Лекции- История психологии - файл 16-17.doc



Лекции- История психологии
скачать (326.3 kb.)
Доступные файлы (14):
10-11.doc118kb.29.08.2004 15:15скачать
12-13.doc141kb.29.08.2004 15:17скачать
14-15.doc86kb.29.08.2004 15:18скачать
16-17.doc126kb.31.01.2005 03:43скачать
18-19.doc147kb.29.08.2004 15:45скачать
1.doc70kb.29.08.2004 14:48скачать
2-3.doc113kb.29.08.2004 15:06скачать
4-5.doc172kb.29.08.2004 15:11скачать
6-7.doc145kb.29.08.2004 15:11скачать
8-9.doc143kb.12.03.2005 13:51скачать
Обзор.doc47kb.07.09.2004 14:56скачать
Семинары.doc65kb.07.11.2005 16:49скачать
Тест за 1-ый семестр.doc49kb.31.10.2010 14:38скачать
Экз билеты.doc50kb.24.11.2005 09:04скачать

16-17.doc

Реклама MarketGid:
Лекция 16. Зарождение российской психологии

  1. Общий обзор развития психологии в России

2. Зарождение Российской психологии (Сеченов, Кавелин)

3. Психология на рубеже 19-20 вв.

Хотя отдельные психологические концепции были достаточно популярны в России еще в 18 веке, научная психология в нашей стране начала формироваться с середины прошлого века. Шестидесятые годы 19 века – один из самых знаменательных этапов в отечественной истории и науке. Благодаря сложившейся в России социальной ситуации (проведение комплексных реформ) в этот период из двух предложенных программ (Сеченова и Кавелина) была выбрана программа построения психологии как естественнонаучной дисциплины Сеченова.

Идеологический кризис в России в конце 19 века ознаменовал новый этап в развитии психологии. Возник принципиально новый подход, ориентированный на духовную философию, идеи Соловьева. Одновременно развивалась и объективная (естественнонаучная) психология.

Следующим моментом стало зарождение советской марксистской психологии в 20-30 годах. Новая психология была нацелена на решение задач советского общества. В это время доминировала объективная (естественнонаучная) методология, хотя сохранялись и гуманитарные школы, связанные с философской линией развития (школа Шпета).

Однако уже с середины 30 годов ситуация в науке и обществе резко изменилась, усилились авторитарные тенденции что привело к разгрому и запрещению не только философской психологии, но и педологии и психотехники. Фактически запрещенными оказались все психологические исследования. Это нанесло серьезный удар по науке. Лишь после войны, в середине 40 годов, психология постепенно начала восстанавливаться. Однако потеря связей с зарубежной наукой, внутренняя цензура, отсутствие институтов по подготовке психологов долгие годы сказывались на творчестве отечественных ученых.

Вторая половина 20 века ознаменовалась возрождением школ, запрещенных в 30-е годы (школы Бехтерева, Выготского), новыми исследованиями и открытиям в когнитивной и возрастной психологии. Возобновляются связи с зарубежной психологией. Многие отечественные исследования получают широкое распространение в мировой психологии (работы Лурии, Выготского).

Российские психологи начинают широко внедрять достижения зарубежных коллег. Наряду с положительными эти тенденции имели отрицательные последствия, связанные с утерей своих традиций, с не всегда продуманным соединением принципов разных школ, что приводило к эклектике и невозможности достоверно интерпретировать полученные результаты. Однако к концу 20 века ориентация на интеграцию, свойственная зарубежной психологии, стала явно проявляться и в российской науке. Поэтому в последние годы вновь начинает появляться интерес к методологическим вопросам, стремление интегрировать достижения, имеющие единую логику научного поиска.

2. 60-70-е годы 19 века остались в памяти поколений как время освобождения крестьян и общее духовное освобождение человеческой личности вообще. Это связано с ослаблением цензуры, открытием либеральных изданий, возобновлением университетских курсов. Появился термин «семидесятники», который был символом группы людей, проникнутых идеями освобождения, появившимися в обществе после долгого перерыва благодаря реформам, как в нашем веке благодаря хрущевской оттепели.

Первой программой построения психологии как самостоятельной науки была программа ^ Ивана Михайловича Сеченова (1829-1905). Известность Сеченова роста вследствие распространения слухов о том, что он – прототип Кирсанова в романе Чернышевского «Что делать?». После этого он сразу же был признан новым человеком, которому нужно подражать. О Сеченове с уважением упоминает в своих очерках Салтыков-Щедрин, полемику с его идеями ведет герой романа «Анна Каренина» Левин. С ним спорят герои Достоевского, Сеченовым интересуются Островский и Тургенев. Однако он не искал популярности, даже избегал ее. Он был либерально настроен, но чужд политическим увлечениям. Его страстная любовь к науке заставила его несколько отстраниться от политических споров, что отдалило его от революционно настроенной молодежи.

В ходе экспериментов над мозгом Сеченов открывает так называемые тормозные центры, т.е. локализованные в таламической области нервные центры, раздражение которых задерживает двигательную активность. Это было великое открытие. Оно не только начинало новую главу в физиологии головного мозга, но и изменяло всю систему представлений о функциях этого органа.

Для Сеченова самым важным было доказать на опыте, что воля, веками считавшаяся исходящей от души силой, производится маленьким кусочком мозгового вещества. Ведь самый верный признак волевого поведения – умение противостоять раздражителям, задерживать нежелательные импульсы. И все эти признаки, как свидетельствовал эксперимент, зависят от деятельности центров в головном мозгу. Используя это открытие, Сеченов пишет свой первый психофизиологический трактат «Рефлексы головного мозга».

Он набрасывает эскиз мозговой машины, понимая под ней не простое передаточное устройство внешнего раздражителя на двигательные снаряды, а механизм, снабженный несколькими центральными придатками, от деятельности которых зависит конечный эффект внешнего импульса.

Один придаток – это тормозной центр, который ставит барьер на пути импульса к исполнительным органам. Другой придаток усиливает движение и служить субстратом чувств, побуждений. Третий позволяет сохранять следы прежних воздействий. Это память мозговой машины. И четвертый выполняет «предуведомительную роль»: он улавливает и усиливает раздражители, с тем, чтобы отреагировать на них, прежде чем они успеют нанести ущерб организму. Наделенная такими свойствами «машина» способна, по Сеченову, объяснить основные свойства человеческого поведения.

Сеченов построил свою психологическую систему на традиционном понятии «рефлекс». Рефлекс – это процесс отражения свойств внешнего мира. (Мысль о психическом акте как процессе, движении, имеющем определенное начало, течение и конец, должна быть удержана как основная).

В любой психической деятельности есть начало, как и элементарном рефлексе. Это происходит благодаря стимулу из внешнего мира. Сеченов предположил, что без стимулов извне психическая жизнь вообще невозможна. Первая причина всякого человеческого действия лежит вне его. Т.е. любое человеческое поведение суть рефлекторное явление.

Внутренние причины производны от первоначально внешних причин (идея интериоризации). «Голос совести», кажущийся внутренним, был когда-то внешним стимулом, а затем подвергся интериоризации.

В любом рефлексе есть окончание, которое выражается либо движением, либо его «торможением» (задержкой), что имеет место, например, в случае мыслительного акта. «Мысль есть заторможенный рефлекс».

Из наблюдения за развитием поведения ребенка от простейших хватательных и глазодвигательных рефлексов до речемыслительных и нравственно-волевых актов Сеченов пытается показать, что мысль есть «свернутое, укороченное» действие, формирующееся в процессе вначале вполне внешнем, выражающемся вполне реальными движениями и действиями

Сперва мысль (типа умозаключения) выражается в реальных действиях организма с предметами окружающего мира. Затем она свертывается, становится внешне незаметной, но сразу же возникает при каждой новой встрече с этими предметами. Что касается воли, то, согласно сеченовской трактовке, это также результат интериоризации, но уже не отношений индивида к вещам, а его отношений к другим людям.

«Ребенок делает тьму движений с чужого голоса, по приказанию матери или няньки. По образцу людей, регулировавших своими командами его действия в первую пору жизни, ребенок выкраивает представление о самом себе как внутреннем центре, откуда исходят собственные команды. Так возникает иллюзорное представление о том, что первоисточником волевых актов является ничем не обусловленное Я».

Размышляя о середине рефлекторного акта, Сеченов приходит к выводу, что средним членом рефлекса, как простого, так и сложного является ощущение, чувствование. Внешний импульс становится производящей причиной процесса, лишь превратившись в чувствование. Только в качестве чувствования он способен определять целостный процесс, который завершается действием, обращенным на предметный мир.

Главными психическими элементами, по Сеченову, являются чувствование и действие, а принципом построения поведения – согласование действия с чувствованием.

Сеченов трактует чувствование как сигнал, точнее одну из разновидностей сигнала. Регуляция совершается по типу обратной связи. Мозг получает сигналы не только от внешних предметов. К нему непрерывно поступает информация о результатах работы мышечной системы с этими предметами. В соответствии с этой информацией строится поведение. Без сигналов о произведенных эффектах оно не могло бы быть целесообразным. Это подтверждало, в частности, описанное Сеченовым поведение атактиков – больных с расстроенной мышечной чувствительностью. Он наблюдал их в клинике своего друга С.П.Боткина. Координация действий у этих больных нарушалась из-за того, что их мышцы не посылали сигналов обратной связи, в результате больные не знали, правильно ли они решают двигательные задачи.

Резюмируя, можно сказать: психическое понимается Сеченовым как процессы, имеющие начало, середину и конец, материально (объективно) воплощенные в процессах деятельности организма, иногда бессознательные, иногда сознательные, подлежащие вполне детерминистскому объяснению, рефлекторные по своей природе.

С учетом такого понимания самой психической деятельности программа построения психологии как самостоятельной науки Сеченова выглядит следующим образом. Предметом психологии является психическая деятельность. Методология предлагается следующая:

  1. психология должна изучать историю развития ощущений, представлений, мысли, чувства и пр.;

  2. затем изучать способы сочетания всех этих видов и родов психических деятельностей друг с другом со всеми последствиями такого сочетания;

  3. изучать условия воспроизведения психических деятельностей.

В своей программе преобразования психологии в самостоятельную опытную науку Сеченов возлагал главные надежды на объективный метод – наблюдения за генезисом и эволюцией индивидуального поведения. Об экспериментальном методе в его программе речи не было. Сеченов не смог преобразовать свою теоретическую модель в экспериментальную программу.

Однако популярность взглядов Сеченова не отменяла попыток ученых построить новую психологию, оставаясь в русле гуманитарных наук, прежде всего философии. Наиболее значительный вклад в развитие такой психологии сделал Константин Дмитриевич Кавелин (1818-1885).

Профессор Московского и Петербургского университета, в силу своего характера Кавелин не мог принимать участия в общественной жизни. До конца жизни он сохранил активную жизненную позицию, имел много учеников и последователей. При всей своей мягкости и доброте он был нетерпим в принципиальных вопросах. Он дважды подавал в отставку в знак протеста, ушел из обоих университетов, хотя считал преподавательскую работу делом своей жизни. Будучи наставником при наследнике престола, не побоялся отстаивать свои взгляды на проведение крестьянской реформы, за что и поплатился отставкой. На его бюсте работы Антакольского написано: «Учителю Права и Правды», и это является полным выражением сущности личности Кавелина.

Он считал, что психология – это та наука, в которой должны соединиться физиология и философия, так как в отдельности они не могут объяснить всей сложности человеческой природы. Психику нельзя свести к физиологии, т.к. физиология – лишь условие возникновения психических явлений. Следовательно, психическое не может подчиняться материальным законам, закону причинности (детерминизму), отрицающему свободу воли человека. Без свободы воли нет личности. Не отрицая в принципе необходимость физиологических исследований психического, Кавелин выступал против понимания психологии только как естественной науки, доказывая ее связь с философией. Эта позиция в дальнейшем была развита психологами Лопатиным, Бердяевым.

Он также не мог согласиться с тем, что поведение – это выработка условных рефлексов, т.к. при таком подходе воспитание превращается в дрессировку. Личность является результатом не только физиологии, но и истории и культуры. Анализ этнографических и исторических материалов привел Кавелина к идее о том, что суть цивилизации – в умственном и нравственном развитии отдельной личности. Личность – центр вселенной, а естественные науки видят в личностях лишь единицы подобных друг другу организмов.

С ориентацией психологии на решение этических проблем не был согласен Сеченов. Он считал, что двойная детерминация (естественная и волевая) уводят психологию в сторону от объективности.

Кавелин написал книгу «Задачи психологии» (1872), а Сеченов – рецензию на нее, где подверг острой критике точку зрения Кавелина на существование особого «внутреннего зрения», с помощью которого человек мог бы познать собственные психические процессы. Затем он написал статью «Кому и как разрабатывать психологию?», где сформулировал иную программу исследования сознания и психики вообще.

Остановимся на одном из сильнейших аргументе Сеченова. Кавелин утверждал, что «в психологии лежит ключ ко всей области знания, поскольку мир переживаний человека есть самое первое и достоверное, что он имеет в своем познании. Мир дан нам посредством наших ощущений, те есть как бы вторично, а ощущения даны нам непосредственно».

Вот как оценивает это утверждение Сеченов: «Всякий, кто признает психологию неустановившейся наукой, должен неизбежно признать вместе с этим, что у человека нет никаких специальных умственных орудий для познавания психических фактов вроде внутреннего чувства или психического зрения, которое, сливаясь с познаваемым, познавало бы продукты сознания непосредственно, по существу.

В самом деле, обладая таким громадным преимуществом перед науками о материальном мире, где объекты познаются посредственно, психология как наука не только должна была идти впереди всего естествознания, но и давно сделаться безгрешной в своих выводах и обобщениях. А на деле мы видим еще нерешенным спор даже о том, кому быть психологом и как изучать психические факты?».

Положения, разработанные Кавелиным, критиковались не только Сеченовым, но и философами-идеалистами, отстаивавшими идею о единственной, идеальной детерминации и полностью отрицавшими влияние физиологии на психику. Общество приняло программу Сеченова (психология как наука о поведении), о программе Кавелина забыли почти на 20 лет.
^ 3. Психология на рубеже 19 - 20 веков. Социальная ситуация, сложившаяся в обществе в 90-х годах 19 века, привела к изменениям и идеологических и научных установках. После господства материализма и увлечения естественными науками начинается возрождение интереса к философии. Убедившись в невозможности получения немедленного результата в естественной науке, многие ученые бросились в другую крайность – они полностью отказались от объективного исследования психики и стали интерпретировать данные в терминах чувства и веры, а не логики и знания. С этой ситуацией связан поворот к религии и мистике.

В это же время усиливался интерес к искусству, которое на рубеже 19-20 веков достигло в России небывалого расцвета во всех областях – в прозе, поэзии, живописи, театре и балете. Можно сказать, что в то время общество развивалось по закону компенсации, т.е. упадок общественной жизни, потеря интереса к науке, неуверенность завтрашнем дне компенсировались уходом в искусство.

Однако ориентация психологов на естественные науки не исчезла. В новых условиях идеи Сеченова разрабатывались Павловым, Бехтеревым и др. учеными.

Одной из центральных фигур в российской науке 19 века по праву можно считать ^ Владимира Соловьева (1853-1900). Влияние, которое оказал Соловьев на виднейших ученых своего времени, не ослабло и после его смерти. После защиты докторской диссертации в 1880 г. он начал работать в Петербургском университете. Но в 1881г. он вынужден был уйти. Отставка была связана с тем, что Соловьев считал неприемлемой смертную казнь, высказав убеждение в необходимости ее отмены для всех преступников, в том числе и для цареубийц. Это заявление, сделанное во время одной из его публичных лекций, вскоре после покушения на царя, привело к его отставке с государственной службы, на которую он не вернулся до конца жизни.

С этого времени началась активная публицистическая деятельность Соловьева. Им созданы такие значительные произведения, как «Смысл любви», «Оправдание добра», «Три разговора». Не имея постоянного дома и семьи, Соловьев жил у родных и знакомых, часто переезжал с места на место. Умер он в имении своих друзей Трубецких.

Свою философию Соловьев называет мистицизмом, т.е. таким воззрением, которое признает недостаточность эмпиризма и рационализма и, не отвергая их относительной истинности, требует дополнения их другими источниками знаний, имеющимися в «цельном разуме». Этот иной источник есть вера в существование трансцендентального (выходящего за границы познания, опыта) мира. Этот трансцендентальный мир, или всеединое целое, или Бог, содержит в себе безусловную истину. Человек занимает промежуточное положение между преходящим миром, не заключающим в себе истины и безусловной истиной.

В центре его концепции стоит личность Христа. Христос победил смерть и таким путем приобщил мир преходящих явлений к вечной жизни. (Идея о постепенном возвышении от мертвой материи к разумному и нравственному царству). В Христе человеческое и божественное начала получают свое высшее воплощение, и, следовательно, на основе христианства возможно восстановление изначального единства.

Человек наделен самосознанием, он является высшим звеном эволюции природы и поэтому может осознать направление и цель развития. Цель – стремление к идеальному всеединству, которое достигается через личное нравственное самосовершенствование. Для достижения цели свободная воля должна делать постоянные усилия. «Смысл человека есть он сам, но только не как раб и орудие злой жизни, а как ее победитель и владыка» - писал Соловьев, подчеркивая самоценность человеческой личности и его неограниченные возможности саморазвития. Последователями Соловьева были Лопатин, Лосский, Франк.

Против слияния веры и знания выступал инициатор становления экспериментальной психологии в России Н.Я.Грот (1852-1899)

Грот считал, что психология должна быть объективной, естественной и экспериментальной наукой. Он был активным сторонником практического использования психологии, ее связи с педагогикой, медициной, юриспруденцией. Новый этап психологии связан с объединением разных психологических теорий на основе эксперимента.

Главным методом психологического исследования является самонаблюдение. Самонаблюдение может быть личным и коллективным (опросники, анкеты).

Наибольшие трудности для экспериментальной психологии связаны с описанием душевного состояния субъекта и правильная интерпретация его экспериментатором. При интерпретации важно опираться не только на собственный опыт, но и на описанный в литературе.

В середине 80-х годов в творчестве Грота произошел переход от увлечения естественными науками к ориентации на философию и исследование духовного мира человека.

Грот выделял в человеке два основных стремления – отрицательное (влечение к чувственному, материальному существованию) и положительное (стремление к вечности). В норме эти идеальные стремления и есть высшие человеческие чувства, а выражением свободы личности является осознание возможности падения (стремление к жизни только материальной) и возрождения (к жизни вечной). Т.о., свобода личности представляет собой и положительное и отрицательное понятие одновременно.

Развитие личной воли возвращает человеку свободу действия или бездействия и является основой, направляющей и определяющей саморазвитие личности. Т.е. развитие личности направлено прежде всего на борьбу с опасностью ограничения воли, которая исходит как от внешнего мира, так и от тела. Т.о., он пришел к основной идее о том, что «свобода личной воли есть дар единой вселенской воли, но достигаем мы ее самостоятельно, в процессе нашего индивидуального саморазвития».

Возглавляя Психологическое общество, созданное в 1885 г. при Московской университете, Грот организовал дискуссию о свободе воли. Был создан журнал «Вопросы философии и психологии», вокруг которого сгруппировались все творческие силы России того времени. Общество и журнал просуществовали до 1918 г., сыграв огромную роль в формировании психологии в России.

Его идеи были поддержаны и развиты его учеником, ^ Георгием Ивановичем Челпановым (1862-1936).

Челпанов считал своими учителями Грота и Вундта. Приехав из Киева в 1907 г в Москву, он возглавил кафедру философии в Московском университете. Именно Челпанов на деньги купца Сергея Ивановича Щукина основал первый в России институт психологии, где все было организовано лучше, чем в это время где-либо в мире. С целью знакомства с различными методиками, аппаратурным обеспечением экспериментов Челпанов совершает поездки в Германию и США, близко знакомится с работой 9 психологических институтов. Институт был построен за 10 месяцев 1911 года, а в 1912 г. работа в нем уже началась. Щукин хотел увековечить память своей любимой жены Лидии Григорьевны Щукиной, и институт был назван ее именем. Однако после 1917 г. это имя было забыто, а мемориальная доска исчезла. Долгое время и имя Челпанова практически не упоминалось в литературе по психологии.

По его словам, главной задачей психологического института является объединение всех психологических исследований под одной крышей, для того, чтобы сохранить единство психологии.

Челпанов последовательно отстаивал принцип чистой, эмпирической психологии. Он доказывал, что психология есть независимая, самостоятельная экспериментальная наука. Ее предметом является изучение субъективных состояний сознания, которые не могут быть сведены к физиологическим явлениям или выведены из них. Придерживался Вундтовского определения сознания: сознание представляет собою сумму сознаваемых нами состояний.

Предметом его размышлений были вопросы, связанные с теорией познания (гносеологией). Он считал, что познание невозможно без наличия в сознании априорных элементов и идей (понятия времени, пространства, причинности), объединяющих наши чувственные представления в цельное знание, в опыт субъекта. О существовании априорных знаний человек узнает из своего внутреннего опыта в результате самоанализа.

Задачи психологического исследования он видел в точном и объективном изучении отдельных элементов и фактов психической жизни, основанном как на экспериментальных данных, так и на результатах самонаблюдения. Причем, метод самонаблюдения он считал основным.

Самонаблюдение – внутренний опыт, используется для познания мира психического. «Восприятие психических явлений доступно только для того индивидуума, который переживает их. Положим, что в данный момент я испытываю…и из всего этого вы умозаключаете, что человек страдает. Это процесс умозаключения, а не непосредственного наблюдения…Необходимо мне самому пережить хоть раз то, что пережил человек, для того чтобы судить о его душевном состоянии. |Психология не была бы возможна, если бы не было самонаблюдения».

Им предложен особый метод познания личности – метод вчувствования. Сущность его в том, чтобы не наблюдать факты со стороны, не объяснять их, а самому их пережить, пропустить их через себя.

Хотя Челпанов и не создал оригинальной психологической теории, отечественная психология обязана ему появлением многих значительных научных имен. Именно он пригласил в психологический институт Корнилова, Блонского, Леонтьева, Шпета.

У истоков экспериментальной психологии в России стоял ^ Николай Николаевич Ланге (1858-1921). После стажировки во Франции и Германии он был назначен на должность приват-доцента Новороссийского (Одесса) университета, а затем стал профессором этого университета, где проработал до конца жизни.

Ланге – автор моторной теории внимания. Колебания внимания при так называемых двойственных изображениях (когда рисунок воспринимается то как лестница, то как нависшая стена) определяются движениями глаз, обегающих изображенный контур. Моторная теория внимания Ланге принесла ему широкую известность на Западе.

Его работы утверждали экспериментальный метод в отечественной психологии. Им также было пересмотрено исходное понятие о рефлексе как своего рода «дуге», которое он заменил схемой «кольца».

Ланге выделил ряд стадий в психической эволюции: стадию недифференцированной психики, стадию индивидуально приобретенного опыта, стадию развития психики у человека как социокультурного существа. Если у животных действует биологическая наследственность, то у людей передача знаний от одного поколения к другому осуществляется через подражание и обучение, т.е. путем социальной преемственности. Решающая роль при этом отводилась языку и слову.

Таким образом, в последней книге «Психология» (1914) Ланге переходил от дарвинизма к истинному историзму. Работы Ланге явились самым крупным достижением российской экспериментальной психологии на рубеже 19-20 веков
Лекция 17. Отечественная психология в 20-40 годы 20 века.

1. Учение о высшей нервной деятельности Павлова. Рефлексология.

  1. Физиология активности Н.Бернштейна.

  2. Развитие педологии в России.

  3. Творчество Л.С.Выготского

Продолжателем направления, заложенного Сеченовым, стал физиолог Иван Петрович Павлов (1849-1936). Он создал учение о высшей нервной деятельности (поведении) живых существ. Основным актом поведения является условный рефлекс, реализуемый корой больших полушарий головного мозга и ближайшей подкоркой. Наряду с условными рефлексами были выделены другие категории рефлексов (ориентировочный «что такое», рефлекс цели, рефлекс свободы).

Внешние стимулы выступают в роли сигналов. Сигналы носят системный характер, причем они образуют две системы: сенсорную (в психологическом плане ей соответствуют чувственные образы – ощущения, представления) и вербальную (ей соответствуют слова и письменные знаки). Благодаря второй сигнальной системе в результате анализа и синтеза чувственных образов возникают обобщенные умственные образы (или понятия). Этим определяется качественно различие между поведением животных и человека. У животных поведение регулируется только нервной сигнальной системой, а у человека обе системы связаны.

Павлов также разработал учение о различных типах высшей нервной деятельности (темпераментах).

В России учение Павлова об условных рефлексах было основным и определяющим фактом для развития естественно-научной психологии. Однако в условиях идеологического давления произошла абсолютизация и догматизация павловского учения, а его распространение превратилось в процесс насильственного насаждения в психологию и другие области исследования.

Одновременно с Павловым свою концепцию объективной психологии выстраивал ^ Владимир Михайлович Бехтерев (1857-1927). В 1907 г. Бехтерев организовал Психоневрологический институт, на базе которого был создан и первый в России Педологический институт.

Творчество Бехтерева можно разделить на три этапа. На первом этапе, который называют дорефлексологическим, Бехтерев говорит о равноправном существования двух психологий: субъективной и объективной. Под субъективной психологией он имеет в виду современную ему эмпирическую психологию сознания. В тоже время Бехтерев понимает всю недостаточность самонаблюдения как метода психологии. Наряду с субъективной психологией, которая изучает «внутренне наблюдаемое» путем самонаблюдения, Бехтерев доказывает необходимость существования другой психологии, объективной, которая изучает «внешне наблюдаемое».

Объективная психология должна заниматься внешней деятельностью и деятельностью нервной системы как внешними проявлениями единой нервно-психической деятельности.

На втором этапе своего творчества, примерно с 10-х годов 20 века, Бехтерев говорит о рефлексологии как «преемнице» объективной психологии.

«Для рефлексологии нет ни объекта, ни субъекта в человеке, а имеется нечто единое – и объект, и субъект, вместе взятые в форме деятеля, причем для стороннего наблюдателя доступна научному изучению только внешняя сторона этого деятеля, характеризующаяся совокупностью разнообразных рефлексов. И она-то и подлежит прежде всего объективному изучению, субъективная же сторона не подлежит прямому наблюдению и, следовательно, не может быть непосредственно изучаема». В 1907-1912 гг. выходит «Объективная психология». Она переводится на немецкий, французский, английский языки и становится важной вехой в истории психологии 20 столетия, что отмечали зарубежные исследователи.

В третьем советском периоде Бехтерев создает общие основы рефлексологии. Согласно его концепции рефлекторное поведение подчиняется двойной детерминации: механической и биологической. Принцип механической причинности опирается на закон сохранения энергии. Согласно этой мысли, все формы поведения есть преобразование энергии. Согласно биологической детерминации, рефлекс есть способ установления равновесия между организмом и средой. Исследуя биологически механизмы рефлекторной деятельности, Бехтерев отстаивал мысль о воспитуемости, а не о наследуемом характере рефлексов. Полемизируя с Павловым, он доказывал, что не существует врожденного рефлекса рабства или свободы. Именно общество создает нравственную личность

В этот период, когда рефлексология приобретает большую популярность, Бехтерев выступает против существования психологии как особой науки. По работам Бехтерева видно, что он старательно избегает «субъективных» терминов, вроде «психический», «нервно-психический», а больше говорит о «соотносительной деятельности организма». Если на первом этапе декларировалось изучение человека как деятеля, то на самом деле все свелось к изучению человека как объекта, реагирующего рефлексами на различные раздражители.

Бехтерев внезапно умер в 1927 г. Есть версия, что умер он не случайно. После смерти Бехтерева возникает так называемая «рефлексологическая дискуссия» в 1929 г. Была отмечена положительная роль рефлексологии в развитии объективного подхода в психологии. Однако исключение из исследования психики и сознания привело к биологизации и крайне механистической трактовке человека и поведения. После дискуссии рефлексология прекратила свое существование.

Наследницей Бехтерева явилась Ленинградская психологическая школа. В.Н.Мясищев, АВ.Ярмоленко, Б.Г.Ананьев, составившие ее ядро, были прямыми учениками Бехтерева.

Между Павловым и Бехтеревым были сложные отношения. Во-первых, спор о приоритете открытия и исследования явления, которое у Павлова называлось условным рефлексом, а у Бехтерева – сочетательным рефлексом. Во-вторых, спор о приоритете в вопросе «объективного изучения поведения животных и человека». В-третьих, Павлов не принимал рефлексологию, по словам Бехтерева, потому, что рефлексологи занимались не только высшей нервной деятельностью, как сам Павлов, но и изучали «влияние социальных факторов» на поведение человека и зачастую отвлекались от сугубо физиологических вопросов.

Рассмотрим концепцию «физиологии активности» ^ Николая Александровича Бернштейна (1896-1966).

В самом начале 20-х годов Бернштейн стал работать в Центральном институте труда, где перед ним были поставлены задачи изучения трудовых действий и движений с целью повышения их эффективности. Вот почему Бернштейн стал развивать именно принцип активности.

Бернштейн считал, что физиология классического периода была почти исключительно физиологией животных. В связи с этим она слабо соприкасалась с практикой. В последнее время практика требует повышения удельного веса физиологии человека.

Бернштейн выступил с критикой принципа элементаризма в физиологии, противопоставляя ему принцип целостности. В классической физиологии организм есть совокупность клеток, а все поведение – цепь рефлексов. Для глубокого познания организма достаточно познания этих отдельных кирпичиков.

Рефлекс, по Бернштейну – не элемент действия, а элементарное действие, занимающее свое место среди всех действий организма вообще.

На место цепочки элементарных рефлексов, не связанных ничем, Бернштейн ставит непрерывный циклический процесс взаимодействия с условиями внешней или внутренней среды, развертывающийся как целостный акт до его завершения.

В качестве целостнообразующего фактора выступает двигательная задача. В качестве примера Бернштейн ссылается на исследование, проведенное во время Вов группой психологов, работавших над восстановлением движений у раненых (просто поднять руку, или поднять руку, чтобы взять какой-то предмет). Конкретный физиологический механизм движения детерминирован двигательным заданием или целью действия человека.

Здесь еще одно решающее отличие неклассической физиологии Бернштейна от классического естествознания: признание, наряду с причинной еще и целевой детерминации поведения организма.

Бернштейн вводит понятие «модель потребного будущего», указывая, что эта модель есть одна из форм отображения живым организмом мира. Второй формой является отражение прошлого и настоящего.

Как может отражаться то чего еще нет? В какой-то форме то, чего «еще нет», существует. А именно в форме генетически фиксированной программы действий, в форме прогноза возможного результата (у Сеченова в описании мозговой машины – четвертый придаток выполняет предуведомительную роль, антиципация - предвосхищение).

Речь идет о некой предшествующей действию программе, согласно которой действие развертывается в будущем. Программы эти могут быть как внутреннего плана (генетическая программа новорожденного гусенка), так и внешнего (попробуйте не спеша продекламировать про себя какое-нибудь хорошо знакомое стихотворение. Мысленно прислушиваясь к себе, вы ясно заметите, что перед внутренним слухом у вас одновременно проходят два текста).

Но в любом случае, при заданной изначально программе в ней предусмотрены только возможные реакции или движения организма, а как реально развернутся эти действия – зависит от очень многих обстоятельств. Поэтому движение, даже самое элементарное, всегда строится «здесь и теперь», а не следует автоматически – каждый раз одно и то же – вслед за вызвавшим его стимулом. В этом еще одно отличие неклассической физиологической схемы от классической.

Итак, существует некоторая модель потребного будущего, которая по ходу выполнения движения корректируется. Бернштейн упоминает много условий, которые могут требовать этой коррекции (состояние мышцы, непроизвольные реакции, силы инерции, внешнее сопротивление). Т.е. многочисленные внутренние и внешние силы, которые могут встать на пути уже выполняемой программы и даже вообще отменить ее и заставить субъекта создать новую модель будущего. Вот почему организм, выполняющий то или иное действие, должен постоянно учитывать все эти силы для правильного выполнения имеющейся программы.

Для этого необходимы так называемые сенсорные коррекции, т.е. учет информации в виде обратной связи от проприорецепторов в самих мышцах. Отсюда становится понятной одна из основных идей Бернштейна: «всеобщей и господствующей формой управления и регулирования в живых организмах является не рефлекторная дуга, а рефлекторное кольцо». (Допустим, запускается программа, начинается движение, но мышца еще недостаточно сократилась, чтобы рука смогла взять тот или иной предмет. Происходит коррекция начавшегося движения и мышца получает соответствующую команду изменить свое положение. Новое положение мышцы вновь отражается проприорецепторами в самой мышце, происходит сличение этого нового положения с требуемым и совершается новый цикл регулирования движения, пока не будет достигнута поставленная цель).

Это введение нового – кольцевого принципа регуляции движений и поведения организма и взгляд на рефлекторную дугу как «разорванное кольцо», т.е. вырванный из живого движения элемент, представляет собой важнейший вклад Бернштейна в физиологию и другие науки, в частности кибернетику.

Бернштейн решает психофизиологическую проблему в духе единства, потому что он изменил взгляд на физиологию как на нечто принципиально реактивное. Не случайно его концепция носит название «физиология активности».

Жизнедеятельность каждого организма есть не уравновешивание его со средой (как думали Павлов и его последователи), а активное преодоление среды, определяемое уже обрисованной ранее моделью потребного ему будущего».

Бернштейну приходилось вести исследования в сложных условиях идеологического преследования. Его лишили лаборатории за критическое отношение к учению Павлова, которое было догматизировано и крайне примитивно истолковано теми, кто объявил себя его последователями.

Точно также (хотя и несколько позднее) была пресечена попытка построения педологии и психотехники, хотя они и строились на марксистской платформе. В это время перед психологией была поставлена задача воспитания нового человека. Для решения этой проблемы в конце 1928 – начале 1929 г. был созван первый Педологический съезд. На съезде была выработана общая платформа развития педологии, которая явилась основой для дальнейшего развития возрастной психологии. Со своими концепциями на съезде выступили Басов и Выготский.

Однако после 1930 г. усилились нападки на педологию и психотехнику, связанные как с их действительными, так и мнимыми ошибками. Справедливые критические замечания вызывали отсутствие квалифицированных психологов-практиков, отрыв теории от практики.

Так появились дискуссии, совершенно отличные от дискуссий 20-х годов, т.к. целью их было уже не обсуждение научных вопросов, а поиск правых и виноватых. В результате таких обсуждений стали появляться первые покаянные статьи и речи ученых. Ярким примером такого обсуждения является «рефлексологическая дискуссия», в результате которой целое направление в психологии было ликвидировано. Фактически у советской психологии не было даже десяти лет нормального, естественного для науки развития, которое помогло бы сформировать развитую сеть педологических и психологических учреждений по всей стране и создать квалифицированные кадры практических психологов.

Вызывали критические замечания некоторые теоретические положения педологии – ее механистичность, эклектический подход к переработке теорий. Главную же критику вызывало то, что цель, поставленная на первом Педологическом съезде (воспитание активной, творческой личности и индивидуальный подход к ребенку) – не являлась актуальной в условиях изменившейся действительности. Все это привело к появлению известного постановления 1936 г. «О педологических извращениях в системе Наркомпроса» и директивному закрытию педологии как науки вообще. Пострадали и ученые, развивавшие это направление, Геллерштейн остался без работы, Шпильрейн был арестован и расстрелян.

Т.о., можно выделить несколько этапов в развитии педологии в России:

1 этап (1900-1907) – зарождение детской психологии и педологии, появление первых теорий, выход первых журналов и книг;

2 этап (1907-1917) – разработка методологических принципов построения детской психологии и педологии в России, появление первых психологических центров, соединяющих теоретическую и экспериментальную деятельность;

3 этап (1917-1924) – период становления советской детской психологии, поиск новых методов обучения и воспитания, появление школ и детских садов, работы Крупской и Шацкого;

4 этап (1925-1928) – период интеграции разных групп, выработка единой платформы;

5 этап (1929-1931) – период интенсивного развития детской психологии, появление теорий Басова, Выгоского. Первые нападки на детскую психологию, связанные с введением единообразия и авторитарности в школьной жизни. Разрыв между теорией и практикой;

6 этап (1932-1936) – окончание формирования тоталитарного государства, идеологизация науки, запрет детской психологии.

Большое внимание в это время уделялось разработке новых объективных методов, направленных на исследование закономерностей психического развития, исследовалась проблема роли среды в формировании психических функций.

Эта проблема исследуется в культурно-исторической теории происхождения высших психических функций человека ^ Льва Семеновича Выготского (1896-1934). Концепцию Выготского принято называть культурно-исторической. Однако в работах самого Выготского именно такого термина нет. Он называл свою концепцию «инструментальная». Но термин «культурно-историческая» действительно отражает содержательную сторону этой концепции.

Исторической данная концепция называлась потому, что, согласно Выготскому, невозможно понять «ставшие», имеющиеся сейчас в наличии психические процессы и сознание, а следует рассмотреть историю их развития и становления, но при этом именно развитие, т.е. качественные изменения, появление новообразований, а не простую эволюцию и развертывание того, что заранее дано.

Изучать развитие для Выготского означало не просто наблюдать имеющиеся уже различия между разными возрастными группами, например, но искусственно организовать, моделировать это развитие пусть даже в условиях лабораторного эксперимента. Тем самым сам метод исследования Выготского означал одновременно формирование психических функций.

В центре внимания Выготского находились, прежде всего, онтогенетические исследования становления и развития высших, специфически человеческих психических функций у ребенка.

Термин «культурная» означал, что сознание ребенка, специфические особенности его высших психических функций (произвольная память, произвольное внимание) формируются у ребенка в общении со взрослыми, в котором происходит усвоение ребенком систем культурных знаков. Эти знаки опосредствуют его «низшие» (непроизвольные) психические функции и тем самым ведут к созданию совершенно новых образований в сознании ребенка.

Выготский: «В процессе своего развития ребенок усваивает не только содержание культурного опыта, но приемы и формы культурного поведения, культурные способы мышления. В развитии поведения ребенка следует различать две основные линии. Одна – это линия естественного развития поведения, тесно связанная с процессами общеорганического роста и созревания ребенка. Другая – линия культурного совершенствования психологических функций, выработки новых способов мышления, овладения культурными средствами поведения. Есть все основания предположить, что культурное развитие заключается в усвоении таких приемов поведения, которые основываются на использовании и употреблении знаков в качестве средств для осуществления той или иной психологической операции, что культурное развитие заключается именно в овладении такими вспомогательными средствами поведения, которые человечество создало в процессе своего исторического развития и какими являются язык, письмо, система счисления».

Использование для запоминания вспомогательных средств, стимулов, вводимых искусственно – принципиально новая, специфически человеческая черта поведения (узелок на память, «заруби себе на носу»).

В конце 20-х годов учеником Выготского, Алексеем Николаевичем Леонтьевым было проведено исследование, которое представляло собой конкретную разработку той программы, которая была намечена Выготским в работе «Проблема культурного развития ребенка».

В эксперименте принимало участи около 1200 испытуемых трех разных возрастных групп: дошкольники, дети школьного возраста и взрослые. Это был эксперимент с использованием методики «двойной стимуляции». Первый ряд стимулов – обычные слова, которые надо запомнить, второй ряд – «стимулы-средства», которые служат психологическим инструментом, или средством, которое облегчит испытуемому решение задачи на запоминание. Использование этих средств делает процесс запоминания опосредованным и тем самым произвольным.

Выготский считал, что так – путем опосредования знаками строятся все высшие психические процессы, и тем самым они из непосредственных, натуральных, непроизвольных по своему характеру становятся опосредованными, социальными (поскольку сама система знаков и способов их употребления усваивается ребенком лишь в общении со взрослым) и произвольными (ребенок запоминает не то, что само «бросится в глаза», а то, что он поставил своей целью запомнить).

На график нижняя линия показывает успешность запоминания слов-стимулов без использования карточек. Верхняя линия показывает успешность запоминания с использованием стимулов-средств.

Эта закономерность получила название «параллелограмм развития». У дошкольников эффективность запоминания с карточками незначительно отличается от эффективности без карточек, т.к. дошкольник еще не способен уловить смысл самой операции опосредования и поэтому эффективно применить ее. У школьников этот разрыв гораздо больше. У взрослых разрыв опять уменьшается.

У взрослых внешне непосредственное запоминание на самом деле не является вообще непосредственным; оно только по видимости непосредственное, т.к. взрослые не используют внешних средств, но они могут пользоваться некими внутренними средствами запоминания материала.

У дошкольников запоминание по обеим основным сериям эксперимента остается одинаково непосредственным. У взрослых – оно также одинаково опосредованное, с той только разницей, что одна из серий слов удерживается ими с помощью внешних знаков, а другая – с помощью знаков внутренних.

Принцип параллелограмма развития представляет собой выражение общего закона: развитие высших человеческих форм памяти идет через развитие запоминания с помощью внешних стимулов-знаков. Подобные параллелограммы были получены и на материале других психических процессов, например внимания. В статье 1928 г. на примере запоминания Выготский описал четыре стадии развития отдельной психической функции:

  1. стадия примитивного поведения: запоминание происходит естественным способом;

  2. стадия наивной психологии: дается средство, которое используется несовершенно;

  3. стадия внешне опосредствованных актов: ребенок правильно пользуется внешним средством для выполнения той или иной операции;

  4. внешняя деятельность при помощи знака переходит во внутреннюю, внешний знак вращивается и становится внутренним, акт становится внутренне опосредствованным.

Переход от интерпсихической к интрапсихической функции происходит в сотрудничестве с другими детьми и в общении ребенка со взрослым. Найденные закономерности широко использовались в практике (больной паркинсоник). Выготским была разработана система восстановления движений у таких больных

Таким образом, источник психического развития ребенка лежит вовне. Отсюда понятны утверждения Выготского о том, что обучение должно всегда «забегать вперед развития», а не плестись в его хвосте. «Обучение создает зону ближайшего развития, т.е. вызывает у ребенка к жизни целый ряд внутренних процессов развития, которые сейчас являются для ребенка еще возможным только в сфере взаимоотношений с окружающими и сотрудничества с товарищами, но которые, проделывая внутренний ход развития, становятся затем внутренним достоянием самого ребенка».

Область доступного ребенку в сотрудничестве получила название зоны ближайшего развития, область выполняемого самостоятельно – область актуального развития. Зона ближайшего развития имеет более непосредственное значение для динамики интеллектуального развития и успешности обучения, чем актуальный уровень их развития.

Такая позиция Выготского резко противостояла концепциям, которые считали психическое развитие ребенка спонтанным процессом, в частности, концепции Жана Пиаже. По Пиаже, обучение должно идти вслед за развитием. Критиковал Выготский и бихевиористскую концепцию обучения, согласно которой развитие – это простое обучение, т.е. механическое приобретение новых навыков поведения.

В последний этап своего творчества Выготский перешел к изучению «внутренней стороны» знака, или его значения, и исследовал этапы развития значений у ребенка, и эти исследования до сих пор не потеряли своей значимости. Заслугой Выготского является то, что он эмпирическим путем проследил это развитие в онтогенезе (пример, принадлежащий Пиаже, который иллюстрирует ту стадию развития значений слов у ребенка, которую Выготский называет стадией «псевдопонятий». Ребенка спрашивают, есть ли у него брат). Таких псевдопонятий очень много в психике ребенка, да и взрослого человека.

Мысль Выготского оборвалась на замысле построения психологии нового типа, которую он называл «вершинной». «Поверхностная» отождествляет феномен сознания с его сущностью. Для нее этот феномен ничего не являет. «Глубинная» ищет за поверхностью сознания игру бессознательных психических сил. «Вершинная» же рассматривает сознание субъекта как особую психическую реальность, в которой представлены «вершины» личности, активно включенной в стихии общения с историческим миром культуры.

Реализовать свой замысел Выготский не успел. Но его культурно-историческая концепция оказала непреходящее влияние на судьбы отечественной и зарубежной психологии.
Реклама:





Скачать файл (326.3 kb.)

Поиск по сайту:  

Учебный материал
© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru