Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекция - История зарубежной журналистики: от истоков до конца XIX века - файл ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ.rtf


Лекция - История зарубежной журналистики: от истоков до конца XIX века
скачать (107.7 kb.)

Доступные файлы (1):

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ.rtf698kb.12.07.2009 02:52скачать

содержание
Загрузка...

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ.rtf

1   2   3   4
Реклама MarketGid:
Загрузка...
§ 8. Пресса Юга США в первой половине XIX в.

Основу экономики южных штатов в начале XIX в. составлял труд трех миллионов рабов, обрабатывающих хлопковые плантации. Юг США или, как его часто называют, Диксиленд, был крупнейшим поставщиком хлопка на мировой рынок, однако в остальном его экономика сильно отставала от динамичного, быстро развивавшегося Севера. И хотя перемены, связанные с промышленным переворотом, затронули и южные штаты, разрыв между передовым индустриально-аграрным Севером и рабовладельческим Югом постоянно увеличивался.

К середине XIX в белое население Юга составляло 6 миллионов человек, почти в четыре раза уступая населению Севера. Все основные отрасли промышленности, включая производство бумаги и типографского оборудования, располагались на Севере. Пути сообщения Юга по сравнению с Севером также оставляли желать много лучшего. Цены на газеты здесь были намного выше, чем на Севере.

И все же, будучи включена в орбиту быстрого развития северных штатов, журналистика Диксиленда проделала определенный прогресс. В 1830 г. там выходили 24 ежедневные газеты, а в 1860 г.— 93 (15—в Виргинии и- 11 — в Луизиане), что составляло примерно четверть ежедневных газет страны.

Почти не уступая Северу по числу газет в пропорции к населению, Юг сильно проигрывав в тиражах, а также в точности и оперативности прессы.

Крупнейшим городом Юга в XIX в стал торговый и промышленный Балтимор. К середине века его население перевалило за 200 тыс. Хотя город находился на территории рабовладельческого Мэриленда, фактически он тяготел к индустриальному северо-востоку США. В середине XIX в. в Балтиморе выходило 6 ежедневных газет, среди которых особое место занимала «Балтимор Сан», первая массовая газета на Юге, основанная в 1837 г. Аруной Абелем и существующая до настоящего времени. К 1860 г. ее тираж составлял 30 тыс.— больше, чем у любой другой южной газеты.

Вторым по численности населения городом Юга был Новый Орлеан, выгодно расположенный в устье полноводной Миссисипи. К середине века его население перевалило за 100 тыс. Здесь выходило множество газет, некоторые — на французском языке.

В 1837 г. в Новом Орлеане была создана вторая после «Балтимор Сан» массовая газета на Юге. Свое название-—«Пикаюн»— она получила от испанской монеты стоимостью в 0 центов — такова была цена нового издания За эти деньги на Севере продавались качественные газеты, но на Юге печатная продукция была дороже. «Пикаюн» имела еженедельное приложение.

Однако в целом на Юге еще не было достаточно широкой аудитории для массовых газет. Большая часть издания была представлена качественной прессой.

Одной из наиболее влиятельных газет Юга долгое время оставалась «Ричмонд Инкуаэрер», которой с 1804 г. почти 40 лет руководил Томас Ричи. Газета твердо поддерживала демократическую партию, наследницу идей Джефферсона и республиканцев конца XVIII в. Вместе с тем, даже среди неразборчивых в выражениях журналистов того времени Ричи считался особым любителем крепкого словца. Главным объектом его громов и молний была конкурирующая виргинская газета «Ричмонд Виг», основанная в 1824 г. вигами, унаследовавшими идеи федералистов. В этом качестве Ричи был столь известен в стране, что «удостоился» критики самого президента Эндрю Джексона.

Важную роль в журналистике Юга сыграла «^ Чарльстон Меркьюри» Роберта Репа. Как когда-то Франклин способствовал формированию американской нации, так и Ретт ставил целью национальное обособление южан. Цель эта была вовсе не такой уж фантастической, как может показаться на первый взгляд: говоря на одном языке, южане и северяне в XIX в. отличались друг от друга образом жизни, стереотипами мышления г. психологией не меньше, чем коренные англичане и английские колонисты в Америке во времена Франклина. Популярность Рет-та на Юге росла по мере усиления противников рабства на Севере, и в 1851 г. он был избран в Сенат.

Главным оппонентом Ретта в Чарльстоне был Арон Веллингтон, издатель умеренной вигской газеты «Курьер». Однако этот издатель не слишком увлекался полемикой, так как считал, что газета должна содержать максимум информации, оставляя читателям возможность самим делать выводы.

Развитие южной журналистики тормозилось общей отсталостью южных штатов, являвшейся следствием плантационного рабства. Это препятствие было устранено гражданской войной 1861 —1865гг.
§ 9. Журналы США в первой половине XIX в.

Если чтение газет требует от человека хотя бы простой грамотности и интереса к окружающему миру, го аудитория журналов должна отвечать более высоким требованиям, обладать, по крайней мере, минимумом общей культуры и духовных запросов. Журнальная периодика в США росла и развивалась по мере развития культуры в целом.

Если в 1794 г. в стране выходило всего пять журналов, то к 1825 г. их число превысило сотню, а к 1860-м годам доходило до семисот. Из наиболее заметных журналов конца XVIII — на¬чала XIX вв. следует указать «Америкэн Мэгэзин» Мэтью Кэри, «Массачусетс Мэгэзин» уже упоминавшегося Исайи Томаса, «Америкэн Мэгэзин» Ноя Вэбстера, «Порт Фолио» Джозефг Дэнни. В середине XIX в. наибольшую известность приобрели «Никербокер» Левиса Кларка, «Атлантик Мансли» Оливера Холмса, «Грэхэмз Мэгэзин» Джорджа Грэхэма, «Сазерн «Питерари Мессинджер», редактировавшийся известным американским писателем Эдгаром По, и другие.

Быстро росли тиражи журналов. Если в начале века хорошим считался тираж 2000 экземпляров, то, например, «Грэхэмз Мэгэзин» в 1840-е годы выходил тиражом 30000, и это вовсе не было рекордом. Почти все журналы издавались в крупных городах Северо-Востока. Главным центром журнальной периодики к началу XIX в. стал Нью-Йорк.

По мере подъема ежедневной газеты текущие новости исчезают с журнальных страниц. Их полностью заменяют аналитические и художественные жанры.

Многие видные американские политики XVIII в. обращались к журнальной публицистике. Это Т. Пэйн, Т. Джефферсон, А. Гамильтон, Дж. Джэй, Дж. Мэдисон и другие. В XIX в. в журналах продолжаются споры о насущных проблемах страны, по вопросам финансов, экономики, о таможенных тарифах, судьбе центрального банка США, проблеме рабства, внешней политике. Внешнеполитическая концепция, известная под названием «предопределение судьбы», согласно которой само Провидение возложило па американцев миссию нести всем народам Нового Света, независимо от государственных границ, демократические институты, была впервые сформулирована в июльском (1845 г.) номере «Демокрэтик Ревью» редактором журнала Джоном О'Салливэном.

К середине века в журнальной публицистике все чаще поднимался вопрос о рабстве. ^ Противники рабства в 1831 —1865 гг. издавали журнал «Либерейтор» («Освободитель»), специально посвященный борьбе за свободу рабов.

Художественные жанры все больше вступают в свои права па журнальных страницах. Если в XVIII в. печатались иностранные, в основном, английские авторы, то в XIX в. Америка могла похвастаться собственной, пользующейся популярностью литературой. Некоторые писатели, как Эдгар По, Бичер Стоу, Марк Твен, Фенимор Купер получили мировую известность.

Появление массовой аудитории повлияло и на содержание журналов. В поисках подхода к новому читателю издатели предлагали ему легкие юмористические произведения, сентиментальные истории. Появились новые литературные жанры — детектив и вестерн. По мере развития литературы и театра возникает жанр литературной и театральной рецензии.

В XIX в. в общей журнальной массе начали выделяться направления. С этого времени можно говорить о типах журнальной периодики.

Предшественником современных дайджестов был созданный в 1850 г. книжным издательством «Харпер» и выходивший под редакцией уже упоминавшегося Генри Раймонда журнал «Харперс Мансли». В этом журнале публиковались первые произведения Марка Твена. Тираж достигал 50 тыс.

Среди женских журналов следует отметить «Годиз Ледиз Бук» (1830—1877), специализировавшийся по сентиментальным любовным историям, пропаганде эмансипации женщин и, разумеется, модам. Сотрудницей журнала была Бичер Стоу, автор «Хижины дяди Тома». Успех издания во многом определялся незаурядными способностями его редактора, Сары Хейл, первой , женщины, занявшей столь ответственный посг. Сара Хейл внезапно ушла от дел в 1877 г., когда «Годиз Ледиз Бук» был в зените популярности (тираж—• 150 тыс.). Возможно, это и явилось причиной последовавшего упадка журнала.

В 1829 г. в Балтиморе был создан первый спортивный журнал «Америкам Тэрф Реджистер».

Таким образом, во вторую половину XIX в. США вступили со сложившейся системой журналов и достаточно широкой жур¬нальной аудиторией.
§ 10. Журналистика США в годы гражданской войны (1861 — 1865)

США были одной из последних стран, отменивших рабство. На протяжении XIX в. в стране росло и ширилось гуманистическое движение аболиционистов, противников рабства, но их требования наталкивались на противодействие рабовладельцев. Аболиционизм имел своих приверженцев и в журналистике. Некоторые журналисты решались выступить против рабства на страницах южных газет. Этих смельчаков ждали суровые испытания.

Трижды банды погромщиков уничтожали типографию газеты «Алтон Телеграф», и каждый раз ее издатель, Элиа Лазджой, восстанавливал оборудование, чтобы продолжить пропаганду освобождения рабов. В 1836 г. этот благородный человек и гуманист был убит, став первой жертвой среди аболиционистов. В том же году в Цинциннати погромщики разбили печатные станки другой аболиционистской газеты, «Филантропист» Джемса Бирни.

Зверства погромщиков вызвали прилив симпатий к аболиционистам. В глазах многих они стали ассоциироваться не только с защитой рабов, но и с борьбой за права человека в целом, в том числе за свободу печати.

Аболиционисты имели сильные позиции в республиканской партии, и когда на президентских выборах 1861 г. победил ее кандидат ^ Авраам Линкольн, южные штаты заявили о выходе из федерации. Так началась гражданская война.

Каково было соотношение сил? Население северных штатов превысило 20 миллионов жителей, в то время как на Юге проживало немногим более 6 миллионов белых. Почти вся промышленность, включая и оборонную, находилась на Севере. Если сюда прибавить тот факт, что флот сохранил верность правительству в Вашингтоне, становится понятным колоссальное преимущество Севера в этой войне..

На что же могли надеяться руководители Юга? Прежде всего, на непрочность тыла северян. Окажутся ли они способными выдержать тяжелую, кровопролитную войну, пусть за гуманную, но все же непосредственно их не касающуюся цель,— освобождение рабов? Ответ на этот вопрос во многом зависел и от позиции прессы, ставшей к тому времени серьезным генератором общественного мнения.

Правительство республиканцев могло прежде всего положиться на своих традиционных союзников, «Нью-Йорк Трибюн» и «Нью-Йорк Таймс». Эти две газеты оказали ему неоценимую услугу. При этом «Трибюн» даже пыталась торопить правительство. 20 августа 1862 г. в ней была опубликована «Молитва 20 миллионов», где Грили призывал президента не мешкать с освобождением рабов.

Труднее дело обстояло с «Геральд» и «Сан», традиционно ориентированными на демократическую партию. Линкольн даже предложил Беннету некое подобие взятки — назначение послом во Францию за поддержку правительства. Король «желтой» прессы гордо отказался, но в конечном итоге обе эти газеты все же выступили за борьбу с мятежниками-южанами.

Однако на Севере имелось немало газет, открыто помогавших противнику. Хотя правительство время от времени прибегало к репрессиям, эти меры не приняли систематический характер. Северяне скорее готовы были проиграть войну, чем потерять свободу печати. Когда в мае 1864 г. «Нью-Йорк Уорлд» и «Джорнэл оф Коммерс» с целью вызвать волнения опубликовали заведомо ложную информацию о якобы готовившемся призыве под ружье 400 тысяч человек, правительство запретило их выход всего на два дня! Власти нередко чинили препятствия газетам, солидарным с южанами, при рассылке по почте. Самая строгая мера была принята против газеты «Фрименз Джорнэл», приостановленной на 8 месяцев. Большую строгость правительство не могло себе позволить даже в военные годы. Впрочем, в местах дислокации воинских частей, вдали от либеральной общественности, командиры иногда выясняли отношения со строптивыми газетчиками намного проще: с помощью подвыпивших солдат, которые могли, например, нанести визит к издателю и причинить ему как материальный, так и моральный ущерб.

Но если с открытой оппозицией правительство могло хоть как-то бороться, то оно было бессильно против газет-союзников, подвергавших убийственной критике его промахи. В первые годы войны у читателей могло сложиться представление, впрочем, достаточно справедливое и точное, о полной неспособности и бездарности военного командования и высоких, неоправданных потерях. Разумеется, это не поднимало боевой дух населения.

И, наконец, трудно переоценить тот вред, который наносила пресса армии, публикуя секретную информацию. Не одно сражение было проиграно по этой причине. Вездесущие и неутомимые газетчики смогли раздобыть и опубликовать план действий северян перед сражением при Булл-Ране, сообщить заранее о готовившейся атаке флотом форта Уилмингтона, о тайных перемещениях 11-го и 12-го корпусов на помощь армии Розенкранса и многом другом. Эта утечка информации стоила десятки тысяч жизней. Южане могли особенно не тратиться на разведку, а просто читать северные газеты.

Для борьбы с этим злом правительство ввело цензуру на телеграфе. С театра военных действий запрещалось передавать информацию, представлявшую военную тайну. Такая мера могла лишь помешать утечке информации, но была бессильна положить ей конец. Разумеется, о предварительной цензуре печатных изданий не могло идти и речи. После неудачной атаки форта Уилмингтона в 1865 г военный министр Стэнтон в бессильной злобе приказал упрятать за решетку ответственного за поражение журналиста Осбона, но в американском праве даже не нашлось закона, по которому его могли судить — и журналист был выпущен на свободу.

Любая война открывает широкий простор для деятельности не только военных, но и журналистов. Интерес к новостям резко возрастает, новости с театра военных действий занимают место на первой полосе.

Вместе с солдатами в поход выступила целая армия газетчиков: корреспондентов, фоторепортеров и художников, по рисункам которых печатались ксилографические батальные сцены. Одна только нью-йоркская «Геральд» отправила на фронт 40 журналистов, оснащенных по последнему слову техники. Потери этого «ограниченного» журналистского контингента в ходе военных действий были немалые и составили одного убитого шальной пулей южан, троих умерших от болезней, пятерых арестованных и высланных из армии за чрезмерное любопытство. По степени риска профессия военного корреспондента уступала разве что профессии солдата. Иногда газетчикам приходилось попадать в самое пекло сражения, выбираться из окружения и даже проводить разведку в тылу врага, чтобы потом, рискуя навлечь на себя гнев военного начальства, передать в редакцию сенсационную новость. Между тем, требуя от своих корреспондентов секретной информации, издатели нередко увольняли с работы тех, кто попадался с поличным, поскольку не хотели портить отношения с военными.

В гораздо более сложном положении во время гражданской войны оказалась Журналистика Юга. Во-первых, здесь была практически невозможна оппозиция, так как в рабовладельческих штатах издавна существовали законы, каравшие за критику рабства. Военная цензура здесь была намного строже. Во-вторых, 95% бумаги производилось в северных штатах. Уже одно это должно было нанести чувствительный удар по журналистике Юга. Иногда газеты печатались на бумаге для обоев, но и ее не хватало. Если сюда прибавить еще и то, что почти все типографское оборудование и краска производились на Севере, что с моря Юг был блокирован северным флотом, что эта блокада вызвала общий экономический кризис, усгублявшийся разрушительными последствиями военных действий, которые велись преимущественно на территории южных штатов, что, наконец, оккупационные власти северян здесь могли не считаться с общественным мнением и закрывать газеты по своему произволу, то становится понятным отчаянное положение газет Юга в годы гражданской войны. Если трудности журналистики Севера были неизбежными спутниками ее быстрого роста и развития, то печать Юга смогла залечить нанесенные войной раны лишь в последующие годы.

Главным итогом гражданской войны для журналистики был новый импульс, данный развитию печати северных штатов. В годы войны резко возросли тиражи, усовершенствовался сбор информации, повысилась оперативность, окрепло финансовое положение северных газет. Все это подготовило американскую печать к дальнейшим переменам, связанным с созданием пер¬вых газетных концернов в 1870—1890 гг.
§ 11. Возникновение первых издательских монополий. Концерны Пулицера и Херста

В конце XIX в западное общество вступило в эпоху трестов^ . Первым газетным трестом в США стала корпорация Джозефа Пулицер.

Поднявшись с самой нижней ступени американского общества на его вершину, проделав путь от безработного до миллионера, Пулицер в глазах современников был живым воплощением сбывшейся «американской мечты». Еще в 1864 г. вряд ли кто-либо мог предположить, что этот иммигрант из Венгрии без гроша в кармане, без специальности, без знания английского языка сможет стать газетным магнатом. Казалось, сама природа невзлюбила молодого человека, наделив его неуклюжей фигурой и уродливой внешностью. Удивительным восхождением на вершину американского общества Пулицер был во многом обязан своему трудолюбию. Работая чернорабочим, он по вечерам посещал библиотеку, где изучал английский язык. Позднее в штате Миссури ему удалось устроиться репортером в выходившую на немецком языке «Вестлихе Пост». На новом месте Пулицер проявил поразительную работоспособность. Работая ежедневно с десяти утра до двух ночи, он фактически «тянул» на себе всю работу в газете. Когда «Вестлихе Пост» оказалась на грани банкротства, он по дешевой цене купил ее, начав свою издательскую деятельность. Впоследствии он не однократно повторял этот маневр. Не располагая достаточными средствами, Пулицер всегда покупал по дешевой цене убыточные газеты, и всякий раз ему удавалось поправить положение. Так, его первая англоязычная газета, «Сент-Луис Диспетч», была куплена за 2,5 тысячи долларов и имела за собой 30 тысяч долга. Но уже через несколько лет ее цена поднялась до полутора миллионов.

Центральное место в газетной империи Пулицера занимала «Нью-Йорк Уорлд». Приносившая прежним владельцам ежегодно 40 тыс. убытка, эта газета при Пулицере смогла стать процветающим предприятием и ярким явлением в американской печати.

С одной стороны, это была типичная бульварная газета смаковавшая насилие и секс, выливавшая на читателей потоки мелодрамы. Как. и другие массовые газеты, «Нью-Йорк Уорлд» не обходила стороной и спортивные состязания, традиционно привлекавшие внимание массовой аудитории — скачки и бокс, а также новый вид спорта — футбол. В немалой степени своим успехом газета была обязана русскому художнику Валентину Грибоедову, рисовавшему для нее иллюстрации. В 1893 г «Нью-Йорк' Уорлд» впервые напечатала цветные картинки. Это была юмористическая серия про китайского мальчика, котрая получила столь широкую известность, что с того времени буль варные издания типа «Нью-Йорк Уорлд» стали называть «желтой» прессой, в честь желтого мальчика с картинок.

С другой стороны, «Нью-Йорк Уорлд» активно участвовал в общественной жизни. В то время качественные нью-йоркские газеты в основной массе поддерживали республиканцев, а «бульварные» не связывали себя постоянными политическими симпатиями. В то же время избиратели в городе явно отдавали предпочтение демократии. Приняв сторону демократической партии, «Нью-Йорк Уорлд» обеспечивал себе симпатии широкой аудитории. Эта аудитория состояла в основном из небогатых людей, и, выступая по главным вопросам общественной жизни, газета ориентировалась на них. Своей поддержкой 8-часового рабочего дня, профсоюзов, помощи малоимущим, прогрессивного налога, антимонопольного законодательства газета внесла лепту в оформление неолиберального течения в США.

Но наибольший авторитет газета завоевала себе громкими разоблачениями злоупотреблений власть имущих. Для проведения расследований Пулнцер пользовался услугами квалифицированных детективов, которые проникали туда, куда полиция проникнуть не могла или не хотела. Благодаря стараниям газеты удалось, например, упрятать за решетку авантюриста Шарпа, подкупившего большую часть городского совета Нью-Йорка и получавшего разорительные для городской казны заказы на прокладку трамвайных линий. Вслед за Шарпом в тюрьму отправились и взяточники-ольдермены.

Вся Америка с интересом и волнением наблюдала поединок «Нью-Йорк Уорлд» с могущественным трестом Моргана, замешанном в махинациях с облигациями государственного займа. Победа, одержанная журналистами, спасла от расхищения сотни миллионов долларов из государственного бюджета, а сама схватка оказалась лучшей рекламой для облигаций займа, который имел небывалый успех.

Авторитет, завоеванный газетой, позволил ей успешно провести кампанию по сбору средств на постамент для Статуи Свободы в Нью-Йорке. Благодаря усилиям «Нью-Йорк Уорлд», проблема финансирования была решена и подаренная правительством Франции Соединенным Штатам статуя была установлена на острове у входа в порт Нью-Йорка. Она стала символом Америки и первым впечатлением о стране многочисленных иммигрантов, которые, как когда-то и сам Пулицер, впервые приезжали в этот незнакомый мир в поисках лучшей жизни.

Пулицер умер в 1912 г., завещав два миллиона долларов на основание факультета журналистики при ^ Колумбийском университете. Будучи журналистом-самоучкой, Пулицер, как никто другой, понимал необходимость специальной подготовки для работников печати. Созданный на его деньги факультет стал первым высшим учебным заведением по этой специальности в Америке и до сих пор остается одним из самых престижных в мире.

Основатель другой «газетной империи», ^ Вильям Херст, был прямой противоположностью Пулицеру Этот отпрыск богатейшего семейства в Калифорнии получил образование в Гарварде. Старания в учебе он не проявлял, университет так и не закончил, зато увлекся журналистикой. Чтобы порадовать сына, отец подарил ему газету «Сан-Франциско Экземинер», которую ранее получил за до ти и которая стала первым звеном в «газетной цепи» будущего короля «желтой» прессы. Было ему тогда 24 года. На деньги отца он нанял лучших сотрудников и поставил дело на широкую ногу. Вскоре тираж газеты достиг 80 тыс. экземпляров.

Располагая практически неограниченным источником финансирования в лице своих родителей, Херст не имел нужды экономить средства, подобно Пулицеру. В приобретенную им в 1895 г. нью-йоркскую газету «Морнинг Цжорнэл» он сразу же вложил 7,5 млн отцовских денег. Херст платил небывало высокие зарплаты, и ему удалось переманить к себе лучших сотрудников Пулицера. Напрасно Пулицер называл Херста «хлыщом, который скоро промотает родительские деньги» и даже дал ему на это срок — 6 месяцев. Прошло 6 месяцев, а концерн Херста продолжал наращивать обороты.

В поисках подхода- к читателю Херст не стремился изобрести нечто принципиально новое, а следовал по тому же пути, что и Пулицер, налегая на насилие, мелодраму и секс, но делал это" эффективнее, поскольку вкладывал большие деньги.

Газеты Херста уделяли гораздо меньше внимания общественной жинзи и были гораздо консервативнее, чем газеты Пулицера. По вопросам внешней политики позиция Херста сближалась с позицией республиканцев: поддержка войны с Испанией и изоляционизм во время первой мировой войны чуть ли не до самого вступления в нее США.

«Газетная цепь» Херста пополнялась все новыми звеньями. В 1933 г. она вступила в период своего наивысшего могущества. К тому моменту она включала 26 ежедневных и 17 еженедельных газет, 13 журналов и 2 кинокомпании. Центральное место в «газетной империи» Херста занимали такие влиятельные ежедневные газеты, как названная выше «Морнинг Дожрнэл» и созданная в 1900 г. «Чикаго Америкэн». Однако в последующие годы Херст стал сдавать позиции новым газетным трестам. Вильям Херст умер в 1955 г., оставив своим наследникам издательство, которое все еще входило в десятку крупнейших в США и контролировало 10% ежедневного тиража американской печати.
1   2   3   4



Скачать файл (107.7 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru