Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Курсовая работа - Теоретические основы развития межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам - файл 1.rtf


Курсовая работа - Теоретические основы развития межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам
скачать (805.8 kb.)

Доступные файлы (1):

1.rtf806kb.03.12.2011 11:25скачать

содержание
Загрузка...

1.rtf

  1   2   3   4
Реклама MarketGid:
Загрузка...




Содержание
Введение………………………………………………………………………...2-5
Глава I. Теоретические основы развития межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам ……………………………….………..5-56


    1. Проблема межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам………………………………………………..……………..6-28

    2. Языковая коммуникация как социолингвистическое явление... 28-55

Глава II. Технология развития межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам…………………………………………56-104
2.2. Сущность и состояние развития межкультурной коммуникации в отечественной и зарубежной школе..……….………….….…….56-79

    1. . Технология создания учебно - методического обеспечения в обучении межкультурной коммуникации……………………....81-104


Заключение……………………………………………………………….105-107

Литература………………………………………………………………..108-113
Введение

Идея связи культуры и языка относится еще к 18 веку, но целенаправленное изучение проблемы началось только в конце прошлого века. Исследования носили больше декларативный характер и вплоть до начала 70-хгодов ни в русской (тогда советской), ни в иностранной лингвистике не было достаточно глубоких и обстоятельных исследований, посвященных данной теме. Однако за последние два десятилетия значительно выросло число работ, свидетельствующих об интересе и стремлении лингвистов к исследованию языковых явлений в широком экстралингвистическом контексте. И если еще совсем недавно признавалось, что обращение к экстралингвистическим факторам свидетельствует о некоторой несостоятельности или «слабости» лингвиста-иследователя, то в настоящее время необходимость изучения языка в его реальном функционировании в различных сферах человеческой деятельности стала общепринятой.

На рубеже третьего столетия накануне международного года "Культуры мира" становится очевидным, что проблемы культуры должны быть представлены во всех обучающих системах. Отсюда и возникает идея междисциплинарных связей в унивеситетских программах. К примеру, иностранный язык - с одной стороны, история, география, литература и другие гуманитарные предметы - с другой.

Само понятие культуры состоит из 2-х частей - объективной и субъективной. Объективная культура включает все возможные институты, такие как экономическая система, социальные обычаи, политические структуры и процессы, а также литература, виды искусства и ремесла.

Субъективная культура - это психологические черты культуры, включающие ценности и образцы мышления (ментальность). Вот эта субъективная культура и представляет, по мнению многих исследователей, огромную трудность для понимания.

Предметом нашего исследования является процесс формирования межкультурной коммуникации в обучении иностранному языку в средней школе. Объектом исследования является межкультурная коммуникация. Цель нашей работы – раскрыть содержание и выявить особенности межкультурного обучения в образовательной среде.

В соответствии с целью предмета и объекта исследования выдвинуты следующие задачи:

  1. Рассмотреть основные компоненты содеожания обучения иностранного языка;

  2. Изучить развитие межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам:

  3. Выявить сущность и современное состояние межкультурной коммуникации в отечественных и зарубежных УМК:

  4. Разработать опытное обучение на основе технологий програмно-методического обеспечения в контексте компаративного анализа.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы педагогического исследования:

  • изучение и анализ специальной литературы;

  • обобщение опыта преподавания иностранного языка в школе;

  • беседы с ущащимися и учителями с целью выявления наиболее подходящих для тех и других методов обучения;

  • опытно-эксперементальная работа.

Все это позволило нам убедиться в том, что немногие отечественные учебно-методические комплексы основаны на идеях межкультурного аспекта обучения иностранному языку в средней школе.

В связи с этим в последнее время появляется ряд работ, в которых делаются попытки обнаружить обусловленность языка в самом значении лексических единиц, выделить так называемый «культурный» компонент значения, открыть лингвистическую природу «фоновых знаний», показать особенность и своеобразие их функционирования в каждой из рассматриваемых языковых общностей.

^ Теоретическая значимость работы заключается в разработке теоретических аспектах развития межкультурного обучения иностранным языкам. Проблема обучения межкультурной коммуникации в современной образовательной системе; языковая коммуникация связь языка и культуры; роль языка в формировании языковой личности - эти три аспекта, рассмотренные нами теоретически.

^ Практическая значимость проведенного исследования состоит в том, что предлагается технология методика организации межкультурного обучения иностранным языкам в образовательной среде.

Работа содержит 86 страниц, состоит из введения, двух глав (теоретической и практической), выводов по каждой главе, заключения, списка использованной литературы.
^ ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ.

1.1 Проблема межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам.

Тесная связь и взаимозависимость преподавания иностранных языков и межкультурной коммуникации настолько очевидны, что вряд ли нуж­даются в пространных разъяснениях. Каждый урок иностранного языка — это перекресток культур, это практика межкультурной коммуникации, потому что каждое иностран­ное слово отражает иностранный мир и иностранную культуру: за каждым словом стоит обусловленное национальным сознанием (опять же иностранным, если слово иностранное) представление о мире.

Преподавание иностранных языков в России переживает ныне, как все остальные сферы социальной жизни, тяжелейший и сложнейший период коренной перестройки (чтобы не сказать — революции), пере­оценки ценностей, пересмотра целей, задач, методов, материалов и т. п. не имеет смысла говорить сейчас об огромных переменах в этой сфере, ) буме общественного интереса, о взрыве мотивации, о коренном из­менении в отношении к этому предмету по вполне определенным социально-историческим причинам — это все слишком очевидно. Новое время, новые условия потребовали немедленного и коренного пересмотра как общей методологии, так и конкретных методов и приемов преподавания иностранных языков. Эти новые условия — «откры­тие» России, ее стремительное вхождение в мировое сообщество, безумные скачки политики, экономики, культуры, идеологии, смешение и перемещение народов и языков, изменение отношений между русски­ми и иностранцами, абсолютно новые цели общения — все это не может не ставить новых проблем в теории и практике преподавания иностранных языков.

Небывалый спрос потребовал небывалого предложения. Неожидан­но для себя преподаватели иностранных языков оказались в центре общественного внимания: нетерпеливые легионы специалистов в раз­ных областях науки, культуры, бизнеса, техники и всех других областей человеческой деятельности потребовали немедленного обучения иностранным языкам как орудию производства. Их не интересует ни тео­рия, ни история языка — иностранные языки, в первую очередь английский, требуются им исключительно функционально, для использования в разных сферах жизни общества в качестве средства реального общения с людьми из других стран.

В создавшихся условиях для удовлетворения социально-исторических потребностей общества в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова в 1988 году был создан новый факультет— факультет иностранных языков, открывший новую специальность — «неофилологию», которую раньше осмысляли совсем иначе и, соответственно, не готовили специалистов. [18; 65-67 ] Основные принципы этого направления можно сформулировать так:

  1. изучать языки функционально, в плане использования их в

разных сферах жизни общества: в науке, технике, экономике, культуре т. п.;

2) обобщить огромный практический и теоретический опыт преподавания иностранных языков специалистам;

3) научно обосновать и разработать методы обучения языку как средству общения между профессионалами, как орудию производства в сочетании с культурой, экономикой, правом, прикладной математике! разными отраслями и с теми сферами, которые требуют применения иностранных языков;

4) изучать языки в синхронном срезе, на широком фоне социальной,. культурной, политической жизни народов, говорящих на этих языках, то есть в тесной связи с миром изучаемого языка;

5) разработать модель подготовки преподавателей иностранных языков специалистов по международному и межкультурному общению, специалистов по связям с общественностью.

Таким образом, совершенно изменились мотивы изучения языка (язык предстал в другом свете, не как самоцель), в связи с чем понадобилось коренным образом перестроить преподавание иностранных языков, ввести специальность «лингвистика и межкультурная коммуникация» и начать подготовку преподавательских кадров нового типа.[77; 45-47]

Основная задача преподавания иностранных языков в России в настоящее время — это обучение языку как реальному и полноценном средству общения. Решение этой прикладной, практической задач возможно лишь на фундаментальной теоретической базе. Для создания такой базы необходимо:

1) приложить результаты теоретически трудов по филологии к практике преподавания иностранных языков 2) теоретически осмыслить и обобщить огромный практический опыт преподавателей иностранных языков.

Традиционное преподавание иностранных языков сводилось в нашей стране к чтению текстов. При этом на уровне высшей школы обучение филологов велось на основе чтения художественной литературы; нефилологи читали («тысячами слов») специальные тексты соответственно своей будущей профессии, а роскошь повседневного общения, если на нее хватало времени и энтузиазма как учителей, так и учащихся, была представлена так называемыми бытовыми темами: в гостинице, в ресторане, на почте и т. п.

Изучение этих знаменитых топиков в условиях полной изоляции и абсолютной невозможности реального знакомства с миром изучаемого зыка и практического использования полученных знаний было делом лучшем случае романтическим, в худшем — бесполезным и даже вред­ом, раздражающим (тема «в ресторане» в условиях продовольствен­ных дефиците в, темы «в банке», «как взять машину напрокат», «туристическое агентство» и тому подобные, составлявшие всегда основное Содержание зарубежных курсов английского как иностранного и отечественных, написанных по западным образцам).

Таким образом, реализовалась почти исключительно одна функция языка — функция сообщения, информативная функция, и то в весьма уженном виде, так как из четырех навыков владения языком (чтение, письмо, говорение, понимание на слух) развивался только один, пассивный, ориентированный на «узнавание», — чтение.

Преподавание иностранных языков на основании только письмен­ных текстов сводило коммуникативные возможности языка к пассив­ной способности понимать кем-то созданные тексты, но не создавать, а без этого реальное общение невозможно, внезапное и радикальное изменение социальной жизни нашей страны, ее «открытие» и стремительное вхождение в мировое — в первую очередь западное сообщество вернуло языки к жизни, сделало их реальным средством разных видов общения, число которых растет день ото дня вместе с ростом научно-технических средств связи. В настоящее время именно поэтому на уровне высшей школы обучение иностранному языку как средству общения между специалистами разных стран мы понимаем не как чисто прикладную и узкоспециальную задачу обучения физиков языку физических текстов, геологов — языку геологических и т. п. Вузовский специалист— это широко образованный человек, имеющий фундаментальную подготовку. Соответст­венно, иностранный язык специалиста такого рода — и орудие произ­водства, и часть культуры, и средство гуманитаризации образования. Все это предполагает фундаментальную и разностороннюю подготовку по языку.

[7; 23-34]

Уровень знания иностранного языка студентом определяется не толь­ко непосредственным контактом с его преподавателем. Для того чтобы научить иностранному языку как средству общения, нужно создавать обстановку реального общения, наладить связь преподавания иност­ранных языков с жизнью, активно использовать иностранные языки в живых, естественных ситуациях. Это могут быть научные дискуссии на языке с привлечением иностранных специалистов и без него, рефери­рование и обсуждение иностранной научной литературы, чтение отдель­ных курсов на иностранных языках, участие студентов в международных конференциях, работа переводчиком, которая как раз и заключается в общении, контакте, способности понять и передать информацию обходимо развивать внеклассные формы общения: клубы, кружки, крытые лекции на иностранных языках, научные общества по интересам, где могут собираться студенты разных специальностей.

Итак, узкоспециальным общением через письменные тексты отнюдь не исчерпывается владение языком как средством общения, средст коммуникации. Максимальное развитие коммуникативных способностей — вот основная, перспективная, но очень нелегкая задача, стоя перед преподавателями иностранных языков. Для ее решения необходимо освоить и новые методы преподавания, направленные на развитие всех четырех видов владения языком, и принципиально новые у ные материалы, с помощью которых можно научить людей эффекта общаться. При этом, разумеется, было бы неправильно броситься от одной крайности в другую и отказаться от всех старых методик: их надо бережно отобрать все лучшее, полезное, прошедшее прове практикой преподавания.

Главный ответ на вопрос о решении актуальной задачи обучения иностранным языкам как средству коммуникации между представител разных народов и культур заключается в том, что языки должны изучаться в неразрывном единстве с миром и культурой народов, ворящих на этих языках.[77]

Научить людей общаться (устно и письменно), научить произвольно создавать, а не только понимать иностранную речь — это трудная задача, осложненная еще и тем, что общение — не просто вербальный процесс. Его эффективность, помимо знания языка, зависит от множе (факторов: условий и культуры общения, правил этикета, знания невербальных форм выражения (мимики, жестов), наличия глубоких фоновых знаний и многого другого.

Преодоление языкового барьера недостаточно для обеспече эффективности общения между представителями разных культур. этого нужно преодолеть барьер культурный. В приводимом ниже отрывке из интересного исследования И. Ю. Марковиной [51;25] представлены национально-специфические компоненты культуры, то есть как раз то, что и создает проблемы межкультурной коммуникации: «В ситуации контакта представителей различных культур языковой барьер— не единственное препятствие на пути к взаимопониманию. Национально-специфические особенности самых разных компонентов культур-коммуникантов могут затруднить процесс межкультурного общения.

К компонентам культуры, несущим национально-специфическую окраску, можно отнести как минимум следующие:

а) традиции (или устойчивые элементы культуры), а также определяемые как традиции в „соционормативной" сфере культур! обряды (выполняющие функцию неосознанного приобщения к соответствующей в данной системе нормативных требований);

б) бытовую культуру, тесно связанную с традициями, вследствие ее нередко называют традиционно-бытовой культурой;

в) повседневное поведение (привычки представителей некоторой культуры, принятые в некотором социуме нормы общения), а также связанные с ним мимический и пантомимический природы, используемые носителями некоторой лингвокультурной части;

• г) „национальные картины мира", отражающие специфику восприятия окружающего мира, национальные особенности мышления представителей той или иной культуры;

. д) художественную культуру, отражающую культурные традиции того или иного этноса.[77]

• Специфическими особенностями обладает и сам носитель национального языка и культуры. В межкультурном общении необходимо узновать особенности национального характера коммуникантов, систему их эмоционального склада, национально-специфические особенности мышления».

В новых условиях, при новой постановке проблемы преподавания иностранных языков стало очевидно, что радикальное повышение курса обучения коммуникации, общению между людьми разных национальностей и радикальных условий восполнения этого пробела — расширение и углубление роли социокультурного компонента в развитии коммуникативных способностей.

По словам Э. Сепира, «каждая культурная система и каждый единичный фактор общественного поведения явно или скрыто подразумевает коммуникацию.[14;46]

Речь уже идет, таким образом, о необходимости более глубокого цельного изучения мира (не языка, а мира) носителей языка, их культуру в широком этнографическом смысле слова, их образа жизни, национального характера, менталитета и т. п., потому что реальное употребление слов в речи, реальное речевоспроизводство в значительной степени определяется знанием социальной и культурной жизни говорящих на данном языке речевого коллектива. «Язык не существует вне социально унаследованной совокупности практических навыков и идей, характеризующих наш образ жизни». В основе национальных структур лежат структуры социокультурные.

Значения слов и правила грамматики явно недостаточно для того, чобы активно пользоваться языком как средством общения. Необходимо знать как можно глубже мир изучаемого языка.

Иными словами, помимо значений слов и правил грамматики нужно знать, когда сказать/написать, как, кому, при ком, где; как данное значение/понятие, данный предмет мысли живет в реально мира изучаемого языка. Именно поэтому в настоящее время в учебном плане факультета иностранных языков МГУ треть времени, отводится много на изучение иностранных языков, «мир изучаемого языка». Этот термин-понятие заимствован многими учебными заведениями России.

Как же соотносятся между собой такие понятия, как социолингвистика, лингвострановедение и мир изучаемого языка?

Социолингвистика — это раздел языкознания, изучающий обусловленность языковых явлений и языковых единиц социальными факторами: с одной стороны, условиями коммуникации (временем, мест, участниками, целями и т. п.), с другой стороны, обычаями, традиция» особенностями общественной и культурной жизни говорящего коллектива.

Лингвострановедение— это дидактический аналог социолингвистики, развивающий идею о необходимости слияния обучения иностранному языку как совокупности форм выражения с изучением o6щественной и культурной жизни носителей языка.[77]

Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров, отцы лингвострановедени России, сформулировали этот важнейший аспект преподавания языков следующим образом: «Две национальные культуры никогда совпадают полностью,— это следует из того, что каждая состоит из национальных и интернациональных элементов.[4] Совокупности впадающих (интернациональных) и расходящихся (национальных) единиц для каждой пары сопоставляемых культур будут различными... Поэтому неудивительно, что приходится расходовать время и энергию усвоение не только плана выражения некоторого языкового явления, но и плана содержания, т. е. надо вырабатывать в сознании обучающихся понятия о новых предметах и явлениях, не находящих аналог ни в их родной культуре, ни в их родном языке. Следовательно, pечь идет о включении элементов страноведения в преподавание языка, это включение качественно иного рода по сравнению с общим страноведением. Так как мы говорим о соединении в учебном процессе языка и сведений из сферы национальной культуры, такой вид преподавательской работы предлагается назвать лингвострановедческим преподаванием».

^ Мир изучаемого языка как дисциплина, неразрывно связанна с преподаванием иностранных языков, сосредоточен на изучении совокупности внеязыковых фактов (в отличие от двух предшествующих. понятий), то есть тех социокультурных структур и единиц, которые лежат в основе языковых структур и единиц и отражаются в этих следних.

Иными словами, в основе научной дисциплины «мир изучаемого языка» лежит исследование социокультурной картины мира, нашедшее свое отражение в языковой картине мира.

Картина мира, окружающего носителей языка, не просто отражаются в языке, она и формирует язык и его носителя, и определяет особенности речеупотребления. Вот почему без знания мира изучаемог языка невозможно изучать язык как средство общения. Его можно использовать и как копилку, способ хранения и передачи культуры, то есть как мертвый язык.

Этот конфликт проявляется на разных уровнях. Изучение его очень важно, особенно когда это трудности, скрытые и от участников коммуникации, в том числе и от участников процесса обучения иностранным зыкам — от учителя и ученика. Наиболее явственно он проявляется в лексике, так как именно эта часть языка имеет через лексическое значение прямой и непосредственный выход в реальный мир, во внеязыковую реальность.

Узнав новое иностранное слово, эквивалент родного, следует быть очень осторожным с его употреблением: за словом стоит понятие, за понятием — предмет или явление реальности мира, а это мир иной страны, иностранный, чужой, чуждый. Обратите внимание на слово употребление: именно в процессе производства речи, то есть при реализации активных навыков пользования языком (говорение, письмо), особенно остро встает проблема культурного барьера, культурного компонента, наличия культурных фоновых знаний о мире изучаемого языка действительно, для того чтобы не просто узнать, распознать значение слова в тексте, произведенном кем-то, а самому произвести этот текст, важно знать не только собственно значение слова, но и как можно больше о том, что стоит за словом, о предмете-понятии (thing meant), о его функциях в том мире, где данный язык используется в качестве вербального средства общения.

Самые трудные проблемы обучения активным навыкам пользования языком — письму и говорению, то есть собственно производству речи, очевидными только с уровня двух и более языков.

Это про­емы лексической сочетаемости слов в речи и,соответственно,лексикографии,коммуникативного синтаксиса и многие другие .[77]

Вот почему преподавание иностранных языков в России должно быть основано на сопоставлении с родным языком и культурой и, следовательно, тесно связано с русистикой. Это важнейшее условие оптимизации и развития преподавания иностранных языков, русского языка и английского как иностранного.

Заявления такого рода — о том, что только с уровня знания по крайней мере двух языков и двух культур открываются (как с вершины культуры— новые дали и горизонты) некие скрытые свойства и, соответственно, скрытые трудности, которые не видны с уровня одного языка, — позволяют сделать один важный практический вывод: носители языка, преподающие свой родной язык как иностранный и не знающие родного языка учащихся, не видят ни этих скрытых особенностей ни этих скрытых трудностей. И в этом — сюрприз, сюрприз боль шое преимущество иностранных преподавателей иностранного же язык перед преподавателями — носителями этого языка.

Все расхождения языков и культур выявляются при их сопоставлении. Однако на уровне языковой картины мира эти различия не видт и слова разных языков выглядят обманчиво эквивалентными. Это создает большие трудности в практике преподавания иностранных языков. Еще раз подчеркнем, что все эти проблемы обнаруживаются только при сопоставительном изучении по крайней мере двух языков ( соответственно, культур) — иностранного и родного. Они представляют, таким образом, некий подводный камень в практике обучения иностранным языкам, который не в состоянии увидеть преподаватели-носители иностранного языка, не знающие родного языка студентов, Скрытые трудиост речепроизводства и коммуникации

Рассмотрим две основные причины, осложняющие коммуникацию вообще, а на иностранном языке в особенности. Каждое слово каждого языка имеет свой, присущий только данному языку резерв сочетаемости. Иными словами, оно «дружит» и сочетается с одними словами и «не дружит» и, соответственно, не сочетается с другими. Почему победу можно только одержать, а поражение потерпет почему роль по-русски можно играть, значение иметь, а выводы, комплименты делать? Почему английский глагол to pay, означающий 'платить' полагается сочетать с такими несочетаемыми, с точки зрения русского языка, словами, как attention внимание. Почему русские сочетания крепкий чай, сильный дождь по-английски звучат как «сильный чай» (strong tea), «тяжелый дождь» (heavy rain).

Ответ один: у каждого слова своя лексико-фразеологическая сочетаемостьемость, или валентность. Она национальна (а не универсальна) в том смысле, что присуща только данному конкретному слову в данном конк ретном языке. Специфика эта становится очевидной только при сопоставлении языков, подобно тому как родная культура выявляется при столкновении с чужой. Поэтому носители языка не видят этих главных проблем изучающего иностранный язык трудностей: им и в голову не приходуй, что в каком-то языке чай может быть сильным, а комплименты платят.

Именно поэтому, изучая иностранный язык, нужно заучивать слова не в отдельности, по их значениям, а в естественных, наиболее устойчивых сочетаниях, присущих данному языку.

Лексическая сочетаемость подрывает основы перевода. Двуязычные словари подтверждают это явление. Перевод слов с помощью словаря, который дает «эквиваленты» их значений в другом языке, провоцируя ущащихся их на употребление иностранных слов.

о ration book карточки,

to do the books вести счета,

our order books are full мы больше не принимаем заказов,

to be in smb's good/bad books быть на хорошем/плохом счету,

I can read her like a book я вижу ее насквозь,

we must stick to/go by the book надо действовать по правилам,

I'll take a leaf out of your book я последую твоему примеру,

Не was brought to book for that за это его привлекли к ответу.

Та же ситуация — когда перевод отдельного слова не совпадает с переводами этого слова в словосочетаниях — может быть проиллюстрирована примерами из русско-английского словаря:

записка note,

деловая записка memorandum,

докладная записка report,

любовная записка love letter, billet-doux;

закрытый closed,

закрытое заседание private meeting,

закрытое голосование secret ballot,

закрытое помещение indoors (PACC).[76; 34-38]

На уровне словосочетаний эти различия еще разительнее.

При случае можно шокировать аудиторию утверждением, что люди, говорящие по-английски, не моют голову, как показывает их язык. И ни действительно ее не моют— в прямом значении, водой и мылом, странные люди! — моют волосы, потому что эквивалентом русского словосочетания мыть голову оказывается английское to wash one's hair. Удивительно, что при таком развитии «политической корректнос-и» до сих пор никто не усовестился, обижая лысых, которым тоже приходится говорить по-английски «мою волосы», хотя насколько естественнее было бы для них по-русски «мыть голову». Голова-то есть у всех, а волосы... Что же касается выражения to wаsh one's head, то оно употребляется в переносном смысле, близко к усскому, тоже переносному, намылить шею.

2. Другой трудностью, еще более скрытой, чем тайны и непредсказуемость лексико-фразеологической сочетаемости, является конфликт между культурными представлениями разных народов о тех предметах и явлениях реальности, которые обозначены «эквивалентными» словами этих языков.

Так, даже обозначение зеленого цвета, такого «общечеловеческого» понятия, вызывает большие сомнения в плане его абсолютного лексического соответствия, поскольку наличие определенных метафорических и стилистических коннотаций не может не влиять на значение сло-а, а эти коннотаций различны в разных языках. Зеленые глаза по-русски звучит поэтично, романтично, наводит на мысль о колдовских, русалочьих глазах. Английское же словосочетание green eyes является метафорическим обозначением зависти и содержит явные негативные коннотации. Отрицательные ассоциации, вызываемые green eyes, «вина» Шекспира, назвавшего в трагедии «Отелло» зависть, ревнивой (jealousy) зеленоглазым чудовищем — a green-eyed monster.

Дело в том, что кажущаяся понятийная эквивалентность, неверная эквивалентность реальности, вводит в заблуждение учащегося, и он может употреблять слово, не учитывая особенности языкового функционирования данного слова в чужой речи, его лексико-фразеологическую сочетаемость и лингвостилистические коннотации. Иначе говоря в тех, казалось бы, простейших случаях, когда слова разных языков включают в себя одинаковое количество понятийного материала, отражается один и тот же кусочек действительности, реальное речеупотребление их может быть различным, так как оно определяется различным речевым мышлением и различным речевым функционированием. Итак, языковая эквивалентность — это миф, который рассыпается, если принять во внимание такие факторы, как объем семантики, лексическая сочетаемость, стилистические коннотации. Все эти проблемы хорошо известны и лингвистам, и переводчикам, и преподавателяг иностранных языков. Гораздо меньше внимания получил культурологический аспект эквивалентности слов разных языков. Слово как единица соотносится с неким предметом или явлением реального мира. [77]

^ Каждое иностранное слово - перекресток культур. Выясним теперь, что стоит за понятийной эквивалентностью, за одинаковым количеством понятийного материала. Сопоставление русского и английского языков с учетом социокультурного компонента вскрывает глубины различий между тем, что стоит за словами этих языков, то есть между культурными представлениями о реальных предметах и явлений действительности и между самими предметами и явлениями.

Возьмем для исследования самые простые слова, обозначающие предметы и явления, которые существуют у всех народов и во всех культурах.

Конкретный стол, который стоит в вашей комнате, это «кусочек ре­вности». Когда мы называем этот предмет окружающего нас мира, в щем мышлении есть определенное понятие стола, некое представле­но столе, которое обобщено в определениях толковых словарей, на-эимер, русских:

Стол — предмет мебели в виде широкой горизонтальной доски на ясских опорах, ножках. ^ Обедать за столом. Письменный стол. Оваль-ilucmon. Сесть за стол. Встать из-за стола (0.).

Стол — предмет домашней мебели, представляющий собою широ-»ю поверхность из досок (деревянных, мраморных и др.), укрепленных (одной или нескольких ножках, и служащий для того, чтобы ставить W класть что-нибудь на него. Круглый стол. Письменный стол. Обеденный стол. Кухонный стол. Туалетный стол . I. Или в английских словарях:

Table — article of furniture consisting of flat top of wood or marble etc.

d one or more usu. vertical sup-

Стол — предмет мебели, состоящий из деревянной, мраморной и др. Для хранения украшений, для выполнения работы или для игр.

Table — a flat surface, usually supported by four legs, used for putting [16]

Food Например, в Туркмении стол представлен просто куском клеенки или скатерти на полу, и только для европейских гостей в качестве демонстрации особого уважения могут внести и поставить стол в нашем понимании. Но речь даже и не о таких явных культурных различиях. В близкородственных евро-ских культурах различие между тем, что стоит за, казалось бы, не­ценно эквивалентными словами разных языков. В русском языке слово дом обязательный компонент любого адреса. В английском же в данном контексте у него вообще нет эквивалента и, соответственно, «перевода», вы просто пишете номер перед названием улицы gowning Street), а не после, как в русском адресе. Дом шире по значению и употребительности, чем house, между ними разница в объеме семантики (обязательный дом в русском адресе и отсутствие его в английском) — все это представляет значительные трудность при изучении и преподавании иностранных языков. Однако, даже если рассмотреть те речевые ситуации, в которых дом совпадают по семантике, а значит, должны быть эквивалентно переводимы, необходимо учитывать разницу культур на уровне не реальных предметов, а представлений и понятий о них. Иначе говоря, понятие, выражаемое словом дом, и то, что стоит за английским house, — это разные вещи, определяемые разными культурами. Принятого чтобы понять и, соответственно, правильно перевести анг-юе предложение That morning she had a headache and stayed upstair. Важно знать, что представляет из себя английский house. Буквальным эквивалентом английских слов этого предложения будут русские слова: то утро она имела головную боль и осталась наверху. Правильный перевод, передающий смысл предложения: В то утро у нее болела голова и она не вышла к завтраку.

дело в том, что в традиционном английском доме наверху всегда только спальни, а гостиная, столовая, кухня — на первом этаже. Поэтому upstairs (вверху, поднявшись по лестнице) и downstairs (внизу - спустившись по лестнице) подразумевают образ жизни и устройство то есть все то, что обозначается словом house и что существенно отличается от русского слова-понятия дом. И то, и другое и house, и дом складывались веками под влиянием образа и, климата, географических условий и еще самых различных факторов.
Русское завтрак это совершенно не имитированное разнообразие кушаний, варьирующееся в разных социальных и территориальных группах, и просто от семьи к семье.

^ Обед еще более запутывает картину, потому что это и lunch, и dinner, вернее ни lunch, ни dinner, не совпадающий ни гастрономически, ни по времени (lunch в 12.00— слишком рано, dinner'20-21.00 слишком поздно для обеда). Ужин это и dinner, и supper. Такимим образом, вся стройная система «переводов» «разбилась о быт», как сказал бы Маяковский.

Еще пример. Русское слово бабушка и английское grandmotherтермины родства, обозначающие мать родителей. Однако что общего русская бабушка имеет с английской grandmother? Это совершенно разные образы, они по-разному выглядят, различно одеваются, у них совершенно разные функции в семье, разное поведениe, разный образ жизни. Русское слово babushka одно из не слишком многочисленных заимствований в английском языке, обозначающее головной платок, косынку («a head scarf tied under the chin, worn by russian peasant women» [головной платок, завязываемый под подбо-юдком, наподобие того, как носят русские крестьянки] Руссая бабушка, как правило, занята в новом статусе еще больше, чем раньше: она растит внуков, ведет хозяйство, дает родителям возможность работать, зарабатывать деньги. Англоязычная grandmother уходит на «заслуженный отдых»: путешествует, ярко одевается, старается наверстать упущенное в плане развлечений, приятного времяпрепровождения.[77]

Интересные данные о разном отношении представителей разных' культур ко времени привел в своей работе «Культура и время» студент факультета иностранных языков МГУ Сергей Цингаленок. Он пригласил к себе на день рождения к 19 часам вечера своих друзей по студенческому общежитию. Вот как он описывает «съезд гостей»: «Немцы пришли в 6.55 и удивились, что никого нет. Китайцы пришли в 7.05, извинялись за опоздание и объяснили причины. В 7.30 пришли венгры и сказали: «Давайте начинать». Американцы пришли в 9.15, были очень рады, что вечеринка в разгаре и не сказали ни слова об опоздании. Остальные русские друзья потом шли всю ночь».

Таким образом, в культурной картине мира у русских и англичан словами час и hour скрываются разные понятия.
Человек — существо общественное. Он живет в обществе и, следо­вательно, может и должен общаться с другими членами этого общества. Обратим внимание на общий корень: общество, общение. И слово ком­муникация того же корня, только латинского: communication из communis общий.

Итак, слова связывают людей, объединяют их через общение. Без общения нет общества, без общества нет человека социального, нет человека культурного, человека разумного, homo sapiens. Слова, складываясь в язык, выделяют человека из животного мира. Как же их не любить?! Как же их не изучать - внимательно, пристально, со всех точек зрения и во всех проявлениях? Ни одна наука, ни одна специальность не может обойтись без слов. Они нужны хотя бы для того, чтобы сформулировать знание и опыт, сохранить его и передать следующим поколениям. И великий медик общается с помощью слов и с другими медиками, и с пациентами, и со всеми другими членами человеческого сообщество.[77]

Его Величество Общение (или Ее Величество Коммуникация) правит людьми, их жизнью, их развитием, их поведением, их познанием мира и самих себя как части этого мира. И всякая попытка осмыслить коммуникацию между людьми, понять, что ей мешает и что способствует, важна и оправданна, так как общение- это столп, стержень, основа существования человека.

Цель этого параграфа - рассмотреть проблемы человеческого общения с особым вниманием к языку как главному - но не единственному! - средству общения.

Такая попытка особенно важна сейчас, когда смешение народов, языков, культур достигло невиданного размаха и как никогда остро встала проблема воспитания терпимости к чужим культурам, пробуждения интереса и уважения к ним, преодоления в себе чувства раздражения от избыточности, недостаточности или просто непохожести других культур. Именно этим вызвано всеобщее внимание к вопросам межкультурной, международной коммуникации.

Какие факторы помогают коммуникации, что препятствует ей и что затрудняет общение представителей разных культур? Как соотносятся между собой язык и культура? Каким образом язык отражает мир, пропущенный через сознание человека?

Далее остановимся на соотношении языка и культуры, этих двух клю­чевых для настоящей работы слов и понятий. Их тесная взаимосвязь очевидна.

Язык - зеркало культуры, в нем отражается не только реальный мир, окружающий человека, не только реальные условия его жизни, но и об- щественное самосознание народа, его менталитет, национальный ха­рактер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, видение мира.

Язык — сокровищница, кладовая, копилка культуры. Он хранит куль­турные ценности — в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, в фольклоре, в художественной и научной литературе, формах письменной и устной речи.

Язык— передатчик, носитель культуры, он передает сокровища на­циональной культуры, хранящейся в нем, из поколения в поколение. Овладевая родным языком, дети усваивают вместе с ним и обобщенный культурный опыт предшествующих поколений.

Язык — орудие, инструмент культуры. Он формирует личность чело­века, носителя языка, через навязанные ему языком и заложенные в языке видение мира, менталитет, отношение к людям и т. п., то есть че­рез культуру народа, пользующегося данным языком как средством об­щения.[18]

Итак, язык не существует вне культуры как «социально унаследо­ванной совокупности практических навыков и идей, характеризующих наш образ жизни». Как один из видов человеческой деятельности, язык оказывается составной частью культуры, определяемой (см. выше) как совокупность результатов человеческой деятельности в разных сферах жизни человека: производственной, общественной, духовной. Однако в качестве формы существования мышления и, главное, как сред­ство общения язык стоит в одном ряду с культурой.

Если же рассматривать язык с точки зрения его структуры, функцио­нирования и способов овладения им (как родным, так и иностранным), то социокультурный слой, или компонент культуры, оказывается час­тью языка или фоном его реального бытия.

В то же время компонент культуры - не просто некая культурная информация, сообщаемая языком. Это неотъемлемое свойство языка, присущее всем его уровням и всем отраслям.

Язык — мощное общественное орудие, формирующее людской поток в этнос, образующий нацию через хранение и передачу куль­туры, традиций, общественного самосознания данного речевого коллектива.

«Первое место среди национально-специфических компонентов культуры занимает язык. Язык в первую очередь способствует тому, что культура может быть как средством общения, так и средством разобще­ния людей. Язык - это знак принадлежности его носителей к опреде­ленному социуму.

На язык как основной специфический признак этноса можно смот­реть с двух сторон: по направлению „внутрь", и тогда он выступает как главный фактор этнической интеграции; по направлению „наружу", и в этом случае он - основной этнодифференцирующий признак этноса. Диалектически объединяя в себе эти две противоположные функции, язык оказывается инструментом и самосохранения этноса, и обособле­ния „своих" и „чужих"».

Таким образом, соотношение языка и культуры - вопрос сложный и многоаспектный. Проблемам взаимоотношений, взаимосвязи, взаи­мовлияния и взаимодействия языка и культуры в процессе общения людей и посвящена эта книга. Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению этих проблем, необходимо сделать несколько ого­ворок и разъяснении как методологического, так и методического плана.

Вопросами становления и развития культуры человека занимаете культурная антропология. Антропология, как это следует из названия, - наука о человеке. Однако к наукам о человеке (что также отражено в названии) относятся все гуманитарные науки и некоторые естественные (медицина, частично - биология). Наук о человеке много, и это понятно, потому что, во-первых, человек очень сложное, разностороннее и многогранное существо, а во-вторых - все эти науки развиваются в человеческом обществе, где, естественно, именно человек находится в центре внимания.

Все остальные науки, не сконцентрированные непосредственно на человеке, имеют в качеств предмета изучения мир, природу, объективную внечеловеческую реальность, но это мир, окружающий человека, и изучается он человеком, ^ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА, с точки зрения человека. Иными словами, человеческий фактор присутствует даже в самой негуманитарной науке.

Итак, множество наук о человеке изучает разные стороны его жизни, его физической (биология, медицина) и духовной (психология, философия, филология) сущность его деятельности (экономика, социология), его становления и развития (история). Все эти дисциплины тесно взаимосвязаны, поскольку восходят к одному и тому же объекту изучения - человеку, в котором эти разнесенные по разным дисциплинам аспекты сосуществуют к единый организм, как неразрывное целое.

Чем же занимается антропология, что выбрала себе эта наука, разорвав, как и все остальные, неразрывное целое?
  1   2   3   4



Скачать файл (805.8 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru