Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Безработица - файл 1.doc


Безработица
скачать (315.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc316kb.23.11.2011 05:36скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2
Реклама MarketGid:
Загрузка...
План:

  1. Введение.

  2. Типы безработицы.

    1. Причины возникновения безработицы.

    2. Характеристика типов безработицы.

    3. Возникновение и рост безработицы в России.

  3. Динамика безработицы.

    1. Социально-экономические последствия безработицы.

    2. Показатель безработицы в странах СНГ.

    3. Показатель безработицы в России.

    4. Мировой рынок труда.

  4. Российская система защиты от безработицы.

    1. Общие тенденции развития систем защиты от безработицы.

    2. Модели регулирования безработицы.

    3. Российская модель защиты от безработицы.

  5. Заключение.

  6. Список литературы.


1. Введение. Что вызывает безработицу? Безработица—явление, ха­рак­терное для всех стран с рыночной экономикой. Отношение к ней с мо­мента ее возникновения по сию пору менялось, преж­де всего, в зависимости от ее масштабов. При больших вели­чинах считалось необходимым бороться с ней всеми силами, в том числе с обязательным использованием методов го­судар­ственного регулирования. С середины XX века, в связи с успе­хами об­ществ с так называемой социальной экономикой (на­пример, шведская модель развития), безработица стала рас­сматриваться как социальное явление, нося­щее эпизодический характер. В настоящее время, когда вновь стали ощу­щаться значительные потери от различных форм безработицы, основ­ные усилия направляются на недопущение застойной безра­ботицы.

Повышение или понижение экономической активности (цикличность развития экономики) являются основными при­чинами роста и снижения за­нятости и уровня безработицы. Но развитие общества предполагает развер­тывание всех его потенций, которые дают не только количественное увеличе­ние, но и порождают новое качество жизни. Можно сказать, что в конечном счете безработица всегда дает снижение тем­пов экономического роста, не го­воря уже об ущербе для соци­альных отношений в широком смысле слова.

^ 2. Типы безработицы.

Зарубежные экономисты разных школ и направлений давно уже пыта­ются выявить причины безработицы. В последнее время и отечественные ис­следовате­ли уделяют все больше внимания этому вопросу.

На Западе пик изучения проблем безработицы приходится на период Великой Депрессии, опровергнувшей классический взгляд на безработицу как на времен­ное явление, автоматически устраняемое рыночным механиз­мом равновесия.

Зарубежные экономисты никогда не отрицали наличия безработицы вообще, даже классики и неоклассики. Более того, они считают, что опреде­ленный уровень безработицы жизненно необходим для рыночной экономики в силу циклического характера ее развития: в период подъема фирмы быстро находят на рынке труда необходимую рабочую силу, которая была выбро­шена туда в период спада. Одна­ко современный уровень производства, осно­ванный на научно-техническом про­грессе, делает такую «резервную армию труда» малоэффективной для экономи­ки, фирмам нужна не просто рабочая сила, а труд определенного качества, определенной квалификации.

Поэтому понятие «естественной», т.е. нормальной и даже необходимой для рыночной экономики безработицы, трактуется сегодня по-разному1. Одни эконо­мисты определяют естественный уровень безработицы как уровень, при котором заработная плата и инфляция устойчивы: снижение безработицы ниже этого уровня вызовет рост инфляции. По существу, это определение ес­тественной безработицы принадлежит неоклассикам, которые связывают ин­фляцию с заработной платой и уровнем занятости. Другие исследователи ес­тественным уровнем безработицы считают такой, при котором безработица носит добровольный характер,— это так называемый равновесный уровень безработицы. Третьи определяют естествен­ный уровень безработицы как уровень, при котором количество вакансий равно количеству безработных. Четвертые — по неизменному уровню безработицы и нормальной ее про­должительности.

Таким образом, естественный уровень безработицы — это как бы безработи­ца в «нормальные» времена, характеризующиеся умеренной инфляцией и ста­бильными темпами роста. Поэтому конкретное определение уровня есте­ствен­ной безработицы - дело сложное: ведь для расчета этого показателя не­обходимо создать модель «нормально функциониру­ющей экономики»2 .

Представляется, что сегодня, особенно в условиях российской экономики, речь должна идти не о естественной безработице, а о ее социально приемле­мом уров­не, который учитывал бы и уровень текучести кадров и продолжи­тельность поис­ка работы, и демографический состав рабочей силы, и уровень напряженности на рынке труда (соотношение безработицы с количеством ва­кансий), и социальную напряженность.

Но как бы ни определялся естественный уровень безработицы, настоящую проблему для экономики представляет массовая, «неравновесная», или «вы­нуж­денная» — циклическая безработица.

Экономисты до сих пор спорят о том, каковы же действительные причины массовой безработицы. В частности, этот вопрос — один из предметов раз­ногла­сий между классической и кейнсианской школами.

^ 2.1 Причины возникновения безработицы.

Существует четыре основных теоретических направления объясняю­щих причины безработицы:

1. Классическое объяснение (доминировало среди эконо­мистов в 30-е годы до появления кейнсианства): безработицу вызывает слишком высокая заработная плата. Если заработ­ная плата поднимается выше того уровня, ко­гда все кто ищет работу, ее находят, то возникает избыток предложения на рынке труда, т. е. безработица. Получается, что безработица возникает по вине самих работников (требование повышения заработной платы). Следова­тельно, регулируя (снижая) зара­ботную плату, можно регулировать заня­тость.

2. Марксистское объяснение исходит из того, что безрабо­тица зависит от динамики органического строения капитала в процессе его накопления и от темпа самого накопления, кото­рое постоянно производит и притом про­порционально своей энергии и своим размерам относительно избыточное, т. е. из­быточное по сравнению со средней потребностью капитала, а потому из­лишнее или добавочное население. В условиях част­ной собственности на средства производства собственнику выгодно иметь резервную армию труда. Ею можно манипули­ровать как угодно, преследуя интересы капитала.

Безработица представляет собой с социологической точки зрения нарушение нормального взаимодействия людей по по­воду купли — продажи рабочей силы, поскольку, как уже от­мечали ранее, спрос на рабочую силу зависит от многих не­посредственно с ним не связанных факторов, которые, тем не ме­нее, поддаются регулированию и даже формированию, и обусловливают эко­номическое поведение людей.

3. Кейнсианское объяснение: совокупный спрос управляет производством, а значит, и занятостью. Дж. Кейнс не отри­цал, что понижение заработной платы может привести к по­вышению занятости, а ставил под сомнение дей­ственность та­кого подхода. Он предлагал, чтобы государство противостоя­ло безработице путем активной финансовой политики (нало­ги, государственные инвестиции), направленной на увеличение совокупного спроса, что в итоге должно привести к повы­шению спроса на рабочую силу.

4. Современное объяснение: безработица — следствие де­формации и инер­ционности рынка труда. Безработные люди и свободные места всегда, посто­янно существуют и возника­ют, но требуется время, чтобы между ними уста­новилось тре­буемое соответствие. Следствием этого будет наличие безра­бо­тицы, виды и реальные масштабы которой определяются многими обстоя­тельствами.

Количественно безработица измеряется двумя параметра­ми:

1) уровнем безработицы — долей официально зарегистри­рованных безработных от численности всей рабочей силы;

2) продолжительностью безработицы — временем пребы­вания в качестве безработного.

При исследовании безработицы и разработке политики занятости необходимо использовать оба показателя. Инте­ресно отметить, что высокий уровень безработицы в той или иной социальной группе может отмечаться в силу несколь­ких причин.

Во-первых, представители данной группы, возможно, бу­дут сталкиваться с особыми сложностями при попытке уст­ройства на работу. К их числу мы можем отнести, например, женщин с малолетними детьми.

Во-вторых, у некоторых групп молодых специалистов не исключены трудности с закреплением на работе.

Наконец, часть рабочей силы характеризуется прерывным характером занятости. Сюда входят, например, некоторые пенсионеры, работающие в общественном производстве в зим­ний период, и занятые в подсобном и дачном хозяйстве в лет­нее время. Естественно, что политика по отношению к безра­ботице должна учитывать, за счет действия каких факторов мы наблюдаем высокий уровень безработицы в той или иной социальной группе.

^ 2.2 Характеристика типов безработицы.

В экономической теории используется два показателя, которые могут обрисовать объективную картину экономической нестабильности на рынке труда. Это уровень безработицы и средняя ее продолжительность.

Показатель уровня безработицы используется для измерения масштабов безработицы и измеряется как доля официально зарегистрированных безработных к численности занятых в производстве. Продолжительность безработицы характеризует среднее время перерыва в работе.

Оптимальная безработица, по определению специалистов, — безработица, уровень которой ниже естественной, нормальной безработицы. Естественная безработица не признается опти­мальной по той причине, что еще никому не удавалось дос­тичь оптимальной безработицы и доказать выгодность безра­ботицы даже на естественном уровне. Весьма значительны экономические потери от безработицы, не считая моральных и социальных, чисто человеческих. Так, повышение безрабо­тицы на 1% дает потери около 60 миллиардов долларов.

Искусственно низкая безработица — следствие государ­ственной политики, направленной на достижение полной за­нятости, когда государство чрезмерно вмешивается в рыноч­ные процессы (например, воздействие на процентные ставки в целях их снижения для расширения деловой активности, уве­личение занятости). В долговременной перспективе это, одна­ко, ведет к росту инфляции.

Но даже если бы удалось достичь оптимального уровня без­работицы, благосостояние населения на максимально возмож­ном уровне не обеспечивается. Что же происходит, когда спрос на труд растет, безработица уменьшается, а заработная плата увеличивается? В этом случае увеличивается платежеспособ­ный спрос населения на потребительские товары. Но еще бы­стрее будут расти цены на потребительские товары, обесцени­вая денежные доходы населения — растет инфляция, которая еще больше усиливается денежной эмиссией сверх нормы для покрытия бюджетного дефицита. Рост цен зависит от нали­чия монополистов в области производства потребительских товаров, которые еще больше взвинчивают цены, искусствен­но сокращая производство.

Английский экономист Филлипс обобщил данные о без­работице, заработной плате и ценах на потребительские то­вары, построил по оси координат кривую («кривая Филлипса»), которая показывала, что при уровне безработицы в 5,5% зарплата поддерживается на одном уровне. Таким образом, инфляция и безработица оказываются во взаимозависимос­ти, а выбор между ними — достаточно трудным для прави­тельства, наемных рабочих работодателей и общества в це­лом. Далее с ростом дохода начинает расти его сберегаемая часть, а значит «отданные» в качестве дохода средства не ре­инвестируются в экономику. Экономическое поведение по­требителя ориентировано не на сегодняшние выплаты, а на постоянный ожидаемый доход. К тому же сбережения исполь­зуются для страхования от колебаний дохода (М. Фридмен). Понятно, что чем больше факторов, тем больше различных усилий необходимо совершать, чтобы поддерживать опре­деленный (и, увы, не оптимальный и не самый желаемый) уро­вень жизни, но столь ли уж оправданы затраты, вынуждае­мые рыночной экономической системой?

Отечественными исследователями были разработаны сце­нарии, основанные на зависимостях между динамикой изме­нения уровня занятости и безработицы и изменениями ВВП и производительности после начала экономического ожив­ления. (В частности, здесь более полно представлены фраг­менты концепции, изложенной в проекте «Политика проти­водействия безработице», реализуемом Фондом «Бюро эко­номического анализа», руководитель — Ф. Прокопов, в свое время один из первых руководителей Федеральной государ­ственной службы занятости). Прогноз предполагался на пе­риод с 1998 по 2005 год.

Собственно задача состоит в том, чтобы представить себе, какие темпы роста ВВП необходимы для восстановления до­кризисного уровня производительности труда и численности занятого населения.

Сценарий № 1. Численность занятых может достичь вели­чины эффективного спроса (работодатели оптимизируют фонд рабочего времени и практически исчезнет скрытая безработи­ца), а уровень безработицы упадет до 5% (к численности эко­номически активного населения), при условии увеличения ВВП на 5-8% ежегодно, но более реальны цифры — на 3% в начале периода оживления и до 5% дальнейшего среднегодового его роста (тогда не удастся восстановить численность занятого населения).

Сценарий № 2 — «оживление без новых рабочих мест», за счет эффективности использования имеющегося персонала. При умеренном росте ВВП (3,5-4% в среднем ежегодно) вос­становление производительности труда будет происходить за счет рационализации работодателями фонда рабочего време­ни вместе с ликвидацией «недозанятости», но возможны и увольнения, если при первых мероприятиях будет сдерживать­ся рост производительности труда. Общий спрос на рабочую силу прекратится и безработица может достичь 22% экономи­чески активного населения.

Сценарий № 3 — не сокращающий занятость рост произ­водительности труда при умеренных темпах роста ВВП — он должен достичь 80% показателя 1991 года. Численность заня­тых будет постепенно увеличиваться, хотя и отставая в пер­вой половине семилетнего периода, а к концу начнет снижаться и безработица, но до этого ее уровень превысит показатели предшествующих лет.

Сценарий № 4 — стагнация или вялотекущий кризис с оча­гами оживления. Колебания изменений ВВП возле нулевой от­метки, малозаметные позитивные изменения в производитель­ности труда повлекут к оптимизации численности персонала, ликвидации рабочих мест, а сдерживание увольнений — к рас­ширению «недозанятости». Безработица вырастет до 20-24%.

«Сценарные подходы» про­иллюстрировали взаимозависимость факторов, относящихся к микроэкономическим условиям, социальные пределы «самонастраиваемости» рыночной экономики и показали направ­ления макроэкономических изменений и целей экономической политики государства.

Собственно, мы подошли к рассмотрению тех видов безра­ботицы, которые вызываются перечисленными выше причи­нами и ситуациями.

В случае, когда текущая безработица превышает естествен­ную норму, она становится вынужденной. Вынужденная без­работица означает, что работник не желает увольняться, а работодатель сокращает персонал под давлением конкурен­ции или других факторов.

Выделяют следующие формы вынужденной безработицы: открытую и скрытую. ^ Открытая вынужденная безработица имеет следующие градации.

Технологическая безработица, порождаемая НТП. Однако НТП не только высвобождает рабочие места, но и создает новые, в том числе в сфере информации, тем самым увеличи­вая занятость.

Социальные программы смягчения безработицы данного типа включают в себя содействие переподготовке и обучению работников, распространение информации о возможностях трудоустройства в других районах и сферах деятельности, по­мощь при осуществлении трудовой миграции, поддержку райо­нов, в наибольшей мере затронутых данным видом безрабо­тицы, льготы при выплате соответствующих пособий.

Фрикционная безработица отражает текучесть кадров, свя­занную с переменой рабочих мест, места жительства. Среди совокупной рабочей силы какая-то часть постоянно находит­ся в движении, перемещаясь на новые рабочие места. Этот тип безработицы включает в себя людей, которые не заняты в связи с переходом с одной работы на другую и в течение недели рассчитывают приступить к работе на новом месте, а также работников в тех отраслях, где временные увольнения явля­ются нормой без влияния на общий уровень дохода людей, например, в строительстве. В период внедрения новых дости­жений технического прогресса такое движение становится не только неизбежным, но и более интенсивным. В какой-то мере эта безработица является желательной, так как многие рабо­чие переходят с низкопродуктивной, малооплачиваемой ра­боты на более высокооплачиваемую и более продуктивную работу. Это означает более высокие доходы для рабочих и более рациональное распределение трудовых ресурсов, а сле­довательно, и больший реальный объем реального националь­ного продукта.

Структурная безработица по существу является углубле­нием фрикционной. С течением времени в структуре потреби­тельского спроса и в технологии происходят важные измене­ния, которые, в свою очередь, изменяют структуру общего спроса на рабочую силу. Из-за таких изменений спрос на не­которые виды профессий уменьшается или вовсе прекращает­ся. Спрос на другие профессии, включая новые, увеличивает­ся. Возникает безработица, так как рабочая сила реагирует на э го изменение медленно и ее структура не отвечает новой структуре рабочих мест.

Структурная безработица представляет собой наиболее сложную проблему обеспечения функционирования рынка труда в России. Вопросы квалификационной мобильности рабочей силы во многом осложняются необходимостью кон­версии оборонной промышленности. Территориальная же подвижность населения испытывает серьезное влияние со сто­роны перемещения населения вследствие межнациональных конфликтов и ряда других неблагоприятных факторов.

Разница между структурной и фрикционной безработицей весьма неопределенная. Существенное различие состоит в том, что у «фрикционных» безработных есть навыки, которые они могут продать, а структурные безработные не могут сразу по­лучить работу без переподготовки. Фрикционная безработи­ца носит скорее краткосрочный характер, а структурная бо­лее долговременная, и поэтому считается более серьезной про­блемой.

Региональная безработица (часто сочетается со структур­ной) — формирующаяся под воздействием многих обстоя­тельств: исторических, демографических, экономических, ча­сто в связи с неравномерностью развития отдельных регио­нов, что вызывает дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы в этих регионах.

Институциональная безработица возникает, когда сама организация рынка труда недостаточно эффективна. Допус­тим, неполна информация о вакантных рабочих местах. Уро­вень безработицы был бы ниже при налаженной работе сис­темы информации. В этом же направлении действует завы­шенное пособие по безработице и заниженные налоги на до­ходы. В этом случае возрастает продолжительность безрабо­тицы, так как гасятся стимулы для энергичных поисков ра­боты.

Циклическую безработицу вызывает спад производства во время промышленного кризиса, депрессии, спада, то есть она возникает на той фазе экономического цикла, которая характе­ризуется недостаточностью общих или совокупных расходов. Когда совокупный спрос на товары и услуги уменьшается, за­нятость сокращается, а безработица растет. По этой причине циклическую безработицу иногда называют безработицей, связанной с дефицитом спроса. С переходом к оживлению и подъе­му число безработных обычно становится меньше.

Циклическая безработица — постоянно меняющийся по масштабам, продолжительности и составу незанятых вид без­работицы, связанный с циклом деловой конъюнктуры, разни­ца между уровнем безработицы в данный момент состояния производства и естественным уровнем безработицы. Масш­табы и продолжительность циклической безработицы дости­гают пика при спаде (кризисе) экономики и минимума — при подъеме. Она характеризует наилучшее и наихудшее состоя­ние рынка труда в целом и во всех его составных частях, одна­ко в различной степени по отношению к разным категориям работников наемного труда, при этом больше всего страдают молодые и пожилые, женщины, некоренное население.

Некоторые условия для роста циклической безработицы создают и системы социального обеспечения. Известно, что в большинстве случаев размер пособия по безработице прямо зависит от величины получаемой ранее зарплаты. Вместе с тем период выплаты пособия ограничен. Поэтому как для пред­принимателя, так и для занятых представляется более пред­почтительным периодически увольнять некоторую часть ра­ботников, а затем вновь принимать их на работу, нежели до­пускать снижения заработной платы занятых.

Добровольная безработица возникает в тех случаях, когда работник увольняется по собственному желанию, если он не­доволен уровнем оплаты труда, условиями или содержанием труда, иными жизненными обстоятельствами. Кроме того, она вызвана тем, что в любом обществе существует прослойка людей, которые по своему психическому складу или по иным причинам не хотят работать. Она увеличивается во время эко­номического бума и уменьшается при спаде, различна у лиц разных профессий и квалификации.

Выделяют также сезонную безработицу, которая порож­дается временным характером выполнения тех или иных ра­бот. Этот вид безработицы по отдельным характеристикам соответствует циклической безработице («спад» производ­ства), по другим — фрикционной, так как носит доброволь­ный характер.

С возникновением гибких рынков труда получила распро­странение частичная безработица, позволяющая в период сни­жения спроса части персонала трудиться полное рабочее вре­мя, либо «делить» рабочее время или экономически целесооб­разные рабочие места между всеми.

Застойная безработица характерна для маргинальных сло­ев общества, а в периоды кризиса может характеризовать осо­бенности региональных рынков труда. Принято считать, что это вид безработицы, длящийся более 18 месяцев. Она приво­дит, как правило, к полной деградации трудового потенциала безработного, а зачастую и к его деградации как личности. Эффект по их реабилитации возможен только на основе стро­го индивидуального подхода.

Хроническая безработица — постоянно возобновляющая­ся массовая безработица, уровень которой практически все­гда превышает естественный (нормальный, предельно допус­тимый), по крайней мере в пределах одного экономического района или нескольких регионов. Существование хрониче­ской безработицы обусловлено совокупным действием всех факторов, каждый из которых в отдельности вызывает тот или иной конкретный вид безработицы. В числе этих условий глав­ным является недостаток инвестиций в создание новых рабо­чих мест.

Таким образом, безработица является характерной чертой рыночной экономики. Поэтому полная занятость несовмести­ма с идеей рыночного хозяйства. В то же время понятие «пол­ная занятость» не означает полного отсутствия безработицы. Экономисты считают фрикционную и структурную безрабо­тицу совершенно неизбежной, следовательно, допустимый уровень безработицы при полной занятости равен сумме уров­ней фрикционной и структурной безработицы. Другими сло­вами, допустимый уровень безработицы при полной занятос­ти достигается в том случае, когда циклическая безработица равна нулю.

Завершая характеристику типов безработицы, следует ска­зать, что для России, находящейся в состоянии перехода от жизнедеятельности в условиях «реального социализма» к не­коему (пока еще непонятно к какому именно, а потому начинающемуся, как правило, свое название с наречия, ставшего приставкой — «пост-») новому качеству, собственно, как и для всех «постсоциалистических» стран, становится реаль­ностью действие так называемого «всеобщего закона капи­талистического накопления», в свое время сформулирован­ного К. Марксом применительно к буржуазному обществу классического периода — периода середины XIX века. Тог­да, по словам Маркса, нарастание безработицы, абсолютно­го и относительного обнищания масс на одном полюсе, на­растание богатства, концентрация и централизация капита­ла — на другом, было законом воспроизводства буржуазно­го общества.

^ 2.3 Возникновение и рост безработицы в России.

История возникновения и роста безработицы в России пол­ностью подтверждает правоту именно кейнсианских взглядов. С 1 июля 1991 г., когда началась официальная регистрация безработных на бирже труда, показа­тели уровня безработицы постоянно повышались (соответственно, показатели заня­тости падали). Так, в 1992 г. численность занятых в экономике упала на 2,4% по сравне­нию с предыдущим годом, в 1993 г. — еще на 1,7%, в 1994 г. — на 2,1%, в 1995 г. – на 3,3%. В 1996 г. падение занятости приостановилось (0,5%), а в 1997 г. возросло (1,4%)3. За этими цифрами скрывается тенденция, описанная как раз Дж. М. Кейнсом.

Резкое сокращение занятости в 1992 г. обусловлено структурными изменения­ми в экономике (уменьшение государственного сектора, конверсия в ВПК), а так­же с ухудшающимся финансовым положением многих предприятий в связи с ин­фляцией и недостаточно быстрым ростом альтернативных форм хозяйствования (частных предприятий, акционерных обществ). Все это, естественно, негативно отразилось на объеме совокупного спроса: государственные вливания сократи­лись, инвестиционная деятельность замедлилась, а потребительские расходы умень­шились (в реальном выражении) из-за инфляционного падения уровня жизни. Единственный компонент совокупного спроса, который оставался со знаком «плюс» — это чистый экспорт, традиционно державшийся на вывозе сырья.

Казалось бы, в 1993 г. занятость должна упасть еще больше. Однако цифры свидетельствуют о некотором сокращении убывающей тенденции занятости (1,7%). Дело в том, что в этот период реальная заработная плата начала стремительно падать и предприятия не сокращали штат в надежде дождаться «лучших времен». Получается, что уменьшение заработной платы помогло на время приостановить безработицу. Но отсюда вовсе не следует, что падение заработной платы может увеличить занятость, как полагают неоклассики.

И уже последующие годы показывают, что на фоне все убывающих реальных доходов занятость уменьшается возрастающими темпами, — теперь уже фактор недостаточного совокупного спроса (а значит, падения производства и расходной части бюджета) играет решающую роль в экономике. И даже при некотором росте в 1997 г. реальных денежных доходов (на 3,5%) занятость продолжала уменьшаться.

Следовательно, основная причина роста безработицы в России — это сокра­щение производства, прежде всего в государственном секторе экономики. На­сколько тесной является связь между динамикой экономического роста (спада) и безработицей?

Как правило, западные экономисты тесно связывают темпы экономического роста с темпами увеличения занятости, а спад — с безработицей. Действительно, в нормально функционирующей рыночной экономике индустриального типа экономический рост всегда означает развитие и расширение отраслей, — следовательно, прирост занятости. Между тем, такой зависимости явно не наблюдается в развивающихся странах. Так, быстрый промышленный рост многих развиваю­щихся стран в60—70-х годах не вызвал соответственного расширения занятости. Экономисты связывают это явление с темпами урбанизации, намного превышаю­щими темпы промышленного роста, и низкой квалификацией мигрирующего из села в город населения.

Российская действительность, в свою очередь, не подтверждает прямой связи безработицы с темпами экономического спада. Так, при снижении в 1992-1994 гг. объемов промышленного производства почти вдвое, численность занятых работ­ников сократилась не более чем на 10%. Причины такого явления, скорее всего, состояли в следующем.

Во-первых, это сохранение государственного сектора в экономике. В самом начале рыночных реформ, когда превалировала государственная собственность и продолжалась государственная поддержка предприятий, в том числе и убыточ­ных, инфляционное падение заработной платы в связи с редким и запаздывающим индексированием дало возможность предприятиям сохранять занятость даже в условиях снижения объемов производства.

Во-вторых, это увеличение скрытой безработицы в форме неполного рабочего времени, отпусков без сохранения содержания. Будучи формально занятыми, такие работники нигде не учитываются в качестве безработных и официально не ищут другого места работы, хотя являются безработными по существу. Как правило, час­тично занятые имеют так называемую вторичную занятость или самозанятость.

В-третьих, сильного роста безработицы, особенно в первые годы после радикаль­ных экономических преобразований, не наблюдалось из-за снижения предложения на рынке труда. Практиковавшиеся досрочные пенсии, тенденция увеличения занятых домашним хозяйством (в основном женщины), распространение индивидуальной трудовой деятельности, все более ускоряющееся развитие теневого сектора экономи­ки, — все это сократило предложение рабочей силы на рынке труда.

^ 3. Динамика безработицы.

Преж­де чем делать прогноз о будущем российской безработицы, следует ответить на вопрос: «Что же представляет собой ны­нешний уровень безработицы для российской экономики и для каждого конкретного человека?» Обратимся к цифрам.

^ 3.1 Социально-экономические последствия безработицы.
Экономические потери Российской Федерации

от существующего уровня официально

зарегистрированной безработицы (данные за 1998 г.)




п/п

Виды экономических потерь

Расчетная сумма

1

Потери по возможному фонду оплаты труда зарегистрированных безработных

23,5 млрд. руб.

2

Потери по возможному начислению подоходного налога с заработной платы

3,2 млрд. руб.

3

Расходы Гос. фонда занятости на выплату пособий зарегистрированным безработным

7,2 млрд. руб.

4

Потери по возможному начислению в социальные фонды с заработной платы

10,4 млрд. руб.

5

Потери от существующего уровня неполной занятости (недополученная заработная плата + недоначисления в социальные фонды + невыплата подоходного налога)

22,7 млрд. руб.




ИТОГО:

Расчетная сумма экономических потерь от существующего уровня официальной безработицы

63,8 млрд. руб.

Уже известно, что расчет уровня безработицы имеет раз­ные методики, и хотя они все более или менее обоснованы, равно как и подвергаются критике отечественными и зарубеж­ными исследователями, тем не менее они отражают тенден­ции, а иногда и совпадают в количественном отношении.

^ Экономические потери Российской Федерации

от существующего уровня безработицы,

определенной по методологии МОТ
Приведем расчеты потерь. Они производились исходя из расчета того, что существующий уровень неполной занятости эквивалентен 1,3 млн. условных работников, не занятых в те­чение 1998 года. По методологии МОТ учитывалась общая численность безработных, а не только стоящих на учете в служ­бе занятости.

Тогда сумма экономических потерь от безработицы соста­вила почти половину от всех инвестиций в основной капитал производственного назначения в данный период – 263,5 млрд. руб.


Г № п/п

Виды экономических потерь

Расчетная сумма I

1

Потери по возможному фонду оплаты труда зарегистрированных безработных

68,4 млрд. руб.

2

Потери по возможному начислению подо­ходного налога с заработной платы

9,3 млрд. руб.

3

Расходы Гос. фонда занятости на выплату пособий зарегистрированным безработным

30,3 млрд. руб.

4

Потери по возможному начислению в соци­альные фонды с заработной платы

7,2 млрд. руб.

5

Потери от существующего уровня неполной занятости (недополученная заработная плата + недоначисления в социальные фонды + невыплата подоходного налога)

22,7 млрд. руб.




ИТОГО:

Расчетная сумма экономических потерь от существующего уровня безработицы, опре­деленной по методологии МОТ

128,6 млрд. руб.


Согласно закону Оукена, превышению фактичес­кого уровня безработицы над естественным на 1% соответству­ет отставание ВВП, составляющее 2,5%. Согласно этому, для России достижение естественного уровня безработицы даст экономический рост в стране на дополнительные 10-15%. Однако не менее весома и важна для развития общества и социальная сторона безработицы.

При низком уровне жизни отмечается высокая трудовая активность населения. Гарантированный пособием по безработице прожиточный минимум не в состоянии обеспечить нормальный жизненный уровень в условиях постоянного неконтролируемого роста цен и на предметы первой необходимости.

Растет численность граждан, относящихся к маргинальным группам населения. Повышение уровня безработицы на 1% приводит к росту преступности на 7-8%. Имеются исследования, по данным которых год безработицы укорачивает жизнь человека на 5 лет. По данным американских ученых увеличение безработи­цы на Р/о приводит к возрастанию числа самоубийств на 4,1%, тюремных заключений на 4%, убийств на 5,7%, увеличению общего показателя смертности на 1,9%. Симптомы депрес­сии встречаются у каждого второго безработного. Сложно решается проблема преодоления озлобленности и агрессии появляющихся уже через полгода вынужденной невостребо­ванности.

Регулирующая роль государства должна состоять в посто­янном поддержании сбалансированности экономических при­оритетов занятости в программах экономических преобразо­ваний.

В целом безработица в России носит застойный характер, влекущий увеличение длительности безработицы, при этом приток в ряды безработных связан с относительно доброволь­ным решением работников (уход «по собственному желанию» может быть вынужденным).

Обостряются региональные проблемы занятости. Велики различия (в несколько раз) уровня безработицы по регионам.

Изменяется состав безработных. Первоначально основную массу безработных в России составляли женщины, лица с выс­шим и средним специальным образованием, лица предпенси­онного возраста. Но затем в тех регионах, где уровень безра­ботицы был выше среднего, стали расти доля мужчин, доля лиц с низким уровнем образования, доля молодежи. По соста­ву безработных можно судить об остроте проблем безработи­цы в регионе. Преобладание «высокообразованных женщин, особенно предпенсионного возраста» может свидетельство­вать о начальной стадии безработицы как явления. Уровень безработицы и напряженность на рынке труда в таких регио­нах, как правило, невелики, несмотря на высокие темпы рос­та. Там же, где в составе безработных превалируют молодежь, мужчины, лица с низким уровнем образования, проблема без­работицы очень остра, хотя численность безработных может расти медленнее, чем в среднем по стране.

Учитывая общую жесткость макроэкономической поли­тики правительства на протяжении предыдущих лет, пред­ставляется вероятным доминирование сокращения спроса на труд, сокращение количества свободных рабочих мест и сни­жение оттока (в первую очередь трудоустройства) из рядов безработных.

Наиболее остро проблемы безработицы стоят в регионах с высоким естественным приростом населения, особенно в со­четании с массовым притоком беженцев, и в депрессивных регионах, с преобладанием наиболее кризисных отраслей, что усугубляется наличием монопоселений и закрытых террито­риальных административных образований.

К особенностям безработицы в России относится и более высокий уровень безработицы в сельской местности, чем в городе.

Представим прогнозную оценку состояния безработицы в России в 2001-2005 годах. Предыдущий этап экономических реформ в России не выз­вал ожидавшегося взлета открытой безработицы, что и поро­дило мнение о некоем «российском» феномене, позволившем удержать рынок труда в относительном равновесии. Нередко делается вывод о том, что если в период экономического спа­да удалось достичь компромисса между инфляцией и безрабо­тицей, то на стадии экономического оживления рынок труда останется одной из наименее проблематичных сфер. Но дело в том, что скорость, с которой расширение занятости следует за экономическим оживлением, зависит не только от макро­экономической конъюнктуры, но и от других факторов ин­ституционального, структурного и иного порядка.

Так, давление молодежи, впервые вступающей на рынок труда в поиске работы, может перекрыть объемы генерируе­мых рабочих мест, в том числе и сократить возможности воз­вращения к занятости безработных граждан. Увеличивающе­еся трудоспособное население (за счет значительной рождае­мости в 80-е годы) создаст дополнительное давление на ры­нок труда благодаря росту совокупного спроса на рабочие места.

Сфера услуг, переживающая фазу подъема, может расши­рять применение гибких режимов труда, что затруднит пере­мещение из производящих отраслей мужчин, как правило ра­ботающих полный рабочий день.

^ 3.2 Показатель безработицы в странах СНГ.

В связи с актуальностью вопроса трудовой занятости представляет интерес сравнительный анализ показателей безработицы в СНГ.

В промышленно развитых странах уровень безработицы за последние годы (6,8% в 2003 г.) был ниже, чем в условиях так называемой переходной экономики (9,2%) . Причем в странах Центральной и Восточной Европы, а также Балтийс­ких государствах этот показатель колеблется в пределах 12-14%. В то же время в СНГ агрегированный показатель безработицы значительно ниже. Однако частич­но данное обстоятельство объясняется действующей в странах Центральной и Восточной Европы системой более весомых пособий по безработице. Кроме того, в странах СНГ высок уровень неполной занятости, что искусственно завышает удельный вес занятых в общей численности трудоспособного населения.

Данные по безработице в ряде стран СНГ и Прибалтики представлены в таблице. Наибольшая безработица в 1992-2003 гг. регистрировалась в Балтийс­ких государствах, Грузии и Армении. Вместе с тем согласно результатам выбо­рочных обследований рабочей силы реальная безработица велика также в России, Украине и Азербайджане. Так, в 2000 г. она составила 13,4% в России, в 2001-2002 гг. - 12-17% в Азербайджане.

Следует отметить в особенности сезонный, неполный характер занятости в сельском хозяйстве и также обусловленную данным обстоятельством безра­ботицу в странах Закавказья (табл.).

^ Уровень безработицы в ряде стран СНГ и Балтийских государствах

В % рабочей силы




1992

1995

2000

2003

Армения

Беларусь

Казахстан

Кыргызстан

1,8

0,5

0,5

0,1

6,7

2,7

1,7

3,0

11,7

2,1

3,7

3,1

10,1

3,1

1,9

2,9

Молдова

Российская федерация

Грузия

0,1

4,8

2,3

1,4

8,3

2,6

1,8

1,4

10,3

1,3

2,2

15,8

Таджикистан

Украина

Литва

Латвия

Эстония

0,3

0,3

3,5

2,3

1,6

2,0

0,5

6,2

18,1

9,7

3,0

4,2

12,6

7,8

6,6

2,5

3,5

10,5



Факторами, влияющими на уровень безработицы, являются изменения дефлятора ВВП, темпы роста цен и заработной платы. С 1960-х гг. в литературе известно мнение об обратной зависимости между безработицей, с одной сторо­ны, и изменением цен, заработной платы и дефлятора ВВП, или «кривая Филипса» - с другой. Однако за последние 40 лет обратный характер данной зависимости несколько изменился. В 1980-1990-х гг., а также сейчас в ряде стран одновременно зарегистрированы низкие показатели и безработицы, и

инфляции.

В большинстве стран СНГ и Прибалтики, за исключением некоторых, в 1994-2003 гг. резкое снижение уровня потребительских цен сопровождалось ростом безработицы (таблица). В особенности это было характерно для Арме­нии, Грузии, а также для Балтийских государств. В России, Украине данная тенденция обусловлена высокими показателями безработицы, подтвержден­ными в результате выборочных обследований рабочей силы. В то же время в Казахстане и Молдове меньшая динамика инфляции сопровождалась незначи­тельными показателями безработицы (в Молдове -1,2%, Казахстане - 1,8%).

^ 3.3 Показатели безработицы в России. Официально зарегистрированный средний уровень безработицы в СНГ, на конец 2003 г. составил всего лишь 2,5%. Между тем данные относительно реального уровня безработицы, рассчитываемого по методологии Междуна­родной организации труда, могут быть получены только путем выборочного обследования рабочей силы. И, как показали полученные результаты, реальная безработица значительно выше.

По итогам обследования населения по проблемам занятости в августе 2006 года Росстат опубликовал, что в России численность безработных в 2006 году сократилась на 10,3 %.

По оценке специалистов, это весьма внушительный показатель. Резкое снижение безработицы означает, что экономический рост в России действительно демонстрирует весьма неплохую динамику и структурные подвижки.

Однако, по оперативным данным Росстата, обнаруживается и неблагоприятная тенденция. Хотя в годовом измерении уровень безработицы снижается как по оперативным, так и по уточненным данным, за период с августа по октябрь тенденция, похоже, изменилась в неблагоприятную сторону. По данным обследования Росстата, численность экономически активного населения в возрасте от 15 до 72 лет составила (без Чеченской Республики) 74,4 миллиона человек, или 66,9 % общей численности населения этого возраста. В их числе 69,9 миллиона человек классифицировались как занятое население, 4,5 миллиона человек - как безработные с применением критериев МОТ. По сравнению с августом 2005 года численность занятого населения увеличилась на 1,1 %, а численность безработных сократилась на 10,3 %.

Уровень безработицы в августе 2006 года составил 6,1 %. Но уже в конце октября безработными классифицировались уже 5,0 миллиона человек, или 6,6 % экономически активного населения. За период с августа по октябрь 2005 года безработица увеличилась всего с 5,4 до 5,5 миллиона человек.

Между тем официальная безработица за тот же период даже немного сократилась. По данным Федеральной службы по труду и занятости, в конце августа 2006 года на учете в органах государственной службы занятости в августе состояли 1,7 миллиона безработных, а уже в конце октября - 1,6 миллиона. По сравнению с августом 2005 года численность зарегистрированных безработных сократилась на 59 тысяч человек, или на 3,3 %. В августе 2006 года общая численность безработных по сопоставимому кругу лиц, то есть в трудоспособном возрасте, без студентов, учащихся и пенсионеров, отнесенных к безработным, превышала численность зарегистрированных безработных в 2,9 раза.

Такое почти 3-кратное расхождение уже не первый год, а если быть точным - то с самого начала реформ - является главной особенностью и проблемой национального рынка труда. В России люди, потерявшие работу, не любят искать ее «официально», а государство, в свою очередь, демонстрирует чудеса формализма и скупости в помощи безработным - как в поиске нового места работы, так и в переквалификации.

Получается парадокс. С одной стороны, если государство при молчаливом согласии (на грани фактической поддержки) граждан самоустраняется от регулирования рынка рабочей силы, то значит рынок там существует, так сказать, почти в первозданном виде.

С другой стороны, назвать это «рынком» язык поворачивается с трудом. Даже беглый взгляд на количество и качество вакансий ведущих кадровых агентств говорит о крайне ограниченном характере этого, наиболее цивилизованного сегмента рынка труда. Большинство работодателей и работников самостоятельно и порой весьма неординарными и хитроумными способами находят дорогу друг к другу.

Но вернемся к отчету Росстата. Тревожит весьма высокий уровень первичной безработицы. В общей численности безработных 1,3 миллиона человек, или 28,3 %, не имели опыта трудовой деятельности. Правда, в августе 2006 года по сравнению с августом 2005 года среди безработных доля лиц, не имеющих опыта работы, сократилась на 0,9 %. Но радует это мало: этот «барьер» на рынке труда носит системный характер, требуемый опыт работы почти всегда обязателен, обучать молодых берутся разве что в метрополитене, милиции или других, самых непрестижных производствах и специальностях.

Дальше начинаются проблемы со служебным или карьерным ростом. Среди безработных, имеющих опыт трудовой деятельности, 1,0 миллиона человек, или 31,2 % составляют лица, уволившиеся по собственному желанию, 0,9 миллиона человек, или 28,2 %, - лица, которые оставили последнее место работы в связи с сокращением персонала. По сравнению с августом 2005 года доля уволившихся по собственному желанию среди безработных, имеющих опыт работы, уменьшилась на 1,1 %, а доля безработных, оставивших место работы в связи с сокращением персонала, - на 3,0 %. Это неплохо. Однако опять же таки не секрет, что за этими статьями Трудового кодекса слишком часто скрывается конфликт работника и работодателя. В отличие от западной корпоративной практики, да и на госслужбе пройти даже одну карьерную ступеньку без неформального фактора почти невозможно. Конечно, на низших ступеньках этот стимул еще как-то действует, но дальше вступают в силу жесткие и совсем не рыночные правила игры.

Неудивительно, что российская безработица носит откровенно застойный характер. Среднее время поиска работы безработными в августе 2006 года составило 8,5 месяца и по сравнению с августом 2005 года осталось на том же уровне. Стаж пребывания в состоянии безработицы один год и более имели 40, 3% безработных (в августе 2005 года - 38,9 %). Доля застойной безработицы среди сельских жителей существенно выше - составляет 50,0 %, и увеличилась за последний год на 1,6 %. Среди безработных городских жителей доля застойной безработицы увеличилась на 1,5 % и составила 35,1 %. Тоже парадокс: сравнительно небольшая часть людей обладает «способностью» регулярно улучшать собственное резюме. Основная же масса малоподвижна, причем как на работе, так и в безработном состоянии.

Хотя найти первое место работы трудно, безработица в России отнюдь не молодежная. Молодежь, во-первых, менее требовательна, а во-вторых, более склонна менять занятия. Средний возраст безработных составил 34,5 года, занятого населения - 39,6 года. Молодежь до 25 лет составляет 30,2 % среди безработных и 12,2 % - среди занятого населения, лица в возрасте 55 лет и старше соответственно 5,9 и 10,9 %.

По-прежнему легче найти работу людям с дипломом или с ученой степенью. Более 13 % безработных имели высшее образование и 21 % - среднее профессиональное. Среди занятых это соотношение составило по 25 %. (Независимое Информационное Агентство).
Численность официально зарегистрированных безработных.



^ 3.4 Мировой рынок труда.

В последние годы на мировом рынке труда сложилась следующая ситуация с безработицей. В странах ОЭСР в конце 1995 г. численность лиц, не имеющих работы, снизилась по сравнению с началом 1994 г. на 0,6%, составив 7,4% экономически активного населения. В основе постепенного сокращения безработицы лежал процесс создания дополнительных рабочих мест, который происходил на фоне умеренных среднегодовых темпов увеличения численности экономически активного населения

Японии, в отличие от североамериканских и западноевропейских государств, в минувшем году не удалось выйти из полосы экономического кризиса. Это неизбежно отразилось на положении с безработицей, удельный вес которой (3,2%) поднялся до наивысшего за всю послевоенную историю страны уровня. Улучшение положения на рынке труда западноевропейских стран (которое началось значительно позднее, чем в странах Северной Америки, - лишь во 2-м квартале 1994 г.) не смогло кардинальным образом изменить ситуацию с использованием трудовых ресурсов в этом регионе. Уровень безработицы здесь в 2-3 раза превышает аналогичные показатели других стран развитого капиталистического мира.

Процесс рассасывания безработицы, который наблюдался в странах с развитой рыночной экономикой в минувшем году, носил во многом «рваный» характер. По мере увеличения спроса на труд в результате ускорения темпов экономического развития первыми покидают ряды безработных наиболее квалифицированные кадры. Так, в США в удельный вес безработных среди менеджеров и специалистов снизился в 1995 г. по сравнению с предыдущим годом на 7,5%, среди специалистов со средним техническим образованием на 18,1%, в то время, как среди работников сферы услуг - на 4%, квалифицированных рабочих - на 5,2%, неквалифицированных - на 3,3%.

Возможность трудоустройства для лиц с низким уровнем образования и профессиональной подготовки даже в условиях экономического подъема остается весьма проблематичной. В западноевропейских странах именно эти работники составляют ядро застойной, длительной безработицы, удельный вес которой, несмотря на благоприятную экономическую конъюнктуру, продолжает увеличиваться. Если в 1985 г. доля длительно безработных (тех, кто не имеет работы более года) составляла в странах Западной Европы - 0,9% экономически активного населения, в1993 - 4,7%, то в 1994 г. - 6,6%.

Несмотря на некоторое сокращение молодежной безработицы, молодые люди до 24 лет по-прежнему составляют около 1/3 всех лиц, не имеющих работы, а в Испании и Италии - более половины. К этим проблемам рынка труда следует добавить сохранение значительных разрывов в уровне безработицы в отдельных географических районах. Они связаны с различиями в экономическом развитии регионов, их отраслевой специализации, особенностями государственной политики занятости. Например, уровень безработицы в Тихоокеанском регионе США (7,2%) в 1,7 раза превышает соответствующий показатель для Центрального северо-западного района (4,2%).

Сохранение высокой безработицы, особенно среди отдельных групп населения (длительно безработные, молодежь) вынуждает правительства промышленно развитых стран наращивать государственной финансирование на рынке труда. По сравнению с 1990 - 1991 гг. Удельный вес расходов на проведение политики занятости в ВВП увеличился (%): в Великобритании - с 1,6 до 2,2, в Швейцарии - с 0,3 до 1,9, в Португалии - с 1,1 до 2, в Испании - с 3,2 до 3,6, Норвегии - с 2,2 до 2,9, во Франции - с 2,6 до 3,3, в Германии - с 2,1 до 3,8, в Японии - с 0,3 до 0,4. В 1994-1995 гг. Лишь страны, в которых произошло значительное снижение уровня безработицы, могли позволить себе сократить расходы на программы занятости, и то прежде всего за счет сокращения выплат пособий по безработице. Так, в США доля финансирования таких программ по сравнению с 1990 - 1991 гг. снизилась с 0,73% до 0,69% ВВП, в Канаде - с 2,45% до 2,20%.

В подавляющем большинстве промышленно развитых стран основные усилия направлялись на осуществление программ переподготовки и переквалификации безработных. Они составляют в среднем 30-60% всех расходов на проведение активных мероприятий на рынке труда. На второе место вышли расходы на поддержание занятости среди молодежи. И наконец, в отдельных странах (Нидерланды, Люксембург, Германия) значительных размеров достигает финансирование программ помощи в трудоустройстве инвалидов.

Имеющиеся прогнозы свидетельствуют о том, что в 1996 - 1997 гг. возможно лишь незначительное улучшение на рынке труда. Замедление темпов роста занятости до 1,1% при сохранении стабильных темпов роста экономически активного населения (0,9%) позволит снизить уровень безработицы не более чем на 0,2%. Таким образом, проблема недоиспользования трудовых ресурсов в промышленно развитых странах сохранит свою остроту.

^ 4. Российская система защиты от безработицы.

В России наблюдается глубокий кризис государственной полити­ки защиты от безработицы. Общими формами его проявления стали высокий по международным стандартам уровень безработицы, увели­чение ее длительности, нерешенность проблемы очаговой безработицы, ослабление защищенности работников в сфере оплачиваемой занято­сти, возрастание риска потери работы при уменьшении возможностей нахождения новой, низкий уровень охвата экономически активного населения государственными программами содействия занятости. С учетом планов российского правительства по реструктуризации базо­вых отраслей экономики (черной и цветной металлургии, железно­дорожного транспорта, автомобилестроения) и вступлению России в ВТО можно ожидать дальнейшего обострения этого кризиса и усиле­ния социальной напряженности в обществе. Среди его многочислен­ных причин, связанных с трудностями переходного периода, немало­важную роль играет игнорирование опыта стран с рыночной экономи­кой и уроков, извлеченных ими на отдельных этапах своего развития.

^ 4.1 Общие тенденции развития систем защиты от безработицы.

Развитие национальных систем защиты от безработицы отража­ет процесс адаптации социально-экономической политики государств к беспрецедентным переменам в жизнедеятельности общества, кото­рые происходили на протяжении всего прошлого столетия, в эволюции взглядов на роль государства в осуществлении политики заня­тости и социальной политики 4. Система защиты безработных зароди­лась во второй половине XIX в., когда в капиталистических странах в ходе индустриального развития получили массовое распространение биржи труда. До этого трудоустройством, как правило, занимались профессиональные корпорации, а услуги немногочисленных частных контор трудового посредничества были сконцентрированы в доволь­но узких областях (например, наем домашней прислуги).

Возникновение института защиты безработных было обусловле­но осознанием того, что безработица является источником социальной напряженности в обществе, биржи труда способны «связывать» име­ющийся спрос на труд с его предложением, а в период структурного спада в той или иной отрасли - содействовать региональному или отраслевому перемещению рабочей силы. Свою роль сыграла и на­зревшая необходимость защиты от нищеты работника и его семьи в случае лишения работы одного из ее членов, в связи с чем возрос интерес к страхованию на случай безработицы.

Инициаторами введения страхования от безработицы в большин­стве стран были профсоюзы. В последние два десятилетия XIX в. бла­годаря усилиям профсоюзов и работодателей стали возникать орга­низации, выступавшие в качестве посредника при подборе рабочей силы. Вместе с тем посреднические структуры вызывали недоверие обеих сторон: профсоюзы опасались, что создаваемые работодателя­ми биржи труда будут использоваться в штрейкбрехерских целях, а работодатели - что контролируемые профсоюзами биржи труда при трудоустройстве будут отдавать предпочтение членам профсоюза и тем самым ограничат свободу работодателей в выборе работников и снизят эффективность института найма. Таким образом, обе стороны трудовых отношений были заинтересованы во вмешательстве третьей, нейтральной стороны - государства - в функционирование рынка труда. «Включенность» государства в процесс защиты безработных стала заметной на рубеже XIX-XX вв. Наиболее интенсивно данный процесс происходил в Германии, где в начале XX в. существовало 400 государ­ственных бирж труда наряду с 3500 профсозными биржами, с помо­щью которых заполнялось более миллиона вакансий в год, причем по­ловина из них - через государственные службы. В 1910-1912 гг. в Великобритании впервые были созданы национальная система бирж труда и государственная страховая система на случай безработицы.

Обобщение практики работы бирж труда различных стран и их движения по пути усиления государственного влияния на рынок тру­да нашло отражение в первых принятых Международной организа­цией труда (МОТ) международных правовых документах, посвящен­ных вопросам безработицы, - Конвенции № 2 и Рекомендации № 1.В статье 2 (п. 1) Конвенции странам-участницам предлагается создать систему бесплатных государственных бюро по трудоустройству под контролем центрального органа с консультативными комитетами, в состав которых должны войти представители трудящихся (профсо­юзы) и работодателей 5.

Отличительной чертой первого этапа развития систем защиты от безработицы (конец XIX - начало XX вв.) являлось безусловное преобладание неоклассического подхода к экономической политике, отрицающего необходимость активного вмешательства государства в экономические процессы. В соответствии с таким подходом безрабо­тица трактуется как результат добровольного выбора индивида, а ее рост в периоды неблагоприятной экономической конъюнктуры – как временное явление, быстрое преодоление которого возможно прежде всего благодаря действию саморегулирующихся рыночных механиз­мов. В этой связи основные меры были направлены исключительно на смягчение социальных последствий безработицы в периоды небла­гоприятной конъюнктуры. Таким образом, в рамках рассматриваемого подхода не могла сформироваться не только последовательная поли­тика занятости, но и политика сдерживания роста безработицы. Дан­ный сугубо социальный подход к проблеме безработицы получил от­ражение в первых международных нормативных актах МОТ 1919 г. В них также была сформулирована важнейшая социальная функция служб занятости, сохраняющая свою значимость по сей день: оказание помощи лицам, потерявшим работу, путем индивидуального содей­ствия в трудоустройстве (трудовое посредничество) и материальной поддержки (на основе системы страхования от безработицы)6.

^ Второй эта развития систем защиты от безработицы, который приходится на годы Великой депрессии 1929-1933 гг. и второй миро­вой войны, был связан с переходом к кейнсианской модели регулиро­вания экономики, что обусловило расширительную трактовку сущно­сти данной системы и ее важнейших функций. Принятые в этот пе­риод международные правовые акты исходили из единства двух це­лей - социальной и экономической. В них был сформулирован ряд новых положений, которые легли в основу всех современных систем защиты от безработицы вне зависимости от национальных особенно­стей рынков труда. Главные из них: обязательное страхование от без­работицы; наличие единой государственной системы оказания бес­платной помощи безработным; особое внимание социальным груп­пам, более других подверженным безработице и способным стать ис­точником социальной напряженности в обществе; формирование единой информационной базы о рынке труда как необходимого сред­ства интеграции работников в трудовую сферу. В ряде стран пред­принимались практические меры, направленные на ослабление напря­женности на рынке труда, ограничение совокупного предложения рабочей силы и использование трудовых ресурсов. Таким образом, на этом этапе происходил постепенный переход от политики социальной помощи безработным к политике защиты от безработицы, а на сме­ну концепции индивидуальной социальной помощи безработным при­шла концепция активных методов регулирования занятости.

^ Третий эта развития систем защиты от безработицы пришелся на конец 1940-х - начало 1970-х годов. Уникальность данного этапа связана с бурным экономическим (послевоенным) ростом, в процессе которого во многих странах возник дефицит рабочей силы, а также с усилением роли структурных факторов в преобразовании рынка труда. В принятых в этот период международных нормативных документах зафиксирован новый сдвиг в отношении государства к проблеме без­работицы. Она стала рассматриваться не как проблема отдельных людей, а как результат неэффективного функционирования экономической системы. Более того, Конвенцией МОТ № 88 и Рекомендацией № 83 (1948 г.) целью экономической политики было объявлено достиже­ние полной занятости путем рациональной организации рынка труда и устранения препятствий, сдерживающих экономическое развитие.

В международных документах экономической составляющей за­щиты от безработицы придается все большее значение. Политика занятости ставится в один ряд с бюджетной, налоговой и социаль­ной политикой. Изменяется и позиция государственной службы за­нятости (ГСЗ), которая рассматривается в качестве системообразу­ющего института рынка труда. Ее функции трактуются шире, чем прежде: речь идет о содействии не только в поиске новых рабочих мест, но и в рациональном перераспределении рабочей силы в свя­зи с изменением спроса на труд. Среди новых функций службы занятости: наблюдение за состоянием рынка труда; стимулирование мобильности рабочей силы; анализ причин и форм безработицы; профессиональная ориентация; оценка последствий государствен­ных социальных и экономических программ с точки зрения их воз­действия на сферу занятости.

Особенности четвертого этапа развития систем защиты от без­работицы, продлившегося с начала 1970-х до конца 1980-х годов, были обусловлены новыми тенденциями в экономике, вызванными не­фтяным кризисом и ростом инфляции, что повлекло за собой резкое увеличение безработицы. Экономической политике многих стран был присущ частичный отказ от активного государственного вмешатель­ства в экономику в пользу задействования преимущественно рыноч­ных рычагов под влиянием неолиберальных и неоклассических те­орий. Указанная тенденция не привела к свертыванию государствен­ных систем защиты от безработицы. Наоборот, роль государства в этой области во многих странах повысилась. В то же время акценты политики защиты от безработицы стали смещаться в сторону более активного влияния на предложение труда путем: реализации специ­альных программ поддержания занятости населения; усиления роли "профильных" активных программ, ориентированных на уязвимые группы населения (прежде всего молодежь и длительно безработ­ных), столкнувшиеся со специфическими проблемами при адапта­ции к рынку труда (в Великобритании, Нидерландах, Франции, Канаде), а также на поиск способов повысить эффективность систем выплаты пособий по безработице. В этот период активно дискутиро­вался вопрос, каким образом можно придать пособиям стимулирую­щий характер и преодолеть иждивенческие настроения их получа­телей. В результате произошло объединение в рамках государствен­ной службы занятости функций трудоустройства и управления си­стемой страхования от безработицы (в Канаде - в 1976 г., в Вели­кобритании - в 1987 г.). Одновременно был усилен контроль ГСЗ за правом назначения пособий по безработице и сохранением этого права в течение всего периода их получения.

Международная практика постепенно развивалась в направле­нии большей широты задач и системности политики занятости, вклю­чая ее центральный институт - ГСЗ. Если в более ранних докумен­тах МОТ регулирование деятельности ГСЗ в основном сводилось к определению функций по содействию занятости безработных, то в до­кументах 1970-х годов (Конвенция № 150 и Рекомендация № 158) устанавливается место служб занятости во всей институциональной структуре управления трудом с выделением центрального регулиру­ющего органа, которым в большинстве стран является министерство труда. В них утверждается, что задачи политики занятости могут успешно решаться на базе выделения специализированных админист­ративных единиц, ответственных за реализацию отдельных программ в сфере труда и занятости. К их числу относятся, например, програм­мы создания рабочих мест, профессиональной ориентации и профес­сиональной подготовки, выплата пособий по безработице и др.7 В свя­зи с этим подчеркивается необходимость их координации с полити­кой в области образования и социального обеспечения.

Политика занятости рассматривается теперь как результат взаи­модействия государства с другими институтами рынка труда, в част­ности, представляющими интересы работников и работодателей. Если в документах 1948 и 1964 гг. роль последних в формировании и реализации политики труда и занятости сводится к консультатив­ной8, то в международных актах 1978 г. говорится о тесном сотрудни­честве, переговорах и выработке совместных документов.

При всем разнообразии национального опыта систем защиты от безработицы основными тенденциями их развития являются:

- в организационном аспекте - движение от разрозненных служб помощи безработным к централизованной системе институтов, функ­ционирующих в тесном взаимодействии;

- в институциональном аспекте - эволюция от организаций, находящихся в ведении одной социальной группы (рабочих и их объединений) либо отдельного территориального образования, к сис­темному государственному управлению при тесном сотрудничестве с другими социальными партнерами;

- в социально-экономическом аспекте - переход от адресной помощи отдельным социальным группам к решению задач регулиро­вания рынка труда в целом.

^ Современный эта развития систем защиты от безработицы, на­чавшийся в 1990-е годы, еще не закончился, и его специфические чер­ты пока не нашли должного отражения в международных правовых документах. Основными отличиями этого этапа являются активиза­ция процессов глобализации экономики и ускорение развития ин­формационных технологий, происходящие на фоне устойчивого роста безработицы. Сложность проблем, которые предстоит решать нацио­нальным системам защиты от безработицы, обусловлена увеличением масштабов структурной безработицы, усилением неравенства в уров­нях оплаты труда в новых высокотехнологичных и традиционных отраслях экономики. Перед институтами защиты от безработицы раз­ных стран встают новые задачи, требующие качественного изменения ее традиционных направлений. К этим задачам относятся: облегчение доступа экономически активного населения к участию в программах -содействия занятости; расширение форм сотрудничества государства с общественными и частными организациями в ходе осуществления и финансирования активных программ; поиск эффективных форм сочетания страховых и нестраховых подходов к оказанию материаль­ной поддержки безработным с учетом новых тенденций в занятости -использования ее гибких форм и повышения внешней и внутренней мобильности рабочей силы.

^ 4.2 Модели систем защиты от безработицы.

Анализ мировой практики свидетельствует об огромной нерав­номерности развития систем социально-экономической защиты от безработицы. Индустриальные страны обладают более чем вековым опытом политики противодействия безработице и смягчения ее по­следствий. Системы защиты от безработицы в них характеризуются высокой степенью инкорпорированности в государственную социаль­но-экономическую политику, адаптивностью к происходящим переме­нам как внутри страны, так и во всем мире.

В то же время во многих странах и прежде всего в развиваю­щихся политика защиты от безработицы находится в зачаточном состоянии или отсутствует вообще. Отличительные особенности этих стран - большая роль патриархальных дорыночных отношений и институциональная неразвитость рынка труда. Они не располагают ни ресурсами, ни институтами для комплексного решения соответ­ствующего круга проблем. Вместе с тем разрушение традиционного уклада, во многом обусловленное набирающими силу процессами экономической глобализации, вынуждает их приступить к разработ­ке и осуществлению мер по защите от безработицы. Проводимая в этих странах политика нацелена на решение отдельных конкретных задач, как правило, связанных с защитой определенных категорий национальной рабочей силы.

При широком разнообразии национальных систем защиты от безработицы в промышленно развитых странах можно условно выде­лить две базовые модели. Первая характерна для стран, придержива­ющихся англосаксонской традиции и отличающихся высоким дина­мизмом рынка труда (США, Канада), вторая - для стран Западной Европы, где развитие рынка труда протекает более вяло, в том числе вследствие многочисленных исторических и социальных потрясений на протяжении прошлого столетия.

Особенностями первой; североамериканской (преимущественно ли-бералъной) модели являются: дерегулирование рынка труда; жесткие условия предоставления материальной компенсации; упор на повыше­ние эффективности от вложенных средств при разработке и реализа­ции активных и пассивных программ. Политика этих стран ориенти­рована на максимально быстрое уменьшение экономических и финан­совых потерь (издержек) от безработицы, на жесткую увязку форм материальной защиты безработных и затрат на них, на скорейшую ре­интеграцию безработных в сферу оплачиваемой занятости. Основной акцент эта модель делает на снижении численности претендентов на государственную социальную помощь и соответственно сокращении бремени социальных расходов государства. Компенсационный меха­низм в этих странах основывается только на страховых принципах, устанавливаются достаточно жесткие правила сохранения права на стра­ховые выплаты по безработице, которые время от времени пересматри­ваются, но не в сторону смягчения. В силу указанных обстоятельств охват безработных системой страховых пособий относительно низкий (от 25 до 40%). Максимальная продолжительность выплаты пособий также сравнительно невелика, например, в США - не более 6 месяцев. Уровень замещения потерянного заработка значительно варьирует по странам (от 58% в Канаде и США до 23% в Новой Зеландии).

По оценкам ОЭСР, основанным на анализе национальных трудо­вых законодательств, гарантии, обеспечивающие права работников на сохранение занимаемых ими рабочих мест, в странах, придерживаю­щихся данной модели, либо незначительны, либо полностью отсутству­ют. Практика найма и увольнения в них лишь в минимальной степе­ни регламентирована законом, коллективно-договорное регулирова­ние также не получило широкого развития, поскольку профсоюзами охвачена небольшая доля наемных работников. В результате вероят­ность лишиться рабочего места здесь в полтора-два раза выше, чем в европейских странах, однако продолжительность периодов безрабо­тицы существенно короче. Доля длительно безработных в США со­ставляет около 8% их общего числа, в то время как во Франции, Гер­мании, Нидерландах она достигает 40-50%. Динамизм американско­го рынка труда способствовал формированию так называемого «нового взгляда на безработицу» как на достаточно распространенную, но кратковременную и не очень опасную «болезнь».

Важнейшим компонентом процесса разработки и реализации активных программ содействия занятости является оценка их эффек­тивности, в том числе в отношении различных категорий безработных. На ее основе разрабатываются рекомендации по применению этих про­грамм. Последним достижением в данной области стал недавно апро­бированный и получающий все более широкое распространение в США и Канаде метод профилирования безработных. В соответствии с ним на раннем этапе безработицы (обычно сразу по обращении в службу занятости) прогнозируется ее вероятный период для каждого обра­тившегося и определяется оптимальная программа его интеграции в занятость (продолжительность действия этой программы колеблется от одного до трех месяцев). Таким образом, идеология активной поли­тики исходит из необходимости вовлечения безработных и занятых, наиболее подверженных риску попадания в категорию безработных, в программы, позволяющие уменьшить период выплаты пособия по без­работице или предотвратить ее. Длительно безработные не являются объектом специальных программ, так как эта категория сравнительно малочисленна и считается неперспективной.

В соответствии с либеральным подходом в основе защиты от безработицы лежит принцип самопомощи, ориентирующий как безра­ботных, так и занятых, находящихся под угрозой увольнения, на само­стоятельный поиск работы. Несмотря на то что роль службы занято­сти в рамках данной системы не отрицается, ей постоянно приходится доказывать свою значимость и демонстрировать высочайшую адап­тивность к технологическим новшествам. Особенно это проявилось в 1990-е годы - период быстрого внедрения новых информационных технологий. Службы занятости не только освоили новые средства коммуникации, оперативно внедрили их в практику повседневной работы с безработными и работодателями, повысили квалификацию своих сотрудников, но и стали разворачивать обучающие программы для безработных, адаптируя их к технологическим вызовам нового тысячелетия. Одной из основных функций службы занятости явля­ется управление системой страхования от безработицы.

^ Вторую, преимущественно социальную модел защиты от безра­ботицы, получившую развитие в большинстве стран Западной Европы, отличает более жесткое по сравнению с предыдущей регулирование в сочетании с достаточно щедрой системой материальной поддержки безработных. Цель данной модели - обеспечение плавной адаптации населения к переменам, происходящим на рынке труда, и содействие реинтеграции безработных в сферу оплачиваемой занятости через участие в активных программах. Таким образом, компенсационные вы­платы осуществляются не в ущерб программам содействия занятости. Законодательное регулирование в этих странах направлено на создание достойных условий занятости и повышение гарантий ее сохране­ния для работника как более слабого агента рынка труда по сравне­нию с работодателем. Особенно строго регламентирована процедура увольнения, в том числе продолжительность периода уведомления об увольнении, размер выходного пособия, способы законодательной за­щиты от несправедливого увольнения.

Во Франции при индивидуальном увольнении работодатель обязан выпла­тить работнику его полугодовую заработную плату, а также социальный взнос за этот срок, оплатить отпуск, положенный по закону и в соответствии с коллективным договором. Работодатель песет эти издержки и в том случае, если работник находит другую подходящую работу сразу после увольнения. Даже суд в соответствии с зако­ном не может снизить установленный уровень возмещения. В то же время решение об увольнении может быть отменено в судебном порядке, если оно лишено «реальной и серьезной причины». Доводы предпринимателя о том, что увольнение диктуется эко­номическими интересами, такой причиной не являются. На практике, если представи­тели профсоюза возражают против увольнения работника, работодатель почти все­гда предпочитает отказаться от своего намерения и не доводить дело до суда, зная, что последний будет на стороне увольняемого. Еще сложнее процедура коллективно­го увольнения (10 человек и более в течение одного месяца). Она предполагает раз­работку так называемого «социального плана», цель которого - по возможности сократить число увольняемых. План подлежит одобрению государственного инспек­тора по трудовым вопросам.

Строгая регламентация процедуры увольнения имеет оборотную сторону, так как серьезно подрывает объективные возможности и сти­мулы работодателей к расширению найма и, следовательно, сужает пер­спективы трудоустройства для потерявших работу и впервые выходя­щих на рынок труда. Вместе с тем законодательные правила предостав­ления права на пособие по безработице, определения его размера и продолжительности выплат в западноевропейском варианте намного мягче по сравнению с преимущественно либеральной моделью. Размер страхового пособия по безработице, как правило, составляет 60% и бо­лее от среднего заработка, продолжительность его выплаты варьирует по странам и по категориям безработных от 1 года до 5 лет.

В ряде стран (например, во Франции, Германии, Швеции, Дании, Австрии, Швейцарии, Бельгии) материальная поддержка безработных основывается на тесном взаимодействии двух систем - страхования от безработицы и социальной помощи. При отсутствии или исчерпа­нии права на страховые выплаты по безработице безработный стано­вится объектом системы социального вспомоществования (welfare system), но также может получать материальную помощь через служ­бу занятости (социальное пособие по безработице). Отсюда - ши­рокий охват занятого населения системой страхования от безработи­цы (от 60 до 80%) в отличие от стран, придерживающихся либераль­ной модели, где охват занятых страхованием от безработицы вдвое ниже. Такое страхование распространяется на граждан с относительно низкой заработной платой, при этом предполагается, что гражда­не с высокими доходами или заработной платой могут сами страхо­вать себя от будущего риска безработицы.

Несмотря на достаточно щедрое финансирование материальной поддержки безработных, доля расходов на активные программы в этих странах, как правило, не ниже, а изначально несколько выше, чем в странах, ориентированных на либеральную модель. В послед­них в 1990-е годы наметилась тенденция к относительному сокра­щению расходов на проведение пассивной политики и их увеличе­нию на осуществление активной.

Анализ различных характеристик действующих систем защиты от безработицы позволил экспертам ОЭСР и международным специ­алистам сделать вывод о «строгости» преимущественно либеральной системы и «щедрости» преимущественно социальной. Однако вне зависимости от выбранной модели системы защиты от безработицы объем выделяемых на ее финансирование ресурсов остается значи­тельным даже при том, что в последнее десятилетие все более широ­кое распространение получает идеология, ориентирующая многие го­сударства на сокращение социальных расходов, в том числе на про­граммы в области рынка труда.

В постсоветских странах системы социальной защиты от безра­ботицы находятся в стадии формирования. В отличие от развитых стран, где они складывались постепенно на протяжении последнего столетия, в странах с переходной экономикой такие системы возник­ли с появлением открытой безработицы. Первые практические шаги по их созданию в начале 1990-х годов были обусловлены не столько объективной потребностью и осознанной необходимостью, сколько страхом перед социальными потрясениями под влиянием прогно­зов появления массовой безработицы, а также определенным финан­совым давлением со стороны международных финансовых институ­тов. Уже на первом этапе реформ в каждой из этих стран неизбежно возникал вопрос, в каком направлении будет формироваться данная система - заимствования одной из уже отработанных мировой прак­тикой моделей или создания иной, отличной от существующих. В настоящее время в большинстве стран Центральной и Восточной Европы, в России и Украине предпринимаются действия (более или менее последовательные) по формированию целостной националь­ной модели защиты от безработицы, сопоставимой с моделями промышленно развитых стран. В то же время ряд стран СНГ, например, Узбекистан, Грузия, во многом (хотя и не полностью) копируют сце­нарий развивающихся стран.

Усилия международных финансовых институтов, предоставляв­ших целевые кредиты на создание национальных систем служб за­нятости, и их представителей, ставших советниками правительств многих стран, в том числе и России, во многом способствовали ак­тивному продвижению «готовой» западной модели. Во-первых, влия­ние Запада проявлялось в установлении порядка и процедуры фи­нансирования реформ, в соответствии с которыми размер очеред­ного финансового вливания (транша) зависел от выполнения опре­деленных для каждого конкретного этапа обязательств, в частности, по построению национальных систем служб занятости. Во-вторых, значительная часть выделяемых международными организациями средств была инвестирована в создание современной материально-технической базы нового института рынка труда. В-третьих, провод­никами внедрения передового западного опыта были многочислен­ные специалисты и консультанты из развитых стран, непосредственно связанные с деятельностью служб занятости, активно продвигавшие западные концепции и технологии поддержки безработных и под­готовки специалистов для новой системы.

Внедрение в практику переходных экономик уже готовой модели давало значительные преимущества. Так, в короткие сроки (2-3 года) была сформирована законодательная база системы защиты от безра­ботицы, создана национальная структура служб занятости, представ­ляющая собой сеть региональных и местных подразделений, управ­ляемых центральным органом (как правило, министерством труда), но вместе с тем достаточно самостоятельных в определении методов работы и решении конкретных задач. Создание инфраструктуры рынка труда сопровождалось формированием нового поколения служащих, деятельность которых изначально была нацелена на решение и эко­номических, и социальных проблем. Совместная работа со специалис­тами из развитых стран, имеющими большой опыт в решении конк­ретных задач, стажировки в них специалистов из стран Восточной Европы, Балтии и России, адаптация полученных знаний примени­тельно к потребностям своих стран позволили в кратчайшие сроки освоить и успешно использовать методы, отработанные в развитых рыночных экономиках в течение десятилетий.

На протяжении первой половины 1990-х годов большинство стран ЦВЕ настойчиво пытались сформировать у себя вариант западно­европейской социальной модели. Этот период отмечен наиболее вы­сокой долей расходов на защиту от безработицы в ВВП и предостав­лением больших пособий по безработице на достаточно мягких усло­виях. В результате во многих странах ЦВЕ уровень реги­стрируемой безработицы превышал уровень общей (табл.1).

Табл. №1 Доля расходов на защиту от безработицы

в некоторых странах с переходной экономикой (в % к ВВП)





1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

Россия

--

0,29

0,30

0,29

0,3

0,2

Польша

2,25

2,26

2,27

2,14

1,9

1,0

Венгрия

2,79

1,83

1,35

--

1,2

1,3

Чехия

0,34

0,36

0,31

0,29

0,2

0,4


В середине 1990-х годов размеры пособий были резко сокраще­ны одновременно с ужесточением критериев, дающих право на их получение. Именно в это время рост длительности безработицы в большинстве стран ЦВЕ приостановился. В ряде стран снижение рас­ходов на материальную поддержку безработных сопровождалось рос­том затрат на активные программы.
^ Показатели безработицы и расходов

на реализацию программ на рынке труда

в некоторых странах с переходной экономикой

Таблица № 2





1996 г.

1997 г.

1998 г.

1999 г.
  1   2



Скачать файл (315.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru