Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Учебное пособие - История немецкого языка - файл 1.doc


Учебное пособие - История немецкого языка
скачать (822 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc822kb.21.11.2011 10:11скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
Реклама MarketGid:
Загрузка...
§ 23. Развитие футурума

Развитие футурума начинается с 15 века, значительно позже, чем перфекта и плюсквамперфекта. В древневерхненемецком языке не было особой временной формы для выражения будущего времени, так что презенс часто употреблялся также в значении будущего времени. Но уже в древневерхненемецкий период делаются различные попытки выразить будущее время специальным образом. Иногда для этого употребляется глагол sîn с причастием I, так как причастию настоящего времени присуще значение длительности, незавершённости действия, например:

«Inti altquena dînu ist dir kind berantu» – „Und deine alte Frau wird dir ein Kind gebären“.

Подобное же значение имела конструкция причастия I с глаголом werdan, например:

«Inti nu wirdist du swîganti» – „Und jetzt wirst du stumm werden“.

В последнем случае основную роль в выражении будущего времени играл глагол «werdаn», который имеет инкоативное значение, т.е. указывает на вступление в действие. Но глагол «werdаn» употребляется в этот период одинаково для выражения начинательности в будущем и прошлом времени, например:

«Dô ward munt sîner sâr sprechantêr» – „Und sobald begann er zu sprechen“.

Кроме того, глагол «werdаn» в инкоативном значении мог употребляться в сочетании с прилагательными и наречиями, например:

«Ouh wirdit filu mâri» – „Er wird sehr berühmt sein“.

В древневерхненемецком языке встречаются также случаи выражения будущего времени с помощью модальных глаголов, которые представляют событие как необходимое, желательное или неизбежное, например:

«Berga sculun swinnan“ – „Berge werden (буквально должны-sollen) schwinden“

И в средневерхненемецкий период главная роль в выражении будущего времени принадлежит презенсу, но всё больше случаев встречается употребления описательных форм с модальными глаголами и с глаголом „werden“ в значении будущего времени.

Уже в письменных памятниках 12-13 вв. всё чаще употребляются описательные формы с глаголами sollen, wollen, müeззen.

С 13 в. распространяются описания будущего времени с глаголом „werden“. Также, как в древневерхненемецком языке, он употребляется с причастием I, например:

«Diu werdent mîn stimme hoerend» – „Sie werden meine Stimme hören“.

В 14-15 вв. вместо причастия I употребляется уже инфинитив, например:

«Sêlic sind, die reiniu herze habent, wan sie werdent unser sehen»-«Блаженны те, которые имеют чистое сердце, так как они нас увидят».

Оба способа описания будущего времени долгое время были равноправными. Издатель немецкой грамматики в 16 в. Меланхтон переводит латинский глагол «veniam»: «ich werde oder will kommen». На севере Германии преобладает выражение будущего времени модальными глаголами, в центральной и южной Германии, напротив, - описание будущего времени с глаголом „werden“.

С 16 в. развивается также футурум 2 с глаголом „werden“. Эта форма отмечается уже во всех грамматиках 17 в. и входит в парадигму спряжения глагола. Прообразом этой формы является сочетание «du muost in vloren hân» – «ты скоро его потеряешь (должна иметь потерянным)», первоначально выражавшее не предшествование в будущем, а завершенность действия в будущем.
^ Футурум конъюнктива и кондитионалис

Раньше всего по времени и шире других аналитических форм с werden распространяется кондиционалис 1. Также, как претерит конъюнктива, он имеет потенциальное значение, а также значение нереальности и отнесен к настоящему-будущему. Он выступает, следовательно, как синоним претерита конъюнктива и не привносит в систему значений конъюнктива ни новой временной дифференциации, ни каких- либо разграничений по линии модальности. Тем не менее, кондиционалис 1 быстро получает распространение. Это объясняется, во-первых тем, что кондиционалис является по сравнению с претеритом конъюнктива более выразительной формой и, во-вторых, - более однотипной.

Кондиционалис 1 засвидетельствован уже в начале 14 в. и во второй половине 14 в. встречается всё чаще.

Кондиционалис 1 образуется из соединения глагола „werden“ в претерите конъюнктива с причастием I или с инфинитивом.

Форма конъюнктива глагола „werden“ обуславливает значение возможности или ирреальности этого сочетания, а также его отнесённость к настоящему или будущему времени.

Кондиционалис 1 с 15-16 вв. встречается очень часто. Так, например, у Лютера:

«Wäre mein Reich von dieser Welt, meine Diener würden darob kämpfen (Wenn mein Reich in dieser Welt wäre, so würden mein Diener darum kämpfen).

Нужно учитывать, что кондиционалис 1 является синонимом претерита конъюнктива только при абсолютном употреблении временных форм. Напротив, при относительном употреблении временных форм (в косвенной речи, а также в предложениях нереального сравнения) кондиционалис является синонимом футурума конъюнктива.

Футурум конъюнктива образуется по образцу футурума индикатива в 15-16 вв., однако в 16 в. его употребление ещё редко, и только в 17-18 вв. он получает большое распространение.

Кондиционалис 2 образуется по образцу кондиционалиса 1 в новейшее время.

^ Б. Синтаксис

§ 1. Структура предложения древневерхненемецкого языка

Унаследованная от индоевропейского языка структура предложения древнегерманского языка находилась в строгом соответствии с его морфологическим типом языка.

Многие характерные черты этого типа структуры предложения сохранились в современном немецком языке. Однако в ходе дальнейшего развития, начиная с древневерхненемецкого периода, формируются особенности синтаксической организации, которые приводят к новому состоянию структуры предложения.

В рамках этого синтаксического типа древневерхненемецкий язык представляет собой более развитый уровень синтаксической оформленности отдельного предложения и текста, что объясняется благотворным влиянием древневерхненемецкой письменности.

Унаследованными из индоевропейского языка характерными чертами в древневерхненемецкой структуре предложения являются:

1.Синтаксическая организация предложения имеет флективный характер, т.е. в предложении взаимоотношения между словами выражаются формами слов. Важнейшим средством сочетания слов в предложении являются управление и согласование. Управление характеризует связь глагола или прилагательного с другими членами предложения, выступающими в качестве дополнений и обстоятельств. В качестве примера на управление можно привести глаголы со значением «есть», « пить», «жить», которые требуют в двн. родительного падежа объекта, например:

«Trinkist du des lûteren brunnen»-«Испьешь ты чистого источника».

Согласование соотносящихся между собой членов предложения в роде, числе, падеже, лице имеет место внутри предложения между подлежащим и сказуемым, между существительным и определяющим его словом (прилагательным, местоимением или причастием) в атрибутивной или предикативной функции, например:

«Sîn sun was filu siehêr»-«Его сын был очень болен».

Вторым важным средством сочетания слов в предложении в двн. являлось использование особых слов. Среди них имеются такие, функция которых состоит исключительно в обозначении отношения между словами или группами слов, как, например, предлоги и союзы.

Третьим важным средством сочетания слов в предложении являлось использование определённого расположения порядка слов. С разрушением флексии появилась необходимость в установлении определённого порядка слов. Постепенно он закрепляется традицией в рамках норм, от которых не позволено отклонение.

2.Доминирующей формой предложения является двусоставное предложение со структурой «подлежащее – сказуемое», например:

«Thô nam her skild in di sper» –«тогда взял он щит и копьё».

Именительный падеж характеризует подлежащее предложения. Он является также падежом предикативного имени, например:

«Ther kuning reit kuono» – „Der König ritt kühn“. «Er ist mîn scalk» – „Er ist mein Diener“.

Зависимый адноминальный генетив характеризует субстантивное определение, например:

«Tot ist Hiltibrant Heribrantes suno“ – „Tot ist Hildebrand, der Sohn Heribrands“

Зависимые от глагола (или от прилагательных) косвенные падежи характеризуют дополнение, например:

„Bim gisentit thisu dir sagên“ – „Ich bin gesandt, es dir zu sagen“.

Свободные косвенные падежи характеризуют обстоятельства, например:

«Dages inbi nahtes fleiз si thes rehtes» – „Tag und Nacht befleißigte sie sich ihrer Pflicht“.

3. Как и во всех флективных языках порядок слов в древненемецком предложении является свободным.

В современном немецком языке предложение включает элементы свободного и устойчивого порядка слов. К подвижным членам предложения как в древненемецком предложении, так и в современном немецком предложении относятся подлежащее, дополнения и обстоятельства, место которых в предложении тесно связано с коммуникативной перспективой предложения. В отличие от современного немецкого предложения в древненемецком предложении сказуемое имело свободное местоположение. Глагольное сказуемое могло в древненемецком повествовательном предложении стоять в начале или в конце предложения, например:

«Araugta sich imo gotes engil» – „Es erschien ihm ein Engel Gottes“.

Свободным является также местоположение определений. Адъективные определения, атрибутивно употребляемые местоимения могут предшествовать или следовать, или обрамлять определяемое существительное, например:

«Sie sint guote deganne» – „Sie sind gute Krieger“.

«Brâhtun imo man stumman» – „Man brachte zu ihm einen stummen Mann“.

«Unsar brot tagalîhhaз gib uns hintu» – „Gib uns heute unser tägliches Brot“.

Очень распространённой была постановка генетивных определений в препозиции: frankôno kuning „der König der Franken“, gotes engel „der Engel Gottes“.

Уже в древневерхненемецком языке проявляются некоторые новые тенденции в синтаксической организации предложений, которые в дальнейшем образуют своеобразие немецкого грамматического строя.

Одной из основных черт порядка слов является то, что второстепенные члены относящиеся к одному и тому же члену предложения, не могут быть оторваны друг от друга. Так, например, определяющие существительное слова всегда составляют общую с ним, единую часть предложения, например:

„Unsar brôt tagalîhhaз gib uns hiutu“.

Второй чертой, характеризующей порядок слов в немецком языке, является положение спрягаемой части глагола. Обычно выделяются три возможных положения: а) в начале предложения, б) в конце предложения, в) после первого члена предложения.

а) Начальное положение глагола всегда было характерно для общего вопроса (Satzfrage). Глаголы в форме повелительного или сослагательного наклонения также могли начинать предложение. В древневерхненемецком было возможно начальное положение глагола и в утвердительном положении, сравните: «Was dâr brunno» – «Был там источник».

б) Конечное положение глагола характерно для придаточных предложений, вводимых вопросительным местоимением, относительным местоимением или наречием, а также союзом, например:

„Her frâgên gistuont, hwer sîn fater wâri“= „Er begann zu fragen, wer sein Vater gewesen sei“.

в) Положение глагола на втором месте является обычным для самостоятельного предложения, а так же для придаточной части сложного предложения, которая не вводится местоимением, наречием или союзом, сравните, например:

„Siu wârun rehtiu beidu fora gote“= „Они оба были праведны перед богом».

Таковы средства сочетания слов в предложении в древневерхненемецкий период. Таким образом, доминирующей формой предложения было двусоставное предложение с субъектно-предикатной структурой. Подледжащее могло быть выражено существительным, субстантивированным прилагательным или местоимением. Сказуемое не обязательно было представлено спрягаемой формой глагола. Оно могло быть составным именным сказуемым.

В древневерхненемецкий период возникают новые тенденции в структурной организации предложения. Важнейшими из них являются:

1) Тенденция к обязательному двусоставному оформлению предложения, осуществляющаяся за счёт уменьшения количества односоставных предложений. Двусоставность распространяется на формально-односоставные личные предложения, на неопределённо-личные и безличные предложения. Следствием этого явилось широкое распространение формально двусоставных предложений с местоимениями man и ez, например:

lat. „Vado piscari“ – ahd. „Ih faru fiscôn“ = (Я) иду рыбачить;

lat. „Petite et dabitur vobis“ – ahd. « Bitet enti iu gibit man» = Просите и вам дадут;

ahd.“Ez ist kalt“; „Ez ist spâti“.

2) Тенденция к развитию элементов твёрдо фиксированного порядка слов в предложении, прежде всего, это касается местоположения сказуемого и развития рамочной конструкции. Наряду с тенденцией закрепления за сказуемым в простом повествовательном предложении второго места в древневерхненемецкий период наметилась дифференциация в местоположении сказуемого между различными типами предложения. Побудительные и вопросительные предложения без вопросительного слова имеют начальное положение глагола, сравните:

„Gib mir trinkan“= «Дай мне напиться»; «Eno bin ih iz, meistar?“=»Разве это я, учитель?»
§ 2. Выражение отрицания

Отрицание выражается в древневерхненемецком языке с помощью отрицательной частицы ni⁄ne (не), например:

« Ni uueiз ih inan» = «Не знаю я его».

Часто отрицательная частица сливается с глаголом, например:

«Inti sunna neskînet» = «И солнце не светит».

Особенностью древневерхненемецкого по сравнению с современным немецким языком является возможность так называемого «двойного отрицания» (полинегативность): Наряду с отрицательной частицей ni в том же предложении могли употребляться так же отрицательные местоимения и наречия, например: «Dâr nist neoman siuh» = «Там никто не болен»; «Nihein dârinne ni bileib» = «Никто там не остался».
§ 3. Сложное предложение

В древеверхненемецких письменных памятниках широко представлены как сложносочинённые, так и сложноподчинённые предложения различных видов. Особенно интенсивное развитие сложного предложения началось в связи с развитием древневерхненемецкой письменности и с переводом ученой и клерикальной латинской прозы, которая давала образцы развитого синтаксиса сложного предложения. Древневерхненемецкий перевод воспроизводит все типы сложных предложений, встречающиеся в латинской прозе. Вместе с тем это разнообразная и довольно развитая система сложных предложений древневерхненемецкого является сравнительно молодой и находится ещё в состоянии становления. Об этом свидетельствует прежде всего то, что в стадии становления находится система союзов и союзных слов – важнейшее средство выражения сочинительной и подчинительной связи в сложном предложении: число их значительно меньше, чем в современном немецком языке; многие наиболее абстрактные союзы (причины, следствия, уступки и другие) лишь начинают развиваться, и употребление их ещё не достаточно упорядочено.

^ Сложносочинённое предложение. В древневрехненемецком языке существовали два основных структурных типа сложносочинённых предложений:

1) бессоюзные, например:

«Sang uuas gisungan, uuîg uuas bigunnan» = «Песня была пропета, битва началась»;

2) союзные предложения, например:

«Thô Zacharias uuard gitroubit, inti forhta anafiel ubar inan» = «Тут Захария смутился, и страх напал на него».

Наиболее распространёнными сочинительными союзами являются: inti (und), ioh/ouch (auch), doh, abur, odo (oder).

Древневерхненемецкий имел значительно меньше сочинительных союзов, чем современный немецкий язык, круг логических отношений, выражаемый этими союзами, был более ограничен.

^ Сложноподчинённое предложение. В основе структуры сложноподчинённого предложения лежит особый характер синтаксических отношений между составляющими его компонентами: придаточное предложение является структурным эквивалентом одного из членов главного предложения. На этом основании и различаются придаточные подлежащего, придаточные предикативные, определительные, дополнительные и обстоятельственные (времени, места, причины, условия и т.д.). В древневерхненемецком засвидетельствованы все эти типы придаточных предложений; они отличаются от соответствующих придаточных современного немецкого языка лишь некоторыми особенностями формы, а так же тем, что они менее развиты.

Главным средством выражения синтаксической связи между частями сложноподчинённого предложения являются союзы и союзные слова: относительные местоимения и относительные наречия. Своеобразие оформления сложноподчинённого предложения в древневерхненемецком по сравнению с современным немецким языком проявляется в следующем:

1) В составе союзов и союзных слов. В древневерхненемецком союзов не только значительно меньше, чем в современном немецком языке, но и сам лексический состав союзов иной, сравните:

придаточное условия: двн. ibu, oba – если;

придаточное причины: двн.unanta, bithiu unanta – потому что;

придаточное цели: thaz, zi thiu thaz – чтобы

2) В порядке слов придаточного предложения. Твёрдо фиксированное конечное место сказуемого в придаточном предложении не является в древневерхненемецкий период ещё нормой. Но уже в этот период конечное положение сказуемого в придаточном предложении распространено довольно широко, сравните: Thû weiзt, thaз ih thih minnôn = Ты знаешь, что я тебя люблю. Таким образом, конечное положение глагола являлось уже в древневерхненемецком характерным для придаточного предложения, а не для предложения вообще.

Нет ещё в древневерхненемецком и твёрдо фиксированного расположения частей сложного сказуемого. Спрягаемая часть сказуемого могла занимать абсолютно конечное место, то есть следовать за неизменяемой частью сказуемого, например:

«Thô Hêrôdes gisah uuanta her bitrogan uuas, balg sih harto». = «Когда Ирод увидел, что он обманут, он очень рассердился».
§ 4. Основные изменения в структуре предложения в средневерхненемецкий период

Средневерхненемецкий период и, в частности, первая его половина, связанная с расцветом рыцарской литературы (12 –13 вв.) не внесли в структуру предложения больших изменений, хотя некоторые тенденции развития, обнаружившиеся в древневерхненемецком, получили в этот период дальнейшее развитие.

Так, например, ещё больше усилилась тенденция к обязательному двусоставному оформлению предложения. Укрепилась также тенденция развития особого порядка слов в простом и сложном предложениях. Так, если место сказуемого в простом предложении не было ещё твёрдо фиксированным в древненемецком (а отчасти и в средненемецком), то уже намечалась дифференциация между порядком слов повествовательного предложения, с одной стороны, и вопросительного и побудительного предложений, с другой стороны. Уже в древневерхненемецкий период появилась тенденция к формальному замещению первого места в предложении при инверсии подлежащего посредством наречий: thô «тогда» и thar «там» (например: Thô nam her skild indi sper). Таким образом сказуемое отодвигалось на второе место в предложении и создавались предпосылки для закрепления начального положения сказуемого за определёнными типами предложений: за вопросительными предложениями без вопросительного слова и повелительными.

В средневерхненемецком формальное замещение первого места в повествовательном предложении при инверсии подлежащего является уже нормой. В качестве средства формального замещения первого места наряду с наречием (тогда) и наречием nu (в это время) используется частица еz, например:

«Ez was ein küneginne gesezzen über sê»=“Жила за морем королева“. Усиливается в средневерхненемецком и другая тенденция развития порядка слов: ещё чаще, чем в древневерхненемецком, встречается конечное положение сказуемого в придаточном предложении, хотя оно ещё не является нормой.

Несмотря на усиление ряда тенденций, связанных с формированием современной структуры предложения, средневерхненемецкий сохраняет некоторые особенности структуры древневерхненемецкого предложения, такие как:

1) В оформлении атрибутивных словосочетаний царит та же свобода расположения определения и определяемого, что и в древневерхненемецком, наряду с согласуемой формой прилагательного в качестве определения употребляется несклоняемая форма прилагательного (например: ein edel ritter guot «благородный славный рыцарь»).

2) Сфера употребления различных косвенных падежей также, в основном, совпадает с древневерхненемецким. Так, широко употребляется родительный разделительный, родительный при отрицании, имеется большое количество глаголов, управляющих родительным падежом.

3) Порядок слов в простом и в сложном предложении, несмотря на отмеченные выше процессы, также остаётся относительно свободным, особенно в поэзии.
§ 5. Развитие артикля

Артикль представляет собой особый вид служебного слова, который постоянно сопровождает существительное и образует с ним аналитическую форму. Он имеет главным образом чисто грамматическое значение. Он служит для выражения грамматических категорий существительного:1) соотносительные виды артикля der и ein выражают категорию определённости и неопределённости; 2) флексия артикля является одним из важнейших средств выражения категорий рода, числа и падежа существительного; само наличие артикля является признаком существительного как части речи (сравните: leben – das Leben, laut – der Laut, morgen – der Morgen).

Артикли, определённый и неопределённый, развились в немецком языке из знаменательных слов, определённый артикль образовался из указательного местоимения der, неопределённый - из числительного ein.

Постепенное развитие указательного местоимения der, die, das в артикль наблюдается уже в первых письменных памятниках древневерхненемецкого периода. Так, древневерхненемецкий ther, thiu, thaz систематически употребляются как указатели определённости существительного, если в тексте говорится о предметах или лицах, уже упоминавшихся (это так называемое анафорическое употребление), например:

«Sum man habêta zuuêne suni. Quad thô der iungôro fon then themo fater» = «Один человек имел двух сынов. Сказал младший из них отцу….»

Если речь идёт о лице или предмете неизвестном, неопределённом, то существительное употребляется без артикля, например: Furfarenti gisah man blintan = Проходя мимо, увидел слепого.

Вместе с тем в этот период определённый артикль находится ещё в самой начальной стадии развития. Он употребляется ещё не со всеми именами существительными, а только с существительными конкретного значения, когда речь идёт об отдельном предмете. Артикль не употребляется ещё с существительными отвлечённого значения, как, например: forhta – страх, maht – власть; с именами вещественными: uuazzar, uuîn; он не употребляется также с названиями предметов, единственных в своём роде, напр.: erda, himil и др.

В этот период отсутствует система соотносительных форм для выражения определённости и неопределенности существительного, сравните: der man – ein man.

С конца древневерхненемецкого периода происходит постепенное расширение сферы употребления определённого артикля. Он начинает употребляться с абстрактными существительными, названиями веществ, названиями предметов, единственных в своём роде, а также при генерализированном употреблении существительных, так у Ноткера: «Uuir uuizzen, daz tia erda daz uuazzar um begât…» = «Мы знаем, что землю окружает вода…»

К средневерхненемецкому периоду развивается также неопределённый артикль. Единичные случаи использования его встречаются уже в древневерхненемецком, например:

»Einan kuning uueiz ih» = «Знаю я одного короля».

Однако систематическое употребление определённого артикля наблюдается только, начиная со средневерхненемецкого периода, ср.:

«Ez wuohs in Burgonden ein vil edel magedin, si wart ein schoene wîp» = «Росла в Бургундии очень благородная девушка, она стала красивой женщиной».

В результате выработки двух соотносительных форм артикля, противопоставляемых по значению определенности и неопределенности существительного, постепенно завершается отрыв артикля от указательного местоимения и числительного и превращения в особый вид служебных слов с чисто грамматическим значением.

Постепенное расширение употребления артикля связанно: 1) с развитием его основного грамматического значения как показателя определенности и неопределенности существительного и 2) с тем, что артикль как служебное слово все больше входит в структурную ткань языка, приобретая в структуре языка новые функции.

§ 6. Основные изменения в структуре предложения в ранненововерхненемецкий период

Расширение сферы применения письменного немецкого языка в 14-15 вв., развитие городской литературы, городских хроник и деловой прозы, расширение гуманистического образования и развитие книгопечатания не могли не сказаться на характере синтаксиса письменных памятников. В это время уже ощущается известное стремление к упорядочению структуры предложения, закрепляются и становятся правилом ряд действующих ранее тенденций, например: закрепление места определений, выраженных прилагательными, причастиями и местоимениями; закрепление финитного глагола на 2-ом месте в повествовательном предложении. В это же время происходит интенсивное развитие сложного предложения: появляется ряд новых союзов, выявляется и развивается ряд новых моделей сложного предложения, складываются нормы порядка слов в сложном предложении, действующие в современном немецком языке. В области синтаксиса больше, чем в других сторонах языка, даёт себя знать сознательный отбор (нормализация) и сознательная литературная обработка языка, ознаменовавшая собой начало развития немецкого национального литературного языка.

Основными изменениями в структуре предложения, закрепившимися в немецком литературном языке, являются следующие:

  1. Организация атрибутивного словосочетания.

В древневерхненемецком, а также в средневерхненемецком местоположение прилагательного, причастия и местоимения в атрибутивном словосочетании было свободным. Однако уже в средненемецкой прозе абсолютно преобладала препозиция этих частей речи в функции определения. К началу ранненововерхненемецкого периода препозиция прилагательных, причастий, местоимений в атрибутивных словосочетаниях уже являлась нормой, тем самым нормой стало твёрдо фиксированное местоположение их как один из элементов твёрдого, устойчивого порядка слов, характерного для современного немецкого языка.

Постпозиция прилагательного сохраняется лишь за обособленным определением. К началу ранненововерхненемецкого периода устанавливаются следующие модели:

а) препозитивное необособленное определение: das wilde mer;

б) постпозитивное обособленное определение: menschen, ubel und guot;

в) постпозитивное необособленное приложение с артиклем: Kayser Rarls des Groззen

В двн. период выбор склоняемой или несклоняемой формы прилагательного в зависимости от его синтаксической роли в предложении не был нормой, хотя тенденция к подобному разграничению уже появилась: в предикативной функции прилагательные и причастия употреблялись преимущественно в несклоняемой форме. Эта тенденция ещё больше закрепилась в средневерхненемецкий период, а в рнвн. период несклоняемая форма прилагательного и причастия в составе сказуемого становится нормой.

В атрибутивной функции прилагательные и причастия в двн. и свн. периоды могли употребляться в склоняемой и несклоняемой форме. К исходу рнвн. периода закрепляется и становится нормой дифференциация форм прилагательного в атрибутивной и предикативной функциях. Склоняемость прилагательного и, следовательно, согласование прилагательного с существительным стало исключительным признаком необособленного определения. Тем самым в немецком языке оформилось согласуемое определение в препозиции в противовес к постпозиции несогласуемого определения (т.е. определений, выраженных существительными, наречиями, инфинитивными оборотами).

В современном немецком языке атрибутивное словосочетание характеризуется явлением, получившим название «монофлексии». Сущность этого явления заключается в том, что в атрибутивном словосочетании достаточен один формальный показатель синтаксической связанности слов, образующих данное словосочетание. Так, падеж всего атрибутивного словосочетания может быть выражен формой артикля или местоимения – тогда прилагательное употребляется в форме слабого склонения. Если артикль отсутствует или местоимение и неопределенный артикль не имеют падежной флексии, то функцию выражения падежа берет на себя прилагательное, которое в этом случае выступает в сильном склонении. Примером монофлексии могут служить словосочетания типа: unbekannten Ursprungs, männlichen Geschlechts и т.д., где форма прилагательного слабая, несмотря на отсутствие артикля, так как существительное имеет в родительном падеже ед. числа флексию.

Норма употребления слабого и сильного склонения прилагательных, обусловленная принципами монофлексии, установилась во всех деталях лишь к концу 18-началу 19 вв.

В двн. языке существовало лишь одно твердое правило: в сочетаниях с определенным артиклем как в препозии, так и постпозиции всегда употреблялась слабая форма прилагательного, например: der wenago man – несчастный человек. В двн. языке распространялось преимущественное употребление слабой формы прилагательного после указательных и притяжательных местоимений, напр.: «mîn liobo sun» – мой любимый сын. Однако наряду с этим встречаются и сильные, а также несклоняемые формы прилагательного, напр.: ir almahtic got – ваш всемогущий бог.

В свн. период зависимость слабой формы прилагательного от артикля продолжала сохраняться, и вместе с тем уже четко выявился принцип монофлексии в выборе формы прилагательного при наличии местоимения: в тех случаях, когда местоимения имеют падежную флексию, следующее за ним прилагательное употребляется преимущественно в формах слабого склонения, напр.: «Er gab sînen jungern sînen heiligen lîhhamen und sîn heiligeз bluot»-«Он отдал своим ученикам своё святое тело и свою святую кровь».

Следующим шагом в этом направлении явилось вытеснение из атрибутивного словосочетания несклоняемой формы прилагательного в конце 16 в. Окончательное упорядочение нормы употребления форм прилагательного в атрибутивных словосочетаниях было достигнуто лишь вследствие сознательной регламентации по мере роста грамматической традиции литературного языка. На протяжении 16-18 вв. нет единой нормы склонения определительного прилагательного в родительном падеже, на первых порах сосуществуют такие формы, как: heutiges tages и morgenden tages.Лишь на протяжении 19 в. слабая форма становится господствующей. Долго колеблется и окончательно регламентируется лишь современными грамматиками и употребление слабых и сильных форм прилагательного после alle, viele, einige и др.

  1. Развитие нормы порядка слов в простом предложении

Подвижность и смысловой принцип расположения таких членов предложения, как подлежащее, дополнение, обстоятельство, характерное для двн. языка, сохранились в немецком языке до настоящего времени. Наряду с этим развитие неопределенного артикля создало новый дополнительный способ смыслового выделения, и это повлекло за собой развитие новых моделей словорасположения. Так, наряду с инверсией подлежащего стало возможным смысловое выделение подлежащего как нового в сообщении с оставлением его на первом месте, ср.:

mhd.»Ez wuohs ein vil edel magadîn»-«Росла очень благородная девушка»; «Ein wolf sîne sünde vlôch»-«Один волк спасался от своих грехов».

Эта модель порядка слов, основанная на выделительной функции неопределенного артикля, дает начало дифференцированной норме порядка слов в зависимости от стиля речи: а) для нейтрального стиля речи нормой остается отнесение подлежащего и дополнения при их смысловом выделении ближе к концу предложения; б) постановка подлежащего и дополнения при их смысловом выделении на первое место с неопределенным артиклем выступает как средство повышенной выразительности, эмфазы. Такое различие между порядком слов нейтрального стиля, с одной стороны, и эмфатической, повышенно эмоциональной речи, с другой, установилось и в современном немецком языке.

Наиболее значительным изменением в области порядка слов явилась выработка элементов твердого порядка слов: а) твердо фиксированного места сказуемого, б) твердо фиксированного места согласуемых определений. Окончательное установление современной нормы порядка слов связаны с закреплением в письменной традиции таких характерных элементов твердого порядка слов, как: а) рамочное расположение частей сказуемого; б) конечное положение verbum finitum в придаточном предложении. Эти характерные элементы порядка слов оформились в период становления норм литературного языка.

3. Развитие рамочной конструкции.

В древневерхненемецкий период, а также в поэтических произведениях 12-13 вв. рамочное расположение частей сложного сказуемого, а также компонентов развивающихся аналитических форм глагола не было ещё нормой и существовало как один из вариантов порядка слов с контактным расположением и с дистанционным расположением, образующим неполную рамку. В прозе 13-15 вв. такое положение сохранялось. Однако дистантное расположение частей сложного сказуемого становится в этот период абсолютно господствующим. Примерно в равном количественном отношении выступают два подтипа дистантного расположения частей сказуемого: а) полная рамка (предикативное имя или именная форма глагола занимает конечное положение в предложении) и б) неполная рамка (предикативное имя или именная форма глагола удалена от финитной формы, но не занимает конечного места в предложении), например: «Er warf den lichamen in die flamen und wolde in verbrennen in dem vuire» – «Он бросил тело умершего в костёр и хотел его сжечь в огне».

В ходе дальнейшего развития немецкого языка постепенно одержала верх полная рамка. За обеими частями сложного сказуемого закрепилось твёрдо фиксированное место в предложении. Закрепление полной рамки как нормы в современном немецком языке способствовало тому, что всякое отклонение от этого словорасположения, всякий вынос члена предложения за рамку стал выразительным приёмом, получил особую значимость либо как средство смыслового выделения, либо как особое стилистическое средство, широко применяемое авторами 19-20 вв. Тем самым на место старой конкуренции различных вариантов порядка слов встала новая форма, допускающая два упорядоченных варианта порядка слов: а) полную рамку как основную модель словорасположения и б) неполную рамку, имеющая мотивированное употребление как средство смыслового выделения или как стилистический приём.

4. Развитие сложного предложения.

Развитие письменной немецкой прозы в городах в 14-15 вв. и последовавшая за этим эпоха Реформации и развитие основ немецкого литературного языка в 16-17 вв. явились временем интенсивного развития сложного предложения, в итоге которого к концу 17– началу 18 вв. сложилась в основных чертах современная система сложного предложения.

Уже во всех видах городской прозы 14 и 15 вв. и в печатных книгах второй половины 16 века появилось большое количество новых подчинительных и сочинительных союзов, одновременно с этим продолжалось развитие старых союзов древневерхненемецкого и средневерхненемецкого периодов – у многих старых союзов развились новые значения, происходило перераспределение функций между союзами, закрепление их за вновь развивающимися моделями предложений. Процесс этот продолжался и в литературе 16-17 вв. Этот процесс не представлял собой простого прямолинейного движения: часто старое и новое значения одного и того же союза существовали какое-то, а иногда довольно длительное время, вследствие чего один и тот же союз оформлял разные типы придаточных предложений. Однако к концу описываемого периода основная масса современных подчинительных и сочинительных союзов уже сложилась и была закреплена за соответствующими моделями предложения.

Несколько позже, на протяжении 16-17 вв., окончательно закрепилась и стала нормой другая характерная черта современного сложноподчинённого предложения – конечное положение финитного глагола в придаточном предложении, а также начальное место финитного глагола в главном предложении после придаточного. В это же время выработалась норма порядка слов в сложносочинённом предложении в связи с употреблением различных сочинительных союзов и союзных слов.
Заключение

Die Sprache ist fest mit der Geschichte der Gesellschaft verbunden. Sie ist damit in vielschichtiger Weise historischen Wandlungen unterworfen. Mit dem materiellen und wissenschaftlichen Fortschritt wachsen die Erkenntnisse und Einsichten, die durch die Sprache ausgedrückt werden. Zugleich entstehen neue kommunikative Bedürfnisse und Anforderungen, denen die Sprache gerecht werden muss. Das geschichliche Fortschreiten der Gesellschaft beeinflusst also in großem Maße die Wege für die Entwicklung der Sprache. Das offenbart sich in der konkreten Beschaffenheit einer jeweils historisch entstandenen und historisch gerau fixierten Existezformen der Sprache. Dabei ist in jeder Sprache und zu jedem Zeitpunkt ein auffälliger Widerspruch zwischen der Tendenz zur Beharrung und Festigung bestehender Normen zu beobachten, denn ohne beständige Normen wäre die Kommunikation in der Gesellschaft nicht möglich, und der Tendenz zur Veränderung und Herausbildung neuer Formen, was der Sprache ermöglicht, den Anforderungen der Kommunikation gerecht zu werden.
^ Grundsätze für die Periodisierung

Der jeweilige politische, wirtschaftliche und kulturelle Entwicklungsstand der Gesellschaft bestimmt in letzter Instanz – wenn auch nicht ausschließlich – die Funktion und Struktur der Sprache und kann damit als Grundlage für die Abfolge der einzelnen Perioden in der Geschichte der Sprache dienen. Die Veränderungen, die sich in der Gesellschaft vollziehen, finden aber nicht sofort und nicht unmittelbar im Wandel des Sprachsystems ihren Niederschlag. Zudem reagieren die sprachlichen Ebenen höchst underschiedlich auf die Impulse von außen, die stilistische und die lexikalische Ebene in der Regel schneller und direkter als die syntaktische, morfologische oder phonologische Ebene. Besser als an lautlichen oder grammatischen Einzelveränderungen lässt sich die allmähliche Herausbildung und Weiterentwicklung des Deutschen an der jeweils veränderten Stellung der Literatursprache im Gesamtgefüge der Existenzformen der Sprache ablesen.

Man unterscheidet drei Existenzformen: Dialekt, oder Mundart, Umgangssprache, Literatursprache. Unter Literatursprache wird jede geformte Sprache verstanden, unabhängig davon, ob sie im mündlichen oder schriftlichen Verkehr angewandt wird. Die geformte Sprache setzt voraus, dass aus dem Gesamtinventar sprachlicher Mittel auf Grund mehr oder weniger bewusst angelegter Kriterien eine bestimmte Auswahl von mustergültigen Sprachformen getroffen und im Zusammenhang damit eine größere oder geringere Regelung vorgenommen wird. Im Gegensatz zu den territorial und sozial enger begrenzten Dialekten strebt die Literatursprache nach breiterer Geltung in den für die jeweilige Sprachgesellschaft besonders bedeutsamen Kommunikationsbereichen.

Die Literatursprache ist eine historisch-gesellschaftliche Erscheinung. In der vornationalen Zeit (14.-15. Jh.) entstehen im Deutschen zunächst mehrere Varianten der Literatursprache, durch weiträumige Sprachlandschaften und durch einen bestimmten sozialen Geltungsbereich begrenzt. Erst mit der Herausbildung der Nation entwickelt sich durch mehr oder minder bewusste Auswahl und Angleichung eine einheitliche Form mit nationaler Geltung, nationale Literatursprache (auch Schrift-, Hoch-, Standard- oder Gemeinsprache genannt).

Die sprachliche Grundschicht, aus der sich die anderen Existenzformen der deutschen Sprache entwickelt haben, bilden die Mundarten. Unter Mundart bzw. Dialekt – beide Bezeichnungen werden vielfach gleichbedeutend verwendet – wird eine Existezform der Sprache verstanden, die vorwiegend gesprochen wird, das Kommunikationsmittel einer geographisch enger begrenzten Sprachgemeinschaft darstellt, eine bestimmte soziale Trägerschicht besitzt, nicht universell verwendbar ist, sondern nur bestimmte Funktionen im Rahmen der gesellschaftlichen Kommunikation ausübt und durch ein Sprachsystem mit spezifischer Struktur gekennzeichnet ist. Die Mundarten sind aus den Bedingungen bäuerlich-agrarischer Produktions- und Lebensweise hervorgegangen und reflektieren diese in starkem Maße.

Für den mündlichen Gebrauch entstanden im hohen Mittenalter landschaftlich bestimmte, aber nicht eng dialektal gebundene Zwischenstufen zwischen der Literatursprache und den Dialekten. Diese Zwischenstufen werden als „Umgangssprachen“ bezeichnet. Zur Ausprägung der Umgangssprache haben nicht zuletzt Sprachmischungen der Großstädte beigetragen. Innerhalb der Nationalsprache, die durch das Gefüge dieser drei Existenzformen charakterisiert wird, entwickelt sich also nicht nur die Literatursprache, sondern zusammen mit ihr und in Abhängigkeit von neuen Anforderungen an die Kommunikation ändern sich auch Funktion und Ausformung von Umgangssprache und Dialekt.

Die Geschichte der deutschen Sprache lässt sich in einige Perioden gliedern. Kriterien der Periodisierung sind:

a) Wandel des Sprachsystems, d.h. Wandlungen im phonologischen System, in Formenbilbung, Wortbilbung und Wortschatz;

b) Wandel der Existenzformen der Sprache.

Man gliedert die deutsche Sprachgeschichte auf Grund dieser Kriterien in folgende Perioden ein:

1. Seit der zweiten Hälfte des 5.Jh. bis zur Mitte des 8.Jh. – vorliterarische Zeit;

2. Althochdeutsch (Ahd.) von 770 bis um 1050

3. Mittelhochdeutsch (Mhd.) von etwa 1050 bis um 1350

4. Frühneuhochdeutsch (Frnhd.) von etwa 1350 bis um 1650

5. Neuhochdeutsch (Nhd.) von etwa 1650 bis zur Gegenwart
Zur Vorgeschichte der deutschen Sprache

Die Entwicklung des germanischen Volkstums mag im 3.Jt. v.u.Z. begonnen haben, als die Vorfahren der Germanen, die sog. Prägermenen aus Mitteleuropa in den Raum von Südskandinavien, Ostseeküste und Elbmündung eingewandert waren. Hier hat sich, vermutlich zwischen 3.-1. Jt. v.u.Z. ein besonderer Sprachtyp, die germanische Grundsprache oder das sog. Urgermanisch herausgebildet. Das Urgermanisch wird als Produkt der Sonderentwicklung der urindoeuropäischen Dialekte der Prägermanen verstanden. Das Urgermanisch unterscheidet sich formal vom Indoeuropäischen durch:

  1. erste (germ.) Lautverschiebung, z.B. lat. pecus - ahd. fihu (nhd. Vieh);

  2. Festlegung des Akzents auf die erste Silbe = Anfangssilbenbetonung;

  3. Wirken der Auslautgesetze führte zur Abschwächung bzw. zum Ausfall von Vokalen in (nicht mehr betonten) Endsilben;

  4. Änderung im Formensystem: z.B. Vereinfachung im Deklinations- und Konjugationssystem, Aufbau bzw. Ausbau der schwachen Deklination und Konjugation

  5. Systematisierung des Ablauts für die Bildung der Tempusformen der starken Verben;

  6. Veränderung einiger Vokale: z.B. o>a (lat. octo - dt. acht); e>i vor Nasalverbindungen (lat. ventus - dt. Wind); ā>ô (lat. māter - germ. môder>mhd. muoter>nhd. Mutter); ei>î (griech. Steicho - ahd. stîgu>nhd. ich steige);

  7. Änderungen im Wortschatz und im Satzbau.

Zum Germanischen gehören u.a.:

1) Gotisch – als erster germ. Dialekt in Wulfilas Bibelübersetzung aus dem 4.Jh. belegt. Das Gotische gehört zum Ostgermanischen.

2) Nordisch (Skandinavisch) – gehört zum Nordgermanischen ist nur in Einzelsprachen (Schwedisch, Norwegisch, Isländisch, Dänisch Färöisch) belegt. Zusammenhängende Quellen stammen erst aus dem 11./12. Jh., vereinzelte und bruchstückhafte Runeninschriften seit dem 4. Jh.

3) Englisch (belegt v.a. seit dem 8. Jh.), Friesisch, Altsächsisch und Deutsch gehören zum „Westgermanischen“. Erste zusammenhängende schriftliche Belege aus deutschen Dialekten sind seit der Mitte des 8. Jh. bekannt. Zu den Westgermanen gehören drei große Stammes-und Kultverbände:

1) Nordseegermanen (Ingwäonen) – bildeten die Grundlage für die Fundierung des Angelsächsischen, Niederländischen und Niederdeutschen.

2) Weser-Rhein-Germanen (Istwäonen) – bildeten die Grundlage für die Herausbildung des Mitteldeutschen, insbesondere des Fränkischen.

3) Elbgermenen (Erminonen oder Herminonen) – bideten die Grundlage für die Herausbildung des Oberdeutschen mit dem Bairischen und Schwäbisch-Alemannischen.

Die althochdeutsche Zeit

Die Periode bis zum 8. Jh. ist als vorliterarische Zeit bekannt, da aus dieser Epoche keine schriftlichen Denkmäler erhalten geblieben sind. In der Zeit vom 5. bis zum 8. Jh. wurden die germanischen Stämme der Franken, Sachsen, Alemannen, Thüringer, Bayern zuerst unter den Merowingern und dann den Karolingern im Frankenreich vereinigt. Das war der erste Schritt zur Konsolidierung dieser Stämme zu einem Volkstum. Im Rahmen des Frankenreiches begann die Entwicklung zweier europäischer Sprachen der Neuzeit: des Französischeb und des Deutschen.

Ein entscheidender Schritt zur endgültigen Herausbildung der deutschen Nationalität war die Aufteilung des karolingischen Großreichs unter den Enkeln Karls des Großen, die Trennung seines westlichen (französischen) Teils vom östlichen (deutschen) und die Abgrenzung in Sprachgruppen. Das ostfränkische Reich war der Ausgangspunkt zur Entstehung eines deutschen Staates. Im 10./11. Jh. entstand auf seiner Grundlage ein starkes Königtum, der erste deutsche Reich.

Der bedeutende Wandel in den Existenzformen der Sprache in der ahd. Periode war die Entwicklung des Schrifttums (770). Das Althochdeutsche war keine einheitliche Nationalsprache, sondern vielmehr ein Kontinuum von engverwandten Territorialdialekten, denen viele gemeinsame Charakterzüge eigen waren:

- Entlehnung einiger sprachlicher Eigenarten (des festen Wortakzents, des grammatischen Konsonantenwechsels, des Rotazismus, der Vokalharmonie u.a.m.) aus dem Altgermanischen bzw. Urindoeupäischen;

- Entwicklung einiger Neuerungen im Wortschatz, im lautlischen System, grammatischen Bau (die wichtichste davon ist die zweite Lautverschiebung).
^ Die mittelhochdeutsche Zeit

Entscheidende Bedeutung für die zeitliche Abgrenzung des Mittelhochdeutschen haben die Wandlungen in den Existezformen der deutschen Sprache. Es geht in dieser Zeit eine ununterbrochene Erweiterung des Geltungsbereiches der deutschen Sprache als Schriftsprache und die Vermehrung ihrer funktionalen Gattungen vor sich.

Der soziale und politische Aufstieg des niederen Dienstadels zum Rittertum führte nach französischem und flandrischem Vorbild gegen Ende des 12. Jhs. zur Blüte der ritterlichen Kultur und Dichtung, die ihre Höhepunkt in der Zeit zwischen 1170 und 1230 erreichte. Hauptvertreter waren in der Epik Heinrich von Veldeke (1140-1210) mit „Eneid“; Hartmann von Aue (1168-1210) mit „Erec“, „Iwein“, „Armer Heinrich“ und Lyrik; Wolfram von Eschenbach (1170-1220) mit „Parzival“ und „Willehalm“ und einige andere namhafte Dichter.

Die von diesen Dichtern ausgeprägte Literatursprache, auch das „klassische Mittelhochdeutsche“ genannt, war das Ergebnis bewußter Kunstübung, der ein Streben nach Vereinheitlichung innewohnte. Um in allen Landschaften verstanden zu werden, versuchten diese ritterlichen Dichter, alles grob Mundartliche konsequent zu vermeiden. So entstand auf der Basis des nörtlichen Alemannischen und des Ostfränkischen eine Literatursprache mit überlandschaftlicher Geltung.

Die Entwicklung des Rittertums fördert den „Drang nach Osten“, der in den sog. “Kreuzzügen“ zum Ausdruck kam. Die deutschen Raubritter bemächtigten sich der Länder der Westslawen, Letten, Litauer, Esten und Preußen. Im 12.-13. Jh. wurden Thüringen, Sachsen, Schlesien, Österreich zu Kolonisationsgebieten. In den besetzten und kolonisierten östlichen Gebieten entwickelten sich neue Dialekte der deutschen Sprache, die als Kolonial- oder Siedlungsdialekte bezeichnet werden. Ihre Eigenart besteht in dem Ausgleichscharakter dieser Dialekte, der infolge der Mischung und Verschmelzung der westlichen Stammesdialekte entstanden war.

Ausgleichstendenzen ergreifen nicht nur die geschriebene Form der Sprache, sondern auch die gesprochene Sprache. In den aufblühenden deutschen Städten vollzieht sich die Integration der Dialekte. Der Ausgleich der Dialekte in den Städten war durch ihre gemischte Bevölkerung sowie durch den Verkehr zwischen den Städten bedingt. Auf solche Weise entsteht die sog. städtische Koine, eine gemischte, mundartlich gefärbte Verkehrssprache, auf deren Grundlage sich später zahlreiche Umgangssprachen herausbilden.

Die wichtigsten Neuerungen im Sprachsystem betreffen das phonologische System und den grammatischen Bau der deutschen Sprache. Das wesentliche lautliche Kennzeichen des Mittelhochdeutschen ist die Abschächung langer und kurzer Vokalphoneme in unbetonten Silben zu [э]. Außerdem weist das Mittelhochdeutsche mehrere neue Phoneme auf. Im mittelhochdeitschen Formenbau sind die Reste alter stammbilbender Suffix sowie anderer altüberkommener formaler Morpheme im Stamm des Wortes getilgt Die Flexion aller flektierbaren Wortarten vereinfacht sich. Das Verb verfügt gleich beim Beginn der mittelhochdeutschen Periode über mehrere analytische Formen. Es entwickelt sich auch der regelmäßige Gebrauch des Altikels.
^ Die Herausbildung der deutschen Nationalsprache

Als sich im späten Mittelalter das Städtebürgertum den Zugang zur Literatursprache erschloss, galten Dichtung und Kunstübung des Ritterstandes nicht mehr als Vorbild. Unter dem Einfluss der Städte entwickelten sich zahlreiche neue Varianten der Literatursprache, z.B. das Gemaine Deutsch (obd.- Augsburg), die Sprache der Hanse (ndd.- Lübeck) und das Ostmitteldeutsch (das Meißnische Deutsch – Erfurt, Dresden, Leipzig). Infolge der Mischung und Durchschichtung von mittel- und oberdeutschen Siedlungsströmen sowie thüringischer und niederdeutscher Beteiligung bildete sich zwischen 1300 und 1500 eine weiträumige omd. Ausgleichssprache, die Basis der omd. Variante der Literatursprache des 16. Jh. In die Traditionen dieser omd. Literstursprache trat auch Martin Luther ein und verlieh ihr weiteres Ansehen und besonderes Gepräge. Die strukturellen Merkmale des Ostmitteldeutschen, die zentrale Lage des thüringisch-obersächsischen Beckens und die ökonomisch-politische Bedeutung Sachsens waren wichtige Voraussetzungen dafür, dass diese Landschaft seit dem 15./16. Jh. zum wichtigen Sammelbecken sprachlicher Großströmungen wurde und dann ihrerseits auf andere Sprachlandschaften zurück- und ausstrahlen konnte.

Ostmitteldeutschland war ein Zentrum der frühbürgerlichen Revolution; Reformation (Thesenanschlag Luthers 1517, Bibelübersetzung ab 1522) und Bauernkrieg (1524/25) (Volksreformation Thomas Münzers, Flugschriften) waren hier verwurzelt. Unter diesen besonderen historischen Bedingungen, als die deutsche Sprache zum Mittel der Agitation und Massenpropaganda wurde, war es die omd. Variante der Literatursprache, die auf weitreichenden territorialen, sozialen und nationalen sprachlichen Ausgleich zielte.

In der Periode der frühbürgerlichen Revolution erhielten erstmalig in der Geschichte der deutschen Sprache breite Volksschichten Zugang zur Literatursprache und damit die Möglichkeit zur indirekten und direkten Einflussnahme auf ihre Entwicklung.

Die frühbürgerliche Epoche rief neue Kommunikationsverhältnisse und neue Kommunikationsbedürfnisse ins Leben. Um den neuen Kommunikationsbedürfnissen Genüge zu leisten, musste die deutsche Sprache in der erstarkenden Tendenz zum sprachlichen Ausgleich und zur sprachlichen Einigung neue Ausdrucksmöglichkeiten ständig akkumulieren: ihren Wortschatz bereichern, entsprechende Funktionalstile entwickeln u..a.m., also sich immer neue Anwendungsbereiche erobern. Für die hemmungslose Entwicklung der kapitalistischen Produktionsweise war eine Gemeinsprache erforderlich. Sie hat sich im Unterschied zu den mündlich verwendeten Dialekten und landschaftlichen Umgangssprachen unter dem entscheidenden Einfluss schriftlicher Kommunikationsformen ausgebildet.

Zur Herausbilbung einer einheitlichen gemeindeutschen Literatursprache haben zu jeweiliger Zeit beigetragen: die Erfindung des Buchdrucks und der Buchhandel, die Sprachpraxis der Kanzleien, die Tätigkeit der Sprachregler und Sprachgesellschaften, fortschrittlicher bürgerlicher Schriftsteller und Dichter, die deutsche periodische Presse und die deutsche klassische Literatur.

Das Hauptkennzeichen der gemeindeutschen nationalen Literatursprache ist das Vorhandensein einer übermundartlichen, einheitlichen, im Rahmen der Literatursprache für alle Deutschsprechenden verbindlichen phonetischen, grammatischen, orthographischen und lexikalischen Sprachnorm. Die Sprachnormen sind Vorstellungen darüber, welche sprachlichen Formen und welche Gebrauchsweisen der Sprache zu einer bestimmten Zeit in einer Sprachgemeinschaft gelten sollen, was als erwünscht und zulässig gilt und welche Ausdrucksmittel als unangemessen oder falsch bewertet werden. Sie sind eine notwendige Bedingung für die geschichliche Herausbildung einer Literatursprache. Die sprachlichen Normen werden bewusst festgelegt und befolgt. Die schriftliche Festlegung von Formen, Regeln und Verwendingsweisen der Literatursprache, die von Sprachträgern als richtig, angemessen oder vorbildlich bewertet werden, heißt die Kodifizierung. Die kodifizierten Normen werden für die verschiedenen Ebenen des Sprachsystems ermittelt, in Wörterbüchern, Grammatiken, Stilistiken, Rhetoriken, Schul- und anderen Handbüchern beschrieben und mit deren Hilfe verbreitet.

Von außerordentlicher Bedeutung für die Effektivität der schriftlichen Kommunikation in allen Bereichen des gesellschaftlichen Lebens ist die Vereinheitlichung der Normen der Schreibung durch deren Kodifizierung. Die kodifizierte Norm der Schreibung wird als Orthographie bezeichnet. Im Jahre 1880 schuf K.Duden mit seinem „Orthographischen Wörterbuch der deutschen Sprache“ die Grundlagen für eine moderne Rechtschreibung.

Die Festlegung einer einheitlichen Aussprache der deutschen Literatursprache (Orthoepie, Rechtlautung) konnte trotz früherer Bestrebungen erst Ende des 19. Jh. verwirklicht werden. Bis zu dieser Zeit war die Literatursprache in Deutschland mit stark ausgeprägter landschaftlicher Färbung gesprochen worden. Vor allem Viëtor (1850-1918) und Siebs (1862-1941) schufen die Voraussetzungen für die Kodifizierung einer überlandschaftlichen Aussprachenorm der Literatursprache. Im Jahre 1898 veröffentlichte er sein Buch „Deutsche Bühnenaussprache“. In den Festlegungen der Bühnenaussprache gab er norddeutschen Aussprachegewohnheiten den Vorzug, weil die im norddeutschen Sprachgebiet übliche Sprechweise bereits seit dem 18. Jh. als besonders korrekt angesehen wurde. In den späteren Jahren kam es zu einer Kritik an den von Siebs festgelegten Aussprachenormen, die die Berücksichtigung der technischen Möglichkeiten der Massenmedien und von Veränderungen in den Sprechgewohnheiten verlangten. Umfassende wissenschaftliche Untersuchungen des gegenwärtigen Sprechverhaltens führten zur Festlegung von Ausgleichsformen, die allgemein gültig und erreichbar sind. Die heutige Aussprachenorm heißt «Standardaussprache» und wurde in „Duden. Aussprachewörterbuch. Wörterbuch der deutschen Standardaussprache“ kodifiziert.
^ Вопросы для самоконтроля

- Что составляет предмет истории немецкого языка?

- Каковы критерии периодизации истории немецкого языка?

- Какие периоды выделяют в истории немецкого языка и как они называются?

- Каковы основные характеристики древнегерманского языка-основы?

- Что понимают под первым передвижением согласных?

- Что понимают под грамматическим чередованием согласных?

- Что установил Карл Вернер?

- Какое значение для развития немецкого языка имело закрепление словесного

ударения в германских языках?

- Из каких германских племен формируется немецкая народность?

- Каково происхождение слова «deutsch»?

- Как возникла письменность на немецком языке?

- В чем значение возникновения и развития немецкой письменности?

- Какие диалекты получили название верхненемецких?

- Что характеризует фонологическую систему двн. языка?

- Какие новообразования характеризуют двн. фонологическую систему?

- Что понимают под вторым передвижением согласных?

- Что понимают под умлаутом?

- Что понимают под сингармонизмом гласных?

- Что характеризует морфологическую структуру двн. языка?

- Чем обусловлено многообразие типов склонения существительных в двн.?

- Чем отличается склонение существительных среднего рода от склонения существительных мужского рода?

- В чем особенность склонения существительных женского рода?

- В чем особенность слабого склонения существительных?

- Что понимают исторически под аблаутом?

- В чем особенность двух типов спряжения?

- Какие классы глаголов различают в двн. период?

- В чем особенность спряжения глаголов в конъюнктиве?

- В чем особенность формообразования прилагательных в двн.?

- Что характерно для двн. местоимения?

- Как происходит образование аналитических форм глагола?

- Что отличает структуру двн. предложения?

- Каковы отличительные признаки средневерхненемецкого языка?

- Что характеризует формы существования свн. языка?

- Каково дальнейшее развитие умлаута?

- Какие новые территориальные диалекты возникают в свн. период?

- Что отличает морфологическую структуру свн. языка?

- Как развивается категория времени?

- Что характеризует категорию наклонения в свн. период?

- Каковы отличительные особенности ранненововерхненемецкого периода?

- Что характерно для форм существования языка в рнвн. период?

- Какие новые литературные жанры и стили возникают в рнвн. период?

- Что способствовало победе восточносредненемецкого литературного языка?

- Какова роль канцелярий в формировании общенемецкого языка?

- В чем заслуга грамматистов 17-18 вв.?

- Какую роль сыграли языковые общества в развитии немецкого языка?

-Какова роль периодической печати в развитии немецкого литературного языка?

- Как происходила нормализация немецкой орфографии?

- Кто внёс неоценимый вклад в нормализацию немецкого произношения?

- Какие существенные изменения произошли в фонологической системе рнвн.?

- Какие фонетические особенности характеризуют швейцарский вариант немецкого языка?

- Какие существенные изменения произошли в рнвн. морфологической структуре?

- Какой тип склонения существительных является продуктивным и почему?

- Какой класс глаголов является продуктивным и почему?

- Какие существенные изменения произошли в структуре простого и сложного предложения?


Литература

Введение в германскую филологию: Учебник для 1-2 курсов филол.фак. ун-тов∕ Арсеньева М.Г., Балашова С.П., Берков В.П.,Соловьева Л.Н.- М., 1980.

Гухман М.М. От языка немецкой народности к немецкому национальному языку. Ч. 1-2. -М., изд-во «Наука», 1955-1959.

Гухман М.М., Семенюк Н.Н. История немецкого литературного языка IX-XV вв.- М., 1983.

Гухман М.М., Семенюк Н.Н., Бабенко Н.С. История немецкого литературного языка XVI-XVIII вв.- М., 1984.

Жирмунский В.М. История немецкого языка.- М.,1965.

Зиндер Л.Р., Строева Т.В. Историческая фонетика немецкого языка.- М.-Л., 1965.

Зиндер Л.Р., Строева Т.В. Историческая морфология немецкого языка.- Л., 1968.

Зиндер Л.Р., Строева Т.В. Практикум по истории немецкого языка.- Л., 1977.

Москальская О.И. История немецкого языка.- Л., 1959.
^

Москальская О.И. История немецкого языка (на нем. языке).- М.,1985.


Филичёва Н.И. История немецкого языка. Курс лекций.- М., 1959.

Чемоданов Н.С. Хрестоматия по истории немецкого языка -М.,1953.
Kleine Enzyklopädie. Deutsche Sprache.- Leipzig, 1983.

König, Werner. Dtv-Atlas zur deutschen Sprache.

Schildt, Joachim. Abriß der Geschichte der deutschen Sprache.- Berlin,1984.

Schmidt, Wilhelm. Geschichte der deutschen Sprache.- Berlin,1970.


Приложение

Места расселения древних германцев во 2 веке н. э. Таблица 1
Распространение 2 передвижения согласных Таблица 2
Немецие территориальные диалекты Таблица 3
Важнейшие места письменности на древневерхненемецком Таблица 4
Развитие вокализма от индоевропейского до современного немецкого языка Таблица 5
Развитие консонантизма от индоевропейского до современного немецкого языка Таблица 6



^
Deklination der Substantive Таблица 7




Starke Deklination

Maskulina


a – Stämme ja - Stämme wa – Stämme i - Stämme

1

2

3

4

N. tag-

G. tag-es

Sg. D. tag-e

A. tag-

I. tag-a

hirt-i

hirt-es, -ies

hirt-e, -ie

hirt-i

hirt-u

-o

sê-wes

sê-we

sê-o

-

gast-

gast-es

gast-e

gast-

gast-u

N. tag-a

G. tag-o

PL. D. tag-om, -um

A. tag-a

hirt-a

hirt-o

hirt-im, -um

hirt-a

sê-wa

sê-wo

sê-wum

sê-wa

gast-

gast-es

gast-e

gast-

gast-u

Neutra


a – Stämme ir - Stämme ja - Stämme wa – Stämme

5

6

7

8

N. swёrt-

G. swёrt-es

Sg. D. swёrt-e

  1. swёrt-

I. swёrt-u

lamb-

lamb-es

lamb-e

lamb-

lamb-u

kunn-i

kunn-es

kunn-e

kunn-i

kunn-u

mёl-o

mёl-wes

mёl-we

mёl-o

---

N. swёrt-

G. swёrt-o

Pl. D.swёrt-om, -um

A. swёrt-

lemb-ir

lemb-iro

lemb-irum

lamb-ir

kunn-i

kunn-eo,-o

kunn-im, -um

kunn-i

mёl-o

mёl-wo

mёl-wum

mёl-o
Feminina

ö – Stämme

I – Stämme

9

10

N. gёb-a

G. gёb-a

Sg. D. gёb-u

A. gёb-a

I. ---

stat-

stat-i

stat-i

stat-

stat-iu

N. gёb-â

G. gёb-ôno

Pl. D. gёb-ôm

A. gёb-â

stat-i

stat-o

stat-im

stat-i



^ Schwache Deklination

Maskulina

Neutra

Feminina

11

12

13

14

N. gom-o

G. gom-en, -in

Sg. D. gom-en, -in

A. gom-on, -un

I. ---

oug-a

oug-en, -in

oug-en, -in

oug-a

---

quёn-a

quёn-

quёn-ûn

quёn-ûn

---

menig-î (n)

menig-î (n)

menig-î (n)

menig-î (n)

---

N. gom-on, -un

G. gom-ôno

Pl. D. gom-ô

A. gom-on, -un

oug-un

oug- ôno

oug-ôm

oug-un

quёn- ûn

quёn- ôno

quёn- ôm

quёn-ûn

menig-î (n)

menig-îno

menig-îm

menig-î (n)
1   2   3   4   5   6   7   8   9



Скачать файл (822 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru