Logo GenDocs.ru


Поиск по сайту:  


Реферат - Древненовгородский диалект. Фонологическая система 14-15 вв - файл 1.doc


Реферат - Древненовгородский диалект. Фонологическая система 14-15 вв
скачать (87 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc87kb.23.11.2011 01:30скачать

содержание

1.doc

Реклама MarketGid:
ДРЕВНЕНОВГОРОДСКИЙ ДИАЛЕКТ.

ФОНОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА XIVXV вв.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………..3
ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Берестяные грамоты………………………………………………….…..5

Фонологическая система древненовгородского диалекта XIV–XV вв.

Система согласных………………………………………………6

Система гласных………………………………………………..10

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………..12
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………….13

ВВЕДЕНИЕ
Историческая диалектология изучает диалекты и диалектные явления в историческом развитии. Предметом исторической диалектологии является: диалект, отразившийся в том или ином памятнике письменности; диалект, отразившийся в группе письменных источников; история отдельного языкового явления или фрагмента языковой системы; территория распространения диалекта или диалектного явления и ее историческое изменение; образование на основе диалектов близкородственных языков. Историческая диалектология использует данные памятников письменности, описательной диалектологии и лингвогеографии, а также топонимику, заимствования из изучаемых диалектов и в эти диалекты, некоторые другие лингвистические источники и данные смежных дисциплин (истории, археологии, этнографии). Трудность построения общей истории диалектов данного языка, особенно древнейшего периода, состоит в том, что территория распространения языка неравномерно обеспечена письменными источниками.

Многие европейские культурные центры имеют непрерывную письменную традицию в течение нескольких столетий, что позволяет проследить историю местного диалекта. К их числу относится Великий Новгород. До нас дошло множество рукописей, созданных и переписанных в древнем Новгороде: богослужебные книги, написанные на церковнославянском языке с вкраплениями местных диалектных особенностей, летописи, пергаменные грамоты (дарственные, завещания, своды законов). Уже эти тексты позволяют в общих чертах восстановить историю древненовгородского диалекта, однако представления о ней были бы не только неполны, но и во многом превратны без учета сравнительно недавно появившегося источника – грамот, написанных на бересте. Берестяные грамоты – это тексты бытового содержания, не предназначенные для длительного хранения: частные письма, записки, разного рода хозяйственные записи, упражнения в грамоте и т.п.; большая их часть написана разговорным языком. Берестяные грамоты позволяют проследить историю древненовгородского диалекта с 11 по 15 в.

Исследования древненовгородского диалекта показали, что возникновение многих его черт относится к эпохе праславянского языка. Это, в свою очередь, заставило пересмотреть взгляд на языковую историю восточных славян: вопреки существовавшему ранее предположению об образовании восточнославянских диалектов из общего «правосточнославянского языка», следует предполагать, что восточнославянские диалекты возникли в результате длительного взаимодействия очень разных по происхождению племенных диалектов.
^ ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
Древненовгородский диалект по берестяным грамотам
Впервые берестяные грамоты были обнаружены 1951 году во время археологических раскопок в Новгороде.

Из всех восточнославянских письменных источников XI-XV веков берестяные грамоты наиболее полно и разнообразно отразили особенности живой разговорной речи. Исследование текстов на бересте позволило А. А. Зализняку в монографии «Древненовгородский диалект» (М., 1995) восстановить его многие особенности.

В древненовгородском диалекте отсутствовал общеславянский результат второй палатализации: переход заднеязычных [к], [г], [х] в мягкие свистящие согласные [ц’], [з’], [с’] в положении перед гласными переднего ряда [e] () или [и] дифтонгического происхождения. Все славянские языки пережили вторую палатализацию, и только древненовгородский диалект ее не знал. Так, в грамоте № 247 (XI век, вероятно, вторая четверть) опровергается ложное обвинение в краже с взломом: «А замъке кле, а двьри кл…», то есть ‘А замок цел, и двери целы…’. Корень кл- ‘целый’ представлен в обоих случаях без эффекта второй палатализации. В берестяной грамоте XIV в. № 130 встречается слово хрь в значении ‘серое (некрашеное) сукно, сермяга’ (корень хр- ‘серый’). В некоторых корнях отсутствие и третьей палатализации (так, основа 'весь' имела вид вьх-).

В отличие от книжных текстов, созданных писцами-профессионалами, берестяные грамоты созданы людьми, в своем большинстве специально не учившимися писать. Не проходя через фильтр книжных орфографических правил, берестяные грамоты отразили многие местные особенности живой речи XI-XV веков.

^ Фонологическая система древненовгородского диалекта XIV–XV вв.

Сочетания согласных

В древненовгородском диалекте XV в., очевидно, уже отсутствовали сочетания: [бм], [б’м’], [дн], [д’н’] в связи с их изменениями в [м:], [м’:], [н:], [н’:]. Отсутствовали сочетания с согласными [ц’] и [ч’]: п’ц’, п’ч’, ц’к’, ч’к’, ц’ц’, ч’ч’, ш’ч’, с’ц’, фц’, рц’, лц’, вместо них членом сочетания выступал [ц``].

Из-за отсутствия согласных [ф], [ф’] в результате оглушения [в], [в’] сокращалось число групп согласных с их участием. Начальные группы «[w]+согласный» изменялись в сочетание «гласного [у]+согласный», а срединная группа «[w]+согласный» в сочетание «у+согласный».

Вследствие общей тенденции отвердения согласных в новгородском диалекте следует считать, что и ассимилятивная мягкость согласных в этой системе была представлена реже. Очевидно, губные отвердевали и в группах согласных, а не только на конце слова.

Специфически новгородской чертой было изменение новых групп согласных: «сонорный+шумный» в последовательность звуков: «сонорный согласный+гласный+шумный согласный», т.е. в’ер’х>в’ер’ех; столп (из столб) >столоп, горп>гороп, бортной>боротной, повергши>поверегши. в’ерст>в’ер’ест и под. В результате эти сочетания или отсутствовали, или были лексически ограничены.

Сочетания согласных и гласных

В новгородском диалекте были говоры, в которых исключалось сочетание мягких согласных с последующим гласным [о], в других говорах такое сочетание ограничивалось ударным слогом.

Заднеязычные согласные, сохраняя еще лабиовелярное качество, сочетались с гласным звуком [ы].

Парадигматические отношения согласных

Новгородская система не знала многих противопоставлений согласных, известных системе ростово-суздальского диалекта, что приводило к ослаблению различительной роли согласных фонем.

А. В оппозиции с ДП «твердость-мягкость» отсутствовала пара /ф/–/ф’/, утрачивалось противопоставление фонем /п/–/п’/, /м/–/м’/, /w/, /w’/ в решающей для этой категории позиции – на конце слова. Отсутствие противопоставления «твердых-мягких губных» в абсолютно независимой позиции конца слова затрудняло выделение этого противопоставления и перед гласными /и/, /у/, /а/: здесь скорее выделялись «твердые и мягкие» слоги. Лишь в контексте всей системы, где было противопоставление /р/, /р’/, «твердых-мягких зубных» и на конце слова, а поэтому и перед гласными, можно говорить и о противопоставлении «твордых-мягких губных» перед гласными.

Во многих говорах не сложилось противопоставление твердых-мягких фонем перед гласной фонемой /о/, в других говорах это противопоставление ограничивалось ударным слогом.

Дальнейшее развитие системы новгородского диалекта сопровождалось утратой сильных позиций для согласных фонем, парных по твердости-мягкости. Так, утрачивается противопоставление твердых-мягких губных, а по говорам и твердых-мягких зубных перед гласной фонемой /и/.

Среди внепарных согласных сохранялась мягкость /ш’/, /ж’/ во всех говорах.

^ Б. В соотносительном ряду согласных фонем, парных по глухости-звонкости, отсутствовали пары /ф/–/в/, /ф’/–/в’/.

В. В общей оппозиции по «способу образования» частная система согласных фонем, противопоставленная по ДП «назальность-неназальность» рпиобрела черты соотносительного ряда: для пар /б/–/м/, /б’/–/м’/ возникли позиции нейтрализации перед фонемами /м/, /м’/, а для пар /д/–/н/, /д’/–/н’/ –перед фонемами /н/, /н’/.

Остальные отличия в системе противопоставлений по способу и месту образования возникали из-за тех ограничений, которые накладывались отсутствием фонем /в/, /в’/, /ф/, /ф’/, мягким цоканьем, а именно:

  1. в оппозиции с ДП «взрывность-фрикативность» отсутствуют пары: /п/–/ф/, /п’/–/ф’/, противопоставление /б/–/w/, /б’/–/w’/ не могло осуществляться в начале слова перед согласным и в исходе слога перед согласным,

  2. был больший объем оппозиции с ДП «фрикативность-аффрикатность», так как сохранялась пара /ж’/ – /д’ж’/,

  3. в оппозиции с ДП «лабиальность-дентальность» отсутствовали пары: /ф/ – /с/, /ф’/ – /с’/,

  4. в оппозиции «дентальность-альвеолярность» отсутствовала пара /ц’/ – /ч’/. Цоканье относится к древнейшим диалектным особенностям. Еще в XI в. наблюдалось смешение букв ц и ч в новгородских памятниках (например, в Новгородских Минеях 1095–1097). В памятниках можно встретить написания на месте этимологического ч буквы ц и наоборот. Например, в новгородской летописи по Синодальному списку: вц вместо вч, половьцьскыми вместо половьчьскыми, сцА вместо счА, концАша вместо кончАша. Подмена букв в памятниках письменности связана с неразличением звуков /ц ’/ и /ч ’/ в говоре писцов, т.е. с цоканьем.

  5. в оппозиции «лабиальность-гуттуральность» отсутствовали пары: /ф/ – /х/, /ф’/ – /х/.

Состав ДП согласных фонем

/п/ – твердость, глухость, лабиальность.

/п ’/ – мягкость, глухость, лабиальность.

/б/ – твердость, звонкость, лабиальность, взрывность.

/б ’/ – мягкость, звонкость, лабиальность, взрывность.

/w/ – твердость, лабиальность, фрикативность.

/w ’/ – мягкость, лабиальность, фрикативность.

/м/ – твердость, лабиальность, назальность.

/м ’/ – мягкость, лабиальность, назальность.

/т/ – твердость, глухость, дентальность, взрывность.

/т ’/ – мягкость, глухость, дентальность, взрывность.

/д/ – твердость, звонкость, дентальность, взрывность.

/д’/ – мягкость, звонкость, дентальность, взрывность.

/с/ – твердость, глухость, дентальность, фрикативность.

/с ’/ – мягкость, глухость, дентальность, фрикативность.

/з/ – твердость, звонкость, дентальность, фрикативность.

/з ’/ – мягкость, звонкость, дентальность, фрикативность.

/н/ – твердость, дентальность, назальность.

/н ’/ – мягкость, дентальность, назальность.

/л/ – твердость, латеральность.

/л ’/ – мягкость, латеральность.

/р/ – твердость, вибрантность.

/р ’/ – мягкость, вибрантность.

/ш ’/ – глухость, альвеолярность.

/ж ’/ – звонкость, альвеолярность.

/ц``/ – аффрикатность.

/к/ – глухость, взрывность, гуттуральность.

/г/ – звонкость, гуттуральность.

/х/ – фрикативность, гуттуральность.

В говорах, в ситеме которых была и фонема /γ/, эта фонема имела ДП: звонкость, фрикативность, гуттуральность.

В этих говорах фонема /г/ получала еще один ДП – взрывность, а фонема /х/ ДП – глухость.

В диалекте были и связанные фонемы /ч ’/, /д ’ж ’/, которые всегда сочетались с предшествующими фонемами ш ’, ж ’: /ш ’/+/ч ’/ и /ж ’/+/д ’ж ’/.

Парадигматические отношения гласных

Универсальным ДП гласных фонем была степень подъема гласного. Сохранялось и было актуальным на рубеже XIV–XV вв. противопоставление гласных фонем по четырем степеням подъема. Выделение ДП «лабиализованность–нелабиализованность» является результатом понимания всей системы, ее единиц. Для многих двучленных оппозиций он не определяется. Так, при противопоставлении гласных среднего или верхнесреднего подъема (под ударением) друг другу их фонетическое качество лабиализованности или нелабиализованности оказывается тесно связанным с позицией после твердого или мягкого согласного, особенно это касается сочетаний с твердыми-мягкими губными, т.е. в древненовгородском диалекте XIV–XV вв. как бы продолжали существовать силлабемы [с ’ ĕ], [сŏ], [с ’е], [со], если эту частную систему вокализма изолировать от других частных систем той же фонологической системы.

Однако в контексте всей системы, для которой определили развитие, хотя и недостаточно продуктивное, согласных фонем, парных по твердости-мягкости, для которой основной единицей является фонема, а не слог, необходимо определить и фонемы /ĕ/, /ŏ/, /е/, /о/ с их ДП.

В случае противопоставления /ŏ/ – /а/ или /о/ – /а/ первые фонемы имеют лабиализованность в качестве ДП. В оппозиции /у/ – /ĕ/, /у/ – /е/ вторые члены характеризуются нелабиализованностью как ДП.

Состав ДП гласных фонем

/и/ – верхний подъем, нелабиализованность.

/у/ – верхний подъем, лабиализованность.

/ĕ/ – верхнесредний подъем, нелабиализованность.

/ŏ/ – верхнесредний подъем, лабиализованность.

/е/ – средний подъем, нелабиализованность.

/о/ – средний подъем, лабиализованность

/а/ – нижний подъем, нелабиализованность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Древненовгородский диалект — средневековый диалект древнерусского языка, распространённый на территории Новгородской земли с дописьменной эпохи до XV века (в широком смысле к нему можно отнести и очень близкий диалект Псковской земли). Достаточно сильно отличался от наддиалектной формы древнерусского языка, представленной, например, в Киеве, а в некоторых отношениях и от всех прочих славянских языков.

В фонетике самая яркая черта — отсутствие второй палатализации (в корнях — кѣле 'целый', хѣде 'седой', гвѣзда 'звезда', перед окончаниями — ногѣ, рукѣ и т. п.); в некоторых корнях и третьей палатализации (так, основа 'весь' имела вид вьх-). Фонемы /ц/ и /ч/ совпадали (цоканье).

Древненовгородский диалект вышел из употребления как система после московского завоевания Новгорода в 1478 (при этом некоторые черты были утрачены и ранее). Ряд диалектизмов сохранялся в северовеликорусском наречии и гораздо дольше (цоканье, ѣ вместо ы в родительном падеже и проч.)

Известен прежде всего по берестяным грамотам, которые чаще всего написаны на чистом диалекте, лишь иногда — с влиянием наддиалектных или церковнославянских норм. Отдельные древние новгородские диалектизмы в качестве ошибок проникали в книжные памятники. Для реконструкции имеют косвенное значение данные современных северных диалектов.


^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Горшкова К. В. Очерки исторической диалектологии Северной Руси. – М.,1968. – 192 с.

  2. Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. – М., 1995. – 720 с.

  3. Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. – М.: Просвещение, 1983. – 399 с.

  4. Русская диалектология. / Под ред. Н. А. Мещерского. – М.: Высшая школа, 1972. – 302 с.

Интернет-ресурсы:

  1. www.bibliotekar.ru

  2. www.krugosvet.ru

  3. http://feb-web.ru

  4. http://wikipedia.ru.

Реклама:





Скачать файл (87 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru