Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции - курс: Политическая психология. Часть 1 - файл 1.doc


Лекции - курс: Политическая психология. Часть 1
скачать (886 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc886kb.16.11.2011 04:43скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Реклама MarketGid:
Загрузка...


Материалы к курсу «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ»


Преподаватель: Голев Сергей Васильевич, адъюнкт-профессор психологии (доцент).

Ассистент: Голева Ольга Сергеевна, магистр психологии


(ОМУРЧ «Украина» ХФ. – 2009 г.)

ИПИС ХГУ - 2009 г. )


В лекциях были использованы материалы следующих авторов:

Головатий М.Ф. Політична психологія: Навч.посібник.-К.: МАУП, 2001.-136с. Матвєєв С.О. Політична психологія. Навчальний посібник.-Київ: ЦУЛ, 2003.-216с.Ольшанский Д.В. Политическая психология. – СПб.: Питер, 2002. -576с. Политическая психология: Учебное пособие для вузов / Под.общей ред. А.А. Деркача, В.И. Жукова, Л.Г Лаптева. – М.: Академический Проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2001. –858 с. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, Издательство “Феникс”, 1996. – 448 с. Андреев А.Л. Политическая психология. М,: Издательство «Весь Мир», 2002. –240 с. Андреева Г. М. Социальная психология. — М., 2001. Бебик В. Основи теоретичної та практичної політології. — К., 1994. Крысько В.Г. Социальная психология: словарь-справочник. –Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2001. – 688 с. (Библиотека практической психологии). Голев С.В. Политическая психология. Словарь справочник. –Херсон, 2004. – 164 с.


ЧАСТЬ 1 (начало курса)


Серия «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ»


(Материалы для самостоятельного изучения студентами)


^ ЛЕКЦИЯ № 1


ПРЕДМЕТ, СТРУКТУРА И МЕТОДЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ


ВОПРОСЫ:


1. Политическая психология как наука (введение в курс)

2. Понятие о политике

^ 3. Понятие политической психологии (становление и основные этапы развития)

4. Предмет, объект и метод политической психологии

5. Особенности и формы проявления политической психологии.

6. Политическая психология и прочие науки

^ 7. Политическое сознание и ментальность

8. Прикладная социальная психология и политика

9. Литература по курсу


ЧАСТЬ 1 (Лекции): (1-4 вопросы)


^ 1. Политическая психология как наука (введение в курс)

2. Понятие о политике

3. Понятие политической психологии (становление и основные этапы развития)

4. Предмет, объект и метод политической психологии


Вопрос 1.


Политическая психология как наука (введение в курс)


Человечество давно обратило внимание на то, что политические события, поступки, отношения существенным образом зависят от психологического состояния тех, кого они касаются. Поэтому и политическая психология как научная дисциплина зародилась именно на стыке науки о политике, с одной стороны, и психологии — преимущественно социальной— с другого.


Формально политическая психология как научная дисциплина была начата в 1968 г., когда в Американской ассоциации политических наук было создано отделение политической психологии. Вместе с тем в Йельском университете США была внедрена специальная учебная программа углубленной подготовки политологов именно в сфере психологических знаний. Однако практически политическая психология как самостоятельное и специфическое направление исследований сформировалось намного раньше — еще в начале XX ст. в границах исследования политики и политических процессов именно для того, чтобы определить, в какой мере они зависят от психологических состояний субъектов политического процесса.


^ Политику создают и реализуют люди. При этом в своей деятельности, поведении они руководствуются определенными мотивами, целями, расположением духа и эмоциями. Исходя из этого политика в общем, как и отдельные политические события и явления, в значительной мере зависит от природы, психики конкретных людей. Если это так, то исследования политики, ее реальных результатов следует осуществлять именно через исследование людей, их психологического состояния. Относительно политической теории это означает, что невозможно объяснить ту или другую форму политического поведения (реакции) только как результат непосредственного влияния экономических, политических и других факторов. Стимулы могут быть одни и те же, а поведение людей разное. Поэтому все формы отображения политики в психике людей опосредствованны их деятельностью, условиями жизни, личными целями.

Внешняя среда определенным способом влияет на всех людей, однако каждый реагирует на её стимулы в зависимости от собственных, личностных механизмов, основой которых есть именно психологические особенности, эмоциональное состояние человека.


В свое время Э. Фромм делал акцент на необходимости психологического анализа в политике мыслей или идеологий, которые приводят человека в политику, с тем чтобы обнаружить психологические корни, из которых эти мысли и идеологии вырастают.


Нетрудно заметить, что определенным политическим процессам, явлениям, событиям предшествуют соответствующие психологические явления. В частности, речь идет о повышении популярности идей и лидеров, которые эти идеи распространяют и пропагандируют. Можно вспомнить полное изменение соответствующих идеалов, ценностей, норм морали — то есть всего, что касается психологии многих людей. Яркими примерами таких изменений была предреволюционная ситуация в царской России накануне октября 1917г. или психологическая ситуация в прежнем СССР на время его фактического распада, когда интенсивно начали создаваться самостоятельные государства на территориях бывших республик. Такие метаморфозы психолого-политического характера в конце 90-х лет XX ст. наблюдались и в большинстве бывших социалистических стран Западной и Центральной Европы.


Если психологические состояния и явления в соответствующий способ предопределяют определенные политические события и процессы, то целиком логически, что и политические процессы оказывают содействие изменению психологического состояния их участников. Возможно, наиболее показательным и ярчайший примером тесных связей психологии и политики, их взаимовлияния является ситуация, которая в свое время возникла в процессе объединения Западной и Восточной Германии. Как известно, эти две части Германии различались не только уровнем и качеством жизни их граждан. Намного более сложными оказались и до сих пор дают себя знать процессы, обусловленные психологической несовместимостью граждан, в которых мировоззрение сформировалось на основе фактически диаметрально противоположных идеологий. Это именно наблюдается и в отечественной истории, когда становление украинской государственности и сегодня в значительной мере усложняется именно в связи с особенностями психологического склада, разную ментальность граждан, скажем, Западной и Восточной Украины. Учитывая это, в данном курсе лекций, особое внимание акцентируется именно на том, какую роль сыграют в политике, а следовательно, и в всей истории человечества конкретные психологические феномены: ощущения, надежда, разочарованность, ожидания, свобода воли граждан или её отсутствие и др.


Попутно следует заметить, что в политической психологии есть ошибочным путь определения определенной обобщенной психологической характеристики, скажем, электората накануне или во время избирательных кампаний, референдумов и т.п.

За всем позёрством единства, в том числе и духовном, психологическом, люди (граждане) абсолютно различаются конкретными ценностями, потребностями, запросами и социально-политическими ориентациями. Поэтому политическая психология, по нашему мнению, может изучать психологические компоненты конкретного политического поведения именно отдельных социальных, этнических групп граждан, избегая исключительных, обобщающих оценок их поведения и психологического состояния.


Общеизвестно, что в демократических обществах или тех, что перешли от тоталитаризма к развитию демократического общества, абсолютно невозможное общее одобрение действий политиков, общественных деятелей. Другими словами, демократизация общественного отношения на первый план выдвигает потребность в личностном развитии граждан, а следовательно, учет их индивидуального психологического состояния и особенностей. Забегая несколько вперёд, укажем, что успеха в политической борьбе, деятельности достигают прежде всего те политики и политические силы — субъекты политического процесса, которые учитывают эти состояния и особенности.


Как уже упоминалась, политическая психология — наука новая, а следовательно, требует научных разработок. Именно поэтому в самом деле тяжело установить реальную роль человеческих чувств, устремлений, желаний в историческом процессе. Мало того, в политологии до сих пор доминируют концепции, которые ставят развитие общества, отдельных стран в зависимость от определенных научных, технологических достижений людей, объясняют политические процессы борьбой отдельных классов, социальных групп не благодаря их психологии, а исключительно благодаря социальным интересам. Вместе с тем все более часто приходится сталкиваться со стараниями объяснить политические явления и процессы, в особенности те, что радикально повлияли на социально-политическую жизнь, использованием психологических и социологических методов. Именно благодаря этому отдельные известные политологи мира признали, что в политологии вообще состоялась своеобразная поведенческая реакция. Иначе говоря, в исследовании политики, отдельных политических явлений все более большее значения приобретает изучение психологических механизмов, которые реально побуждают людей к политической деятельности. Такие известные политологи, как Р. Даль, К. Дойч, утверждают, что современная политическая наука может существенным образом обогатиться знаниями непосредственно о поведении отдельного человека, индивида, который будет оказывать содействие объективнейшему оцениванию политических действий социальных групп, классов, сообществ.


Впрочем, рассматривая политическую психологию как науку в общем, а также ее отдельные составные, следует помнить, что политика есть хотя и многоплановым, но все-таки одним из видов человеческой деятельности, которая существенным образом отличается от деятельности в сфере экономики, культуры, то есть имеет присущие только ей особенности.


Развитие политической психологии как науки масс имеет непосредственное значение и объективно обусловленное именно в посттоталитарных странах, одной из которых есть Украина. В подтверждение этого приведем несколько примеров. Распад СССР рядом с другими сложными процессами спровоцировал и сделал возможным такие политико-психологические, социальные, духовные процессы, которые раньше были не только неизвестные, а и невозможные. Это взрыв экстремизма, терроризма, наступление исламского фундаментализма и т.п.. Ныне всестороннее исследование источников зарождения, появления и следствий проявления таких явлений приобретает общемировое значение. Еще один пример: известно, что коммунистическая идеология (в практической ее плоскости) в формировании мировоззрения миллионов граждан активно использовала так называемый феномен группового мышления и уже потом — действия. В особенности эффективно срабатывал этот феномен на высших уровнях власти, порождая коллективную безответственность. Изучение этого феномена сегодня может оказывать содействие переходу к принципиально новой системе формирования общественной мысли. Необходимо изучать и обобщать механизмы формирования сознания, в том числе и политического, прежде всего на уровне личности. Только благодаря этому можно сформировать индивидуальную ответственность как отдельного гражданина, так и большого политика или группы политических деятелей за положение, которое сложилось в обществе.


Политику создают конкретные люди. Как личностям им присущи специфические конкретные черты. А потому необходимо учитывать, что действия и поступки людей непосредственно связанны с их психологическими особенностями.


Предлагаемый материал предмета не считается истиной в последней инстанции. Однако ныне учебной литературы в политической психологии в Украине практически нет. Не исключено, что отдельные утверждения, сентенции, приведенные в этом материале, могут казаться недостаточно обосноснованными или спорными. Поэтому рекомендуем обратиться в список литературы, который приводится в конце курса, которая даст возможность расширить и углубить знания студента в политической психологии— молодой, но довольно интересной и перспективной науке.


Вопрос 2


Понятие о политике (политика сквозь призму психологии)

Мы видим свою задачу в данной лекции в том, чтобы познакомить слушателей с объектом и предметом полити­ческой психологии. В первом вопросе дается об­щее представление о политике как предмете изучения и о тех ее конкретных проявлениях, которые привлекают на­ибольшее внимание политических психологов. В послед­нем вопросе дается трактовка предмета политической психологии, выделяются основные исследовательские про­цедуры и категории анализа.

Прежде чем познакомиться с предметом политической психологии, попробуем разобраться с тем, что же такое сама политика. Наши обыденные представления о политике чаще всего oг-раничиваются обозначением ее как сферы, доста­точно далекой от нашей повседневной жизни (что-то, чем занимаются там, «наверху») и эпитетом «грязная», который чаще других соседствует со словом политика. Но, если дать себе труд отойти от поверхностных стереотипов, то следу­ет признать, что хотя политика действительно включает в себя борьбу за власть, но она не сводится только к грубому выяснению отношений между политиками, в котором лю­бые средства хороши. Это все же некая цивилизованная форма отношений по поводу власти.


Сейчас издано немало учебников по политологии, в ко­торых даются весьма разнообразные, научные трактовки это­го понятия*. ^ Одни авторы акцентируют в политике ее уп­равленческие функции, говоря, что политика — это искус­ство управлять обществом. Другие подчеркивают ее связь с властными отношениями, причем имеют в виду, прежде всего, силовые методы осуществления власти. Третьи ука­зывают на связь политики с правом.


^ ПОЛИТИКА КАК СИСТЕМА.

В политической науке при всем многообразии определений ее основного объекта исследования — политики, есть несколько важных аспек­тов, которые в этом предмете выделяются. Так, первое, что понимают под этим термином, — это политика как систе­ма государственных институтов. Действительно, говоря о политике, мы, прежде всего, вспоминаем о государстве как системе политических институтов, куда входят Президент и парламент, армия и система безопасности, министерство внутренних и министерство иностранных дел, финансы и социальное обеспечение.

Политологи изучают, как устроено то или иное госу­дарство, как оно регулирует отношения граждан и власти, отношения властных структур между собой. Зрелая поли­тическая система предполагает, что разные институты вы­полняют различные функции и между ними существует раз­деление труда: внешняя и внутренняя политика имеют свою специфику, а для обеспечения эффективного управления нужны профессионалы, знающие свое дело.

Многие проблемы в осуществлении власти возникают тогда, когда происходит смешение разных видов, или как принято называть, ветвей власти. Принцип разделения властей предполагает, что независимо друг от друга и с равной степенью ответственности перед обществом действу­ют законодательная, исполнительная и судебная власти. В современном обществе к ним принято добавлять и чет­вертую власть средства массовой информации, которые освещают жизнь общества и служат каналом обратной свя­зи между гражданами и политиками.

Важной частью политической системы являются по­литические организации, партии, общественные объеди­нения и движения. Граждане добровольно объединяются в них, чтобы защищать свои права, проводить свои инте­ресы. Политические партии, число которых в нашей стра­не сейчас насчитывают десятки, с одной стороны, отра­жают разнообразие политических интересов, с другой — в силу своей малочисленности и отсутствия опыта, ока­зывают не слишком значительное влияние на ход поли­тического процесса.

Так, накануне выборов перед избирателями стоит сверх­сложная задача: выбрать наиболее привлекательный поли­тический блок или партию. А их много: политических блоков и объеди­нений, число же претендентов на депутатское место по од­номандатным округам составляет около 30 человек на одно место. Устойчивый электорат есть лишь у нескольких на­иболее заметных партий. Большинство же избирателей делают свой выбор практически вслепую. В этом случае единственным ориентиром при выборе становятся полити­ческие лидеры, лица которых люди запомнили и которые являются символами определенной политической группы.


^ ПОЛИТИКА КАК ПРОЦЕСС.

Вторым важнейшим измерением политики является не только некая устойчи­вая система институтов, но и динамический, политический процесс. Политический процесс это те изменения, кото­рым подвергаются и институты, и исполнители разных фун­кций, и правила игры. В мире идут войны и революции, реформы и стагнация. Мы приспосабливаемся к новым за­конам и находим способ их обойти. Политические процес­сы бывают мирными и насильственными, постепенными и скачкообразными.

Важно, что изучая политику только как набор законов, правил, как ту или иную конфигурацию институтов, необ­ходимо помнить: эта система подвержена изменениям. Со­временная политика быстро и драматично изменяется, по­рождая много сложностей как для самой системы, не успе­вающей приспособиться, так и для конкретных участников процесса, теряющих почву под ногами, нуждающихся в спе­циальных механизмах ориентации в неустойчивом поли­тической мире.

Сегодня становится все труднее самостоятельно разо­браться в смысле происходящих процессов, определить, ка­кие события могут стать значимыми для каждого из нас, а какие окажут влияние лишь на верхушку политической пи­рамиды. Ряд исследований выявил, что некоторые важные политические события (например, в Америке — убийство Кеннеди и Мартина Лютера Кинга, у нас в СНГ — собы­тия перестройки, смерть академика Сахарова, Афганская и чеченская вой­ны) оказали на политический процесс и на сознание целого поколения граждан определяющее воздействие.


^ ПОЛИТИКА КАК СИСТЕМА ПРАВИЛ ИГРЫ.

Тре­тий важный аспект понимания политики проявляется че­рез систему правил политической игры. Как и любая дру­гая социальная система, политика подчиняется регулирую­щим ее законам. Эти законы бывают как писаными (нор­мы права), так и неписаными (традиции, обычаи, правила поведения). Мы уже видели, что в эпохи быстрых перемен подвергаются изменению официальные нормы и предпи­сания. Пишутся новые конституции, принимаются своды законов, призванные регулировать официальные отноше­ния между властвующими и подчиненными. Из опыта на­шей повседневной жизни мы хорошо представляем себе, как непросто добиться исполнения даже давно существую­щих законов, осуществить гарантированные ими права, пробиться сквозь частокол всевозможных бюрократических инструкций. Что говорить о множестве новых законода­тельных актов, которые нам предстоит узнать и исполнить? Представители исполнительной власти сетуют на то, что законы не исполняются. Частая смена правил игры приво­дит к появлению правового нигилизма, к неуважению к законам, которые меняются так часто, что нет смысла их принимать в расчет.

В такие периоды общество начинает управляться не столько писаными, сколько неписаными правилами, уста­навливаемыми не официальной политикой, а группами, имеющими реальную силу (в том числе и грубую силу, и силу денег). Именно они и заказывают музыку. Нередко эти теневые структуры становятся реально более эффектив­ными в осуществлении политических функций, чем те, кто формально считается властью.

Между тем в эпохи перемен неформальные полити­ческие ценности и правила игры диктуют не только те, у кого есть сила или деньги. Нередко, именно люди, оли­цетворяющие неподкупность, справедливость и правду, моральную силу, задают тон в политической игре. Так было в первые годы перестройки, когда на волне борьбы с несправедливыми привилегиями, на политическую авансцену вышли Ельцин и Сахаров.


^ ПОЛИТИКА КАК СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ, НОРМ, УСТАНОВОК.

Четвертый подход к политике определя­ется учетом системы ценностей, мнений, установок граж­дан. Такое понимание политики выделяет в ней ее доктринальный, идеологический характер. У каждого человека есть свое понимание политики, свои оценки того, как работает кабинет министров, и что происходит в армии. Эти мнения носят, как правило, достаточно противоречивый характер, складываясь в пеструю мозаику «обыденного сознания». Такие политические ориентиры складываются под влияни­ем многих воздействий: от чтения свежей газеты до разго­вора с соседом.

Некоторые из этих установок мимолетны, иные — со­храняясь в личности всю жизнь, принимают форму убеж­дений. Но без этих «эфемерных» образований в головах людей никакое государство, партия или лидер не могут воз­действовать на поведение граждан. Даже для того, чтобы выполнить простейшую политическую роль — в качестве избирателя, необходимо определить приоритеты в предла­гаемых политических ценностях.

Как показывают исследования, в самых разных поли­тических системах большинство граждан не имеют согла­сованной системы политических взглядов. Их политичес­кие установки запутаны, противоречивы, не всегда рациональны и не обязательно соответствуют их объективному политическому интересу*.

Однако осознание своих интересов и консолидация цен­ностей политическими партиями и движениями приводит к созданию политических доктрин, идеологических кон­струкций, представляющих из себя систематизированные, относительно непротиворечивые наборы политических цен­ностей. Их главная цель помочь каждому, кто разделяет эти ориентации, более полно отождествить себя со своей политической группой. Идеология призвана создать своего рода братство политических единоверцев.

Идеологий существует несметное множество. Любое политическое понятие, оканчивающееся на «изм», пре­тендует на то, чтобы завоевать своих сторонников. От маоизма до консерватизма и от коммунизма до либера­лизма, все идеологии предлагают на политический ры­нок «готовые наборы» политических убеждений, подчер­кивая при этом, чем они отличаются от иных политичес­ких партий.


^ ПОЛИТИКА КАК ВИД ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕЯ­ТЕЛЬНОСТИ.

Наконец, последнее, пятое понимание политики — как вида человеческой деятельности. Дан­ная трактовка политики связана представлением о том, что политику делают люди, а следовательно, их пос­тупки и есть главный объект изучения политической науки. Ясно, что при таком подходе необходимость в привлечении психологических инструментов, наибо­лее существенна.

Еще в начале нашего века немецкий психолог Э. Шпрангер выделял среди других человеческих ти­пов — тип человека политического**. Действительно, политики-профессионалы, обладают рядом психологи­ческих характеристик, предопределяющих притягатель­ность для них этой сферы жизни. Однако в современ­ном демократическом обществе не только профессио­налы, но и все дееспособные граждане включены в по­литический процесс, являются его неотъемлемой частью. Отсюда — усиление интереса политологов к поведению лидеров и рядовых граждан, роль которых в политике неизмеримо возросла.

* См. Шестопал Е. Восприятие образов власти: политико-психоло­гический анализ // Полис. 1995. 4.

** Шпрангер. Э. Основные идеальные типы индивидуальности // Пси­хология личности. Тексты, М., МГУ, 1982. С. 55—60.


Вопрос № 3


Понятие политической психологии (становление и основные этапы развития)


Перед тем как рассмотреть феномен политической психологии, следует выяснить прежде всего суть психологии и политики.

^ Психология как наука возникла в древние времена. В наиболее обобщённом виде значении психология происходит (от старогрецьк. psyche - душа, психика и logosслово, учение) — это учения о душе.

И хотя первые упоминания о психологии находим уже в работах великого Аристотеля (трактат "О душе"), собственное термин "психология" в науке появился значительно позднее. Одним из первых в своих работах этот термин использовал известный чешский психолог

Й. Прохазка в конце XVI ст., а от философии как самостоятельная область психология отделилась лишь в XVIII ст.


^ СТАНОВЛЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

А) Предпосылки.

Американский психолог С. Хоффман справедливо заметил, что не вся психология посвящена политике, но вся политика психологична. И он совер­шенно прав: поскольку политику «делают» живые люди, то их психология неизбежно накладывает свою печать на всю полити­ческую жизнь общества.

Задолго до возникновения политичес­кой психологии интерес к ее проблемам проявляли почти все авторитетные пред­ставители психологической науки.

3. Фрейд, по мнению некоторых его последователей, считается «творцом современной социаль­ной науки», а сам же он претендовал на разработку «психологии народов, которая вела непосредственно к происхождению важнейших культурных установлении, го­сударственных порядков, нравственности, религии...» (Фрейд, 1923, 1991].

А.Адлер предложил концепцию психологии власти, которая до сих пор сохраняет свое влия­ние в политической мысли на Западе.

^ Б. Скиннер [1972] разработал теорию «За­программированной культуры» как новой формы общества и государства.

А. Маслоу [1977] написал работу о способе форми­рования политической структуры власти на основе принципов гуманистической психологии.

^ Г. Айзенк был озабочен поис­ком психологических предпосылок раз­личных политических ориентации граж­дан.

Этологическое течение в психологии (К. Лоренц, Д. Моррис и др.), бурно про­явившее себя в разгар «холодной войны», отражало запросы политики того времени, объясняя неизбежность гонки вооружений биологически детерминированной склон­ностью человека к агрессивности.

Многие американские психологи — ^ К. Левин, Г. Мюррей, Л. Фестингер, О. Кляйнберг, Ю. Бронфенбреннер и др. — пригла­шались в качестве консультантов при реше­нии конкретных политических вопросов.

Россию можно по праву назвать пер­вой страной, где уже в XIX в. были прове­дены серьезные социально-психологичес­кие и политико-психологические исследо­вания. Не случайно Г. Спенсер и В. Вундт, признанные мировые авторитеты, выска­зывали сожаление по поводу незнания русского языка, полагая, что российские исследователи в некоторых вопросах опе­редили их. К политико-психологическим исследованиям можно отнести, например,

изучение поведения солдат при разгоне толпы и демонстраций (Д.Д. Безсонов),

работы по проблемам массовых психичес­ких заражений и самоубийств (^ В.Х. Кан­динский, А.А. Токарский и др.),

попытки найти психологические основы правосо­знания (Л.И. Петражицкий, М.А. Рейснер) и многие другие.


В 1905 г. вышла книга К. Головина «Вне партий. Опыт политической психологии», в которой с удивительной глубиной про­слежено влияние национально-историчес­ких и этнопсихологических особенностей народов Франции, Германии и США на развитие государственности и политичес­кой жизни в этих странах.


Б) Вехи становления.


Отличие политико-психологических концепций психологов разных времен от современной политичес­кой психологии заключается главным об­разом в том, что первые обычно не были ориентированы на практику. Вот лишь некоторые вехи на пути ее становления:

начало 40-х гг. — первые социально-пси­хологические исследования поведения избирателей (исследования избирателей начались в 30-х гг., но они носили чисто социологический характер).

1942 г. — первое практически ориенти­рованное, проведенное по заказу прави­тельства США исследование личности политического деятеля. Это был психоло­гический анализ личности Гитлера, осущест­вленный психиатром У. Лангером (1972).

1959 г. — публикация книги «Полити­ческая социализация» ^ Г. Хаймэна [Hyman, 1959], ставшей теоретической основой одного из разделов политической психо­логии;

1967 г. — исследование массовых анти­правительственных выступлений студентов в США, проведенное в национальном мас­штабе;

1966 г. — начало поисков психологи­ческих методов разрешения политических конфликтов;

1968 г. — создание первой кафедры политической психологии в Иельском университете. Этот год можно условно считать годом рождения политической психологии как самостоятельной научной дисциплины;

^ 1973 г. — издание первого фундамен­тального труда «Руководство по поли­тической психологии» под редакцией Дж.Н. Кнутсон (см.: [Hankbook..., 1973]);

1978 г. —учреждение в США Междуна­родного общества политической психоло­гии;

1979 г. — Кэмп-Дэвидские соглашения между лидерами Египта Садатом и Из­раиля — Бегином. В их подготовке актив­ное участие приняли американские пси­хологи.

^ В Советском Союзе, когда даже соци­альная психология долгое время рассмат­ривалась как «буржуазная» наука, для воз­никновения психологии политической не было никаких условий. Все ее возможные проблемы безапелляционно решались с позиций партийных догм. Лишь в 1980 г. словосочетание «политическая психоло­гия» впервые появилось на страницах про­фессиональных психологических и поли­тических изданий (Рощин, 1980].

С тех пор в Институте психологии РАН был про­веден ряд исследований, посвященных проблемам политической социализации, отношению детей и молодежи к угрозе ядерной войны, политико-психологичес­кой типологии общества, поведению из­бирателей, политической пропаганде. В 1990 г. в университете Петербурга создана первая кафедра политической психологии.


Среди всех определений понятия психологии, которые несущественно различаются, приведем наиболее вместительное: психология — это наука и система знаний о закономерностях, механизмах, психических фактах и явления в жизни человека.

Поскольку предметом психологии есть такая сложная сфера жизнедеятельности человека, как его психика, то среди наук о человеке психология является наиболее многогранной и наиболее сложной. Возможно, потому, что психические явления, которые присущи человеку, зависят, прежде всего, от биологических, а потом и от социальных условий и обстоятельств.


Если исходить из того, что психология включает в себя социальные и физиологические механизмы воспроизведения чувств и эмоций, можно утверждать, что политическая психология охватывает такие аспекты:

специализированные чувства и эмоции, связанные с отображением интересов определенного человека и формированием мотивов его политической деятельности. Имеется ввиду социальный аспект политической психологии;

личностно-психические свойства память, воля, умственные способности;

биохимические и физиологические механизмы, обусловленные генетическими свойствами индивида. Они проявляются в темпераменте человека, его возрастных, демографических, половых (возбуждение, наследственность) и других характеристиках.


Проанализируем политику как общественное явление. Довольно часто политику по ошибке рассматривают как что-то исключительно связанное с политическими структурами — государством, его политической системой — и зависимое от них. Тем не менее, диапазон ее действия, взаимодействия с многочисленными социальными политическими субъектами весьма широкий, сложный и требует отдельного подробного рассмотрения.


Существуют два основных подхода к определению политики как общественного явления — это сфера человеческой деятельности вообще и направление или способ деятельности человека. Первый подход называют еще общенаучным, а второй — публицистическим.


Политика имеет определенные особенности, структуру, классификацию и функции.

Особенности политики: универсальность, способность проникать в все сферы общественной жизни и касаться их; тесная связь с неполитическими общественными явлениями и процессами.


Структура политики охватывает определенные политические интересы ее субъектов, политические отношения, политические организации, политическое сознание субъектов политики и их политическую деятельность. Структурные составные политики тесно переплетаются, взаимодействуют и влияют одна на одну.


Политику классифицируют так:


по сферам общественной жизни экономическая, национальная, воинская, экологическая, научно-техническая, социальная, культурная;

по объектом влияния внутренняя и внешняя;

по субъектам политики, политического процесса государственная, политика политических партий, общественных объединений, движений, групп;

по приоритетам деятельности (то есть целью) — политика нейтралитета, национального примирения, "большого прыжка", "открытой двери", компромиссов и др.


Основные функции политики:


•обеспечение и стимулирование инновационного, поступательного развития общества;

• управление общественными процессами;

• уравновешение, согласование и взаимодействие субъектов политического процесса, устранение разногласий между субъектами политического процесса;

• выражение интересов и потребностей всех социальных групп и слоев населения;

• стабилизация социального положения личности, его социализация, саморазвитие и самореализация.


В отдельности следует рассмотреть особенности политической жизни, ее связь с жизнью экономической, специфику политических процессов и политические технологии, благодаря которым эти процессы происходят.


Выделяют четыре основных уровня политики, которые характеризуются определенными особенностями, закономерностями и конкретными субъектами.


1. Геополитический. Охватывает отношения, деятельность отдельных государств, международных организаций, которые создаются большей частью для координации политики на межконтинентальном, межгосударственном уровне. Непосредственные субъекты: политики — руководители государств, отдельных ветвей власти, политики — лидеры ведущих политических партий, общественных объединений. представители экономической, творческой, духовной элиты и др.


2. Государственный. Основой такой политики является организация публичной власти, деятельность государственных структур разных уровней (центральный, региональный), организация местного самоуправления.


3. Структурный. Имеется в виду политика таких субъектов политического процесса, как партии, объединения, движения, отдельные авторитетные социальные формирования.


4. Личностный. На этом уровне осуществляется политика, связанная с деятельностью отдельных индивидов, граждан, политических деятелей, лидеров низшего уровня (прежде всего регионального).

Наибольшее количество участников политических процессов приходится на третий и четвертый уровни.


Чрезвычайно важные в политике символы. Они воссоздают, фиксируют характер, особенности нации, народа, государства, являются идейными или идейно-образными структурами.


Символы имеют большое значение в жизни людей. Именно с помощью символов люди общаются, взаимодействуют.


^ К основным политическим символам принадлежат конституции, флаги, эмблемы, праздника, отдельные знаки.


Рассмотрим политическую психологию как науку.

Как явление политическая психология появилась с возникновением политической жизни. Фактически политическая психология выделяется в науку из политологии лишь в 60-тые года XX ст. Одной из причин этого было то, что политические партии, организации, объединения вынуждены были искать новые методы эффективного управления участниками политического процесса.


Формирования политической психологии как науки, научной дисциплины базируется прежде всего на идеях, концепциях таких выдающихся философов разных времен, как Т. Гоббс, Дж. Локк, И. Бетман, Г. Спенсер, А. Смит, Т. Петерсон, Р. Мертон.


Методологию подходов к изучению психологических, социальных процессов, основные методы их исследования политическая психология в свое время позаимствовала из социологии и социальной психологии.


Более или менее единого, упроченного определения понятия "политическая психология" не существует. Приведем несколько наиболее удачных с нашей точки зрения.

Чаще всего политическая психология трактуется как научная дисциплина, которая возникла в результате политизации психологии и психологизации политики. При этом ее объективно считают относительно самостоятельной составной системы политических наук.


Наиболее общим и простым можно считать такое определение политической психологии: политическая психология — это наука, которая изучает психологические аспекты политической жизни.


^ Много специалистов политическую психологию определяют как систему проявлений общественной психологии (то есть сознания), которые выражают отношения людей к политической системе, направляют и характеризуют их поведение в политической жизни общества.


По мнению специалистов по проблемам средств массовой информации, связей с общественностью, политическая психология представляет интерес тем, что может ответить, в частности, на такие вопросы:

каким является политический портрет лидера и избирателя,

какими мотивами может руководствоваться лидер, принимая те или иные решения, то есть политическую психологию рассматривают под определенным практическим углом зрения, которое также важно и объективно обусловлено.


Поскольку, как отмечалось, предметом политической психологии являются психологические компоненты политического поведения людей, довольно удачной кажется его дефиниция известного ученого Г. Щокина, который считает, что политическая психология — это область психологии, которая изучает психологические компоненты (настроения, мысли, чувства, ценностные ориентации и т.п.) политической жизни общества, которые формируются и проявляются на уровне политического сознания наций, классов, социальных групп, правительств, индивидов и реализуются в их конкретных политических действиях.


Украинский политолог В. Бебик справедливо подчеркивает, что политическая психология состоит из:

*сознательных (рациональных) и

*подсознательных (иррациональных) элементов и потому объединяет логику социального взаимодействия с логикой инстинктов, рефлексивность (сознательное отображение действительности) и рефлекторность (безсознательную форму мышления).


Известная и так называемая двумерная модель политической психологии, приверженцами которой являются, в частности, группа психологов во главе с Т. Адорно. Эта модель обусловлена историко-традиционным существованием четко определенных дуалистических партийно-политических систем республиканцев и демократов (США), либералов и консерваторов, правых и левых. Конечно, в "чистом" виде такой модели практически не существует, но в политической жизни ей принадлежит важное значение.


В тоталитарном обществе психология безоговорочно защищала принципы классовости. Даже признавая индивидуальность в отдельности взятого человека, психологи в бывшем СССР утверждали, что "в индивидуальной своеобразности любого человека в той или другой мере проявляется общеклассовое, поскольку многогранность личных судеб имеет границы, которые определяют принадлежность к определенному классу". Именно на таком утверждении и основывается общий вывод, который "в общности психологических черт, типичных для членов класса, и проявляется реальность классовой психологии". Дальше обосновывались особенности соотношения психологии и идеологии классов, их общее и особое, обосновывались исторический характер и динамика классовой психологии.


Безоговорочно отстаивая классовый характер психологии, В. Ленин утверждал, что есть психология буржуа и пролетария, призывал "уметь понять особенности, своеобразность черт психологии каждой прослойки, профессии и т.п.... массы" [52, 192}, доказывал, что пролетариату в условиях капитализма присуще "настоящее влечение к социализму".


Выделяют такие основные функции политической психологии:

познавательную дает возможность человеку четко ориентироваться в политической жизни и выбирать способы своих действий;


адаптационную оказывает содействие приспособлению субъекта политики к окружающей среде;


мотивационную - дает возможность воплотить намерения в определенные политические действия. Ограниченность приведенного объяснения сути политической психологии очевидная. Следует исходить из того, что ее основой является собственно психология как наука о психическом отображении действительности в процессе жизнедеятельности, внутреннего мира человека, конкретных его связей с внешним миром, о возможностях развития психики человека. Учитывая изложенное, очертим предмет, объект и метод политической психологии.


Вопрос № 4


Предмет, объект и метод политической психологии


Предметом политической психологии являются соответствующие психические процессы, состояния и свойства человека, которые модифицируются, когда она взаимодействует с властью.


Такое общее определение предмета политической психологии можно кое-чем углубить, детализировать.


^ По мнению западных авторов, предметом политической психологии являются психологические компоненты политического поведения человека, исследования и анализ которых дает возможность применить психологические знания к объяснению собственно политики. Это определение, однако, не включает психологических компонентов политического поведения отдельных социальных и этнических групп.


^ ПРЕДМЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ


А) Предмет.

Американские психологи не всегда утруждают себя разработкой стро­гих академических описаний предмета той или иной науки. Поэтому их определения часто носят операциональный характер и нередко бывают либо слишком общими, либо, наоборот, слишком узкими.


Приве­дем некоторые примеры.

*«Политическая психология — изучение взаимодействия политических и психологических процес­сов» (М. Дойч);

*«исследование психоло­гических компонентов политического поведения» (^ Дж. Дэвис);

*«политическая психология — это изучение людей, при­нимающих властные решения, а также тех, кто пытается влиять на эти решения» (Барнер-Бэрри и Розенвейн).


С учетом многообразия субъектов по­литической деятельности, тех задач, которые им приходится решать, а также различных форм отражения реальностей политичес­кой жизни в сознании и поведении инди­видов и групп предлагается следующее определение предмета политической психо­логии: эта наука изучает психологические компоненты политической жизни общества, которые формируются и проявляются в по­литическом сознании наций, социальных групп и индивидов и реализуются в практи­ческих действиях всех субъектов политиче­ских процессов.


^ Что касается методов политической психологии, то, будучи ответвлением психо­логии социальной, она использует ее опыт и весь методический арсенал, начиная от опросов, анкетирования, наблюдения и включая эксперимент, моделирование и прожективные методики.


^ Некоторые проблемы. Круг вопросов, которые исследуются в политической пси­хологии, исключительно широк, и здесь удастся рассмотреть лишь некоторые из них.

^ Б) ДИСКУССИИ О ПРЕДМЕТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.

Еще совсем недавно как в области поли­тической науки, так и в психологии высказывались сомне­ния относительно судьбы политической психологии как са­мостоятельной научной дисциплины. Политологи тради­ционной ориентации подвергали сомнению сам подход к политике, который, по их мнению, страдал редукционизмом, т.е. сводил собственно политические явления к пси­хологическим. Так, американский политолог С. Хоффман возмущался исследователями, которые идеологию сводят к иррациональным конструктам, а национальную иденти­фикацию трактуют как патологический призыв к базовым инстинктам агрессивного толка или примитивным защит­ным механизмам*. Действительно, ряд ранних исследо­ваний в области политической психологии, особенно на­ходящиеся под влиянием психоанализа, дали основания для подобных упреков. Хоффман был прав, когда утвер­ждал, что «враги — не всегда являются лишь простыми проекциями негативного опыта личности. Иногда это впол­не реальные существа».


^ В отечественном обществоведении ситуация осложня­лась к тому же еще и официальными идеологическими табу. Псевдомарксистский экономический детерминизм выносил за скобки любые факторы воздействия на поли­тику, не вписывающиеся в традиционную схему анализа. Психология была в числе «нежелательных» феноменов в анализе политики.


У психологов были свои недоумения по поводу предме­та новой дисциплины. ^ Если западные психологические шко­лы, в основном позитивистской ориентации, рассматривали свой предмет на манер естественнонаучных дисциплин, то в любом ценностно-окрашенном исследовании они видели отход от канонов подлинной научности. Понятно, что поли­тика не может быть таким же предметом исследования, как минерал или лягушка, т.е. предметом ценностно-нейтраль­ным. Любой исследователь привносит свое собственное ви­дение политики и свои политические ориентации, считать от которых политико-психологическое исследование, как и иные гуманитарные области, практически невозможно.


В дискуссиях по предмету политической психологии можно выделить несколько существенных моментов.


Во-первых, понимание того, что психологические компонен­ты являются неотъемлемой частью политического процес­са, происходило постепенно и отягощалось методологичес­кими крайностями пионерских исследователей. Так, рабо­та 3. Фрейда и У. Буллита об американском президенте Вудро Вильсоне, написанная еще в 30-х годах, не публикова­лась до 1967 года в связи с тем, что были живы некоторые описанные в ней персонажи*. Но, когда эта книга все же вышла, даже психологи, принадлежащие к психоаналити­ческому направлению, нашли содержащиеся в ней методы анализа личности этого политика чрезвычайно упрощен­ными, устаревшими.


Во-вторых, и работы современных психологов, избира­ющих своим предметом политическое поведение, полити­ческое мышление или политическую культуру, нередко ме­тодологически недостаточно обеспечены и включают в ка­честве научного инструментария политологические и пси­хологические, статистические и социологические категории и подходы без их должного перевода на язык своей науки.


В-третьих, политико-психологическая проблематика раз­вивается не только в рамках самой этой науки, но и в рабо­тах по этнографии, страноведению, экономике, истории, социологии и др. В последние годы появилось немало ин­тересных публикаций, имеющих междисциплинарный ха­рактер и раскрывающих закономерности формирования лич­ности в политике, воздействие политической культуры на судьбы государства, влияние исторически сложившегося менталитета на развитие нации и т. д. Все эти проблемы входят в круг исследования психологии политики. Однако не получили пока в ней достаточного освещения и зачас­тую не осознаются специалистами из смежных дисциплин в их политико-психологическом звучании Как известный герой Мольера, они говорят на политико-психологическом языке, не подозревая об этом.

^ Психология политики находится на начальном этапе своего развития с характерными для этого этапа дискус­сиями по ключевым вопросам. Даже название этой науки вызывает разночтения. Одни авторы предпочитают гово­рить о «политической психологии», другие — о «психоло­гии политики», третьи используют название «социально-политическая психология» (Г. Г. Дилигенский)*. Споры о названии не несут на себе серьезной смысловой нагруз­ки, если не считать того, что разные авторы стоят на по­зициях той «материнской» науки, из которой они вышли. Соответственно они используют по преимуществу мето­дологическое обеспечение, которое им более привычно. В одном случае психология политики рассматривается как раздел политологии, в другом — как психологическая суб­дисциплина.

Различны и точки зрения специалистов на объем изуча­емых политико-психологических феноменов, включаемых в предмет.


Так, Г. Г. Дилигенский, вслед за рядом амери­канских политических психологов (С. Вагпег-Ваггу, R. Rosenwein) полагает, что политическая психология не должна заниматься макрополитическими процессами. Ее предмет должен трактоваться как психология ПОЛИТИКОВ. Такая позиция сужает не только предметную область, но и предпо­лагает пользование исключительно инструментарием ин­дивидуальной психологии.


^ Другой подход, которого при­держиваются М. Херманн, Дж. Кнутсон, X. Юлау и дру­гие не менее авторитетные политические психологи, чье мнение разделяем и мы, напротив, видят задачу полити­ческой психологии более широко. В предмет исследования включаются не только поведенческие и когнитивные аспек­ты психологии личности политиков-профессионалов, но и все многообразие групповых процессов, происходящих в политике.. Изучение проблемы личности в политике является лишь одной из них.


^ В) ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ АНАЛИЗА.


Как и любая наука, политическая психология использует свой научный язык, свой категориальный аппарат. В силу междисципли­нарного характера исследований в них соседствуют катего­рии, используемые и философами, и антропологами, и со­циологами и политологами.


Так политическая философия внесла свой вклад в ста­новление политической психологии, снабдив ее наиболее общими теоретическими понятиями о соотношении лич­ности и государства, о подчинении гражданина политике (Т. Гоббс) и интересе, который лучше любого насилия уп­равляет политическим поведением личности (А. Смит).


Та­кие философы, как А. Тойнби и П. Сорокин, Дж. Оруэлл обогатили психоисторию как раздел политической психо­логии представлениями о психологических компонентах масштабных политических процессов.


Общетеоретические идеи ^ Т. Парсонса и Р. Мертона принесли новое понимание политики как системы, в которой индивид является одним из элементов. Нередко эти метатеоретические представле­ния специально не обсуждаются, оставаясь в имплицитной форме. Но именно эти концепты подчиняют себе исследо­вательские процедуры.


Социология и социальная психология дали политичес­кой психологии основные методические приемы, методо­логию исследования. Эти дисциплины, как и политичес­кая психология, не претендуют на широкомасштабные обоб­щения, оставаясь в рамках теорий среднего уровня. Такие категории, как роли, нормы, ценности, интересы, лидерст­во, конформизм, социализация и многие другие, описыва­ющие внутри- и межгрупповое поведение человека. Его ста­новление в социальной среде как гражданина политичес­кие психологи заимствовали из названных дисциплин.


Психология личности, представленная самыми разны­ми ориентациями, обогатила политическую пси­хологию такими категориями, как

*поведение,

*мотивация,

*когнитивные структуры,

*стиль мышления,

*стиль принятия решений,

*стиль межличностных отношений и др.


Те на­правления, которые базируются на психоаналитических под­ходах (например, психобиографическое), используют такие категории, как:

*защитные механизмы,

*авторитарное подчи­нение,

*операциональный код.


Исследователи, стоящие на позициях когнитивной парадигмы, предпочитают говорить:

*о менталитете,

*о когнитивных картах личности политиков и их стиле политического мышления,

*о семантическом про­странстве.


Последователи ^ А. Маслоу и К. Роджерса в по­литической психологии оперируют понятиями:

*мотивов,

*пот­ребностей,

*ценностей.


Приверженцы бихевиоризма рассмат­ривают поведение человека в политике сквозь призму:

*на­казания,

*поощрения,

*цены,

*обмена,

*стимула и пр.


Политическая наука снабдила политическую психоло­гию категориями:

*политической системы,

*политического участия,

*конфликта и консенсуса,

*плюрализма,

*гегемонии,

*демократии и иными понятиями, описывающими полити­ческие феномены.


В политической психологии они работа­ют в том же значении, что и в политологии, наполняясь при этом собственно психологическим содержанием.


Важно учесть и то, что в психологической науке много составляющих, которые являются предметом политической психологии, решаются в границах социальной, педагогической и возрастной психологии, социологии, экономической науки, философии, истории.

Это, в частности,

*политическое воспитание,

*общественное сознание,

*политическая активность,

*политическая культура и др.


Поскольку основными направлениями политической психологии являются:

*бихевиористический,

*когнитивистский,

*психобиографический и

*психоисторический, то в каждом из них несколько по-разному трактуется и объект политической психологии.


Психологи-бихевиористы, например, предметом политической психологии считают определенные особенности политического поведения конкретного человека, политика, лидера, политической группы, партии, организации и т.п.. Они утверждают, что, изучая поведение, его можно не только понять, объяснить, а и соответственно смоделировать, сконструировать. Поэтому и сами политики, по мнению бихнвиористов, являются объектом манипулирования. Такой взгляд нельзя оспаривать.


Когнитивисты изучают и исследуют закономерности идеологического процесса как сложного, противоречивого и неоднозначного явления; их цель — на основе развития политической психологии гуманизировать политические отношения. Нельзя отвергать и такой взгляд.


Психологи-психоаналитики предмет политической психологии рассматривают сквозь призму, прежде всего, подсознательного. Используя своеобразный психобиографический метод, они стремятся, прежде всего, понять мотивы конкретных политических поступков.


В прежнем СССР к 60-х лет XX ст. политической психологии как науки фактически не существовало, поскольку политическое сознание граждан отождествлялось с господствующей идеологией, а любые отклонения от нее считались абсолютно недопустимыми. Иначе говоря, политическое сознание граждан сводилось исключительно к коммунистической идеологии.


В конце ^ 90-х лет в условиях распада СССР, кризиса коммунистической идеологии, отказа от коммунистически-социалистических идеалов, формирования политического плюрализма интерес к политической психологии намного повысился, поскольку к тому времени не было потребности теоретически обосновываться сложные политические явления, которых не существовало.


В последние годы интерес к политической психологии за границей, в частности в посткоммунистических странах близкого и дальнего зарубежья, усилился благодаря таким сложным политико-психологическим явлениям, как внутренняя и внешняя политика, терроризм, етноконфликты, дискриминация отдельных социальных групп, наличие конфликтного потенциала, формирования субкультуры протеста и недоверия граждан к властным структурам.


Основными объектами политико-психологических исследований являются:

*политическое участие,

*политическое лидерство,

*политические ценности и установки,

*мотивы, которые влияют на политическое поведение,

*политическая социализация,

*индивидуальное, групповое и массовое политическое сознание.


В политической психологии используют такие методы исследований:

*наблюдение,

*социологические опросы,

*тестирование,

*моделирование политических ситуаций,

*психосемантичний анализ,

*экспертная оценка,

*создание психологических портретов,

*анализ биографий политических деятелей и др.


Большинство перечисленных исследовательских приемов политическая психология позаимствовала из социального, клинического, когнитивного и других направлений психологии.


Рассмотрим особенности наиболее распространенных методов исследований.


Наблюдение один из основных эмпирических методов психологических исследований. В политической психологии— это специальное, систематическое и целенаправленное наблюдение за политическим поведением, действиями, процессами с целью выяснения их смысла, содержания, цели и направленности.


Социологические опросы это метод, который часто используют для собирания первичной вербальной информации о явлениях индивидуального и общественного сознания, объективные факты и процессы. Этот метод широко используют также в социологических, психологических, экономических, демографических, политологических, педагогических и других исследованиях. Поскольку в политических процессах часто задействовано много личностей, то благодаря этому методу удается

*определять психолого-политические состояния,

*ориентации,

*прогнозировать поведение значительного количества людей,

*отдельных социальных, демографических групп, классов и т.п.


В политической психологии большое значение имеют многоразовые социологические опросы (панельные), с помощью которых можно проследить динамику политических явлений и процессов. Для оперативного изучения общественной мысли применяют так называемые зондажные опросы (опросы-молнии, опросы-голосования). Наиболее распространенные анкетные социологические опросы: почтовые, печатания анкет в средствах массовой информации, телетайпные. Технологию опросов политическая психология позаимствовала в социологии.


Тестирование метод психологической диагностики с помощью заранее заготовленных стандартизированных вопросов и заданий (тестов).

В политической психологии благодаря тестированию можно обнаружить:

*отличия в политических взглядах отдельных политиков, между разными явлениями,

*определить уровень политической культуры, грамотности человека,

*наличие у него определенных привычек, знаний, личностных характеристик.


Моделирование политических ситуаций исследование политико-психологических процессов и состояний с помощью их реальных (физических) или идеальных (прежде всего математических) моделей. Под моделью здесь понимают систему объектов и знаков, которые воссоздают отдельные важные свойства системы-оригинала. Таким образом, можно смоделировать прогнозируемый митинг, дискуссию, партийные сборы, избирательную кампанию и т.п.


Психосемантический анализ. Основывается на психосемантике — области психологии, которая изучает генезис, строение и функционирование индивидуальной системы значений в индивидуальном сознании (образы, символы, символические действия).


^ Как правило, чем более сложное политическое действие, процесс, явление, тем больше методов их исследования (в объединении) использует политическая психология.


Дополнительный материал к методам политико-психологических исследований в политической психологии.


В современной политической психологии царят методологическая терпимость и плюрализм. В кон­кретных исследованиях в равной степени представлены:

*пси­хологические тесты и

*социологические опросы,

*метод эк­спертной оценки и

*психолингвистический анализ.


Почему? Это свя­зано как с отсутствием общепризнанных теоретических схем, так и с междисциплинарным характером исследова­ний, в которых приходится соединять подходы нескольких дисциплин к сложному и многоуровневому объекту — по­ведению человека в политике.

^ Объект конкретного исследования диктует методы, адек­ватные его изучению.

Так, различные феномены массово­го политического поведения требуют таких методов, как:

*ана­лиз статистических данных,

*проведение массовых опро­сов с последующей математической обработкой больших массивов данных,

*проведения фокусированных интервью и

*метода фокус групп.


Так, подготовка предвыборных кам­паний в последние годы породила широкий спрос на со­ставление так называемого паспорта избирательного окру­га. Как это делается?

Политические социологи и психологи проводят анализ статистических данных жителей конкретного избиратель­ного округа с последующим описанием основных психоло­гических и социальных типов избирателя. При наличии мониторинговых исследований в округе на протяжении нескольких лет такого рода работа дает очень прицельные результаты. Политик получает детальное представление как о глубинных и малоподвижных установках своих избира­телей, так и о ситуативных изменениях в их настроениях.


В арсенале политических психологов сейчас появились специальные методики для исследования динамики массо­вых политических ориентации, основанные на применении компьютерных средств обработки больших массивов дан­ных. Так один из самых дорогостоящих проектов под руко­водством Р. Инглхарта и П. Абрамсона ставит своей зада­чей анализ динамики политических ценностей в 49 странах мира с разными типами политических систем.


Хотя исследование различных форм массового поведе­ния по своей технике ближе всего к социологическим ме­тодам, но их содержание диктует применение таких мето­дик, которые адекватны изучаемым психологическим фе­номенам. Отсюда и выбор таких исследовательских проце­дур, как:

*проективные методики (например, метод неокон­ченных предложений),


*метод ассоциаций и др.


Указанные подходы дают хорошие результаты при изу­чении:

*электорального поведения,

*массовых политических ориентации,

*ценностей политической культуры.


Но эти по­литико-психологические феномены поддаются анализу и с использованием иных методов. Так, например,


*психобио­графические подходы позволяют не только выяснить вли­яние отдельных личностных характеристик политиков на конкретные события, но и видеть в отдельном политике модель определенного типа политической культуры. В работе Бетти Глэд на американском политике Ч. Хьюзе по­казано, что он был лишь выразителем господствующего в американской элите после первой мировой войны изоля­ционистского настроения*.


Изучение феноменов *политического мышления и поли­тического сознания ведется в политической психологии пре­имущественно методами социальной психологии, причем в основном когнитивистского направления. Прежде всего, объектом исследования становятся различные тексты, ко­торые обрабатываются с помощью контент-анализа различ­ных модификаций. Так, в работе Д. Уинтера, М. Херманн и соавт.** контент-анализу подверглись тексты выступле­ний Буша и Горбачева для выявления ряда когнитивных характеристик этих политиков. Среди изучаемых компо­нентов политического мышления были:

*убеждения,

*поня­тийная сложность,

*методы достижения целей и некоторые другие особенности, прежде всего, спонтанных (не напи­санных заранее) текстов,

проанализированные через их со­поставление с аналогичными количественными характерис­тиками 148 высших политических руководителей из раз­ных стран, культур и периодов.

Таким образом, наряду с чисто качественными особенностями, метод контент-ана­лиза позволяет использовать и количественные парамет­ры, дающие более объективные результаты.


Другим методом, используемым для изучения полити­ческого менталитета тех групп, которые имеют артикулиро­ванные политические ценности, является -

метод построения их семантического пространства***.


Российский психолог В. Петренко проанализировал политические штампы и кли­ше в лексике новых российских партий. Материалом анализа послужили речи известных политиков, партийные документы. Данные этого исследования позволили построить много­мерную типологию сознания политических активистов.


Исследование личности в политическом процессе начи­налось еще в 30-е годы в рамках преимущественно психоа­налитической традиции. С этим связан и интерес исследова­телей, прежде всего, к таким методикам, которые позволя­ли проникнуть в бессознательную, эмоциональную сферу личности, раскрыть глубинные мотивы политического по­ведения. В одной из первых политико-психологических ра­бот Г. Лассвела материалом для изучения политиков стали их медицинские карты в одном из элитарных санаториев, где их лечили от неврозов, алкоголизма и т. п.* Современ­ные политические психоаналитики продолжают традицию качественного изучения личности политика, создавая пси­хологические профили представителей данной профессии.


Наряду с этим в политической психологии:

*широко ис­пользуются психологические тесты при непосредственном исследовании политиков,

*а также многочисленные мето­ды дистанционного анализа в случае, когда объект недо­ступен исследователю. В таких случаях изучаются не толь­ко тексты их выступлений, но и видеозаписи, мемуары о них и другие прямые и косвенные источники данных о лич­ности в политике.


Нередко используется и метод эксперт­ных оценок, который позволяет оценить отдельные качес­тва личности, дать прогноз ее поведения.


В арсенале исследовательских процедур политической психологии постоянное место занимает и метод экспери­мента. Чаще проводится лабораторный, но используется и естественный эксперимент.


Например.

В результате эксперименталь­ной проверки получили подтверждения важные теоретичес­кие положения о закономерностях поведения человека в политике. Тверски и Канеман доказали, что человеку свой­ственно избегать высокой степени риска**.

Знаменитые опыты Милгрэма показали, что в случае, когда есть некий «научный» авторитет в лице экспериментатора, испытуемые готовы пойти даже на ненужную в условиях эксперимента жестокость, снимая с себя ответственность за результат своих поступков*.

Недавние эксперименты ^ Ласка и Джадда выявили склонность экспертов давать более крайние оценки кандидатов, чем это делают непрофессионалы**. Обычные граждане, оценивая политиков, руководствуются не столько знаниями о том, что и как те сделали в полити­ке, а исключительно впечатлениями, полученными нака­нуне выборов***.


Следует отметить, что помимо собственно исследова­тельских процедур, в политической психологии использу­ется и широкий набор методов коррекционного воздейст­вия на политическое поведение, сознание и бессознатель­ные структуры личности.


Практика политического консуль­тирования включает:

*психодиагностику политического дея­теля,

*анализ и коррекцию его публичного имиджа,

*разра­ботку стратегии его взаимоотношений как с широкой пуб­ликой, так и с собственными единомышленниками и аппа­ратом.


Такая работа политического психолога предполагает:

*использование методов тренинга,

*участия в деятельности по паблик рилейшнз,

*разработку рекомендаций по эффек­тивной политической коммуникации.


Говоря об области деятельности профессионального по­литического психолога, следует отметить, что международ­ное сообщество (ISPP) разработало и предложило своим ин­дивидуальным членам специальный этический кодекс, рег­ламентирующий ряд действий специалистов в этой облас­ти.

Так же как психолог, врач, социальный работник или специалист по организации, политический психолог, занимающийся исследовани­ями или консультированием, имеет дело с достаточно взры­воопасной информацией.

Так,

*политический консультант не считает себя вправе не только публично обсуждать дан­ные, касающиеся своих клиентов, но даже не раскрывает его имени без разрешения последнего.

Существует опас­ность нанести урон репутации того или иного человека, даже если обсуждение имеет профессиональный характер в на­учном журнале.

Профессиональная община заинтересова­на, чтобы ее представители четко отделяли свою научную деятельность от участия в практической политике.


^ Курс: «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ»


(Материалы для самостоятельного изучения студентами психологами и социальными работниками)


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Скачать файл (886 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru