Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольно-курсовая работа - Генезис метрологии - файл 1.doc


Контрольно-курсовая работа - Генезис метрологии
скачать (254 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc254kb.30.11.2011 00:14скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Федеральное агентство по образованию

Государственное общеобразовательное учреждение

высшего профессионального образования

Тульский государственный университет
Кафедра «Философия»
Философия науки

Контрольно-курсовая работа

на тему:

«Генезис метрологии»
Выполнил:
Проверил: д.ф.н., проф. ____________________ Тюрин И.А.

Тула 2006

Содержание
Введение 3

Боги, мудрецы и жрецы 4

Российская метрология и российские метрологи 10

От меры к единице измерений 15

Заключение 18

Список литературы 19

Введение
Многие профессии и научные дисциплины претендуют на «право первородства», на право считаться (или хотя бы называться) самыми-самыми древними. Перечень таких профессий и научных дисциплин очень обширный.

Метрология (не по названию, которое появилось сравнительно недавно, а по содержанию) имеет все основания претендовать на место в этом списке.

Дело в том, что человечество стало заниматься вопросами, которые мы сегодня относим к задачам законодательной и прикладной метрологии, очень давно. Эти вопросы стали актуальными еще тогда, когда начали формироваться первые цивилизации, первые государства, когда стала развиваться торговля, когда появилась необходимость выполнять достаточно большие коллективные работы (строительство ирригационных и оборонительных сооружений, дорог, храмов и других культовых сооружений). Иными словами тогда, когда появилась потребность в согласованных действиях людей, нередко удаленных друг от друга. Немаловажной, пожалуй, жизненно необходимой для любого государства, была потребность определять размеры даней и налогов и контролировать их поступление в казну.

Для этого потребовались узаконенные методы измерений и общегосударственные меры, в первую очередь длины, объема и веса (массы). Потребовались и структуры, следящие за правильностью применения этих мер, за отсутствием всякого рода злоупотреблений, которые отнюдь не являются «изобретением» нашего беспокойного времени.

^ Боги, мудрецы и жрецы
Первым следует упомянуть Имхотепа – верховного советника (премьер-министра) фараона Джосера, архитектора, строителя, врача и государственного деятеля. Джосер (2780-2760 до н.э.) – основатель III династии египетских фараонов, был, без сомнения, незаурядной личностью. Он впервые объединил в единое государство Верхний и Нижний Египет со столицей в Мемфисе. Надо думать, что Джосер умел окружить себя талантливыми помощниками, первым из которых был Имхотеп. Он руководил строительством первой большой пирамиды, так называемой «ступенчатой пирамиды Джосера», заупокойного храма в Саккаре, своей собственной гробницы и многих других сооружений. Еще больше он прославился как врач. Его слава была настолько велика и нетленна, что в VII веке до нашей эры, через две тысячи лет после смерти, он был включен как бог-целитель в число мемфисских божеств. При правлении фараонов греческой династии Птолемеев Имхотеп был отождествлен с греческим богом врачевания Асклепием. В III веке до нашей эры культ Асклепия проник в Рим, где он стал именоваться Эскулапом. Что же позволяет считать Имхотепа одним из предтеч законодательной метрологии? Объединение двух царств потребовало от него введения единых мер во всем Египте. Строительство пирамид и храмов, блоки для которых добывались в отдаленных каменоломнях, обрабатывались до окончательных размеров, а затем доставлялись к месту строительства (точнее, сборки), требовало достаточно высокой культуры линейных измерений. Специальность врача – такой же культуры взвешивания при составлении лекарств (старинные рецепты содержали зачастую десятки составляющих).

Дальнейшие успехи метрологии связаны во многом с развитием астрономии. Ведение календарей, задачи мореплавания требовали выполнения точных измерений положения Солнца, Луны, планет и звезд, т.е. разработки, по современной терминологии, методик выполнения измерений. В древности люди чаще, чем теперь, обращали свои взоры на звездное небо. Оно было и часами, и календарем, и компасом. И какой-нибудь пастух тысячелетия назад знал созвездия гораздо лучше, чем современный горожанин со средним (и даже высшим) образованием. Большую роль в развитии астрономии (и, как следствие, метрологии) сыграли знаменитый греческий ученый Пифагор Самосский (570-500 до н.э.) и созданная им школа пифагорейцев. Пифагор был уникальной личностью: выдающийся математик, олимпийский чемпион в кулачном бою, он был посвящен египетскими жрецами в свои тайные (экзотерические) обряды и получил доступ к хранимой ими скрытой от непосвященных информации. Пифагорейцы считали Землю шаром. Шарами они считали и все остальные планеты. Более того, они считали, что Земля вращается вокруг своей оси и вокруг Солнца, предвосхитив почти на два тысячелетия учение Коперника.

После этого вступления, на горизонте возникает величественная фигура Аристарха Самосского, выдающегося астронома и метролога (конец IV – первая половина III в. до н.э.). Он разделял учение пифагорейцев, что Земля вместе с планетами вращается вокруг Солнца, и, опираясь на это учение, поставил перед собой дерзкую задачу: определить, во сколько раз Солнце дальше от Земли, чем Луна (Луну в те времена считали самостоятельной планетой). Он нашел гениально простой способ решения этой задачи (рис. 1).


Рис. 1
В момент, когда Солнце освещает ровно половину диска Луны, угол γ равен 90°. Остается определить (измерить) угол между направлениями на центры Луны и Солнца β. Чем ближе этот угол к 90°, тем дальше Солнце от Земли по сравнению с Луной. По измерениям Аристарха получилось, что Солнце, по крайней мере, в 19 раз дальше от Земли, чем Луна. На самом деле это соотношение близко к 400, но не следует преуменьшать вклад Аристарха в наше представление об истиной картине мира. Его результат, по словам Лапласа, «отодвинул границы Вселенной далеко за те пределы, которые приписывались ей в те времена». Аристарх Самосский сделал и еще один шаг к истине: заметив, что движение Земли не влияет заметно на видимые положения звезд, он, опять-таки по словам Лапласа, «удалил их от нас несравненно дальше Солнца так, что, по-видимому, он лучше всех в древности представлял себе величину Вселенной». Заметим, что идея Аристарха Самосского выразить расстояние до Солнца не в стадиях, а в расстояниях от Земли до Луны, оказалась очень рациональной и жизненной. И сегодня ученые часто расстояния между объектами солнечной системы выражают не в километрах, а в астрономических единицах (а.е.) – расстояниях от Земли до Солнца.

Теперь настало время познакомиться с Эратосфеном Киренским (276-194 до н.э.), хранителем знаменитой Александрийской библиотеки, другом Архимеда (287-212 до н.э.).

Говоря современным языком, Эратосфен разработал методику выполнения измерений длины земного меридиана (и, следовательно, диаметра и радиуса Земли) и выполнил эти измерения. Он знал, что в Сиене (нынешний Асуан) в день летнего солнцестояния (22 июня) Солнце освещает дно глубоких колодцев, т.е. практически находится в зените (рис. 2, 3).



Рис. 2


Рис. 3
Если в этот же день определить высоту полуденного Солнца в Александрии, можно вычислить, какую часть земного меридиана составляет его дуга между Александрией и Сиеной, а измерив это расстояние в общепринятых мерах, найти длину меридиана, диаметр и радиус Земли.

Для измерения высоты Солнца Эратосфен воспользовался скафисом – усовершенствованными солнечными часами.

Здесь самое время назвать несколько имен, связанных с историей этого замечательного прибора.

Упоминание о солнечных часах имеется уже в Библии (Исайя, 38). Распространено мнение, что они проникли в Европу (в Грецию) из Вавилонии. Конкретный их изобретатель неизвестен. Это общая судьба многих великих изобретателей (достаточно упомянуть колесо). Однако, к чести человечества, история сохранила для нас имена людей, которые совершенствовали их конструкцию. По преданию, первым ученым, построившим солнечные часы в Греции, был Анаксимандр Милетский (610-546 до н.э.), ученик Фалеса, автор сочинения «О природе». Его учеником и продолжателем был Анаксимен (585-525 до н.э.). Он первым указал на различие между планетами и неподвижными звездами и выдвинул гипотезу, объясняющую затмения Солнца и Луны и фазы Луны. А скафис сконструировал в IV веке до нашей эры вавилонский жрец, историк и астроном Бероз. Скафис – это солнечные часы с горизонтальным указателем и циферблатом в виде четверти внутренней поверхности шара. Применение скафиса сделало более линейной шкалу, позволило повысить точность измерений времени и определять высоту Солнца над горизонтом. Эратосфен нашел, что в Александрии Солнце отклонялось от зенита на 1/50 долю окружности (на 7°12'). Расстояние между Александрией и Сиеной проводники караванов верблюдов оценивали приблизительно в 5000 стадий. Отсюда полная длина меридиана получалась равной 250000 стадий.

Вопрос в том, какой размер стадия принимал Эратосфен в своих расчетах. Лаплас полагал, что он использовал стадий, равный 300 локтям элефантийского ниломера, т.е. около 162 м. Тогда длина меридиана получается равной 40500 км, а радиус Земли – 6450 км, значение очень близкое к современной оценке – 6371 км.

Казалось бы, метод Эратосфена очень прост (кстати, все гениальное обычно тоже просто). Но напомним, что он должен был быть уверен, во-первых, в том, что Земля – шар, и во-вторых, в том, что Солнце настолько отдалено от Земли, что его лучи можно считать параллельными, иначе его методика выполнения измерений не работает (см. пунктирное изображение близкого Солнца и его лучей на рис. 2). В этом случае угол α уже не равен углу β.

Итак, Эратосфен получил почти неправдоподобно точный результат. Отклонение от современных данных всего 1,1%. Но дело в том, что он не должен был его получить. Расчеты Эратосфена верны, если Сиена находится точно на северном тропике (тропике Рака) и на одном меридиане с Александрией. Взглянем на рисунок 3. Оказывается, Сиена находится севернее тропика примерно на 60 км и восточнее меридиана Александрии почти на 300 км. Знал ли об этом Эратосфен? О смещении на север от тропика – возможно. О разности долгот – вряд ли: еще 200 лет назад измерение долготы было трудной и не очень точной операцией. Не совсем надежна и оценка расстояния до Сиены. Эти обстоятельства позволили Лапласу предположить, что-либо произошла взаимная компенсация ошибок, либо «Эратосфен только воспроизвел более древнее, тщательное измерение Земли, истоки которого были утеряны».

^ Российская метрология и российские метрологи
Россия и его предшественница Киевская Русь никогда не были отсталыми задворками Европы. На ее территории процветали ремесла и торговля, развивалось земледелие, строились города и крепости. Эта разнообразная деятельность требовала соответствующего метрологического обеспечения. В старинных документах мы находим многочисленные тому подтверждения.

Уже в Уставе князя Владимира (966г.) перечисляются виды мер, порученных верховному надзору епископа с обязательством «блюсти городския и торговыя всяческая мерила и спуды и звесы и ставила». Традиция хранить эталоны в храмах ведет свое начало еще от древних Вавилона, Египта, Рима. Она объясняется, во-первых, большим влиянием церкви на повседневную жизнь, во-вторых, тем, что первыми каменными зданиями с надежными подвалами на Руси были чаще всего храмы. И именно в них было надежней всего хранить меры (вспомним частые междоусобицы, пожары и т.п.).

Русь никогда не знала такой степени феодальной раздробленности (в метрологическом смысле), которая была в Европе, где каждое микроскопическое государство имело свои меры. Даже в тяжелые времена монголо-татарского господства сохранилась единая система мер. Завоеватели были в ней заинтересованы, так как она облегчала определение размера дани, ее сбор и учет. В XVI-XVII веках церковный надзор за «мерами и весами» постепенно уступил место государственному. Это было связано с укреплением государственной власти. Государственный надзор распространялся уже не только на отдельные княжества и епархии, а на всю территорию страны. Конечно, полное единство измерений еще не было достигнуто, но само наличие одной системы мер (единиц), обязательной к применению на всей громадной территории страны, производило большое впечатление и на жителей России и на иностранцев. Еще в царствование Ивана Грозного (1530-1584) немец-опричник Г. Штаден писал: «Нынешний Великий князь достиг того, что во всей русской земле, по всей его державе – одна вера, один вес, одна мера». В это время эталоны хранились уже не в церковных подвалах, а в приказах Московского государства. На чиновников-дьяков был возложен и надзор за мерами и весами. К нему привлекались и выборные, «верные люди», работавшие без жалования, нечто вроде общественных контролеров.

Общеизвестна разносторонняя метрологическая деятельность Петра I, завершившаяся унификацией Российских и Английских мер длины. После его смерти, в 1736г. была образована «Комиссия об учреждении мер и весов» под председательством главного директора Монетного правления графа М.Г. Головкина, который «об учреждении правдивых весов издавна старание имел». Таможенный устав 1755г., возлагал поверку и клеймение мер на губернские, провинциальные и воеводские канцелярии. Завершил совокупность правительственных установлений общегосударственного значения того времени Закон от 29 апреля 1797г. «Об учреждении повсеместно верных весов, питейных и хлебных мер».

Как известно, Россия была в числе первых 17 стран, подписавших 20 мая 1875г. Метрическую конвенцию. Это событие не было случайным, неожиданным, для российской метрологии. Отечественные метрологи уже давно оценили преимущества метрической десятичной системы и активно способствовали ее принятию и внедрению. В.И. Ламанский, А.Я. Купфер и Б.С. Якоби участвовали в работе Международного общества по установлению десятичной системы мер, весов и монет, учрежденного в Париже в 1885г. Б.С. Якоби был председателем комиссии по единообразию мер и весов Комитета мер, весов и монет, образованного в 1867г.

В 1868г. в России были изданы «Сравнительные таблицы десятичных и русских мер». В 1870г. по инициативе Петербургской Академии наук в Париже организуется Международная комиссия, рассматривающая вопросы введения метрической системы в разных странах. В этом же году в России метрическая система была сделана обязательной для всех изданий Главной физической обсерватории, возглавлявшей сеть магнитных и метеорологических станций. Российские метрологи В.И. Ламанский, А.Я. Купфер, Б.С. Якоби, А.Ю. Давидов, Ф.Ф. Петрушевский, B.C. Глухов, А.В. Гадолин принимали непосредственное участие в подготовке Метрической конвенции. Горячим сторонником и пропагандистом метрической системы был Д.И. Менделеев.

Положением о мерах и весах от 4 июня 1889г. было разрешено в факультативном порядке применять метрические меры в торговле, в казенных ведомствах и общественных управлениях. Этим же положением значения фунта и аршина, принятых за основание системы русских мер, были выражены в долях килограмма и метра: фунт = 0,4095124 кг, аршин = 0,711200 м. И, наконец, первая статья «Положения о мерах и весах» от 27 июля 1916г. гласила: «В Российской империи применяются меры русские и международные метрические». Становление метрической системы в нашей стране формально завершилось уже при советской власти. Декретом СНК РСФСР от 8 февраля 1918г. на ее территории была введена, как единственная, международная метрическая система мер и весов, а постановлением СНК СССР от 21 июля 1925г. СССР признал международную Метрическую конвенцию 1875г. принял на себя обязательства России по членству в ней и уплате взносов на содержание Международного Бюро мер и весов (МБМВ).

Россия первенствовала также и в деле организации специализированных метрологических учреждений. Уместно напомнить, что даже во Франции, первой еще в 1794г. принявшей метрическую систему, они в ту пору отсутствовали. Об этом свидетельствует тот факт, что первые эталоны метра и килограмма были сданы на хранение в Архив Французской Республики. Они так и назывались «архивными». А в России еще в 1827г. была организована комиссия «для постановления на неизменных началах системы Российских мер и весов». В 1830г. Комиссия была реорганизована. В ее состав вошли министр внутренних дел, представители Министерства финансов, Горного и монетного департаментов, персонально академик А.Я. Купфер, будущий директор Пулковской обсерватории В.Я. Струве и другие. Комиссия создала единые государственные эталоны длины, веса (массы), объема сыпучих тел и жидкостей. Они были узаконены Указом 1835г. «О системе российских мер и весов». В соответствии с этим же указом в Санкт-Петербурге, на территории Петропавловской крепости, было построено здание для центрального метрологического учреждения Российской империи – Депо образцовых мер и весов. Это здание сохранилось и поныне. Первым директором Депо был назначен академик Купфер. Есть все основания полагать, что это было самое первое в мире специализированное метрологическое учреждение, в задачи которого входили: хранение эталонов российских и образцов различных иностранных мер, их сличение, изготовление и поверка копий эталонов, поверка образцовых мер (рабочих эталонов по современной терминологии), рассылаемых в разные районы государства, составление сравнительных таблиц русских и иностранных мер.

Для сравнения, МБМВ начало функционировать в 1879г., главное метрологическое учреждение Германии – физико-технический институт (ПТБ) – в 1887г., Национальная физическая лаборатория Англии – в 1889г., Национальное бюро стандартов США (ныне НИСТ) – в 1901г.

Первое здание Депо оказалось сырым и холодным. Поэтому при преемнике Купфера профессоре B.C. Глухове было спроектировано и к 1878г. построено, также в Санкт-Петербурге, на Обуховском (ныне Московском) проспекте новое здание Депо образцовых мер и весов.

Конструкция этого здания очень интересна. Оно имело подвал, два рабочих этажа и чердак. Толщина наружных стен превышает метр. На каждом этаже, в его центральной части находятся (именно «находятся», так как здание, получившее позднее третий этаж, в котором разместились актовый зал и библиотека, используется и сегодня) по два основных лабораторных зала, окруженных коридором в виде восьмерки. С внешней стороны коридоров находится ряд рабочих комнат, окна которых имеют тройные рамы. Вдоль наружных стен этих комнат размещаются батареи водяного отопления, бывшего в те годы большой редкостью. По свидетельству Д.И. Менделеева, температура в лабораторных залах изменялась в течение года всего в пределах +17...+20 °С. До уровня пола первого этажа в этих залах доходят массивные каменные устои размером 2×4 м, покоящиеся на сваях, углубленных до твердого грунта и отделенные от верхних слоев грунта рвами. На устое одного из залов поставлены каменные столбы, выведенные на второй этаж, где на них были установлены точные весы. Депо образцовых мер и весов было переведено в это здание в январе 1880г.

С 1893г. до самой своей смерти в 1907г. Депо, которое уже называлось «Главной Палатой мер и весов», руководил Д.И. Менделеев. Он известен всему миру как создатель периодической системы элементов.

Менее известна, но не менее значительна, его метрологическая деятельность. При нем существенно повысились и достигли мирового уровня работы лабораторий Палаты и проведена подготовка к внедрению в России метрической системы. Сам Д.И. Менделеев непосредственно руководил лабораторией мер массы и разработал ряд новых методов точных взвешиваний. При Менделееве на территории Палаты появились новые здания (в одном из которых находилась его квартира), открывались (кроме лабораторий мер массы и линейных измерений) новые лаборатории: термометрическая в 1898г., электрическая в 1900г., фотометрическая в 1901г., измерения расхода в 1902г., астрономическая в 1902г., манометрическая в 1907г. Появилась химическая лаборатория и механическая лаборатория.

Главная палата мер и весов оставалась единственным научно-исследовательским метрологическим институтом Российской империи до самой октябрьской революции. Ее преемником является расположенный на том же самом месте (но уже не единственный в России) Всероссийский научно-исследовательский институт метрологии имени Д.И. Менделеева.

^ От меры к единице измерений
Метрология начиналась с мер. Эта простая истина подтверждается всеми историческими памятниками (овеществленными и письменными), связанными с ее историей. Вавилонская (Халдейская) система была системой мер, которая опиралась на вещественные, рукотворные, конкретные меры длины и веса (массы). Такой же была и Древнеегипетская система, и все позднейшие системы мер. Конкретное (а не абстрактное) мышление, по-видимому, было свойственно человечеству на ранних ступенях его развития. И в наши дни дети проходят эту стадию, свободно считая предметы (игрушки, конфеты и т.п.), но еще не умея оперировать абстрактными числами.

Интересно проследить, как по мере развития человеческого общества и метрологии в частности, конкретное понятие о мере постепенно дополнялось (и во многих случаях заменялось) абстрактным понятием «единица измерений», совсем не обязательно жестко связанным с конкретной мерой.

Долгое время конкретными, предметными были не только системы, но и различные Указы, Постановления и другие распоряжения императоров, князей, правительств. Вот несколько примеров из истории отечественной метрологии. «Мерам и весам быть равными; хлебные меры делать с железными обручами...» (Указ царя Алексея Михайловича, 1649г.); «В Адмиралтействе иметь весы правдивые..., а также меры медные и аршины, с обеих концов заклейменные...» (Указ царя Петра I от 10 декабря 1722г.); «Об учреждении при С.-Петербургском Монетном дворе собрания образцовых мер и весов главнейших иностранных государств» (Высочайше утвержденная записка министра финансов от 13 декабря 1829г.); «О системе Российских мер и весов» (Именной указ Сенату от 11 октября 1835г.). И тем не менее... Если рассмотреть старинные системы мер подробнее, то и в них можно обнаружить «меры без мер». Во все времена существовали меры фута, локтя (локтей), весового таланта. Но нигде, например, не попадаются сведения о существовании меры стадия (мерной веревки или цепи, длиной около 185 метров). Судя по египетским иероглифам, самая длинная мерная веревка содержала сто локтей (около 50 метров). Об отсутствии меры, равной стадию, косвенно свидетельствует и большой разброс его значений, примерно от 155 до 210 метров, употреблявшихся в одно и то же время. А, казалось бы, такая мера должна была быть, поскольку размер стадия определялся через время и скорость, вне всякой связи с локтем, и не содержал целое число локтей.

В довольно широком ассортименте изготовлялись и использовались меры объема. А вот с мерами площади дело обстояло совсем по-другому. Их, по-видимому, не было совсем, так сказать «по ненадобности». Хотя и здесь не все так просто.

Вернемся опять к русским, точнее, российским системам мер. Существовали меры фута, аршина, сажени. Никогда не материализовывали в виде меры размер версты. Существовал ряд мер массы (веса): золотника, фунта (гривны), пуда. Наибольшая из известных эталонных гирь имела (если судить об имеющихся в Государственном Эрмитаже и музее ВНИИМ им. Д.И. Менделеева наборах) массу, равную двум пудам. Гири массой в берковец (163,8 кг) и тем более в ласт (около 1179 кг), по-видимому, никогда не изготовлялись. В защиту российской системы мер скажем, что и берковец, и ласт содержали целое число пудов (10 и 72). Поэтому можно было обходиться двухпудовками. Имелся целый набор мер объема от бутылки до ведра (12,29904 л) и до бочки, равной 40 ведрам.

Единицы площади мер не имели и в русской системе. Хотя в сознании создателей системы эти меры, безусловно, «витали». Очень показательна, в этом смысле, история десятины. Вплоть до конца XVII века под десятиной понимали не просто меру площади земли, а ее участок вполне определенной формы: 50×50 и 40×80 саженей в XIV-XVI веках и 30×80 саженей в XVII веке – т.е. мыслилась некая виртуальная мера в виде гигантского полотнища указанных выше размеров. И лишь в XIX веке под десятиной стали понимать просто участок земли любой формы, площадью 2400 (или 3200) квадратных саженей. Единица окончательно абстрагировалась от меры.

Достаточно показательна в этом плане и история метрических систем. Метрические системы 1791 и 1875 гг. это, без всякого сомнения, еще системы мер метра и килограмма. Очень интересны в этом плане системы Гаусса (миллиметр, миллиграмм, секунда) и СГС (сантиметр, грамм, секунда). Во-первых, что такое «мера секунды»? Размер секунды, безусловно, можно и нужно воспроизводить. А хранить? Известное заклинание: «мгновенье, ты прекрасно, остановись, постой», к сожалению, неосуществимо в виде технического устройства. И никому не приходило в голову изготовить для системы Гаусса эталонные миллиметр и миллиграмм, а для СГС – сантиметр и грамм. Эти системы спокойно продолжали опираться, в конечном счете, на меры совсем другой системы – метр и килограмм. В процессе дальнейшего расширения метрических систем, приведшего к формированию современной международной системы единиц СИ, они «обрастали» большой совокупностью производных единиц измерений. Именно единиц, а не мер, поскольку для многих таких единиц нельзя разработать и выполнить меры. Да и основные единицы СИ не все и не всегда опираются на меры. Так, например, не существует меры кельвина. Никто никогда не создавал меру ампера (хотя представить себе ее можно).

Итак, по мере развития метрологии, в дополнение к понятию «мера» появилось абстрагированное от материального воплощения понятие «единица измерений», и на смену обозначению «система мер» – «система единиц измерений». Естественно, эта смена понятий нисколько не умаляет значения мер, на которые метрология продолжает опираться, но является важнейшим этапом формирования теории измерений.

Заключение
Итак, наука прошлых тысячелетий и столетий не знала разделения на узкие специальности. Не являлась исключением и метрология. Она развивалась в тесном единении с астрономией, арифметикой, геометрией и другими подразделениями древней науки.

Ученые прошлого были естествоиспытателями широкого профиля. Мало того, обычно они были одновременно путешественниками, историками, писателями, поэтами, политическими деятелями и даже спортсменами. Были среди них и жрецы.

Наука прошлого, как правило, была описательной, она проходила период накопления фактов. Но во все времена, начиная с глубокой древности, были люди, понимавшие важность обеспечения единства измерений, стремившиеся привнести в науку меру и число, которые могли с полным правом за столетия и тысячелетия до Д.И. Менделеева сказать, что наука начинается тогда, когда начинают измерять. Именно эти люди, вольно или невольно, заложили фундамент современной метрологии.

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо подчеркнуть, что история метрологии дает весьма интересную и поучительную картину реализации и развития идеи меры в зависимости от усложнения задач, возникавших перед коллективами, выполнявшими познавательные, производственные и товарообменные функции. Развитие метрологии отчетливо и наглядно иллюстрирует общий характер движения познающей мысли в истории: оно шло в направлении от случайного, произвольного и субъективного к общезначимому, нормализованному и объективному, от хаотического состояния к упорядоченному многообразию, от независимости и разрозненности к взаимосвязи и единству, от эмпирики к научной методике.

Список литературы


  1. Брянский Л.Н. Непричесанная метрология / Л.Н. Брянский. – М.: Поток-тест, 2002. – 160с.

  2. Крылова Г.Д. Основы стандартизации, сертификации, метрологии: учебник для ВУЗов / Г.Д. Крылова. – М.: Юнити-Дана, 1999. – 711с.

  3. Шостьин Н.А. Очерки истории русской метрологии XI – начала XX века / Н.А. Шостьин. – М.: Изд-во стандартов, 1990. – 280с.



Скачать файл (254 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации