Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции - курс: Экспериментальная психология. Часть 1 - файл 1.doc


Лекции - курс: Экспериментальная психология. Часть 1
скачать (1357 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1357kb.16.11.2011 05:08скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Реклама MarketGid:
Загрузка...

^ ВОПРОС 2 ЭКСПЕРИМЕНТАТОР: ЕГО ЛИЧНОСТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ


Классический естественно-научный эксперимент рассматривается теоретически с нормативных позиций: если из экспериментальной ситуации можно было бы удалить исследователя и заменить автоматом, то эксперимент соответствовал бы идеальному.

К сожалению или к счастью, психология человека относится к таким дисциплинам, где это сделать невозможно.

Следовательно, психолог вынужден учитывать то, что любой экспериментатор, в том числе и он сам, человек и ничто человеческое ему не чуждо. В первую очередь ошибки, т.е. невольные отклонения от нормы эксперимента (идеального эксперимента). Сознательный обман, искажение результатов здесь разбирать не будем. Ошибками дело не ограничивается — их можно иногда исправить. Другое дело — устойчивые тенденции поведения экспериментатора, которые воздействуют на ход экспериментальной ситуации и являются следствием бессознательной психической регуляции поведения.

^ Эксперимент, в том числе психологический, должен воспроизводиться любым другим исследователем. Поэтому схема его проведения (норма эксперимента) должна быть максимально объективирована, т.е. воспроизведение результатов не должно зависеть от умелых профессиональных действий экспериментатора, внешних обстоятельств или случая.

^ С позиций деятельностного подхода эксперимент это деятельность экспериментатора, который воздействует на испытуемого, изменяя условия его деятельности, чтобы выявить особенности психики обследуемого.

Процедура эксперимента служит доказательством степени активности экспериментатора:

*он организует работу испытуемого,

*дает ему задание,

*оценивает результаты,

*варьирует условия эксперимента,

*регистрирует поведение испытуемого и результаты его деятельности и т.д.

С социально-психологической точки зрения экспериментатор выполняет роль руководителя, учителя, инициатора игры, испытуемый же предстает в качестве подчиненного, исполнителя, ученика, ведомого участника игры.

^ Схема эксперимента, если рассматривать его как деятельность экспериментатора, соответствует модели необихевиоризма: стимул — промежуточные переменные — реакции Экспериментатор дает испытуемому задания, испытуемый (промежуточная переменная) их выполняет.

^ Если исследователь заинтересован н подтверждении (или опровержении) своей гипотезы, то он может неосознанно вносить искажения в ход эксперимента и интерпретацию данных, добиваясь, чтобы испытуемый "работал под гипотезу", создавая привилегированные условия лишь для экспериментальной группы. Такие действия экспериментатора — источник артефактов.

Американский психолог Розенталь назвал это явление "эффектом Пигмалиона" в честь персонажа греческого мифа. (Скульптор Пигмалион изваял статую прекрасной девушки Галатеи. Она была так хороша, что Пигмалион влюбился в Галатею и стал умолять богов оживить статую. Боги отозвались на его просьбы.)

Исследователь, заинтересованный в подтверждении теории, действует непроизвольно так, чтобы она была подтверждена. Можно контролировать данный эффект. Для этого следует привлекать к проведению исследования экспериментаторов — ассистентов, не знающих его целей и гипотез.

^ Полноценный контроль — перепроверка результатов другим и исследователями, критически относящимися к гипотезе автора эксперимента. Однако и в этом случае мы не га­рантированы от артефактов — контролеры такие же грешные люди, как и автор эксперимента.

Н.Фридман назвал научным мифом господствовавшую до 60-х годов в американской психологии точку зрения, заключавшуюся в том; что процедура проведения экспериментов одинакова, а экспериментаторы равно беспристрастны и квалифицированны. Экспе­риментаторы не анонимны и не безлики: по-разному наблюдают, фиксируют и оценивают результаты эксперимента.

^ Главная проблема — различия в мотивации экспериментаторов. Даже если все он к стремятся к познанию нового, то представления о путях, средствах, целях познания у них различаются. Тем более, что исследователи часто принадлежат к разным этнокультурным общностям.

Вместе с тем все экспериментаторы мечтают об "идеальном испытуемом". "Идеальный испытуемый" должен обладать набором соответствующих психологических качеств.

*быть послушным,

*сообразительным,

*стремящимся к сотрудничеству с экспериментатором;

*работоспособным,

*дружески настроенным,

*неагрессивным и лишенным негативизма.

Модель "идеального испытуемого" с социально-психологической точки зрения полностью соответствует модели идеального подчиненного или идеального ученика.

Разумный экспериментатор понимает, что эта мечта неосуществима. Однако, если поведение испытуемого в эксперименте отклоняется от ожиданий исследователя, он может проявить к испытуемому враждебность или раздражение.

Каковы же конкретные проявления эффекта Пигмалиона?

Ожидания экспериментатора могут приводить его к неосознанным действиям, модифицирующим поведение испытуемого.

Розенталь, наиболее известный специалист по проблеме воздействия личности исследователя на ход исследования, установил, что значимое влияние экспериментатора на результат эксперимента выявлено:

*в экспериментах с обучением,

*при диагностике способностей,

*в психофизических экспериментах,

*при определении времени реакции,

*проведении прожективных тестов (тест Роршаха),

*в лабораторных исследованиях трудовой деятельности,

при исследовании социальной перцепции.

^ Каким же образом испытуемому передаются ожидания экспериментатора?

Поскольку источник влияния — неосознаваемые установки, то и проявляются они в параметрах поведения экспериментатора, которые регулируются неосознанно.

Это в первую очередь мимика и пантомимика (кивки головой, улыбки и пр.) Во-вторых, важную роль играют "паралингвистические" речевые способы воздействия на испытуемого, а именно: интонация при чтении инструкции, эмоциональный тон, экспрессия и т.д. В экспериментах на животных экспериментатор может неосознанно изменять способы обращения с ними.

^ Особенно сильно влияние экспериментатора до эксперимента: при вербовке испытуемых, первой беседе, чтении инструкции.

В ходе эксперимента большое значение имеет внимание, проявляемое экс­периментатором к действиям испытуемого. Поданным экспериментальных исследований это внимание повышает продуктивность деятельности испытуемого.

Тем самым исследователь создает первичную установку испытуемого на эксперимент и формирует отношение к себе.

Известно, что именно "эффект первого впечатления" приводит к тому, что вся дальнейшая информация, не соответствующая созданному образу, может отбрасываться как случайная, fifi.

^ Ожидания экспериментатора сказываются и при записи им результатов эксперимента. В частности, Кеннеди и Упхофф установили влияние отношения исследователя на допущенные им ошибки при записи результатов эксперимента. Эксперимент был посвящен изучению "феномена телепатии". Был и отобраны две равночисленные группы людей, верящих и не верящих в телепатию. Их просили записывать результаты попыток испытуемого угадать содержание "телепатического послания", которое делал другой испытуемый.

Те, кто верил в телепатию, в среднем увеличили количество угадываний на 63%, а те, кто в нее не верил, уменьшили его на 67%.

Розенталь проанализировал 21 работу по проблеме влияния ожидания на фиксацию результатов эксперимента. Оказалось, что 60% ошибок записи результатов обусловлены стремлением подтвердить экспериментальную гипотезу. В другом обзоре (36 работ) также подтвержден этот факт. Влияние ожидания проявляется не только при фиксации результатов действия людей, но и в экспериментах на животных.

Розенталь провел следующее исследование. Он просил несколько экспериментаторов фиксировать поведение крыс в ходе эксперимента. Одной группе экспериментаторов говорилось, что они работают со специально выведенной лилией "особо умных крыс". Другой группе сообщали, что их крысы "особо глупы". На самом деле все крысы относились к одной и той же популяции и не различались по способностям.

В итоге оценки поведения, поставленные крысам, соответствовали тем установкам, которые были заданы экспериментаторам.

Л.Бергер выделил следующие типы ошибок экспериментаторов при оценке результатов деятельности испытуемого:

1. Занижение очень высоких результатов. Причиной считается стремление

исследователя подсознательно "привязать" данные испытуемого к собственным достижениям. Возможно, и завышение низких оценок. В любом случае шкала деформируется и сжимается, так как крайние результаты сближаются со средними.

2. Избегание крайних оценок (как низких, так и высоких). Эффект тот же —группировка данных выше среднего.

  1. Завышение значимости одного свойства испытуемого или одного задания из серии. Через призму этой установки производится оценка личности и заданий.

  2. Аналогичный случай, но эффект кратковременный, когда особое значение придается заданию, следующему после выделения существенной для экспериментатора личностной черты испытуемого.

5. Аналогичный случай, но оценка опосредована концепцией о связи или противопоставлении тех или иных свойств личности.

6. Ошибки, обусловленные влиянием событий, эмоционально связанных с конкретным испытуемым.

Разумеется, "эффект Пигмалиона" существует, но в какой мере он значим? Может быть, в ряде случаев им можно пренебречь при интерпретации результата? Су шествуют разные мнения.

^ Можно выделить, по крайней мере, три точки зрения:

Первая. Розенталь утверждает, что фактов универсального влияния в 7 раз больше, чем если бы они были случайными. По крайней мере, в 1/3 всех работ, посвященных этой проблеме, влияние экспериментатора на результат эксперимента установлено па уровне значимости р = 0,95.

Вторая. Т.Барбер и М.Сильвер считают, что это влияние незначимо и все исследования, посвященные выявлению влияния экспериментатора на результат психологического эксперимента, осуществлялись с ошибками в планировании, плохим выбором статистических мер и при неумелом ведении экспериментирования. Они сделали вывод, что лишь в 29% исследований подтверждается "эффект Пигмалиона" — влияние подсознательных тенденций экспериментатора на поведение испытуемого и его оценку. Очевидно, этот процент значительно ниже, чем пишет Розенталь.

Третья точка зрения выражена Барбером: мы утверждаем, что влияние может быть, но не в состоянии предсказать, каким оно будет в конкретном эксперименте.

Однако исследователи пытаются выявить более конкретные зависимости.

^ Еще раз отметим, что возможны три варианта ответа па вопрос об "искажающем " влиянии экспериментатора на результаты:

1. Неосуществимый идеал экспериментальной психологии — влияния экспериментатора нет никогда либо оно несущественно; им можно пренебречь. Гипотеза малоправдоподобная.

2. Личность экспериментатора всегда и постоянно влияет на ход и результаты эксперимента. В этом случае эффект влияния можно считать систематической ошибкой измерения — константой, ее легко учесть и "вынести за скобки".

3. Влияние это проявляется по-разному, в зависимости от типа эксперимента, личности экспериментатора и личности испытуемого.

Учет превращается в сложную задачу выделения и контроля большого числа релевантных психологических переменных в каждом конкретном эксперименте.

Существует множество исследований, которые в той или иной мере освещают проблему.

^ Приведем основные факты.

1. На результаты влияет тип личности и состояние экспериментатора:

*биосоциальные качества (возраст, пол, раса, культурно-религиозная,

*этническая принадлежность и т.д.);

*психосоциальные качества (уровень тревожности, потребность в

*социальном одобрении, агрессивность, враждебность, авторитарность,

*интеллект, социальный статус, дружелюбие);

*ситуационные переменные (знакомство с испытуемым, настроение и др.).

Наиболее точно установлено влияние пола исследователя на ход и результаты эксперимента. В частности, маленькие дети всегда лучше и охотнее работают с экспериментаторами-женщинами, а взрослые испытуемые — с экспериментаторами-мужчинами.

Кроме того, в ходе эксперимента мужчины вызывают у испытуемых больше действий, направленных на осмысление своей ситуации и поиск новой информации.

Женщины вызывают желание "раскрыть душу", стремление к откровенности, поэтому поведение испытуемых становится более эмоционально выразительным.

Точно установить меру влияния очень трудно. Часто невозможно исключить влияние других переменных: возраста, статуса, дружелюбия и т.д. Так, пол экспериментатора по-разному влияет на мужчин и женщин, бедных и богатых, влияние зависит от взаимного статуса, симпатии и др. Он может быть значимым при выполнении испытуемым заданий одного типа и совершенно незначимым — в других экспериментах. Расширять арсенал методик в ходе одного исследования невозможно.

2. Достоверно выявлена закономерность проявления влияния экспериментатора в экспериментах, различающихся по предмету исследования. Все исследования можно упорядочить по шкале "социальное—биологическое": от социально-психологических экспериментов ("верх" шкалы) до психофизиологических ("низ" шкалы). Чем "выше" структурный уровень психической реальности, изучаемой нами, тем это влияние значимее.

^ Влияние личности экспериментатора

*максимально в экспериментах по психологии личности и социальной психологии и

*минимально—в психофизиологических и психофизических

*экспериментах, исследованиях сенсорики и перцепции.

*"Среднее" влияние наблюдается при исследовании "глобальных"

*индивидуальных процессов — интеллекта, мотивации, принятия решения и

Какие же способы учета и контроля влияния экспериментатора на результат эксперимента можно рекомендовать?

Примерно 98% психологов считают влияние экспериментатора серьезной методологической проблемой, но на деле о контроле и учете его заботятся значительно меньше, чем о наличии хорошей мебели, освещении и окраске стен лаборатории.

А.Анастази считает, что в большинстве правильно проведенных исследований влияние этих факторов практически несущественно и рекомендует свести его к минимуму, не прибегать к методическим изыскам, а пользоваться здравым смыслом. Если это не удается, необходимо обязательно учитывать влияние экспериментатора при описании условий эксперимента.

Чаще всего рекомендуются и используются следующие методы контроля влияния экспериментатора:

  1. Автоматизация исследования. Влияние экспериментатора сохраняется при вербовке и первичной беседе с испытуемым, между отдельными сериями и па "выходе".

  2. Участие экспериментаторов, не знающих целей исследования (уже обсуждавшийся ранее "двойной слепой опыт"). Экспериментаторы будут строить предположения о намерениях первою исследователя. Влияние этих предположений необходимо контролировать.

3. Участие нескольких экспериментаторов и использование плана, позволяющего элиминировать фактор влияния экспериментатора. Остается проблема критерия отбора экспериментаторов и предельного числа контрольных групп.

Влияние экспериментатора полностью неустранимо, так как это противоречит сути психологического эксперимента, но может быть в той или иной мере учтено и проконтролировано.


^ ВОПРОС 3. ИСПЫТУЕМЫЙ : ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ


Здесь речь пойдет только об эксперименте, проводимом с участием человека.

Эксперимент, где объектом исследования является человек, а предметом — человеческая психика, отличается тем, что его нельзя провести без включения испытуемого в совместную деятельность с экспериментатором.

Испытуемый должен знать не только цели и задачи исследования (не обязательно истинные цели), но понимать, что и для чего он должен делать в ходе эксперимента, более того — личностно принимать эту деятельность.

С точки зрения испытуемого, эксперимент — это часть его личной жизни (времени, действий, усилий и т.д.), которую он проводит в общении с экспериментатором для того, чтобы решить какие-то свои личные проблемы.

Испытуемый может быть активным в учебе, игре, трудовой деятельности, общении; его активность является эмоциональной или творческой,

В любом случае он должен проявлять ее либо стихийно, либо сознательно, чтобы экспериментатор мог решить свои исследовательские задачи.

Поэтому ряд исследователей склонны определять эксперимент в психологии "с позиции испытуемого" как организованную экспериментатором деятельность испытуемого (испытуемых) по выполнению поведенческой задачи.

В зависимости от целей эксперимента, особенностей группы испытуемых (возраст, пол, здоровье и т.п.) задачи могут быть творческими, трудовыми, игровыми, учебными и т.д.

Всегда, если смотреть на эксперимент с позиций испытуемого, он является моделью реальной деятельности. Следовательно, в любом эксперименте есть элемент игры, как бы работы "понарошку", имитации жизненной ситуации. Но любой эксперимент есть также "игра всерьез", так как параллельной жизни нам не дано, процесс и результат исследования оказывают влияние на жизнь испытуемого, тем более, что, участвуя в нем, он намеревается решить какие-то свои личностные проблемы.

Общение испытуемого и экспериментатора является необходимым условием организации их совместной деятельности и регуляции деятельности испытуемого.

Человек включается в эксперимент как целостный объект. Следовательно, организация эксперимента требует учета основных, т.е. известных в настоящий момент, психологических закономерностей, определяющих поведение личности в условиях, соответствующих экспериментальным.

Рассматривая эксперимент как деятельность испытуемого, Г.Е. Журавлев выделяет несколько планов его описания.

1. Физический, люди, участвующие в эксперименте;

*объекты, которыми манипулирует или которые преобразует испытуемый;

*средства, которыми для этого располагает испытуемый;

*условия, в которых происходит эксперимент.

Аналогичные компоненты выделяются и в деятельности экспериментатора.

2. Функциональный;

*способы действия, которые предписаны испытуемому; необходимый уровень компетентности испытуемого;

*критерии оценки качества деятельности испытуемого;

*временные характеристики деятельности испытуемого и проведения эксперимента.

3. Знаково-символический (инструкция испытуемому): описание

  1. целей исследования и целей деятельности испытуемого;

  2. способов и правил действий;

  3. общения с экспериментатором;

  4. знакомство с мотивационной установкой, оплатой и т.д.

Важнейшим моментом, отличающим психологический эксперимент с участием людей от других видов естественно-научного исследования, является наличие инструкции. Испытуемый, получая ее, обязуется добросовестно выполнять все требования. Иногда ин­струкция редуцирована (в экспериментах с младенцами, пациентами клиники душевных болезней и т.д.), но общение испытуемого с экспериментатором происходит всегда.

Получивший инструкцию испытуемый должен понять и принять задание. Если он не понимает задание, то неверно совершает предусмотренные в инструкции операции. Чтобы проконтролировать понимание инструкции, прибегают не только к опросу испытуемых, но и к включению в эксперимент короткой предварительной обучающей серии. Успешное выполнение операций в контрольной серии служит критерием понимания инструкции.

По окончании экспериментальной серии проводится интервью для выяснения трудностей в выполнении задания и причин отклонений действий испытуемых от требований инструкции.

Испытуемый может не принять экспериментальное задание и отказаться его выполнять. Хуже, если из-за непонимания или неприятия задания испьпуемый подменяет внешнюю задачу своей субъективной. Экспериментатор должен убедиться, проводя постэкс­периментальное интервью, что такой подмены не произошло.

Описание структуры деятельности испытуемого входит составной частью в норму эксперимента.

Испытуемый должен воспринять, понять и принять эту норму, личность экспериментатора и осуществить соответствующую деятельность. Эта деятельность сводится к выполнению определенных заданий (достижению цели) с помощью набора средств, которые экспериментатор варьирует в ходе преодоления препятствий (помех, шумов, трудностей), также меняемых им.

Независимые переменные (для экспериментатора) — это всегда средства, препятствия и цели, которые он предъявляет испытуемому.

Психика человека является системой. На ход и результат психологического эксперимента влияет не только изучаемая сторона психики испытуемого, но и вся психика в целом, отсюда возникает необходимость учета и регистрации гораздо большего числа психических проявлений, нежели это нужно, исходя из гипотезы исследования.

Проблема понимания и принятия задания отнюдь не тривиальна.

Например, почти все критические замечания по поводу интерпретации, которую дал Пиаже результатам своих классических экспериментов, сводятся к одному: он предлагал детям задания во "взрослой", не адекватной для них форме. Дети попросту не понимали задание и давали ответы, подменяя задачу экспериментатора собственной субъективной задачей. Стоило экспериментаторам сформулировать ту же задачу адекватно жизненному опыту ребенка, как феномены Пиаже "исчезали": 5—6-летние дети демонстрировали уровень когнитивного

развития, соответствующий стадии конкретных операций.

Классический вариант "эффекта инструкции" проявляется при измерении времени реакции. Экспериментаторы знают, что инструкция, настраивающая испытуемого на обнаружение сигнала, увеличивает время реакции, а инструкция, требующая максимально бы­строю ответа, ускоряет реагирование.

Кроме того, сами испытуемые могут различаться потому, какая установка — моторная или сенсорная — у них доминирует.


ВОПРОС 4.


^ ЛИЧНОСТЬ ИСПЫТУЕМОГО И СИТУАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА


Психологический эксперимент — это встреча испытуемого (испытуемых) с экспериментатором. Однако за ней следует расставание. Ситуация эксперимента может быть рассмотрена как с внешней стороны ("вход" и "выход" из ситуации), так и с внутренней (что случилось за время проведения эксперимента).

Выше уже отмечалось, что испытуемый реагирует не просто на эксперимент как некоторое непонятное целое, но отождествляет его с каким-то классом реальных жизненных ситуаций, с которыми он сталкивается, и соответственно строит свое поведение.

Следует заметить, что экспериментатор не просто набирает репрезентативную группу и разбивает ее на рандомизированные подгруппы, как это делает селекционер-биолог, но активно привлекает людей к участию в эксперименте.

Значит, для исследователя не безразлично, какие неконтролируемые психологические особенности отличают людей, привлеченных к исследованию, от всех прочих; какими мотивами побуждаемы были они, включаясь в психологическое исследование в качестве испытуемых.

^ Испытуемый может участвовать в исследовании

*добровольно или

*принудительно, помимо своей воли.

Принимая участие в "естественном эксперименте", он может и не знать, что стал испытуемым.

^ Почему люди добровольно участвуют в исследовании? Проблема сводится к выяснению особенностей мотивации испытуемых-добровольцев. В классических экспериментах с сенсорной депривацией было выявлено, что половина испытуемых согласилась участвовать в экспериментах (длительных и утомительных), движимая лишь любопытством. Часто испытуемому хочется узнать что-либо о самом себе, в частности, для того, чтобы разобраться в отношениях с окружающими.

Добровольное участие в эксперименте принимают испытуемые, стремящиеся заработать деньги, получить зачет (если речь идет о студентах-психологах). Зачастую ими движет простое любопытство или уговоры друзей: "Пойдем за компанию". И крайне редко испытуемый стремится просто "послужить науке". Существует обширная литературы, посвященная личностным особенностям испытуемого-добровольца.

^ Другое дело, если испытуемый принужден участвовать в эксперименте. В исследованиях, посвященных этой проблеме, показано, что большинство испытуемых, принудительно привлеченных к участию в эксперименте, противились этому, относились к эксперименту критично, а к экспериментатору — враждебно и недоверчиво. Зачастую они стремятся разрушить план экспериментатора, "переиграть" его, т.е. рассматривают ситуацию эксперимента как конфликтную.

^ Кто же такой психологический испытуемый?

Американские психологи установили, что от 70 до 90% всех исследований поведения человека проводилось с испытуемыми-студентами колледжей, причем большинство из них — студенты-психологи. Поэтому неслучайно скептики называют психологию "наукой о студентах-второкурсниках и белых крысах".

Студенты колледжей представляют 3% от популяции жителей США.

У нас в России и в Украине ситуация аналогичная.

В большинстве случаев исследуются мужчины. Поэтому эксперимен­тальные данные могут быть нерелевантными почти для 51% всей популяции. Чаще всего эксперименты проводятся с испытуемыми, которые привлекаются к участию принудительно. Около 7% привлекаемых к исследованиям являются добровольцами.

Большинство из них — студенты, слушающие курс "Введение в психологию".

Психологи давно заинтересовались, что представляет собой испытуемый-доброволец, а Розенталь даже написал книгу "Испытуемый-доброволец" ("The Volunteer Subject"). Он пишет, что испытуемый-доброволец отличается от испытуемого, привлеченного при­нудительно, рядом личностных особенностей, прежде всего: }) более высоким уровнем образования;

  1. высшим социально-классовым статусом;

  2. более высоким уровнем интеллекта;

  3. более выраженной потребностью в социальном одобрении и

  4. большей социабельностью.

Очевидно, это социально-психологическая характеристика студентов североамериканского колледжа.

Отсюда возникает закономерный вопрос, в течение нескольких десятилетий обсуждаемый психологами-исследователями: в какой мере данные, полученные на выборке американских студентов-психологов, можно переносить на любого представителя рода челове­ческого?

Помимо того, что испытуемый включается в ситуацию исследования, он из нее в конце концов выходит. На первый взгляд это не должно волновать исследователя: ведь он решил свои задачи. Но это не всегда можно сказать об испытуемом. Заинтересованный в получении социального одобрения может его не получить; стремящийся проявить компетентность может плохо выполнить задание и т.д.

То есть испытуемый часто остается наедине с теми же проблемами, стремление решить которые побудило его принять участие в эксперименте. Кроме того, он приобретает опыт участия в экспериментальной психологической деятельности и определяется в эмоциональном отношении к психологическим экспериментам, психологам и психологии в целом. Пока психология не столь широко раскинула свои сети, этим можно было пренебречь. Но сегодня сведения о психологии со стороны бывших испытуемых способны формировать мнение о ней в обществе и служить помощью или препятствием в развертывании исследовательской работы.

Компетентность испытуемого может сказаться на его поведении и результатах при участии в других психологических исследованиях,

Как правило, психологи оценивают компетентного испытуемою негативно, есть даже термин "испорченный испытуемый", т.е. знающий схему эксперимента и способный воспроизвести результаты "под гипотезу" (или против). Поэтому большинство эксперимента­торов предпочитают "наивных испытуемых".

М.Матлин ввела классификацию, разделив всех испытуемых па позитивно настроенных, негативно настроенных и доверчивых.

Обычно экспериментаторы предпочитают первых и последних.

Исследование может проводиться при участии не только добровольцев или принудительно привлеченных, но и анонимных и сообщающих свои паспортные данные испытуемых. Предполагается, что при анонимном исследовании испытуемые более открыты, а это особо значимо при проведении личностных и социально-психологических экспериментов. Однако выясняется, что в ходе эксперимента не анонимные испытуемые более ответственно относятся к деятельности и ее результатам.

^ Часто исследовательская работа включается в контекст практической деятельности психолога. Так было со времен Фрейда и Жане и продолжается посей день. Но такое включение создает ряд дополнительных трудностей.

^ В первую очередь резко ограничивается свобода в выборе объектов исследования, варьировании условий, методов воздействия и контроля переменных. Этот выбор строго подчи­нен достижению консультационного или психотерапевтического эффекта.

^ С другой стороны, жизненная ситуация испытуемого более ясна, мотивация его участия в исследовании определена, что позволяет строже подходить к конструированию и тяпологизации ситуации эксперимента, а следовательно — учёту и контролю ее влияния на поведение испытуемого.

А.Г.Шмелев в "Общей психодиагностике" приводит следующий вариант с учетом двух видов отношений — психолога с пользователем и психолога с испытуемым с точки зрения применения данных исследования:

  1. Данные используются специалистом-смежником для постановки психологического диагноза или формулировки административного решения. Психолог не несет ответственности за диагноз. К этому типу относятся диагнозы в медицине, психодиагностике по запросу суда, комплексной психодиагностической экспертизе, психодиагностике при оценке профессиональной пригодности по запросу администрации.

  2. Данные используются психодиагностом для постановки психологического диагноза, хотя вмешательство в ситуацию обследуемого осуществляется специалистом другою профиля (психодиагностика причин низкой успеваемости).

  3. Данные используются самим психодиагностом для постановки психологического диагноза в условиях психологической консультации.

  4. Диагностические данные используются самим обследуемым в целях саморазвития, коррекции поведения и т.п.

Решение научно-практической задачи сводится к определенному изменению судьбы испытуемого: его могут принять или не принять на работу, в вуз, назначить или не назначить лечение и т.д "Вход" в психодиагностическую ситуацию характеризуется "внешней" или "внутренней" мотивацией, побуждающей испытуемого участвовать в обследовании. В первом случае он принуждается к этом} участию, во втором — становится добровольцем. Таким образом первый параметр, описывающий психодиагностическую ситуацию — "добровольность—принудительность" участия испытуемого в эксперименте. Понятно, что субъектом выбора при добровольном участии является испытуемый, при вынужденном — другое лицо (сам психодиагност, представители администрации, врачи и т.д.).

В конце обследования (точке "выхода") испытуемый может получить результаты и сам определить на их основе свое поведение и жизненный путь. В ином случае его жизненный путь изменяет другое лицо (психодиагност, администратор и т.д.). При этом решение экспериментатора или лица, которому психодиагност доверил данные, не зависит от дальнейших действий обследуемого и определяется только волей других. Следовательно, в первом случае субъектом выбора (принятия решения) является испытуемый, во втором — другое лицо.

Решающий фактор* который определяет ситуацию тестирования: - кто является субъектом принятия решения -- испытуемый или другое лицо? Этот признак характеризует как "вход", так и "выход" психодиагностической ситуации.

^ Тем самым теоретически возможны четыре крайних варианта научно-практических психодиагностических задач (ситуаций):

2) 3) 4)

добровольное участие в эксперименте, самостоятельный выбор даль­нейшего жизненного поведения;

принудительное участие, самостоятельный выбор поведения; принудительное участие, выбор поведения после обследования навязан;

добровольное участие в обследовании, выбор дальнейшего поведения навязан. Основные типы ситуаций приведены в таблице.

Субъект принятия решения о "входе" в ситуацию



Субъект принятия решения о "выходе" из ситуации

Испытуемый

Другое лицо

Испытуемый

Другое лицо

1

III

II

IV

В этой таблице указаны крайние типы возможных психодиагностических ситуаций, встречающиеся в психологической практике. Следующая задача состоит в идентификации конкретных психодиагностических ситуаций и отнесении их к типам.

^ Тип 1. К нему относится ситуация добровольной психологической консультации.

Консультант берет на себя обязательство помочь испытуемому в решении его жизненных проблем. Испытуемый обращается к консультанту по своей воле, доверяя его компетентности, принимает обязательство быть откровенным и активно участвовать в выработке решения.

Типичным видом психологической консультации является консультация по проблемам семьи и брака, в которой принимают участие как один клиент, так и группы (муж и жена; жена, муж и дети и т.д.). Как правило, окончательный выбор будущего поведения остается за клиентом.

Другой вариант ситуаций типа I — психологическая профессиональная консультация школьников, принципы которые разработаны И.В.Кузнецовой. Консультация основана на I) добровольном участии испытуемого; 2) его активности в выработке решения и ответственности за выбранный вариант; 3) конфиденциальности психодиагностической информации. Первый принцип, очевидно, характеризует "вход" в ситуацию, два последних — "выход" из нее.

Психодиагностическая процедура, встроенная в контекст научно-практической задачи "консультации", приобретает ее основные черты.

Следующий вариант ситуаций типа 1: консультирование руководителей по проблемам стиля руководства и общения. Зачастую диагностическая процедура встраивается в ко1гтекст деловой игры, призванной модифицировать поведение руководителей. Здесь также имеются признаки добровольности принятия участия в обследовании и личной ответственности испытуемого за выбранное решение.

В школьной учебной практике подобного рода ситуации практически не встречаются. Исключения составляют занятия в кружках технического и художественного творчества, да и то лишь тогда, когда сам ребенок выбрал кружок, а не подчинился воле родителей или преподавателей.

Тип 11. ^ Ситуации этого типа встречаются наиболее часто. К ним относится, в частности,

  • профессиональный отбор,

  • психологический отбор в учебные заведения и т.д.

Обследуемый, как правило, сам принимает решение о выборе профиля подготовки или обучения. Возможны случаи влияния родителей, внешнего принуждения и т.д., однако нормативной является ситуация, когда лица, проводящие диагностику и отбор, не принуждают испытуемого к участию в обследовании. Решение (рассмотренное с позиций нормативной мо­дели) о будущей судьбе обследуемого принимается не им самим, а другими лицами (приемной комиссией, комиссией профессионального отбора, отделом кадров и т.д.). После выполнения задачи испытуемый уже не может повлиять на исход ситуации.

Ситуация типа II. характеризуется меньшей свободой и активностью испытуемого, небольшой эмоционально-мотивационной напряженностью и большей степенью значимости психодиагностического результата для испытуемого, поскольку нет возможности повлиять на решение, а также повторить решение тестовых заданий

Следует отметить, что не всякая ситуация профотбора характеризуется полной добровольностью участия испытуемого: в частности, отбор в Вооруженные Силы не относится к числу психологических ситуаций типа ТТ.

Тип III. Это — массовые обследования, участие в которых обязательно

(социологические, демографические и др.). Многие психологические информационные обследования, проводимые по решению администрации или общественных организаций, относятся к данному типу в том случае, если диагностическая информация сообщается обследуемым (они могут сами учитывать данные о себе, о коллективе при планировании своего поведения и жизненного пути). Такими можно считать обследования студентов-психологов, привлекаемых к участию в психологических экспериментах, в частности при разработке тестовых методик.

Принудительное обследование, не влекущее постороннего вмешательства в судьбу испытуемого, очень сходно по своим признакам с ситуацией проведения типичных школьных классных и домашних работ. Школьники не вправе отказаться от их выполнения, однако серьезного влияния на их будущее текущая оценка не имеет. Они сами могут принимать решение на основе оценки результатов выполнения работы о своем дальнейшем поведении. Однако этот тип ситуации является промежуточным между Ш и IV. Еще более близка к ситуации типа IV контрольная, тем более итоговая контрольная работа в школе. Влияние других лиц (учителей, родителей) на жизнь школьника на основе результатов выполнения таких работ весьма ощутимо.

Тип IV. Это — множество диагностических ситуаций, возникающих в повседневной работе психолога и встречающихся в обыденной жизни. Все они характеризуются высоким уровнем социального контроля за поведением испытуемого, принуждением его к участию в обследовании. Решение о судьбе обследуемого принимается помимо его желаний. К таким ситуациям относится аттестация руководящих и инженерно-технических кадров. Принудительная экспертиза, в частности судебная, также считается ситуацией типа IV. Примером подобного рода ситуаций являются расстановка кадров на промышленном предприятии (если решение принимается без участия работника), профессиональный подбор и распределение лиц, призванных на срочную службу в ряды Вооруженных Сил.

Особенно часто ситуации типа IV встречаются в отечественной практике школьного и вузовского обучения: школьник, как правило, лишен возможности выбрать курс обучения, учебный предмет, учебник, учебную задачу и т.д. То же самое относится к студентам наших вузов, что противоречит мировой практике организации высшего образования,

Например, ситуациями типа IV являются экзамены в 8-х и 10-х классах, выпускные экзамены и экзамены на сессиях в вузах, по результатам которых студента могут отчислить из учебного заведения. Правда, студент может и добровольно покинуть вуз. Множество тестов и тестовых батарей ориентировано на их применение при решении задач типа IV.

Легко заметить, что ситуация психологической консультации наиболее комфортна для испытуемого. К участию в исследовании его побуждает только внутренняя мотивация. Мотивация социального одобрения незначима в этой ситуации. В ситуации отбора ответственность испытуемого за свой результат максимальна: от этого зависит его судьба, которую решает другой. В этом случае возможен эффект "перемотивации" испытуемого и снижение его продуктивности. В принудительном исследовании испытуемые могут различаться: среди них могут оказаться и внутренне мотивированные, и безразличные, и нега­тивно настроенные к эксперименту. Внешняя мотивация актуализируется, но ответственности за результаты испытуемый не несет.

^ В ситуации 1У типа присутствует ответственность за свои результаты и внешняя мотивация. Внутренняя есть ли или нет, но испытуемый в зависимости от своих целей может проявлять агравационную, симулятивную тенденции или демонстрировать социально одобряемое поведение.

Вообще, в принудительном исследовании мотивация испытуемых более разнообразна, она вносит максимальный вклад в общую дисперсию результатов исследования.

Влиянию ситуации максимально подвержены продуктивность "высших" когнитивных процессов и в меньшей мере — продуктивность простых навыков перцептивных и сенсомоторных процессов.

Помимо "внешней" организации ситуации экспериментального исследования существует и "внутренняя". Она может быть сведена к стилю общения испытуемого и экспериментатора. Влияние особенностей "внутренней" структуры ситуации на поведение испытуемого более значимо, чем "внешней" (если исходить из принципа здесь-и-теперь). Это находит подтверждение и в результатах эксперимента: действительно, эмоциональные отношения, которые складываются между испытуемыми и экспериментатором, больше влияют на поведение испытуемого, нежели его добровольное или принудительное участие в эксперименте.

Отношения с экспериментатором более значимо влияют на поведение детей, чем на поведение взрослых. По отношению к взрослому ребенок всегда находится в подконтрольной позиции. Стиль общения взрослого с ребенком в ходе эксперимента может соответствовать или не соответствовать тому, к которому ребенок привык в семье. Сходство или различие стилей общения экспериментатора и родителей с ребенком может сказаться на его отношении к эксперименту в целом ("знак" этого отношения трудно прогнозировать, все зависит от конкретною сочетания факторов). Кроме того, стиль общения сам по себе способен оказывать определенное ситуационное воздействие на ребенка и модифицировать его поведение.

На основе анализа классификации стилей детско-родительских отношении, выдвинутой Эйдсмиллером, мы (я и моя аспирантка Е. Воробьева) свели для простоты все многообразие стилей к четырем главным. Стили классифицируются по двум основаниям: наличию или отсутствию эмоциональной поддержки ребенка со стороны взрослого и наличию или отсутствию контроля со стороны родителя за его поведением.

Рассмотрим более подробно результаты этого исследования. Как и в предыдущем случае классификации ситуаций, стили группируются в 4-клеточной таблице 2x2, что позволяет реализовать простейший факторный план для контроля переменных и применить для обработки данных дисперсионный анализ.



Эмоциональная поддержка



Контроль

+

-

+

-

1

3

2

4

В экспериментальном исследовании мы поставили перед собой цель — установить степень влияния стиля общения испытуемого и экспериментатора на проявление интеллектуальных способностей детей. В качестве средства измерения интеллекта был выбран тест WYSCA Векслера (русская версия производства фирмы "Иматон", Санкт-Петербург). Испытуемыми стали подростки 13—15 лет Ростова-на-Дону.

Главная проблема таких исследований состоит контроле ряда переменных. Сразу возникает вопрос об эквивалентности групп, участвующих в исследовании. Очевидно, это должны быть разные группы, иначе невозможно контролировать эффект последовательности тестирования и эффект научения. В идеале каждой из четырех групп должна соответствовать полностью идентичная группа, не получившая никакого воздействия.

Следует заметить, что воздействие производилось однократно и встраивалось в процесс самого тестирования, т.е. использовалась схема эксперимента с контрольной группой и тестирование после воздействия:

RxO R-0

Исходя из здравого смысла, можно полагать: эффект воздействия должен был накапливаться к концу эксперимента. Однако этою не произошло, т.е. стиль общения воспринимался ребенком не во времени, а как целостное качество, присущее экспериментатору как личности.

Выходом из положения стало применение метода "контрольного близнеца". Исследование было проведено на монозиготных близнецах. Всех близнецов распределили по четырем равным группам. В серии с воздействием участвовал лишь один близнец из пары, вто­рой был контрольным и тестировался по стандартной схеме при нейтральных условиях. Очевидно, что при 4-м типе общения и основной, и контрольный близнец оказывались в аналогичных условиях.

Таким образом, сопоставляя результаты контрольной и экспериментальной групп, можно было выявить наличие самого эффекта воздействия. Различия во влиянии стилей общения со взрослым на интеллектуальную продуктивность детей можно было установить, сравнивая данные четырех экспериментальных групп, нормируя их по отношению к результатам контрольных групп. Для понимания сути исследования нужно сказать, как отбирались пары близнецов в ситуации с различными стилями общения. В эксперименте следовало элиминировать влияние стиля родительского воспитания. С помощью опросника Эйдемиллера были выявлены стили родительского воспитания в семьях близнецов; близнецы распределены по экспериментальным группам так, чтобы группы не различались по количеству детей с разным стилем семейного воспитания. Тем самым план подбора групп имел форму "куба" (см. рисунок).

Способы реализации стилей общения в нашем эксперименте, а также результаты более подробны изложены в монографии В,Н. Дружинина "Психология семьи" (1996),

^ Остановимся лишь на тех результатах, которые имеют отношение к содержанию этого учебника («Экспериментальная психология»)

Во-первых, подтвердилось предположение о влиянии стиля -общения экспериментатора на интеллектуальную продуктивность детей. 'Эмоциональная поддержка повышала уровень продуктивности. Контроль за поведением также повышал продуктивность, но снижал влияние фактора эмоциональной поддержки. То есть установлено, что данные факторы взаимодействуют.

Во-вторых, влияние стиля общения подростка и экспериментатора опосредуется мотивацией испытуемого. Дети, надеющиеся на успех, лучше всего работают в ситуации эмоциональной поддержки. Те же, кто боится неудачи, лучше проявляют свои способности, когда к эмоциональной поддержке добавляется фактор контроля.

В-третьих, влияние стиля общения снижает вес генетической составляющей в детерминации интеллектуальной продуктивности. В частности, наивысшую продуктивность дети показывали во 2-й ситуации (эмоциональная поддержка при отсутствии контроля), здесь же наблюдались минимальные корреляции интеллекта между сибсами основной и контрольной групп: в нейтральной ситуации (4-й) г -=0,82, во 2-й-г= 0,36.

Это соответствует интересным данным С.Д.Бирюкова: вес генетической составляющей в детерминации интеллектуальной продуктивности падает по мере возрастания уровня интеллекта испытуемого.

Но в данном случае важен установленный факт сложной зависимости между мотивацией, интеллектуальной продуктивностью подростков и стилем общения с ними экспериментатора.

По крайней мере, эти данные позволяют учесть, в каком направлении будет меняться интеллектуальная продуктивность испытуемого при вольном или невольном изменении стиля общения экспериментатора.

Подведем итог содержанию этой лекции.

Учет влияния социально-психологических факторов на результат экспериментального исследования чрезвычайно сложен. Традиционный путь контроля артефактов — развитие техники планирования эксперимента и математической обработки результатов — направлен на то, чтобы освободиться от влияния факторов экспериментальной ситуации, личностей испытуемого и экспериментатора ири исследовании психики.

Однако, как правильно отмечает Анастази, эти работы совершенно не связаны с психологическим анализом ситуации эксперимента и не приводят к выводам, сформированным на психологическом языке. Поэтому для решения обсуждаемых в данной лекции проблем эти методы практически бесполезны: между социальной психологией психологического эксперимента и математико-статистическими работами по планированию эксперимента сохраняется разрыв.

Второе направление связано с построением содержательных моделей взаимодействия психики испытуемого с ситуацией и учетом влияния психологических факторов в психологическом же эксперименте. В частности, эту тематику интенсивно разрабатывают в Швейцарии, где работают последователи Пиаже, и в Израиле, где решается проблема культурной ассимиляции детей из семей эмигрантов.

До сих пор не решена главная проблема — определение значимости влияния факторов экспериментальной ситуации, а также "веса" этого влияния: речь идет о создании экологически валидных формализованных моделей психологического эксперимента. Задачи подобного рода решаются специалистами многих естественных наук.

Однако установлено главное — влияние фактора ситуации эксперимента нельзя "вынести за скобки". Он является непременным условием проведения психологического эксперимента.

На практике исследования организуются и проводятся так, чтобы влияние известных социально-психологических факторов было минимальным и им можно было бы пренебречь. Здесь помогает индивидуальное мастерство и интуиция экспериментатора. Но это удается далеко не всегда. Хорошо, если экспериментатор имеет в качестве испытуемого взрослого человека в нормальном эмоциональном состоянии, который сходен с ним по социальному статусу, культурной, национальной и расовой принадлежности. Хорошо, если условия эксперимента не задевают чести и достоинства испытуемого и к экспериментатору он не испытывает никаких чувств.

Во всех остальных случаях можно рекомендовать использовать искусственные приемы проведения эксперимента, изложенные в этой главе, а если это невозможно — подробно описать в публикации ситуацию эксперимента и все предполагаемые социально-пси­хологические факторы, т.е. причины артефактов.

Вопросы для повторения:

  1. Как контролировать влияние факторов общения на результат эксперимента?

  2. В чем заключается психологический механизм плацебо-эффекта?

  3. Чем отличается "слепой опыт" от "двойного слепого опыта"?

  4. Как влияют ожидания экспериментатора на результаты исследования?

  5. Какими личностными особенностями обладает испытуемый доброволец?

Литература

Методология и методы социальной психологии/Под ред. Е.В. Шороховой. М : Наука, 1977.

Годфруа Ж. Что такое психология. T.I, M.: Мир, 1992.

Анастази А. Психологическое тестирование. 4.1. М: Педагогика, 1982.


Курс: «Экспериментальная психология»

(Материалы для самостоятельного изучения студентам)


Лекция № 6/1


^ ПРОЦЕДУРА И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА


Учебные вопросы:

1. Организация и проведение экспериментального исследования

2. Идеальный эксперимент и реальный эксперимент

3. Реальный эксперимент и «эксперимент полного соответствия»

4. Экспериментальная выборка

5. Экспериментальный переменные и способы их контроля

5.1.Независимая переменная

5.2. Зависимая переменная

5.3. Отношения между переменными

5.4. Контроль переменных

5.5. Определение внешней переменной


Вопрос 1. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Прежде всего обратимся к множеству психологических эмпирических методов. Рассмотрим их с позиций общенаучных критериев, предъявляемых к организации исследования.

Вспомним еще раз, что все методы, применяемые для получения эмпирического материала, можно условно разделить на активные и пассивные.

К первым относятся лабораторный эксперимент и его различные модификации, квазиэксперимент.

Ко вторымнаблюдение, клинический метод, метод анализа продуктов деятельности, измерение и корреляционные исследования, метод сбора информации (servey esearch), «архивное исследование» и т. д.

*Применяя методы первой группы, исследователь активно вызывает явление или процесс, воздействуя на объект.

*Используя же методы второй группы, он лишь довольствуется регистрацией естественного процесса.

Другое дело, что регистрировать поведение исследователь может непосредственно или применяя некоторый инструмент (опросник, тест и т. д.). Так же как и воздействовать на испытуемого он может непосредственно в ходе беседы либо орга­низуя деятельность обследуемого в лабораторном эксперименте с помощью иссле­довательских средств (приборов, заданий и т. д.). Это — второе «измерение» психо­логических эмпирических методов.

Таблица 4.1

Экспериментатор

Испытуемый

Выполнение задачи

Естественное поведение

Воздействует на процесс

Эксперимент

Беседа, опрос

Фиксирует естественный процесс

Измерение

Наблюдение

Существует и третье измерение: в какой мере экспериментатор использует есте­ственнонаучный подход к исследованию или «метод понимания» — непосредствен­ной интерпретации поведения испытуемого, его внутреннего мира путем эмпатии или построения модели психики испытуемого в своей субъективной реальности. В чем-то (но не во всем) это измерение психологических методов сходно с измере­нием «инструментальность — непосредственность».

Наблюдение тоже может быть инструментальным, например, при использова­нии видеозаписи, магнитофонной записи и другой аппаратуры. Однако, в отличие от измерительного корреляционного исследования, при этом отсутствует взаимо­действие испытуемого с инструментом, как при измерении (выполнении теста).

В эксперименте и в ходе измерения испытуемый активно выполняет задания, а при наблюдении и опросе никакой задачи ему не ставится, он ведет себя естествен­ным образом (табл. 4.1).

Существует еще один важный критерий (он разделяет методы организации ис­следования на две большие группы). Это — критерий соответствия метода призна­кам идеального исследования, как он понимается в современной методологии науки.

^ По этому критерию различаются методы организации исследования:

  1. Экспериментальное исследование, систематическое наблюдение или кор­реляционное исследование.

Особенность их состоит в том, что исследователь пы­тается установить причинную или корреляционные связи между основными пере­менными, контролируя внешние переменные. Для этого он целенаправленно отби­рает группы испытуемых или наблюдаемых индивидов, планирует определенным образом последовательность своих действий.

  1. Естественные эксперимент и наблюдение, беседа, клинический метод, ме­тод описания частных случаев и др.

Они применяются для выявления особенно­стей поведения человека. Служат источником для эмпирических обобщений и вы­движения индуктивных гипотез, которые в дальнейшем могут стать материалом для теоретических рассуждений и проверяться в критических экспериментах. Способы контроля переменных (независимой, зависимой, внешних) систематически не при­меняются, хотя возможно использование сложных техник фиксации данных (карт наблюдения, аудио- и видеоаппаратуры, тестов и др.).

3. Квазиэксперимент. «Промежуточный» между естественными методами проведения исследования и методами, где применяется строгий контроль переменных. Часто его отождествляют (в частности, Ф.-Дж. МакГиган) с методом систематического наблюдения, при котором экспериментатор не воздействует на исследуемый объект. Но такая точка зрения не оправданна. Другое дело, что воздействие может быть выделено в природе как независимое от исследователя, естественно происходящее, но в этом случае мы получаем исследовательский метод, занимающий именно промежуточное положение между экспериментом и наблюдением. Под квазиэкспериментом принято понимать такой метод, при котором не удается полностью реализовать схему, предписываемую идеальным исследованием, но эти отношения частично компенсируются использованием особых квазиэкспериментальных планов.

Согласно традиции, экспериментальное исследование противопоставляется всем неэкспериментальным методам, которые рассматриваются в методологии науки с точки зрения того, чего им недостает, чтобы стать полноценным экспериментальным исследованием.

Так, Ф.-Дж. МакГиган противопоставляет экспериментальный метод следую­щим:

1. классическому клиническому методу;

2. естественному наблюдению;

3. опросу;

4. архивному исследованию;

5. установлению корреляционной связи;

6. квазиэксперименту.


М. В. Мэтлин приводит иной список методов, противопоставляемых экспери­менту:

1. Естественное наблюдение, к которому примыкает полевое исследование и поле­вой (естественный) эксперимент.

2. Опрос (servey methods).

3. Корреляционное исследование.

4. Архивное исследование.

5. Изучение отдельных случаев (case-study method или case-history technique).

П. К. Козби противопоставляет эксперименту корреляционный метод, а также экспериментальные методы:

*опрос,

*полевое наблюдение и полевой эксперимент.

Отдельно он рассматривает методы измерения поведения, относя к ним:

*архивный метод,

*самооценку {самоопрос) и

*тестирование.

(Большинство этих методов было рассмотрено в предыдущих лекциях.

Экспериментальное исследование в психологии отличается от других методов тем, что экспериментатор активно манипулирует независимой переменной, тогда как при прочих методах возможны лишь варианты отбора уровней независимых переменных.

Нормальным вариантом экспериментального исследования является наличие основной и контрольных групп испытуемых.

В неэкспериментальных иссле­дованиях, как правило, все группы равноценны, поэтому проводится их сравнение.

^ По формальным основаниям выделяется несколько типов экспериментального исследования.

Различают:

*исследовательский (поисковый) и

*подтверждающий эксперимент.

Суть: Различие их обусловлено уровнем разработанности проблемы и наличием знаний о связи зависимой и независимой переменных.

1. Поисковый (эксплораторный) эксперимент проводится тогда, когда неизвестно, существует ли причинная связь между независимой и зависимой переменными. Поэтому поисковое исследование направлено на проверку гипотезы о наличии или отсутствии причинной зависимости между переменными А и В.

2. В случае, если существует информация о качественной связи между двумя пере­менными, выдвигается гипотеза о виде этой связи. Тогда исследователь проводит подтверждающий (конфирматорный) эксперимент, в котором выявляется вид функ­циональной количественной связи между независимой и зависимой переменными.

Алгоритм исследования в целом выглядит так:

  1. Выдвигается гипотеза о качественной причинной связи А и В.

  2. Проводится поисковый эксперимент.

  3. В случае неподтверждения гипотезы выдвигается другая качественная гипотеза и проводится новый поисковый эксперимент; если же качественная гипотеза подтверждается, выдвигается количественная функциональная гипотеза.

  4. Проводится подтверждающий эксперимент.

  5. Принимается (или отвергается) и уточняется гипотеза о виде связи между пере­менными.

В психологической исследовательской практике для характеристики различных видов экспериментального исследования используются также понятия:

* «критиче­ский эксперимент»,

* «пилотажное исследование», или «пилотажный эксперимент»,

* «полевое исследование», или «естественный эксперимент».

3. В первой лекции, посвященной рассмотрению общенаучных методов, была дана ха­рактеристика критического эксперимента.

Суть: Он проводится для того, чтобы одновременно проверить все возможные гипотезы. Подтверждение одной из них ведет к опровержению всех других возможных альтернатив. Постановка критического экс­перимента в психологии требует не только тщательного его планирования, но и вы­сокого уровня разработки научной теории. Поскольку в нашей науке преобладают не дедуктивные модели, а эмпирические обобщения, исследователи крайне редко проводят критический эксперимент.

  1. Термин «пилотажное исследование»

Суть: применяется для обозначения пробного, первого эксперимента или серии экспериментов, в которых апробируются основная гипотеза, подходы к исследованию, план и т. д. Обычно пилотаж проводят перед «большим», трудоемким экспериментальным исследованием, чтобы потом не тра­тить деньги и время попусту. Пилотажное исследование проводится на меньшей выборке испытуемых, по сокращенному плану и без строгого контроля внешних пе­ременных. Надежность данных, получаемых в результате пилотажа, невелика, но его проведение позволяет устранить грубые ошибки, связанные с выдвижением ги­потезы, планированием исследования, контролем переменных и т. д, Кроме того, в ходе пилотажа можно сузить «зону поиска», конкретизировать гипотезу и уточнить методику проведения «большого» исследования.

  1. Полевое исследование проводится для изучения связи между реальными пере­менными в повседневной жизни, например между статусом ребенка в группе и ко­личеством его контактов в игре со сверстниками или занимаемой им территории в игровой комнате.

По своей сути полевое исследование (или полевой эксперимент) относится к квазиэкспериментам, так как при его проведении нет возможности стро­го контролировать внешние переменные, отбирать группы и распределять внутри них испытуемых, управлять независимой переменной и точно регистрировать зави­симую переменую. Но в некоторых случаях «полевой», или естественный, экспери­мент — единственно возможный способ получения научной информации (в психо­логии развития, этологии, социальной психологии, в клинической психологии или психологии труда и т. д.).

Сторонники «естественного эксперимента» утверждают, что лабораторный эксперимент является искусственной процедурой, дает экологи­чески невалидные результаты, поскольку «вырывает» испытуемого из контекста повседневной жизни. Но в полевых исследованиях ошибок, помех, влияющих на точность и надежность данных, неизмеримо больше, чем в лабораторном исследова­нии. Поэтому психологи стремятся планировать естественный эксперимент таким образом, чтобы схема его проведения была максимально близка к схеме лаборатор­ного эксперимента, и перепроверяют результаты, полученные «в поле», более стро­гими процедурами.

Экспериментальное исследование в психологии, как и в любых других науках, проводится в несколько этапов. Часть из них обязательна, часть — в некоторых слу­чаях может отсутствовать, но последовательность шагов необходимо запомнить, чтобы не делать элементарных ошибок.

^ Приведем основные этапы психологического экспериментального исследования и кратко рассмотрим их содержание.

1. Любое исследование начинается с определения его темы.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Скачать файл (1357 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru