Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Реферат - Византия: государственное устройство,культура - файл 1.doc


Реферат - Византия: государственное устройство,культура
скачать (116 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc116kb.24.11.2011 10:26скачать

Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
по дисциплине: ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

на тему: «ВИЗАНТИЯ»


Содержание.

Введение.

1. Государственное устройство Византии.

1.1 Император.

1.2 Двор и центральное управление империи.

1.3 Местное управление.

1.4 Система обложения и финансовое управление.

1.5 Армия и военное управление.

2. Культура Византии.

3. Византия и крестовые походы.

3.1 Византия накануне крестовых походов.

3.2 Итоги крестовых походов.

Заключение.

Список используемых источников.


Введение.

Немногие государства пережили столь частые перевороты как византийская империя. Посчитано, что с 395 года по 1453 год из 107 государей, занимавших трон Византии, только 34 умерли своей смертью, 8 – на войне или жертвами случая; остальные отреклись, добровольно или уступая насилию, или же умерли насильственной смертью, будучи отравлены, заколоты кинжалом, удавлены, искалечены; за 1058 лет насчитывается в общей сложности 65 дворцовых переворотов, совершенных улицей или казармой, и Моммзен имел право сказать, что Византийская империя – это «абсолютизм, умеряемый переворотом или убийством». На протяжении всей истории Византия сталкивается с очевидными противоречиями, на основе которых выдвигается политическая проблема и проблема государственного устройства. Для стабилизации жизни государства необходимо было создать такой аппарат управления, который сам не являлся бы причинами волнений и действовал бы наиболее эффективно. На протяжении всей истории органы государственного управления претерпевали изменения, формируя основу государства.

  1. Государственное устройство Византии.

    1. Император.

Немного было в мире государей, обладавших большей властью, чем византийский император. Немного было государств, развивших более совершенную концепцию монархической власти. Наследник римских цезарей, правитель Византии был император, то есть одновременно военный вождь и законодатель. Под влиянием Востока он сделался автократором, деспотом, а начиная с 7 века басилевсом, то есть императором по преимуществу, государем, располагающим абсолютной властью. Наконец христианство превратило его в божьего избранника и помазанника, представителя Бога на земле, его наместника во главе империи и равноопостольного государя.

Выразителем единства империи и центром государственной жизни был император. Этот старый почетный титул получил со времен Цезаря новый смысл и значение, т.к. Цезарь объединил под своим начальством все военные силы государства. Военный элемент был сущностью новой центральной власти с самого начала ее существования. С установлением нового порядка в государстве не было больше самостоятельных командиров военной силы, кроме одного императора. Обладая всей полнотой военной власти, император оставался военным лицом везде и всегда, даже в пределах городской черты, внутри которой прекращалась военная власть магистра времен республики, и в стенах курий, и на заседаниях сената. Император как единый глава военной силы был окружен военной охраной.

Византийская империя долго страдала тяжелым конституционным пороком, - отсутствием закона о престолонаследии, регулирующего правильную смену правителей на троне. Первые императоры назначались по выбору Сената, при одобрении народа и армии. Не было императорской фамилии, императорской крови; к трону могли прийти самые низшие; каждый имел возможность стать императором. Византийская история полна примеров восхождения на вершину власти подобных «выскочек»: Лев 1, по народному приданию, был мясником; Юстин 1 был крестьянином из Македонии; его племянник Юстиниан был простым крестьянином из Иллирии; Лев Исавр сначала был ремесленником; Лев 5 и Михаил 2 были конюшими крупных вельмож.

Несмотря ни на что постепенно развивалась идея легитимности. Много было сделано для ее укрепления Василием 1, который, по выражению Константина 7, «дал императорской династии более мощные корни, чтобы из них вышли великолепные ветви». С этих пор существует императорская фамилия, члены которой именуются «багрянородными», существуют династии: Македонская, правящая 189 лет, династия Комнинов, правящая 104 года, Палеологов, занимавшая трон в течение 192 лет. Почти всемирный почет окружает императорскую власть. Характерно, что в этой Восточной монархии правили даже женщины, чего никогда не было на Западе, и эти женщины, Ирина, Феодора, Зоя, пользовались популярностью.

Свое личное дело император исправлял через своих людей, вольноотпушенников и рабов, из которых составлялись огромные ведомства, получившие лишь с течением времени значение государственных учреждений.

Провинции, окружавшие кольцом Италию, населенную державным народом, представляли собой территорию, на которой лежала верховная власть народа, осуществлявшаяся через избранных народом магистратов. Вместе с установлением нового порядка произошло разделение провинций на имперские и сенатские. Так как император был единый глава всех военных сил государства, то к нему перешло верховное управление всех тех провинций, где стояли войска, и командиры отдельных армий были представителями его власти в пределах расположения областей всех данных армий. В провинциях, считавшихся умиротворенными, во главе управления по-прежнему стояли сменявшиеся из года в год проконсулы и пропреторы, которые в случае надобности получали поддержку от начальников военной силы в соседних провинциях. Все многочисленные в ту пору царства в восточных областях, состоявшие в отношении зависимости Византии, перешли в ведение императора.

Вместе с этим делением империи на две части финансовое ведомство разделилось на две казны, в которые стекались доходы от налогов и податей, лежавших на провинциальном населении. Наряду со старой казной, оставшейся в ведении Сената возникла другая, оказавшаяся в заведовании и распоряжении императора. При Августе восстановилась деятельность Сената со старым кругом его компетенций, а также жизнь Народного Собрания как для выбора магистратов, так и для проведения законов путем народного голосования. Законодательная функция Народного Собрания, если и не была формально отменена, то после Августа почти никогда не вызывались к жизни, и отсутствие законодательного органа в государстве восполнилось расширением значения сенатских постановлений, в форме которых развивалось законодательство. Так как законодательная инициатива фактически принадлежала императору, который сохранял за собой положение первого члена Сената, то видимость и живая действительность находились в противоречии. Право проверки квалификации кандидатов в магистраты при ежегодном составлении их списка и право их рекомендовать, а также зачисление новых членов в Сенат держало в зависимости от императора состав этого высшего государственного учреждения; но с формальной стороны Сенат сохранил свое старое значение и удержал его за собой в течение веков.

Забота о благоустройстве города и общественной безопасности по необходимости легла на императора, что привело к созданию целого ряда новых, зависящих от него органов администрации. Наряду с этой вновь зародившейся центральной администрацией продолжала существовать старая магистратура, которая хотя и не сохранила прежнего круга компетенций, но удержала за собой высокое сановное значение. По старой традиции, было удержано включение в карьеру сенатора высших офицерских постов армии, трибунов и легатов легиона.
1.2 Двор и центральное управление империи.

На протяжении всей истории административный механизм империи непрерывно изменялся. Прежнее деление провинций на сенатские и императорские постепенно исчезло, и повсюду водворилась однообразная система управления.

После того как Константин перенес столицу в Константинополь, учреждения римской империи продолжали существовать в прежнем виде. В основу системы управления легли реформы Диоклетиана и Константина. Такое положение продолжалось до начала 7 века. Когда в 7 веке Юстиниан завоевал Африку и Италию, его первой заботой было восстановить там римские учреждения, с которыми эти провинции уже были знакомы. С этой целью Юстиниан определил роль чиновника в двух указах, изданных в апреле 535 года до н.э. Роль эта заключалась в том, чтобы собирать налоги аккуратно, но не притесняя подданных и воздерживаясь от взяточничества. Одним словом, Юстиниан желал, чтобы чиновники придерживались политики «чистых рук» - требование, которое все чаще встречается в императорских новеллах. Византийская администрация на протяжении долгого времени сохраняла некоторые основные черты: хороший подбор чиновников, тщательно подготовляемых к выполнению своих задач, высокую централизацию, полную зависимость от императорской власти, хорошую систему контроля, понимание чиновниками своих обязанностей. И этими качествами они отличались до конца существования империи.

Священный дворец был центром политической и административной жизни империи. Все зависело от императора: и юстиция, и финансы, и администрация – все направлялось верховной волей. Константин вместе с двором перенес в Константинополь и Сенат, который в 5 и в начале 6 века играл еще важную роль, особенно в решение вопроса о выборе императора. Однако этот Сенат все более походил на малочисленное собрание, составленное из высших сановников, и, следовательно, вполне подчинялся воле государя. Мало – помалу его влияние все ослабевало. Между тем вне Сената все еще существовала сенаторская знать, члены которой играли в византийском обществе определенную роль. Эта сенаторская аристократия разделялась на 18 разрядов, из которых каждый отвечал определенной должности. Наиболее высокими из этих должностей были магистр, проконсул, патриций, протоспатарий и т.д. Лица, облеченные высшими должностями, составляли избранный круг. В системе управления империи эта знать имела важное место. Но только император мог указом включать новое лицо в состав сенаторской знати или перемещать сановников на более высокие должности.

В столице, вокруг государя, центральное управление осуществлялось начальниками крупных ведомств – министрами, руководившими высшей администрацией и творившими волю императора по всей империи. Эти ответственные перед императором министры были во времена Римской империи малочисленны и, следовательно, имели весьма широкие полномочия. В Византийской империи число министров увеличилось. Хотя они оставались ответственными перед императором, их компетенция была менее широка. По сравнению с началом 7 века названия должностных лиц изменились, латинские названия были постепенно вытеснены греческими. Крупными сановниками византийского управления были: четыре логофета – логофет дрома, который первоначально руководил путями сообщения и постепенно превратился в министра внутренних дел и полиции, иностранных дел, а затем, к концу 12 века, в титулом великого логофета стал поистине первым министром; Логофет государственной казны был руководителем финансового ведомства; военный логофет главным логофетом армии; логофет доменов управлял царскими конюшнями и имениями. Другие высокие должности финансового ведомства поручались картулярию сакеллия, управлявшему частным имуществом императора; эйдику, заведовавшему мастерскими и арсеналом; и, наконец, особо высокому лицу, сакелларию, который ведал финансами и осуществлял сверх того контроль над всем аппаратом центральных ведомств. Доместик схол, или великий доместик, был высшим главой армии; великий друнгарий – главой флота. Наконец, на эпарха возлагалась нелегкая обязанность управлять столицей; он наблюдал за корпорациями, полицией, заботился о снабжении столицы продовольствием. Таким образом, он занимал особо важное место в византийском правительственном аппарате.


    1. Местное управление.

Крупной бюрократии, управлявшей из Константинополя всей системой имперской администрации, подчинялся провинциальный административный аппарат, полностью преобразованный в 6 веке при Ираклии и его преемниках. Немного позднее, в конце 6 в., необходимость усиления обороны вызвала подобное же изменение в экзархатах Африки и Италии, где представители гражданского управления были подчинены военачальнику – экзарху. Это было началом большой реформы, завершенной в 7 в. и носившей название фемного устройства. Военная и гражданская власть были соединены в руках одного лица, и управление возложено на стратига, командующего корпусом армии, получившей теперь название фемы. При новой административной системе вся империя была разделена на семь крупных военных управлений, перечисленных в одном крупном императорском письме конца 7 в. Но эти обширные, богатые провинции, занятые большими военными силами, не были безопасны для внутреннего состояния империи, так как у командовавших ими стратигов возникали честолюбивые стремления, вызывавшие тревогу у центрального правительства. Исаврийские императоры сочли поэтому целесообразным раздробить эти обширные управления. Число фем в 9 в. еще возросло: в 899 г. в империи было 25 фем, а в середине 10 в. – 31. Но до конца существования Византийской империи фемное устройство и его принципы оставались основой управления. Не все фемы имели одинаковое значение. Азиатские фемы занимали первое место в административной иерархии, их правители лучше оплачивались и пользовались особенным почетом. Европейские фемы считались низшими по своему рангу. Только две из них, Фракийская, на территории которой находился Константинополь, и Македонская, относилась к той же категории, что и азиатские фемы, и их правители имели такое же значение. Остальные фемы Балканского полуострова имели меньший вес. Это легко понять, если вспомнить, что до конца 11 века Азия была мощной опорой империи, страной, которая доставляла ей лучших солдат и моряков.

Во главе фемы стоял стратиг, крупный военачальник, командовавший войсками, руководивший их операциями и облеченный сверх того всей полнотой власти над административным аппаратом, судом, финансами и т.д. Объединенная властью стратига фема разбивалась на подразделения, называвшиеся турмами, во главе с турмархами. Турма, в свою очередь содержала известное число подразделений, управлявшихся комитами или трибунами. В виде исключения правители накоторых провинций носили особый титул – комита в феме Опсикий, катапана в южной Италии, дука в Антиохи, проноэта в Болгарии. Но всюду оставался в силе один и тот же принцип объединение всей власти в руках крупного военачальника. Наконец, некоторые крепости, имевшие особое стратегическое назначение, составляли небольшие управления, называвшиеся клисурами и неоднократно преобразовывавшиеся в фемы. Они управлялись командиром с титулом клисурарха.

Стратиг был, таким образом, всевластным сановником, подлинным наместником императора в провинции. Он имел право непосредственно сноситься с императором, что еще больше укрепляло его авторитет. Свои функции он осуществлял через должностных лиц, из которых одни составляли его штаб, а другие под его руководством ведали непосредственно делами управления. Среди последних наиболее значительным был протонотарий фемы, в виде исключения – лицо гражданское. Он подчинялся стратигу, но имел также право и непосредственных сношений с императором. Протонотарий руководил в феме судом и особенно организацией финансов. Он управлял многочисленными чиновниками, собиравшими налоги, ведал всеми расходами в провинции, распределял жалованье служашим и солдатам, отпускал средства монастырям и благотворительным учреждениям, отсылал излишек доходов в Константинополь. Таким образом, он играл в феме роль своеобразного противовеса всесильному стратигу, и центральное правительство имело в его лице представителя интересов гражданской власти, наблюдавшего за стратигом. Впрочем центральное правительство очень внимательно наблюдало за лицами, стоявшими во главе управления. Император охотно посылал в фемы ревизоров, которым поручалось вести борьбу с злоупотреблением властей. Император охотно принимал донесения епископов о деятельности провинциальной администрации и жалобы, которые подданные империи имели право представлять в суд государя. Несмотря на свои неоспоримые достоинства, византийская администрация не была лишена недостатков. Продажа должностей, издавна практиковавшаяся в Византии, вызывала у чиновников стремление выколотить из населения все средства, затраченные ими на покупку должности. Коррупция, нарушение служебного долга были распространенным явлением среди чиновников. Сбор налогов часто проводили в обременительной для населения форме. Чиновники финансового ведомства стремилисть прежде всего выполнить все требования императора и удовлетворить все нужды казны. Это тормозило экономическое развитие империи. Несмотря на свои недостатки эта администрация играла первостепенную роль в управлении Византийской империей. Политикой эллинизации она создала интеллектуальное и моральное единство, которого недоставало империи. С помощью церкви она постепенно распространяла православие, которое до некоторой степени восполняло отсутствие национального единства.


    1. Система обложения и финансовое управление.

В бюджете империи налоги были очень велики: содержание армии и непрерывные войны, разорительные издержки на дипломатию, блеск и расточительность царского двора, роскошь построек – все это стоило очень дорого. Налоги были весьма обременительны, к старым налогам часто прибавлялись новые. Казна часто испытывала сильные затруднения. К концу правления Юстиниана она была почти пуста, и в начале 7 века серьезной заботой Ираклия было оздоровление финансов. 3

Главным и основным налогом империи был поземельный. С течением времени выработалась весьма точные формы оценки земельного имущества. Был произведен полный точный кадастр империи с целью точного установления податных сил государства. Система обложения получила единую и общую для империи форму. На основании кадастра, в каждой провинции было исчислено количество единиц обложения. Наряду с этим главным прямым налогом существовала подушная подать, лежавшая на безземельном населении. Поземельный налог платили все собственники земли независимо от своего положения и ранга. На основании императорского указа, сакелларий делал распоряжение о взыскании подати, а протонотарий передавал приказ городским общинам в отдельности. Представительство общины раскладывало общую сумму на наличных плательщиков по количеству и качеству их владений. Подать взыскивалась в три срока: 1 сентября, 1 января и 1 мая. Взыскиваемые суммы сдавались приемщикам, которые обязаны были выдать квитанции с точным обозначением даты и количества взысканной суммы денег или продукта, с указанием на число единиц обложения.

Подать взималась отчасти в виде денег, отчасти, смотря по местности, натурой: хлебом, вином, маслом. Сбор натурой производился особенными сборщиками под наблюдением местных сельских властей.

Поземельная собственность была обложена, помимо денежных и натуральных повинностей, еще одним налогом, а именно поставкой рекрутов. По рассчету количества земли, отдельные собственники ставили по несколько рекрутов, или же, напротив, несколько мелких собственников ставили одного человека.

Промышленное население городов платило раз в четыре года особый налог, взыскивающийся со всех видов промысла. Купцы и ремесленники, занесенные в особые списки, выбирали из своей среды старшин, которые производили раскладку и взыскивали деньги.

В соответствии с поземельной податью существовала другая прямая подать – подушная, распространявшаяся на сельское население империи. Кроме указанных общих налогов, существовали особые, имевшие сословный характер.

Все поступления по прямым налогам на население сходились в казначейство, откуда деньги шли на содержание армии, жалование всем чиновникам как двора, так и всей империи и другие нужды государства.

В казну поступали также доходы от косвенных налогов – пошлины, от продаж; доходы с рудников и каменоломен, соляных копий; доходы с императорских фабрик; доходы от государственных угодий, как пахотных земель, сдаваемых в аренду или обрабатываемых колонами, так и обширных пространств, эксплуатируемых для разведения скота; доходы с императорских имений, стад и табунов; доходы с имений, принадлежавших лично императору; доходы со всех конфискованных имуществ и всех имуществ, оказывавшихся бесхозяйными.
1.5 Армия и военное управление.

На всех своих границах империя имела опасных врагов. Защита территории была поэтому одной из самых важных забот императоров. Самой насущной задачей было создать хорошую армию.

Национальный рекрутский набор, перешедший как наследие римской империи, всегда существовал и сохранял свое значение. В течение 7 века появилась новая система военной повинности – «система военных феодов». Эта система состоит в наделении землей при условии несения военной службы, чтобы обеспечить постоянный характер этой службы; надельным землям предоставлялись некоторые привилегии: земля становится неотчуждаемым наследственным владением, переходящим к одному из сыновей, если отец становится неспособным к военной службе.

Другая часть византийской армии состояла из наемников. Империя охотно вевбовала солдат среди соседних народов, поставлявших ей или целые дружины во главе со своими племенными вождями, или большое количество варваров различного происхождения, являвшихся на службу в византийскую армию. Император был правителем, который хорошо платил. Императоры охотно предоставляли крупные командирские посты, высокие военные звания именно иноземцам, предпочитая их в интересах личной безопасности.

Армия состояла из двух частей: линейных войск, очень подвижных, предназначавшихся для больших походов и всегда готовых к переброске в ту или иную местность, и пограничных войск. Это была давняя система, сохранившаяся еще с времен римской империи.

Была своеобразной оборонительная система империи. Вдоль границ и наискось был устроен телеграф в виде цепи сторожевых башен на высотах, кончавшейся большим маяком у константинопольского дворца: посредством огней, зажигавшихся на верху башен, весть о замеченном движении врага в несколько часов добегала до столицы. Но держать 1 большую армию и передвигать ее с одной границы на другую было невозможно. Поэтому преемники Ираклия применили заведенное им на границах военное устройство по всей империи. Государство было разделено на темы, или военные наместничества. Вместо громоздких, медленно собираемых армий появились отряды из местного населения, обязанные защищать только свой родной край.

Без сомнения, у этой армии также существовали большие недостатки. Но несмотря на это эта армия все-таки была замечательным орудием войны, позволившим византийским императорам не только защищать империю, но и даже расширить ее пределы и одерживать блестящие победы.

2. Культура Византии.

В истории  мировой культуры Византии принадлежит особое, выдающееся место. В художественном творчестве Византия дала средневековому миру высокие образы литературы и искусства, которые отличались благородным изяществом форм, образным видением мысли, утонченностью эстетического мышления, глубиной философской мысли. По силе выразительности и глубокой одухотворенности Византия многие столетия стояла впереди всех стран средневековой Европы. Прямая наследница греко-римского мира и эллинистического Востока, Византия всегда оставалась центром своеобразной и воистинну блестящей культуры. 
Первые столетия существования Византийского государства можно рассматривать как важнейший этап в формировании мировоззрения
византийского общества, опиравшегося на традиции языческого эллинизма и принципы христианства. В  ранней Византии новый расцвет переживает философия  неоплатонизма.  

Появляется  ряд  философов-неоплатоников - Прокл, Диадох, Плотин, Псевдо-Дионисий Ареопагит. Неоплатонизм непосредственно примыкал и сосуществовал с ранневизантийской философской мыслью. Но неоплатонизм требовал от своих приверженцев специальной философской подготовки, особого мышления, поворота мозгов. Он был элитарен, то есть недоступен широким массам, в чем и сказалась его историческая обреченность. Формирование христианства как философско-религиозной системы было сложным и длительным процессом.  Христианство впоитало в себя  многие философские и религиозные учения того времени. Христианская догматика сложилась под сильным влиянием не только ближневосточных религиозных учений, иудаизма, манихейства, но и неоплатонизма.Догмат о троичности божества, один  из центральных  догматов христианского  вероучения, - это,  по  существу  переосмысленная  триада  неоплатоников.   В переходную эпоху гибели рабовладельческого строя и становления феодального общества коренные сдвиги происходят во всех сферах духовной жизни Византии. Рождается новая эстетика, новая
система  духовных  и  нравственных  ценностей,  более соответствующая
складу  мышления  и  эмоциональным  запросам средневекового человека.
Патристическая литература, библейская космография, литургическая поэзия, монашеская повесть, всемирная хроника, христианская
агиография, пронизанные религиозным миросозерцанием, мало-помалу овладевают умами византийского общества и приходят на смену античной культуре.
Меняется и сам человек той эпохи, его видение мира, его отношение к  вселенной,  природе,  обществу.  Создается  новый  по  сравнению с античностью  "образ  мира",  воплощенный  в  особую  знаковую систему символов. На  смену античному  представлению о  героической личности, античному пониманию мира, как мира смеющихся богов и бессташно идущих на смерть героев, где высшее благо - ничего не бояться и ни на что не надеяться (очень  симпатичная философия),  приходит мир  страждущего,раздираемого  противоречиями,  маленького,  греховного  человека.  Он бесконечно унижен и слаб, но он верит в свое спасение в иной жизни и в этом пытается найти утешение. Христиансво с небывалой интенсивностью выявляет мучительное раздвоение внутри человеческой личности. Меняется и представление человека о космосе, о времени, о пространстве, о ходе истории : на смену замкнутым историческим циклам античных писателей, обусловленное волей Бога. В ранней Византии кристаллизуется одна из фундаментальных идей средневековья - идея союза христианской церкви и "христианской империи". Духовная жизнь тогдашнего общества отличается драматической напряженностью; во всех сферах знания, литературе искусстве наблюдается  удивительное  смешение  языческих  и  христианских идей,
образов, представлений, колоритное  соединение языческой мифологии  с
христианской мистикой. Эпоха становления новой, средневековой культуры рождает талантливых, порой отмеченных печатью гениальности мыслителей, писателей, поэтов. Индивидуальность художника  еще не растворилась в церковно-догматическом   мышлении. Коренные изменения происходят в сфере изобразительного искусства и эстетических воззрений византийского общества. Византийская эстетика развивалась на основе всей духовной культуры Византии. Она во многом опиралась  на  античные   воззрения  о  сути   прекрасного,  однако синтезировала и  переосмысливала их  в духе  христианской идеологии. Отличительной  чертой   византийской  эстетики   был  ее   глубокий спиритуализм. Отдавая предпочтение духу перед телом, она вместе с тем пыталась  снять  дуализм  земного   и  небесного,  божественного  и человеческого, духа и плоти. Не отрицая телесной красоты византийские мыслители красоту души, добродетель, нравственное совершенство ставили  выше.   Большое  значение   для  установления   византийского эстетического сознания  имело раннехристианское  осмысление мира  как прекрасного творения божественного художника. Именно поэтому красота естественная ценилась выше, чем  красота, созданная руками человека, как бы "вторичная"  по  своему  происхождению.
Византийское искусство генетически восходило к эллинистическому и восточнохристианскому художественному  искусству. В  ранний период  в византийском искусстве как бы  слились рафинрованная платоничность и трепетная чувственность позднеантичного импрессионизмас наивной, порой грубоватой  экспрессивностью  народного  искусства  Востока. Эллинизм долгое время оставался главным, но не единственным, источником, откуда византийские мастера черпали изящество форм, правильность пропорций, чарующую прозрачность колористической гаммы, техническое совершенство своих произведений. В IV-V вв. в искусстве Византии были еще сильны позднеантичные традиции. Если классическое античное искусство отличалось умиротворенным монизмом, если оно не знало борьбы духа и тела, а его
эстетический идеал воплощал гармоническое единство телесной и духовной красоты, то уже в позднеантичном художественном творчестве намечается трагический конфликт духа и  плоти. В Константинополе в это
время  воздвигаются  великолепные  дворцы  и  храмы.  Непревзойденным
шедевром византийского творчества стал построенный в 30-х годах VI в.
храм  св.  Софии.  Впервые  в  нем  была  воплощена идея грандиозного
центрического храма, увенчанного куполом. Блеск разноцветных мраморов, мерцание золота и драгоценной утвари, сияние множества лампад создавали иллюзию беспредельности пространства собора, превращали его в подобие макрокосмоса, символически приближали к  образу Вселенной. Недаром  он всегда оставался  главной  святыней  Византии.
Другой шедевр византийской архитектуры - церковь св. Виталия в Равенне - поражает изысканностью и элегантностью архитектурных форм.
Особую славу этому храму принесли его знаменитые мозаики не только церковного, но и светского характера, в частности изображения
императора Юстиниана и императрицы Феодоры и их свиты. Одним из самых совершенных произведений этой школы  были  мозаики  в  куполе  церкви  Успения  в  Никее.
Другие направления в искусстве ранней Византии, воплотившиеся
в мозаиках Равенны, Синая, Фессалоники, Кипра, Паренцо, знаменуют отказ византийских мастеров  от античных  реминисценций. Образы  становятся более аскетичными, не только чувственному, но и эмоциональному моменту в таком искусстве уже нет места, зато духовность достигает необычайной силы. Церковное богослужение превратилось в Византии в своего рода пышную мистерию. В полумраке сводов византийских храмов сумеречно сияло множество свечей и лампад, озарявших таинственными отблесками золото мозаик, темные лики икон, многоцветные мраморные коллонады, великолепную  драгоценную  утварь.  Все  это  должно было, по замыслу
церкви, затмить в душе человека эмоциональную приподнятость античной
трагедии, здоровое веселье мимов, суетные волнения цирковых ристаний и даровать  ему  отраду  в  повседневности  реальной  жизни.

3. Византия и крестовый поход.

3.1 Византия накануне крестовых походов.

Маленькие, тесные и очень грязные европейские города с населением 2-3 тысячи человек, небольшие и не очень в своем большинстве уютные рыцарские замки меркли перед храмами и дворцами византийских и восточных владык, роскошью восточных городов. А привозимые с Востока дорогие ткани, пряности, ювелирные украшения создавали впечатление о необычайном богатстве восточных земель и, вероятно, легкости, с которой все это при определенных условиях может быть обретено. Этим и объясняется то поистине детское восхищение, с которым крестоносцы говорили о богатствах Константинополя после его захвата в 1204 году. Как это ни парадоксально, но большую роль в подталкивании запада к агрессии на Восток сыграла невольно и сама Византия. Дело в том, что к концу XI века эта бывшая некогда могущественной держава оказалась в сложном положении. С востока ее сильно теснили новые захватчики — турки-сельджуки, которые, разгромив Багдадский халифат и отчасти государство Фатимидов, в 1071 году нанесли византийским войскам страшное поражение при Манцикерте, в результате которого в плен попал византийский император Роман Диоген, чего прежде в истории этого государства не бывало, и отняли у Византии большую часть Малой Азии. С запада империю теснили норманны, отвоевавшие у нее падения в южной Италии. Правда, благодаря привлечению на свою сторону в качестве cоюзника Венеции, Византии удалось приостановить победное шествие северян. За это Венеция получила многочисленные торговые льготы и целый квартал в Константинополе. После победы при Манцикерте турки-сельджуки, вдохновленные успехом, готовили новое наступление на Византию. С севера империи угрожали печенеги. В 1091 году они сумели подойти к самым стенам Константинополя, но византийцам удалось отбить этот нежданный натиск, заключив договор с половцами, которые и разгромили печенегов.
Будучи окружена врагами, империя неоднократно обращалась к европейским государствам с просьбами о помощи. Однако за те годы, пока в Европе эти запросы обсуждались, страна сумела найти выход из создавшейся ситуации. Поэтому когда накануне крестовых походов некоторые западноевропейские правители выказали готовность прийти на помощь, Византия в ей уже не нуждалась так остро, как в предшествующее десятилетие. Подобный отказ породил в душах многих правителей Запада негативную реакцию, которая способствовала росту агрессивных настроений, в их среде и готовности во что бы то ни было принять участие в походах на Восток даже без учета интересов империи.
К походу против турок и освобождению Гроба Господня призывал еще папа Григорий VII, однако, занятый борьбой с германским императором Генрихом IV, он не успел организовать это движение и возглавить его. Проповедь священной войны против неверных была возобновлена папой Урбаном II. На церковном соборе во французском городе Клермоне в 1095 году он выступил перед огромными толпами людей, призывая их отправиться на освобождение Гроба Господня, стимулируя собравшихся обещанием огромных богатств и покровительства, которая церковь окажет всем участником этой экспедиции. Решительным и последним побуждением было обращение императора Алексея I Комнина к папе Урбану II в 1094 году с просьбой о помощи против турок-сельджуков. Все эти мотивы, конечно, имели значение при возбуждении первого крестового похода, но ни все вместе, ни каждый по отдельности они недостаточно объясняют принятое крестовыми походами направление и на первых же порах обнаружившиеся недоразумения между крестоносными вождями и византийским правительством. В русской исторической литературе с особенной силой выдвинуто то обстоятельство, что крестовые походы стоят в тесной связи с состоянием Византийской империи того времени и что принятое ими направление может быть выяснено из рассмотрения политических условий, в каких находилась тогда Византия. Само собой разумеется, здесь подразумевается отношение Византии к мусульманскому миру. К VIII веку мусульмане завладели Азией и Африкой и утвердились на островах Средиземного моря и в некоторых областях Западной Европы. Скоро турки-сельджуки перенесли на себя весь интерес истории магометанского мира. Они завоевали почти всю Малую Азию, образовав могущественный султанат со столицей в Иконии и угрожая самому
Константинополю. Таким было состояние мусульманского мира накануне крестовых походов. Обращение Византийской империи за помощью к латинскому Западу всегда знаменовало крайний упадок нравственных сил в Константинополе и было выражением самого беспомощного состояния. Положение императора Алексея Комнина в зиму 1090/91 г. может быть сравниваемо разве что с последними годами империи. Не только в области дипломатической замечается склонность безусловно отдать себя в распоряжение Запада: заведена была речь о церковной разделении Востока и Запада, о мерах к соединению двух церквей.
Воззвание Алексея Комнина на Западе должно было произвести сильное движение. Не без причины, конечно, первый крестовый поход составился по преимуществу из владетельных князей и рыцарей Франции.
Итак, на Западе собирались в поход, который имел определенную цель – спасти Византийскую империю от печенегов и сельджуков. Здесь следует искать причину к объяснению взаимных недоразумений и горьких обвинений, которые направлялись крестоносцами против византийцев и наоборот. К крайнему изумлению крестоносцев, печенеги и турки оказались на службе императора и всего чувствительнее вредили им быстрыми набегами; византийский император не только не сдавал им города и не унижался, но еще требовал себе ленной присяги и договаривался о городах, которые крестоносцы завоюют у турок. Но нужно помнить, что не меньше изумлены были движением крестоносного ополчения и византийцы: они утверждают, что это движение на Восток было вызвано не их просьбами, а произошло самостоятельно и угрожало пагубными последствиями для Греческой империи.
3.2 Итоги крестового похода.
Второй крестовый поход, который казался таким блистательным, так много обещавшим вначале, сопровождался вполне ничтожными результатами. Мусульмане не только не были ослаблены, а напротив, нанося христианам одно поражение за другим, уничтожая целые армии крестоносцев, получили большую уверенность в собственных силах, энергия их увеличилась, у них зародились надежды на уничтожение христианства в Малой Азии. Кроме того, раздоры между французскими и немецкими войсками и между палестинскими и европейскими христианами не служили к чести крестоносцев. Мануил был рад окончанию похода, так как это давало ему возможность дать развитие его западной политике против Рожера. Это было закреплено формальным союзом с Германией.
Но тем не менее, несправедливо было бы возлагать на императора весь неуспех похода. Неудачу предприятия скорее надо отнести к недостаточной организации и общей недисциплинированности крестоносцев. Рожер своим нападением на острова и Грецию также внес немало гибельного элемента в дело похода. Вообще, религиозная основа крестоносных предприятий отступала на второй план, и все яснее давали знать о себе мирские, политические мотивы.
Заключение.

Несмотря на наследие, которое передала Римская империя Византии, последняя все-таки изменялась в течение долгого времени, дополняя пробелы, оставленные еще со времен Рима. Византийская империя имела свой аппарат управления, создавая его под воздействием времени, изменения культурных традиций, все более обращаясь к Востоку, но базируясь на опыте Рима. Это государственное устройство не было совершенным, в нем были свои недостатки и свои преимущества. Однако не существовало в мире государств, где главы этих государств обладали большей бы властью, чем византийский император.
Список используемых источников.

  1. Кулаковский Ю. История Византии.Т.1, Киев, 1913.

  2. Виппер Р.Ю. История средних веков. М.: издание МГУ.

  3. Невская В.П. Византий в классическую и эллинистическую эпохи. М.: издательство Академии Наук СССР, 1953.

  4. Васильев А.А. Лекции по истории Византии. Т.1, Петроград, 1917.

  5. Диль Ш. Основные проблемы византийской истории. М.: государственное издательство иностранной литературы, 1947.

  6. Хвостова К.В. Византийская цивилизация. / Вопросы истории, № 9, 1995.

  7. Успенский Ф.Л. история византийской империи, 6 – 9 в.в.

  8. Литаврин Г.Г. Византия после Византии. / Наука в России, № ½, 1992.

  9. Липшиц Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в 9 – 11 в.в.

  10. Иванов С. Визит в Византию: Уроки истории. / Литературная газета, №31, 1991.



Скачать файл (116 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru