Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Контрольная работа - Социальная мобильность - файл 1.docx


Контрольная работа - Социальная мобильность
скачать (36.9 kb.)

Доступные файлы (1):

1.docx37kb.30.11.2011 00:19скачать

содержание
Загрузка...

1.docx

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Министерство Образования Республика Беларусь

УО ВГТУ

кафедра истории и права
Контрольная работа

по дисциплине «Социология»

Витебск

2010

Тема 19: Социальная мобильность.


1. Социальная мобильность: сущность, классификация.
2. Объем и дистанция мобильности.
3. Каналы вертикальной мобильности.
4. Характеристики социальной мобильности в современном Белорусском обществе.
5. Список использованной литературы.
1. Социальная мобильность: сущность, классификация.

Люди находятся в постоянном движении, а общество – в развитии. Совокупность социальных перемещений людей, т.е. изменений своего статуса, называется социальной мобильностью. Эта тема интересовала человечество с давних пор.

Социальная мобильность – изменение статуса, т.е. перемещение индивида (или социальной группы) между различными позициями в системе социальной стратификации. Поскольку характеристики статуса могут быть представлены в терминах власти, доходов, престижа, образования и т.п., все эти основания стратификации могут использоваться в качестве базы для измерения социальной мобильности. Однако в связи с большей доступностью данных о профессиональном положении индикатором выступает социально-профессиональный статус.

Неожиданное возвышение человека или его внезапное падение – излюбленный сюжет народных сказок: хитроумный нищий вдруг становиться богачом, бедный принц – королем, а трудолюбивая Золушка выходит замуж за принца, повысив свой статус и престиж.

Между восхождением и нисхождением существует известная асимметрия: все хотят подниматься и никто не хочет опускаться по социальной лестнице. Как правило, восхождение – явление добровольно, а нисхождение – принудительное. Исследования показывают, что обладатели высших статусов предпочитают для себя и своих детей высокие позиции, но и обладатели низких для себя и своих детей желают того же самого. Вот и получается, что в человеческом обществе все стремятся наверх и никто – вниз.

Существует два основных вида социальной мобильности – межпоколенная и внутрипоколенная, и два основных типа – вертикальная и горизонтальная. Они, в свою очередь, распадаются на подвиды и подтипы, которые тесно связаны друг с другом.

Межпоколенная мобильность предполагает, что дети достигают боле высокой социальной позиции либо опускаются на боле низкую ступеньку, чем их родители. Пример: сын шахтера становиться инженером.

Внутрипоколенная мобильность имеет место там, где один и тот же индивид, вне сравнения с отцом, на протяжении жизни несколько раз меняет социальные позиции. Иначе она называется социальной карьерой. Пример: токарь становиться инженером, а затем начальником цеха, директором завода, министром машиностроительной отрасли.

Первый вид мобильности относится к долговременным, а второй – к кратковременным процессам. В первом случае социологов больше интересует межклассовая мобильность, а во втором – перемещение из сферы физического труда в сферу умственного.



Вертикальная мобильность подразумевает перемещение из одной страты (сословия, класса, касты) в другую.

В зависимости от направления перемещения существуют восходящая мобильность (социальный подъем, движение вверх) и нисходящая мобильность (социальный спуск, движение вниз). Повышение в должности – пример восходящей мобильности, увольнение, разжалование – пример нисходящей.

Горизонтальная мобильность подразумевает переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне. Примером служит перемещение из православной в католическую религиозную группу, из одного гражданства в другое, из одной семьи (родительской) в другую (свою собственную, вновь образованную), из одной профессии в другую. Подобные движения происходят без заметного изменения социального положения в вертикальном направлении.

Разновидностью горизонтальной мобильности служит географическая мобильность. Она подразумевает не изменение статуса или группы, а перемещение из одного места в другое при сохранении прежнего статуса. Примером выступает международный и межрегиональный туризм, переезд из города в деревню и обратно, переход с одного предприятия на другое. Если к перемене места добавляется перемена статуса, то географическая мобильность превращается в миграцию.

Можно предложить классификацию социальной мобильности по иным критериям. Так, например, различают:

- индивидуальную мобильность, когда перемещение вниз, вверх или по горизонтали происходит у каждого человека независимо от других.

- групповую мобильность, когда перемещения происходят коллективно, к примеру, после социальной революции старый класс уступает господствующие позиции новому классу.

Главные и неглавные виды (типы, формы) мобильности различают так:

1) главные виды характеризуют все или большинство обществ в любую историческую эпоху. Разумеется, интенсивность или объем мобильности не везде одинаковы. 2) неглавные виды мобильности присущи одним типам общества и не присущи другим.

Главные и неглавные виды (типы, формы) мобильности существуют в трех основных сферах общества – экономической, политической, профессиональной. Мобильность практически не происходит (за редким исключением) в демографической сфере и достаточно ограничена в религиозной сфере. Действительно, мигрировать из мужчины в женщину не возможно, а перемещение из детского возраста в юношеский не относится к мобильности.


2. Объем и дистанция мобильности.

Социальная мобильность измеряется при помощи двух главных показателей.

Дистанция мобильности – это количество ступенек (страт), на которые удалось подняться или пришлось опуститься индивидам.

Нормальной дистанцией считается перемещение на одну-две ступени вверх или вниз. Большинство социальных перемещений происходит именно так. Ненормальная дистанция – неожиданный взлет на вершину социальной лестницы или падение к ее основанию.

Под объемом мобильности понимается число индивидов, которые переместились по социальной лестнице в вертикальном направлении за определенный промежуток времени.

Если объем и счисляется количеством переместившихся индивидов, то он называется абсолютным, а если отношение этого количества по всему населению, то относительным объемом и указывается в процентах.

Совокупный объем, или масштаб мобильности, определяет количество перемещений по всем стратам вместе, а дифференцированный – по отдельным стратам, слоям, классам. Тот факт, что в индустриальном обществе две трети населения мобильны, относится к совокупному объему, 37% детей рабочих, ставших служащими, - к дифференцированному.

Масштаб социальной мобильности определяется как процентная доля тех, кто сменил, в сравнении с отцами, свой социальный статус. Когда Венгрия была капиталистической страной, т.е. в 30-е годы, масштаб мобильности равнялся 50%. В социалистической Венгрии (60-у годы) он вырос до 64%, а в 1983 г. до 72%. В результате социалистических преобразований венгерское общество стало таким же открытым, как и развитые капиталистические страны.

Изменение мобильности по отдельным слоям описывается двумя показателями. Первый – это коэффициент мобильности выхода из социального слоя. Он свидетельствует, например, о том, сколько сыновей квалифицированных рабочих стали интеллигентами или крестьянами. Второй – коэффициент мобильности входа в социальный слой, он свидетельствует о том, из каких слоев пополняется, например, слой интеллигентов. Он обнаруживает социальное происхождение людей.



3. Каналы вертикальной мобильности.

Вертикальная мобильность подразумевает перемещение из одной страты (а также сословия, касты, класса) в другую. В зависимости от направления перемещений вертикальная мобильность бывает восходящей и нисходящей. Существуют каналы или «лифты», с помощью которых индивиды совершают эти перемещения.

Самое полное описание каналов вертикальной мобильности дано П. Сорокиным. Только он их называет «каналами вертикальной циркуляции». Он считает, что поскольку вертикальная мобильность в той или иной степени существует в любом обществе, даже в первобытном, между стратами нет проходимых границ. Между ними существуют различные «отверстия», «лифты», «мембраны», по которым индивиды перемещаются вверх и вниз.

Особый интерес представляют социальные институты – армия, церковь, школа, семья, собственность, которые используются в качестве каналов социальной циркуляции.

Армия функционирует в качестве канала не в мирное, а в военное время. Крупные потери среди командного состава приводят к заполнению вакансий из более низких чинов. В военное время солдаты продвигаются благодаря таланту и храбрости. Повысившись в звании, они используют полученную власть, как канал дальнейшего продвижения и накопления богатств. У них появляется возможность грабить, мародерствовать, захватывать трофеи, брать контрибуции, уводить рабов, окружать себя помпезными церемониями, титулами, передавать свою власть по наследству.

Церковь как канал социальной циркуляции переместила большое число людей с низов до вершин общества. Геббон, архиепископ Реймса, был в прошлом рабом. Пап Григорий 7 – сын плотника. П. Сорокин изучил биографию 144 римских католических пап и установил, что 28 вышли из низов, а 27 – из средних слоев.

Помимо восходящего движения церковь была каналом нисходящего движения. Тысячи еретиков, язычников, врагов церкви были отданы под суд, разорены и уничтожены. Среди них было немало королей, герцогов, князей, лордов, аристократов и дворян высоких рангов.

Школа. Институты образования и воспитания, какую бы конкретную форму они ни приобретали, во все века служили мощным каналом социальной циркуляции. США и СССР относятся к обществам, где школы доступны всем его членам. В таком обществе «социальный лифт» движется с самого низа, проходит по всем этажам и достигает самого верха.

США и СССР – самый яркий пример того, как можно добиться впечатляющих успехов, стать великими индустриальными державами мира, придерживаясь противоположных политических и идеологических ценностей, но в одинаковой степени обеспечив своим гражданам равные возможности получить образование.



Британия представляет другой полюс, на котором привилегированные школы доступны только высшим слоям населения. «Социальный лифт» короткий: он движется только по верхним этажам социального здания.

Большие конкурсы в колледжи и университеты во многих странах объясняются тем, что образование является самым быстрым и доступным каналом вертикальной мобильности.

Собственность наиболее ярко проявляет себя в виде накопленных богатств и денег. Именно они – один из самых простых и действенных способов социального продвижения. В 15-18 веках Европейским обществом стали править деньги, а не знатное происхождение. Последние периоды истории Древней Греции и Рима были такими же.

П. Сорокин установил, что не все, но лишь некоторые занятия и профессии способствуют накоплению богатств. Согласно его расчетам, в 29% случаев это позволяет сделать занятие фабриканта, в 21% - банкира и биржевика, в 12% - торговца. Профессии артистов, художников, изобретателей, государственных деятелей, шахтеров и некоторые другие не дают таких возможностей.

Семья и брак становится каналами вертикальной циркуляции в том случае, если в союз вступают представители разных социальных статусов. В европейском обществе распространенным был брак бедного, но титулованного партнера с богатым, но не знатным. В результате оба продвигались по социальной лестнице, получив то, что каждый хотел.

Пример нисходящей мобильности мы находим в античности. По римскому закону, свободная женщина, вышедшая замуж за раба, сама становиться рабыней и теряет статус свободного гражданина.

Даже примитивные общества были заинтересованы в том, чтобы ими управляли самые одаренные. Но как обнаружить врожденные таланты, если нет специальных методов и техники? Древние нашли очень простой способ. Путем эмпирического наблюдения они установили, что у умных родителей чаще рождаются умные дети, и наоборот. Тезис о наследовании качеств родителей прочно утвердился в сознании наших предков. Именно он лежит в основе запрета межкастовых браков. Чем ниже социальное положение, тем меньше добродетелей имеют родители и наследуют их дети. И наоборот. Так постепенно возник институт наследования социального статуса родителей детьми: рожденный в семье с высоким социальным рангом заслуживает так же высокого ранга.

Семья превратилась в главный механизм социального отбора, определения и наследования социального статуса. Происхождение из знатной семьи гарантирует хорошую наследственность и достойное образование вовсе не автоматически. Родители заботились о наилучшем воспитании детей, это стало обязательной нормой для аристократии. В бедных семьях родители не могли дать подобающего образования и воспитания. Любому обществу нужны гарантии. Их могли дать знатные 

семьи. Из них рекрутировалась управленческая элита. Семья стала одним из институтов распределения членов общества по стратам.

Древние общества в большой мере заботились о стабильности семьи, ибо она для них одновременно и школа, и центр профессиональной подготовки, и производственное объединение, и многое другое. Когда семья стала терять свое значение, ореол святости, браки легко распадались, а о разводы превратились в повседневное событие, обществу пришлось брать на себя все эти функции. Возникли школы вне семьи, производство вне семьи, обслуживание вне семьи.

Дети остаются в семье, только пока они несовершеннолетние. Фактически же они растут вне семьи. Утратилось значение чистоты крови, унаследованных качеств. Людей все больше начинают оценивать не по их семейному происхождению, а по личным качествам.

Таким образом, различные социальные и организации – это не просто «каналы» вертикальной мобильности, а и составные элементы механизма социального отбора. Несовершенство этого механизма, ограничение действия естественного социального отбора приводит к тому, что в высшей страте оказываются те, кто должен быть в низшей, и наоборот. Накопление в стратах «неподходящих» индивидов в большом количестве приводит к отклонению от норм, ведущих, в свою очередь, к насилию.


4. Характеристики социальной мобильности в современном Белорусском обществе.

Характеристики социальной мобильности в вертикальном срезе социальной структуры дают представление об особенностях социальной стратификации. Социальные страты – группы людей, выделенных по одному из отдельно взятых признаков положения в обществе и отличающиеся от представителей других групп интенсивностью данного признака.

Для статистического учета и анализа социального положения человека (семьи) обычно используются показатели собственности и дохода. Связано это с тем, что другие признаки социального положения – престиж, власть, репутация – трудно выразить количественно, и они фиксируются в ходе эмпирических исследований по репрезентативной выборке. И здравый смысл подсказывает, что если государственные органы строго учитывают все виды собственности (земля, жилье, предприятия (фирмы), акции и т.д.), если соблюдаются требования декларирования доходов, то не составляет труда определить имущественное положение каждой семьи, а значит и реальную дифференциацию людей. К сожалению, у нас до сих пор такой объективной информации в полном объеме нет. Учитываются только зарплата, пособия, доходы от предпринимательской деятельности дополнительные заработки, если они выплачиваются через бухгалтерию. Отсутствие надлежащего учета в этом важном деле провоцирует слухи о сверхдоходах, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть.

В такой ситуации о реальном процессе расслоения предпочтительнее судить на основании оценок населения, полученных во время социологических исследований. При этом приходится делать поправки на неизбежные психологические искажения. Правда, при массовых опросах – и в этом может убедиться каждый, побеседовав на эту тему со своими знакомыми, реальное положение которых хорошо извест-
но – крайности уравновешиваются. Число тех, кто оценивает себя излишне скромно и тех, кто стремится прихвастнуть, примерно распределяется поровну, а значит, средние отражают реальные тенденции. Ну и, конечно, любые оценочные суждения респондентов необходимо проверять, дополнять и корректировать иными, в том числе и косвенными данными.

Рассмотрим результаты республиканского исследования. Респондентам предлагалось отметить собственную позицию на двух шкалах: 1) уровень жизни – градация от 1 до 10, где 1 – нищие, 10 – миллионеры; 2) собственника, где 1 – ничего не имею, 10 – владелец (совладелец) предприятия, фирмы, магазина и пр. Анализировались также показатели: а) самоидентификация (к какому классу респондент относит себя); б) среднего душевого дохода; в) ожидания в области зарплаты (какую заработную плату считает респондент достаточной для нормальной жизни).
^



Распределение населения Беларуси по уровню жизни и
собственности (в % от общего числа)


Шкала собственника

31,5

22,9

20,3

4,2

7,6

2,4

0,5

0,2

0,2

0,2

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

(ничего не имею)











(владею (совладею) предприятием, фирмой, магазином и т.д.)


^ Шкала уровня жизни




57,9




40,4

2,7

9,2

16,4

31,3

20,1

16,3

4,0

1,0

0,5

0,7

0,5

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

(нищие)










(миллионеры)



Как видно из таблицы 1, распределения по обеим шкалам резко смещены влево, в сторону низких значений уровня жизни и собственности. Напомним, что по принятой в Советском Союзе трехчленной схеме социальной структуре (два класса – рабочие и крестьяне, а также социальная прослойка (слой) интеллигенция) для определения классового определения использовались такие формальные и весьма туманные признаки социального положения, как «характер и содержание труда». О неоднозначности и путаности данных показателей свидетельствует, в частности, то, что в течение более 20 лет шли дискуссии о самих понятиях «характер труда» и «содержание труда».

На практике использовались иные критерии: во-первых, тип собственности – рабочие связаны с общенародной собственностью, крестьяне – с колхозно-кооперативной, интеллигенция по данному критерию не выделялась. Во-вторых, деление труда на умственный и физический (как будто физический труд возможен без умственных усилий, и наоборот), а также на управленческий (организаторский) и исполнительский.

В конце 80-ых годов появились более реалистичные описания социальной структуры общества. Например, Р.В.Рывкина выделила такие группы (слои):

  1. Высшая политическая элита разной природы;

  2. Средние слои правящего аппарата;

  3. Низовые работники этого аппарата;

  4. Ведущие хозяйственные руководители;

  5. Хозяйственные руководители среднего ранга;

  6. Низовые начальники (вплоть до мастеров и бригадиров);

  7. 

  8. Специалисты, служащие разных уровней и профилей;

  9. Рабочие разной квалификации и социального статуса;

  10. Члены колхозов;

  11. Кооператоры;

  12. Лица, живущие за счет семейных фирм и личных подсобных хозяйств;

  13. Лица, живущие за счет других видов ИТД – кустарных производств, помыслов, заготовок;

  14. Пенсионеры и инвалиды;

  15. Лица, живущие за счет сезонной занятости в строительстве (шабашники), на транспорте, на погрузочно-разгрузочных и других работах;

  16. Лица, находящиеся в «подаче», ориентированные на выезд из страны;

  17. Деклассированные элементы, лица, находящиеся в местах заключения и др.

Несомненно, выделенные группы существуют и в сегодняшнем белорусском обществе, однако для строгой классификации их в качестве социальных типов, а не просто учетных категорий населения, не хватает данных о численности, самоидентификации, доходах, власти и т.д. Накопление таких сведений – важнейшая задача социальной статистики и социологии. В международной статистике и социологической теории социальной стратификации принято выделять общественные классы (страты) в первую очередь по показателям дохода и собственности, а также связанным с ними престижа, власти, образования, доступа к информации.

Если использовать данную классификацию для анализа степени дифференциации (расслоения) белорусского общества, то первые три пункта на шкалах из таблицы 1 идентифицируются с низшими классами, пункты 4, 5, 6 со средними, остальные с 7-го по 10-ый с высшими. Сравнивая распределение по шкале уровня жизни (дохода) с аналогичным распределением по шкале собственности, нетрудно заметить, что показатели собственности (точнее – ее отсутствие у большинства населения), выражающие имущественное положение, существенно усиливают неравенство в доходах.

Объединение первичных данных по обеим шкалам (дохода и собственности) позволяет получить единую интегративную шкалу, характеризующую основные общественные классы Беларуси. Количественно в состав основных общественных классов (страт) в настоящее время входят такие доли населения: 1) высший высший класс – 0,8% населения; 2) низший высший класс – 1,3%; 3) высший средний класс – 3,5%; 4) низший средний класс – 23,4%; 5) высший низший класс – 31,3%; 6) низший низший класс – 39,7%.



Согласно данной методике расчетов стратификации населения Беларуси в конце 20 в. выглядела следующим образом:

- богатые люди, обладающие доходом более 3 тыс.дол. в месяц на душу населения, составляют 1,5 – 2,0% общей численности населения;

- состоятельные (доход от 3 до 1 тыс.дол.) – 9-10%;

- обеспеченные (доход от 1000 до 500 дол.) – 12%;

- среднеобеспеченные (300-100дол.) – 14%;

- малообеспеченные (100-50 дол.) – 44%, в том числе нищие (социальное дно) – 7%.

Результаты социологических опросов, опубликованные Институтом социально-политических исследований при Администрации Президента Республики Беларусь в «Национальной экономической газете» в январе 2004г., показали, что в 1998г. к богатым себя относили 0,7% населения страны, к среднему классу – 27,3%, к бедным – 52%, находящимся за чертой бедности – 12,8%; в 2003г. к богатым себя отнесли - 0,5%, к среднему классу -43,3%, к бедным – 44%, находящимся за чертой бедности -5,8%.

Характеристика среднего класса в Республике Беларусь пока не имеют такого выраженного характера, как у среднего класса развитых индустриальных стран.




Список использованной литературы:


  1. Социология: Учеб. пособие для студентов вузов / Е.М. Бабосов, А.Н.Данилов и др. под общ ред А.Н. Елсукова – 5 изд. – Мн: ТетраСистемс, 2004, [с 221-227].



  1. Социологический энциклопедический словарь / Под ред Г.В. Осипова. – Москва, 1998,[с 948].



  1. Лапина С.В. Соуиология курс лекций. Часть 2 / С.В. Лапина – 3 изд. Мн: Акад. упр. при Президенте Респ. Беларусь, 2005, [с 88-94].



  1. Кравченко А.И. Социология: Учебник для студентов вузов – Екатеринбург, 1999, [с 254-270].



  1. Симхович В.А. Социология: уч.пособ. / В.А. Симхович – 2-е изд. перераб – Мн: БГЭУ, 2006, [ с 150-151].






Скачать файл (36.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru