Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по семейному праву - файл 1.rtf


Лекции по семейному праву
скачать (2305.6 kb.)

Доступные файлы (1):

1.rtf2306kb.26.11.2011 10:37скачать

содержание
Загрузка...

1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...
  Лекция 1. Понятие семейного права. Источники семейного права.

  1. Предмет и метод семейного права1.

  2. Основные начала (принципы) СП.

  3. Источники СП.

  4. Соотношение семейного и гражданского законодательства.



  1. Предмет и метод семейного права

Термин «СП» употребляется в 3-х значениях:

  1. как отрасль права2 (или как подотрасль гражданского права);

  2. как юридическая наука – система идей, понятий, суждений, которые объединяются в теории, концепции3;

  3. как учебная дисциплина, т. е. система знаний о СП как об ОП и как о науке;

  4. как отрасль законодательства4.

Рассмотрим СП как в первом смысле.

Определение отраслевой принадлежности СП – одна из важнейших теоретических проблем. На этот счет существует две полярные точки зрения:

  1. СП есть составная часть гражданского права;

  2. СП самостоятельно и независимо.

Ответ на вопрос о самостоятельности СП имеет принципиальный характер, т.к. он не просто предопределяет направленность семейно-правового регулирования подвластных действию права семейных отношений, но и теснейшим образом связан с целями, которые преследует государство. И в конечном счете определяет место и роль семейного права в становлении, развитии личности, сохранении извечных общечеловеческих ценностей, оберегающих обладателя семейных прав от роли только лишь делового партнера, что противоречит естественной природе человека.

Самостоятельность СП относилась к теоретическим дискуссионным проблемам еще в период действия Свода законов гражданских Российской империи, когда права и обязанности семейственные находились под властью законов гражданских (т. Х кн. 1 Свода законов гражданских). Анализируя сущность подбного рода прав и обязанностей, известный юрист И.Г. Оршанский в своих исследованиях, посвященных русскому праву, писал: «Брак – это институт естественный и нравственный, а не гражданско-политический, брачующиеся рассматриваются как люди, а не как граждане»5. Причем это отношения, где на первом месте личные права, «а потом имущественные», что объясняется самим свойством предмета.

Более подробно аргументировал свой взгляд на семейное право А.И. Загоровский, которому принадлежат слова о том, что «семейное право есть совокупность юридических норм, регулирующих отношения членов семьи», а семейные отношения существенно отличаются от отношений гражданского права»6.

А. Боровиковский, анализируя споры о детях, пришел к аналогичному выводу: «остается несомненным, что семейные правоотношения, по крайней мере личные, особенностью своей природы существенно отличаются от всех прочих гражданский правоотношений»7.

После октября 1917 г. ведущий теоретик права того времени П. Стучка выделял в качестве самостоятельного понятия «семейное право», которое, по его мнению, «охватывает все правовые отношения, связанные с семьей»8.

В 1927 году известный ученый С.И. Раевич обосновывает свое предложение считать СП самостоятельной отраслью. Основным признаком, отличающим СП от гражданского, он считает императивный характер его норм, а СП при социализме, по его мнению, проникнуто публично-правовыми элементами. В этой связи, по его мнению, к семейным отношениям не должны применяться нормы гражданского права9.

В период существования СССР ученые, обосновывающие самостоятельность семейного права, указывали, что в советском обществе, в отличие от буржуазного, семейные отношения не связаны с имуществом, и, прежде всего, являются отношениями личного характера. Г.Н. Амфитеатров писал, что, во-первых, имущественные отношения в СП не доминируют над неимущественными, как это происходит в гражданском праве, а занимает подчиненное, зависимое положение. Во-вторых, сами семейно-имущественные отношения – это отношения особого рода, к которым классические цивилистические конституции неприменимы10.

В число сторонников независимости семейного права входили такие видные ученые, как Д.М. Генкин, С.Н. Братусь, Г.М. Свердлов, А.И. Пергамент, А.М. Белякова, В.А. Рясенцев, Г.К. Матвеев, О.А. Красавчиков, В.Ф. Яковлев.

В настоящее время самостоятельность СП как ОП отстаивают А.М. Нечаева, Л.М. Пчелинцева, И.Ф. Александров, О.Ю. Косова, Н.Н.Тарусина, Н.С. Шерстнева, М.Ю. Челышев, В.С. Синенко и др.

Так, например, О.Ю. Косова отмечает: «Отношения, регулируемые гражданским правом, связаны с обладанием или приобретением материальных благ», а «в семейных отношениях люди преследуют иного рода интересы: продолжение рода, совместное решение вопросов и повседневное общение друг с другом»24.

А.М. Нечаева, отстаивая самостоятельность СП как правовой отрасли, отмечает:

1) семейное право отвечает требованиям, предъявляемым к отрасли права как таковой;

2) предмет семейно-правового регулирования не только обозначен семейным законодательством, но и содержит в качестве своей основы все характерные для семейно-правовых отношений признаки;

3) ядро семейно-правовых отношений составляют их духовность, нравственные начала человеческого поведения, что относится к непреходящим ценностям российского общества;

4) соображения экономического свойства не превалируют при регулировании семейных правоотношений;

5) методы регулирования семейных и гражданских правоотношений (императивно-диспозитивные) имеют лишь внешнее, сугубо формальное сходство;

6) для гражданских правоотношений характерны частноправовые начала, с которыми связана свобода гражданина в гражданско-правовой сфере современного общества. В регулировании семейных правоотношений, которые уже возникли, преобладают в основном начала публичные, особенно когда речь идет о защите нарушенных прав ребенка;

7) семейное право в отличие от гражданского несет большую воспитательную нагрузку, выполняет миссию по отношению к самым широким слоям населения, а потому тяготеет не к экономике, а к нормам нравственного порядка;

8) нормы гражданского и семейного права преследуют принципиально разные цели, поэтому существует разная степень заинтересованности государства в их осуществлении;

9) семейное право по сути своей тяготеет к праву естественному. Оно ближе к человеческой природе, имеющей свои ценности. Большинство его предписаний непосредственно касается прав каждой личности, которыми она наделяется со дня рождения25.

Иную, противоположную точку зрения высказывал до 1917 года – Г.Ф. Шершеневич, в советский период - О.С. Иоффе, один из последних сторонников включения СП в состав гражданского, в ходе второй дискуссии о предмете гражданского права конца 50-х годов. Нынешняя волна дискуссии по вопросу соотношения гражданского и СП вызвана позицией М.В. Антокольской, считающей, что нет существенной разницы между предметом гражданского и семейного права и утверждающей: «СП может рассматриваться как подотрасль гражданского права, безусловно, обладающая значительной внутриотраслевой спецификой»27. Данной позиции в настоящее время придерживаются проф. Егоров Н.Д., проф. Михеева Л.Ю. и др.

Корни разногласий кроятся в их взглядах на то, одинаковы ли по характеру личные неимущественные отношения и имущественные отношения, регулируемые гражданским правом и СП.

Самостоятельность ОП определяется ППР, поэтому прежде, чем дать ответ на вопрос, является ли СП самостоятельной ОП или это – подотрасль ГП, попытаемся определить ППР и МПР СП.

Входящие в предмет СП отношения определены в ст. 2 СК РФ.

В соответствии с ней, семейное законодательство регулирует условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей. Иные отношения в семье, прямо не предусмотренные законом, не входят в сферу действия СП.

Л.М.Пчелинцева предлагает перечисленные в ст. 2 СК семейные отношения подразделить на 4 основные группы в соответствии со структурой Кодекса (1) связанные с браком; 2) ЛНО и ИО между родителями, детьми, супругами; 3) ЛНО и ИО между другими родственниками; 4) формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей).

Как видим, в ст. 2 СК названы различные отношения, но они объединены тем, что:

  1. вытекают из брака, родства, других оснований, приравненных законом к родству, т.е. семейным законодательством регулируются отношения, возникающие между членами семьи;

  2. регулируются только те отношения между членами семьи, которые носят имущественный или личный неимущественный характер.

Как заметил проф. Н.Д. Егоров, первого критерия явно недостаточно для выявления предмета СП, поскольку между членами семьи могут складываться самые различные по своей юридической природе отношения (например, административные, трудовые, если супруги работают вместе). Однако и второго критерия недостаточно для определения границ предмета семейного права (например, при заключении договора займа между братом и сестрой возникают имущественные отношения, регулируемые нормами гражданского, а не семейного права; при причинении вреда одним членом семьи другому возникают как личные неимущественные, так и имущественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, а не семейного35. В итоге авторами делается вывод: "семейное законодательство не содержит качественных материальных критериев, позволяющих отграничить семейные отношения от отношений, регулируемых другими правовыми институтами"36.

В такой ситуации особое значение, по мнению проф. Н.Д. Егорова, приобретает критерий, выработанный юридической наукой и практикой. Специфика имущественных и ЛНО, складывающихся между членами семьи, обусловлена в первую очередь основанием их возникновения. Как имущественные, так и ЛНО между членами семьи возникают на основе браке, родства, усыновления, опеки и попечительства, принятия детей на воспитание. Перечисленные выше основания возникновения имущественных и ЛНО между членами семьи предопределяют их сугубо личный характер, что сказывается и на характере их правового регулирования.

Таким образом, в предмет СП входят только такие имущественные и ЛНО между ее членами семьи, которые основаны на браке, родстве, усыновлении, опеке и попечительстве, принятии детей на воспитание.

Подавляющее большинство исследователей СП отмечают, что одной из главных специфических черт отношений, регулируемых СП, то, что их основу составляют именно личные неимущественные отношения, имущественные же носят зависимый, производный от личных характер37. В связи с чем и делается вывод о том, что СП имеет свой собственный ППР – ЛНО и ИО, отличные от ППР других ОП (в частности, ГП).

Вместе с тем сторонники противоположной позиции, настаивают, что основу предмета СП составляют именно имущественные отношения, поскольку большинство ЛНО не поддаются правовому регулированию. Как отмечает Н.Д. Егоров, ЛНО в СК посвящены только ст. ст. 31, 32. Отношения же, возникающие в процессе вступления в брак, расторжения брака, установления отцовства, ЛРП и т.п. являются организационными элементами общественных отношений. Поэтому правовые нормы, устанавливающие, например, условия и порядок заключения брака, не регулируют какие-то особые ЛНО между лицами, вступающими в брак, а представляют собой начальную стадию в правовом регулировании тех имущественных и ЛНО, которые начинают складываться между супругами при вступлении в брак. При таких обстоятельствах утверждать, что основное значение в СП уделяется правовому регулированию ЛНО, означает «не что иное, как свести СП к нескольким элементарным правилам, которые не столь уж и нуждаются в правовом воздействии со стороны государства»39.

Для окончательного ответа на вопрос об отраслевой самостоятельности СП необходимо выяснить, не обладают ли семейные отношения специфическими признаками, настолько существенно отличающими их от гражданских.

Особенности отношений, регулируемых СП

(см. в следующей лекции!)

Метод СП.

СП как самостоятельной ОП присущ и свой метод регулирования семейных отношений.

Если характеристика ППР отвечает на вопрос, что (какие общественные отношения) регулирует определенная ОП, то характеристика ее метода отвечает на вопрос как (какими правовыми способами) осуществляется указанное регулирование.

^ МСП – это совокупность способов, средств, приемов регулирования отношений, входящих в предмет СП. При помощи соответствующих способов СП подчиняет их определенным правилам с целью укрепления семьи и обеспечивает реализацию всеми членами семьи своих прав и интересов, а также исполнения ими своих обязанностей.

Между ППР и МПР существует неразрывная связь, так как метод предопределяется особенностями предмета.

В теории СП отсутствует единый подход к определению сущности МСПР. По данному вопросу высказывались различные точки зрения, причем дискуссия продолжается и в настоящее время.

Так, например, В.Ф, Яковлев указывал, что «МСП по содержанию воздействия на отношения является дозволительным, а по форме предписаний – императивным. Сочетание этих двух начал и выражает его своеобразие. Вследствие этого СПМ может быть обозначен как дозволительно-императивный»42. Кроме того, конкретизированное регулирование в СП достигается с помощью так называемых «ситуационных норм», которые наделяют возможностью выбора правовых решений с учетом конкретных обстоятельств не самих участников семейных отношений, а правоприменительные органы (суд, орган опеки и попечительства). Например, суд может с учетом конкретных обстоятельств дела определить размер алиментов на других членов семьи (дед, бабушка, внуки, родные братья и сестры).

М.В.Антокольская отмечает, что в СК везде, где это только допустимо, регулирование семейных отношений осуществляется диспозитивными нормами. Однако наряду с ними в семейном законодательстве присутствует и определенное количество императивных норм, которые нельзя нарушать при заключении соглашений. Автор полагает, что в связи с увеличением числа диспозитивных норм в семейном законодательстве «императивно-дозволительный» МР семейных отношений уступил место диспозитивному. Кроме того, возросло значение и ситуационных норм, позволяющих осуществлять конкретизированное регулирование. Поэтому МСП может быть охарактеризован в целом как диспозитивный и ситуационный с сохранением значительного императивного начала43.

По мнению Л.М.Пчелинцевой, увеличение диспозитивных норм в семейном законодательстве привело лишь к расширению применения дозволительного метода (как правило, в отношениях между членами семьи). Однако число императивных предписаний в СП по-прежнему велико (отношения, возникающие в связи с вступлением в брак, прекращением брака и признанием его недействительным; личные правоотношения между супругами; личные правоотношения между родителями и детьми; отношения по усыновлению и т.д.). Это позволяет говорить о МСПР как дозволительно-императивном с усилением дозволительных начал44.

С.А. Муратова характеризует МСП как дозволительно-императивный и выделяет следующие его особенности:

  • юридическое равенство участников семейных правоотношений; проявляется в отсутствии властного подчинения друг другу. Так, любой гражданин может вступать в брак при соблюдении установленных законом условий, даже если члены его семьи против заключения брака;

  • автономия воли участников семейных правоотношений; заключается в том, что воля одного из участников семейных отношений не зависит от воли другого, каждый по своему усмотрению выбирает приемлемый вариант поведения. Например, супруги в БД вправе установить договорный режим имущества, позволяющий учесть интересы каждого;

  • усиление диспозитивного начала в семейно-правовом регулировании; диспозитивность означает возможность выбора одного из вариантов поведения из нескольких, предоставленных законом (например, субъектам алиментных обязательств предоставлена возможность заключить соглашение о размере, порядке и условиях выплаты алиментов либо использовать судебный порядок взыскания алиментов);

  • индивидуальное ситуационное регулирование предоставляет возможность правоприменительным органам принимать решения с учетом конкретных жизненных обстоятельств. Во многих нормах СП содержатся понятия, которые нуждаются в конкретизации при применении этих норм (например, недостойное поведение супруга, непродолжительность пребывания в браке, уклонение от выполнения родительских обязанностей, злоупотребление родительскими правами и др.).45

^ Следовательно, МСПР может быть определен как императивно-диспозитивный.

Таким образом, существующие способы правового воздействия на семейные отношения дают возможность их упорядочить, исключить произвольное вмешательство кого-либо в дела семьи, а также обеспечить защиту прав и интересов всех членов семьи.

Раскрывающие содержание метода СП способы регулирования семейных отношений подразделяются, по мнению А.М. Нечаевой, на запреты, дозволения, правила – разъяснения и предписания к совершению определенных действий46.

Запреты призваны предотвратить нежелательные, неодобряемые государством действия и поступки. Они обладают определенностью, четко выражены в правовых актах, принимаются к конкретным действиям и поступкам. В зависимости от формы выражения запреты подразделяются на прямые и косвенные.

Прямые запреты – запреты, в которых воля законодателя выражена четко и открыто. Его признаком являются употребление в тексте нормы таких слов, как «не допускается», «не вправе», запрещается и т.д. Отступления от прямых запретов возможны только в случаях, предусмотренных законом. См., например, ст. 14, п. 2 ст. 64, п. 1 ст. 65, п. 2 ст. 116, п. 3 ст. 146 СК РФ.

Значительно чаще нормы СП содержат косвенные запреты – это запреты, из содержания которых следует вывод о недопустимости каких-либо действий. См., например, ст. 11, 13, п. 3 ст. 19, п. 1 ст. 64 СК).

Нарушение любого семейно-правового запрета связано с наступлением неблагоприятных правовых последствий или невозможностью их наступления. Например, п. 1 ст. 27 СК, ст. 69 СК РФ.

Дозволения – разрешение на совершение действий, зафиксированных в нормах СП. Дозволения, в отличие от запретов, адресуются, помимо участников семейных отношений, юридическим лицам (органам опеки и попечительства, суду), менее определены и тесно связаны с процессуальными нормами. По форме выражения они подразделяются также на прямые и косвенные.

Прямые дозволенияте, в которых разрешения выражены открыто( встречаются выражения «могут», «вправе». ^ См., например, п. 1 ст. 24, п.1 ст. 26, п. 1 ст. 38, п. 1 ст. 41 СК.

Косвенные дозволенияпредписания, содержание которых свидетельствует о возможности определенного поведения. В косвенных дозволениях слово «может» не присутствует в самом тексте правовой нормы. См., например, п.1 ст. 32, п.1 ст. 35, п.1 ст. 51, п. 1 ст. 64 СК.

Особое место в арсенале средств правового регулирования семейных отношений занимают обусловленные запреты и дозволения. Под первыми имеются в виду запреты, связанные в тексте нормы словом «если». См. п. 4 ст. 72 СК. Значительно чаще встречаются обусловленные дозволения. См. ст. 37, п. 2 ст. 51, п. 2 ст. 59 СК.

Как отмечает А.М. Нечаева, установление прямых дозволений с исключениями из общего правила дает возможность разрешать не по шаблону разные сложные жизненные ситуации, подвергать их наименее болезненной правовой регламентации47.

Наряду с запретами и дозволениями, нормы СП содержат предписания к совершению определенных действий. См., например, п.5 ст. 25, п.3 ст. 56, п.5 ст. 70, п. 3 ст. 122 СК.

Особое место среди существующих способов правового регулирования семейных отношений занимают содержащиеся в СК правила – разъяснения. См., например, ст. 14, п. 1 ст. 27, п.2 ст. 34, п.1 ст. 70, п. 1 ст. 83 СК.

Таким образом, существующие способы государственно-правового регулирования семейных отношений отличаются большим разнообразием. Это позволяет такому регулированию быть гибким и обеспечить защиту прав и интересов участников семейных отношений.

Рассмотрев основные характеристики СП, можно дать следующее его определение. СП – это система правовых норм, регулирующих на основе дозволительно-императивного метода ЛНО и имущественные отношения, возникающие между гражданами из брака, кровного родства, принятия детей в семью на воспитание.

  1. Основные начала (принципы) СП.

При раскрытии сущности СП необходимо учитывать не только специфику его П и МСПР, но и основные начала (принципы) СП, отражающие наиболее характерные черты данной отрасли права.

Под основными началами (принципами) СП принято понимать руководящие положения, определяющие сущность данной ОП и имеющие общеобязательное значение в силу их правового закрепления. Без учета основных начал (принципов) СП невозможно правильно толковать и применять его нормы.

Поэтому введение в закон специальной нормы об основных началах семейного законодательства (ст. 1 СК РФ) имеет исключительно важное значение.

Принципы СП определяются целями правового регулирования семейных отношений в РФ, которые определены в п. 1 ст . 1 СК.

Принципы семейного права:

^ Признание брака, заключенного только в органах записи актов гражданского состояния. Религиозный обряд (венчание) и фактические брачные отношения не имеют правового значения и не влекут взаимных прав и обязанностей супругов.

-----------------------------------------------------------------

П. 2 ст. 1 не применяется к бракам граждан РФ, совершенным по религиозным обрядам на оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния (п. 7 ст. 169 СК).

------------------------------------------------------------------

^ Добровольность брачного союза предполагает свободное волеизъявление мужчины и женщины, которое будущие супруги выражают дважды: при подаче заявления в загс и во время регистрации брака. Нарушение свободы выражения воли при вступлении в брак влечет признание его недействительным. Данный принцип предполагает и возможность расторжения брака (свободу развода) как по желанию обоих супругов, так и по заявлению только одного из них (ст. 12, ст. 16-23 СК).

Равенство прав супругов в семье. Данный принцип основан на положениях ст. 19 Конституции о равенстве прав мужчины и женщины и выражается в том, что муж и жена имеют равные права при решение всех вопросов жизни семьи (ст. 31-32, 34, 39, 61 СК).

^ Разрешение внутрисемейных вопросов по взаимному согласию. Названный принцип согласуется с вышеназванным принципом. Конкретизация его содержится в п. 2 ст. 31 СК.

^ Приоритет семейного воспитания детей, забота об их благосостоянии и развитии, обеспечение приоритетной защиты их прав и интересов. Данный принцип вытекает из содержания Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 года (вступила в силу 2 сентября 1990 г., для СССР – 15 сентября 1990 г.), рассматривающей его как самостоятельную личность, наделенную соответствующими правами, нуждающуюся в силу возраста в поддержке и защите (ст. 54-68, 80, 123 СК). В результате реализации данного принципа на практике ребенок становится самостоятельным субъектом СП.

^ Обеспечение приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных членов семьи. В СК РФ содержится ряд норм, направленных на обеспечение реализации данного принципа (ст. 80, 87, 89-90, 93-98 СК).

В п. 4 ст. 1 СК запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Отсюда следует, что безусловным принципом семейного права является равноправие граждан в семейных отношениях.

Важное значение имеет основанное на содержании ст. 55 Конституции положение п. 4 ст. 1 СК о том, что права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан. Например, п. 4 ст. 66, 73 СК.

^ Единобрачие (моногамия). Не может быть юридически оформлен брак между лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке (ст. 14 СК)49.

Источники СП.

В общей теории права под источниками права понимаются формы выражения правовых норм. Отсюда следует, что источники СП – это формы внешнего выражения (закрепления) семейно-правовых средств. К ним относятся соответствующие нормативно-правовые акты, которые в совокупности образуют семейное законодательство.

В соответствии со ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы РФ.

^ Международные источники:

  • Конвенция ООН «О правах ребенка» от 20 ноября 1989 г. (вступила в силу для СССР 15 сентября 1990 г.);

  • Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (ратифицирована ФЗ от 4 августа 1994 г.);

  • Соглашения государств-участников СНГ от 9 сентября 1994 года «О гарантиях прав граждан в области социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов»;

  • Многочисленные договоры о правовой помощи по гражданским и семейным делам. РФ является участницей двусторонних международных договоров с Албанией, Алжиром, Азербайджаном, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грузией, Ираком, Италией, Китаем, Кубой, Кипром, Кореей и др.

При применении международно-правовых норм действует следующее правило: если международно-правовая норма противоречит нормам СП РФ, то применяется международно-правовая норма.

^ К источникам СП относится Конституция РФ от 12.12.93 г. В соответствии со ст. 15 Конституции она имеет прямое действие и применяется на всей территории РФ. В ней закреплены нормы, имеющие важное значение для регулирования многих, в том числе и семейных отношений. Нормы Конституции находят свое дальнейшее развитие в СК и других законах РФ и субъектов РФ, которые не должны противоречить Конституции (см. например, п. 2 ст. 17, ст. 21, п. 1 ст. 29, ст. 35 Конституции РФ).

В Конституции есть нормы, прямо обращенные к семейному праву (ст. 38, п.п. «к», «ж» ст. 72 Конституции).

Однако, Конституция содержит нормы-идеи. Поэтому, ведущим федеральным актом СП, «сердцевиной» всего обширного массива действующего семейного законодательства является СК РФ. Он был принят Государственной Думой 8 декабря 1995 г. и вступил в силу (за исключением отдельных положений) с 1 марта 1996 г.

Структура СК претерпела изменения по сравнению с КоБС: СК состоит из восьми разделов, включающих 21 главу и 170 статей, разделы 7 и 8 делений на главы не имеют.

Если сравнивать структуру СК с ранее действовавшими Кодексами, в частности, с последним КоБС РСФСР, то можно заметить, что в СК впервые были включены как самостоятельные разделы нормы, посвященные правам и обязанностям родителей отдельно, правам детей – отдельно. Впервые в СК был выделен раздел о формах устройства ДОБПР. Появились институты договорного режима имущества супругов (БД), соглашений об уплате алиментов.

С другой стороны, имевшийся в КоБС раздел «Акты гражданского состояния» в СК отсутствует, так как эти отношения согласно ст. 47 ГК являются предметом гражданского права. Нормы, регулирующие вопросы опеки и попечительства, также регулируются ГК. Это связано с тем, что опека и попечительство - это не только способ устройства в семью детей, оставшихся в силу различных причин без попечения родителей, но в первую очередь институт, имеющий целью защиту имущественных и личных неимущественных прав как несовершеннолетних, так и других недееспособных и не полностью дееспособных лиц. Поэтому, нормы, направленные на достижение этой основной цели опеки и попечительства, помещены в ГК РФ (см. главу 3 "Граждане (физические лица)", ст. ст. 31-40). Тогда как нормы, направленные на достижение специальной цели - обеспечения воспитания несовершеннолетних, составили предмет главы 20 Семейного кодекса РФ.

В состав источников СП входят и принимаемые в соответствии с СК ^ Федеральные Законы.

Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ.

Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Есть и другие ФЗ, но все они будут названы на других лекциях.

Как установлено п. 2 ст. 3 СК, семейное законодательство включает не только СК и принимаемые в соответствии с ним другие ФЗ, но также и законы субъектов РФ, которыми могут регулироваться семейные отношения лишь в пределах, установленных СК (п. 2 ст. 3 СК): во-первых, по вопросам, непосредственно отнесенным СК к ведению субъектов РФ; во-вторых, по вопросам, непосредственно СК не урегулированным.

Субъектам РФ предоставлено право регулировать семейные отношения по следующим вопросам:

  • установление порядка и условий, при наличии которых вступление в брак может быть разрешено в виде исключения до достижения возраста 16 лет (п. 2 ст. 13 СК);

  • выбор супругами двойной фамилии при заключении брака (п.1 ст.32 СК);

  • присвоение фамилии и отчества ребенку (п. 2 и 3 ст. 58 СК);

  • организация и деятельность органов местного самоуправления по осуществлению опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей (п.2 ст. 121 СК);

  • установление размера денежных средств, выплачиваемых опекуну (попечителю) на содержание ребенка (п. 5 ст. 150 СК);

  • установление размера оплаты труда приемных родителей и льгот, предоставляемых приемной семье.

Субъекты РФ активно занимаются нормотворческой деятельностью. Самарская область – не исключение. У нас приняты Закон Самарской области от 02. 12. 96 г. № 19–ГД «О порядке и условиях вступления в брак несовершеннолетних граждан в Самарской области», Закон Самарской области «Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области» № 2-ГД от 02.04.98 г. 

В некоторых субъектах РФ предусматривается осуществление наряду с федеральными мерами и иных мероприятий, в том числе законодательного характера, включая разработку и принятие областных и местных программ поддержки семьи, материнства и детства. Например, программа «Дети Самары», «Дети Москвы».

Кроме перечисленных законов, к источникам СП относятся и иные нормативно-правовые акты: включая в первую очередь указы Президента РФ, которые согласно п. 2 ст. 90 Конституции РФ обязательны для исполнения на всей территории РФ. Как правило, указы Президента по вопросам регулирования семейных отношений носят императивный характер. В основном указами утверждаются мероприятия общегосударственного уровня, имеющие комплексный характер (например, Федеральные целевые программы по различным вопросам защиты семьи, материнства и детства.Например, Основные направления государственной семейной политики. Утверждены Указом Президента РФ от 14 мая 1996 г. N 71260

  • Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (национального плана действий в интересах детей). Утверждены Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г. N 942

Как следует, из п. 3 ст. 3 СК, ^ Правительство РФ также вправе принимать нормативные правовые акты на основании и во исполнение СК, других ФЗ и указов Президента. Однако, в отличие от законов субъектов РФ, это возможно лишь в случаях, непосредственно предусмотренных СК, другими ФЗ, а также указами Президента (п. 1 ст. 115 Конституции РФ).

В соответствии с СК к компетенции Правительства РФ, в частности, относится:

определение видов заработка и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (ст. 82 СК).

^ Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (ред. от 20.05.98). Утвержден Постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841

^ Установление перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью (ст. 127).

Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью. Утвержден Постановлением Правительства РФ от 1 мая 1996 г. № 542 (изм. от 19.03.2001)

^ Утверждение положения о приемной семье (ст. 151).

Положение о приемной семье. Утверждено Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 829

Существует значительное количество нормативных актов федеральных министерств и ведомств по вопросам семейного права, развивающих и конкретизирующих отдельные положения, содержащиеся в постановлениях Правительства РФ. Поскольку в ст. 3 СК отсутствует упоминание о таких источниках СП, как нормативные акты федеральных ОИВ, в юридической литературе высказывается мнение о необходимости существенного ограничения возможности их применения либо о их переутверждении на уровне правительственных постановлений61. Вместе с тем, они должны применяться, если не противоречат СК РФ.

Так, во исполнение Постановления Правительства РФ от 1 мая 1996 г. N 542 «Об утверждении ^ Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью» издан приказ Министерства здравоохранения РФ от 10.09.96 N 332 «О порядке медицинского освидетельствования граждан, желающих стать усыновителями, опекунами (попечителями) или приемными родителями»63.62

^ Постановления Пленума Верховного Суда РФ, где обобщается практика по делам, вытекающим из семейно-брачных отношений, не являются источниками СП. Однако они имеют важное значение для правильного применения норм семейного законодательства. К ним, прежде всего, относятся руководящие разъяснения Пленума ВС РФ последнего времени, данные уже после принятия СК, в постановлениях:

  • ^ О применении судами СК РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов (от 25 октября 1996 г. № 9). 64

  • О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления (от 4 июля 1997 г. № 9)65.

  • О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей (от 27 мая 1998 г. № 10) 66.

  • О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака (от 5 ноября 1998 г. № 15) 67.



  1. Соотношение семейного и гражданского законодательства.

Если СП рассматривать как самостоятельную ОП, то применение гражданского законодательства к семейным отношениям должно рассматриваться как субсидиарное, причем не ограниченное никакими рамками68. Однако, по мнению М.В.Антокольской, сторонницы признания СП подотраслью ГП, «свободное регулирование отношений, составляющих предмет одной отрасли права, нормами другой отрасли подрывает самостоятельность первой. Гораздо логичнее рассматривать соотношение норм гражданского и семейного законодательства как соотношение общих и специальных норм. При наличии специальных норм семейного законодательства семейные отношения регулируются ими, если же их нет, применяются общие гражданско-правовые нормы»69.

Основания и пределы применения гражданского законодательства к семейным отношениям установлены ст. 4 СК РФ: к отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.

Таким образом, гражданское законодательство может применяться как к имущественным, так и ЛНО между членами семьи, но только при условии, что они не урегулированы соответствующими нормами семейного законодательства и имеются необходимые нормы гражданского законодательства. Однако в любом случае применение норм гражданского законодательства не должно противоречить существу семейных отношений, обладающих определенной спецификой70.

Совершенно очевидно, к заключению, исполнению, расторжению брачного договора, а также соглашению об уплате алиментов применяются нормы ГК РФ, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок, равно как и нормы, устанавливающие порядок заключения, изменения и расторжения договоров. Напротив, вопросы действительности брака не могут разрешаться с применением норм главы ГК о сделках71.

Закрепление в ст. 4 СК основания применения гражданского законодательства к семейным отношениям связано с усилением договорных начал в СП. Применение гражданского законодательства к семейным отношениям может осуществляться также в случаях, непосредственно предусмотренных СК. В ряде статей СК указаны конкретные нормы ГК, которыми следует руководствоваться при разрешении тех или иных вопросов. Так, СК прямо обязывает использовать следующие нормы гражданского законодательства:

П. 2 ст. 9 СК – к ст. 198-200 и 202-205 ГК – при применении норм, устанавливающих исковую давность;

П. 3 ст. 15 СК – к ст. 181 ГК – при применении СИД к признанию брака недействительным;

П. 3 ст. 33 СК – к ст. 257-258 ГК – при определении прав супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства;

П. 3 ст. 60 СК – к ст. 26 и 28 ГК – при определении права ребенка на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом;

П. 1 ст. 100 СК – к п. 1 ст. 165 ГК – при несоблюдении предусмотренной законом формы соглашения об уплате алиментов;

П. 4 ст. 150 СК – к ст. 36-38 ГК – при определении гражданских прав и обязанностей опекунов (попечителей).

Кроме того, в отдельных нормах СК имеются ссылки на необходимость применения правил гражданского законодательства без указания при этом конкретных статей ГК или иного нормативного правового акта, подлежащих использованию. См., например, п. 2 и п. 4 ст. 30, п. 2 ст. 43, п. 1 ст. 44, п. 3 ст. 45, п. 2 ст. 121, п. 3 ст. 145 СК.

Таким образом, в нормах семейного законодательства есть отсылки к гражданскому законодательству. Но это не потому, что СП – подотрасль ГП, а потому, что в ГК есть апробированные сформировавшиеся положения, которые могут применяться на практике.

Аналогия закона и аналогия права при регулировании семейных отношений. Восполнение пробелов в семейном законодательстве посредством аналогии закона72 или аналогии права73 предусмотрено ст. 5 СК. В теории права под АЗ принято понимать решение дела или отдельного юридического вопроса на основании закона, регулирующего сходные отношения, а под АП – решение дела или отдельного юридического вопроса на основе общих начал и смысла законодательства74.

От АЗ следует отличать законодательный прием отсылочного регулирования, когда в нормативно-правовом акте содержится указание на конкретную норму. Так, не будет АЗ применение ст. 168-179 ГК, устанавливающих основания недействительности сделок, для признания БД недействительным, в связи с тем, что п. 1 ст. 44 СК прямо отсылает к этим нормам ГК.

АП применяется в крайнем случае при невозможности прибегнуть к АЗ. В таких случаях права и обязанности членов семьи определяются, исходя из общих начал (принципов) семейного или гражданского права, закрепленных ст. 1 СК и ст. 1 ГК.

Применение АЗ или АП входит в компетенцию суда, а не отдельных членов семьи. При этом принятое по АЗ или АП решение суда не должно находиться в противоречии с действующим законодательством РФ и основополагающими принципами российского права75.

1. Понятие семьи.Понятие, характерные особенности и элементы семейных правоотношений.

2. Виды семейных правоотношений.

1. Понятие семьи – достаточно сложное, имеющее множество измерений, изучаемое под углом зрения разных научных дисциплин.

Семья может выступать в роли формирующей человека среды, особого окружения, которое сказывается на физическом и душевном здоровье ее членов. Тогда она объект внимания философии, психологии, педагогики. Изучение семьи, ее функций по воспроизводству населения интересует специалистов по демографии. Предметом изучения социологии являются закономерности развития и функционирования семьи в обществе.

Семья совершенно самостоятельный объект исследования и с позиций права, когда в основу ее определения положены юридические критерии1.

^ В социологическом смысле под семьей понимается «основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны между собой общностью быта, взаимной помощью, моральной и правовой ответственностью»2 или «группа людей, состоящая из мужа, жены, детей и других близких родственников, живущих вместе»3.

Таким образом, главными признаками семьи в социологическом смысле являются совместное проживание лиц и наличие у них взаимных прав и обязанностей. Эти признаки признаются главными и в теории СП4.

Не все семьи в социологическом смысле составляют семью в юридическом смысле5.

Определение семьи с правовой точки зрения не отличается простотой. Во-первых, семья понимается по-разному специалистами в области жилищного, пенсионного, семейного и иных отраслей законодательства. Во-вторых, и в литературе по семейному праву даются как широкие6, так и более узкие по своему содержанию определения семьи7.

В дореволюционном СП семья, например, рассматривалась «как союз лиц, связанных браком, и лиц, от них происходящих…»8.

В советский период семья рассматривалась более широко, как основанное на браке или родстве объединение лиц, связанных между собой взаимными личными и имущественными правами и обязанностями, взаимной моральной и материальной общностью и поддержкой, рождением и воспитанием потомства, ведением общего хозяйства9.

Аналогичное понятие давал В.А. Рясенцев: в юридическом смысле семья - это «круг лиц, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений»10.

В современной юридической литературе также не существует общепризнанного определения семьи.

Так, А.М.Нечаева указывает, что «с позиции семейного права семью образуют живущие одним домом, одним хозяйством супруги, родители и дети, другие члены семьи, которых связывают, например, обязательства по взаимному содержанию. Семья может состоять из лиц и более отдаленных степеней родства, если их объединяет не только крыша над головой, но какие-то юридически значимые обязательства друг перед другом. Такое определение семьи служит критерием при разрешении семейно-правовых споров, в частности, при признании брака недействительным, установлении отцовства в судебном порядке.

П.И.Седугин определяет семью как определенную совокупность (общности, группы) людей, по общему правилу, родственников, основанную на браке, родстве и свойстве, совместном проживании и ведении общего хозяйства, образующую естественную среду для благополучия ее членов, воспитания детей, взаимопомощи, продолжения рода11.

С.А. Муратова в качестве основного признака семьи называет совместное проживание12, а Королев Ю.А. – кровное родство и супружество13.

Следует согласиться с Л.М. Пчелинцевой в том, что признак совместного проживания и ведения общего хозяйства в рамках семейного правоотношения значения не имеет (супруги могут проживать и отдельно, но семья налицо: они не утрачивают семейные права и обязанности).

В литературе существует спор по вопросу необходимости и целесообразности законодательного закрепления понятия «семья».

Одни ученые (напр., С.А. Муратова, П.И. Седугин) полагают, что назрела настоятельная необходимость законодательного закрепления «семья». Среди них нет единства по вопросу о том, каким должно быть понятие семьи: общеотраслевым14 или для каждой отрасли права иметь свое значение15.

Другие авторы считают (напр., И.М. Кузнецова, Н.Д. Егоров^ 16), что отсутствие в СК общего определения семьи не случайность, поскольку понятие семьи имеет социологический, а не правовой характер17.

Спорным является и вопрос о том, является ли семья субъектом права:

И.М. Кузнецова считает, что субъектами права являются члены семьи, а не сама семья. Аналогичной точки зрения придерживается Н.Д. Егоров.

С.А. Муратова полагает, что анализ действующего законодательства доказывает обратное. Как самостоятельное понятие «семья» встречается в тексте ряда статей СК РФ (ст. 1, 2, 22, 27, 31, 54, 57 и др.).18

Различные взгляды на понятие семьи, однако, в целом совпадают в признании ее своеобразным коллективом (группой, общностью, объединением) лиц, связанных между собой браком или родством, взаимной моральной и материальной поддержкой, рождением и воспитанием потомства либо усыновлением, взаимными личными и имущественными правами и обязанностями19.

Таким образом, семья в семейно-правовом понимании – это не любая семья в социологическом значении этого слова, а лишь та, которая в соответствии с действующим законодательством приводит к возникновению взаимных прав и обязанностей между членами семьи20.

В семейном законодательстве, наряду с термином «семья», употребляется термин «член семьи». Оба этих термина используются уже в первой статье СК. Однако правового определения данного понятия не существует.

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что термин «член семьи» применяется в отношении лиц, связанных семейными права и обязанностями. Это могут быть лица, проживающие одной семьей, члены разных семей, бывшие члены семьи, связанные личными и (или) имущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы устройства детей в семью. Так, единокровные братья и сестры чаще всего не проживают и не воспитываются в одной семье, но связывающее их кровное родство является одним из оснований возникновения алиментных обязательств, которые регулируются гл. 15 СК.

В соответствии с действующим семейным законодательством личные и (или) имущественные права и обязанности могут существовать между следующими членами семьи: супругами, бывшими супругами, родителями и детьми, усыновителями и усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушкой (бабушкой) и внуками, воспитанниками и фактическими воспитателями, отчимом (мачехой) и пасынками (падчерицами), опекунами (попечителями) и подопечными, приемными родителями и приемными детьми21.

  1. Понятие, характерные особенности и элементы

семейных правоотношений.

Сформулировать понятие семейных правоотношений22 можно на основании ст. 2 СК РФ.

СПрОтн – это общественные отношения, урегулированные нормами СП, возникающие из брака, родства, усыновления или иной формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Присущие семейным правоотношениям признаки не равнозначны. Некоторые из них являются важнейшими в том смысле, что они: а) служат основой для отграничения семейных правоотношений от смежных с ними и б) подчеркивают наиболее специфические особенности семейного правоотношения, указывая на его важнейшие свойства, сущность. Остальные признаки восполняют то, чего не хватает для характеристики семейного правоотношения с помощью основных, главных признаков.

При этом, данные особенности выделяются не только сторонниками самостоятельности СП как ОП. Так, например, Н.Д. Егоров отмечает: «Признание СП составной частью гражданского права вовсе не исключает того, что СПрОтн по сравнению с другими ГрПрОтн обладают спецификой. Напротив, если бы никакой специфики у этих отношений не было, то не имелось бы и оснований для выделения в составе ГП такой особой подотрасли, как СП»23.

^ Специфические черты семейных правоотношений:

1) специфический состав его субъектов, который характеризуется стабильностью, устойчивостью. Семейные правоотношения не могут существовать иначе, как только между гражданами.

Субъекты семейного права характеризуются и тем, что они выступают не просто как граждане, а обязательно в определенном качестве, указывающем на свойства личности (например, родители и дети, супруги). Лица, способные быть субъектами семейного права, определяются в законе (ст. 2 СК). Их круг не является постоянным или исчерпывающим, поскольку в СП возможна аналогия закона и аналогия права. А жизнь порождает новые формы семейных правоотношений, примером может служить сравнительно новое явление в СП – приемная семья, в результате возникновения которой появились такие субъекты СПрОтн, как приемные дети и приемные родители.

Другие субъекты права (ЮЛ, ГО, муниципальные органы, иные социальные образования), непосредственно в семейных отношениях не участвуют. В этой связи необходимо различать собственно семейные правоотношения и правоотношения, урегулированные нормами семейного законодательства24.

Приемные родители являются субъектами семейных правоотношений, а органы опеки и попечительства не могут ими быть, т.к. согласно п. 2 ст. 121 СК и п. 1 ст. 34 органами опеки и попечительства являются ОМС, кроме того они являются ЮЛ, а следовательно, субъектами семейных правоотношений быть не могут. Однако не все авторы с этим согласны. Так, например, С.А. Муратова, полагает, что поскольку Органы опеки и попечительства в настоящее время в СК признаны стороной в договоре о передаче ребенка на воспитание в семью с соответствующими правами и обязанностями, это дает повод считать их субъектом семейных правоотношений25.

  1. для семейных отношений характерны строгая индивидуализация их участников, их незаменяемость в данных отношениях другими лицами, в том числе и иными членами семьи, и как следствие этого, неотчуждаемость семейных прав и обязанностей26. Т.е. их нельзя продать, подарить, завещать, уступить другому лицу и т.д. Например, алиментные обязательства членов семьи (ст. 80, 85, 87, 89-90 СК) не могут быть возложены на других лиц. Гражданские же права и обязанности по общему правилу отчуждаемы, их можно передать другому лицу возмездно или безвозмездно;

  2. семейные правоотношения (независимо от того, ЛНО или ИО) возникают из своеобразных юридических фактов27: брак, родство, материнство, отцовство, усыновление, принятие ребенка на воспитание в приемную семью (а для ГП характерны такие ЮФ, как договоры и иные сделки, деликты, судебные решения, т.е. для СП в большей мере, чем для других ОП, характерны ЮФ - состояния, хотя СК допускает возникновение семейных прав и обязанностей и из таких ЮФ, как договор (БД, соглашение об уплате алиментов, соглашение о детях), решение компетентного государственного органа (например, решение суда). Причем в большинстве случаев для наступления правовых последствий необходим фактический состав (совокупность ЮФ). Например, для усыновления ребенка необходимо волеизъявление усыновителя и его супруга, согласие родителей ребенка или лиц, их заменяющих, согласие ребенка, достигшего 10 лет, решение суда об усыновлении.

В СП административно-правовые акты ГО часто являются фактами, порождающими правовые последствия: регистрация брака, рождения, усыновления. ГО в подобных случаях являются субъектами административных отношений и субъектами СП не становятся;

^ 4) семейные отношения, как правило, носят длящийся характер. Это обуславливается спецификой целей и задач семейных правоотношений.

Цели и задачи семейных правоотношений таковы, что они вообще не могут быть достигнуты в результате единократного акта, подобно, например, договору купли-продажи, мены, дарения в гражданском праве. Немыслимо создание семьи, заключение брака, воспитание детей как акта подобного однократного действия. Напротив, целевой характер любого из семейных правоотношений обязательно предполагает длительность во взаимоотношениях участников семейного правоотношения28.

  1. по своему содержанию семейные отношения являются преимущественно личными и лишь затем имущественными.

Такова точка зрения большинства ученых (Е.М.Ворожейкин, И.М.Кузнецова, В.А.Рясенцев, Г.К.Матвеев, Л.М.Пчелинцева). Причем имущественные отношения в СП всегда и непосредственно связаны с личными и как бы вытекают из них, тогда как в ГП преобладают имущественные отношения (право собственности, обязательственные правоотношения и др.). Кроме того, ИО, регулируемые ГП, выражают по своей сущности имущественную обособленность их участников, их имущественно-распорядительную самостоятельность, автономию воли, эквивалентность связей (товарно-денежные) отношения. ИО в семье – это прежде всего отношения общности имущества супругов, отношения детей и родителей по совместному владению и пользованию имуществом друг друга, отношения безэквивалентной материальной поддержки несовершеннолетних и совершеннолетних нетрудоспособных нуждающихся членов семьи. Однако по мнению М.В.Антокольской, такое утверждение справедливо, если говорить о соотношении ЛНО и ИО в семье как социальном институте. Но если говорить о том же соотношении в СП, картина получится обратная29.

Более убедительной представляется первая точка зрения, поскольку ИО обусловлены наличием родственных или иных юридически значимых связей личного характера между субъектами семейных правоотношений. Так, в момент заключения брака, регистрации рождения, усыновления ребенка возникают личные правоотношения и лишь потом имущественные правоотношения между супругами, между родителями и детьми. Таким образом, имущественные семейные правоотношения не могут возникать без личных либо раньше их, что позволяет сделать вывод о производном характере имущественных отношений и говорить о приоритете личных30.

  1. семейным отношениям присущ особый лично-доверительный характер, поскольку главное место в них занимают личные связи членов семьи.

«Сущность семейного правоотношения такова, что оно всегда включает в себя элемент личного, независимо от целевой направленности правоотношения, его характера и вида. При этом наличие данного элемента не обязательно связывается с личными правами участниками семейного правоотношения. Он существует самостоятельно, независимо от личных прав субъектов семейного правоотношения. Причем в отдельных разновидностях семейных правоотношений присутствие личного элемента проявляется по-разному: не одинакова степень его воздействия на динамику правоотношения, не одинаков механизм возникновения и проявления, но бесспорно одно – присутствие в семейных правоотношениях и воздействие на судьбу правоотношения»31. На это обстоятельство было уже обращено внимание в литературе. Так, С.С.Алексеев отмечал, что уже само по себе самоопределение семейного права связано «с переносом центра тяжести при регулировании семейных отношений на личные неимущественные отношения»32.

Чаще всего характер личного элемента в семейном правоотношении предопределяется субъектным составом правоотношения. Например, раздел общей собственности супругов является правоотношением, имеющим явно выраженное имущественное содержание. Но характер правоотношения, его типовая принадлежность определяются не этим. Главное, что здесь оказывается, - это субъектный состав правоотношения, то, что его участниками являются супруги или бывшие супруги. Именно в результате этого общественное отношение регулируется нормами семейного, а не гражданского права, хотя аналогичные отношения гражданским правом также регулируются (ст. ст. 244-256 ГК РФ).

Подход к решению таких вопросов в семейном праве иной, чей в гражданском. Суть его состоит в том, что и законодательство и судебная практика исходят из учета личных взаимоотношений супругов (или бывших супругов), основывая на данном моменте регулирование общественных отношений в первом случае и решая конкретные споры во втором.

В ст. 39 СК РФ он сформулирован в следующем виде:

1. При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

2. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Раздел общей совместной собственности супругов свидетельствует о конфликтности во взаимоотношениях, сложившихся между ними. В таких ситуациях доверительность характера супружеских отношений утрачивается. Тем не менее личный элемент, имевшийся в брачном правоотношении между ними, продолжает оказывать влияние на существо прав и обязанностей, проявлять влияние на существо прав и обязанностей, приобретенных в браке.

Так, согласно ст. 35 СК РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Однако «при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга».

Утрата доверительности затрудняет реализацию прав и обязанностей в семейном правоотношении либо делает ее вообще невозможной. Однако не означает утраты семейным правоотношением его личного характера. Последний существует до тех пор, пока существует само правоотношение. Такое положение имеет место в алиментных правоотношениях бывших супругов: доверительности между субъектами уже нет, но личный характер правоотношений сохраняется. Он утрачивается со вступлением бывшего супруга в брак, т.е. прекращением данного супружеского правоотношения и возникновением другого супружеского правоотношения с личными взаимосвязями между другими субъектами33.

Алиментные правоотношения хотя и имеют имущественное содержание, но личный момент им также присущ, как и всем иным семейным правоотношениям. Алиментные правоотношения возможны только между гражданами, на близость личной основы между которыми указывает либо наличие родственных связей, либо длительность совместной жизни в условиях одной семьи. Проживание же в условиях одной семьи есть признак, свидетельствующий о существовании между гражданами личнодоверительных взаимоотношений. Специфика же их, как и иных семейно-имущественных правоотношений при расторжении брака, такова, что они, являясь следствием доверительной основы, проявляют свое действие именно при нарушении этого гармонического единства.

В литературе указываются и иные особенности семейного правоотношения: например, невозможность их прекращения осуществлением прав и исполнением обязанностей34. Семейные правоотношения прекращаются лишь в случаях, прямо указанных в законе, например, в связи со смертью одного из участников или наступлением оговоренных в законе условий. Так, правоотношение между опекуном и подопечным заканчивается по достижении последним определенного возраста. Большинство семейных правоотношений не могут быть прекращены и по воле их участников, что в целом не характерно для гражданских правоотношений. Например, нельзя отказаться от родства.

К элементам семейного правоотношения относятся субъекты, объекты, содержание, которые в совокупности присутствуют в любом семейном правоотношении.

Субъекты СПрОтн – это его участники как обладатели субъективных семейных прав и обязанностей.

Каждый из субъектов СПрОтн наделен семейной правоспособностью. Новый СК, так же как и предшествующий ему КоБС, не дает легального определения правоспособности.

В литературе семейная правоспособность определяется как юридическая возможность (способность) гражданина иметь семейные права и обязанности (право на вступление в брак; право родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним; право и обязанность родителя воспитывать своих детей и т.д.).

Про семейную право- и дееспособность см. подробнее: Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты. Самара, 2006. гл.1

Вопрос об объекте семейных правоотношений является спорным. Но, несмотря на различие подходов к рассмотрению объекта правоотношения, многообразие его определений, некоторые из них стали господствующими в советской юридической литературе и используются большинством авторов:

А) объектом правоотношения является то, на что направлено правоотношение; при этом в зависимости от того, что понимается под содержанием юридического отношения, одни имеют в виду направленность субъективных прав и обязанностей35, другие – направленность деятельности участников правовой связи36;

Б) объект – то, по поводу чего возникает правоотношение или то, по поводу чего субъекты вступают в правоотношение, или то, по поводу чего возникают и осуществляются права и обязанности и т.п.37;

В) объект есть благо (материальное или нематериальное), способное удовлетворять потребности субъекта; благо по поводу обладания, использования или охраны которого существует правовое отношение38;

Г) объект – то, на что воздействует правоотношение (или субъект отношения, или субъективные права и обязанности)39.

Ни одно из вышеперечисленных определений не стало общепризнанным.

В теории СП к объектам СПрОтн одни ученые относят поведение, действие40 как результат сознательной деятельности людей (например, воспитание детей, деятельность по управлению общим имуществом супругов, осуществление деятельности, выражающейся в проявлении заботы о родителях и др.)41;

другие говорят, что это – имущество, вещи42. «Вещи, как объект правоотношения, выступают либо в виде предметов имущества (например, вещи, входящие в состав общего совместного имущества супругов), либо в виде денежных сумм (например, алиментные платежи в алиментных обязательствах)»43.

Анализ содержания статей СК РФ, посвященных регулированию имущественных отношений, позволяет сделать вывод о том, что в большинстве из них употребляется понятие «имущество» (ст. 20, 24, 30, 33-39, 42, 45, 60, 104 СК). Понятие «вещи» употребляется значительно реже (ст. 34, 36, 38 СК).

Что же следует понимать под имуществом в качестве объекта семейных правоотношений? С.А.Муратова считает, что в каждом конкретном случае значение понятия «имущество» определяется с учетом содержания конкретного правоотношения и нормы права, подлежащей применению. Так, в п. 1 ст. 34 СК термин «имущество» употребляется как совокупность имущественных прав супругов по владению, пользованию и распоряжению. В п. 2 ст. 34 СК в основном речь идет об имуществе как совокупности вещей44.

В.А. Рясенцев считает, что объектом являются как действия, так и имущество45.

Еремкина А.П., Поваров Ю.С., Рузанова В.Д. считают, что объектами СПрОтн являются блага (например, фамилия, имя, профессия, род занятий и др.).

А.М.Белякова, Е.М.Ворожейкин в своем учебнике отмечают, что чаще всего объект СПрОтн комплексный: в него включаются два или даже все эти элементы46.

^ Содержание семейных правоотношений - это субъективные права и обязанности их участников.

Субъективное право – это юридически обеспеченная мера возможного поведения управомоченного лица, а также возможность требовать соответствующего поведения от других лиц.

^ Субъективная обязанность – юридически обусловленная мера должного поведения обязанного лица, которое заключается в совершении определенных действий либо в необходимости воздержания от их совершения.

^ 3. ВИДЫ СЕМЕЙНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Классификация семейных правоотношений проводится по различным основаниям:

  • по содержанию;

  • по субъектному составу;

  • по характеру защиты субъективных прав.

По специфике характера прав и обязанностей, т.е. по их содержанию семейные правоотношения подразделяются на личные неимущественные и имущественные. Такое деление основано на том, что имущественные права и обязанности имеют определенное экономическое содержание. Личные права и обязанности такого содержания лишены, они возникают в связи с нематериальными благами, неотделимы от личности, непередаваемы.

^ По субъектному составу можно выделить правоотношения:

  • между супругами (брачное, супружеское);

  • правоотношения между родителями и детьми, усыновителями и усыновленными (родительское правоотношение);

  • между другими членами семьи (например, между опекунами (попечителями) и подопечными несовершеннолетними детьми; между бабушками и дедушками).

В качестве самостоятельных разновидностей семейных правовых отношений, кроме перечисленных Е.М.Ворожейкин выделяет:

  • правоотношения по поводу воспитания и материального содержания;

  • правоотношения только по воспитанию;

  • правоотношения только по поводу материального содержания. В названных категориях правоотношений отчетливо выступают и различные объекты правоотношений.

Помимо рассмотренных классификаций, профессор В.А.Рясенцев выделил три группы семейных правоотношений по характеру защиты субъективных прав, входящих в их содержание47.

Относительные семейные правоотношения с абсолютным характером защиты. В таких правоотношениях четко определены носители субъективных прав и обязанностей. Реализация прав обеспечивается государственной защитой от нарушений со стороны неопределенного круга лиц. Например, закрепленное в ст. 54 СК право ребенка на воспитание порождает обязанность родителей воспитывать своих несовершеннолетних детей (ст. 63 СК). Родители свободны в выборе методов и способов воспитания и, если кто-либо будет им препятствовать, они могут обратиться за защитой в суд.

^ Абсолютные правоотношения с некоторыми признаками относительных. Супруги являются собственниками имущества, находящегося в общей совместной собственности, а правоотношение собственности, как известно, носит абсолютный характер, поскольку собственник может требовать от любого лица, чтобы оно не совершало действий, препятствующих собственнику осуществлять свои правомочия. Однако взаимные права и обязанности супругов как субъектов совместной собственности носят относительный характер.

Так, требования о разделе общесупружеского имущества можно предъявить лишь к конкретному лицу, с которым истец состоит в зарегистрированном браке (ст. 38 СК).

^ Относительные семейные правоотношения, не обладающие абсолютным характером защиты. Это такие правоотношения, в которых четко определены управомоченные и обязательные лица и право управомоченного лица может быть нарушено только определенным лицом, участвующим в данном правоотношении. К ним относятся алиментные отношения и ЛНО между супругами.

В связи с их биосоциальной сущностью семейные отношения подразделяются на самостоятельные группы. К первой группе будут относиться семейные отношения, в основании возникновения которых лежит факт кровного родства. Во вторую группу входят все иные семейные правовые отношения, субъекты которых не связаны между собой актом биологического происхождения (отношения, возникающие в связи с усыновлением; в результате опеки и попечительства и др.).

Промежуточное положение между указанными группами семейных правоотношений занимают правоотношения супружеские48.

Тема 3. Юридические факты в СП. Сроки в семейном праве. Исковая давность.

  1. Юридические факты в СП: понятие и виды. Понятие и правовое значение родства и свойства в СП.

  2. Сроки в СП. Исковая давность в СП.



  1. Юридические факты в СП: понятие и виды.

Для возникновения, изменения, прекращения любого правоотношения необходимы основания. Ни одно правоотношение не возникает само по себе. В большинстве случаев такими основаниями (предпосылками) являются:

  • издание норм, регулирующих данные общественные отношения (нормативные предпосылки);

  • наделение субъектов правоспособностью, позволяющей им быть носителями прав и обязанностей, предусмотренных в правовых нормах (правосубъектные предпосылки);

  • наличие соответствующих юридических фактов, с которыми нормы связывают возникновение данных правоотношений (юридико-фактические предпосылки)1.

Под юридическими фактами в семейном праве следует понимать реальные жизненные обстоятельства, которые в соответствии с законодательством являются основанием возникновения, изменения, прекращения семейного правоотношения2. Однако В.И.Данилин и И.С.Реутов подчеркивают, что значение ЮФ в СП не исчерпывается только этим3. Действительно, и в семейном, и в других ОП ЮФ влекут за собой возникновение и прекращение правоспособности и дееспособности (рождение, смерть, объявление умершим, достижение совершеннолетия, решение суда о признании лица недееспособным). Юридические факты могут приводить и к возникновению и утрате других ЮФ – состояний, не всегда являющихся правоотношениями4.

ЮФ, имеющим значение для семейных правоотношений, присущи общие признаки, свойственные всем ЮФ независимо от отраслевой принадлежности, так и специальные – характерные только для ЮФ в СП5.

^ Классификация ЮФ в СП проводится по различным основаниям.

  1. По «волевому» признаку все ЮФ делятся на действия и события. Некоторые авторы (например, Явич) предлагают выделять наряду с ними еще и состояния. В.Н. Синюков сюда же относит и сроки6. По мнению В.И.Данилина, С.И.Реутова, факты-состояния «не могут быть выделены в особую группу ЮФ наряду с событиями и действиями, поскольку подобное предложение нарушает одно из важнейших требований – единство признака классификации» и по своему характеру примыкают либо к фактам-действиям, либо к фактам-событиям, а сроки – к фактам-событиям, и, как правило, не имеют самостоятельного значения. Состояния могут быть выделены в особую группу, если подразделять ЮФ с учетом продолжительности их существования7.

Действия в СП есть результат проявления воли его субъектов, акты воли и сознания человека. Они подразделяются на правомерные – соответствующие предписаниям правовых норм (например, признание отцовства) и неправомерные – противоречащие закону (заключение брака лицом, уже состоящим в зарегистрированном браке).

Среди правомерных действий выделяют:

  • юридические акты – действия, направленные на достижение лицом определенных семейно-правовых последствий (заявление о вступлении в брак);

  • юридические поступки – это действия, влекущие в соответствии с законом определенные правовые последствия независимо от того, было ли оно направлено на достижение этих последствий или нет (например, действия лица по фактическому воспитанию и содержанию ребенка, которые сами по себе непосредственно не направлены на приобретение семейных прав и обязанностей, в совокупности с другими фактами, предусмотренными законом, порождают определенные правовые последствия. Или, например, явка лица, объявленного в судебном порядке умершим, не направлена на восстановление брака)8.

События – это такие обстоятельства, с которыми закон связывает правовые последствия независимо от характера их (обстоятельств) происхождения. Например, рождение, смерть человека, достижение определенного возраста и т.д. Некоторые относящиеся к разряду событий, возникают в результате дейтсивй человека. Так, в юридической литературе общепризнанным считается, что рождение человека – юридическое событие, несмотря на то, что оно обусловлено в первопричине волевой деятельностью людей. Следовательно, волевые акты людей могут служить причиной совершения не только действий, но и наступления событий.

О.А.Красавчиков делит события на абсолютные и относительные. Абсолютные юридические события – это явления, носящие неволевой характер как по причине их возникновения, так и в процессе их развития (естественная смерть человека, истечение срока). Относительные события – это такие явления, которые вызваны волевыми актами людей, но в дальнейшем процесс их развития происходит независимо от воли человека (рождение, насильственная смерть, состояние родства).

2) ^ По срокам существования ЮФ делятся на краткосрочные и длящиеся.

Краткосрочные ЮФ существуют непродолжительное время и однократно порождают юридические последствия (рождение ребенка, смерть кого-либо из членов семьи). К краткосрочным ЮФ относятся как события, так и действия.

Длящиеся ЮФ (так называемые состояния) существуют длительное время и при этом периодически порождают правовые последствия (супружество, родство, нуждаемость). Сам термин «состояние» указывает на тот факт, что люди уже находятся в какой-то связи, состоят в определенных отношениях. Нередко состояния выражаются в виде правоотношений. Так, состояние супружества означает наличие брачного правоотношения, существования родства между родителями и детьми – существование родительского правоотношения. Другие состояния существуют независимо от семейных правоотношений, но при определенных обстоятельствах выступают в роли семейно-правовых ЮФ. Например, в состоянии нетрудоспособности и нуждаемости может находиться одинокий гражданин, который не является субъектом семейных правоотношений; если же в таком же состоянии находятся несовершеннолетние дети, то это элементы юридического состава для возникновения алиментных правоотношений9.

Среди юридических фактов – состояний в СП наиболее распространенными является состояние родства.

Родство лежит в основе большой группы семейных отношений. Познание его сущности для семейного права и объяснения семейных правоотношений очень важно. В советской юридической литературе укрепился взгляд на родство как на кровную связь лиц, происходящих одно от другого либо от общего предка10.

Родство как кровная связь лиц – это явление биологического порядка. Однако, будучи связью между людьми, отношением, оно выступает и в качестве явления социального. Попадая в сферу права, оно приобретает значение правового явления.

Родство лишь тогда выступает в качестве основания возникновения правового отношения, когда оно в силу предписания закона способно вызвать правовые последствия11.

Например, установление происхождения одного лица от другого означает наличие между ними (отцом и ребенком) кровного родства, а значит, и соответствующих права и обязанностей сторон. Но суд может не иметь достаточных доказательств, свидетельствующих о происхождении ребенка от данного лица. Значит, этот факт не будет установлен и соответствующие права и обязанности между данными гражданами возникнуть не могут. Таким образом, семейное право связывает возможность возникновения родительских прав и обязанностей в спорных случаях не с формальным установлением родства, а с доказанностью факта кровного родства между этими лицами12.

В зависимости от социальных задач права, от исторических условий, материальных особенностей развития страны меняется подход к решению данного вопроса. Так, в истории советского гражданского законодательства по-разному определялся круг родственников, входящих в число наследников по закону; по семейному праву различен на разных исторических этапах подход к определению круга лиц, связанных отношением родства, обязанных материально содержать друг друга, и т.д. Закон определяет степени близости родства, имеющие правовое значение. Однако по предписанию закона не могут быть созданы естественные отношения родства. Именно это выделяет семейные отношения из круга иных правовых отношений, для подавляющего большинства которых не требуется каких-либо особых связей между участниками, подобных тех, которыми соединены родственники13.

Тот факт, что кровных связей самих по себе недостаточно, чтобы возникли правовые отношения, а необходима еще их регистрация в установленном законом порядке, не меняет их существа как юридического факта. Не все родственные отношения для того, чтобы стать правовыми, нуждаются в регистрации. Например, брат, сестра не регистрируются в качестве таковых. Правовые отношения между ними устанавливаются в силу рождения от данных родителей и наличия соответствующего закона. Родство внуков и дедушки (бабушки) также не подлежит регистрации, но это не влияет на его правовую суть. Регистрации подвергаются лишь важнейшие родственные связи.

Но самое главное состоит в том, что родство как юридический факт принадлежит к той категории юридических фактов, которые являются событиями, а не действиями.

В литературе по этому вопросу высказывалась и иная точка зрения, согласно которой родство рассматривается «по источнику происхождения… как действие, поскольку его установление невозможно без проявления волевого момента. В своем действии по отношению к участникам конкретных правоотношений родство действует независимо от воли, как событие»14. Думается все же, что родство относится к числу событий также и по способу своего формирования, происхождения15. Родство имеет своим начальным моментом рождение человека. Акт рождения – это явление естественного, биологического свойства. Родство как событие проявляется в момент рождения, когда человеческая воля бессильна как-либо повлиять на этот акт. В этой связи представляется правильным деление событий на абсолютные и относительные, среди которых под относительными понимаются «явления, вызванные деятельностью человека, но выступающие уже независимо от причин, их породивших»16.

Таким образом, родство – это кровная связь лиц, происходящих одно от другого либо от общего предка. Родство как биологическая категория – это категория материального порядка.

^ При прямой линии родства оно основано на происхождении одного лица от другого. Прямая линия родства может быть нисходящей – от предков к потомкам (родители, дети, внуки и т.д.) и восходящей – от потомков к предкам (внуки, дети, родители).

^ Боковая линия родства имеет место, когда родство основано на происхождении разных лиц от общего предка (предков).

Для родных брата и сестры общими предками являются отец и мать либо один из родителей. Если дети рождаются от общих родителей они называются полнородными. Если общим является только один из родителей – неполнородными (ст. 14 СК). Если дети происходят от общего отца и разных матерей, они являются единокровными. Когда общая мать, но разные отцы, дети называются единоутробными.

В СП полнородное и неполнородное родство имеют одинаковое юридическое значение. Так, алиментные правоотношения могут возникнуть как между полнородными, так и неполнородными братьями и сестрами (ст. 93 СК).

Неполнородных братьев и сестер следует отличать от сводных – детей каждого из супругов от предыдущих браков. Между ними состояния родства не возникает.

^ В СП юридически значимым является лишь «близкое» родство, установленное в предусмотренном законом порядке.

Анализ действующего семейного законодательства приводит к выводу, что по прямой линии учитывается родство первой степени (родители и дети) и второй степени (дедушка: бабушка и внуки). А по боковой линии – родство второй степени (полнородные и неполнородные братья и сестры)17.

От отношений родства следует отличать отношения свойства. Последние характеризуются тем, что между людьми, состоящими в свойстве, нет кровной связи.

Свойство – отношения между людьми, возникающие как побочное последствие брака: отношения между супругом и родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов.

Свойственники: свекор (свекровь) – отец (мать) мужа; тесть (теща) – отец (мать) жены; зять – муж дочери или сестры; сноха (невестка) – жена сына; золовка – сестра мужа; шурин – брат жены; свояченица – сестра жены; свояк – муж свояченицы.

В СП как свойственники рассматриваются отчим18 (мачеха)19 и пасынок20 (падчерица)21. Эти лица являются субъектами семейного правоотношения и при наличии установленных законом условий имеют друг по отношению к другу алиментные права и обязанности. Хотя, по общему правилу, отношения свойства как таковые СП не регулируются.

К состояниям помимо родства и свойства относятся и такие обстоятельства, как супружество, отношения по усыновлению, опеке и попечительству, состояние на постоянном содержании и воспитании. Их особенность заключается в том, что они выступают как «существующие общественные отношения». Кроме того, к состояниям относятся нетрудоспособность, нуждаемость, беременность и т.п. Особенность этих фактов – они не выступают в качестве общественных отношений, а характеризуют изменения в организме человека либо в уровне его материальной обеспеченности22.

  1. ^ По правовым последствиям ЮФ в СП подразделяются на пять видов:

  • правопорождающие – те, с которыми нормы СП связывают возникновение определенного правоотношения (например, заключение брака, рождение ребенка, установление усыновления и др.);

  • правоизменяющие – ЮФ, с которыми нормы действующего семейного законодательства связывают изменение семейных правоотношений (в БД супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности имущества, нажитого в браке, - ст. 34 СК);

  • правопрекращающие – ЮФ, с наступлением которых нормы СП связывают прекращение СПрОтн (смерть одного из супругов или объявление его умершим влечет прекращение супружеского правоотношения);

  • правопрепятствующие – ЮФ, наличие которых препятствует развитию правоотношения в соответствии с волей одного из его участников (например, ст. 17 СК – факт беременности жены препятствует прекращению брачного правоотношения; ст. 14 СК - факт состояния в отношениях родства препятствует возникновению брачного правоотношения между лицами);

  • правовосстанавливающие – ЮФ, с наступлением которых закон связывает восстановление прав и обязанностей, ранее утраченных субъектом семейного правоотношения (восстановление в родительских правах; решение суда об отмене усыновления ведет к восстановлению взаимных прав между ребенком и его родителями).

Следует отметить, что ЮФ могут одновременно порождать несколько правовых последствий. Например, решение об отмене усыновления является правопрекращающим ЮФ для отношений по усыновлению и правовосстанавливающим для родительского правоотношения.

^ 4) В.И.Данилин и С.И.Реутов предлагают подразделять ЮФ также по характеру фактических оснований правовых последствий на единичные ЮФ (например, смерть лица, достижение определенного возраста (событие), одностороннее волеизъявление лица о восстановлении им своей добрачной фамилии при расторжении брака (действие) и совокупность ЮФ (фактический состав). Например, возникновение супружеского правоотношения закон связывает с наличием фактического состава: 1) взаимным согласием сторон; 2) достижением брачного возраста23. А фактические составы они, в свою очередь, подразделяют на 2 большие категории: а) альтернативная группа ЮФ (это 2, 3 или более фактических составов, самостоятельно, независимо друг от друга влекущих одно и то же юридическое последствие, например, п. 2 ст. 19 СК); б) совокупные фактические составы (элементы совокупного фактического состава в СП взаимообусловлены между собой определенной последовательностью в процессе становления и развития правовых отношений, например, составы, лежащие в основании возникновения алиментных правоотношений между родителями и совершеннолетними детьми, другими членами семьи)24.

§ 2. Сроки в семейном праве.

Вопрос о том, к какой группе ЮФ отнести сроки (к событиям или действиям) в юридической литературе является спорным:

  1. Одни авторы (О.А.Красавчиков, Н.Г.Александров, С.С.Алексеев, В.И.Данилин, С.И.Реутов, С.А.Муратова и др.) относят «истечение времени» к юридическим событиям (абсолютным)25.

  2. Другие (В.П.Грибанов, Е.М.Ворожейкин и др.) рассматривают истечение срока в качестве самостоятельного ЮФ, существующего наряду с событиями и действиями26.

По своей юридической сущности сроки в семейном праве далеко не однородны. Они по-разному влияют на общественные отношения, вызывают различные юридические последствия, подчиняются различным правилам при их назначении и отмене.

Срок – это отрезок времени, имеющий свое начало, установленную продолжительность его течения и окончание.

В семейном законодательстве не закреплен порядок определения сроков. В данном случае возможно субсидиарное применение ст. 190 ГК, в которой установлено, что сроки могут определяться календарной датой, истечением периода времени, указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Особенности семейных отношений таковы, что в семейном праве чаще всего для определения момента начала течения срока используются отсылки к какому-либо обстоятельству или действию, которое получает надлежащую характеристику в законе. Например, рождение ребенка, заключение брака, расторжение брака и др.

По общему правилу, момент, с которым связывается изменение в правах и обязанностях, может быть установлен с достаточной определенностью. Однако так бывает далеко не во всех семейных правоотношениях. В некоторых из них установление момента, с которым связываются изменения в содержании правоотношения либо его возникновение или прекращение, представляет значительную трудность, поскольку закон не называет твердых критериев, на которые следовало бы ориентироваться. Например, в соответствии со п.1 ст.29 СК РФ, если к моменту рассмотрения дела о признании брака недействительным отпали те обстоятельства, которые в силу закона препятствовали его заключению, суд может признать брак действительным с момента отпадения этих обстоятельств.

Согласно ст. 191 ГК течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которым определено его начало. Так, если ребенок родился 10 октября 1998 г., то годичный срок, предусмотренный ст. 17 СК, начнет течь с 11 октября 1998 г. и истечет 11 октября 1999 года, так как по правилам п. 1 ст. 192 ГК срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующий месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока (п. 3 ст. 192 ГК).

Одной из особенностей семейного права является императивность его норм, чем предопределяется также невозможность изменения продолжительности течения сроков, устанавливаемых в семейном законодательстве. Например, не может быть прекращено алиментное правоотношение до достижения ребенком возраста 18 лет. Исключения прямо предусмотрены СК, например, приобретение полной дееспособности несовершеннолетним (ст. 120).

Особенности определения сроков в семейном праве делают похожими их по внешним признакам на условия, с которыми, как известно, также может связываться возникновение, изменение, прекращение прав и обязанностей. Но обстоятельства, выступающие в качестве срока, отличаются от обстоятельств, выступающих в качестве правового условия, тем, что первое обязательно наступает, относительно же второго неизвестно, «наступит оно или не наступит». Так в одном из судебных споров в качестве условия было расценено указание в решении суда о возврате матери ее сыновей «по окончании учебного года», так как было признано, что передача детей в середине учебного года может отразиться отрицательно на их успеваемости в школе27. Здесь нет свойственной условию неопределенности развития обстоятельства. Напротив, ясно, что оно наступит, так как учебный год имеет заранее известное окончание. Следует признать, что характеру семейных правоотношений вообще несвойственно построение их в зависимости от условий. Они мыслятся как правоотношения с четким, ясным, определенным содержанием и объектом28. Некоторые же из обстоятельств, внешне напоминающие условия (например, нуждаемость, наличие достаточных средств), на самом деле таковыми не являются. Они выступают в качестве юридических фактов либо в качестве обстоятельств, образующих вместе с другими обстоятельствами фактический состав.

Истечение установленного срока способно вызвать различные правовые последствия: прекращение прав, которыми субъект располагал, либо сложение с него обязанностей, либо одновременно и то и другое. В качестве примера можно сослаться на прекращение состояния беременности супруги и достижение ребенком возраста трех лет, с которым связывается право жены требовать от мужа материального содержания и после расторжения брака, если беременность жены наступила до расторжения брака (ст. 89, 90 СК РФ). В этих случаях правовые последствия связываются прямо со сроком: достижение ребенком трех лет во втором случае и прекращение состояния беременности в первом (имеется в виду и момент прекращения этого состояния).

Истечение срока может вызывать в семейном праве также невозможность приобретения лицом соответствующих прав и обязанностей. Так, если ребенок родился после смерти лица, состоявшего в браке с матерью новорожденного, в книгу актов и в свидетельство о рождении умерший может быть записан отцом ребенка лишь при условии, что с момента смерти до рождения ребенка прошло не более трехсот дней (п.2 ст.48 СК РФ).

Определение срока выступает иногда в семейных правоотношениях как средство конкретизации принадлежащих субъектам прав и обязанностей. В таком качестве срок выступает, например, в соглашениях разведенных супругов, прекративших семейные отношения, о времени свидания с детьми, проживающими с одним из них, а также в иных случаях, установленных законом. Эти сроки могут быть установлены органами опеки и попечительства или судом.

Сроки в семейном праве иногда выступают и в качестве элементов семейно-правовых санкций. Так, суд в ряде случае может ограничить выплату алиментов определенным сроком (ст. 92 СК).

^ Классификация сроков в науке СП проводится по различным основаниям.

В.А.Рясенцев выделял следующие виды сроков29:

  • сроки существования имущественных семейных прав (пресекательные сроки – право на алименты на содержание несовершеннолетних детей сохраняется до достижения ими 18-летнего возраста);

  • сроки ожидания (испытательные) – сроки, до истечения которых не могут быть совершены отдельные семейно-правовые акты. Согласно п. 1 ст. 11 СК заключение брака производится по истечении месячного срока со дня подачи заявления в органы загса;

  • минимальные сроки выполнения лицом семейно-правовой обязанности в качестве условия возникновения у этого лица имущественного права. Так, если отчим или мачеха надлежащим образом выполняли свои обязанности по воспитанию и содержанию пасынков и падчериц не менее пяти лет, они приобретают право на получение алиментов от пасынков, падчериц (п. 1 ст. 97 СК);

  • сроки, в границах которых определенные ЮФ влекут возникновение семейных правоотношений. Право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от бывшего супруга имеет нуждающийся супруг, если он достиг пенсионного возраста не позднее чем через пять лет с момента расторжения брака и супруги состояли в браке длительное время (п. 2 ст. 90 СК);

  • сроки, установленные для выполнения обязательных действий гражданами и ГО. В соответствии с п. 2 ст. 25 СК суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о расторжении брака направить выписку из этого решения в орган загса по месту государственной регистрации заключения брака.

А.М.Нечаева подразделяет все семейно-правовые сроки на две группы:

  1. сроки существования прав и обязанностей. Например, бывшая жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка имеет право требовать от бывшего супруга выплаты ей алиментов;

  2. разрешительные, запретительные и обязывающие сроки. Так, заключение брака производится по истечении месяца со дня подачи лицами, вступающими в брак, заявления в органы загса (п. 1 ст. 11 СК). Причем этот срок при наличии уважительных причин может быть сокращен или увеличен (но не более чем на месяц). Расторжение брака в органах загса производится по истечении месяца со дня подачи заявления о разводе (п. 3 ст. 19 СК). Примером запретительного срока является норма, содержащаяся в ст. 17 СК, обязывающего срока – п. 3 ст. 27, п. 5 ст. 70, п. 2 ст. 125, п. 3 ст. 140 СК30.

С.А.Муратова предлагает также классифицировать сроки в СП в зависимости от того, кем они установлены31:

  • сроки, предусмотренные законом (все сроки, указанные в вышеприведенных классификациях);

  • сроки, установленные судом, - так, взыскивая алименты за прошедший период в пределах трехлетнего срока, суд устанавливает конкретный период, за который производится взыскание (п. 2 ст. 107 СК);

  • сроки, установленные участниками семейных правоотношений. Выделение таких сроков стало возможным после закрепления в СК брачного договора, соглашения об уплате алиментов и договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью. См. п. 2 ст. 42, п. 2 ст. 104, п. 1 ст. 151 СК.

^ Исковая давность в семейном праве.

Исковая давность введена в законодательство о браке и семье кодексами о браке и семье союзных республик. До принятия в 1969-1970 гг. кодексов о браке и семье союзных республик исковая давность хотя и применялась к некоторым семейным отношениям, но правовые основы для ее применения отсутствовали.

^ Исковая давность – это срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК).

Гражданское и семейное законодательство по-разному подходят к решению некоторых вопросов об исковой давности.

В отличие от гражданского законодательства СК РФ устанавливает общее положение, согласно которому на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен СК (ст. 9). Нет в СК и общих норм о продолжительности давностных сроков. В каждом отдельном случае, на который закон счел возможным распространить применение правил об исковой давности, указывается и конкретный срок, который относится только к требованиям данного рода32.

Сроки установлены в следующих случаях:

  • иск о признании недействительным брака, заключенного с лицом, скрывшим наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции, может быть предъявлен в течение года со дня, когда другой супруг узнал или должен был узнать о наличии болезни или факта инфицирования (п. 4 ст. 169 Семейного кодекса РФ);

  • супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки по распоряжению недвижимостью или сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации, не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (п. 3 ст. 35 СК РФ);

  • к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ);

  • специальный срок исковой давности по искам о признании БД недействительным установлен в п. 1 ст. 44 посредством применения отсылочной нормы. В п. 1 ст. 44 СК сказано, что брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ для недействительности сделок. В ст. 181 ГК СИД по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки установлен в 10 лет, а по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности – в один год;

  • алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд, если судом установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты (п. 2 ст. 107 СК)33.

Течение исковой давности в семейном праве начинается: а) со времени, указанного в соответствующей статье кодекса; б) если такое время не указано, то со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Требования закона, относящиеся к исковой давности, установлены императивными нормами. Они не могут быть изменены соглашением участников правоотношения.

На семейные отношения распространяются правила об исковой давности, имеющиеся в ГК: положения о приостановлении течения срока исковой давности (ст. 202 ГК РФ); о перерыве его течения (ст. 203 ГК РФ); о последствиях истечения давностного срока (абз.2 п. 2 ст. 199 ГК РФ). Они должны однако применяться с учетом специфики семейных отношений. Так, согласно п.1 ст. 202 ГК РФ приостановление течения срока исковой давности допускается в связи с мораторием (отсрочкой исполнения обязательств). Но требования, на которые семейным законодательством распространены правила об исковой давности, не относятся к обязательственно-правовым, и на них правило о приостановлении течения давностного срока в связи с мораторием распространяться не должно.

Другое правило, установленное п. 1 ст. 203 ГК РФ, о «совершении обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга» как основание для перерыва течения давностного срока обычно толкуется шире его буквального содержания. Хотя в нем речь идет об имущественных отношениях, оно применимо и к отношениям, лишенным имущественного содержания34.

Что касается правоотношений о разделе общей совместной собственности, то здесь указанное правило действует в полной мере, поскольку в данных правоотношениях всегда есть обязанное лицо, от которого в определенной мере зависит судьба спора (тот супруг, который владеет имуществом, или тот, который хотя и не владеет имуществом, но возражает против его раздела на предложенных условиях).

Следует подчеркнуть значение СИД в СП.

Институт исковой давности:

  • стабилизирует взаимоотношения участников семейных отношений;

  • устраняет неопределенность в отношениях путем конкретизации в суде входящих в их содержание прав и обязанностей;

  • способствует надлежащему осуществлению семейных прав и обязанностей;

  • обеспечивает своевременное собирание и представление в суд объективных доказательств по семейно-правовому спору;

  • облегчает установление объективной истины по делу;

  • способствует вынесению правильных решений по делу35.

Правила об исковой давности являются важным средством защиты интересов и прав участников семейных отношений. Срок исковой давности является также средством влияния на семейные отношения, выступая в роли правопрекращающего юридического факта36.

Тема 4. Осуществление и защита семейных прав.



Порядок и пределы осуществления семейных прав и исполнения обязанностей.

  1. Защита семейных прав. Меры защиты и ответственности в СП.



  1. Порядок и пределы осуществления семейных прав и исполнения обязанностей.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Этот принцип находит воплощение и развитие в статье 7 СК РФ, согласно которой «граждане вправе по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (семейными правами), в том числе правом на защиту этих прав, если иное не установлено настоящим Кодексом». Свобода граждан в семейных отношениях обеспечивается, в частности, тем, что реализация многих прав, предоставленных им законом, зависит от их собственного волеизъявления (например, супруг, имеющий право на получение алиментов от другого супруга (ст. 89 СК), часто это право не осуществляет. Однако распоряжение гражданами принадлежащими им семейными правами по своему усмотрению не беспредельно. Это вызвано общественными (публичными) интересами, необходимостью защитить права нетрудоспособных или несовершеннолетних членов семьи. Пределы ограничены, во-первых, требованиями закона: субъект семейных правоотношений, осуществляя свое право, может выбрать один из вариантов поведения, предусмотренных законом (так, в БД не могут быть включены положения, регулирующие ЛНО между супругами – п. 3 ст. 42 СК); во, вторых, осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан (например, если в БД будут включены условия, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, то эти условия договора суд признает недействительными по иску супруга, чьи права нарушены – п. 3 ст. 42 СК, п. 2 ст. 44 СК); в –третьих, семейные права должны осуществляться в соответствии с назначением этих прав. Так, опека и попечительство устанавливаются над детьми в целях их воспитания, содержания, образования, а также для защиты их прав и интересов (ст. 145 СК). Если опекун (попечитель) не выполняет свои опекунские обязанности, то орган опеки и попечительства отстраняет его (п. 3 ст. 39 ГК). Осуществление семейных прав (в том числе права на защиту) несовершеннолетними или недееспособными гражданами имеет свои особенности, так как во многом зависит от надлежащего исполнения обязанностей их законными представителями. Если за недееспособного гражданина его семейные права осуществляет, а обязанности исполняет опекун, то несовершеннолетние граждане ряд своих семейных прав могут реализовать лично (см. ст. 55-57 СК). Особенности осуществления семейных прав и исполнения обязанностей обусловлены их спецификой и содержанием. Осуществление семейных прав возможно как посредством активных действий (реализация права на развод), так и в виде требования соответствующего поведения от других лиц (право родителей требовать возврата своего ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или судебного решения). Осуществление большинства семейных прав и исполнение обязанностей проявляется в длящихся, многократно повторяющихся действиях, что объясняется длящимся характером семейных правоотношений: супружеские, родительские права и обязанности, права и обязанности опекунов и др. Осуществление многих семейных прав одновременно является и семейной обязанностью их носителя (например, ст. 63 СК РФ). Обязанности, исполнение которых имеет не только личное, но и общественное значение, подлежат безусловному исполнению при наличии требований со стороны лица, заинтересованного в их исполнении. Например, имеет общественное значение обязанность родителей по содержанию несовершеннолетних и нетрудоспособных совершеннолетних детей (ст. 80, 85 СК). 2. Защита семейных прав. Защита нарушенных прав относится к одному из важнейших рычагов механизма правового воздействия на общественно значимые отношения. С помощью института защиты государство обеспечивает интересы гражданина. Правовая защита неразрывно связана с правовой охраной. Однако данные категории не совпадают. В соответствии со сложившейся в науке традицией под «охраной гражданских прав» понимается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. Наряду с широким пониманием охраны, указанное понятие используется и в узком смысле. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании. В целях избежания терминологической путаницы, охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав. Защита есть элемент охраны, одна из ее форм. Таким образом, в отличие от охраны защита носит конкретный характер и наступает лишь в случае нарушения существующего права. Защита семейных прав осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством применения надлежащей формы, способов и средств защиты. Принято выделять две основные формы защиты прав: юрисдикционную и неюрисдикционную. Юрисдикционная форма защиты – это деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых прав (суд, прокуратура, орган опеки и попечительства, орган внутренних дел, орган загса и др.). В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяют общий (судебный) и специальный (административный) порядок защиты нарушенных прав. Неюрисдикционная форма защиты – это действия граждан и негосударственных организаций по защите прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к компетентным органам. Такие действия называют самозащитой. Правовая защита обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты. Под способами защиты субъективных семейных прав понимаются закрепленные материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. В СК РФ нет перечня способов защиты семейных прав, они указываются применительно к отдельным видам правоотношений в конкретных нормах СК РФ. Поэтому обладатель нарушенного семейного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом (способами) защиты семейных прав, предусмотренных в соответствующих нормах семейного законодательства. В Семейном кодексе предусмотрены различные способы защиты семейных прав с учетом характера и вида нарушений: - признание права (ст. ст. 48-50, 66, 67 СК и др.); - восстановление нарушенного права (ст. ст. 52, 72, 76 СК и др.); - прекращение (пресечение) тех или иных действий, нарушающих (ущемляющих) право или создающих угрозу для его нарушения, в том числе путем лишения или ограничения прав одного лица в целях защиты прав другого лица (ст. ст. 65, 68-71, 73, 77 СК); - принуждение к исполнению обязанности (ст. ст. 80, ст. 115 СК); - прекращение или изменение правоотношений (ст. 101, 140-143, п. 2 ст. 152 СК); - иные способы, предусмотренные СК РФ. Для осуществления судебной защиты используются определенные средства. В юридической литературе нет единого подхода к определению понятия средства правовой (судебной, административной) защиты. По мнению одних ученых, средством правовой защиты является иск, заявление, жалоба. Другие ученые считают средством правовой защиты считают решение суда, постановление административного органа. По мнению третьих, к средствам судебной защиты семейных прав следует отнести иск (заявление, жалобу), судебное постановление (решение, заочное решение, судебный приказ, определение об утверждении мирового соглашения), кассационную и надзорную жалобы, заявление о пересмотре заочного решения, заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, участие органов опеки и попечительства в разбирательстве споров, связанных с воспитанием детей, учет мнения ребенка при разрешении спора. Виды средств судебной защиты определяются характером возникшего правоотношения, заявленным требованием, правовым положением субъекта семейных правоотношений, порядком вынесения, обжалования и содержанием судебных постановлений и другими условиями. Защита семейных прав осуществляется судом, органами опеки и попечительства, прокурором, органами загса, нотариатом и др. Меры защиты и ответственности в СП. Меры защиты следует отличать от мер ответственности. Во-первых, защита служит восстановлению нарушенного права, ответственность представляет собою дополнительное для правонарушителя обременение. Во-вторых, применение мер ответственности предполагает наличие вины в действиях (бездействии) правонарушителя. Меры же защиты используются безотносительно к наличию или отсутствию вины, ее степени. Наконец, ответственность, как правило, мера крайняя. А защита наступает, должна наступать всякий раз, когда нарушается право. 3. Ответственность в семейном праве. В юридической литературе ответственность рассматривается как сложное социально-правовое явление, которое служит предпосылкой правопослушания, формой самозащиты общества, реакцией на правонарушение. Ответственность можно определить как неблагоприятные правовые последствия, которые выражаются в виде определенных лишений, дополнительных обременений для правонарушителей, устанавливаемых в санкции правовой нормы Специфика семейных правовых отношений отражается на характере и сущности оснований ответственности по семейному праву. Как известно, юридическая ответственность наступает при наличии состава правонарушения. В гражданском праве, например, к числу таких элементов относятся: противоправное действие, вредный результат и причинная связь как объективные основания состава и вина правонарушителя как субъективный фактор состава. Все эти положения, верные для гражданского права и для других отраслей права, не могут быть в полной мере применимы к семейному праву. В семейном праве такими основания являются: 1. Противоправное поведение 2. Вредные последствия 3. Причинная связь между противоправным поведением и вредом 4. Вина. Если руководствоваться чисто хронологическими соображениями, то следует признать, что первичным из элементов состава оснований ответственности является противоправность поведения. Именно в силу противоправности поведения лица возникают для него установленные законом неблагоприятные последствия. Понятие противоправности не имеет особой специфики в семейном праве по сравнению с установленным содержанием этого понятия в теории права вообще. Противоправным считается поведение, нарушающее требования закона, а также субъективные права или обязанности граждан. Противоправное поведение лица может выражаться как в форме действия, так и бездействия. Этот вывод относится и к семейному праву. Например, недостойное поведение супруга, умышленное преступление (ст. 119 СК) может быть результатом только действия. В форме бездействия они выступать не могут. Напротив, неуплата алиментов характеризует поведение лица как бездействие. В некоторых случаях определяемое законом противоправное поведение может быть результатом действия, либо бездействия, либо того и другого вместе. Например, жестокое обращение с ребенком (ст.65 СК РФ) может выступать в виде истязаний, избиений ребенка (действие) либо в виде неоказания ребенку надлежащей помощи, в которой он нуждается, если это неоказание вызывает страдание ребенка (бездействие). Отсутствие противоправности исключает семейно-правовую ответственность. Наличие вреда (ущерба) как следствия противоправного действия – следующий необходимый признак правонарушения, вызывающий семейно-правовую ответственность. Под вредом обычно понимается умаление того или иного личного или имущественного блага. Субъект семейного права, как правило, несет ответственность за противоправное действие независимо от того, наступают ли в результате этого какие-либо вредные последствия или нет. Так, по ст. 92 СК РФ суд, принимая во внимание недостойное поведение супруга, требующего выплаты ему алиментов, может освободить другого супруга от его содержания или ограничить эту обязанность определенным сроком. Ст. 87 СК РФ связывает с уклонением от выполнения родительских обязанностей освобождение совершеннолетних трудоспособных детей от содержания своего нетрудоспособного нуждающегося в помощи родителя, а ст. 69 СК РФ – лишение родительских прав за уклонение от выполнения своих родительских обязанностей по воспитанию детей или злоупотребление своими родительскими обязанностями, жестокое обращение с детьми или отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома либо иного учреждения. Во всех этих случаях также достаточно самих по себе противоправных действий, описанных в законе, чтобы последовала установленная им ответственность. Конечно, в жизни описанные выше действия могут вызывать вредные последствия, выражающиеся в определенных конкретных формах (например, плохая учеба ребенка вследствие уклонения родителя от воспитания, психические или физические травмы вследствие жестокого обращения с детьми и пр.). Но наличие их не обязательно для применения предусмотренных в законе случаев. Из анализа законодательства следует, что вредные последствия в качестве элемента состава правонарушения в семейном праве обязательны лишь в тех случаях, когда закон сам указывает на это. Так, в ст. 39 СК РФ наряду с рассмотрением оснований для уменьшения доли одного из супругов при разделе общей совместной собственности говорится и о расходовании общего имущества супругов в ущерб интересам семьи. Таким образом, для применения правила ст. 39 СК РФ недостаточно одного факта расходования супругом средств из общей совместной собственности. Необходимо, чтобы это производилось в ущерб семье. Таким образом, состав семейного правонарушения характеризует то, что он динамичен. В одних случаях ответственность возможна уже при наличии противоправности, в других – требуется еще и наступление определенных, указанных в законе вредных последствий. Того единства этих элементов, которое имеет место в гражданском праве, здесь не наблюдается. С учетом роли в составе семейного правонарушения фактора вредных последствий определяется место и значение следующего его элемента – причинной связи между противоправным действием и наступившими последствиями. В тех случаях, когда вредные последствия не являются обязательным элементом состава правонарушения, отпадает какая-либо необходимость и в установлении причинной связи, даже тогда, когда вред противоправными действиями будет причинен. Состав правонарушения в этом случае усеченный, неполный. Вина относится в составе семейного правонарушения к числу его постоянных элементов. Значение вины в составе семейного правонарушения особенно важно в силу его усеченности, неполноты. Ослабление влияния на определение ответственности таких элементов, как вредные последствия и причинная связь, усиливает «нагрузку» на другие факторы, в том числе и на вину. Динамичность состава семейного правонарушения предопределяет необходимость по-разному подходить к формулированию понятия вины субъекта для решения вопроса об его ответственности. В правонарушениях, в которых наличествует элемент вредных последствий, вина субъекта выступает в совокупности обоих составляющих ее факторов: психического отношения лица к своим противоправным действиям и к тому вредному результату, который этими действиями вызывается. Семейное законодательство содержит следующие специфические формы ответственности субъектов семейных правоотношений: 1. Ограничение использования отдельных прав и обязанностей, принадлежащих субъектам семейных правоотношений. Например, отобрание ребенка без лишения родительских прав (ограничение родительских прав) (ст. 73 СК РФ). Эта мера была известна и законодательству о браке и семье, предшествовавшему ныне действовавшему (примеч. к ст. 46 КЗоБСО РСФСР 1926 г.). Как санкция за правонарушение отобрание имеет место только при виновном поведении данного лица. Она назначается в тех случаях, когда обстоятельства дела свидетельствуют о временном характере опасного для ребенка поведения и имеются основания рассчитывать на изменение этим лицом поведения в лучшую сторону. Ограничение в праве как семейно-правовая санкция характеризуется тем, что при ее применении наступает невозможность реализации права или совокупности прав. Сами по себе права за лицом сохраняются, но какой-то период лицо лишается возможности их осуществления. Другая характерная черта ограничения прав в семейном праве состоит в том, что оно является всегда временной мерой. Именно это отличает ее от лишения субъективного права, носящего постоянный характер. 2. Лишение субъективного права – это наиболее суровая семейно-правовая санкция, применяемая как крайняя мера в исключительных случаях. Главное, что характеризует семейно-правовые санкции данной группы, - утрата лицом соответствующего субъективного права и невозможность его восстановления в будущем (за отдельными исключениями). Поэтому для ее применения требуются такие серьезные основания, которые свидетельствовали бы о злостном пренебрежении лицом своими права и обязанностями. Супруги имеют равные права на общее совместное имущество, однако при неполучении, например, одним из супругов доходов по неуважительным причинам или расходовании общего имущества в ущерб интересам семьи доля этого супруга может быть уменьшена (ст. 39 СК РФ). Таким образом, супруг лишается права на раздел имущества на основе равенства долей. В основе лишения этого субъективного права лежит виновное поведение самого этого супруга. В будущем восстановление этого субъективного права невозможно. Ст. 92 СК РФ предусматривает условия, при которых допускается освобождение супруга от обязанности предоставления средств на содержание другого супруга. Освобождение этого супруга от такой обязанности одновременно означает лишение другого супруга соответствующего права. К санкции, принадлежащей к рассматриваемой группе семейно-правовых санкций, относится освобождение детей от обязанности по содержанию родителей, если будет установлено, что родители уклонялись от выполнения обязанностей родителей (п. 4 ст. 87 СК). Эти семейно-правовые санкции также сформулированы как освобождение от обязанностей, но поскольку этим обязанностям противостоят соответствующие права других субъектов семейно-правовых отношений, то эти санкции и есть не что иное, как лишение данных субъектов их субъективных семейных прав. Эти санкции применяются «однажды и навсегда» (за некоторыми исключениями). Такова сама по себе их природа и конструкция. Наиболее тяжким видом санкции в семейном праве является лишение родительских прав (далее – ЛРП). Это – крайняя мера. Она применяется тогда, когда иные способы воздействия на родителя не оказывают влияния. Особенности ЛРП как семейно-правовой санкции состоит в том, что в отличие от иных семейно-правовых санкций этой группы законом допускается восстановление родительских прав. 3. Отказ в защите права. Вопрос о том, возможно ли относить отказ в защите права к формам ответственности, является в литературе спорным. По мнению Е.М. Ворожейкина, для этого нет препятствий: при определенных условиях отказ в защите права выступает как особая семейно-правовая санкция, применяемая за виновное противоправное поведение, ненадлежащее использование своих прав или неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей (например, в ст. 68 СК РФ. В данном случае родитель не лишается родительских прав, ему по-прежнему принадлежит право на воспитание ребенка (и соответствующие ему обязанности), он имеет право на общение с ним, несет обязанности по его содержанию. Отказ в удовлетворении иска о возврате ребенка родителям не лишает их права вновь обратиться с таким иском в будущем, и, если это будет в интересах ребенка, суд вправе такой иск удовлетворить). С Ворожейкиным не согласна А.М. Нечаева, по мнению которой ни о какой ответственности в данном случае говорить не приходится, т.к. и после отказа в иске родительские права и обязанности сохраняются. Особенностью семейно-правовой ответственности является также то, что неблагоприятные последствия за нарушение семейных прав и обязанностей предусматриваются не только семейным законодательством. Лишение родительских прав – единственная мера семейно-правовой ответственности, предусмотренная ст. 69 СК. После лишения родительских прав родители теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав, в том числе право на получение от него содержания (ст. 87 СК), а также право на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей (ст. 71 СК РФ). Лица, лишенные родительских прав, не могут быть усыновителями лица, опекунами (попечительства), приемными родителями, что явно является дополнительным обременением в виде утраты такого социального блага как возможность стать воспитателем другого ребенка. Из существующих видов правовой ответственности к правонарушениям в сфере, регулируемой семейным законодательством, применимы: дисциплинарная, административно-правовая, гражданско-правовая, жилищно-правовая, уголовно-правовая. При дисциплинарной ответственности они сводятся к взысканиям, предусмотренным ст. 192 нового Трудового кодекса РФ от 30.12.2001 г. Сюда входят: 1) замечание; 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям. Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категории работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания. Не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине. Меры административно-правовой ответственности лиц, не исполняющих обязанности по содержанию и воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних детей, сводятся к предупреждению или наложению административного штрафа в размере от ста до пятисот рублей на родителей или иными законных представителей (ст. 5.35 КоАП РФ). Особое место среди мер ответственности за ненадлежащее воспитание занимают гражданско-правовые. Они касаются ответственности за вред, причиненные несовершеннолетними, не достигшими 14 лет (ст. 1073 ГК РФ). Эта ответственность возлагается на родителей (усыновителей) или опекунов, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине. (п. 2 в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ) Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора. (п. 3 в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ) Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда. ( п. 4 в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ) Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда. Гражданское законодательство предусматривает и иные неблагоприятные последствия. Так, согласно абз. 2 п. 1 ст. 1117 ГК РФ не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства. Большая часть из числа названных неблагоприятных для родителя-нарушителя прав ребенка последствий практического значения не имеет. Другое дело – возможность утраты права на жилую площадь. Пункт 3 ст. 71 СК РФ ссылается на жилищное законодательство. В соответствии с ч. 2 ст. 91 ЖК РФ возможно выселение без предоставления гражданам другого жилого помещения лиц, лишенных родительских прав, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано невозможным. Статья 157 УК РФ предусматривает уголовную ответственность родителей за неисполнение обязанности по содержанию детей. Так согласно ч. 1 данной статьи злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

БРАК

  1. Понятие и правовая природа брака

  2. Условия и препятствия для заключения брака

  3. Порядок заключения брака

  4. Понятие и основания прекращения брака

  5. Расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния

  6. Расторжение брака в суде

  7. Недействительность брака



 


  1. Понятие и правовая природа брака

Обращаясь к семантической основе термина “брак”, следует отметить, что данное слово происходит от древнеславянского “борочити”, что означает отчуждать что-либо негативное и отбирать лучшее1. Этим, в частности объясняется двойственность значения рассматриваемой категории, с одной стороны, воспринимаемой как союз мужчины и женщины, порождающий родственные отношения, с другой – в качестве определения чего-либо некачественного, требующего доработки, исправления или изъятия2.

В большинстве других родственных русскому языку такого явления не существует. Например, у многих славянских народов – украинского, белорусского, польского, чешского – брачный союз определяется словом “шлюб” от древнеславянского термина “сълюбъ” – торжественное обещание, “слюбытись” – означает договориться3.
Ныне действующий СК РФ, как, впрочем, и предшествующие ему акты, действовавшие на территории страны, не содержит легального определения термина “брак”.
В учебной и научной литературе по семейному праву отмечается, что понятие “брак” может употребляться как в социологическом смысле, так и в юридическом значении4.

^ В социологическом смысле под браком понимается “исторически обусловленная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между женщиной и мужчиной, устанавливающая их отношения друг к другу и детям”5, или как “союз между двумя лицами мужского и женского пола, посредством которого регулируются отношения между полами и определяется положение ребенка в обществе”6.

^ В юридическом смысле отсутствует единое понимание брака.

В дореволюционный период Г.Ф. Шершеневич определял брак как “союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном согласии и заключенный в установленной форме”7. Д.И. Мейеру брак представлялся как “союз двух лиц разного пола, основанный на чувстве любви, который имеет назначением – пополнить личность отдельного человека, неполную в самой себе, личностью лица другого пола”8, а также как “союз…, удовлетворяющий известным юридическим условиям и дающий известные гражданские последствия”9.

Предложенные понятия брака, несмотря на то, что подвергались критике в советском семейном праве, явились определяющими для последующего обоснования точек зрения именно как на добровольный союз мужчины и женщины.

В послереволюционный период появились понятия так называемого “социалистического брака”, в которых подчеркивались свобода и добровольность как его отличительные особенности от “брака буржуазного”. Одновременно констатировался тот факт, что в законодательстве зарубежных стран брак, как правило, рассматривается не в виде свободного и равноправного союза мужчины и женщины, а как гражданско-правовая сделка10. При этом подчеркивалось, что брак не может быть договором или сделкой, а является “юридически оформленным свободным и добровольным союзом мужчины и женщины, направленным на создание семьи и порождающим взаимные права и обязанности и имеющим целью рождение и воспитание детей”11. В определении А.И. Пергамент было добавлено лишь слово “равноправный”12, а Г.К. Матвеев подчеркнул, что это - “в принципе пожизненный союз”13. Причем такой подход к определению целей заключения брака и создания мужчиной и женщиной семьи был характерен не только для советского семейного права, но и находил отражение в законодательстве некоторых зарубежных стран (например, § 1353 Гражданского уложения Германии)14.

В современной юридической литературе встречаются следующие определения брака.

По мнению Л.М. Пчелинцевой, “брак представляет собой важнейший юридический факт, вызывающий возникновение семейно-правовых связей, и представляет собой свободный и добровольный союз мужчины и женщины, заключаемый в установленном порядке с соблюдением требований закона, направленный на создание семьи”15.

А.М. Нечаева подчеркивает, что “брак – это:

  • союз мужчины и женщины, влекущий за собой правовые последствия;

  • форма отношений между лицами разного пола;

  • своеобразный символ как для вступающих в брак, так и для государства”16.

С точки зрения М.В. Антокольской, “соглашение о заключении брака по своей природе не отличается от гражданского договора. В той части, в какой оно регулируется правом и порождает правовые последствия, оно является договором”. При этом брак во внеправовой сфере может расцениваться вступающими в брак “как клятва перед богом или как моральное обязательство или как чисто имущественная сделка”. Однако сама же Антокольская М.В. отмечает, что большинство ученых-правоведов в РФ не признают соглашение о заключении брака гражданским договором, так как будущие супруги не могут определять для себя содержание брачного правоотношения в силу того, что их права и обязанности установлены императивными нормами закона, что не характерно для договорных правоотношений. Кроме того, цель заключения брака – не только возникновение брачного правоотношения, но и создание союза, основанного на любви, уважении, взаимопомощи, взаимной поддержке и т.п.17.

Солидаризируясь с М.В. Антокольской о договорной природе брака, Тарусина Н.Н. настаивает на семейно-правовой, вполне суверенной от гражданско-правовой, природе брачного отношения18.

Леженин В.Н. указывает, что соглашение о заключении брака по некоторым элементам схоже с гражданско-правовым договором, но имеет свою специфику, связанную с особенностями семейных правоотношений19.

Артемов Г.А. утверждает, что брак представляет сложную систему отношений, имеющую в широком понимании этого слова договорную природу, основанную на соглашении брачующихся, которое влечет за собой возникновение как юридических, так и неюридических последствий20.

Матвеева Н.А. полагает, что перечисленные выше подходы к пониманию брака как союза и как специфического гражданско-правового договора не противоречат друг к другу и отмечает, что по своей природе брак является договорным союзом мужчины и женщины, поскольку основывается на взаимном волевом их соглашении, вступающим в силу после его государственной регистрации21.

Таким образом, все имеющиеся точки зрения по вопросу о правовой природе брака в наиболее общем виде можно свести к пониманию брака как таинства, как института особого рода (sui generis) и как договора.

С точки зрения религии “брак представляется учреждением, состоящим под покровительством божества; по учению православной церкви – даже учреждением, совершаемым с его участием, таинством”22.

В католицизме сегодня брак рассматривается как “союз двух людей на всю жизнь”. Православие определяет брак как таинство, в котором при свободном перед священником и церковью обещании брачующимися об их взаимной супружеской верности, благославляется их супружеский союз в образе духовного союза Христа с церковью и опосредованно дается благословение на рождение и христианское воспитание детей. Ислам рассматривает брак не как некое “таинство”, а как договор о совместной жизни, который лишь в крайних случаях может быть прерван путем развода. Супружеский союз рассматривается как средство достижения успокоения души23.

Концепция брака как института особого рода имела немало сторонников в России, как в прошлом, так и в настоящем. Ее приверженцы отказываются от признания доминантной роли контрактной природы брака. Авторы отражают в своих определениях брачного союза совокупность основных условий, при наличии которых сожительство лиц разного пола приобретает законный характер и влечет все последствия юридически оформленного брака. Ученые, придерживающиеся данной точки зрения, считают, что соглашение о заключении брака нельзя признавать гражданско-правовым договором и в понятии брак ключевым словом выступает слово “союз”.

И, наконец, третья концепция, которая в последнее время становится все более распространенной, это представление о браке как договоре. Договорная теория базируется, прежде всего, на трех постулатах, создающих образ брака-договора: требованиях к его форме и условиях действительности; возможности получения возмещения убытков в результате расторжения брака, а также права уйти от законного имущественного режима и предусмотреть договорный режим24.

На наш взгляд, брак не следует отождествлять с гражданско-правовым договором. Как верно отмечал О.С.Иоффе, цель вступления в брак – желание лиц получить государственное признание созданного союза, основа которого – взаимная любовь и уважение. Как только эта основа будет подорвана, брак может прекратиться в любое время, что невозможно в гражданско-правовых сделках25.

Таким образом, мы солидарны с представителями тех ученых, которые рассматривают брак как союз мужчины и женщины, заключенный с целью создания семьи, с соблюдением требований закона об условиях и порядке заключения брака, и порождающий для супругов взаимные личные и имущественные права и обязанности.

Аналогичные определения брака содержатся в украинском и белорусском семейном законодательстве. Так, согласно п. 1 ст. 21 СК Украины браком считается семейный союз женщины и мужчины, зарегистрированный в государственном органе регистрации актов гражданского состояния. А ст. 12 КоБС Беларуси определяет брак как добровольный союз мужчины и женщины, который заключается в порядке, на условиях и соблюдением требований, определенных законом, направлен на создание семьи и порождает для сторон взаимные права и обязанности26.

Полагаем, опыт наших соседей может быть позаимствован российским законодателем. Наличие в СК РФ понятия брака, содержащего все его основные признаки, способствовало бы более правильному пониманию брачных правоотношений.


  1. Условия и препятствия для заключения брака

В СК РФ предусмотрены условия заключения брака и препятствия к его заключению.

Условия вступления в брак – это обстоятельства, при наличии которых брак может быть зарегистрирован в органе записи актов гражданского состояния, и будет иметь правовую силу.

Препятствия к заключению брака – обстоятельства, при наличии которых заключение брака невозможно или неправомерно.

В ст. 12 СК РФ закреплено два условия заключения брака:

  • взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак;

  • достижение ими брачного возраста.

^ Взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, должно быть высказано ими свободно и независимо. Их обоюдная воля на заключение брака должны быть выражена лично, поэтому не допускается заключение брака через представителя по доверенности либо заочно. В современной юридической литературе взаимное согласие на вступление в брак рассматривается как “согласованное волеизъявление будущих супругов, направленное на возникновение брачного правоотношения”27.

Волеизъявление сторон на вступление в брак должно быть осознанным и они должны отдавать отчет в своих действиях. Свободное вступление в брак свидетельствует не только о взаимной и осознанной готовности к созданию семьи лиц, вступающих в брак, но и означает отсутствие принуждения в форме физического или психического насилия на их волю со стороны кого бы то ни было (угрозы, избиения, принуждения со стороны родителей, родственников, знакомых и иные способы воздействия на психику). Взаимное согласие стать мужем и женой будущие супруги выражают дважды: во-первых, при подаче письменного заявления в орган загса и, во-вторых, устно, непосредственно во время государственной регистрации брака.

Согласно ст. 26 Закона об актах гражданского состояния, лица, вступающие в брак, подают в письменной форме совместное заявление о заключении брака в орган записи актов гражданского состояния. В совместном заявлении должны быть подтверждены взаимное добровольное согласие на заключение брака, а также отсутствие обстоятельств, препятствующих заключению брака. В совместном заявлении о заключении брака также должны быть указаны следующие сведения:

фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, возраст на день государственной регистрации заключения брака, гражданство, национальность (указывается по желанию лиц, вступающих в брак), место жительства каждого из лиц, вступающих в брак;

фамилии, которые избирают лица, вступающие в брак;

реквизиты документов, удостоверяющих личности вступающих в брак.

В случае, если одно из лиц, вступающих в брак, не имеет возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления, волеизъявление лиц, вступающих в брак, может быть оформлено отдельными заявлениями. Подпись заявления лица, не имеющего возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, должна быть нотариально удостоверена.

Вторым обязательным условием заключения брака является достижение брачного возраста лицами, вступающими в брак.

В России установлен единый брачный возраст для мужчин и женщин – 18 лет (ст. 13 СК). При этом данная статья содержит запись, что порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет, могут быть установлены законами субъектов РФ.

По данным Аналитического управления Государственной Думы этим правом на 1998 год воспользовались 11 из 89 субъектов РФ (Московская, Мурманская, Владимирская, Калужская, Вологодская, Нижегородская, Рязанская, Тверская, Самарская, Ростовская, Камчатская области). В 10 регионах порядок и условия вступления в брак установлены специальными законами и лишь в Новгородской области рассмотрены среди других в законе “О регулировании некоторых вопросов семейных отношений в Новгородской области”. В Рязанской области порядок и условия вступления в брак этой категории несовершеннолетних граждан определены постановлением главы администрации области и соответствующими приложениями. В законодательных актах большинства регионов речь идет о разрешении вступать в брак лицам, не достигшим брачного возраста. И лишь в Ростовской, Вологодской и Новгородской областях использован устаревший термин “снижение брачного возраста”, применявшийся ранее (ч. 3 ст. 15 КоБС РСФСР) и не употребляемый ныне в СК28.

Анализ регионального законодательства показывает, что законодатели субъектов РФ по-разному определяют:

  • минимальный возраст вступления в брак (в законах Ростовской, Московской, Вологодской, Владимирской, Самарской, Калужской областей этот возраст определен в 14 лет, Тверской, Мурманской и Рязанской – в 15 лет, в законах Новгородской и Орловской областей, в СК Башкортостана возрастные ограничения отсутствуют, однако законом Новгородской области введено условие в виде достижения одним из лиц, желающих вступить в брак, возраста 16 лет)29;

  • перечень особых обстоятельств, при наличии которых несовершеннолетним лицам может быть разрешено в виде исключения вступление в брак. Так, законодатели Московской, Владимирской, Калужской и Самарской областей признали особыми лишь три обстоятельства: беременность, рождение ребенка и непосредственную угрозу жизни одной из сторон30; в законе Орловской области он дополнен таким обстоятельством, как отсутствие обоих родителей (лиц, их заменяющих) у вступающего в брак; в Рязанской, Ростовской областях перечень обстоятельств не является исчерпывающим: разрешение может быть дано при вышеназванных и “других чрезвычайных обстоятельствах”)31.

В соответствии с законом Самарской области “О порядке и условиях вступления в брак несовершеннолетних граждан в Самарской области” от 2 декабря 1996 г. № 19-ГД (ред. 07.10.2002 № 62-ГД)32 разрешение на вступление в брак несовершеннолетних граждан оформляется правовым актом органов местного самоуправления либо их должностных лиц по местожительству лиц, желающих вступить в брак (ст. 1). Для получения такого разрешения, кроме заявления несовершеннолетних, необходимо представить в орган опеки и попечительства документы, подтверждающие наличие уважительных причин (для несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет), особых обстоятельств и письменное согласие родителей (усыновителей или попечителей) (для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет).

Знакомство с законодательством других государств, устанавливающих минимальный возраст вступления в брак, позволяет обнаружить довольно большую пестроту в определении его границ33. В принципе они колеблются от 12 до 18 лет для женщин и от 14 до 21 года для мужчин. В европейских странах, например, существует либо одинаковый для женщины и мужчины брачный возраст – 18 лет (Болгария, Германия34), либо брачный возраст мужчины несколько выше (в Венгрии 18 лет для молодого человека, 16 лет для девушки, в Польше соответственно 21 год для юноши, 18 лет для женщины). Что касается государственных предписаний относительно брачного возраста в бывших “капиталистических странах”, то они отличаются большим разнообразием. Так, в Англии могут вступать в брак лица, достигшие 16 лет, во Франции – женщины, которым исполнилось 15, мужчины – 18 лет. В Японии брачный возраст для мужчин – 18 лет, для женщин – 16 лет. При этом, если в брак вступают лица моложе 20 лет, необходимо получить согласие их родителей. В Канаде (провинция Квебек) минимальный брачный возраст для девушек – 12 лет, для молодого человека – 14 лет.

Наряду с условиями заключения брака в СК РФ предусмотрены препятствия к заключению брака. В соответствии со ст. 14 СК к ним относятся:

  • наличие другого зарегистрированного брака;

  • наличие близкого родства у будущих супругов;

  • наличие отношений усыновления между лицами, желающими вступить в брак;

  • недееспособность одного из вступающих в брак.

Итак, одним из препятствием к вступлению в брак является другой брак, зарегистрированный в установленном законом порядке. Запрет на заключение брака при наличии другого зарегистрированного брака основан на принципе единобрачия (моногамии).

Моногамия (единобрачие) относится к одному из элементарных для цивилизованного общества требований. Поэтому полигамия (многоженство) в большинстве государств запрещена35. Исключение составляют страны, где сильно влияние мусульманской религии, обычаев, традиций, допускающих многоженство. Полигамия существует также в некоторых районах Африки южнее Сахары, там, где мусульманские обычаи совпадают с более древними племенными обычаями.

Рассматриваемый запрет не распространяется на фактические брачные отношения, поскольку закон не придает им правового значения.

Следующее обстоятельство, препятствующее заключению брака, - наличие близкой родственной связи: между родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии – родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками, и по боковой линии: между полнородными и неполнородными братьями и сестрами.

Запрещение браков между близкими родственниками обусловлено прежде всего медико-биологическими соображениями, так как кровное родство отрицательно сказывается на здоровье потомства. Ученые, изучающие закономерности перехода индивидуальных признаков от родителей к их потомству, установили, что передача наследственных признаков определяется особыми структурами ядра зародышевой клетки – хромосомами, нитями, вдоль которых располагаются гены, ответственные за передачу всех наследственных признаков организма. Каждая зародышевая клетка несет тысячи генов, от каждого из них зависит какой-то определенный процесс в развитии всего организма. Хромосомы обладают уникальной способностью удваиваться, и при делении клеток в каждую из них попадают такие гены, которыми обладала родительская клетка. От родителей к детям переходит и склонность к заболеванию сходными болезнями. В браках между лицами, состоящими в родственных отношениях, существует наибольшая вероятность того, что может произойти совпадение патологических генов. А это вызовет появление у потомства той или иной наследственной болезни36.

Как отмечает А.М. Нечаева, недопустимость браков между лицами, близкими по крови, относится к числу универсальных требований современного общества. Правда, границы подобного рода запрета не всегда одинаковы37. Например, в Болгарии не допускаются браки между родственниками по прямой нисходящей и восходящей линии вплоть до четвертой ступени родства, в Румынии не разрешается брак при наличии внебрачного родства между желающими сочетаться браком, даже, если оно не установлено в определенном законом порядке. В то же время в других государствах возможны браки между двоюродными братьями и сестрами (Англия), дядей (тетей) и племянниками (племянницами) (Франция). Зачастую запрещаются браки между свойственниками (Англия, Чехословакия и др.). Во Франции, например, отец разведенного сына не может, пока тот жив, жениться на его бывшей жене38.

Иностранная статистика свидетельствует, что в среднем по разным странам частота браков между двоюродными братьями и сестрами составляет около 1 %. Наибольшее количество таких браков заключается в Японии (более 10 % от всех браков). Японские психологи подвергли исследованию детей от таких браков. Оказалось, что у них более низкий уровень умственного развития, чем у детей, родившихся от родителей, не связанных родством39.

Согласно п. 3 ст. 26 СК Украины в браке не могут состоять двоюродные братья и сестры, родные дядя, тетя и племянник, племянница. СК Белоруси, также как и СК РФ не запрещает такие браки40.

Полагаем, что в целях заботы о национальном генофонде, следовало в СК РФ предусмотреть норму, подобную п.3 ст. 26 СК Украины.

Запрещение регистрации брака между близкими родственниками, помимо биологических соображений, основано также и на морально-этических нормах, на которых основан и запрет браков между усыновителями и усыновленными. При отмене в судебном порядке усыновления при наличии для этого соответствующих оснований (ст. 141 СК) возможно заключение брака между указанными лицами. Правило ст. 14 СК РФ не распространяется на брак родственника усыновителя с родственником усыновленного. Что касается браков между усыновителями и потомством усыновленных, то в законе ничего прямо не говорится о недопустимости браков между ними. В литературе же высказано мнение, с которым следует согласиться, о невозможности подобных браков, так как на названных лиц должны распространяться те же правила, что и на родственников по прямой восходящей и нисходящей линии41.

Заботой о здоровом потомстве, создании нормальной семьи объясняется невозможность заключения брака между лицами, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным вследствие психического расстройства.

Кроме того, данный запрет можно объяснить также и тем, что лицо, признанное в установленном законом порядке недееспособным, не в состоянии выразить свою волю добровольно, свободно и осознанно, что является одним из условий заключения брака в России.

Рассмотренный перечень препятствий к заключению брака является исчерпывающим. Наличие каких-либо иных заболеваний не может служить преградой для заключения брака. Несколько иначе обстоит дело в некоторых других государствах42. Например, в Болгарии желающие сочетаться браком должны представить специальную Декларацию и медицинское свидетельство об отсутствии болезней, которые служат доказательством отсутствия препятствий к заключению брака. Перечень этих болезней в различных государствах также не совпадает. Например, в США, в штате Нью-Йорк, невозможно заключение брака и при установлении сифилиса43.

В Венгрии вступающим в брак впервые, если им не исполнилось еще 35 лет, необходимо получить письменное подтверждение о посещении ими консультации по вопросам охраны семьи и материнства44.

Несмотря на введение в российское законодательство института медицинского обследования лиц, вступающих в брак (ст. 15 СК РФ), такое обследование к условиям заключения брака не относится. Оно проводится добровольно с согласия лиц, вступающих в брак. Бесплатное медицинское обследование лиц, вступающих в брак, и их консультирование по медико-генетическим вопросам и вопросам планирования семьи проводят учреждения государственной и муниципальной системы здравоохранения по месту жительства вступающих в брак. Результаты обследования каждого из будущих супругов составляют медицинскую тайну и могут быть сообщены другому лицу, вступающему в брак, только с согласия прошедшего обследование, даже если в процессе обследования выявлена ВИЧ-инфекция. В соответствии с Федеральным законом “О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)” от 30.03.1995 года № 38-ФЗ (ред. 22.08.2004)45, лицо, у которого обнаружена ВИЧ-инфекция, уведомляется о необходимости соблюдать меры предосторожности во избежании распространения заболевания и предупреждается об уголовной ответственности по ст. 122 УК РФ за заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией46. Последствия сокрытия одним из супругов наличия у него венерического заболевания или ВИЧ-инфекции предусмотрено и в СК РФ (п. 3 ст. 15). Однако вряд ли можно признать данные меры эффективными, поскольку ни привлечение виновного супруга к уголовной ответственности, ни признание брака недействительным, не смогут компенсировать вред, причиненный здоровью одного из супругов.

В этой связи в литературе по семейному праву отмечается несовершенство редакции ст. 15 СК. Например, М.В. Антокольская полагает целесообразным предусмотреть обязательное сообщение результатов обследования лицу, с которым обследуемый намерен заключить брак, если обследуемый сам не отказывается от намерения вступить в брак после того, как узнал о наличии у себя неизлечимого заболевания, передающегося по наследству, или опасного инфекционного заболевания, как ВИЧ-инфекция, что позволило бы обеим сторонам принять осознанное решение о заключении в связи со значительным риском передачи заболеваний по наследству47.

Другие авторы предлагают ввести обязательное медицинское освидетельствование лиц, вступающих в брак на наличие вируса ВИЧ-инфекции с последующим представлением соответствующей справки органу загса и соответственно установить обязанность органов загса предупреждать гражданина о том, что его избранник является носителем ВИЧ-инфекции48.

На наш взгляд, предметом медицинского освидетельствования должно быть не только наличие или отсутствие ВИЧ-инфекции, но также и неизлечимых наследственных заболеваний с обязательным сообщением результатов обследования лицу, с которым обследуемый хочет заключить брак.

Подобные нормы содержатся в законодательстве некоторых зарубежных государств49. В частности, данная процедура является обязательной во Франции, хотя результаты медицинского обследования фактически не могут служить препятствием для вступления в брак. Законодательство ряда штатов США также устанавливает обязательное медицинское освидетельствование будущих супругов с целью предупреждения заключения брака с лицом, страдающим хронической болезнью50. Ст. 42 ГК Латвийской Республики обязывает будущих супругов представить свидетельство врача о состоянии здоровья. За представление ложных сведений виновные могут быть привлечены к уголовной ответственности51.

Если в процессе медицинского обследования стало известно о проведении одним из супругов операции по изменению полу, полагаем, что об этом должно быть сообщено другому супругу. Мы солидарны с М.Н. Малеиной в том, что необходимо внести изменения в ст. 61 Основ законодательства об охране здоровья граждан, обязывающую врача сообщать подобную информацию52, поскольку сокрытие таких сведений может впоследствии привести к тяжелой психологической травме супруга.


  1. Порядок заключения брака

Юридическое оформление брака состоит в его государственной регистрации. Согласно п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 10 СК РФ брак должен заключаться в органах записи актов гражданского состояния. Заключение брака между гражданами РФ, проживающими за пределами РФ, производится в дипломатических представительствах и консульских учреждениях (ст. 157 СК). Поэтому брак, заключенный любым иным способом и в другом учреждении, помимо указанных, не признается и не порождает никаких правовых последствий (за исключением тех случаев, о которых говорилось в параграфе 1 главы 1). В процессе обсуждения СК РФ предлагалось вернуть институт признания фактических брачных отношений, но это предложение не получило достаточной поддержки53.

Признание только зарегистрированного в государственных органах брака распространяется на подавляющее большинство государств54. Вместе с тем есть страны, где законным признается именно церковный брак (Египет, Иран, Ливия и др.). В ряде бывших капиталистических стран законным считается как гражданский, так и церковный брак. Его форма зависит от желания лиц, сочетающихся браком (Великобритания, Дания, Финляндия и др.)55.

К сожалению, российское законодательство не знает помолвки, обручения как обязательных стадий заключения брака. Во многих бывших капиталистических государствах заключению брака непременно предшествует обручение, суть которого в “предварительном соглашении” о вступлении в брак в виде обещания оформить его в будущем. При отказе сочетаться браком после обручения возникает обязанность возместить расходы, связанные с подготовкой к бракосочетанию56.

Аналогичные нормы сегодня предусмотрены и в семейном законодательстве Украины. Так, в частности, в соответствии со ст. 31 СК Украины помолвленными считаются лица, подавшие заявление о регистрации брака. Помолвка не создает обязанности вступления в брак, но лицо, отказавшееся от брака после подачи соответствующего заявления, обязано возместить второй стороне затраты, понесенные в связи с приготовлением к регистрации браке и свадьбе. Однако затраты не подлежат возмещению, если отказ от брака был вызван противоправным, аморальным поведением невесты или жениха, сокрытием одним из них обстоятельств, имеющих для отказавшегося от брака существенное значение (тяжелая болезнь, наличие ребенка, судимость и т.п.). В случае отказа от брака лица, получившего подарок в связи с предстоящим браком, договор дарения по требованию дарителя может быть расторгнут57.

Полагаем, что подобные нормы необходимо предусмотреть и в СК РФ.

Непосредственно сам порядок заключения брака регламентируется ст. 11 СК и гл. 3 Закона об актах гражданского состояния, согласно которым заключение брака производится в личном присутствии лиц, вступающих в брак. Это означает, что государственная регистрация заключения брака через представителя в РФ не разрешается.

Правило об обязательности личного присутствия при регистрации брака относится к числу общепринятых58.

В случае, если лица, вступающие в брак (одно из лиц), не могут явиться в орган записи актов гражданского состояния вследствие тяжелой болезни или по другой уважительной причине, государственная регистрация заключения брака может быть произведена на дому, в медицинской или иной организации в присутствии лиц, вступающих в брак.

Государственная регистрация заключения брака с лицом, находящимся под стражей или отбывающим наказание в местах лишения свободы, производится в помещении, определенном начальником соответствующего учреждения по согласованию с руководителем органа записи актов гражданского состояния (п.п. 6, 7 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния).

По общему правилу, заключение брака и государственная регистрация заключения брака производятся по истечении месяца со дня подачи совместного заявления о заключении брака в орган записи актов гражданского состояния (ст. 11 СК РФ, п. 2 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния). По совместному заявлению лиц, вступающих в брак, данный месячный срок, может быть изменен руководителем органа записи актов гражданского состояния при наличии уважительных причин, но не более чем на месяц. Ранее этот срок в соответствии со ст. 14 КоБС РСФСР мог быть увеличен до трех месяцев.

Ни СК, ни Закон об актах гражданского состояния не дают ни понятия, ни примерного перечня причин, которые в таких случаях могут быть признаны уважительными. Вопрос об этом решается руководителем органа загса исходя из оценки конкретных жизненных обстоятельств и сложившейся практики. Как правило, речь идет о призыве жениха на военную службу, отъезд кого-то из будущих супругов на длительный срок в командировку, беременность невесты, рождение ребенка, фактические брачные отношения и т.п.59.

Новым в порядке заключения брака в РФ является указание п. 1 ст. 11 СК на возможность заключения брака в день подачи заявления при наличии особых обстоятельств (беременности, рождения ребенка, непосредственной угрозы жизни одной из сторон и других особых обстоятельств). Особые обстоятельства должны быть подтверждены соответствующими документами.

По желанию лиц, вступающих в брак, государственная регистрация заключения брака может производиться в торжественной обстановке. О своем намерении произвести регистрацию брака в торжественной обстановке лица, вступающие в брак, могут заявить при подаче заявления о регистрации брака, при этом с них взыскивается дополнительная сумма госпошлины. Торжественная регистрация брака производится в специальном благоустроенном помещении, которое оборудовано необходимой мебелью (стол для регистрации брака), а также позволяющим вместить пришедших на регистрацию брака гостей. Торжественная регистрация брака производится в присутствии свидетелей. Необходимо отметить, что действующее законодательство не содержит прямого указания на необходимость участия в церемонии заключения брака свидетелей со стороны вступающих в брак лиц. Ранее, согласно п. 24 Инструкции о порядке регистрации актов гражданского состояния в РСФСР, утвержденной Постановлением СМ РСФСР от 17 октября 1969 г. № 592, по желанию вступающих в брак лиц регистрация брака могла быть произведена в присутствии свидетелей, родственников и знакомых, однако в соответствии с п. 10 Постановления Правительства РФ от 6 июля 1998 г. № 709 “О мерах по реализации Федерального закона “Об актах гражданского состояния” указанная Инструкция утратила силу60.

Государственная регистрация заключения брака не может быть произведена при наличии препятствующих заключению брака обстоятельств, установленных статьей 14 СК РФ.

Руководитель органа записи актов гражданского состояния может отказать в государственной регистрации заключения брака, если располагает доказательствами, подтверждающими наличие обстоятельств, препятствующих заключению брака (п. п. 8, 9 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния).

При государственной регистрации заключения брака супругам в записи акта о заключении брака по выбору супругов записывается общая фамилия супругов или добрачная фамилия каждого из супругов.

В качестве общей фамилии супругов может быть записана фамилия одного из супругов или, если иное не предусмотрено законом субъекта Российской Федерации, фамилия, образованная посредством присоединения фамилии жены к фамилии мужа. Общая фамилия супругов может состоять не более чем из двух фамилий, соединенных при написании дефисом (ст. 28 Закона об актах гражданского состояния).

Регистрация брака оформляется записью акта о заключении брака в книге актов гражданского состояния и выдачей свидетельства о заключении брака.

В запись акта о заключении брака вносятся сведения, предусмотренные ст. 29 Закона об актах гражданского состояния.

Требования к содержанию свидетельства о заключении брака установлены ст. 30 Закона об актах гражданского состояния.

За государственную регистрацию заключения брака, включая выдачу свидетельства, взыскивается государственная пошлина в размере 200 рублей (ст. 333.26 Налогового кодекса РФ от 05.08.2000 № 117-ФЗ (ред. 30.12.2006))61.

4. Понятие и основания прекращения брака

Под прекращением брака в теории семейного права понимается обусловленное наступлением определенных ЮФ прекращение супружеских правоотношений62. К юридическим фактам, прекращающим брак, согласно ст. 16 СК РФ относятся следующие обстоятельства:

  • смерть одного из супругов;

  • объявление одного из супругов умершим.

Специального оформления прекращения брака по указанным основаниям не требуется. Документом, подтверждающим прекращение брака вследствие смерти супруга, является свидетельство о смерти. В этом случае брак считается прекращенным с момента государственной регистрации смерти супруга. Документом, подтверждающим прекращение брака вследствие объявления судом умершим одного из супругов, является решение суда об объявлении супруга умершим. Во втором случае брак считается прекращенным со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим.

Кроме того, к числу правопрекращающих юридических фактов ст. 16 СК также относит расторжение брака.

Признание брака недействительным не отнесено законом к основаниям его прекращения.

Следует согласиться с Л.А. Смолиной, предлагающей кроме перечисленных оснований прекращения брака, таким юридическим фактом считать изменение пола одним из супругов63.

Итак, при жизни обоих супругов брак может быть прекращен путем его расторжения (развода). При этом следует иметь в виду, что может быть расторгнут только зарегистрированный в установленном законом порядке брак.

В соответствии с п. 2 ст. 16 СК РФ брак может быть прекращен путем его расторжения по заявлению одного или обоих супругов, а также по заявлению опекуна супруга, признанного судом недееспособным, что является новым по сравнению со ст. 30 КоБС РСФСР, предусматривающей расторжение брака только по заявлению одного или обоих супругов.

Правом на расторжение брака действующее законодательство наделяет каждого из супругов, за исключением случая, предусмотренного ст. 17 СК РФ. В ст. 17 воспроизведена имевшаяся в прежнем законодательстве норма о недопустимости предъявления мужем требования о расторжении брака без согласия жены во время ее беременности и в течение года после рождения ребенка (ст. 31 КоБС РСФСР). При этом следует иметь в виду, что Верховный Суд РФ в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака” разъяснил: “Это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года. При отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о расторжении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, суд прекращает производство по делу. Указанные определения не являются препятствием к повторному обращению в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст. 17 СК РФ”.

Данное ограничение не распространяется на жену, поэтому она имеет право в любое время обратиться с заявлением о расторжении брака в суд или орган загса, в зависимости от обстоятельств.

В соответствии с семейным законодательством брак расторгается либо в судебном, либо в упрощенном порядке органами записи актов гражданского состояния.

5. Расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния.

Из содержания ст. 18 СК следует, что основной порядок расторжения брака – это расторжение брака в органах загса. Органы загса не выясняют причин расторжения брака, не требуют доказательств невозможности сохранения семьи, не принимают меры по примирению супругов, т.е. бракоразводная процедура упрощена и не требует больших затрат сил и времени супругов.




В органах загса производится расторжение брака:

1) при взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей64;

2) по заявлению одного из супругов независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей в случаях, если другой супруг:

признан судом безвестно отсутствующим;

признан судом недееспособным;

осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет (п. 2 ст. 19 СК).

Взаимное согласие супругов на расторжение брака выражается в их совместном заявлении. В соответствии с п. 2 ст. 33 Закона об актах гражданского состояния, в этом совместном заявлении супруги должны подтвердить взаимное согласие на расторжение брака и отсутствие у них общих детей, не достигших совершеннолетия.

В случае, если один из супругов не имеет возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления, волеизъявление супругов может быть оформлено отдельными заявлениями о расторжении брака. Подпись такого заявления супруга, не имеющего возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, должна быть нотариально удостоверена.

При применении п. 2 ст. 19 СК РФ следует иметь в виду, что предусмотренный данным пунктом порядок расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния с лицами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства, не распространяется на случаи расторжения брака с лицами, ограниченными в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами. Расторжение брака по искам, предъявленным к указанным лицам, а также по искам этих лиц производится в общем порядке.

Учитывая, что в силу п. 2 ст. 19 СК РФ расторжение брака с лицами, признанными безвестно отсутствующими, независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей, производится в органах записи актов гражданского состояния, при обращении с таким иском к лицу, в отношении которого в течение года в месте его жительства отсутствуют сведения о месте его пребывания, судья разъясняет истцу порядок признания граждан безвестно отсутствующими (ст. 42 ГК РФ). Однако, если супруг не желает обращаться в суд с заявлением о признании другого супруга безвестно отсутствующим, судья не вправе отказать в принятии искового заявления о расторжении брака, а должен рассмотреть иск на общих основаниях (пункты 3-6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 15) .

Расторжение брака и государственная регистрация его расторжения производятся в присутствии хотя бы одного из супругов по истечении месяца со дня подачи супругами совместного заявления о расторжении брака по месту жительства супругов (одного из супругов) или по месту государственной регистрации заключения брака.

В запись акта о расторжении брака вносятся сведения, предусмотренные ст. ст. 37 Закона об актах гражданского состояния.

Каждому из супругов, расторгнувших брак, выдается свидетельство, содержание которого регламентировано ст. 38 Закона об актах гражданского состояния. С каждого из них взимается государственная пошлина, размер которой, также как и при заключении брака, установлен НК РФ.

Споры о разделе общего имущества супругов, выплате алиментов, о детях рассматриваются в судебном порядке независимо от расторжения брака в органах загса.

6. Расторжение брака в судебном порядке.

Общие основания расторжения брака в судебном порядке содержатся в ст. 21 СК РФ:

1) если у супругов есть общие несовершеннолетние дети, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 19 СК РФ;

2) если один из супругов не согласен на расторжение брака;

3) если один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния.

Сохраняя судебный порядок расторжения, законодатель, вместе с тем, в отличие от прежнего законодательства, предусматривает различные правила для расторжения брака при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака (ст. 22 СК РФ) и для расторжения брака при взаимном согласии на это супругов (ст. 23 СК РФ).

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 по делам о расторжении брака при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака суд в соответствии с п. 2 ст. 22 СК РФ вправе принять меры к примирению супругов и отложить разбирательство дела, назначив срок для примирения в пределах трех месяцев. В зависимости от обстоятельств дела суд вправе по просьбе супруга или по собственной инициативе откладывать разбирательство дела несколько раз с тем, однако, чтобы в общей сложности период времени, предоставляемый супругам для примирения, не превышал установленный законом трехмесячный срок.

Срок этот теперь наполовину сокращен (ранее – до 6 месяцев (ст. 33 КоБС).

Срок, назначенный для примирения, может быть сокращен, если об этом просят стороны, а причины, указанные ими, будут признаны судом уважительными. В этих случаях должно быть вынесено мотивированное определение.

Если после истечения назначенного судом срока примирение супругов не состоялось и хотя бы один из них настаивает на прекращении брака, суд расторгает брак.

^ Расторжение брака при взаимном согласии супругов на расторжение брака производится также в судебном порядке, если, во-первых, супруги имеют общих несовершеннолетних детей, и, во-вторых, если один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется65 от расторжения брака в органе загса (ст. 23 СК РФ).

Порядок расторжения при взаимном согласии супругов является упрощенным. Это выражается в том, что суд освобождается от необходимости выяснять мотивы развода и ограничивается установлением факта наличия такого согласия. Согласие ответчика может быть выражено как в письменном отзыве на исковое заявление, так и в форме собственноручной подписи на исковом заявлении. В последнем случае во избежание подлогов желательно удостоверить подпись в установленном порядке66. Согласие на расторжение брака может быть получено также в любой стадии судебного процесса. В таком случае оно либо фиксируется в протоколе, и соответствующая запись подписывается ответчиком, либо составляется отдельный документ, подписываемый ответчиком.

Упрощение процедуры расторжения брака тем не менее обязывает суд принять меры по защите прав и интересов несовершеннолетних детей, чьи родители разводятся.

В соответствии со ст. 24 СК РФ при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, о размерах этих средств либо о разделе общего имущества супругов. Если соглашение по перечисленным вопросам отсутствует либо нарушает интересы детей или одного из супругов, суд обязан: определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода, с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей; по требованию супругов (одного из них) произвести раздел имущества, находящегося в их совместной собственности; по требованию супруга, имеющего право на получение содержания от другого супруга, определить размер этого содержания.

Вышеупомянутые соглашения должны быть представлены суду в установленной форме.

В случае если раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц, суд в силу п. 3 ст. 24 СК РФ вправе, но не обязан выделить требование о разделе имущества в отдельное производство. В законе отсутствует четкое указание, о каких интересах каких третьих лиц идет речь. Содержащееся в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 разъяснение по этому вопросу является неполным. Как отмечает, Л. Бардин, в нем, в частности, отсутствует указание относительно акций и долей в хозяйственных обществах как совместно нажитого имущества супругов. И здесь вступает в действие судейское усмотрение. Судья может воспользоваться своим правом выделить в отдельное производство раздел имущества супругов, поскольку этот раздел, по ничем не обоснованному мнению судьи, затрагивает интересы третьих лиц. Судья также может воспользоваться своим правом отказать в принятии мер по обеспечению иска. Решение о расторжении брака принимается в самые кратчайшие сроки, а рассмотрение выделенного в отдельное производство дела о разделе совместно нажитого имущества может многократно откладываться по самым разным причинам67.

Когда же одновременно с иском о расторжении брака заявлено требование о взыскании алиментов на детей, однако другая сторона оспаривает запись об отце или матери ребенка в актовой записи о рождении, суду следует обсудить вопрос о выделении указанных требований из дела о расторжении брака для их совместного рассмотрения в отдельном производстве (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 15).

Заканчивая исследование оснований и порядка прекращения брака, следует обратить внимание на то, что ст. 25 СК РФ по-новому определяет время прекращения брака при его расторжении в суде. Если согласно ст. 40 КоБС РСФСР брак считался прекращенным со времени регистрации развода в книге регистрации актов гражданского состояния, то теперь с этим моментом закон связывает только прекращение брака, расторгаемого в органах загса, тогда как брак, расторгаемый судом, считается прекращенным со дня вступления решения суда в законную силу.

Указанное правило применяется при расторжении брака в суде после 1 мая 1996 года. Брак, расторгнутый в судебном порядке до 1 мая 1996 г., считается прекращенным со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния (п. 3 ст.169 СК РФ).

С прекращением брака у супругов прекращаются на будущее время личные неимущественные и имущественные правоотношения, существовавшие между супругами во время брака. При этом одни правоотношения прекращаются сразу после развода, другие могут быть сохранены либо по желанию супруга, например, сохранение брачной фамилии – ст. 32 СК; выплата компенсации супругу за расторжение брака по инициативе другого супруга согласно брачному договору – ст. 42 СК либо в силу прямого установления закона (например, ст. 90 СК).

С прекращением брака перестает действовать законный режим имущества супругов, т.е. режим их общей совместной собственности, но при условии, что супруги разделили совместно нажитое в браке имущество. Если супруги не разделили общее имущество, то и после развода оно продолжает оставаться общим с соответствующим правовым режимом, так как было нажито во время брака. Сам по себе развод не может превратить общую совместную собственность супругов в долевую или в раздельную собственность.

С расторжением брака супругами утрачиваются ряд других прав (например, право наследования по закону после смерти супруга; право на пенсию по случаю потери кормильца и др.).
7. Недействительность брака.

В законе не дается понятия недействительности брака, а лишь указываются условия, нарушение которых влечет недействительность брака (ст. 12-14 и п. 3 ст. 15 СК).

В юридической литературе недействительность брака можно встретить следующие определения. Так, например, В.П. Шахматов понимает под недействительностью брака его дефектность, обусловленную нарушением в момент его регистрации установленных требований, предъявляемых к вступающим в брак68.

Тарусина Н.Н. определяет недействительность как признанную судом порочность брака в связи с несоблюдением условий его заключения, последствием которой является аннулированние брачного отношения69.

Таким образом, при определении недействительности брака авторы указывают, что недействительность является правовым последствием нарушения условий заключения брака.

Что касается правовой природы этого института, его сущности, то здесь взгляды не столь единодушны.

По мнению одних ученых, признание брака недействительным представляет собой вид семейно-правовой ответственности.

Другие полагают, что это санкция, являющаяся мерой защиты70.

Так, Е.А.Поссе и Т.А.Фаддеева считают, что конкретное проявление санкций как меры ответственности либо как неблагоприятных последствий зависит от основания признания брака недействительным. Они полагают, что в основном признание брака недействительным является санкцией, не влекущей ответственности лиц, состоящих в недействительном браке, т.е. представляют собой неблагоприятные последствия71.

Позиция Е.М. Ворожейкина по данному вопросу сводится к тому, что недействительность брака не может безоговорочно рассматриваться как семейно-правовая санкция. Этот вывод подтверждается несколькими аргументами. Прежде всего, недействительность брака во многих случаях не содержит того главного признака, который характеризует правовую санкцию, - наличие неблагоприятных последствий.

Признание брака недействительным означает возврат сторон в прежнее правовое положение. Но ведь в ряде случаев лица, заключившие недействительный брак, к тому и стремятся, чтобы между ними не возникло супружеских правоотношений (например, при заключении фиктивного брака).

Таким образом, недействительность брака – это форма отказа государства от признания заключенного брака в качестве юридически значимого акта, выраженная в решении суда, вынесенного в порядке гражданского судопроизводства в связи с нарушением установленных законом условий заключения брака.

В соответствии со ст. 27 СК недействительным признается брак, заключенный с нарушением условий, установленных ст. ст. 12-14 и п. 3 ст. 15 СК РФ, а также в случае заключения фиктивного брака.

Каждый зарегистрированный в загсе брак предполагается законно совершенным, т.е. действительным. Признание брака недействительным производится только судом (п. 2 ст. 27 СК РФ) в порядке искового производства.

Конкретный перечень оснований для признания брака недействительным определен п. 1 ст. 27 СК, носит исчерпывающий характер.

Для признания брака недействительным достаточно подтверждения в суде одного из оснований:

  1. отсутствие взаимного добровольного согласия мужчины и женщины на заключение брака (принуждение, обман, заблуждение, неспособность лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими при заключении брака). В любом из перечисленных случаев, независимо от его конкретных проявлений, имеет место несоответствие формального выражения воли действительной воле вступающих в брак или ошибочное выражение воли (п. 1 ст. 12 СК РФ).

  2. недостижение брачующимися (одним из них) брачного возраста при заключении брака, если он не был снижен в установленном законом порядке (п. 1 ст. 12, ст. 13 СК РФ), однако суд может отказать в иске о признании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, а также при отсутствии его согласия на признание брака недействительным (п. 2 ст. 29 СК РФ).

  3. Безусловными основаниями признания брака недействительным являются нарушения представленных ст. 14 СК РФ требований о препятствиях к вступлению в брак. Поскольку они были достаточно подробно рассмотрены выше, мы не будем останавливаться на их анализе вновь.

  4. Одним из условий недействительности брака также является его фиктивность. Согласно п. 1 ст. 27 СК, фиктивным признается брак, заключенный без намерения создать семью как со стороны одного из супругов, так и обоих.

Обычно целью заключения фиктивного брака является получение прав и льгот, основанных на браке: права на жилплощадь, права на регистрацию по месту жительства супруга, права на наследство и другие. В связи с этим в теории семейного права подчеркивается необходимость отличать фиктивный брак от брака “по расчету”72 и несостоявшегося брака73, хотя закон о таких браках не упоминает.

“Несостоявшийся брак” - это брак, заключенный с нарушением правил его регистрации (например, брак зарегистрирован в отсутствие одного из брачующихся, заочно, через уполномоченное лицо, при предъявлении чужого паспорта и т.д.). “Несостоявшийся брак” юридически не существует и поэтому не нуждается в признании его недействительным. Актовая запись о таком браке аннулируется на основании судебного решения, вынесенного по иску заинтересованного лица (ст. 75 Закона об актах гражданского состояния). В известном смысле, считают В.П. Шахматов, Б.Л. Хаскельберг, недействительные и несостоявшиеся браки соотносятся между собой как оспоримые и ничтожные сделки74.

“Брак по расчету” – это брак, заключенный хотя и из определенных корыстных побуждений со стороны одного или обоих супругов, однако с безусловной фактической целью создания семьи, в отличие от фиктивного брака, где такая цель отсутствует.

Вопрос о наличии или отсутствии цели создании семьи должен решать судом на основе всестороннего и полного исследования всех имеющихся по делу доказательств в их совокупности. В частности, суды обращают внимание на наличие или отсутствие детей в браке, ведения супругами общего хозяйства, фактических брачных отношений помимо брака, на продолжительность брака75.

Так, по одному из судебных дел брак был признан недействительным на том основании, что стороны поддерживали семейные отношения непродолжительное время (стороны вступили в брак 28 февраля 1992 года, Б. была прописана на жилую площадь истца 5 июня 1992 года, а в ноябре 1992 года их семейные отношения прекратились), между ними имеется значительная разница в возрасте (37 лет). П. вступал в брак с тем условием, что ответчица будет ухаживать за ним, так как ему 86 лет и он страдает различными заболеваниями, а за это он отдаст ответчице квартиру. В решении суда отмечено, что свидетели Ч.В.А., Ч.В.В., К. пояснили, что брак между сторонами заключен фиктивно из-за квартиры76.

Или другой пример. М. обратилась в суд с иском к Б. о признании их брака недействительным. В обоснование своих исковых требований М. пояснила: в декабре 2000 года она вступила в брак с ответчиком. Совместных детей стороны не имеют. Как только брак был оформлен в органах загса, Б. сразу же уехал якобы на заработки. Через два месяца она вместе с несовершеннолетней дочерью переехала в двухкомнатную, купленную ею еще до замужества, квартиру. Б. в переезде не участвовал. Изредка появлялся и всякий раз без денег. Весной 2001 года истица зарегистрировала Б. как мужа сроком на один год, после чего он вновь исчез. Говорил, что не может без постоянной прописки найти работу в Москве. Летом 2001 года он потерял паспорт и стал настаивать на постоянной регистрации. М. уступила. Он опять уехал. Вскоре М. стало известно, что он живет в Москве с другой женой.

В судебное заседание ответчик не явился.

Материалами дела, показаниями свидетелей установлено: соседи видели Б. только один раз, да и то, во время скандала. Они слышали угрозы в адрес истицы, выстрелы, его крики, выдающие намерения разменять квартиру, которая якобы принадлежала ему.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, ст. 27 СК РФ, суд справедливо решил признать брак, заключенный между М. и Б., недействительным77.

Согласно п. 3 ст. 29 СК РФ брак не может быть признан фиктивным, если лица, зарегистрировавшие этот брак, до рассмотрения дела судом фактически создали семью.

Обратиться в суд с требованием о признании брака недействительным могут не любые лица. Круг субъектов, имеющих право предъявить такой иск, определен в ст. 28 СК и зависит от основания недействительности брака.

В некоторых случаях это может сделать:

  • только супруг, права которого нарушены (например, при заключении брака с лицом, скрывшим наличие у него ВИЧ-инфекции или венерической болезни);

  • прокурор (если брак был заключен при отсутствии добровольного согласия одного из супругов);

  • родители (если брак заключен лицом, не достигшим брачного возраста, при отсутствии соответствующего разрешения);

  • орган опеки и попечительства (например, если брак заключен с недееспособным лицом);

  • опекун супруга, признанного недееспособным;

  • другие лица, права которых нарушены таким браком.

К другим лицам можно отнести детей супруга от первого брака, супруга от предыдущего нерасторгнутого брака и др. Например, отец, имевший детей от одного брака, вступил в 1995 г. в другой брак. Однако, как выяснилось, первый брак не был расторгнут в установленном законом порядке. Супруги расторгли брак в суде в 1994 г., однако в орган записи актов гражданского состояния ни один из них не явился для регистрации расторжения брака. В соответствии с действовавшим в то время КоБС РСФСР брак считался расторгнутым при условии регистрации расторжения брака в органе записи актов гражданского состояния и получения супругами (или хотя бы одним из супругов) свидетельства о расторжении брака. Таким образом, первый брак фактически не был расторгнут. Супруг потерял паспорт и при его восстановлении не представил сведений о первом браке. Получив новый паспорт, супруг вступил в другой брак, который впоследствии по инициативе супруги от первого брака был признан недействительным. В 1997 г. супруг умер, и супруга от первого брака, претендуя на наследство как наследница по закону, обратилась в суд с просьбой признать второй брак недействительным, поскольку он был заключен с нарушением действующего законодательства. Суд удовлетворил исковые требования78.

Положения ст. 28 СК РФ в части права прокурора требовать признания брака недействительным необходимо рассматривать с учетом положений ст. 45 ГПК РФ, согласно которой прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

При принятии искового заявления о признании брака недействительным судье необходимо выяснить, по какому основанию оспаривается действительность брака (п. 1 ст. 27 СК) и относится ли истец к категории лиц, которые в силу п. 1 ст. 28 СК РФ вправе возбуждать вопрос о признании брака недействительным именно по этому основанию. Если заявитель не относится к таким лицам, судья отказывает ему в принятии искового заявления (п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15). При этом необходимо также учитывать: из содержания ст. 28 СК следует, что не имеют права требовать признания брака недействительным лицо, виновное в заключении недействительного брака, т.е. заведомо знавшее о нарушении требований закона.

Согласно п. 1 ст. 29 СК РФ, если к моменту рассмотрения дела отпали обстоятельства, препятствующие заключению брака, он может быть признан судом действительным. Такое решение суда называется санацией или оздоровлением брака.

К основаниям для вынесения судом решения о санации брака относятся:

  • достижение совершеннолетия супругом, который в момент заключения брака не достиг брачного возраста;

  • добровольное выражение согласия с браком супруга, чье свободное волеизъявление отсутствовало на момент заключения брака;

  • прекращение предыдущего брака или признание его недействительным;

  • отмена усыновления между супругами;

  • выздоровление недееспособного супруга и отмена решения суда о признании его недееспособным.

Суд не может признать брак фиктивным, если лица, вступившие в фиктивный брак, фактически создали семью до рассмотрения дела судом.

Новым в семейном законодательстве является закрепленное в п. 4 ст. 29 СК правило о том, что брак не может быть признан недействительным после его расторжения. Однако СК РФ устанавливает исключение из общего правила, предусмотренного п. 4 ст. 29 СК, в 2-х случаях:

а) наличие между супругами запрещенной законом степени родства;

б) состояние одного из супругов в момент регистрации в другом нерастрогнутом браке.

Это объясняется тем, что запрещенная степень родства имеет явно неустранимый характер на будущее время, а нарушение принципа единобрачия является на практике одним из наиболее распространенных оснований для признания брака недействительным.

Обращаясь в суд с иском, граждане часто слабо представляют себе, в чем отличие расторжения брака от признания его недействительным. В некоторых исковых заявлениях истцы просят расторгнуть брак и признать его недействительным. В таких случаях судье следует дать истцу соответствующие пояснения и уточнить исковые требования.

Правовые последствия признания брака недействительным отличаются от правовых последствий расторжения брака. Если следствием расторжения брака является прекращение на будущее время личных и имущественных правоотношений, существовавших между супругами во время брака, то суть правовых последствий признания брака недействительным состоит в том, что брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов (за исключением случаев, установленных п. п. 4 и 5 ст. 30 СК РФ). При этом брак, признанный судом недействительным, считается таким со дня его заключения (п. 4 ст. 27 СК РФ). В результате решения суда о недействительности брака он считается как бы несуществовавшим вообще и соответственно у граждан, состоявших в нем, в соответствии с п. 1 ст. 30 СК РФ не возникает ни личных, ни имущественных прав и обязанностей, как это имеет место в действительном браке. По этой же причине признается недействительным и брачный договор с момента его заключения.

К имуществу, совместно приобретенному до признания брака недействительным, применяются нормы ГК РФ о долевой собственности, а не нормы СК РФ об общей совместной собственности супругов (п. 2 ст. 30 СК).

Признание брака недействительным влечет аннулирование и других прав супругов:

  • право на ношение фамилии, принятой при государственной регистрации заключения брака;

  • право на получение в случае нуждаемости и нетрудоспособности содержания от другого супруга;

  • право наследования по закону после смерти супруга;

  • право пользования жилой площадью другого супруга при вселении в нее после заключения брака;

  • право на пенсию по случаю потери кормильца и др.

Из правила о правовых последствиях признания брака недействительным предусмотрены исключения, предусмотренные в п. п. 4 - 5 ст. 30 СК РФ, и касаются они только добросовестного супруга, который не знал о наличии препятствий к заключению брака, признанного впоследствии недействительным.

Со дня вступления в законную силу решения суда о признании брака недействительным суд обязан в течение трех дней направить выписку из этого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации заключения брака (п. 3 ст. 27 СК РФ).

Лекция 6.  Права и обязанности супругов.

1. Личные неимущественные права и обязанности (самостоятельно)!

2. Законный режим имущества супругов

2.1. Понятие законного режима имущества супругов. Объекты совместной собственности супругов

2.2. Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности супругов

2.3. Раздел общего имущества супругов

2.4. Ответственность супругов по обязательствам

3. Договорный режим имущества супругов


2. Законный режим имущества супругов

2.1. Понятие законного режима имущества супругов. Объекты совместной собственности супругов

С государственной регистрацией брака у супругов возникают взаимные права и обязанности, которые по своему содержанию являются личными неимущественными и имущественными. Однако в отличие от личных, практически все имущественные отношения лиц, состоящих в браке, регламентируются Семейным кодексом Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (далее – СК РФ).

Имущество может принадлежать как одному лицу (будь то гражданин, юридическое лицо или публичное образование), так и нескольким. В последнем случае на имущество возникает право общей собственности этих лиц. Как известно, общая собственность подразделяется на долевую и совместную.

В отличие от долевой собственности, которая может возникнуть у любых лиц, желающих приобрести имущество на таких условиях, совместная собственность возникает только в случаях, прямо предусмотренных законом. Действующее законодательство РФ предусматривает возможность возникновения и существования общей совместной собственности лишь у трёх категорий лиц – супругов, членов крестьянского (фермерского) хозяйства, а также членов садоводческих, огороднических или дачных некоммерческих товариществ. Кроме того, в отличие от права долевой собственности, при которой доля каждого из сособственников известна, право совместной собственности является бездолевым (ст. 244 ГК РФ). Доли супругов не определяются ни законом, ни договором и устанавливаются только при разделе имущества, который влечет за собой прекращение совместной собственности на него. Имеются также различия в порядке владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой и совместности собственности.

В настоящее время супруги самостоятельно решают вопрос об избрании наиболее подходящего для них режима имущества: законного или договорного.

Необходимым условием возникновения у супругов права совместной собственности на имущество является зарегистрированный в органах загса брак (п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 10 СК). Состояние в фактических брачных отношениях не создает совместной собственности на имущество. В подобных случаях может возникнуть лишь общая долевая собственность. Их имущественные отношения будут регулироваться не семейным, а гражданским законодательством.

Однако не следует забывать, что КЗоБСО РСФСР 1926 года придавал фактическим брачным отношениям такое же правовое значение, как и зарегистрированному браку, поэтому и имущество, приобретенное лицами, состоящими в фактических брачных отношениях до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждения ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства», считается их совместной собственностью. Сказанное имеет большое практическое значение, поскольку спор об имуществе, приобретенном до вступления в силу Указа совместно лицами, состоявшими в незарегистрированном браке, будет разрешаться по нормам семейного законодательства об общей совместной собственности супругов. К имуществу, нажитому в незарегистрированном браке после 8 июля 1944 г., режим общей совместной собственности не применяется.

Кроме того, следует также учитывать исключение из правила, предусмотренное и п. 7 ст. 169 СК РФ, согласного которому за браками, совершенными по религиозным обрядам на оккупированных территориях, входящих в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния признается правовая сила. Следовательно, и в этом случае имущество, нажитое супругами, будет считаться их совместной собственностью.

Законный режим имущества супругов, т.е. режим их общей совместной собственности предполагает также то, что ни один из супругов не может иметь преимущественных прав на общее имущество независимо от активности участия каждого из супругов в приобретении этого имущества. При этом право на общее имущество принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода. Раздельное временное проживание вследствие нахождения одного из супругов в длительной командировке, учебы одного или обоих супругов в разных городах, службы в армии и по другим объективным причинам не влияет на распространение в отношении их общего имущества режима совместной собственности. Исключение предусмотрено для случаев раздельного проживания с прекращением супружеских отношений (п. 4 ст. 38 СК).

Объекты совместной собственности супругов В совместной собственности супругов может находиться любое имущество производственного, потребительского, социального, культурного и иного назначения, любой стоимости и в любом количестве. Главное, чтобы оно не было изъято из оборота. Виды вещей, которые изымаются из оборота, должны быть прямо указаны в федеральном законе, а вещи, оборотоспособность которых ограничена, определяются либо законом, либо в установленном им порядке подзаконными актами (п. 2 ст. 129 ГК РФ).

Полностью изъятыми из оборота являются вещи, отчуждение которых законом не допускается (п. 2 ст. 129 ГК РФ). К их числу, например, относится большинство природных ресурсов (участки недр, многие виды земельных участков и водных объектов, природные целебные источники и др.).

Вещи, ограниченные в обороте, могут принадлежать супругам лишь при наличии специального разрешения (лицензии). К ограниченным в обороте вещам могут быть отнесены различные виды вооружения, за исключением некоторых видов стрелкового и холодного оружия.

Примерный перечень объектов совместной собственности супругов дан в ст. 34 СК РФ. В числе возможных объектов совместного имущества супругов названы доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской и результатов интеллектуальной деятельности.

В юридической литературе спорным является вопрос о том, с какого момента доходы каждого из супругов преобразуются в общую совместную собственность. Имеющиеся точки зрения можно свести к трем основным позициям.

По мнению одних авторов (М.В. Антокольская, Л.М. Пчелинцева и др.) имущество становится совместной собственностью супругов с момента его фактического получения управомоченным лицом. Представители этой точки зрения полагают, что это утверждение вытекает из анализа п. 2 ст. 34 СК, в соответствии с которым к общему имуществу супругов относятся именно полученные ими пенсии, пособии, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Следовательно, данное правило можно применить и к другим доходам супругов, в отношении которых закон такого указания не содержит.

Сторонники второй позиции (например, И.М. Кузнецова) полагают, что доходы каждого из супругов становятся совместной собственностью с момента начисления заработка или приобретения одним из супругов права на этот доход. Приверженцы указанной точки зрения полагают, что следует исходить из буквального толкования закона.

Представители третьей позиции (например, А.М. Нечаева) полагают, что доходы одного из супругов преобразуются в совместную собственность с момента, когда имущество передано в семью.

^ К семинару подумать: какая из перечисленных позиций является верной?

В числе возможных объектов общего имущества супругов ст. 34 СК РФ называет и доходы от результатов интеллектуальной деятельности. Аналогичная норма была введена и в гражданское законодательство. В частности, п. 2 ст. 256 ГК РФ был дополнен новым абзацем, вступившим в силу с 1 января 2008 года: «Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, принадлежащее автору такого результата (статья 1228), не входит в общее имущество супругов. Однако доходы, полученные от использования такого результата, являются совместной собственностью супругов, если договором между ними не предусмотрено иное».

К объектам совместной собственности супругов согласно п. 2 ст. 34 СК РФ относятся также пенсии и пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие).

Особенностью современного периода развития семейного законодательства является включение в состав общего имущества супругов весьма специфических объектов права, порой весьма далёких от сферы личного потребления. Речь идёт о предприятиях как имущественных комплексах, акциях и иных ценных бумагах, паях, вкладах, долях в уставных и складочных капиталах хозяйственных обществ и товариществ.

Поскольку перечень объектов совместной собственности супругов, предусмотренный ст. 34 СК не является исчерпывающим, объектом имущественных отношений супругов может быть любое как движимое, так и недвижимое имущество, за исключением предусмотренных в законе видов имущества, которое по соображениям государственной или общественной безопасности или в соответствии с международными обязательствами не может принадлежать гражданину.

Общая совместная собственность супругов может возникнуть не только в результате приобретения имущества по возмездным сделкам в период брака, но и в результате трансформации имущества каждого из супругов в общее имущество.

Согласно абз. 3 п. 2 ст. 256 ГК РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.).

Вопрос о том, относится ли данное вложение в имущество к «значительным» или нет, необходимо судить исходя из учета всех обстоятельств (уровня цен, объема работ по капитальному ремонту, восстановлению, реставрации, реконструкции вещи, суммы денежных вложений и т.п.).

Для признания личного имущества общим необходимо обращение заинтересованной стороны в суд. Если «улучшенное» имущество одного из супругов подлежит государственной или специальной регистрации, то после перехода его в режим совместной собственности супругов должна быть произведена его перерегистрация на основании решения суда.

В дополнение к ст. 256 ГК РФ ст. 37 СК РФ содержит ещё одно основание признания имущества каждого из супругов совместной собственностью, в частности, если стоимость имущества была увеличена за счет труда одного из супругов, суд также вправе признать имущество одного из супругов общим.

В науке гражданского и семейного права спорным является вопрос о включении в состав общего имущества супругов долгов.

Одни авторы считают, что долги не могут входить в состав совместной собственности супругов, закон включает в общее имущество только имущественные права. Такой позиции, в частности, придерживаются В.А. Рясенцев, А.М. Белякова, М.Г. Масевич, И.М. Кузнецова, Ю.А. Королёв.

Советские ученые отмечали, что «употребленные в законе выражения «имущество нажитое» супругами и «имущество является общей совместной собственностью» свидетельствуют о том, что долги (пассив) не входят в состав имущества. Они его обременяют, но не включаются в имущество. Долги не могут быть объектом общей совместной собственности». Аналогичная мысль выказывается и некоторыми современными авторами: «К совместной собственности относится имущество, нажитое в браке. Нажито то, что приобретено, получено, а не долги» (например, Ю.А.Королевым, И.М. Кузнецовой). Молодой исследователь Е.А. Ламейкина также отмечает, что «по смыслу п. 1 ст. 34 СК РФ понятие «нажитое имущество» предполагает под собой некую положительную имущественную массу» и предлагает п. 1 ст. 34 СК РФ изложить в следующей редакции: «имущество, нажитое супругами во время брака, включающее в себя вещи и имущественные права, является совместной собственностью».

Однако правильной представляется позиция, согласно которой в состав общего имущества супругов необходимо включать как имущество, нажитое супругами во время брака, так и общие обязательства супругов, по которым взыскание обращается на их общее имущество (Л.М. Пчелинцева, А.В. Слепакова, Е.А. Чефранова). Думается, что аргументы, представленные в защиту второй позиции убедительны: термин «имущество», используемый в СК РФ и ГК РФ, употребляется в различных значениях. В строгом смысле слова в состав имущества входят вещи и принадлежащие лицу имущественные права, в том числе обязательственные права требования (например, права требования выплаты авторского гонорара), составляющие актив имущества, а также долги (обязательства) данного лица, составляющие пассив имущества.

Кроме того, как следует из п. 3 ст. 39 СК РФ, общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Завершая исследование института общей совместной собственности супругов, хотелось бы обратить внимание и на тот важный факт, что положениям ст. ст. 34-37 СК РФ о совместной собственности супругов придана обратная сила. Данный вывод, в частности, следует из п. 6 ст. 169 СК РФ, согласно которому перечисленные статьи СК РФ применяются к имуществу, нажитому супругами (одним из супругов) до 1 марта 1996 года.

^ 2.2. Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности супругов

Под правомочием владения понимается основанная на законе (юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в собственном хозяйстве, реально обладать им. Речь при этом идет о хозяйственном господстве над вещью, которое вовсе не требует, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении.

Под правомочием пользования понимается основанная на законе (юридически обеспеченная) возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него пользы, выгоды, доходов, его потребления.

^ Правомочие распоряжения – это юридическая обеспеченная возможность собственника определять юридическую судьбу имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения, т.е. собственник вправе продавать его, обменивать, сдавать внаем, закладывать, дарить и т.п. Правомочие распоряжения представляет собой ярко выраженное правомочие, по наличию которого собственник легко отличается от иных титульных владельцев.

Особенностью совместной собственности супругов является то, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по обоюдному согласию супругов (п. 1 ст. 35 СК). Эта норма соответствует общим положениям гражданского законодательства о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности лиц (ст. 253 ГК), а также отражает равноправие супругов применительно к их общему имуществу и вместе с тем свидетельствует о построении правоотношений собственности супругов на началах эквивалентности.

При нормальном развитии семейных отношений праву не интересно, какие отношения складываются между супругами в связи владением и пользованием ими общим имуществом, при условии, что осуществление их прав не нарушает права третьих лиц. Ситуация изменяется, если супруги не могут договориться между собой по поводу владения и пользования общей совместной собственностью.

В отличие от долевой собственности, порядок владения и пользования которой установлен ст. 247 ГК РФ, осуществление данных правомочий супругами в отношении совместной собственности действующим законодательством СК РФ не регламентировано.

Поскольку в общей совместной собственности супругов могут находиться не только незначительные вещи (телефон, телевизор, стиральная машина), но и имущество, представляющее значительную ценность (предприятия, ценные бумаги, доли в капитале юридических лиц и т.п.), представляется, что законодатель должен предусмотреть в законе возможность обращения супругов в суд с иском об определении порядка владения и пользования не только имуществом, находящимся в долевой собственности, но и общим совместным имуществом.

В настоящее же время, в отсутствие специальных правил, единственным выходом для супругов, которые не могут самостоятельно договориться по вопросу осуществления правомочий владения и пользования общим имуществом, является раздел имущества, который предполагает прекращение совместной собственности и возникновение общей долевой собственности. Определив свою долю в общем имуществе, супруг вправе обратиться в суд для установления порядка владения и пользования имуществом, теперь уже находящимся в общей долевой собственности.

Сказанное подтверждается и судебной практикой. Так, Н.П. Л-на обратилась к Л-ну И.В. о разделе совместно нажитого имущества, состоящего из земельного участка и жилого дома. В исковом заявлении истица просила определить доли в общем имуществе и определить порядок пользования жилым домом, выделив ей в пользование 3 комнаты, а ответчику – 2 комнаты. В судебном заседании Н.П. Л-на пояснила, что определить порядок владения и пользования имуществом, находящимся в общей совместной собственности не представляется возможным, поскольку действующее законодательство не предусматривает такой нормы, поэтому требуется перевод совместной собственности в долевую.

Удовлетворяя требование истицы, суд руководствовался ст. 34, п. 1 ст. 39 СК РФ, ст. 256 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 г. № 4 (ред. 06.02.2007) «О некоторых вопросах, возникающих в практике рассмотрения судами споров о выделе доли собственнику и определении порядка пользования домом, принадлежащим гражданам на праве общей собственности». Согласно п. 8 указанного постановления невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли не исключает права участника долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон. А в соответствии с п. 6 постановления, если в пользование сособственника передается помещение большее по размеру, чем причитается на его долю, то по требованию остальных сособственников с него может быть взыскана плата за пользование частью помещения, превышающей долю1.

Распоряжение общим имуществом супругов

Особенности совместной собственности влияют на осуществление распоряжения общим имуществом, основанного на взаимном доверии и единстве личных и имущественных интересов в семье. Гражданским и семейным законодательством установлена презумпция согласия другого супруга при распоряжении общим супружеским имуществом (п. 2 ст. 35 СК, п. 2 ст. 253 ГК). Это означает, что супруг, заключающий сделку, не нуждается в доверенности и не обязан доказывать, что другой супруг выразил согласие на ее заключение. В повседневной жизни каждый из супругов довольно часто совершает разнообразные сделки (делает покупки, оплачивает услуги и тому подобное), а поэтому необходимость предоставления доказательств согласия другого супруга привела бы к чрезвычайному затруднению гражданского оборота.

Закрепляя презумпцию согласия другого супруга, законодатель исходит из нормальных, доверительных отношений в семье. Кроме того, такая презумпция призвана обеспечить и интересы добросовестных контрагентов. Поскольку брак основан на взаимном доверии, общности супружеских интересов, нельзя каждый раз требовать от третьего лица, чтобы оно удостоверялось в наличии согласованности действий супругов, заключая сделку с одним из них. Подобное требование «не только поставило бы оборот в очень тяжелое положение, но и в большинстве случаев было бы практически неосуществимо»2.

Презумпция согласия супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом не всегда соответствует действительности и может быть опровергнута, ведь это не более чем предположение. В частности, если один из супругов совершает сделку без согласия другого, такая сделка может быть признана судом недействительной по иску супруга, чье право было нарушено, только тогда, когда другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на совершение данной сделки (ст. 253 ГК, п. 2 ст. 35 СК). Таким образом, суд признает сделку недействительной лишь в том случае, если третье лицо действовало недобросовестно3. При этом форма «согласия» по общему правилу не имеет значения: она может быть и письменной, и устной4.

Предоставляя возможность добросовестному супругу признать сделку по распоряжению общим имуществом, совершенной другим супругом, недействительной по мотиву отсутствия согласия супруга, закон, вместе с тем, не устанавливает срок исковой давности. С учетом положений ст. ст. 4 и 9 СК РФ представляется возможным применить к такому требованию срок исковой давности, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ, т.е. один год. При этом срок исковой давности начинает течь с того момента, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки другим супругом без его согласия.

Представляется, что в п. 2 ст. 35 СК следует прямо указать на годичный срок исковой давности, как это сделано в п. 3 ст. 35 СК РФ.

Особые правила п. 3 ст. 35 СК РФ устанавливает для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. В этом случае необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Это означает, что оно должно быть официально закреплено в специальном документе, в котором отражается содержание сделки, он должен быть подписан лицом, совершающим эту сделку (как согласие), а также соблюдены правила по оформлению документа (удостоверительная надпись, подпись, печать нотариуса и т.д.).

Необходимость в регулировании перечисленных отношений посредством жесткого правового предписания вызвана тем, что недвижимое или иное имущество, сделки с которым связаны с обязательным нотариальным или регистрационным порядком оформления, является самой значимой частью общего имущества супругов и, как правило, обладает высокой стоимостью. Поэтому при распоряжении этим имуществом одним из супругов презумпции согласия другого супруга на сделку недостаточно, поскольку под угрозой одновременно оказываются и имущественные права второго супруга, и устойчивость гражданского оборота, чего нельзя допустить5.

Итак, как следует из п. 3 ст. 35 СК РФ, согласие супруга должно быть нотариально удостоверено в следующих трех случаях:

1) при совершении сделки по распоряжению недвижимостью;

2) при совершении сделки, требующей нотариального удостоверения;

3) при совершении сделки, для которой предусмотрена обязательная государственная регистрация.

Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимому имуществу относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе леса и многолетние насаждения, жилые и нежилые помещения, здания, сооружения, кондоминиумы, предприятия как имущественные комплексы. Кроме того, ст. 130 ГК РФ относит к недвижимым вещам также воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты.

Нотариально удостоверенное согласие супруга необходимо и при совершении сделок, требующих нотариального оформления. Нотариальная форма требуется для совершения сделок, прямо предусмотренных законом (ст. 163 ГК РФ). В настоящее время круг сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, сведен к минимуму: договор ренты (ст. 584 ГК РФ), доверенность на право заключения сделок, требующих нотариального удостоверения (ст. 186 ГК РФ), доверенности, выдаваемые в порядке передоверия (ст. 187 ГК РФ), уступка требования и перевод долга, основанные на сделке, совершенной в нотариальной форме (ст. ст. 389, 391 ГК РФ), завещание (ст. 1124 ГК РФ). Кроме того, нотариальное удостоверение сделок возможно также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя по закону для сделок данного вида нотариальная форма и не требовалась бы (ст. 163 ГК). Например, договор займа супруги решили удостоверить в нотариальном порядке. В этом случае согласие другого супруга должно быть обязательно нотариально удостоверено6.

Иногда сложившаяся практика хозяйственного оборота заставляет граждан облекать сделку в нотариальную форму, хотя ни законом, ни соглашением сторон это не предусмотрено. Так, купля-продажа автомобилей между гражданами может быть совершена в простой письменной форме и не требует нотариальной формы, однако сложившаяся практика регистрации транспортных средств органами ГИБДД вынуждает граждан совершать договор в нотариальной форме7.

Наряду с рассмотренными формами совершения сделок законом введена дополнительная стадия совершения отдельных видов сделок – государственная регистрация. Если законом предусмотрено, что та или иная сделка подлежит государственной регистрации, то до момента государственной регистрации сделка не считается совершенной. Обязательность государственной регистрации предусмотрена ГК РФ для сделок с землей и другим недвижимым имуществом. К таковым в настоящее время относятся договор об ипотеке (ст. 339 ГК), договор продажи недвижимости (ст. 551 ГК), договор продажи предприятия (ст. 560 ГК), договор дарения недвижимости (ст. 574 ГК), договор аренды недвижимого имущества (ст. 609 ГК), договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее одного года (ст. 651 ГК), договор аренды предприятия (ст. 658 ГК), договор доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК), договор участия в долевом строительстве (Федеральный закон от 30.12.2004 года № 214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»8).

При применении п. 3 ст. 35 СК РФ следует иметь в виду, что получение согласия другого супруга требуется как на приобретение недвижимого имущества, так и на его обременение или отчуждение, поскольку распоряжение имуществом может выражаться не только в отчуждении (продаже, обмене, дарении и т.п.), но и в приобретении имущества (например, объектов недвижимости за счет общих доходов супругов). Поэтому, если такая сделка требует нотариального удостоверения и (или) регистрации, нотариально удостоверенное согласие другого супруга обязательно должно быть по смыслу СК РФ истребовано и на приобретение имущества.

Хотя некоторые авторы считают, что рассматриваемое правило не столько защищает права супруга, не участвующего в сделке, сколько осложняет гражданский оборот9.

Возражая представителям данной позиции, отметим, что недвижимость для многих граждан - основное богатство, большинство сделок по ее отчуждению и приобретению совершаются в последнее время в простой письменной форме, установление обязательности нотариального удостоверения согласия супруга будет не осложнять гражданский оборот, а способствовать профилактике нарушений имущественных прав супругов и возникновения споров между ними.

Как справедливо отмечается в литературе, при этом соблюдается принцип невмешательства в дела семьи, так как только сам супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке10.

На практике часто возникает вопрос: требуется ли нотариальное удостоверенное согласие супруга при совершении сделок с ценными бумагами, автотранспортными средствами?

Так, К. обратилась в суд с иском о признании недействительным договора купли - продажи ценных бумаг (акций), ссылаясь на то, что они являлись совместной собственностью супругов и для оформления сделки требовалось нотариально удостоверенное согласие другого супруга, она же его не давала.

Районным судом заявленное требование удовлетворено. Удовлетворяя иск К., суд исходил из того, что фиксация перехода прав на бездокументарную именную ценную бумагу путем внесения необходимых записей на счетах держателем реестра или депозитарием является регистрацией сделки в установленном законом порядке. Поэтому в силу п. 3 ст. 35 СК РФ для ее совершения одним из супругов требуется нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Президиум областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменил решение и указал, что для совершения одним из супругов сделок с ценными бумагами не требуется нотариально удостоверенного согласия другого супруга.

В силу п. 2 ст. 164 ГК РФ законом может быть установлена государственная регистрация сделок с движимым имуществом определенных видов. Действующее законодательство не содержит указания на обязательность регистрации сделки с ценными бумагами (в том числе и с акциями). Соответствующими органами осуществляется лишь учет перехода прав на ценные бумаги путем внесения записи в реестр, что не является регистрацией сделок с ценными бумагами, поскольку у владельца акций есть правовая возможность не сообщать держателю реестра о переходе прав на акции, а также отсутствуют какие-либо меры воздействия на лицо, не сообщившее о таких действиях.

Не требует обязательной регистрации сделки с ценными бумагами и ГК РФ, в том числе и его ст. 149, на которую суд сослался в своем решении.

В приведенном выше п. 3 ст. 35 СК РФ исходя из норм ГК РФ о сделках, совершаемых с движимым имуществом, имеются в виду также сделки, подлежащие именно государственной, а не какой-либо иной регистрации11.

В связи с тем, что существенные перемены в экономической сфере нашего государства обогатили перечень общего имущества, особый интерес вызывают сделки, совершаемые одним из супругов по распоряжению долями в уставных капиталах коммерческих организаций, предприятиями и их частями.

Так, К. обратилась в суд с иском к ИЧП «КВТ», ЗАО «АНВиК» и Л. о признании недействительным договора купли-продажи цеха пенополиуретановой изоляции труб от 25 июля 1994 г., а также признании недействительными последующих договоров купли-продажи цеха. Свои требования она мотивировала тем, что при заключении договора купли-продажи цеха между названными организациями не было получено ее согласия как супруги учредителя ИЧП «КВТ» - В. на распоряжение общим имуществом. Последующие сделки К. считала недействительными, так как руководитель ЗАО «АНВиК», зная, что спор в отношении данного имущества находится в суде, распорядился им.

Решением Нижневартовского городского суда от 17 апреля 1998 г. (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа) незавершенный строительством упомянутый цех признан общей совместной собственностью К. и В., договор купли-продажи цеха от 25 июля 1994 г. между ИЧП «КВТ» и «АНВиК» признан недействительным, также признан недействительным с применением двухсторонней реституции договор купли-продажи цеха от 3 апреля 1997 г. между ЗАО «АНВиК» и Л. Суд исходил из того, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию, поэтому согласие супруги учредителя и руководителя ИЧП «КВТ» было необходимо для совершения сделки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 июня 2001 г. судебные постановления отменила по следующим основаниям. Поскольку сделка по продаже спорного имущества совершена в июле 1994 г., суд должен был руководствоваться действовавшим на тот период законодательством. Согласно п. 1 ст. 8 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» индивидуальным предприятием является предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними. Таким образом, индивидуальное предприятие могло находиться в единоличной собственности. ИЧП «КВТ» было учреждено гражданином В. единолично, на момент совершения оспариваемой сделки изменения в учредительные документы в части количества участников предприятия не вносились; К. участником предприятия не являлась, поэтому ее согласия на совершение оспариваемой сделки не требовалось. В силу действовавших на тот период Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (п. 1 ст. 11) юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом и выступает в суде, арбитражном и третейском суде от своего имени. ИЧП «КВТ» в соответствии с его уставом является юридическим лицом. На основании ст. 14 Основ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Как видно из материалов дела и содержания оспариваемого договора купли-продажи от 25 июля 1994 г., он был заключен между юридическими лицами; от имени ИЧП «КВТ» договор был подписан В. как директором предприятия, который руководствовался положениями устава предприятия. Из учредительных документов ИЧП «КВТ» и других материалов дела не усматривалось выполнение истицей (К.) функций органа данного юридического лица, поэтому ее согласия на совершение оспариваемой сделки не требовалось. Если предприятие создано во время брака и с использованием совместной собственности супругов, то истица имеет равное с супругом право собственности на доходы, полученные от деятельности ИЧП «КВТ», а не право собственности на имущество предприятия12.

Аналогичные выводы сделаны в последнее время и Самарским областным судом, отменившим, например, решение мирового судьи судебного участка № 1 г. Сызрани и апелляционного решения Сызранского городского суда. Как отметил Президиум Самарского областного суда, нижестоящие инстанции не учли, что положения ст.ст. 34, 35 СК РФ регулируют режим совместной собственности супругов, тогда как такой режим не распространяется на общество с ограниченной ответственностью. Суды не учли, что поскольку С. (истица) не была участником общества, то ее согласия на совершение ее мужем (ответчиком) как участником общества сделки по отчуждению его доли в уставном капитале не требовалось, и если общество было создано во время брака и использованием совместной собственности супругов, истица имеет равное с супругом право совместной собственности в отношении доходов, полученных от деятельности общества, а не право собственности на имущество общества13.

Таким образом, по справедливому замечанию А.В. Слепаковой, имущественные интересы супруги в подобной ситуации, т.е. при отчуждении без ее согласия имущества, образованного за счет совместной собственности (доли в уставном капитале коммерческой организации, части предприятия и т.п.) и приносившего значительные доходы, поступавшие в общую собственность, могут быть защищены не путем признания сделки недействительной, а путем увеличения ее доли при разделе общего имущества супругов (п. 2 ст. 39 СК)14. Как указано в п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15, учитывая, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

При исследовании проблем осуществления права общей собственности в настоящее время не менее актуальным является вопрос: следует ли получать нотариально удостоверенное согласие бывшего супруга на совершение сделки по отчуждению недвижимого имущества, если супруги расторгли брак и общее имущество не разделили?

Единый подход к разрешению этой проблемы в юридической литературе и в практике судов, нотариальных и регистрирующих органов в настоящее время отсутствует.

По мнению Т.И. Зайцевой и ряда других авторов, расторжение брака не влечет прекращения общей совместной собственности супругов, следовательно, на распоряжение имуществом требуется согласие другого супруга и после расторжения брака. В частности, автор отмечает: “Удостоверяя без согласия супруга сделку по отчуждению имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, хотя бы и бывших, нотариус нарушает право собственности одного из них, поскольку факт приобретения имущества на совместно нажитые в период брака средства имеет явно более существенное значение, чем факт расторжения брака”15. Èìåííî òàêàÿ ïðàêòèêà ñëîæèëàñü â ðÿäå ðåãèîíîâ, è ðåãèñòðèðóþùèå îðãàíû òðåáóþò íîòàðèàëüíî óäîñòîâåðåííîå ñîãëàñèå áûâøåãî ñóïðóãà16.

Согласно другой точке зрения (ее придерживаются Н.В. Артемьева, О.В.Мананников, П.М. Ходырев) лица, чей брак расторгнут, супругами не являются и на них не распространяются права и обязанности супругов, предусмотренные СК РФ. Следовательно, согласие бывшего супруга на совершение сделок с недвижимым имуществом и сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, не требуется. Представители данной позиции рассуждают следующим образом: поскольку семейные правоотношения между субъектами прекратились, должны применяться нормы ГК РФ17.

Такой же точки зрения придерживаются и правоприменительные органы Самарской области.

Так, 6 апреля 2001 года между С.Е. Серебряковым (продавцом) и Г.П. Кафидовым (покупателем) был заключен договор купли-продажи гаража и хозкладовой. В этот же день Г.П. Кафидов обратился в Самарскую областную регистрационную палату с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, представив для регистрации документы, предусмотренные ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в том числе заявление С.Е. Серебрякова об отсутствии супруги. 25 мая 2001 года заявитель получил извещение об отказе в государственной регистрации, при этом Самарская областная регистрационная палата потребовала, кроме представленных документов, нотариально удостоверенное согласие жены продавца, поскольку право собственности на гараж у С.Е. Серебрякова возникло в период нахождения в зарегистрированном браке.

Считая отказ Самарской областной регистрационной палаты незаконным, Г.П. Кафидов обратился в Октябрьский районный суд г. Самары. Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 17 июля 2001 года жалоба Г.П. Кафидова на отказ Самарской областной регистрационной палаты в государственной регистрации прав на недвижимое имущество была удовлетворена по следующим основаниям: во-первых, п. 2 ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» запрещает истребовать какие-либо дополнительные документы; во-вторых, в момент государственной регистрации С.Е. Серебряков уже не находился в зарегистрированном браке.

В своем решении суд указал, что в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ необходимо получить согласие другого супруга для совершения сделок с недвижимым имуществом. Поскольку на момент совершения сделки купли-продажи гаража и хозкладовой и на момент ее государственной регистрации Н.Ю. Серебрякова не являлась супругой С.Е. Серебрякова, согласие ее как бывшей супруги в соответствии с СК РФ не требовалось18.

6 августа 2001 года Самарской областной регистрационной палатой было подано заявление на решение Октябрьского районного суда г. Самары. Рассмотрев в порядке надзора указанное заявление, Самарский областной суд не нашел оснований для принесения протеста и поддержал позицию Октябрьского районного суда г. Самары, указав следующее: “…так как на момент совершения сделки купли-продажи недвижимого имущества Серебряковы С.Е. и Н.Ю. не состояли в браке, … согласия бывшей супруги на продажу гаража и хозкладовой не требовалось”19.

Попытку разрешить имеющийся в научной литературе спор предпринял Верховный Суд РФ, рассматривая гражданское дело по иску о признании договора купли-продажи недействительным.

Так, С.О. обратилась в суд с иском к С.В. и С. о признании недействительным договора купли-продажи торгового павильона от 7 июня 2002 г. и приведении сторон в первоначальное положение, ссылаясь на то, что бывший муж продал приобретенный в период брака торговый павильон С. без ее согласия.

Решением Йошкар-Олинского городского суда от 6 декабря 2002 г. иск удовлетворен. Удовлетворяя иск, суд руководствовался п. 3 ст. 35 СК РФ и мотивировал свое решение тем, что нотариально удостоверенное согласие С.О. на отчуждение С.В. торгового павильона, который является совместной собственностью супругов, не было получено.

После рассмотрения данного дела различными инстанциями, Верховный Суд РФ, отменяя судебные постановления нижестоящих судов, указал: «Нормы ст. 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должна применяться ст. 253 ГК РФ, согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников»20.

Таким образом, буквальное толкование закона позволяет нам поддержать точку зрению второй группы авторов. Поскольку в п. 3 ст. 35 СК РФ не говорится о необходимости получения нотариально удостоверенного согласия бывшего супруга на распоряжение нажитым во время брака имуществом, то указанное правило поведения не должно в данном случае применяться.

2.3. Раздел общего имущества супругов

Раздел общего имущества супругов представляет собой прекращение права совместной собственности на нажитое во время брака имущество и возникновение в результате раздела права собственности на указанное имущество каждого из супругов.

Согласно п. 1 ст. 38 СК, раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения. Общее имущество может быть разделено между супругами по соглашению, так и в судебном порядке.


  1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (2305.6 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru