Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Дипломная работа - Роль Ф. Рузвельта в мировой  истории - файл 1.doc


Дипломная работа - Роль Ф. Рузвельта в мировой  истории
скачать (200.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc201kb.29.11.2011 23:43скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Роль Ф. Рузвельта в мировой истории

Предисловие

В одном из своих писем в конце января 1941-го года Томас Манн, великий немецкий писатель-гуманист, эмигрировавший из нацистской Германии, писал о приеме, которым он был удостоен президентом Ф. Рузвельтом в Белом доме: "Дальнейшее наше путешествие было интересно и утомительно — интересно, конечно, особенно на следующем этапе, где нас приняли с поразительным вниманием. Головокружительной вершиной его был коктейль в рабочем кабинете, когда другим приглашенным на dinner гостям пришлось ждать внизу. А ведь у нас уже был с "ним" первый завтрак. "Он" снова произвел на меня сильное впечатление или, вернее, опять вызвал у меня интерес и симпатию: трудно охарактеризовать эту смесь хитрости, солнечности, избалованности, кокетства и честной веры, но есть на нем какая-то печать благодати, и я привязался к нему как к прирожденному, на мой взгляд, противнику того, что должно пасть". А пасть должен был быть фашизм.

Это замечание писателя-антифашиста удивительно точно и ярко передает сложный и противоречивый внутренний облик 28-го президента США, пожалуй, самого знаменитого государственного деятеля этой страны.

Период, начавшийся мировым экономическим кризисом 1929 – 1933гг. и завершившийся победой сил антигитлеровской коалиции, занимает особое место в судьбах человечества. Роль Рузвельта и его окружения в определении принципов и реализации социальной и внешнеполитической стратегии, направленной на сохранение и упрочение экономических и внешнеполитических позиций США, исключительно велика. С его именем связана также одна из самых значительных страниц в истории внешней политики и дипломатии США, особенно установление нормализации дипломатических отношений с Советским Союзом, участие США в антигитлеровской коалиции.

Исключительно велика роль Рузвельта в формировании и претворении в жизнь так называемого "нового курса" внутри страны, курса демократической направленности, сыгравшего выдающуюся роль в стабилизации экономической и социальной ситуации в стране в период после глубокого экономического кризиса 1929 – 1934 гг., курса, позволившего избежать тяжких социально-политических потрясений.

Рузвельт проявил себя как неординарный, гибкий политик, тонко чувствующий ситуацию, способный верно угадывать тенденции и своевременно и точно реагировать на изменение настроение всех слоев общества.

Оставаясь верным сыном своего класса, Рузвельт делал все, чтобы сохранить и развить существующий общественно-экономический строй в стране и укрепить доминирующее положение США во всем мире. Рузвельт, в отличие от многих других президентов, всегда оставался трезвым и прагматичным политиком.

Четырежды переизбирался на пост президента страны (что представляет собой своеобразный рекорд в истории США) и занимал его до самой смерти в 1945 году.

^ Происхождение. Начало карьеры. Первые успехи и неудачи

Франклин Делано Рузвельт родился 30-го января 1882-го года в Гайд-парк в штате Нью-Йорк в семье состоятельного землевладельца и предпринимателя, имевшей широкие связи в политических кругах северо-восточных штатов. По образованию юрист, учился в привилегированной частной школе в Гортоне, в Гарвардском и Колумбийском университетах. В 1905 году женился на своей дальней родственнице Элеоноре Рузвельт, племяннице Теодора Рузвельта (1858 – 1919 гг.), государственного деятели и президента США.

В 1907 – 1910 гг. работал в юридической фирме. Рузвельт рано включился в активную политическую деятельность в рядах Демократической партии. В 1910-ом году он избран в сенат штата Нью-Йорк. В 1913 – 1920 гг. он помощник морского министра в правительстве президента Вильсона, выступал за усиление военно-морской мощи США, что было насущно необходимо для осуществления политики "большой дубинки" в глобальном масштабе.

В 1920-ом году — кандидат на пост вице-президента США от Демократической партии. Потерпел поражение и вернулся к частной юридической практике и предпринимательству. С августа 1921-го года в результате полиомиелита на всю жизнь стал инвалидом, потерял способность свободно передвигаться. До 1928-го года оставался "в тени", не заявлял о себе на общественной или политической арене, но становится все более заметной фигурой в руководстве Демократической партии.

^ Внутренняя и внешняя ситуация в канун президентства Рузвельта

Посмотрим, как складывалась внешняя и внутренняя политика США при ближайших предшественниках Ф. Рузвельта, президентах США.

В течение всего времени становления и развития США их отношения с соседними странами базировались на принципах разбоя и насилия. Одним из "краеугольных камней" в фундаменте внешней политики явилась доктрина Монро, декларация принципов внешней политики США, провозглашенная президентом Дж. Монро в послании конгрессу. Выдвинут принцип разделения мира на американскую и европейскую системы и невмешательства США во внутренние дела европейских стран и, соответственно, невмешательства последних во внутренние дела стран американского континента. Кратко принцип формулировался так: "Америка для американцев".

Латинская Америка окончательно освобождалась от испано-португальского и иного иноземного господства. США стремились установить безраздельное господство в Латинской Америке. В декларации Монро делается попытка обосновать принцип, ставивший рост могущества США в зависимость от присоединения новых территорий и образования новых штатов, что свидетельствовало об экспансионистских устремлениях США в отношении Латинской Америки (и не только Латинской Америки). Под флагом этой доктрины США в захватнической войне против Мексики (1846 – 1848 гг.) отторгли свыше половины ее территории. Далее экспансионистские тенденции доктрины Монро получили развитие в доктрине Олни (1895 г.) и в так называемом добавлении Теодора Рузвельта (1904 г.), в котором прямо провозглашались претензии США на осуществление роли "международной полицейской силы". Уже в первые десятилетия 20-го века США предприняли интервенции на Кубу, в Мексику, Гаити, Доминиканскую республику, Никарагуа, Панаму и другие страны.

Что касается экономики и внутриполитической и социальной ситуации, то, вступив в первую мировую войну с "опозданием" на два с половиной года, США вышли из нее, не понеся никакого заметного урона. Напротив, их экономическое и финансовое могущество, их влияние во всем мире неизмеримо выросли. Военные поставки воюющим странам обогатили США, способствовали росту их экономики, а финансовые займы превратили страны Антанты в неоплатных должников. Десятилетняя полоса правления республиканцев, "эпоха президента Кэлвина Кулиджа", пришедшаяся на 20-е годы 20-го столетия, отмечена промышленным бумом, стремительным обогащением олигархической верхушки общества на финансовых аферах. В еще большей степени это обогащение происходило на базе обеспечения монополиями США ведущих позиций в мировой хозяйственной системе за счет конкурентов США, обескровленных и обессиленных войной, послевоенной разрухой, застоем и внутренними политическими кризисами.

Осуществив благодаря золотому дождю военных прибылей широкую технологическую модернизацию, американская экономика сделала огромный рывок вперед, оставив позади весь основной мир.

Пропагандистские рупоры крупного капитала культивировали иллюзии, утверждая, что в экономике США действуют новые экономические законы, исключающие противоречия, свойственные экономике других стран. Концепция развития "нового, американского типа цивилизации", сочетавшего в себе возможности ничем не ограниченной конкуренции, социального партнерства, невмешательства государства в дела бизнеса, культ техницизма и национального превосходства были возведены в ранг официальной идеологии.

Монополистический капитал захватил командные позиции в экономике и политике. Его агрессивная наступательность привела к свертыванию многих учреждений, призванных оградить общество от своекорыстных посягательств со стороны денежных магнатов, к росту консервативных настроений со стороны широких масс, оглушенных антирадикальной истерией и поверивших рекламе "нового капитализма".

Правительственный курс республиканцев в 1921 – 1933 гг. отвечал всем самым далеко идущим вожделениям деловых кругов. Поклонение ничем не ограниченной стихии рыночных отношений, свободной от прямого правительственного регулирования и контроля, стало краеугольным элементом экономической стратегии правительства. Самой популярной в вашингтонских департаментах была установка: "Предоставьте бизнес самому себе, а он позаботится о вас". Единственно, где признавалась роль государства, так это в сфере охранительной деятельности. Бизнес заинтересован в жестком правительственном контроле за всеми формами самодеятельности трудящихся и неуклонно добивался такой политики в рабочем вопросе, которая давала все преимущества капиталу и вела к подрыву организации трудящихся, их моральному разоружению.

Демократы (активным деятелем этой партии и был Ф. Рузвельт) так же, как и правящая партия республиканцев, отмежевывались от радикализма (под этим понималась всякая революционная идеология и политика, направленная на коренную ломку общественно-политического и экономического строя) и обещая "окончательно" ликвидировать последние следы бедности, все же не позволяли ослепить себя безрассудной верой во всесилие Америки, способной якобы в одиночку, не связывая себя никакими обязательствами, опираясь на силу или угрозу применения силы, не только реализовать свои имперские амбиции, но и повсюду обеспечить выгодный США баланс сил.

Сохраняя верность лозунгу президента Вудро Вильсона о мессианской роли США и не изменяя притязаниям их на мировое лидерство, демократы противопоставили внешнеполитическому иллюзиционизму республиканцев концепцию активного вторжения в международные дела, но опять-таки в интересах утверждения влияния Вашингтона на ход мирового развития.

^ Снова на политической арене

В марте 1928-го года после длительного пребывания в тени Рузвельт сделал первый шаг в новом туре борьбы за национальное признание. Энергичный, на ходу улавливающий изменение обстановки и легко приспосабливающийся к ней, беззаветно верящий в свою звезду, Рузвельт пользовался поддержкой в финансово-промышленных кругах Северо-востока и влиянием в Демократической партии.

Рузвельт решил нанести удар по наиболее слабой позиции республиканской администрации, по ее внешнеполитическому курсу. Он обвинил их в подрыве "принципов мира", в отказе от сотрудничества с Лигой наций и Международным судом. Рузвельт заявил о невозможности для США, не считаясь ни с чем, выполнять присвоенные ими самими жандармские функции на континенте. Предложил использовать более соответствующие изменившейся обстановке методы, чтобы удержать "братские страны" в вассальной зависимости. "Дипломатия канонерок" должна была стать более улыбчивой, более коллективистской.

^ Экономический кризис

Между тем в экономике начинали накапливаться проблемы, страна неуклонно сползала к глубочайшему экономическому кризису 1929 –1933 гг.

Даже во времена наивысшей экономической активности безработица не опускалась ниже 4%. Проведенные исследования показали, что "процветание" сопровождалось не сужением пропасти между бедностью и богатством, а ее расширением. Для некоторых категорий населения "процветание" так и осталось недостижимым фантомом. Это относится к рабочим некоторых отраслей промышленности (добыча угля, большинство отраслей легкой промышленности), мелким предпринимателям, вытесняемым крупным капиталом и к фермерам. Сельское население нищало под ударами затяжного аграрного кризиса. "Ножницы" между ценами на промышленные товары и сельскохозяйственную продукцию все время раздвигались, что вело к разорению и обезземеливанию фермеров.

Оказавшиеся в тисках кризиса перепроизводства, больше всего заинтересованное в правительственном вмешательстве, фермерство и в целом аграрный сектор экономики были прообразом очень недалекого будущего всей экономики.

Ущемление прав трудящихся, гонения на их организации, стачечную и политическую деятельность, безудержная проповедь индивидуализма и расизма, презрение к неудачникам и обездоленным пустило глубокие корни, создавая условия, как выразился Рузвельт, возвращения эпохи "нового экономического феодализма", абсолютного, ничем не ограниченного произвола олигархической верхушки общества.

В 1929 году продолжительность рабочего дна американского рабочего была больше, чем в других индустриальных странах. Социального страхования по безработице не существовало, в то время как в европейских государствах оно давно уже было. Использование детского труда, дискриминация черных и женщин ставили США вровень с самыми отсталыми странами. В Америке в годы "процветания" массы населения оставались во власти вопиющей нищеты и бесправия, глубина масштабы которых были неизвестны за пределами США.

В 1929-ом году страна была ввергнута в водоворот мирового экономического кризиса. Лавина банкротств, падение производства (самая низкая отметка — в 1932-ом году), многомиллионная армия безработных обнажили противоречия капиталистической экономики и глубину социального неравенства. Государственная политика в социальном страховании на протяжении десятилетий выражалась формулой "твердого индивидуализма", что означает, что забота о миллионах жертв кризиса является их личным делом или, в крайнем случае, делом местных властей и частных благотворительных фондов.

Нью-Йорк первым испытал удары кризиса. Армия безработных быстро росла, катастрофически возрастала социальная напряженность. Росли очереди за бесплатным куском хлеба и чашкой кофе, переполнялись ночлежки для бедняков.

Впавшие в отчаяние, озлобленные толпы безработных штурмом брали муниципалитеты только для того, чтобы узнать о пустой казне и быть рассеянными с помощью слезоточивого газа и дубинок.

^ Рузвельт в гуще политической борьбы

В 1928-ом году Рузвельт неожиданно для себя и своих сторонников победил на выборах и стал губернатором штата Нью-Йорк, сделав первый шаг к президентству. Став губернатором, Рузвельт оказался лицом к лицу с самым крупным очагом национального бедствия.

Пребывание Рузвельта на посту губернатора штата Нью-Йорк, по мнению многих, не было ознаменовано существенными достижениями. Экономика штата была в столь же плачевном состоянии, как и повсюду, а власть штата занимала такую же выжидательную позицию, как и администрация в Вашингтоне. Лишь в августе 1931-го года губернатор создал Временную чрезвычайную администрацию помощи ТЕРА, которая должна была обеспечить неотложную помощь безработным. Однако ТЕРА на фоне полицейских жестокостей, чинимых правительством над безработными, давала Рузвельту психологическое превосходство над президентом Гувером, в котором он нуждался, начиная с ним борьбу за президентское кресло. После дикой расправы над пришедшими летом 1932 года в Вашингтон за помощью ветеранами мировой войны, вызвавшей бурную реакцию во всей стране, Рузвельт удержался его от призыва Национальной гвардии для "усмирения" голодных бунтов в штате Нью-Йорк.

Начало избирательной кампании 1932 года совпало с резким подъемом радикальных настроений широких масс населения. Улицы промышленных городов заполнены возмущенными людьми, бурлят и готовы ощетиниться баррикадами деревенские поселки, поднялись на вооруженную борьбу с полицией и бандами хозяйских наемников шахтерские городки. По стране прокатилась волна голодных походов безработных, выросли численность и активность их организаций. В Конгрессе постоянно велись дебаты по вопросу о неизбежной вспышке бунтов и перерастании их в нечто более серьезное.

Рузвельт сознавал глубже и острее, чем кто-либо другой в Демократической партии необходимость назревших перемен. Мастерски проведенная Рузвельтом осенью 1930 года кампания по переизбранию его на пост губернатора штата Нью-Йорк убедила скептиков в руководстве Демократической партии, что этот обреченный, как многим казалось, на бездеятельность, физически немощный политик способен спасти саму партию от бесславного развала.

Весной 1931 года Рузвельт говорит о "новых и не испытанных еще средствах, о необходимости экспериментировать, доверить страну новому руководству в силу изменений, происшедших в "экономическом и социальном балансе страны". Рузвельт рекомендовал законодательному собранию штата программу действий, включавшую ассигнования на помощь безработным и организацию общественных работ. На фоне упорного повторения президентом Гувером тезиса о пагубности правительственного вмешательства в дело помощи неимущим эти заявления звучали почти революционно. Весной 1932 года, выступая по радио в ходе предвыборной кампании, Рузвельт произнес свою знаменитую речь о "Забытом человеке". Он объяснял происхождение экономического бедствия низким уровнем потребления масс (почти точно по Марксу) и перенес внимание на проблемы перераспределения доходов. Экономическая политика Гувера, игнорирующая нужды миллионов простых американцев и целиком ориентированная на оказание помощи имущим классам, была подвергнута критике как проявление обанкротившегося элитарного подхода. Речь вызвала надежды в демократических низах и гнев верхов.

Рузвельт сумел убедить руководство демократической партии в том, что партии необходимо предать новые черты, символизирующие ее близость к массам, переориентировать партию в свете приближающихся выборов на задачу завоевания большинства избирателей после ее двенадцатилетнего пребывания в оппозиции. Рузвельт призвал партию укрепить ее массовую базу за счет привлечения под знамена партии демократических слоев населения (рабочих, фермерства, средних городских слоев). Он заявил: "В стране нет места для двух реакционных партий". Народ жаждал альтернативы, нового курса. Предложенная Рузвельтом предвыборная программа, направленная на поиск новых путей выхода из кризиса, программа, обращенная к простому человеку, получила название "Новый курс" (new deal).

Рузвельт заявил, что народ Америки жаждет сделать настоящий выбор. "Мы должны быть партией либеральных принципов, спланированных действий, просвещенного подхода к международным делам и трудиться с максимальной пользой для подавляющего большинства народа".

^ Рузвельт президент США и его "новый курс"

Рузвельт стал президентом, победив с большим преимуществом. Миллионы рабочих, фермеров, представителей городских средних слоев голосовали за партию "нового курса", народ хотел перемен.

Весна 1933 года вынудила новую администрацию действовать решительно. Стало известно, что во многих штатах, объявив о банкротстве, закрылись все банки. Деловая жизнь едва теплилась. Закрытие банков грозило полным экономическим крахом. Страх перед будущим охватил миллионы людей. Огромные толпы осаждали банки, требуя возврата вкладов. Закрывались предприятия, школы, муниципалитеты.

Первоочередной задачей кабинета был банковский кризис. Декретом президента объявлено о четырехдневном принудительном закрытии банков, запрете вывоза из США золота, серебра и бумажных денег. Рузвельт добился своего, и через несколько дней стабильность банковской системы была восстановлена.

В марте президент направил Конгрессу послание, предусматривавшее ряд мер помощи безработным, организацию специальных трудовых лагерей для безработной молодежи, широкое развитие общественных работ по всей стране, финансовую помощь штатам для оказания прямой материальной поддержки голодающих семей безработных.

Чтобы предупредить массовые выступления фермеров, доведенных до отчаяния разорением, распродажей за долги имущества и земли, Рузвельт издал закон о моратории на фермерскую задолженность, а также закон о восстановлении сельского хозяйства, известный как закон ААА (the Agricultural Adjustment Act). Главная его идея — ликвидировать "ножницы" между ценой, затрачиваемой фермером на производство продукции, и той, которую он получал при ее реализации. Чтобы сбалансировать спрос и предложение и поднять цену сельхозпродуктов, часть земли изымалась из сельскохозяйственного оборота, за что фермерам выплачивались субсидии.

В июне принят закон о создании федеральной службы занятости и закон о рефинансировании задолженности по жилищному кредиту. Далее последовал закон о кредитовании фермерских хозяйств, принесший облегчение фермерству, задавленному долгами.

Но самым важным и далеко идущим мероприятием стал Закон о восстановлении промышленности НИРА (The National Industrial Recovery Act). Целями регулирования промышленности объявлялись: обеспечение "всеобщего благоденствия" путем кооперации между отдельными группами предпринимателей, путем достижения сотрудничества между рабочими и работодателями при содействии правительства, устранения "разрушительной конкуренции", ведущей к снижению прибылей, подрыву деловой устойчивости, сокращению инвестиций и занятости.

Упорядочивание отношений между предпринимателями и группами предпринимателей было решено добиться путем принудительного картелирования промышленности. Для увеличения занятости, повышения покупательной способности и стабилизации товарного рынка различные отрасли должны были ограничить себя "кодексами честной конкуренции". Предполагалось, что в каждой отрасли под наблюдением правительства можно будет остановить процесс снижения цен, выработав строго определенные нормы производства и сбыта, определив уровень цен и условия коммерческого кредита. Группам промышленников вменялось в обязанность согласовать с профсоюзами минимальные размеры зарплаты и максимальную продолжительность рабочего дня. Окончательное решение по этим кодексам было в руках президента. Контроль за реализацией программы НИРА возлагался на созданную президентом Национальную администрацию восстановления.

Принятый в мае 1933 года Чрезвычайный закон о помощи (ФЕРА) должен был закрыть одну из самых опасных пробоин. Полмиллиарда долларов ассигновывались штатом для ликвидации угрозы голода и массовой пауперизации населения.

Основная масса законов начального периода "нового курса" была принята в чрезвычайной спешке, за первые три месяца пребывания Рузвельта у власти. Это были сто дней, которые помогли американскому капитализму избежать своего Ватерлоо. Самым важным итогом было то, что экономика прошла фазу кризиса, все признаки восстановления были налицо.

Но если в области восстановления деловой активности меры, принятые правительством, привели к улучшению, то в плане проблемы касающейся миллионов людей, — проблемы занятости — достижения были более скромными. Более того, в 1940 году, незадолго до очередных президентских выборов безработных было больше, чем в 1931 году, в апогее краха. Только война спасла экономику США от очередного спада и новой массовой безработицы.

Законодательства первых "ста дней" вопреки заявлениям о преобладании в нем чисто экономических задач, призвано было, прежде всего, создать психологический перелом, внести успокоение, выпустить пар из котла, давление в котором достигло критического предела.

Рузвельту ближе всего была умеренная разновидность реформаторства, которая к 1912 году выкристаллизовалась в политической философии президентов Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона, воплотив в себе идеи государственного регулирования экономики и модернизации правовых институтов в целях упорядочения под эгидой государства социальных отношений, оказавшихся в результате неконтролируемого хозяйничанья капитала на гране опасного кризиса.

Уловив решимость миллионов людей добиваться перемен, Рузвельт делает шаг на встречу их чаяниям, провозглашая знаменем национальной политики курс на реформы, но реформы постепенные, верхушечные, устраняющие только самые вопиющие проявления социального неравенства и сохраняющие в неприкосновенности устои.

Новый импульс для поворота от созерцательности и проволочек к поддержке самого радикального в истории американского государства социального законодательства, включая законы о социальном страховании, о трудовых отношениях, о налогообложении крупных состояний, о беспрецедентном расширении прав профсоюзов дала новая предвыборная кампания 1935 года. "Новый курс" претерпел новую эволюцию, стал еще более радикальным. Публичные выступления президента полны обличений беспредельной алчности имущих классов и хищничества монополистов в духе самого низкопробного популизма. Тем самым Рузвельт решал главную задачу буржуазного прогрессизма подчинить себе массы и удерживать их под контролем подновленной двухпартийной системы.

Испытывая давление со стороны монополий и их прессы, Рузвельт тормозил осуществление провозглашенных реформ, предусмотрительно не связывал себя никакими жесткими обязательствами.

К концу третьего срока пребывания Рузвельта на посту президента реакция набрала силу. Одной из причин этого был верхушечный, элитарный характер либерализма, подчиненного всецело классовым интересам буржуазии. Спонтанность, непоследовательность были его отличительной чертой, а боязнь почина демократических масс — родовым его признаком.

^ Новая международная ситуация — новые решения

В начале президентской карьеры Рузвельта его внешнеполитическая позиция была изоляционистской. В Европе и на Дальнем Востоке уже существовали очаги новой мировой войны. Такая позиция президента была на руку гитлеровской Германии и милитаристской Японии, строивших свою глобальную стратегию в расчете на нейтралитет США, на их отказ поддержать усилия миролюбивых держав в создании системы коллективной безопасности. В 1935 году в США принят закон о нейтралитете к очевидной выгоде агрессоров. США вместе с Англией и Францией раздели ответственность за содействие фашистской агрессии. В 1937 году принят закон об эмбарго на поставки оружия в Испанию, где шла схватка республики с фашистскими мятежниками и германо-итальянскими интервентами. Внешняя политика, проводимая президентом, подчинена главной задаче — укреплению экономических и военно-стратегических позиций США на мировой арене.

Борьба за внешние рынки определяла заинтересованность монополистических кругов США в политике "экономического национализма", предполагавшей "свободу рук", несвязанность международными обязательствами, уклонение от коллективных усилий по урегулированию международных конфликтов.

Держась в стране, как полагали в этих кругах, можно было с чувством морального превосходства наблюдать за кровавыми драмами на Европейском и Азиатском континентах и извлекать немалые барыши. Но Рузвельт понимал, что изоляционизм в современных условиях невозможен и поэтому для создания привлекательного имиджа, учитывая ширящееся в стране антивоенное настроение, принимал ограниченное участие в коллективных усилиях по укреплению мира.

Рузвельт не отказывал себе в удовольствии продемонстрировать, что его отрицательное отношение к попыткам взорвать мир остается неизменным и что его правительство готово содействовать усилиям Лиги Наций в деле сохранения мира, но... не выходя за пределы чисто морального выражения своих симпатий и антипатий.

Президент обещал не чинить препятствий коллективным мерам, направленным против страны, которую США и другие государства рассматривают как агрессора, однако его страна не будет участвовать в каких-либо коллективных санкциях против страны-агрессора.

Платонические призывы к миру и указания на заинтересованность США видеть Францию достаточно сильной перед лицом опасности со стороны Германии не могли обмануть Гитлера. Они не заставили его отказаться от ревизии Версальского мирного договора. 14 октября 1933 года германское правительство заявило о выходе из Лиги наций, обретя свободу рук в отношении военных статей Версальского договора, что привело к расшатыванию стабильности в Европе.

На кануне Второй мировой войны США широко использовали практику предоставления "советов", публичного одобрения внешнеполитических актов других государств или, наоборот, позицию умалчивания и т. п. для оказания постоянного давления на политику других правительств в желаемом для Америки направлении. В тоже время подобный способ воздействия на другие государства абсолютно не связывал и ни к чему не обязывал самих США, которые оставляли за собой полную свободу действий в любой обстановке. Могущественные силы — крупные монополистические объединения, связанные тесными узами с германской военной промышленностью, — усиливали давление, добиваясь от Рузвельта пойти по пути упрочения дипломатических связей с гитлеровской Германией. Однако сближение с нацистским режимом, уже показавшим свои палаческие наклонности, было невозможно в условиях общего демократического подъема в стране и нарастания антифашистских настроений в стране.

Американские фирмы продавали большие партии вооружения нацистской Германии, в том числе и военные самолеты. Первого марта 1935 года правительство Германии заявило, что оно считает себя свободным от обязательств Версальского договора, запрещавших ему создание военной авиации. 16 марта в Германии опубликован декрет о всеобщей воинской повинности. А это было нарушением сепаратного мирного договора США с Германией, предусматривающего разоружение Германии. Трезвые политики в окружении Рузвельта указывали, что невозможно в современном неделимом и взаимозависимом мире отсидеться за океаном и даже обогатиться за счет военных катастроф в Европе.

7 марта 1936 года германские войска вступили в Рейнскую область, демилитаризованную по Версальскому договору.

Мятеж генерала Франко против законного правительства республиканской Испании обнажил суть изоляционизма. Народу Испании было отказано в помощи, интервенты получили полную свободу рук.

Видный политик, близкий Рузвельту человек Додд высказался так: "Любой, кто находился в Европе более или менее продолжительное время, признает факт огромного экономического и политического влияния США. Если мы положим наше могущество на чашу весов, то некоторые здесь в Европе, рассматривающие войну в качестве средства завоевания новых территорий, будут более осторожными и, может быть, даже станут сторонниками мира. Даже сейчас присоединение США к демократическим государствам Европы могло бы положить конец кровопролитию в Испании. Совместная мощь США, Англии и Франции, особенно если принять во внимание их огромные военно-воздушные силы, могла бы предотвратить интервенцию и установление диктаторского режима". Рузвельт выдвинул бесплодную идею созыва "международной конференции мира". Но Италия и Германия, твердо следующие захватническим курсом и использующие метод запугивания соседей, не хотели такой конференции и не стали бы считаться с ее решениями. Внешнеполитический курс Рузвельта в это время имел главным своим содержанием вероломную и самоубийственную политику "умиротворения" агрессоров. Курс своекорыстный, высокомерно пренебрегающий интересами других стран.

^ Дипломатическое признание СССР

Рузвельт признал не только абсурдность сложившейся к 1933 году не по вине Советского Союза ситуации непризнания, но и бесплодность расчетов его предшественников в Белом Доме достичь с помощью непризнания и блокады СССР далеко идущих целей, а именно добиться изменения строя и подчинения внешней политики СССР диктату международного капитала.

Уже 10 октября 1933 года Рузвельт направил Михаилу Ивановичу Калинину предложение послать в США представителей для обсуждения вопросов, связанных с восстановлением нормальных отношений.

Движение американской общественности за прекращение интервенции на советском севере и Дальнем Востоке, а в дальнейшем и за нормализацию отношений с СССР носило весьма широкий и представительный характер. На примере России многие американцы убеждались, что попытки американской дипломатии, опираясь на военную и экономическую мощь, навязать миру свою концепцию демократии и свой международный порядок носят реакционный характер и противоречат декларациям о самоопределении народов, уважении их суверенных прав, невмешательстве и сочувствии борцам против деспотических режимов. Важность признания СССР связывалась также с налаживанием американо-советского сотрудничества в интересах урегулирования проблем в международных отношениях. Особенно на Дальнем Востоке, где усиливалась напряженность, вызванная растущей воинственностью Японии и обострением американо-японского соперничества.

Однако сдвинуть с места вопрос о признании СССР, пока у власти были республиканцы, было невозможно. Рузвельт сумел правильно понять тенденции на мировой арене и внутри страны и верно оценить коренные интересы США.

Хотя движение за признание с каждым днем набирало силы во всех слоях общества, администрация президента Гувера стояла на его пути неприступным валом, ссылаясь на проблему долгов и на избитый тезис о "советской пропаганде".

Рузвельт лучше других понял, что идее лидирующей, мессианской роли США в мире не противоречит новый подход к СССР. Жизнеспособность Советского государства есть факт объективный. Прежний, до предела идеологизированный курс в советско-американских отношениях не пригоден.

Вопрос об использовании СССР в качестве потенциального союзника в случае обострения американо-германских и американо-японских противоречий приобретал для Рузвельта важное практическое значение.

Однако и после установления дипломатических отношений взаимодействие стран на базе совместного отпора агрессии не получило развития. США уклонились от заключения Тихоокеанского пакта, который должен был сдерживать агрессию Японии, именно в расчете на то, что Япония нападет на СССР.

И снова был поднят вопрос о "русских долгах". Развитие всесторонних отношений, торговых и в сфере обеспечения взаимной безопасности, наталкивалось на обструкцию США, стремление обеспечить себе одностороннюю выгоду и особое положение. Первый посол США в СССР Буллит, потерпев неудачу в попытках заставить СССР следовать во всем в фарватере американской политики, скатился на позиции примитивного антисоветизма. Рузвельт заменил его на Дэвиса. Дэвис сумел реально оценить позицию СССР. Советский Союз в считанные годы продвинулся далеко по пути прогресса, динамичность его развития превосходит все известное ранее, именно поэтому он как ни одна другая страна нуждается в прочном мире. В пассивности же и уступчивости Запада была своя система, свой замысел, подчиненный стремлению подтолкнуть агрессию Гитлера на Восток.

Предательский курс Англии и Франции по отношению к малым странам Европы, и в особенности Чехословакии, привел к Мюнхенскому сговору.

Фашистские державы намереваются изолировать СССР и подвергнуть его карантину, используя жупел коммунистической угрозы. Демократические страны Европы и всего мира оказывают поддержку фашистским странам в их попытке изолировать Советский Союз, несмотря на то, что он обладает огромным мирным потенциалом и экономически находится на пути превращения в гигантский фактор международной жизни.

Когда в августе 1939 года в Москве шли франко-советские переговоры, английская и французская сторона намеренно затягивали переговоры и завели их в тупик. Они вопреки всему надеялись канализовать агрессию на Восток. США в этот момент устранились от каких-либо шагов, способных повлиять на Англию и Францию. Они подталкивали СССР к войне с Германией, не беря на себя никаких конкретных обязательств. Де Голль так охарактеризовал позицию США в канун войны: "США самоустранились от дела обеспечения европейской безопасности вплоть до поражения Франции".

  1   2   3



Скачать файл (200.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru