевшие основообразующих суффиксов; например: f. burg, naht; m. man.

В древнейший период существовало, таким образом, тесное переплетение рода и основообразования.

Несмотря на всё многообразие типов склонений в древневерхненемецком языке различают два основных типа склонения: сильное склонение, его образуют гласные основы, и слабое склонение с согласной основой на –n.(см. таблица 4)

^ Сильное склонение.

Как к сильному, так и к слабому склонению относились существительные всех трёх родов. Отличие склонения существительных среднего рода сильного типа от склонения существительных мужского рода того же типа состояло в отсутствии окончаний в именительном, винительном падежах множественного числа, например:


Pl. N. tagâ (a) wort

G. tago worto

D. tagum (-om, -on) wortum (-om, -on)

Akk. tagâ (a) wort
Как и слово wort в древневерхненемецком склонялись многие существительные среднего рода: 1) односложные, например: barn – дитя, fel – шкура, jâr - год; 2) многосложные, например: honag – мёд, fuir – огонь; 3) абстрактные существительные с суффиксом –sal, например: knuosal – род, поколение; 4) уменьшительные производные с суффиксами –in, -lîn: kindilîn, magatin.

В древненемецком языке часть существительных среднего рода образуют множественное число подобно слову lamb путём прибавления окончания –ir. С течением времени количество таких существительных увеличивается. Особенно прочным –ir становится в словах–названиях животных, ср.,. lamb, kalb, huon, farh (поросёнок), а также в словах ei, rîs (ветка), blat и некоторых других. Множественное число на –ir преобладает у таких существительных, как rad, grab, loub, krût (трава), bret и некоторых других, которые имеют и краткую форму множественного числа. Окончание –ir вызывает умлаут корневого гласного, ср., lamb – lembir, blat - bletir и др.

К сильному склонению относят также существительные женского рода с основами на –ô (вариант -jo) и –i. Они представляли как бы известную параллель к существительным мужского и среднего родов с основой на –а.

Характерным признаком склонения существительных на –о является окончание дательного падежа единственного числа –u, единственное отличие от других падежных окончаний –а.

Подобно слову «geba» склонялось чрезвычайно значительное количество существительных женского рода: 1) оканчивающиеся в именительном падеже единственного числа на –а: erda, beta, êra, lêra, zala, triuwa (верность), farawa (краска) и др.; 2) многочисленные производные с суффиксом –unga, ср. например, marungа (напоминание), korunga (искушение); samanunga (собирание) и др.; 3) производные от имён прилагательных, образованные при помощи суффикса -ida, ср. например: reinida (чистота), hertida (жёсткость) и др.

В древневерхненемецкий период к склонению существительных женского рода на –i относились весьма значительное количество существительных, а именно: 1) все существительные женского рода, оканчивающиеся в именительном падеже единственного числа на согласный, например: huf (бедро), arn (урожай), sûl (колонна), hût (кожа), stat (место) и др.; 2) многочисленные существительные с суффиксом -scaft, например: botascaft – посланцы, bruoderscaft–братство, lantscaft–царство и др.; 3) значительное количество производных существительных с суффиксом –heit, например: deganheit–доблесть, tumpheit–глупость и др.; 4) имена действия, образованные от глагольных основ при помощи суффикса –t, например: gift–gap (от geban), fart, tat и т. д.

Бывшие краткосложные существительные с основой на –i принимают умлаут. Лишь два сохранили в именительном падеже единственного числа окончание –i (все падежные формы единственного числа омонимичны): kuri– избрание, выбор и turi–дверь.

^ Слабое склонение. Его образуют существительные с согласной основой на –n. К слабому склонению относились существительные мужского рода, имевшие окончание –о, (например: hano–петух); среднего рода (например: herza–сердце); женского рода (напр.: zunga). Основообразующим суффиксом у этих существительных в древних индоевропейских языках был –n. Хотя он ещё и наличествует в большинстве падежных форм с той или иной гласной в зависимости от степени аблаута, он, однако, полностью переосмыслен в древневерхненемецком как элемент падежного окончания.

Количество существительных мужского рода данного типа склонения было весьма значительным, ср. например: haso, garto, bero, sterno, sâmo, namo, nabulo (пупок), а также отглагольные названия деятеля типа gebo (дающий), sprehho (говорящий), herizogo(воевода), forasago( предсказатель) и др.

Склонение основ на –n среднего рода почти полностью совпадает со склонением существительных мужского рода, отличаясь от него лишь в именительных и винительных падежах единственного числа. Кроме слова hеrza по слабому типу склонялись только ouga, ôra, wanga.

По слабому типу склонялись в древневерхненемецкий период ещё весьма значительное количество существительных женского рода, например: zunga, tûba–голубка, fasta–пост, bluoma, sunna, quena-жена, asca–пепел, а также названия лиц женского пола, например: forasaga–предсказательница, gastgeba – хозяйка и некоторые заимствованные существительные: phlanza, lîra, kirihha– церковь и др.

Рассмотрение системы склонения существительных в двн. период позволяет сделать следующие выводы:

1. Распределение существительных по различным склонениям в древневерхненемецкий период носит следы старого индоевропейского основообразования.

2. Вместе с тем в развитии древненемецкой системы склонения проявляется тенденция к перестройке старой системы склонения, базирующейся на классификации по основообразующим суффиксам, и к созданию новых типов склонения существительных.

3. Новые тенденции в древневерхненемецком склонении обусловят в дальнейшем: а) чёткое противопоставление во всех типах склонений существительных мужского и среднего родов существительным женского рода (в особенности в единственном числе); б) притяжение более многочисленными типами склонений существительных малочисленных и пережиточных групп, проявляющееся в аналогии. Таким образом происходит выравнивание типов склонения по так называемым индуцирующим типам основ на –а для существительных мужского и среднего рода и основ на –о для существительных женского рода; в) зарождающееся обособление единственного и множественного числа как средство сравнительно более полного сохранения во множественном числе древнего основообразующего суффикса и связанного с его наличием модификаций корневого гласного.
1   2   3   4   5   6   7   8   9



Скачать файл (822 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru