Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Вопросы ментальной медицины и экологии 2005 №03 - файл 1.doc


Вопросы ментальной медицины и экологии 2005 №03
скачать (3992.2 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc3993kb.24.11.2011 17:49скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Реклама MarketGid:
Загрузка...


НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВОПРОСЫ МЕНТАЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ И ЭКОЛОГИИ

******************************************************

Том XI № 3 2005

Москва-Павлодар

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
Кандидат медицинских наук С.А.Алтынбеков; кандидат медицинских наук Г.Х.Айбасова; профессор, доктор медицинских наук А.А.Аканов; Е.В.Денисова (ответственный секретарь); профессор О.Т.Жузжанов; профессор Н.Т.Измаилова; профессор, доктор медицинских наук А.Л.Катков (главный редактор); профессор, доктор медицинских наук В.В.Макаров (главный редактор); кандидат психологических наук Г.А.Макарова; доктор медицинских наук С.А.Нурмагамбетова; А.Н.Рамм (редактор); кандидат медицинских наук Ю.А.Россинский; академик РАМН В.Я.Семке; А.К.Тастанова; кандидат медицинских наук В.Ф.Трубецкой; кандидат медицинских наук А.И.Толстикова; про­фессор А.А.Чуркин


^ РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:
Доктор медицинских наук М.Асимов (Алматы); профессор Н.А.Бохан (Томск); профессор М.Е.Бурно (Москва); академик, доктор медицинских наук, профессор М.Х.Гонопольский (Хайфа); доктор медицинских наук, профессор Ж.А.Доскалиев (Астана); доктор медицинских наук, профессор В.Ю.Завьялов (Новосибирск); доктор медицинских наук, профессор Р.Г.Илешева (Алматы); доктор медицинских наук, профессор Н.А.Корнетов (Томск); доктор психологических наук, профессор Р.Кочунас (Вильнюс); доктор медицинских наук, профессор Г.М.Кудьярова (Алматы); доктор медицинских наук И.Е.Куприянова (Томск); доктор медицинских наук, профессор Х.Пезешкиан (Висбаден); кандидат медицинских наук Х.А.Сагын (Астана); доктор медицинских наук, профессор В.В.Соложенкин (Бишкек); кандидат медицинских наук Л.А.Степанова (Томск); М.З.Таргакова (Алматы); профессор, доктор медицинских наук Н.К.Хамзина (Астана)


Регистрационное свидетельство №1706 выдано Министерством печати и массовой информации Республики Казахстан Регистрационное свидетельство ПИ № 77-7054 выдано Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
Внимание, соискатели! Журнал "Вопросы ментальной медицины и экологии" решением коллегии ВАК от 3.03.2002 г. включен в перечень изданий для публикации основных научных результатов диссертации
Журнал основан в 1995 году Адрес редакции: Казахстан, г. Павлодар, ул. Кутузова, 200. Телефон (факс): 8(3182) 57-29-39 Е-mail: neovitae@pisem.net

^ ВОПРОСЫ МЕНТАЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ И ЭКОЛОГИИ
СОДЕРЖАНИЕ



УЧРЕДИТЕЛИ:


Профессиональная Психотерапевтическая Лига
^ РГКП «Республиканский научно-практический

центр медико-социальных проблем наркомании»

ПСИХОТЕРАПИЯ
Николаев В.М., Петрова Е.В., Петров О.А. Когнитивно-поведенческая терапия больных с алко­гольной зависимостью
ПСИХИАТРИЯ
Бойко В.С.

Деонтология в судебно-психиатрической практике ^ Едигенова М.Б., Сандыбаева Р.К. Анализ структуры органических психических рас­стройств у сотрудников системы МВД Жаркова Н.В.

Анализ современных тенденций в психиатрической

помощи

^ Жаркова Н.В.

Дифференциация психиатрической помощи по груп­пам «экономического риска» Жаркова Н.В.

Экономические аспекты лечения шизофрении Кудъярова Г.М., Джарбусынова Б.Б., Бойко В.С. Применение препарата «Иксел» при лечении депрес­сивных состояний в инволюционном возрасте Кудъярова Г.М., Кудайбергенова А. Особенности комплексной судебной психолого-психи­атрической экспертизы (КСППЭ) несовершеннолетних Марашева А.А.

Клинико-психопатологический аспект, влияющий на формирование свойств антинаркотической устойчиво­сти в младшем школьном возрасте Шахметов Б.А.

Два клинических случая психосоматических расстройств НАРКОЛОГИЯ

7-9


10-11

11-14

14-18

18-20 20-22
22-23


23-25


25-30 30-31


Том XI

3 2005 год
выходит 4 раза в год

Марашева А.А.

Клинико-психологический аспект, влияющий на фор­мирование свойств антинаркотической устойчивости у детей младшего школьного возраста Россинский Ю.А., Нуралиев Б.Ж., Алтынбекова Г.И. Мотивации аддиктивного поведения у больных опий­ной наркоманией (сравнительный анализ субъектив­ной оценки)

^ ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ. ВАЛЕОЛОГИЯ.
Россинский Ю.А., Россинская О.В., Нуралиев Б.Ж. Взаимосвязи некоторых характеристик психологичес­кого здоровья с агрессивными и эгрессивными фор­мами поведения у подростков мужского пола


32-42

42-45

46-49


Соковнина М.С.

Профилактика неуспеваемости в начальной школе. Дети

с синдромом дефицита внимания 50-54
^ ИНФОРМАЦИЯ, ОБЗОРЫ
Пак Т.В.

Проблема эффективности психотерапии (литературный

обзор) 55-72

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА ДИСКУССИЯ О МИССИИ

ПСИХОТЕРАПИИ


73-77

78-80

80-81

81-83 83-93

93-94 94-99 99-100

^ Бурно М.Е.

О роли-назначении Психотерапии в сегодняшней и зав­трашней жизни Попов Л.М.

Психотерапия как отрасль психологии Прохоров А.О.

Реплика по поводу «миссии психотерапии» ^ Сибгатуллина И.Ф.

Транскультуральная миссия психотерапии Стенограмма профессорской конференции Тукаев Р.Д.

К вопросу о миссии психотерапии Хусаинова Н.Ю.

Миссия психотерапии в контексте национально-полити­ческих и социально-психологических проблем (на при­мере Татарстана) Ядринкин В.

О психотерапии, рационализме, иррационализме, мис­сии и миссионерстве (размышления психотерапевта по материалам апрельского 2005 года номера П.П.Г.)
ПИСЬМА
Фридрик С. 101-103

Резюме

104-113

^ VOPROSY MENTAL'NOY MEDETSINY I ECOLOGII
TABLE OF CONTENTS
PSYCHOTHERAPY

FOUNDERS:

Nikolaev V.M., PetrovaE.V., Petrov O.A. Cognitive-behavioral therapy of patients with alcoholic dependence


7-9

PSYCHIATRY


^ Professional Psychotherapeutic League

RPSE

^Republican Research-and-Practical Center

of Medical-Social Drug Addiction Problems»

Boiko V.S.

Deontology in judicial-psychiatric practice 10-11

Edigenova M.B., Sandybaeva R.K.

The analysis of structure of organic mental disorders at

employees of the Ministry of Internal Affairs system 11-14

^ Zharkova N.V.

The analysis of modern tendencies in psychiatric aid 14-18

Zharkova N.V.

Differentiation of psychiatric aid according to the groups

of "economic risk" 18-20

Zharkova N.V.

Economic aspects of treating schizophrenia 20-22

^ Kud'yarova G.M., Dzharbusynova B.B., Boiko V.S.

Application of preparation «Ixell» at treatment of

depressions in involution age 22-23

Kud'yarova G.M., Kudaibergenova A.

Features of complex judicial psychological-psychiatric

examination of minors 23-25

^ Marasheva A.A.

The clinic-psychopathological aspect influencing

formation of properties of antinarcotic resistance at

younger school age 25-30

Shahmetov B.A.

Two clinical cases psychosomatic disorders 30-31


Volume XI

3 2005

Published 4 times in a year

NARCOLOGY
Marasheva A.A.

The clinic-psychopathological aspect influencing formation of properties of antinarcotic resistance at younger school age

Rossinsky Yu.A., Nuraliev B.Z., Altynbekova G.I. Motivations of addictive behavior at patients with a thebaic addiction (the comparative analysis of value judgment)

^ PSYCHOLOGY OF HEALTH. VALEOLOGY.


32-42

42-45


Rossinsky Yu.A., Rossinskaya O.V., Nuraliev B.Z. Interrelations of some characteristics of psychological health with aggressive and eggressive forms of behavior at male teenagers

46-49


Sokovnina M.S.

Prevention of poor progress in an elementary school.

Children with a syndrome of deficiency of attention 50-54
^ THE INFORMATION, REVIEWS
Pak T.V.

Problem of efficiency of psychotherapy (the literary review) 55-72
DEBATABLE TRIBUNE
DISCUSSION ABOUT MISSION OF PSYCHOTHERAPY


73-77

78-80

80-81

81-83 83-93

93-94

94-99 99-100

^ Burno M.E.

About role-purpose of Psychotherapy in today's and tomorrow's life Popov L.M.

Psychotherapy as branch of psychology Prohorov A.O.

Retort concerning «mission of psychotherapy^ Sibgatullina I.F.

Transcultural mission of psychotherapy

^ The stenogram of professorial conference Tukaev R.D.

To a question on mission of psychotherapy Husainova N.Yu.

Mission of psychotherapy to a context of national-political and social-psychological problems (on an example of Tatarstan)

Yadrinkin V.

About psychotherapy, rationalism, irrationalism, missions and missionary work
LETTERS
Fridrik S. 101-103

The summary

104-113

ПСИХОТЕРАПИЯ

^ КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ БОЛЬНЫХ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

В.М.Николаев, Е.В.Петрова, О.А.Петров г. Пенза

В настоящее время когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) является одним из наиболее перс­пективных современных психотерапевтических подходов в лечении алкоголизма. В процессе КПТ возможно достижение комплексных терапевтичес­ких целей - становление критической оценки сво­ей болезни, убеждение необходимости и возмож­ности лечения, желание активной борьбы со сво­им недугом, выработка положительных ценностно-смысловых установок, нормативного общественно­го поведения, что способствует формированию длительных и качественных ремиссий (Карвасар-ский Б.Д.,1999, Валентик Ю.В., 2001, А.П.Федо­ров, 2002). Стационарные поведенческие психоте­рапевтические антиалкогольные программы доста­точно хорошо описаны в зарубежной и отечествен­ной литературе и применяются специалистами. В амбулаторной практике лечения больных алкого­лизмом использование конкретных когнитивно-поведенческих психотерапевтических методов и их научная оценка пока весьма незначительны (Schneider, 1982, M.Perrez, U.Baumann, 2002,), что и определило наш научный интерес.

Целью нашей работы было изучение возмож­ностей амбулаторного когнитивно-поведенческого подхода при лечении больных алкоголизмом в за­висимости от их личностных особенностей на эта­пе становления терапевтической ремиссии и во время длительной поддерживающей терапии в те­чение двух лет.

В исследовании участвовали пациенты со сфор­мировавшейся зависимостью от алкоголя (в соот­ветствии с критериями МКБ-10), подписавшие ин­формированное согласие. Исключались больные с острыми и хроническими психотическими состоя­ниями; больные с клиническими признаками конеч­ной 3 стадией алкоголизма, алкогольной деграда­цией; больные с хроническими соматическими за­болеваниями в стадии обострения.

В течение первого года проводилось 16 психо­терапевтических сеансов по 60 минут каждый. В первый месяц терапия проводилась в более интен­сивной форме - 1 сеанс в неделю. Кратность сеан­сов в последующие месяцы составила: 2 сеанса во втором месяце терапии, затем по 1 сеансу в месяц. На второй год противорецидивной терапии крат­ность обращения к врачу-наркологу составила 1 раз в 3 месяца.

В структуре проведения и исследования про­граммы амбулаторной когнитивно-поведенческой терапии было выделено 4 этапа - этап показаний; этап создания терапевтических отношений и про­яснение проблемы и целей терапии; проигрывание терапевтического научения; оценка эффективнос­ти терапии. Этапы различаются по промежуточным целям, процедурам и срокам.

Схематическое изображение этапов КПТ пред­ставлено в таблице.

В комплексные мероприятия становления ре­миссии и профилактики алкогольных рецидивов входили следующие когнитивно-поведенческих техники и тренинги:

  1. Когнитивное переструктурирование - это техника, которая позволяла пациентам понять, что они могут управлять своими чувствами, мыслями, а, следовательно, и поведением. При этом объяс­нялось, что неприятные чувства и эмоции вызыва­ются негативной самовербализацией и нереалис­тическими ожиданиями.

  2. Техника самоконтроля - это, когда формиро­валось сознательное сопротивление желаниям и по­пыткам относительно алкоголя, больные обучались эффективному поведению в ситуациях, когда пред­лагаются или навязываются алкогольные напитки.

  3. Тренинг уверенности в себе - это упражне­ния с моделированием ситуаций, требующих навы­ков самоутверждения, совладания с перегрузками, умения общаться с окружающими и вступать в кон­такты. Особое внимание уделялось возникающим чувствам как индикаторам релевантных для пове­дения, нерациональных установок.

  4. Релаксационные техники.

На всех этапах амбулаторной программы КПТ с родственниками пациентов проводилась ежеме­сячно психокоррекционная работа по следующим направлениям:

- преодоление созависимости;

- обучение навыкам общения с больными алко­гольной зависимостью, создание реабилитацион­ной среды в семье.

Основными показателями эффективности тера­пии являлось отсутствие рецидива и длительность ремиссии, дополнительными показателями - изме­нение личностных особенностей (ценностные ус­тановки, социальные факторы - семья, профессия, карьера).

Проведенный клинико-психопатологический и клинико-психологический анализ 116 пациентов (все лица мужского пола в возрасте от 21 до 56 лет), участвовавших в исследовании, позволил выделить


4 группы больных с различными характерологи­ческими особенностями, к которым применялись дифференцированные когнитивно-поведенческие методики.

Эпилептоидный преморбидный склад характе­ра был выявлен у 26 человек (22,3%). Для этих боль­ных было характерно изначальное отсутствие кон­троля или быстрая его утрата на этапе злоупотреб­ления алкоголем, высокая толерантность к алкого­лю. Влечение к опьянению резко усиливалось в ответ на психотравмирующую ситуацию, ущемля­ющую авторитарную ролевую позицию пациентов (Гофман А.Г., 2003). Исходя из личностных особен­ностей больных данной группы, акцент противо-рецидивной терапии был сделан на освоение ре­лаксационных техник с десенсибилизацией к пси-хотравмирующей ситуации.

По истечению двух лет наблюдения результаты лечения в данной группе оказались следующими: 19 человек (73,5%) - имели ремиссию 2 года, 5 че­ловек (20, 6 %) - свыше 1 года, 2 человека (5,9%) -менее одного года.

Для больных с шизоидными особенностями ха­рактера (14 человек - 11,9%) алкоголь являлся сво­еобразным адаптогеном для социальной коммуни­кации. Поэтому во время ремиссии наиболее «сла­бым местом» в возникновении рецидивов было возникающее, весьма мучительное, чувство ущем-лённости в связи с неспособностью к полноценному общению. Применительно к данным личностям ис­пользовалась когнитивное переструктурирование с изменением дезадаптивных мыслительных паттернов.

В конце второго года амбулаторной терапии 9 человек (64,5%) - имели ремиссию 2 года, 3 чело­века (28,1%) - свыше 1 года, 2 человека (7,4%) -менее одного года.

У гипертимных личностей (49 человек - 42,1%) доминировали гедонистические установки, отража­ющие стремление получить психическое и физи­ческое удовольствие, психосоматический комфорт, а также опыт переживания алкогольной эйфории. Возобновление алкоголизации у этих пациентов было связано со стремлением выйти из состояния «сенсорной депривации». В терапии с данными больными применялись поведенческие методы -техника самоконтроля и моделирования.

Результаты лечения после двух лет наблюдения показали, что 29 человек (59,4%) - имели ремис­сию 2 года, 13 человек (26,8%) - свыше 1 года, 7 человек (13,8%) - менее одного года.

В группе неустойчивых (27 человек - 23,8%) на первый план выступала неспособность иметь собствен­ное мнение, защищать его, и, как следствие, пассив­ная подчиняемость с неспособностью отказаться от

«давления» алкогольного окружения. Из когнитив­но-поведенческих техник у этих больных наибо­лее успешно применялись тренинги самоконтро­ля и уверенности в себе с развитием ассертивно-го поведения.

Результаты были следующими: 13 человек (47,4%) - имели ремиссию 2 года, 10 человек (36,8%) - свыше 1 года, 4 человека (15,8%) - ме­нее одного года.

В целом из 116 исследованных больных двух­годичная ремиссия отмечалась у 70 человек

(60,4%), у 31 человека (26,7%) наблюдалась ремис­сия свыше 1 года и у 15 человек (12,9%) менее года.

Таким образом, разработанная нами долгосроч­ная амбулаторная программа поддерживающей противорецидивной когнитивно-поведенческой терапии больных с алкогольной зависимостью и дифференцированное использование специальных когнитивно-поведенческих методов психотерапии с учётом личностных особенностей больных алко­голизмом позволяет формировать более качествен­ные и длительные ремиссии.


Литература:

  1. Валентик Ю.В. Реабилитация в наркологии. - М. Прогрессивные биомедицинские технологии, 2001. - С. 36

  2. Федоров А.П. Когнитивно-поведенческая психотерапия. - СПб., 2002

  3. Карвасарский Б.Д. (общая редакция) Психотерапевтическая энциклопедия. - СПб., 1999. - С. 200, 203-206, 495-500

  4. Лекции по клинической наркологии под ред. Н.Н.Иванца. - М., 2001. - С. 244-268

  5. Перре М., Бауманн У. Клиническая психология. - СПб., 2002. - С. 577-582

  6. Гофман А.Г. Клиническая наркология. - М., 2003. - С. 46-54

ПСИХИАТРИЯ

^ ДЕОНТОЛОГИЯ В СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОИ ПРАКТИКЕ

В.С.Бойко
Английский философ Бентам в начале 19 века предложил вычленить из этики особый раздел, ко­торый назвал «деонтология» (от «деон» - необхо­димость, долг и «логос» - учение). Этим поняти­ем обозначают науку о долге, о моральной обя­занности, профессиональной этике. Значение де­онтологии оказалось особенно важным в тех раз­делах профессиональной деятельности, которые наиболее широко используют формы сложных межчеловеческих взаимоотношений и ответствен­ных взаимодействий.

Судебная психиатрия - специальный раздел пси­хиатрии, задачей которого является изучение раз­личных психических расстройств в специальном отношении их к правовым нормам, к вопросам уго­ловного и гражданского права и процесса. Судеб­ная психиатрия сформировалась на стыке медицин­ских, правовых и философских наук, служит пра­восудию и содействует укреплению законности и правопорядка. Современная судебная психиатрия занимается кругом проблем, которые невозможно правильно решить без специальных психиатричес­ких знаний. Цель, которую ставит судебная психи­атрия, делает необходимым выделить её в особую отрасль знаний, так как она, прежде всего, заклю­чается в оказании максимальной помощи органам суда и следствия в решении вопросов, которые как раз таки невозможно правильно решить без нали­чия специальных психиатрических знаний. Работа судебного психиатра вплотную связана с сотруд­никами правоохранительных органов, с судьями, с представителями обвинения и защиты. Поэтому здравоохранение и органы правосудия всегда уде­ляли большое внимание на защиту прав психичес­ки больных, совершивших общественно опасные действия, и соблюдение правовых гарантий лично­сти. Но, к большому сожалению, порой на практи­ке бывают такие эпизоды, когда в здании суда про­исходит «допрос эксперта с пристрастием», когда судьи не дослушивая ответ врача-эксперта, начи­нают, не только комментировать и задавать пере­крёстные вопросы, не дослушивая, ответа, но и «проявлять глубокие познания в области общей психиатрии». При этом в практике были эпизоды, когда судьи позволяли себе достаточно неэтичес­кое отношение к эксперту, подэкспертному. Они демонстрировали своё пренебрежительное отноше­ние к правовым нормам государства, да и к самому председательствующему на суде. И в этом случае обращение «Ваша честь» теряло своё величествен­ное звучание. Кощунственно и нелепо звучали в


«храме правосудия» фразы, умаляющие достоин­ство и профессиональную пригодность врача-экс­перта. Всё это «действо» происходило в присут­ствии самого подэкспертного, его родных и лиц, представляющих потерпевшую сторону. Таким об­разом, были нарушены все правовые гарантии по-дэкспертного. Любая попытка донести до уважае­мого суда необходимость соблюдения норм общей этики и нравственности, именуемые в медицине деонтологией, заканчивалась «экзаменацией» про­фессиональных знаний эксперта. При этом эксперт, отвечая на «шквал» вопросов, начинает с уважи­тельного обращения к суду - «Ваша честь». Вот тут сразу начинаешь ловить себя на мысли, а что же это тогда такое «честь»? Может, мы уже не правиль­но понимаем, значение такого ставшего не модным и не престижным слова, как «ЧЕСТЬ», совсем уже не беря во внимание «ВАША». Так вот перелистав «Толковый словарь живого великорусского языка» (том 4) Владимира Даля, находим следующую трак­товку. Не могу не процитировать: «честь - внут­реннее нравственное достоинство человека, доб­лесть, честность, благородство души и чистая совесть». К концу цитаты появляется ещё больше вопросов. Теперь уже хочется посмотреть трактов­ку многих других слов, как будто до этого и не знал их значение, так как после участия в заседании суда кажется, что что-то и где-то спутали. Не останав­ливаясь, листаю дальше этот же том толкового сло­варя. «Судить - понимать, мыслить и заключать; разбирать, соображать и делать выводы; доходить от данных к последствиям до самого конца; срав­нивать, считать и решать», далее больше «толко­вать, рассуждать, выслушивать мнения, советы, убеждения». Владимир Даль подкрепляет все ис­толкования народной мудростью. Одна из них зву­чит так: «не зная дела, не суди». Особенно запом­нилось такое изречение «где суд там и суть», на­верное, потому, что всегда хочется верить в то, что если и случаются эпизоды с нарушения в «Храме правосудия», то это нелепые и редкие исключения из нормы жизни и поведения. Любая профессия предъявляет к людям, избравшим её, определённые моральные требования. Однако есть особый круг профессий, в компетенции которых находится жизнь и судьба человека. Представители таких про­фессий «обречены» на умении анализировать лич­ность как целостность, для того чтобы с макси­мальной точностью прогнозировать влияние на­казания на будущее поведение лиц, преступивших закон. Необходимо обладать умением определить оптимальную программу исполнения наказания, так как только лишь полное знание свойств лично­сти позволяет учесть «степень иеархизации побуж­дений в мотивационной сфере некоторой части... преступников является сравнительно устойчивой, отражающей сложившееся установочное, привыч­ное поведение, трудно поддающееся критическо­му пересмотру.» Несмотря на то, что мы живём в обществе, взаимосвязаны и взаимозависимы, в сущности, живём мы именно так, как сами себя определили, как сами себе позволили. Как писал Л.Е.Владимиров: «Драматичность производства в уголовном деле ставит и подсудимых и свидете­лей в разные положения, обнаруживающие психо­логические признаки, раскрывающие характеры, чувства, думы участвующих лиц. В суде как бы опять переживается драма, и в этом новом пере­живании исторгаются у людей секреты, глубоко зап­рятанные, проявляющиеся, если не в признаниях, то в невольном выражении ощущений, над кото­рыми не властны самые испытанные лицемеры и лицедеи». В применении психологических знаний нуждаются и правоохранительные органы, органы правосудия, представители обвинения и защиты. Так как существуют люди «зло различающие», это можно понять, доказать лишь «прожив долгую жизнь натуры», и получив после осознания, «нрав­ственные улики» (Ф.В.Плевако).

В период судебного разбирательства, когда ог­лашается судебно-психиатрическое заключение, су­дебному эксперту могут быть поставлены допол­нительные вопросы. Учитывая это, следует предус­мотреть, чтобы в мотивировочной части акта и от­ветах эксперта не содержалось какое-либо дискре­дитирующие личностное достоинство испытуемых положение. Эксперт обязан выступать, как защит­ник интересов и прав больного, согласуя свои ре­комендации и заключение с интересами общества. Важно при этом помнить, что в зале заседания мо­гут находиться родственники больного, с которы­ми ему в дальнейшем придётся совместно жить. Поэтому, например, даже обосновывая необходи­мость направления на принудительное лечение в психиатрическую больницу специального типа, эксперт не должен вызывать чрезмерно насторо­женного отношения родственников, что может зат­руднить социальную реабилитацию больного пос­ле возвращения домой.

В случаях симулятивного поведения подсуди­мого эксперт должен пояснить суду, что предъяв­ляемые им нелепые высказывания и неправильное поведение не содержит признаков истинных пси­хопатологических расстройств, не соответствуют динамике и клинической картине какого - либо психического заболевания и поэтому являются си-мулятивными. При этом при всей однозначности и прямолинейности заключения эксперта в нём не должно содержаться дискредитирующих личность подсудимого положений.

Заключение эксперта - это лишь одно из доказа­тельств, оно не является обязательным для органа, ведущего процесс, однако его несогласие с заклю­чением экспертизы должно быть мотивированным (ст. 120 УПК РК), что естественно, может быть сде­лано лишь юристами, обладающими судебно-пси-хиатрическими знаниями. В случае судебно-психи-атрической экспертизы мотивом несогласия суда и следствия с актом (заключением СПЭ) могут быть внутренние недостатки заключения (противоречия между его исследовательской и заключительной ча­стью, недостаточная убедительность заключения), а также игнорирование экспертами некоторых све­дений, содержащихся в материалах уголовного дела, или появление после проведения экспертизы новых, неизвестных экспертам сведений. Как правило, в таких случаях суд или следствие назначают повтор­ную экспертизу, поручая её (при возможности) бо­лее квалифицированным специалистам.

Судебная экспертиза в нашей стране проводит­ся на основе принципов сформулированных в За­коне о судебной экспертизе. Этими принципами являются: законность, процессуальная независи­мость судебного эксперта и органов судебной экс­пертизы, научная обоснованность, компетентность, всесторонность, полнота, объективность, соблюде­ние профессиональной этики.



^ АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ ОРГАНИЧЕСКИХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У СОТРУДНИКОВ СИСТЕМЫ МВД
М.Б.Едигенова, Р.К.Сандыбаева г. Костанай
В общей структуре психической патологии на- дальнейшему росту. К 2003 году их доля возросла

селения Республики Казахстан органические пси- до 30% (1). Среди сотрудников МВД по ОВВК Ко-

хические расстройства занимают одно из ведущих станайской области этот показатель за последние

мест и прослеживается устойчивая тенденция к их годы составил 34%.


Термин «органические» отражает исторически сложившееся мнение о биологической природе данной группы психических расстройств. В клас­сических трудах K.Bonhoffer (1912) было разрабо­тано учение о реакциях экзогенного типа в форме основных пяти синдромов - делирии, эпилептичес­ком возбуждении, сумеречном состоянии, аменции, галлюцинозе. Он высказывал убеждение, что ма-ниакальноподобные, кататонические и параноид­ные синдромы вполне могут входить в картину эк­зогенного типа психических реакций, и выдвинул гипотезу об этиологическом «промежуточном зве­не» между болезнетворным фактором (Noxe) и син­дромом, возникновение которого следует искать и в самом организме (2). По современному опреде­лению Б.Н.Пивень органические психические рас­стройства (ОПР) - это нарушения, «обусловленные органическим поражением головного мозга, сфор­мировавшимся в результате перенесенных ранее экзогенных факторов» (3).

Церебрально-органические поражения по сво­ей природе полиэтиологичны. В последнее время наряду с хорошо изученными экзоцеребральными вредностями, такими, как черепно-мозговые травмы, инфекции, интоксикации, в психиатрической практи­ке все чаще приходится сталкиваться с новыми фор­мами экзогенных реакций, ранее неизвестными:

СПИД, атипичная пневмония, постреанимационная болезнь, новые токсические вещества, экопатоген-ные факторы (4).

Анализ структуры психической патологии среди сотрудников МВД за последние годы свидетельству­ет о высоком удельном весе органических заболева­ний мозга, что обуславливает необходимость более тщательного анализа данной тенденции. В задачу исследования не входил анализ решений ОВВК на предмет годности или негодности к службе в органах внутренних дел (ОВД), предметом данной статьи явился структурный анализ органических психичес­ких расстройств, его причинных факторов.

Все больные были обследованы в пограничном отделении КОПБ (Костанайской областной психи­атрической больнице), лишь в отдельных случаях допускалось амбулаторное освидетельствование врачом-психиатром ОВВК (например, после пере­несенной острой сосудистой катастрофы, когда неврологический диагноз являлся ведущим и пред­полагал решение о негодности к службе в ОВД со снятием с воинского учета).

За неполные пять последних лет (1999-2004 г.г.) среди сотрудников ОВД было выявлено 36 больных с органическим заболеванием мозга. В соответствии с этиологическим фактором органическая патоло­гия была представлена следующим образом:


По возрастным категориям распределение всей органической патологии мозга указано на рисунке.

Низкий процент органической патологии у лиц свыше 45 лет объясняется тем, что общее число со­трудников ОВД старше 45 лет резко сокращается в связи с выходом на пенсию. Кроме того, возраст­ной контингент от 18 до 25 лет полностью прихо­дится на травматический фактор (7 человек).

При сравнении генеза органических рас­стройств у обследованного контингента наиболь­ший удельный вес составили органические психи­ческие расстройства травматического характера (55% - 20 человек). Однако, лишь 2 случая череп­но-мозговых травм возникли непосредственно при исполнении служебных обязанностей, остальные случаи травм возникли в следствие несчастных случаев в период прохождения службы в ОВД. В синдромологическом плане органические заболе­вания головного мозга травматического генеза представлены наличием следующих синдромов:

1. астенический синдром, включая вегетативные
проявления;

2. неврозоподобный синдром;

3. синдром эмоционально-волевой неустойчивости.
Отсутствие грубого снижения личности и ин-

теллектуально-мнестических расстройств в струк­туре органического поражения ЦНС травматичес­кого генеза объясняется своевременным освиде­тельствованием на ОВВК и принятием соответству­ющего решения о дальнейшей службе в ОВД, а также

ранним выходом на пенсию (45 лет). Кроме того, часто оформление на пенсию проходит без обяза­тельного освидетельствования на ОВВК, поэтому часть больных с данной патологией (обычно на уров­не расстройств легкого регистра) не выявляется.

Сложный генез органических психических рас­стройств представлен, в основном, наличием трав­матического и сосудистого факторов (22% - 8 че­ловек). Данная группа расстройств синдромологи-чески представлена следующим образом:

  1. астенический синдром, включая вегетатив­ные проявления;

  2. синдром снижения личности (нерезко выра­женного и умеренно выраженного);

3. психопатизация личности.

Следует отметить случай смешанного генеза, вызванного сосудистым фактором и тяжелым те­чением аутоиммунного тиреоидита, приведших к умеренно выраженному личностному снижению (у больного была достигнута лишь стадия медикамен­тозной компенсации).

Сосудистый генез органических психических расстройств представлен 6 случаями (17%), 4 из которых - это последствия острого нарушения моз­гового кровообращения с различной степенью сни­жения личности и интеллекта.

По возрасту случаи с последствиями ОНМК представлены следующим образом:

Диаграмма показывает, что в 2000-2001 г.г. слу­чаев острого нарушения мозгового кровообращения у сотрудников ОВД не наблюдалось. В дальнейшем отмечается общая тенденция к омолаживанию сосудистых катастроф и их учащению. Удельный вес по степени личностного и интеллектуально-мнести-ческого снижения всех сосудистых расстройств представлен следующим образом:





Неясный генез органической патологии голов- психических расстройств у сотрудников ОВД опреде-

ного мозга представлен двумя случаями (6%), ве- ляют направленность дальнейших исследований в пла-

дущий синдром - стойкий астенический с нерезко не выявления и изучения дополнительных факторов,

выраженными изменениями личности. влияющих на развитие и течение ОПР. Это позволит

Таким образом, приведенные данные предва- разработать дифференцированные подходы к своевре-

рительного анализа этиологии органических менному выявлению, лечению и профилактике ОПР.

Литература:

  1. Толстикова А.Ю., Распопова Н.И., Каткова А.Л., Загидуллина В.Ф., Меиркулова А.А., Попов А.О. Этиология органических психических расстройств в южном регионе РК // Психиатрия, психотерапия жэне наркология. - № 2, 2004

  2. Груле Г., Юнг Р., Майер-Гросс В., Мюллер М. Клиническая психиатрия. - М., Медицина, 1967. - С. 249

  3. Пивенъ Б.Н. Экзогенно-органические заболевания головного мозга. - М., Медицина, 1998. - С. 144

  4. Асимов М.А., Нурмагамбетова С.А. Эволюция взглядов на органические психические расстройств // Сборник материалов международной конференции. - Алматы, 2004. - С. 18-20

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Скачать файл (3992.2 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru