Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по предмету психология стимулирования - файл 1.doc


Лекции по предмету психология стимулирования
скачать (676.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc677kb.30.11.2011 14:08скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Тема 17. Адаптивные функции самосознания

1. Личность, самосознание и адаптация

2. Поструктуры и функции Я-концепции

3. О единицах самосознания

^ 4. Ситуативные Я-образы и их адаптивные функции

5. Дифференцированная защита подструктур самосознания

6. Активизация Я-концепции и регуляция адаптивного поведения
1. Личность, самосознание и адаптация

Предложено несколько различных, в некоторых отношениях несовместимых концепций о происхождении и сущности самосознания или Я-концепции. Нашей задачей является рассмотрение структуры и функции самосознания или Я-концепции личности (эти термины используются как синонимы) с позиций принципов и с применением понятий теории социально-психической адаптации личности.

Об онтогенетической очередности возникновения сознания и самосознания в советской психологии существуют две различные точки зрения. Согласно одной из них, принадлежащей В.М.Бехтереву, простейшее самосознание предшествует сознанию, т.е. осознанию предметов внешнего мира. Под самосознанием в таком случае понимают неясное чувствование собственного существования.

Вторая точка зрения представлена в работах Л.С.Выготского и С.Л.Рубинштейна. Эти авторы считают, что самосознание ребенка возникает только в возрасте 2-3 лет, в связи с развитием речи и общей самостоятельности.

Более обоснованной развиваемую некоторыми авторами третью точку зрения, согласно которой самосознание возникает одновременно с сознанием, поскольку, как говорил И.М.Сеченов, одновременно с ощущениями, вызванными внешними предметами, ребенок уже в начале онтогенеза получает ощущения от своих органов.

Мы предлагаем провести четкое различие между самосознанием и самознанием индивида. Вышеприведенная мысль И.Сеченова, повторяемая современными исследователями (например, П.Р.Чаматой), относится не к самосознанию в собственном смысле слова, а к самознанию, которое может быть подсознательным. В начале онтогенеза знания индивида о себе являются подсознательными, накопление таких знаний является одним из первоначальных механизмов формирования онтогенетической подсознательной сферы психики. Самознание только тогда становится самосознанием, когда оно превращается в объект осознания, сознательного внимания личности. Такой процесс, как убеждают нас литературные данные и наши собственные наблюдения, происходит позже, начиная примерно с годовалого возраста, но наиболее бурное развитие получает с конца второго года постнатального онтогенеза.

Так как структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, то она является частью ее приобретенного опыта. Это означает, что данная подструктура личности в аспекте своего психологического существования по сравнению с другими приобретенными психическими содержаниями не должна иметь сколько-нибудь отличающихся особенностей. Структура самосознания или Я-концепции актуально имеет преимущественно подсознательное существование, так как особенно четкое и возможно полное осознание собственной личности и собственных переживаний, психических процессов и действий от человека требуется только в ответственных проблемных ситуациях. Ограничение объема одновременно осознаваемых содержаний из структуры Я-концепции в значительной мере обусловлено известным феноменом «узости сознания», которая оказывается, таким образом, целесообразным механизмом психической активности человека. В тех случаях, когда актуальное осознание собственного «Я» отсутствует, мы не можем предположить что-либо иное, как сохранение Я-концепции вне сферы сознания, т.е. подсознательно. Причем современные исследования сна и сновидений свидетельствуют о том, что в этом особом подсознательном состоянии, в процессах сновидной психической активности иногда достаточно ясно проявляются элементы или целостные подструктуры Я-концепции.




^ 2. Поструктуры и функции Я-концепции

Прежде чем изложить существующие представления о подструктурах Я-концепции и их взаимных связях в пределах единой системы Я – Я-концепция, сформулируем нашу основную гипотезу, в свете которой и будет осуществлено дальнейшее рассмотрение различных аспектов проблемы самосознания. Эта гипотеза сводится к следующим основным утверждениям: 1) Я-концепция является результатом социализации и социально-психической адаптации личности к типичным ситуациям ее жизнедеятельности; 2) особенности Я-концепции и ее отдельных структур (относительно устойчивых Я-образов) являются показателями того, как адаптирована личность к социальным условиям своего существования; 3). в структуре различных личностей могут существовать как адаптивные, так и дезадаптивные и патологически адаптирующие Я-концепции и их подструктуры.

Для адекватного ответа на вопрос, в каких адаптивных процессах возникает необходимость изменения и развития Я-концепции, следует различать: 1) адаптацию личности путем преобразования или полного преодоления проблемной ситуации, в том числе различных видов конфликтов. Это активная, преимущественно незащитная адаптация; 2) адаптацию путем ухода из проблемной ситуации: это пассивная «адаптация», бегство, поиск новых, более удобных и благоприятных для обеспечения безопасности и удовлетворения потребностей стратегия; 3) адаптацию с сохранением проблемной ситуации и приспособления к ней. Каждая из этих адаптивных стратегий имеет свои разновидности и варианты.

Третья разновидность может осуществляться: а) путем преобразования восприятия и истолкования ситуации, т.е. создания ее непроблемного субъективного образа; б) путем более глубокого изменения самой личности, в первую очередь ее Я-концепции. Адаптивные подструктуры самосознания возникают в первую очередь в результате систематического использования этой последней разновидности адаптивной стратегии. Такой подход является конкретизацией общего марксистского положения, согласно которому Я человека имеет социальную природу.

Согласно современным представлениям, Я-концепция личности имеет сложную структуру. В нее входят: образ тела (телесное Я), наличное Я (или настоящее Я), динамическое Я, фактическое Я, вероятное Я, идеализированное Я, представляемое Я и другие подструктуры. Для изучения конкретных форм и процессов участия Я-концепции в адаптивных процессах личности следует описать эти ее подструктуры и раскрыть их адаптивные функции и возможности. Следует иметь в виду так называемые «измерения» Я-концепции, выделенные Ш.Самуэль: образ тела, «социальное» Я, «когнитивное» Я и самооценку личности.

Схему тела можно назвать телесным Я-образом личности. Он является базисом, на котором развертывается дальнейшее развитие Я-концепции. Схема тела и самочувствие (как переживание актуального восприятия собственного тела и его функционального состояния) являются не «аналогами Я на уровне организма», а полноценными «блоками» или подструктурами Я-концепции. Схема тела является относительно устойчивой подструктурой Я-концепции, ситуативно выражающейся в сходных (в основных чертах) Я-образах (особенно после юношеского возраста, когда физическое развитие человека почти завершается), тогда как самочувствие более динамично: оно есть поток переживаний, отдельные «отрезки» которого сходны на относительно коротких отрезках жизненного пути, поскольку относительно устойчиво переживаемое личностью содержание – отражение собственного тела и его функционирования, динамических состояний.

2. Настоящее (актуальное) Я. В структуру настоящего Я включают то, каким человек кажется себе в действительности в данный момент. Развитая человеческая личность имеет систему представлений о себе, которые она считает соответствующими реальности. Эта система приписываемых себе в данный "момент" ее жизни качеств. Мы говорим о приписываемых свойствах, поскольку представления человека о своих физических и особенно о психических качествах не всегда точно отражает его реальные качества. Более того, реальные свойства и качества личности нередко отражаются в ее сознании искаженно, причем могут приписываться себе даже полностью отсутствующие качества. Тем не менее представление человека о том, каким он является в данный отрезок своей жизни (его реальное Я или, точнее говоря, его актуальный, относительно устойчивый Я-образ), играет огромную роль в его жизнедеятельности: мотивирует его активность, детерминирует выбор ближайших целей и уровень притязаний, определяет особенности его общения с людьми, выбор адаптивных механизмов и стратегий и т.д.

Настоящее Я участвует в адаптации личности в актуальных социальных ситуациях, но если ситуации меняются, то и настоящее Я претерпевает некоторые изменения, обеспечивающие гибкое реагирование и регулирование поведения и , тем самым, адаптацию личности.

3. Динамическое Я. Динамическое Я представляет собой тот тип личности, каким индивид поставил перед собой цель стать. Это уже относительно устойчивая подструктура Я-концепции.

4. Фантастическое Я. В эту подструктуру входит представление о том, каким хотел бы стать человек, если бы все было возможно, т.е. если бы можно было отвлекаться от реальных условий жизнедеятельности и развития.

5. Идеальное Я, адаптивные возможности личности и «синдром Пеле». Идеальное Я как подструктура личности включает представление человека о том типе личности, каким он должен был бы стать исходя из усвоенных моральных норм, идентификаций и образцов. Идеальное Я становится целью человека, к которой он стремится более или менее последовательно.

6. Будущее или возможное Я. Эту подструктуру Я-концепции М.Розенберг определил как представление индивида о том типе личности, каким он может стать. Считается, что этот тип может резко отличаться от идеального Я: человек может стремиться стать героем, в то же время чувствует, что становится мещанином. Иначе говоря, к своему будущему Я человек в определенной мере идет непроизвольно, помимо своего желания и идеального Я.

7. Идеализированное Я. Такое наименование получил тот образ, каким человеку приятно видеть себя сейчас, каким ему приятно выглядеть сейчас. В литературе отмечается, что «...этот образ может включать в себя компоненты и настоящего Я, и идеального Я, и будущего Я».

Приведенное определение идеализированного Я позволяет нам предположить, что оно не является устойчивой подструктурой Я-концепции. Идеализированное Я состоит из разных элементов нескольких подструктур Я-концепции. Если это так, то ясно, что идеализированное Я является ситуативным Я-образом, возникающим в особых социальных ситуациях.

8. Представляемые Я. Под названием представляемых Я-образов понимают такие образы и маски, «... которые индивид выставляет напоказ, чтобы скрыть за ними какие-то отрицательные или болезненные черты, идиосинкразии, слабости своего реального Я».

Очевидно, что такие «витринные» Я-образы – а под представляемыми Я, по нашему мнению, можно понимать только ситуативные Я-образы, которые, однако, довольно устойчивы и многократно воспроизводятся в соответствующих ситуациях – являются защитно-адаптивными образованиями психики человека. Их можно назвать защитно-адаптивными подструктурами самосознания.

9. Фальшивое Я и его защитно-адаптивные последствия. Поскольку самопознание – очень сложное и тонкое явление, осуществляемое в значительной степени социально-опосредованными путями, то человек нередко приобретает искаженное представление о себе. Это чаще всего искаженное настоящее (актуальное) Я, хотя в принципе любая из описанных подструктур Я-концепции может быть искаженной, неадекватной структуре реальной личности. Искаженное актуальное Я называют также фальшивым Я. Для поддержания фальшивых (но желательных) Я личность систематически использует такие механизмы, как самообман, дискредитация и вытеснение. В результате этих процессов личность приобретает такие отрицательные черты самосознания и характера, как боязнь негативной самооценки, ожидание негативного отношения от других, неспособность к поступкам, обеспечивающим самоуважение и т.д.

Это означает, что фрустрируемое фальшивое Я приводит в движение такие защитные механизмы, которые, становясь патологизированными, приводят к еще большему углублению состояния патологизированной адаптации личности. Искаженный Я-образ препятствует правильному пониманию собственного опыта, других людей. Совершается переход от искажения самопознания к искаженному познанию окружающего мира, в первую очередь социального. Искажается восприятие межличностных отношений.

10. Соотношение между центром Я и подструктурами Я-концепции. Для понимания динамики человеческой психики следует иметь представление о том, каким образом центральная инстанция Я осуществляет контроль и управление психической деятельностью. Это необходимо также для понимания адаптивных процессов личности, для углубления нашего понимания структурно-функциональных связей внутри системы самосознания личности.

Мы считаем, что в каждой социальной ситуации центр Я личности связывается в основном с одним из устойчивых Я-образов, активизирует его и использует в качестве регулятора ролевого поведения.

Механизм избирательности связи Я с теми или иными подструктурами Я-концепции позволяет понять также сущность раздвоения или «размножения» Я: иногда между устойчивыми Я-образами возникают такие барьеры, что центр Я теряет возможность одновременного гибкого контроля над ними и переходит от одной из них к другой в зависимости от роли и ситуации ее исполнения. В психике могут образоваться различные вытесненные Я-образы, между которыми нет связи или эти связи, если они устанавливаются, односторонни (одно Я знает о другом, но второе не информировано о первом). Это означает, что центральное Я, связываясь с определенным Я-образом и активизируя его, тем самым изолируется от другой подсознательной подструктуры Я-концепции, если эти подструктуры изолированы друг от друга. Данный феномен связан с тем, что центр Я может проявлять свою активность только в связи (и при помощи) одной из устойчивых Я-образов. Других путей для него нет, поскольку оно само является итогом, обобщением всех подструктур своей Я-концепции.

Установление связи «Я – Я-образ» приводит к тому, что в социальных ситуациях актуализируются только такие ситуативные (оперативные и динамичные) Я-образы, которые являются выражениями преимущественно данного устойчивого образа.




^ 3. О единицах самосознания

Если попытаться делать еще один шаг вглубь структуры Я-концепции, то придется поставить вопрос о единицах самосознания. Таковыми, на наш взгляд, следует считать отражения своих отдельных свойств (когнитивные элементы самосознания) и их оценки (оценочно-эмоциональные компоненты Я-концепции). Структурным элементом Я-концепции можно считать, например, такое утверждение: «У меня есть такая черта, как доброта (когнитивная часть) и я считаю ее положительной (оценочная часть)». Для анализа можно эти два аспекта каждого из элементов Я-концепции рассматривать отдельно, в зависимости от того, какую психологическую задачу мы решаем. Каждый Я-образ – ситуативный или являющийся устойчивой подструктурой Я-концепции – представляет структурную целостность, в которой элементами являются вышеописанные когнитивно-оценочные структуры. Я-концепция, в свою очередь, включает в себя ряд целостных Я-образов.

Элементы, из которых состоит самосознание, бывают различных типов. Можно выделить по крайней мере две группы таких элементов: 1) такие элементарные когнитивно-оценочные структуры, которые являются моновалентными: в них однозначное знание сочетается с однозначной устойчивой оценкой отражаемого свойства; 2) амбивалентные или мультивалентные по оценкам элементы. Такую амби- или мультивалентность можно назвать аксиологической или оценочной. Например, одна и та же черта личности когнитивно описывается ею однозначно, но в связи с различными деятельностями или социальными ролями оценивается по-разному, иногда – противоположным образом.




^ 4. Ситуативные Я-образы и их адаптивные функции

Ситуативные Я-образы являются теми динамическими оперативными самоотражениями, которые непосредственно участвуют в реальной жизнедеятельности человека, являясь актуализациями различных аспектов Я-концепции. Они гибко меняются и осуществляют непрерывную адаптацию личности к меняющимся ситуациям жизни. Однако изменения и смену этих оперативных Я-образов вызывают только те ситуации, которые предъявляют требования к личности, т.е. являются для нее проблемными. Если, например, человек стоит у окна движущегося поезда и смотрит на сменяющиеся пейзажи и если вокруг него больше ничего не меняется, то его ситуативный Я-образ в течение этого времени может оставаться устойчивым (при условии, что он не вспоминает какие-либо прошлые проблемные ситуации).

Поэтому, как и вся Я-концепция (мы это показали в предыдущем параграфе), каждый «мгновенный» ситуативный Я-образ состоит из когнитивных элементов (отражений своих психических свойств и качеств и их ассоциаций-гештальтов, например, образа тела и самочувствия), из эмоциональных процессов (переживаний названных когнитивных элементов) и из актов самоконтроля, в том числе осознанных и словесно выраженных, как, например, «я не должен лгать»; из актов саморегуляции поведения, например, осознанного или подсознательного регулирования позы, речи и ее переметров и т.п.

В этой связи следует подчеркнуть еще раз, что эти чувства, входящие в состав ситуативно переживаемых Я-образов, являются комплексными, а в целом Я-образ является когнитивно-эмоциональным комплексом. Из всей сложнейшей структуры Я-концепции в данной ситуации в сфере сознания воспроизводятся те содержания, которые необходимы для адаптации в данной ситуации. С другой стороны, если социальная ситуация для личности совершенно новая, то Я-образ с необходимостью включает и новые элементы всех трех вышеуказанных типов. Если речь идет, например, о первой встрече с совершенно незнакомыми людьми, то индивид старается узнать их мнение о себе, те оценки, которые они дают его образу. Эти когнитивные элементы порождают определенные эмоциональные переживания.




^ 5. Дифференцированная защита подструктур самосознания

В психоанализе принята точка зрения (наиболее четко она представлена в упомянутой работе А..Фрейд «Я и защитные механизмы»), согласно которой защитные механизмы являются "инструментами" Я для защиты против неприемлемых тенденций, исходящих из Оно. А.Фрейд исходит из представлений З.Фрейда о структуре психического аппарата человека, якобы состоящего из трех относительно самостоятельных подструктур или инстанций: Оно, Я и Сверх-Я. Эту концепцию мы кратко изложили во второй главе настоящего труда. Однако эта концепция в целом неприемлема для нас. Однако специальному анализу подлежит вопрос о соотношениях между Я-концепцией, Я-образами и защитными механизмами. При рассмотрении этого вопроса следует исходить из положения, согласно которому в психологической защите больше всего нуждается Я-концепция личности, поскольку именно она чаще всего подвергается фрустрирующим внешним и внутренним воздействиям. По существу, как мы отмечали раньше, нет ни одного случая фрустрации обладающей развитым самосознанием личности, которая не затрагивала бы такие важные компоненты Я-концепции, как самооценка, самоуважение, притязания и т.п. Поэтому можно сказать, что все защитные механизмы служат для сохранения, усиления и обогащения положительно оцениваемых аспектов самосознания. Можно, конечно, выдвинуть проблему: специализированы ли отдельные защитные механизмы для защиты отдельных компонентов личности и ее самосознания? Можно ли сказать, например, что рационализация для себя служит преимущественно для поддержания высокого самоуважения личности, а замещающая агрессия в виде поиска «козла отпущения» – для ослабления напряженности в системе личности вообще? Эта проблема подлежит специальному рассмотрению на основе анализа эмпирического материала (в том числе клинического).

Что касается связей защитных механизмов с ситуативными Я-образами, то об этом можно высказать ряд предположений: а) если личность подвергается воздействию фрустраторов тогда, когда имеет четкий актуализированный Я-образ, тогда включение в активность других структур личности происходит быстро и защитные механизмы немедленно активизируются; б) фрустрация личности обычно приводит к появлению четкого Я-образа, поскольку личность оказывается в проблемной ситуации; в) психическая защита частично осуществляется под контролем Я-образа, поэтому нельзя считать правильной встречающуюся в литературе точку зрения, согласно которой психическая защита будто бы протекает полностью неосознанно. Этот процесс, на наш взгляд, и на подсознательном уровне находится под контролем Я-концепции, а на уровне сознания – под контролем актуализированных ситуативных Я-образов. Данное предположение представляется нам верным, поскольку без подобного контроля «центра Я» было бы совершенно непонятно, каким же образом выбираются одни, а не другие защитные механизмы, работа которых в определенный момент прекращается или возобновляется? Например, при осуществлении аргументации выбор аргументов должен управляться с центра Я, иначе было бы непонятно, каким образом данный процесс становится целенаправленным.

Некоторые защитные механизмы более непосредственно служат Я-образам личности. Таковы в первую очередь идентификация, проекция и интроекция. Но другие защитные механизмы почти не способствуют сохранению и подкреплению Я-образа.

Защитные механизмы не только служат Я-концепции и Я-образам. Они могут стать их структурно-функциональными компонентами, как это мы показали на примере «витринных» Я. Мы считаем также, что в вербальных содержаниях Я-концепции могут быть рационализации, проекции и их результаты. Поэтому каждый раз, когда человек описывает свою личность и дает оценку своим психическим и физическим качествам, он одновременно осуществляет психическую защиту. Вот почему феноменологические данные о психической жизни, получаемые в первую очередь путем самонаблюдения, подлежат критическому анализу и оценке. Получив такие данные, следует найти в них следы психической самозащиты. Однако включить полностью все защитные механизмы в структуру Я-концепции и ее актуализированных оперативных Я-образов нельзя: только некоторые из защитных механизмов являются «сцепленными» с Я-механизмами психической активности.

^ Конфликты между подструктурами самознания

Между образами Я, входящими в Я-концепцию, нередко образуются конфликтные отношения, которые можно считать разновидностями внутренних конфликтов личности. Естественно, что для их разрешения должны протекать адаптивные процессы, в конце концов приводящие к изменению Я-концепции и личности в целом. Типичными являются конфликты между идеальным Я и актуальным или реальным Я личности. Поскольку идеальное Я еще предстоит осуществить, между ним и актуальным Я всегда существуют различия, но они могут принимать конфликтный характер. Это имеет место, например, в том случае, когда в идеальном Я представлена определенная черта, а в реальном Я присутствует ее противоположность. Возникает несовместимость рассматриваемых двух образов Я по этой черте, которая носит конфликтный характер. Подобного рода различия между структурными элементами образов Я определяют, в частности, с помощью семантического дифференциала.




^ 6. Активизация Я-концепции и регуляция адаптивного поведения

С.235. Я-концепция и ее подструктуры, в том числе ситуативные Я-образы, являются, как мы показали в настоящей главе, комплексными мотивами и регуляторами поведения. Поведение человека претерпевает изменения в зависимости от четкости или нечеткости Я-образов, а также от актуализированного в них содержания Я-концепции. Анализ данных об условиях четкого осознания личностью себя поможет раскрыть новые грани процесса мотивации и регулирования адаптивных психических процессов в проблемных ситуациях. Нас интересует в первую очередь внутренняя регуляция адаптации как социально-психического процесса. Если целью регуляции поведения является адаптация личности, ее можно назвать адаптивной регуляцией социального поведения.

Наша идея состоит в том, что психика человека в лице центральных образований его Я следит за тем, как функционируют адаптивные механизмы, сравнивает реальное поведение с предварительным планом, с предвосхищаемым ходом адаптации. Поэтому и здесь действуют прямые и обратные связи, конкретную психологическую природу которых предстоит выяснить.

Уровень активности Я-концепции человека меняется в зависимости как от ситуации, так и от функционального состояния его организма (бодрствование – сон). Вполне приемлема точка зрения тех авторов, которые считают, что люди не все время заняты раскрытием, поддержкой и презентацией своего Я-образа, и приводят примеры, свидетельствующие о том, что очень часто Я-концепция не очень активна. Однако мы уже показали, что Я-концепция является хотя и динамичной, но перманентной подструктурой личности и, следовательно, актуально она преимущественно подсознательна. Поэтому, как свидетельствуют факты, поведение человека всегда в той или иной степени мотивируется и регулируется Я-концепцией на подсознательном уровне. Многочисленные свидетельства об этом предоставляет изучение сновидений. Существуют доказательства, что даже поза спящего человека регулируется его Я-концепцией. Поэтому следует провести различие между сознательной активностью Я-концепции в виде динамики актуализированных ситуативных Я-образов и подсознательной ее активностью. Если, например, все внимание человека поглощено важным делом и его сознательный образ почти отсутствует, то еще нет оснований для утверждения, будто в мотивации этой деятельности Я-концепция никакого участия не принимает.
^ Тема 18. Скрытое управление в служебных отношениях

В связи с ростом образованности работников хуже, чем раньше, «работают» грубые методы управления ими: приказ, окрик, открытое давление и принуждение. Более мягкие методы, в частности—скрытое управление, дают лучший эффект. Сокрытие самого факта принуждения позволяет не принижать достоинство человека, снять лишнее напряжение в отношениях, мешающее работе.

Как человек, как личность, как индивидуальность подчиненный может ни в чем не уступать руководителю, а нередко и превосходить. Поэтому как вдумчивые руководители, так и подчиненные в принципе заинтересованы в более мягких методах управления, щадящих самолюбие подчиненного. Скрытое управление, если это не манипуляция, для них предпочтительнее, чем прямое принуждение.

Скрытое управление позволяет руководителю устранять противоречия между личными целями и желаниями работников и целями общеколлективными (в частности, производственными) и направить энергию личностных мотиваций на достижение общей цели.

Поэтому грамотное использование руководителем скрытого управления повышает его имидж в глазах подчиненных. Все это служит эффективной профилактикой конфликтов.

Скрытое управление руководителем может иметь следующие направления:

  • убеждение руководителя в пользе предложений подчиненного;

  • нейтрализация его недостатков как руководителя (недостаточный профессионализм, отрицательные черты характера, пробелы в образовании, недостаток культуры);

  • достижение личных выгод инициатора воздействия не в ущерб работе и руководителю;

  • получение личной выгоды в ущерб работе, коллегам, руководителю.

Последний случай является манипуляцией.

В качестве примера скрытого управления руководителем покажем, как усилить свою позицию в случае общения с ним посредством служебных записок.

Вы кладете в почту руководителя важную служебную записку, подкрепленную документами. У вас имеется один очень сильный документ (А), два сильных (Б и В), два средней силы (Г и Д), два слабых (Е и Ж). В каком порядке вы их положите?

Правильный ответ: Б—В—Г—Д—А. Сначала сильные, потом средней силы и в конце — самый сильный документ. Эта последовательность соответствует правилу Гомера о наиболее убедительной последовательности аргументов.

^ В силу этого правила не следует использовать слабые аргументы. Потому документы слабой убедительности (Е и Ж) лучше не предъявляйте.

Скрытое управление коллегами. В коллективах имеет место скрытое управление, в том числе и манипуляции, между коллегами по работе.

Происходит это как в результате непосредственного общения, так и — особенно в случае манипулирования — опосредствованно, через воздействие на начальника.

^ Скрытое управление подчиненными. Поручение трудного задания. Нередко возникает потребность поручить подчиненному задание, не входящее в его прямые обязанности, или очень трудоемкое, или очень срочное, или не очень приятное.

Руководители могут уменьшить возможное сопротивление подчиненного несколькими способами:

  • поблажками незадолго до того, как дать поручение;

  • обильной похвалой или комплиментами в начале разговора;

  • бросить вызов, если имеют дело с честолюбивым подчиненным.

«Хочу с вами посоветоваться». Руководитель должен поручить трудное задание. Дело осложняется еще и тем, что оно не входит в круг обязанностей подчиненного, и тот (та) может отказаться, имея на то право. Происходит следующий разговор:

^ Татьяна Петровна, мы ведь с вами сколько вместе работаем?

Да уж больше 5лет...

И мне не раз приходила в голову мысль, как хорошо, что вы к нам пришли. У меня перестала болеть голова за тот участок работы, который поручен вам,

^ Спасибо, Иван Васильевич, мне это приятно слышать.

Поэтому я решил с вами посоветоваться.

Не знаю, смогу ли я...

Сможете. Возникла такая ситуация (излагает). Как вы думаете, что можно предпринять?

^ Я думаю... (излагает свои соображения).

Прекрасное решение! Как хорошо, что я обратился именно к вам. Давайте теперь подумаем, кому это поручить? (Смотрит на нее.) Да вроде, кроме вас, никто и не справится. Тут ум нужен и интеллект. Татьяна Петровна, возьмитесь за это. Прошу вас, выручите меня!

^ Да, ну что ж,... оно, конечно... Ладно, попробую...

(Отказаться и в самом деле неудобно. А то получится, что только советовать горазда.)

Сказанные комплименты создают благоприятный фон. Мишень воздействия — потребность в самореализации работницы, вовлечение — обращение за советом. Побуждение — прямое обращение с просьбой выручить руководителя. Эффективность этого приема не только в том, что дано трудное задание, но и в том, что подчиненная выйдет от руководителя в хорошем расположении духа, испытав в кабинете массу положительных эмоций. От этого выигрывают и дело, и его исполнитель.

Как видим, имеет место созидательное скрытое управление. Наоборот, когда с вопросом «Разрешите посоветоваться» к руководителю обращаются подчиненные, то это обычно манипуляция с целью переложить на руководителя ответственность за принятие решения по вопросам их непосредственной работы.

^ Управление строптивым подчиненным. Мишенью воздействия на таких подчиненных могут выступать различные обстоятельства: их амбиции, желание доказать свою исключительность, а также особенности темперамента и характера адресата. Начальник говорит своему честолюбивому заместителю: «Иван Иванович, нам спустили задание, совершенно невыполнимое. Как нам отбиться от него?» Честолюбивый И.И., любящий перечить всем, а тем более выискивающий возможность показать, что его нужно было назначить начальником, а не нынешнего, заявил:

— Это задание выполнимо.

— Теоретически, конечно, да, но практически — невыполнимо

— Я знаю, как это сделать.

— Вы шутите?

— Не шучу.

— И как же?

— Вы увидите, я это сделаю!

— Фантастика!

— Через 3 дня принесу вам результат!

— Вот спасибо! Груз с души сняли!

Задание было выполнено. Мишенью воздействия явились потребность в самоутверждении, честолюбие заместителя, вовлечением — его привычка перечить, фоном — особенности его характера, побуждением — брошенный ему скрытый вызов.

1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (676.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru