Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции - Информационные и аналитические жанры радиожурналистики - файл 1.doc


Лекции - Информационные и аналитические жанры радиожурналистики
скачать (1024.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1025kb.16.11.2011 04:02скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Реклама MarketGid:
Загрузка...
^

Вопросы для самоконтроля



1. Что характеризует жанр «радиокомментарий»?

2. В чем состоит отличие оперативного комментария от аналитического?

^ 3. Назовите виды комментариев. Чем обусловлено такое видовое деление?

4. Чему подчинена система аргументов в радиокомментарии?

5. Допустимо ли использование в радиокомментарии звуковой записи? Если да, то в каких случаях это делается?


ЛИТЕРАТУРА:


Васильева Т. В. Публицистические жанры радио. С.-П., 1992.


Пока микрофон не включен. (Из опыта немецких радиожурналистов / Пер. с немецкого. М., 1991.


Радиожурналистика. М., 2000.


Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.


Смирнов В. В. Аналитическая журналистика. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.


Звуковой мир. Книга о звуковой документалистике. М., 1979.


Лекция 12. АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИНТЕРВЬЮ


  • Жанровые особенности аналитического интервью.

  • Разговор собеседников у микрофона должен быть обращен к аудитории.

  • Анализ практики


Аналитическое интервью, пожалуй, одно из самых сложных среди всех разновидностей интервью. Если в информационном интервью журналист прежде всего – добытчик разного рода сведений, то в информационном позиция журналиста нередко служит активизирующим началом совместного поиска истины, предпринимаемого в интересах аудитории в «присутствии» радиослушателей.

Разумеется, весьма редко журналисту удается «поставить точку над «i» в той или иной проблеме. Важно, что проблемное интервью, как и любое другое аналитическое произведение, способствует формированию общественного мнения по обсуждаемой проблеме, выявляет различные ее аспекты, призывает к практическим действиям.

Аналитическое интервью разрабатывается журналистом, как шахматная партия гроссмейстера. Автор заранее продумывает основные тезисы беседы, выстраивает на бумаге драматургию будущей передачи: свои вопросы и суждения, возможные контраргументы собеседников, варианты их реакции на вопросы и своей реакции на их ответы. Как правило, привлекается обширный фактический материал: личные наблюдения, статистика, высказывания известных людей, примеры из литературы, документы (в том числе документальные записи).

Таким образом, для того, чтобы журналисту с успехом вести такого рода диалоги, бесспорно, необходима основательнейшая подготовка, до знания основ рассматриваемой проблемы, скрупулезное изучение материалов, связанных непосредственно с темой предстоящего разговора.

Подготовка к интервью заключается в следующих неразрывно связанных и неотделимых на практике этапах: общая подготовка; конкретная подготовка; психологическая подготовка.

Общая подготовка состоит из общей интеллектуальной подготовленности журналиста, общепрофессиональной, в том числе из углубленного знания вопросного метода поиска знаний. Правильная постановка вопросов требует прежде всего истинности их предпосылок, а это в первую очередь обеспечивается исходными позициями автора, его мировоззрением. Во всяком интервью происходит процесс восприятия и оценки собеседниками друг друга. И этот момент особенно важен для проблемного интервью, где журналист выступает на равных с собеседником, а не как пассивно слушающий и воспринимающий информацию человек. Психологи установили, что воспринимающий субъект делает заключения о познаваемости личности на основании собственного опыта, имеющихся знаний. Вот почему интеллектуальное развитие интервьюера, накопление им разносторонних знаний в самых различных областях человеческой деятельности – необходимое профессиональное требование.

Уместным вопросом представляет специализация журналиста. Нужна ли интервьюеру специализация, совершенствование знаний в какой-то области жизни, например, экономике, культуре, политике и т. д.? На него нет однозначного ответа. Нам кажется, что журналисту, по сравнению со специалистом, нужны знания иного качества, более широкие, на основании которых он бы мог заметить изменения, появление нового, тенденцию развития происходящего в данной области, понимать психологию работающих в ней людей, но в то же время, журналиста не должны называть дилетантом.

Конкретная подготовка к аналитическому интервью складывается из следующих моментов: определение цели исследования и характера необходимых для этого сведений; изучение предмета интервью и собеседника; предварительное обдумывание хода беседы, составление рабочей гипотезы; выбор встречи, места, времени интервью.

Решая вопрос о выборе метода, следует подумать о том, какие сведения нужны. Как их можно добыть, является ли в данном случае интервью наиболее быстрым и, главное, надежным способом их получения. Т. В. Шумилина в своей работе о методах интервью в журналистике утверждает, что стадия определения цели (в зависимости от проблемы, темы, жанра и ряда других характеристик) присутствует всегда, но она может приходить свернуто, и здесь от интервьюера требуется еще более острая интуиция, проницательность, чтобы определить, какие сведения ему нужны, как построить беседу, в каком направлении руководить ею32.

Аналитическое интервью по форме – это беседа, а по существу, это маленькое исследование, поэтому, как уже говорилось, журналист должен быть человеком эрудированным, обладать развитыми интеллектуальными знаниями в той области, в которой он специализируется. Однако это не освобождает его от необходимости каждый раз изучать тот предмет, по поводу которого он собирается беседовать, тем больше журналист будет знать о предмете интервью, тем больше информации он получит в самом интервью, не только потому, что знания позволят ему проникнуть вглубь проблемы, но и потому, что и сам он будет чувствовать себя увереннее и собеседник отнесется к нему с большим уважением и серьезностью. Журналист должен знать свой предмет, а не стараться произвести впечатление, что он знает.

Вместе с изучением темы и предмета беседы журналист стремится выяснить все, что возможно, о будущем собеседника: его взгляды, позицию, занимаемую им по проблемам беседы; факты его биографии; его личные качества привычки, особенности характера, которые могут повлиять на ход беседы.

Таким образом, журналисту важно знать не только индивидуальную психологию будущего собеседника, но и психологию социальную, психологию той группы, к которой он принадлежит, тех ценностей, которые ею разделяются, того типа поведения, которое ею принимается за подобающее.

Как опытный актер перед выходом на сцену «прокручивает» в уме предстоящую сцену, так и журналист «перебирает» перед ответственной встречей план будущей беседы. Каким он будет – с заранее сформулированными, четко продуманными вопросами или только в виде схемы-наброска тех главных проблем, которые можно решить, зависит от целей интервью, от вкусов и привычек самого журналиста. Иногда наличие старого списка вопросов обязательно, например, когда журналист идет к официальному лицу беседовать по какой-то четко определенной программе. У него должна быть заготовлена рабочая гипотеза, то есть представление о проблеме, ее развитии, ее месте в изучаемом вопросе. Рабочая гипотеза – это, по существу, обдумывание конкретных целей интервью на новом уровне, то есть нужно конкретизировать цели, вооружившись изучением предмета. Для решения какой-либо сложной проблемы в материале необходим драматургический стержень. Это тот центральный элемент беседы, который помогает объединить интересы журналиста и интервьюируемого. Он позволяет разговорить собеседника, заставляет его высказаться серьезно, не стереотипно, увлеченно. Часто таким стержнем выступает столкновение идей, момент дискуссии, который заставляет собеседника возражать, доказывать, раскрываться в споре.


^ Разговор собеседников у микрофона должен быть обращен к аудитории


Сама природа радиовещания, обстановка, в которой воспринимается передача, предопределяют необходимость контакта говорящего и аудитории. Радиоречь можно назвать диалогом, потому что она обращена к каждому слушателю в отдельности и рассчитана на его реакцию. С помощью различных средств активизации внимания слушателя можно поддерживать его интерес к рассматриваемой проблеме и побуждать принять заочное участие в ее обсуждении.

Известно, что рассказ о научном эксперименте, поиске активизирует внимание, если же сообщить одни результаты, внимание притупляется. Рассмотрим два отрывка из программы на актуальную научную проблему. Вот типичный пример констатации итогов: «Произведенные нами теоретические расчеты показали, что возможно получение более чистого металла, чем он был получен на сегодняшний день. Для этого нами были применены комбинированные методы очистки с использованием контейнерных и бесконтейнерных методов». В этом случае смысл усваивается с трудом. Но когда журналист, повествуя о ходе исследования, как бы вводит слушателя в лабораторию, он помогает ему «увидеть» и понять результаты.

Этой цели – активизировать внимание аудитории – служит прямое обращение к радиослушателям. В одной из передач, объясняя, что глюкоза – универсальный сахар, годный в пищу и человеку, и животным, и микроорганизмам, ученый Национальной академии наук говорит: «Вы можете на этой глюкозе делать любые аминокислоты, скажем, аминокислоты, нужные, допустим… для введения в кровь человека, который сильно заболел… Вы можете на глюкозе выращивать микроорганизмы, продуцирующие антибиотики».

Но какие бы приемы ни использовались, они не гарантируют успеха, если не учитывать образовательные, профессиональные, наконец, психологические особенности тех, к кому обращаются участники передачи. Аналитическая разработка той или иной темы в журналистском выступлении на радио должна учитывать ее конкретный адрес, то есть особенности определенных структурных групп аудитории.

В теории популяризации современная потенциальная аудитория делится на четыре группы. К первой относятся лица, не получившие систематического образования. Во вторую можно включить особо интересующихся данной областью знания и в порядке самообразования получивших о ней некоторое представление. Третью группу составляют специалисты отдаленного профиля, четвертую – специалисты смежного профиля.

Различны причины, побудившие каждую из групп обратиться к передаче, в которой популярно рассказывается о науке и технике. Различна и сфера применения полученных сведений. Они могут пригодиться для повышения общего образовательного уровня. Их можно использовать в профессиональной деятельности, наконец, воспринятая информация может стать импульсом собственного творчества радиослушателей.

Разумеется, обращаясь к миллионам, чрезвычайно трудно определить конкретный адрес радиопередачи в целом. Но чем точнее суждения о характере аудитории, тем эффективнее обеспечивается целенаправленность выступления, вернее определяются принципы отбора материала и система объяснений.

Рассмотрим несколько характерных для аналитических радиопередач примеров. Вот, на наш взгляд, не совсем правильно выбран автором-журналистом подход к оценке степени подготовленности широкой аудитории восприятия специалиста в его проблемном интервью.

Материал – об изготовлении роботами станков – может быть понят только специалистами этого профиля. Он перегружен терминами, оставленными без объяснений («прецизионные станки», «обрабатывающий центр», «хонинговальные станки»). И радиослушателю не легче от того, что звучит это все из уст специалистов (как и в большинстве приводимых примеров). Уж лучше журналисту пожертвовать документальной звукозаписью и дать собственный пересказ. Ведь иначе – и это вполне естественно – малоподготовленный слушатель потеряет интерес к передаче.

Но совершенно другой материал «Диагноз с первого взгляда» предназначен как раз неискушенному радиослушателю. В этом легко убедиться уже по вступительным словам корреспондента: «Известно утверждение, что глаза – зеркало души. Но они же и «раскрытая книга» состояния нашего здоровья. Только нужно уметь ее прочесть. Шифр к этой книге ищут офтальмологи. Сотрудники республиканского центра микрохирургии глаза приступили к созданию банка цветных слайдов, на которых запечатлены радужные оболочки глаз пациентов, страдающих недугами сердца, сосудов, желудка».

Преследуя цель – максимально расширить свою аудиторию и в то же время повысить эффективность аналитического, проблемного выступления автор вправе обращаться к любой группе слушателей. Но структура таких передач в целом, последовательность материалов должны обеспечивать стабильность аудитории. Между тем анализ показывает, что иногда выпуски радиопрограмм на популярную и проблемную тематику делаются без учета его адреса.

А ведь от особенности аудитории, ее подготовки зависит весь ход объяснений, что умеют учитывать наиболее опытные корреспонденты. Вот начало обращения к слушателю корреспондента: «Готовясь к записи этого репортажа из Технологического института, я мысленно подытожил запас своих знаний об аргоне, поскольку именно этому газу предстояло, образно говоря, быть, что ли, главным действующим лицом в передаче». Ненавязчиво, очень тактично корреспондент напоминает слушателю сведения, которые необходимы для контакта с учеными института. «Итак, что же я знал об аргоне? Ну во-первых, что это газ инертный, что он, во-вторых, применяется для наполнения ламп накаливания, чтобы уменьшить скорость испарения вольфрамовых нитей, что он используется в стеклянных трубках для световых реклам. Они украшают город по вечерам своим голубым сиянием. Ну еще знал я, что имя свое газ получил от греческого слова аргос, что буквально означает недеятельный. Но явно недооценили рабочие свойства аргона, когда назвали его недеятельным. Это я смело могу утверждать сейчас, после того как побывал в лаборатории кафедры криогенной техники и послушал, что рассказал об аргоне доцент кафедры, кандидат технических наук Леонид Алексеевич Акулов».

Нетрудно заметить: обобщая все, что он знал об аргоне, корреспондент как бы отождествлял себя со слушателем, побуждая и его восстанавливать свои знания, а затем сумел обострить интерес аудитории, противопоставив все эти сведения тому, что известно специалистам.

Как правило, в передаче участвуют профессионал-журналист и специалист другой области, часто не имеющий опыта выступлений по радио. И роль корреспондента становится определяющей в постановке проблемы, направлении беседы, установлении контакта со слушателем. К тому же именно корреспондент должен помочь специалисту выйти за рамки ведомственных интересов.

Кажется, давно уже интервьюеры отказались от трех стандартных вопросов: каковы ваши успехи? Над чем вы работаете? Ваши планы на будущее? – которые некогда избавляли журналистов от подготовки к беседе в любом учреждении, на любом предприятии и так губительно сказывались на самих интервью. Но и сейчас нет-нет да и прозвучит слегка закамуфлированный вариант этих стандартных вопросов, на которые следует зачастую и формальный ответ.

На кого рассчитаны такие сведения, если для специалиста это – элементарно, а неподготовленный слушатель навряд ли уяснит смысл и ценность технического достижения, научного поиска? Но вот из экспериментальной научно-исследовательской лаборатории металлорежущих станков ведет корреспондент свой репортаж. Благодаря его вопросам и комментарию слушатель может довольно полно судить о достоинствах нового токарного станка с числовым программным управлением и даже зрительно представить то, что видит корреспондент. Его собеседник говорит, что станок имеет малые габариты и малый вес. Корреспондент добавляет: «За стеклянной крышкой я вижу шпиндель, в нем укреплена та деталь, которая сейчас будет обрабатываться. Эта деталь напоминает миниатюрную шахматную пешку… Можно посмотреть процесс обработки детали в действии?» Рассказав и об этом, корреспондент спрашивает, какова производительность станка, сколько времени требуется для обработки одной детали и т. п.

Контакт же со слушателем окажется плодотворным лишь при учете его образовательных, профессиональных, психологических особенностей. Определять и учитывать их нелегко. Но только соблюдая эти условия, можно рассчитывать на разговор со слушателем. А в освещении проблем науки и техники без этого не обойтись. Искусство популяризации – особая область журналистики. Его принципы универсальны и содержат вполне определенные рекомендации для начинающих радиожурналистов.

^

Анализ практики



Среди различных видов интервью в информационном вещании Белорусского радио можно выделить интервью-мнение. Это развернутый комментарий к факту, событию, проблеме. Нередко использование интервью как жанра критики. Это случается, когда корреспондент отправляется в командировку и на месте в ходе интервью выясняет, в чем истоки, причины проблемы, возможности ее решения. В практику Белорусского радиовещания прочно вошли пресс-конференции, которые представляют собой групповое, массовое интервью. Пресс-конференции на радио по существу мало чем отличаются от аналогичной формы в газете. Только на радио мы имеем дело с еще более достоверным документом-звукозаписью. На этих конференциях хорошо осведомленное лицо или несколько лиц информируют журналистов о том или ином событии, отвечают на их вопросы. Например, проводимые Национальным пресс-центром пресс-конференции дают не только конкретный, авторитетный материал, но и аргументированно информируют журналистов о текущих делах в Правительстве, Белорусском парламенте и событиях в стране, помогают им быть в курсе международных событий.

За последние годы в информационных выпусках «Радиофакта» жанр интервью, который раньше считался «сухим», приспособленным главным образом для сообщения новостей, обрел публицистичность, стал жанром проблемным, жанром больших мыслей, раздумий, требующим незаурядного литературного мастерства.

Успех интервью прежде всего зависит от самого журналиста. К такому заданию нужно подходить очень ответственно, не обольщаясь внешней легкостью: спроси – ответят. «Я, например, заметил, – говорит руководитель и ведущий программы «Радиофакт», – чем тщательнее готовлюсь к предстоящей беседе, чем больше «перелопачиваю» при этом материала, тем интереснее и свежее по фактам получаю ответы на свои вопросы. В известной степени это можно объяснить психологически: интервьюер как бы благодарен, что ты так глубоко вник в его профессию, достижения, жизнь. Но это, пожалуй, не самое главное. Владея темой, вы позволяете собеседнику говорить с собой, если не на равных, то уже во всяком случае и не на уровне школы. Ты можешь не знать всех тонкостей, всех деталей проблемы – он, специалист, тебе все объяснит, но ты обязан знать, что таковые существуют, и твоя подготовленность поможет вырулить в нужное русло».

Сначала в теме необходимо разобраться самому, потом подобрать стоящего собеседника, если это не конкретно предложенный герой события. И о чем спрашивать, обдумать заранее, но журналисту надо быть готовым к иным поворотам разговора.

Жанр интервью – эффективная форма не только информации, но как показывает практика современного радиовещания и убеждения. Комментарий, оценка хорошо информированного авторитетного собеседника придают выступлению у микрофона большую силу убедительности.

В разговоре с собеседником журналист обязан внимательно, заинтересованно слушать своего собеседника и всегда помнить, что именно он, интервьюируемый, скажет, должен сказать то самое интересное и важное, ради чего происходит это интервью. Внимательно слушать нужно для того, чтобы у отвечающего было желание продолжать разговор. Это помогает интервьюируемому сосредоточиться, отвлечься от микрофона. Это нужно и самому журналисту для того, чтобы в ходе беседы творчески корректировать свой план, не задавать, например, «планового» вопроса, если собеседник, по существу, уже дал на него ответ.

Интервью-диалог, пожалуй, наиболее распространенная разновидность интервью в информационных программах «Радиофакт» и «Постфактум». Главное его преимущество – документальность, оперативность, большая смысловая нагрузка, которая сочетается с особой эмоциональностью самого звучащего диалога. Как правило, в интервью с участием журналистов службы информации и специалиста, часто не имеющего опыта выступления на радио, роль корреспондента становится определяющей в постановке проблемы, направлении беседы, установлении контакта со слушателем. К тому же именно корреспондент помогает специалисту выйти за рамки ведомственных интересов.

«Вести беседу – говорит один из ведущих программы «Место встречи «Постфактум-радио» Олег Михалевич – большое искусство. Если корреспондент поверхностно изучил обсуждаемую проблему, он может выпустить нить беседы из рук. А хорошо подготовившись к ней, он не вправе демонстрировать это, иначе собеседнику останется односложно подтвердить сказанное журналистом или повторить услышанное. И при этом неотступно приходится помнить о «присутствии» еще одного участника беседы – радиослушателя, ради которого, собственно, и состоялась встреча у микрофона».

Всякий журналист, такова уж специфика его труда, должен уметь наблюдать, интересоваться, быть «ненасытным» на новые знания, сведения, факты. И очень важно, чтобы среди тех многочисленных вещей, которые интересуют журналиста, постоянно находились вопросы его профессионального мастерства.


^

Вопросы для самоконтроля



1. В чем состоит различие информационного и аналитического интервью?

2. В чем состоит суть понятия «рабочая гипотеза» предстоящего интервью?

3. В чем заключается «фактор аудитории» при создании аналитического интервью?

4. Выберите темы проблемных интервью. Разработайте вопросы для раскрытия проблемы.


ЛИТЕРАТУРА:



Любосветов Д. И. По законам эфира. О специфике творчества радиожурналиста. М., 1979.


Радиожурналистика. М., 2000.


Радкевич Е. Г., Шеин В. Н. Радиопередача, ч. I, Мн., 1988.


Смирнов В. В. Аналитическая журналистика: Жанры радиовещания в контексте массовых коммуникаций. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.


Шумилина Т. В. Не смогли бы вы рассказать… Метод интервью в журналистике. М., 1976.


Лекция 13. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА В РАДИОВЕЩАНИИ


- Формообразующие средства в радиовещании.

- Стилеобразующие средства радиожурналистики.

- Выразительные средства FM-радиостанций и «Радио-1».

Анализ практики.


Журналистов, пишущих для радио, всегда интересует вопрос, насколько возрастает эффективность радиопередачи, мера ее воздействия на аудиторию при наиболее точном мастерском выборе комплекса выразительных средств, накопленных в арсенале радиожурналистики. Известно, что успех программы зависит не только от того, насколько содержательно журналист рассказывает о событии или об окружающем мире, но и от того, насколько эмоциональным является его рассказ.

В разные годы в практике вещания прослеживались разные тенденции. Кто-то ратовал за наименьшее использо­вание выразительных средств в программах, кто-то – за умеренное введение их в ткань передач, «дабы не дискредитировать содержание». Лишь по прошествии некоторого времени началась существенная борьба с монотонностью радиосообщений. К основным выразительным средствам (слово, музыка, шумы, монтаж) добавились такие, как голосовой грим, звуковая мизансцена, приём «буратино», реверберация и другие. Все они ориентированы прежде всего на слуховое восприятие, воздействуя на воображение человека, возбуждая фантазию, стимулируя чувства и тем самым дают работу и мышлению, и неосознанным эмоциям. В силу своей природы радио тяготеет к образному общению со слушателями.

В связи с этим необходимо определить, что такое "звуковой образ». В учебнике «Радиожурналистика» под редакцией А. А. Шереля дается следующее определение. «Звуковой образ – это совокупность звуковых элементов (речи, музыки, шумов) создающих у слушателя посредством ассоциаций представление (в обобщенном виде) о материальном объекте, жизненном событии, характере человека»33. Поиск оптимального сочетания этих элементов в каждом конкретном случае и составляет суть творчества радиожурналиста, его индивидуальность, неповторимость, профессионализм. Путь формирования звукового образа – процесс эволюции радиовещания начался с банального деления «на голоca» – мужской и женский. Это был первый шаг, положивший начало борьбы с монотонностью. Затем в ткань передачи стали вводить музыку и шумы. Следующий этап – усложнение драматической композиции, создание в определенных пропорциях элементов различных жанров, относящихся к документальному и художественному видам вещания, становление радиорежиссуры как профессии.

Специалисты выделяют две группы выразительных средств, находящихся в неразрывной связи друг с другом: 1) формообразующая; 2) стилеобразующая.

Формообразующая группа выразительных средств стабильна (её ещё называют природной), не подвержена количественным изменениям. В её состав входят четыре элемента: 1) слово (речь); 2) музыка; 3) шумы или звуковые эффекты (реальные, жизненные или студийные, т. е. имитированные при помощи различных приспособлений), или звуковой фон; 4) документальные записи, сделанные вне студии. Они также включают в себя: речь, музыку, различные звуки, но в отличие от первых в отдельную передачу они чаще всего могут вводиться или в комплексе, или в сочетании с дописанными в студии речевыми комментариями.

Вторая группа, стилеобразующая, мобильна, потому что зависит от воли и творческой индивидуальности автора передачи. Входящие в неё выразительные средства называются стилеобразующими, или техническими. К ним относятся: 1) монтаж; 2) голосовой грим; 3) звуковая мизансцена; 4) ряд технических способов звукообразования и др.

Число стилеобразующих средств может меняться. Это зависит от новых технологий и творческой фантазии авторов произведений. Рассмотрим более подробно каждое яз выразительных средств.


^ Формообразующие средства в радиовещании


В работе со словом перед журналистом возникают сразу три задачи:

1) слова должны точно описывать событие, которое является объектом журналистского внимания, достоверно передавать его атмосферу. Важно не просто правильно найти слово, но найти его точно по отношению к сути происходящего; 2) журналист должен найти наиболее точную интонацию, которая часто несет ничуть не меньше информации, чем само содержание материала. Нужно стремиться к тому, чтобы человеку достаточно было послушать информацию и представить картину происходящего; 3) поиск логических и экспрессивных акцентов (ударений). Ударение охарактеризовано Станиславским как элемент смысловой точности речи. Правильное использование ударений заключается не только в умении поставить его на том слове, где ему надлежит быть, но и в том, чтобы снять его с тех слов, на которых ему надо быть.

Юрий Летунов в книге «Время. Люди. Микрофон» замечает, что микрофон обладает чудесным свойством фиксировать слово в момент его рождения, иначе говоря, даёт возможность следить за рождением мысли. Микрофон схватывает все звуки, а следовательно, все чувства и переживания в непосредственной близости34.

Необходима «скульптурная отточенность каждого слова», потому что она компенсирует невидимость говорящего, а следовательно, его мимику и жест, а также потому, что радио доносит слово в дом каждого из миллионов людей одновременно, и оно должно быть понятно и эмоционально выразительно. Слушатель получает продукцию бесплатно «с доставкой на дом» в течение круглых суток, простота включения и выключения радиоприемника позволяет ему быть свободным и решительным в вопросах выбора.

Одно из золотых правил техники повествования на радио – начать рассказ с конкретного, чтобы затем перейти к абстрактному. Заинтересовать слушателя гораздо проще конкретным примером, чем общими рассуждениями. Удержать внимание слушателя важнее всего в первые минуты программы, пока ему не захотелось выключить радио или переключить канал.

В книге «Десять заповедей журналиста» Эрик Фихтелиус35 даёт несколько советов журналисту по поводу выступления у микрофона: 1) выступая перед камерой или микрофоном, репортёр должен оставаться самим собой, независимо от того, с кем беседует; 2) нужно уметь рассказывать слушателю, а не считывать свой текст с бумажки слово в слово; 3) важно уметь импровизировать; 4) язык радиорепортера должен отличаться разнообразием; 5) любые повторы раздражают слушателя, потому их следует избегать; 6) сложные понятия и неточные описания усложняют понимание; 7) порядок слов в предложения должен быть прямой; 8) текст не должен содержать поводов для ошибочного восприятия информации; 9) радиорепортер должен научиться говорить экспромтом, уметь спонтанно описать события или место, где он находится; 10) речь необходимо очистить от модных словечек, пустых слов и слов-паразитов, которые имеют тенденцию пускать корня в языке радио; 11) нужно осторожно обращаться с оценочными выражениями; 12) необходимо убрать все лишние слова я ненужные предложения из текста.

Помимо словарных, синтаксических и других особен­ностей радиоречь обладает и своеобразными невербальными речевыми средствами, которые несут так называемую «несмысловую информацию». К ним относятся темп речи, сила звука, высота тона, ритм, пауза, ударение, тембр голоса. Роль невербальной информации меняется в зависимости от жанра и содержания передачи, степени её эмоцио­нальной окрашенности, наконец, от личности информатора, однако во всех случаях оказывается достаточно существенной.

Вспомним слова И. Л. Андроникова: «Что делает устную речь такой непохожей на письменную? Прежде всего интонация, которая дает возможность безгранично придать слову обратный смысл. В устной речи, как человек сказал превращается в то, что человек сказал»36. Конечно, высказывание это в какой-то мере категорично. И относится больше к актерской манере в подаче текста. В документальной передаче эти «что» и «как» не могут стоять на разных полюсах. Но речь идет не столько о возможностях интонации, сколько о ее первоприроде – отношении между людьми. Интонация – это ответная реакция на собеседника, отношение к нему как к участнику разговора. Интонация в интервью, беседе выступает как бы в двух измерениях. Во-первых, документально зафиксированной пленкой интонации беседы. Это живая, подлинная интонация во многом и создает образ, укрупняет характер героя. Фрагмент из радиорассказа «Хозяйка» («Нв хвалі часу») наглядно передает интонационный диапазон такой беседы. Говорят корреспондент и его собеседница.


КОРР.: – Валентина Ефимовна, вот смотрю я – достаток у вас, уют такой притягательный, даже уходить не хочется… А ведь не сразу все это пришло, наверно? Как и каждая семья с вилки-ложки начинали?

ДРОЗДОВА: – Да, начинали с этого. Ой, даже трудно себе представить, как, бывало, зарплату принесешь и думаешь, что в первую очередь купить, что необходимо? А потом еще родился ребенок, пришлось уволиться, год не работала. Но все равно пережили.

^ КОРР.: – Эта теплота, этот ют – он ведь сплачивает семью…

ДРОЗДОВА: – Да, уют, теплота, сплачивают, мне кажется. Когда чистота, порядок даже в самой скромной квартире – это уже говорит о многом. Вот и я стараюсь. У меня даже соседи спрашивали: ну чем вы моете окна, почему они у вас всегда блестят? Собственно, самый простой способ – тряпкой с водой и потом газетой протираю до блеска.

КОРР.: – И не раз в год…

ДРОЗДОВА: – Вот в том-то и дело. Хотя бы раз в месяц.

КОРР.: – И как важно все-таки быть талантливой хозяйкой…

ДРОЗДОВА: – Вы знаете, когда смотришь на неряшливого мужчину, то как-то сразу думаешь о его жене. У хорошей хозяйки муж всегда будет опрятным. Не то, что она сама все делает, она его приучит. Она не сможет видеть его с оторванной пуговицей, в неотглаженных брюках, в нечищенных туфлях.

КОРР.: – Валентина Ефимовна, пожалуй, самое большое испытание для семьи – испытание бытом. О него, как говорится, разбиваются многие семьи. А я вот слушаю вас – и выходит, что не в тягость он вам, а в радость. Как вы его сумели создать?

ДРОЗДОВА: – Вы знаете, когда все понемножку берут нагрузку на себя, тогда он не утомительный быт. Но когда муж пришел с работы, взял газету, а жена тоже пришла с работы уставшая, начинает уборку, стирку, а потом она уже злая к вечеру – из-за этого и весь раздор в семье.

КОРР.: – То есть, дело в нас самих. Вот почему бы, скажем, не рассудить по-другому: да, я не люблю мыть полы, но в твоей комнате… или Я ненавижу мыть посуду, но для тебя… Ведь легче всего собственные недостатки свалить на этот самый быт.

^ ДРОЗДОВА: – Да, да, все надо делать рационально.

КОРР.: – Вы об этом и пишете в своей книге. Выходит, это целая наука – правильно вести домашнее хозяйство? И постичь ее не так просто. Я думаю, женщины очень признательны вам за этот сборник полезных советов. Вон здесь: и уход за собой, и кулинарные премудрости, и как ухаживать за одеждой, квартирой, мебелью. Я считаю себя весьма посредственной хозяйкой, поэтому с удовольствием послушаю ваши добрые советы.

ДРОЗДОВА: – Вот, чтобы отварить свеклу, нужно два, два с половиной часа. Не всегда есть время. Можно сделать по-другому. Варить ее час, а потом поставить под струю холодной воды. И минут через 10-5 она уже готова. Я так и делаю. Теперь вот такой еще совет. Тоже не все его знают, но тоже очень удобный. Когда печете блинчики, нужно каждый раз подмазывать сковородку. Сколько чаду в квартире, правда? А я в тесто ложку растительного масла выливаю. Размешаю и без всякой подмазки жарю блины. Они вкусу не вредят абсолютно и никакого запаха нет. Вот, казалось бы, мелочь. А она экономит время и в кухне свежо.

^ КОРР.: – А вот многие считают, что если следовать всем этим советам, времени не напасешься…

ДРОЗДОВА: – Нет, это неправда. При желании всегда время найдется. Когда у нас народился второй сын, я все время работала во вторую смену. С утра я встаю, все сделаю по хозяйству: и обед, и уборку, и выстираю. Муж приходит с работы, я бегу. Вот так растили. Может, поэтому прожили 36 лет и до сих пор жалеем друг друга.

^ КОРР.: – Что ж, Валентина Ефимовна, мне пора. Спасибо вам за добрые советы. Счастья вашему дому.


Важный смысл имеет интонация авторская, т. е. отношение не как к герою, а как к участнику беседы. Подлинность этой интонации столь же важна.

Работая со словом необходимо помнить, что оно основной, но не единственный элемент передачи. Для эффективного воздействия на аудиторию важным часто оказывается не только прямое значение слова, но и его способность к контакту с музыкой и шумами.


^ Музыка и звуковой фон события


Рассматривая тональную окраску и ритмическую структуру различных звуков, сопутствующих тем или иным явлениям природы или цивилизации, – рев океанского прибоя, плеск речных волн, свист ветра, шум работающих станков, шелест листьев, постукивание колёс поезда, топот лошадей, гул автомобильных моторов, звон капель, падающих с весел лодки плывущих по тихой реке – все эти звуки, с которыми сталкивается человек, обладают своеобразной ритмической пульсацией и нередко приобретают значение своеобразной музыки. Поэтому нет необходимости говорить о музыке и звуках жизни по отдельности.

Как выразительные средства радиовещания музыку и различные звуковые эффекты можно рассматривать в двух направлениях: 1) как дополнение к слову; 2) как самостоятельную часть сюжетной конструкции.

Если говорить о музыке, как о звуковом фоне, наиболее существенную роль она играет в документально-художественных жанрах. Наиболее универсальным по комплексу принимаемых выразительных средств является радиоочерк. Музыкальное произведение или его часть могут служить фоном для характеристики всего рассказа. При этом музыкальная тема совпадает с темой радиоочерка. Музыка может служить для характеристики и отдельного героя очерка, тогда она характерна и созвучна образу героя. Наконец, музыка в очерке может служить средством характеристики конкретных (лирических, героических, драматических) ситуаций.

Музыка и звуковой фон в структуре радиопередачи могут выступать как самостоятельные элементы композиции, равноценные друг другу и слову. Они способны уточнять, дополнять и развивать как идейную, так и эстетическую информации, высказанные словом, нести важные логическую и эмоциональную нагрузки, необходимые для движения сюжета.

Отбивки и заставки с музыкальным сопровождением – неотъемлемая часть любой современной передачи или канала в целом. Эти элементы необходимы, ведь зачастую на любимую программу человек спешит, услышав знакомую мелодию.

Также стало популярным заканчивать любую программу песней или инструментальной композицией. Этот приём способствует созданию наиболее яркого впечатления от прослушанной передачи. Плюс удачно подобранная под тему передачи мелодия в начале программы настраивает слушателя на ещё лучшее восприятие информации.

В информационном вещании использование звуковых эффектов осложняется тем, что они подчас воспринимаются слушателем как искусственный фон. А искусственность не привлекает, а отталкивает. К тому же подложенная под текст фонограмма нередко перебивает речь говорящего.

По словам Эрика Фихтелиуса, использование музыки в информационных материалах – вопрос деликатный. Музыка, не записанная на месте событий как элемент обстановки, является средством манипулятивного воздействия. Музыкальное сопровождение порой может радикально изменить интерпретацию фрагментов репортажа. Звуки могут подсказать о приближающейся опасности, передать трагизм напряжённостью мелодии, на фоне которой идет рассказ о неординарной судьбе человека.

Наиболее часто звуковой фон используется в таком жанре радиожурналистики, как репортаж. Слово и шумы – неотъемлемая его часть. Радиорепортаж, как мы уже говорили в предыдущих лекциях, немыслим без звуковой картины происходящего события. Никто не поверит репортёру в том, что он ведёт репортаж с праздничного парада, если его рассказ прозвучит в полной тишине или в сопровождении инородных звуков.

Следует знать, что шумы не должны заглушать или перекрывать слова репортёра. Перед репортажем следует провести пробу, записать свои слова на пленку и правильно сбалансировать уровни голоса и шумов. Если уровень шумов в зале или на стадионе не достаточен, репортёр увеличит расстояние между собой и микрофоном, повысит уровень записи. И наоборот, если уровень шумов в зале очень высок, они могут заглушать голос, репортёр будет говорить прямо в микрофон с очень небольшого расстояния при минимальном уровне записи по шкале на панели репортера. Это уменьшит уровень шумов и усилит уровень звучания его голоса.

Известный радиожурналист Ю. М. Бокач выводит два основных правила использования шумов: 1) не надо придумывать «звуковую картинку», «иллюстрировать без необходимости»; 2) слова и фон (звуки и шумы) должны дополнять друг друга, а не повторять37.

Что касается использования шумов, то в радиожурналистике и радиоискусстве появилось интересное направление, которое получило название «арт-акустика». Сюжетные передачи основываются на использовании всевозможных шумов, с которыми мы сталкиваемся в реальной жизни или которые ассоциативно восстанавливают определенные исторические обстоятельства. В такой передаче нет ни одного слова – человеческая речь приравнивается шуму, когда слова разобрать невозможно, и остаётся по интонации и ритму речи узнавать оратора, известного поэта и т. д. То есть звуки используются как символы.

Заменяя человеческую речь, музыка и шумы могут выполнять следующие функции: 1) обозначение места и времени действия; 2) обозначение перемещения действия во времени и пространстве; 3) выражение эмоционального характера описываемого события; 4) выражение психологического состояния участников события или самого журналиста.

Опыт показывает, что мера смыслового и эстетического воздействия любой радиопередачи в значительной степени зависит от цельности и интонационной структуры, от точности в соотношении всех его звуковых элементов – слова, музыки и шумов.

Как уже отмечалось ранее, документальные записи включают в себя человеческую речь, музыку и шумы, отражающие реальную звуковую атмосферу жизни в том или ином конкретном месте, в то или иное конкретное время.

Они могут выступать в двух формах: 1) как выразительное средство, помогающее корреспонденту наиболее достоверно рассказать о происходящем событии; 2) как фонодокумент, выступающий самостоятельным или дополнительным аргументом для доказательства подлинности фактического материала.

Назовём наиболее распространённые способы включения текстового документа в передачу, а именно введение одного или нескольких документов: 1) для придания содержанию передачи большей достоверности и масштабности; 2) в качестве сюжетно-смысловой основы радиосообщения; 3) в качестве одного из двух структурообразующих элементов (по принципу параллельного сюжета); 4) в качестве материала для инсценирования.

Наиболее сложным является вопрос об использовании фонодокумента как материала для инсценирования. Художественную организацию материала вообще и обработку документа в процессе его включения в ткань передачи, нельзя смешивать с встречающейся в практике подменой реальных событий вымышленными фактами и обстоятельствами. В этом случае искажается сам принцип документализма, лежащий в основе радиопублицистики. Документ может быть «разыгран», чтобы конкретный факт поднялся до обобщения, но вымысел не может выдаваться за документ.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Скачать файл (1024.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru