Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции - Конституционное право зарубежных стран - файл 1.doc


Лекции - Конституционное право зарубежных стран
скачать (1667 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1667kb.26.11.2011 10:34скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Реклама MarketGid:
Загрузка...

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



ЕЛЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. И.А. БУНИНА


ЛЕКЦИИ

по курсу: «Конституционное право зарубежных стран: отрасль права, наука, учебная дисциплина»

по дисциплине: Конституционное право

зарубежных стран

для студентов специальности

О3О5О1 - Юриспруденция

разработал:

преп. Лоторев Е.Н.

Елец-2OO7

Тема 1. Конституционное право зарубежных стран: отрасль права, наука, учебная дисциплина.
§ 1. Конституционное право как отрасль права в зарубежных странах.

§ 2. Субъекты конституционного права.

§ 3. Конституционное право как наука и учебная дисциплина.

§ 1. Конституционное право как отрасль права в зарубежных странах.

1.Предмет и метод конституционного права. Самостоятельность конституционного права в правовой системе любой страны обусловливается прежде всего его особым предметом регулирования. Конституционное право регулирует общественные отношения, которые образуют основу всего устройства общества и государства и непосредственно связаны с осуществлением государственной власти. Это отношения между человеком, обществом и государством и отношения, определяющие устройство государства и его функционирование. (См. илл.)

Дополнительным основанием ограничения конституционного права от других отраслей права служит метод правового регулирования, то есть совокупность приемов и способов правового воздействия на общественные отношения.

Преобладающей формой конституционно-правового регулирования, общественных отношения является метод обязывания. Именно в такой форме провозглашается большинство норм конституционного права, относящихся к организации власти: "Правительство должно получить доверие палат" (ст.94 Конституции Италии 1947 г.).

Наряду с этим в конституционном праве часто можно встретить запрещающие нормы: "Свобода мысли и совести не должна нарушаться" (ст, 19 Конституции Японии 1946 г.).

Конституционному праву известен также и метод дозволения, применяемый по преимуществу к регулированию статуса человека и гражданина и иногда при определении полномочий государственных органов: "Кабинет может принять решение о созыве чрезвычайной сессии Парламента" (ст. 53 Конституции Японии).

В целом конституционно-правовой метод регулирования общественых отношений основывается на властно-императивных началах. Это объясняется природой тех общественных отношений, которые попадают под воздействие норм конституционного права. Властеотношения определяют содержание значительной части, если не большинства, этих норм. В то же время немалая их часть в демократических государствах устанавливает содержание и гарантии прав человека, что означает соответствующие ограничения для государственной власти.

Содержание конституционного права во многом определяется социальными противоречиями, борьбой классовых и иных общественных групп за свои интересы. В демократическом государстве конституционное право неизбежно представляет собой выражение социального компромисса. Что же касается формы тех или иных конституционно-правовых институтов, то она зачастую представляет собой плод субъективного выбора правящих в стране сил. Если, например, наличие в парламенте одной или двух палат чаще всего зависит от позиций заинтересованных политических сил, прежде всего политических партий, то число депутатов, скажем, в палате общенационального представительства определяется нередко просто предпочтением непосредственных составителей конституционного текста, которое может не иметь ничего общего с их политико-партийной принадлежностью.

Различия в содержании конституций и конституционных актов, неодинаковые сферы конституционного регулирования порождают разные взгляды о предмете конституционного права в зарубежных странах.

В юридической литературе зарубежных стран существуют различные определения действующего конституционного права. Так, в Великобритании все большее распространение получает концепция, выдвигающая на первый план в объекте конституционного регулирования функции государства, понимаемые, однако, лишь как формы его деятельности (законодательную, исполнительную и судебную). П.Дальтон и Р.Декстер заявляют, что определение конституционного права "...базируется на трех правовых и практических функциях государства: издавать законы, исполнять законы и защищать государство от внутренних и внешних угроз". Это три сферы конституционного права", причем административное право составляет подотрасль конституционного и включается в эти сферы. "Конституционное право есть система правил, регулирующих организацию и функции главных органов государства, их отношения друг с другом и индивидуальными членами государства", - заключают свои рассуждения П.Дальтон и Р.Декстер. Эти же позиции занимают С.Смит и Дж.Маршалл, а также государствоведы прежних английских колоний - нигерийский специалист по конституционному праву Н.Нвабуезе и угандийский ученый Г.Каньейхамбы.

В целом в работах юристов - сторонников английской школы - заметна определенная социологизация исследований по конституционному праву, некоторые из них при определении данной отрасли права остаются на формалистических позициях. Так, индийский конституционалист М.С.Дж.Кагзл в своей двухтомной работе об индийской конституции пишет, что "...конституционное право – это право о создании конституции, ее содержании, толковании и изменении" . Однако содержательной характеристики предмета конституции он не дает.

Французская доктрина отличается от английской тем, что на одно из первых мест в конституционном праве она выдвигает власть и политический режим. М.Прело писал, что конституционное право это "нормы, касающиеся установления, передачи и осуществления политической власти". С этих же позиций подходит к этому вопросу Б.Шантебу, заявляющий, что "конституция - это инструмент институционализации и ограничения власти". К.Леклерк считает, что конституционное право - это наука о власти и ее воплощении - государстве, о ее реализации в различных политических режимах, которые государство создает. И.Гюше также делает акцент на вопросах власти. Он пишет, что "конституционное право есть совокупность норм, имеющих обязательную силу, касающихся власти в государстве (ее структуры, способов приобретения, функционирования)". Правда, он говорит, что оно отражает отношения управляющих и управляемых в обществе.

Известный интерес представляют теоретические построения некоторых итальянских ученых. Характеризуя объект конституционного регулирования, итальянский конституционалист Дж. Ди Вергетти пишет, что конституционное право, будучи правом политической действительности, представляет собой совокупность норм, направленных на регулирование политического поведения. Поскольку, говорит он, политическое поведения невозможно формализовать посредством какой-то другой отрасли права, такая формализация осуществляется в конституционном праве. Практически такой подход ведет к расширению предмета конституционного регулирования, включая, например, вопросы о политических партиях, но в целом итальянская схема объекта конституционного права мало отличается от французской.

Своеобразный подход к объекту конституционного права существует в мусульманском праве. Традиционное мусульманское право, сложившееся в X в. (его принципы объявлены неизменяемыми), отличалось своеобразной и нечеткой структурой. Оно, разумеется, не имело особой отрасли конституционного права. Нормы, которые по современной классификации можно было бы отнести к мусульманскому конституционному праву, охватывали вопросы "вселенского суверенитета" Аллаха, отношения Аллаха и правоверных, организацию халифата, который трактовался одновременно как государство и мусульманская община - единое образование правоверных в мире.

В сочетании ведущих (ныне канонизированных) исламских правоведов средневековья, в частности Аль-Маварди, умершего в 1058 г. (его книга "Властные нормы и управление религиозными делами" переиздана в Каире в 1973 г.), выделяется особая система "властных норм". Хотя определения данной отрасли права в книге нет, анализ ее содержания свидетельствует, что к ней автор относил нормы шариата, регулирующие вопросы обязательности халифата как особой религиозно-политической организации общества, избрание халифа, особые качества правителя и выборщиков, консультации правителя с муджтахидами , назначение халифом своего преемника, функции халифа по рассмотрению споров, вопросы организации аппарата правителя "везиря".

В настоящее время отдельные средневековые религиозно-правовые догмы получили отражение в некоторых конституциях арабских стран и других государств. Конституции Пакистана 1956 и 1962 гг. провозглашали суверенитет Аллаха над всей вселенной, а Конституция 1973 г. содержит положение о том, что Аллах делегирует народу земной суверенитет. Есть и многие другие конституционные положения подобного рода, в том числе в конституциях Ирана 1979 г., султаната Брунея 1959 г., Коморских островов 1978 г., эмиратов Персидского залива. Таким образом, объект конституционного права в мусульманских странах расширен за счет положений, которые не встречаются в конституциях большинства других стран, хотя регулирование отношений Аллаха и народа, Аллаха и отдельных мусульман является чисто символическим. Что же касается отдельных сфер регулирования конституционного права в исламских странах, то в подавляющем большинстве из них эти сферы в настоящее время не отличаются сколько-нибудь существенно от других государств. Исключение составляют лишь те страны (Ливия, Саудовская Аравия), где нет конституции, а основным законом считается священная книга мусульман - Коран, содержащая, по преданию, проповеди пророка Мухамеда.

Специфической особенностью конституционного регулирования в некоторых зарубежных странах является обширное законодательство военных режимов. Значительное место в этом законодательстве занимают вопросы институционализации армии как носителя государственной власти, пути создания армейским руководством новых социальных и политических структур. Это вносит определенное своеобразие в предмет конституционного регулирования в условиях военных, в том числе и национально- демократических режимов.

Разнообразие теоретических подходов, неодинаковые сферы конституционного регулирования на практике, различная структура конституционного законодательства создают значительные сложности для определения предмета конституционного права зарубежных стран.

В некоторых учебниках по государственному праву буржуазных стран и стран, освободившихся от колониальной зависимости, говориться что оно "регулирует основы общественного строя, основы государственного строя и основы правового статуса личности, взятые в их единстве"(1). Аналогичная точка зрения выражена в работ пишет, что государственное право "закрепляет и регулирует прежде всего основы социально-экономической системы и политической организации общества: основы общественного строя, основы государственного строя и основы правового положения личности, взятых в единстве"(2). И.Е.Мещеряк отмечает, что государственное право закрепляет основы социально-политического строя данной страны, выражающие волю господствующего класса, обусловленную экономической структурой, базисом общества. Нужно отметить, что примерно такое же определения объекта конституционного права дается в учебном пособии Н.А.Заварнова. Он характеризует государственное право как совокупность норм права, регулирующих организацию и порядок осуществления национальной государственной власти(3).

Таким образом, с нашей точки зрения, действующее конституционное право зарубежных стран - это ведущая отрасль права каждого государства, нормы которой в том или ином объеме регулируют основы социально-экономической структуры общества, политической системы (включая организацию государства) и правового статуса личности в единой структуре связи общество - государство - коллектив - личность.

Это наиболее общее определение, охватывающее самые существенные объекты регулирования. Однако оно не является всеобъемлющим и имеет своей целью перечень лишь основных предметов правового регулирования. Такое определение облегчит правильное понимание всего последующего материала.
§ 2. Субъекты конституционного права.

Субъекты конституционного права подразделяются на две большие группы: физические лица и общественные образования.

К первой группе субъектов относятся: граждане, иностранцы, группы граждан, избиратели и депутаты как лица со специальной правоспособностью и их группы (в Италии, например, группы избирателей являются субъектами права законодательной инициативы).

Нормы конституционного права определяют наиболее общие стороны правосубъектности индивидов, устанавливая их основные права и обязанности.

Ко второй группе субъектов принадлежат государство в целом, его органы, а иногда и их обособленные части (например, палаты, комиссии, партийные группы в парламентах), территориальные единицы, учреждения и органы самоуправления, а также политические партии и другие общественные объединения. Государству принадлежит особая роль. Оно выступает в качестве регулятора общественных отношений, прежде всего как носитель правотворческой власти. Как правило, само государство не становится стороной этих отношений. Оно предписывает, каким должно быть данное отношение между субъектами права, и обеспечивает исполнение прав и обязанностей, определяющих содержание указанного предписания. Органы государства как субъекты конституционного права наделены определенной компетенцией в соответствии с возложенными на них задачами (издание законов, контроль деятельности других органов, исполнение законов и т.д.). Они выступают в данных отношениях как носитель властных полномочий либо как подчиненные субъекты, а иногда как равноправные участники деловых отношений.

Территориальные общности реализуют свои права либо через свои органы, либо непосредственным путем референдума.

Политические партии стали сравнительно недавно наделяться правосубъектностью (институционализироваться). В некоторых послевоенных конституциях определены основные положения их правового статуса, например: "Политические партии и группировки содействуют выражению мнений голосованием. Они создаются и осуществляют свою деятельность свободно. Они должны уважать принципы национального суверенитета и демократии" (ст.4 Конституции Франции). В ряде стран (Германия, Болгария и др.) приняты законы о политических партиях, в других (например, в Мексике) статус партии во многом урегулирован в избирательных законах.

Правосубъектность профсоюзов определяется конституциями (ст.39 Конституции Италии, ст.28 Конституции Японии) или обычными законами.

В некоторых государствах субъектом конституционного права выступает церковь. Так, в Великобритании главой англиканской церкви является глава государства (монарх), в Палате лордов заседают назначаемые им верховные лорды, церковь обладает правом законодательной инициативы по вопросам, касающимся ее деятельности.
§ 3. Конституционное право как наука и учебная дисциплина

Наука конституционного права изучает конституционно-правовые нормы и институты, а также общественные отношения, которые регулируются или могут либо должны регулироваться ими. Изучает наука также практику реализации конституционно-правовых норм и институтов, стремясь постичь закономерности их развития и дать обоснованные рекомендации законодателю и правоприменителю по совершенствованию и применению соответствующих правоположений, а отдельным лицам - рекомендации по их использованию. С этой целью изучаются также теории и взгляды, разрабатываемые исследователями конституционного права, условия, влияющие на их эволюцию, то есть наука изучает и сама себя.

Наука зарубежного конституционного права есть часть общей науки конституционного права соответствующей страны, обращенная к изучению опыта других стран с целью как выявить общие тенденции и закономерности развития конституционного права в современном мире, так и соответствующим образом использовать удачные конституционно-правовые решения, найденные в этих странах, либо избежать допущенных там ошибок.

Методологический инструментарий, находящийся в распоряжении исследователей-конституционалистов, довольно значителен. Конечно, как и в других юридических науках, в конституционном правоведении применяется метод формально-логического анализа, необходимый для уяснения содержания исследуемого нормативного материала. Этому способствует и исторический подход, предполагающий выявление исторических обстоятельств, обусловивших изучаемые конституционно-правовые явления. Установление социальной эффективности конституционно-правовых решений немыслимо без основательных социологических исследований, изучения статистики и т.п. Адекватная постановка исследовательских задач и выбор пути их решения требуют применения системного анализа и системного подход.

Особое значение в данной науке имеет сравнительный (компаративный) метод исследования. Понятно, что конституционно-правовое регулирование общественных отношений - такой объект изучения, применительно к которому сфера возможного использования эксперимента чрезвычайно узка. Другие же страны вполне могут рассматриваться как лаборатории опыта, и сравнение опыта разных стран при решении сходных проблем существенно облегчает выбор оптимального варианта. Специалисты по сравнительному методу называются компаративистами.

^ Наука конституционного права за рубежом.

Конституционно-правовая наука сравнительно молода. Ее отпочкование от философии, социологии и других наук произошло лишь в первой половине XIX века, то есть значительно позднее других юридических наук (гражданского, уголовного, процессуального права) .

В период борьбы против феодализма идеологи демократии Г.Гроций, Б.Спиноза, Т.Гоббс, Ш.Монтескье, Д.Локк, Ж.-Ж.Руссо и другие выдвинули и обосновали важнейшие концепции конституционного права: конституционализм, народный суверенитет, народное представительство, разделение властей, естественные неотчуждаемые права человека. Эти теории служили идеологическим обоснованием ликвидации феодализма как общественного строя, основанного на деспотизме и произволе, способствовали достижению организационного единства антифеодальных политических сил. В период антифеодальных революций начали формироваться и конституционный строй, и оформляющее его конституционное право, придававшее юридическую форму выработанным теоретиками демократическим идеям. В дальнейшем ученые-юристы уделили внимание комментированию новых конституционно-правовых норм и институтов. Примером могут служить разработка вопросов по теории конституционного права, включая такие конституционно-правовые доктрины, как парламентаризм, правовое, социальное и демократическое государство.

На рубеже и в начале XX века серьезный вклад в развитие теории конституционного права внесли Л.Дюги, М-Ориу (Франция), В.Орландо (Италия), Д.Брайс, С.Лоу (Великобритания), Г.Еллинек (Германия). В их правовых взглядах наряду с идеями внеклассовой демократии, солидарности появляются суждения о необходимости ограничить роль парламентов, усилить участие правительств в законодательстве, идеи "сильной власти" и т.п.

Крупнейшими представителями современной западной науки конституционного права являются Ж.Бюрдо, М.Дюверже, М.Прело, Ж.Ведель во Франции, А.Дженнингс, Х.Филлипс, Д.Маккинтош, Д.Маршалл, П.Бромхед в Великобритании, Р.Паунд, Э.Корвин, Г.Кельзен, К.Левенштейн, Л.Трайб в США, Т.Маунц, Г.Навяски, К.Хессе, К. фон Байме в Германии. В их трудах разрабатываются доктрины, обусловленные современным этапом развития общества, в частности воздействием на общественную жизнь достижений научно-технического прогресса. Можно в этой связи назвать теории плюралистической демократии, правящей элиты, технократии и др.

Западная наука конституционного права характеризуется множественностью школ, подшкол, что обусловлено отсутствием навязанного единого метода в исследованиях, влиянием различных философских течений, а также национальными и историческими особенностями развития отдельных стран. Подчас наука конституционного права сращивается с политологией, что вполне естественно, если учесть, что предметом политологии являются политические отношения в обществе, которые, как отмечалось, представляют собой действительный или возможный предмет регулирования конституционным правом.

Что касается зарубежных "социалистических" стран, то установление в этих странах диктатуры коммунистических партий и тоталитарных политических режимов устранило всякую возможность легального развития подлинной конституционно-правовой науки. Для нее, как и для других наук об обществе, стали обязательными признаваемые в той или иной стране догмы марксизма-ленинизма (в Китае также идеи Мао Цзедуна, в КНДР идеи чучхе-корейского варианта марксизма-ленинизма и т.п.). Лишь на базе этих догм допускалось развитие каких-то теоретических взглядов. Как и в нашей стране, о чем речь идет ниже, в этих странах применительно к данному периоду нельзя говорить о существовании науки конституционного права, ибо наука в таких условиях существовать не могла. Речь может идти лишь о литературе.

Только теперь, когда в большинстве этих стран одержали верх антитоталитарные революции, открываются возможности для восстановления и развития подлинных наук об обществе, включая и науку конституционного права.

^ Советская наука в области зарубежного конституционного права.

В дореволюционной России существовала плеяда ученых-конституционалистов, которые развивали данную науку даже в условиях самодержавия. В частности, они знакомили студентов с достижениями демократии на Западе и вместе с тем вносили свой вклад в развитие теоретических представлений о ней и соответствующих конституционно-правовых институтах. Это И.Е.Андриевский, Б.Н.Чичерин, А.Д.Градовский, В.И.Сергеевич, Н.М.Коркунов, М.М.Ковалевский, В.В.Ивановский, В.М.Гессен, Н.И.Лазаревский и др. Однако развитие русской науки конституционного права оказалось прервано большевистским переворотом 1917 года.

После 1917 года любая область обществоведения (впрочем, не только) обязана была опираться на труды "классиков марксизма-ленинизма". К.Маркс, Ф.Энгельс и их последователи, критически анализируя современный им капиталистический общественный строй, в том числе многие институты тогдашнего конституционного права, обосновывали необходимость установления диктатуры пролетариата, составлявшего в развитых по тому времени странах большинство общества и подвергавшегося зачастую суровой эксплуатации. Нельзя не отметить, что критика, как правило, была справедлива: демократические институты там, где они существовали (а существовали далеко не везде), характеризовались более или менее выраженной ограниченностью и использовались главным образом имущими классами и слоями общества. В то же время, правильно констатируя, что право не может быть выше экономических условий, в которых живет общество, основоположники и адепты марксизма в своей критике и политике не всегда в достаточной мере учитывали это обстоятельство, а обоснованные предупреждения оппонентов идеи диктатуры пролетариата либо игнорировали, либо высмеивали. К сожалению, спустя десятилетия эти предупреждения оправдались. После Октябрьской революции 1917 года в нашей стране появились работы, в которых на основе произведений К.Маркса, Ф.Энгельса, а особенно В.И.Ленина и затем И.В.Сталина "доказывалась" историческая обреченность буржуазного строя и его права, неизбежность установления во всем мире социалистической Советской власти. Причем на эти позиции оказались вынуждены перейти ряд дореволюционных ученых, которые не захотели или не смогли вовремя эмигрировать. Работы П.И.Стучки, Е.Б.Пашуканиса, Н.В.Крыленко, Д.И.Курского и других с революционных позиций диктатуры пролетариата (в понимании этих авторов) "разоблачали классовую сущность" буржуазного государства и права, утверждая, что общественный строй (и право), формировавшийся большевиками в нашей стране, - самый передовой демократией понималась "пролетарская демократия", исключавшая, в частности, из политической жизни самую образованную часть общества. В 20-х годах издаются первые работы советских авторов, специально посвященные конституционному праву зарубежных стран. Так, в 1925 году В.Н. Дурденевский выпустил книгу "Иностранное конституционное право". В 1927-1929 годах Г.С.Гуревич опубликовал три работа о политическом строе соответственно Великобритании, США и Франции, в которых на основе теории "марксизма-ленинизма" критиковались (точнее, охаивались) основные институты конституционного права западных демократий. Разоблачению антигуманной сущности механизма фашистских государств посвящены работы И.П.Трайнина, изданные в предвоенные и военные годы. Следует также отметить изданную в 1934 году обстоятельную монографию И.Д.Левина о национально-государственных проблемах в Европе после первой мировой войны.

Характеризуя межвоенный период, нельзя не упомянуть издание в русском переводе конституций зарубежных стран, что давало возможность приобщиться к нормативным первоисточникам широкому кругу исследователей. Ряд сборников конституций, включая конституции стран Востока, был издан еще в 20-е годы, а в 1935-1937 годах осуществлено фундаментальное 4-томное издание "Конституции буржуазных стран", охватившее практически все существовавшие тогда государства зарубежного мира.

Однако в условиях диктатуры Сталина, насаждавшей, в частности, безудержную ксенофобию, вести научную разработку проблем зарубежного конституционного права (равно, впрочем, как и отечественного государственного права) было просто опасно для их авторов. Поэтому публикации по вопросам конституционного права демократических стран представляли собой лишь ругань. Сколько-нибудь серьезный , хотя бы и критический, анализ не имел бы шансов увидеть свет и был бы чреват обвинением автора по меньшей мере в "буржуазном объективизме", если не в "космополитизме" и "преклонении перед иностранщиной", а это могло повлечь прямые репрессии вплоть до физического уничтожения. Значительная часть зарубежной научной литературы была упрятана в спецхраны библиотек и выдавалась строго ограниченному кругу читателей; эта ситуация лишь несколько либерализовалась позднее, но в основном сохранилась до второй половины 80-х годов. К тому же один из результатов "культурной революции", осуществленной большевиками, заключался в том, что подавляющая часть специалистов высшей квалификации не владеет иностранными языками и не может читать даже доступную иностранную литературу по специальности. В переводе на русский язык книги зарубежных авторов по конституционному праву появились весьма редко и среди них большинство принадлежало перу исследователей-марксистов ленинского толка (до середины 50-х годов - сталинского). Для узкого круга партийных функционеров и идеологов издавались переводы наиболее значительных произведений зарубежных авторов, однако сколько-нибудь широким кругам даже специалистов они были не доступны.

Что касается возникших после второй мировой войны так называемых стран народной демократии, то с 1949 года их государственное право стало предметом особого направления в советской специальной литературе. Начало ему положил Н.П.Фаберов, издавший в этом году учебник "Государственное право стран народной демократии". Опыт этих стран трактовался как закономерное повторение в основных чертах советского опыта. Он обобщенно (и упрощенно) характеризовался термином "народная демократия", которая считалась второй (наряду с советской) формой "диктатуры пролетариата". Следует, однако, заметить, то указанный учебник, а также изданные на рубеже 50-х годов другие работы об этих странах (Д.Л.Златопольского. В.Ф.Коток, В.Е.Чиркин и др.) содержали позитивно-правовую информацию, дававшую возможность судить о процессах и тенденциях развития государственного права указанной группы стран. В этот же период осуществлено издание в русском переводе конституций и другого законодательства "народно-демократических" государств. В юридических вузах и на юридических факультетах началось преподавание особой учебной дисциплины - государственного права стран народной демократии отдельно от государственного права "буржуазных" стран.

В период послесталинской "оттепели" в советской литературе наметился определенный поворот в сторону более объективного анализа и изложения конституционно-правовой информации, относившейся к зарубежным странам. Разумеется, в полной мере сохранялись "классовый подход" и обусловленная им критика "буржуазных" институтов, однако некоторые их черты стали отмечаться как положительные, объяснявшиеся результатами борьбы "прогрессивных сил, прежде всего рабочего класса и идущих в его авангарде коммунистических партий". Такова же в основном была тенденция в государственно-правовой литературе "зарубежных социалистических стран" (эта формула в 60-е годы вытеснила маловразумительный и тавтологичный термин "страны народной демократии"), а также в коммунистической и близкой к ней литературе в "буржуазных" странах.

Кроме того, в это время особенно усилилась сопряженность характера публикаций, освещающих проблематику той или иной зарубежной страны, включая и ее конституционное (государственное) право, с политикой КПСС и Советского государства в отношении данной страны. Хорошие отношения СССР с конкретной "империалистической" страной исключали или существенно снижали остроту "классовой" критики в адрес ее конституционно-правовых институтов. И наоборот.

Распад колониальной системы в начале 60-х годов привел к появлению в советской литературе по конституционному праву зарубежных стран нового направления, характеризуемого как государственное право стран, освободившихся от колониальной зависимости (позднее - государственное право развивающихся стран). У истоков этого направления стояли Ю.А.Юдин, В.Е.Чиркин, Л.М.Энтин.

Во второй половине 50-х годов - первой половине 60-х годов был издан целый ряд сборников, содержавших русские переводы конституций практически всех государств зарубежного мира, в том числе только что освободившихся от колониальной зависимости. Это был поистине бесценный материал для исследователей, однако востребован он оказался в сравнительно небольшой мере.

Надо признать, что число работ, публиковавшихся начиная с 60-х годов и до самого последнего времени по вопросам конституционного права так называемых буржуазных и развивающихся стран, очень невелико. Среди них следует в первую очередь отметить серию монографий "Современное империалистическое государство", подготовленную коллективом авторов под руководством В.А.Туманова в 60-е - 70-е годы. Под его же руководством в 1987 году издан двухтомник "Современное буржуазное государственное право. Критические очерки", само название которого свидетельствует, что первые годы перестройки не привели еще к осознанию нашими научными работниками односторонности и ошибочности "марксистско-ленинского" (в частности, в его советском варианте) понимания современных проблем государственности.

Многие советские авторы специализировались на изучении конституционного права отдельных "буржуазных" стран, и результатом их исследований явился ряд монографий, брошюр и статей. Так, по конституционному праву США издали крупные работы А.А.Мишин, В.А.Власихин, В.А.Савельев, Франции - М.А.Крутоголов, В.П.Серебреников, Германии - Ю.П.Урьяс, Великобритании -Н.С.Крылова. Этот перечень, разумеется, не исчерпывающий.

Отдельные институты конституционного права развитых стран в сравнительном плане исследованы в работах Б.С.Крылова, Г.В.Барабашева, В.В.Маклакова и др.

Необходимо отметить серию монографий по конституционному праву развивающихся стран, подготовленную коллективом авторов под руководством В.Е.Чиркина и изданную на рубеже 90-х годов. В отношении этих стран в нашей литературе господствовала концепция, делившая их на две группы - "социалистической ориентации" (ранее - "некапиталистического пути развития") и "капиталистической ориентации". Первая группа всячески восхвалялась, несмотря на то, что охватывала подчас страны с совершенно одиозными режимами; в отношении второй преобладал в целом доброжелательный подход с учетом их "антиимпериалистической" позиции на международной арене, однако все же более сдержанный, с элементами критики государственно-правовых институтов. И здесь первые годы перестройки существенных изменений в позиции советских авторов не повлекли, пока в 1990 году так называемая социалистическая ориентация не оказалась отброшенной, ибо выяснилось, что ориентироваться не на что.

Все же, несмотря на ошибочность концепции и тенденциозный подход, работы о конституционном праве указанных двух групп стран содержат интересный, весьма значительный по своему объему, позитивно-правовой и фактический материал и с этой точки зрения весьма полезны для любого исследователя указанных проблем. То же можно сказать и о литературе по государственному праву зарубежных "социалистических" стран, к исследованию которого во второй половине 50-х годов - в начале 60-х годов подключились А.Х.Махненко, И.П.Ильинский, Б.Н.Топорнин, Б.А.Страшун, позднее Н.А.Михалева, Е.И.Колюшин и др. Государственное право данной группы стран со второй половины 50-х годов стало все более дифференцироваться. Советская литература анализировала это процесс, определяя его как выражение многообразия проявлений общих закономерностей, характерных для государственного права "социалистического типа".

В 60-е годы и позднее развивалась международное сотрудничество советских специалистов со специалистами других "социалистических" стран, в результате чего возрастало число совместных произведений, большинство из которых составляли механически соединенные сборники работ авторов из разных стран. Этот процесс увенчался начатым на рубеже 80-х годов выпуском под руководством Б.Н.Топорнина серии совместных монографий "Социалистическое конституционное право", который был прерван в результате краха "мировой социалистической системы" в 1989 году.

Более или менее выраженная апологетичность работ по "социалистическому" государственному праву может создать впечатление полной их научной бесполезности. Однако внимательный исследователь во многих из этих работ найдет материал, представляющий немалый интерес для изучения того, к чему ведет игнорирование естественных, закономерных путей общественного развития, в частности и в сфере государственной организации общества. В работах польских, венгерских, югославских, отчасти болгарских, а также отдельных советских специалистов еще тогда, когда "социализм" казался нерушимой твердыней, обосновывались идеи развития конституционных институтов общедемократического характера (конституционной и административной юстиции, парламентского контроля, местного самоуправления и др.). То же можно сказать и о ряде работ по "буржуазному" конституционному праву.

^ Конституционное право зарубежных стран как учебная дисциплина.

Конституционное право зарубежных стран в той или иной форме преподается во всех юридических вузах и на факультетах. Ее объем и содержание определяются учебными программами, которые теперь разрабатываются кафедрами и утверждаются советами вузов и факультетов.

Изучение конституционного права зарубежных стран предполагает, что Вам уже известны основы теории государства и права, история государства и права, логика и ряд других дисциплин. Значение данной дисциплины выражается в том, что она является фундаментом для усвоения ряда новых дисциплин, в частности, международного публичного права.

До 1990 года в учебных планах значились обычно две учебных дисциплины, изучавшие зарубежные страны: "Государственное право буржуазных и развивающихся стран" и "Государственное право зарубежных социалистических стран". В некоторых учебных заведениях читался интегральный курс государственного права СССР и зарубежных стран либо с советским государственным правом объединялось государственное право зарубежных социалистических стран.

После крушения социалистической системы учебная дисциплина "Государственное право зарубежных социалистических стран" утратила свой предмет. Это позволило создать единый учебный курс "Конституционное право зарубежных стран".

Конституционное право как учебная дисциплина имеет значительно более узкое содержание, чем одноименная наука. Программа учебного курса "Конституционное право зарубежных стран" предусматривает, что учебный материал состоит из двух частей: общей, в которой концептуально изучаются основные институты конституционного права, и особенной, где излагаются политические институты и основы конституционного права отдельных стран. Программа конституционного права зарубежных стран, разработанная на нашей кафедре, предполагает изучение в особенной части основ конституционного права таких государств как США, Франция, ФРГ, Великобритания, Испания, Китай и Индия. Ознакомление с национальными особенностями конституционного права отдельных стран способствует не только пониманию специфики развития, воспитанию уважения к праву каждого народа на выбор своей судьбы, на устройство своего государства, но и позволит возможно шире представить опыт тех стран, которые действительно идут в авангарде прогресса человечества и которые подобно нам преодолевают тоталитарное прошлое, решают в общественных преобразованиях примерно те же задачи, которые стоят и перед нами.

Изучение конституционного права зарубежных стран имеет большое познавательное значение. Многие конституционно-правовые институты, действующие или возникающие в нашей стране, появились первоначально в конституционном праве зарубежных стран (конституции, права и свободы человека и гражданина, федерализм, парламентаризм, разделение властей и др.) Их изучение позволит познать закономерности развития данной отрасли права, социальную ценность политических институтов и конституционно-правовых отношений в любой стране. Оно способствует формированию демократических взглядов, современного правосознания.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



Скачать файл (1667 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru