Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольная работа - Кризис греческих полисов - файл 1.doc


Контрольная работа - Кризис греческих полисов
скачать (130.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc131kb.03.12.2011 14:39скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Содержание

Введение

Актуальность нашей темы определена ролью полисов в развитии, расцвете и дальнейшем крахе политической и экономической системы Древней Греции. С конца V в. до н.э. полисная система Греции вступает в период кризиса, углублявшегося на протяжении IV в. до н.э. Этот кризис не был кризисом рабовладельческого строя, но система небольших городов-государств, основанных на сплоченности замкнутого гражданского коллектива, противопоставленного своими привилегиями внешнему миру, оказалась несостоятельной в условиях развития межгосударственных экономических связей, роста частной собственности, не обусловленной обязательной принадлежностью к миру данного полиса, и обострения социальных противоречия внутри свободного населения.

Объект нашей работы – полисная система Греции.

Предмет – кризис греческих полисов.

Цель работы – изучить особенности кризиса греческих полисов.

Задачи:

  1. Охарактеризовать полис как политическую организацию Древней Греции.

  2. Указать причины кризиса полисной системы Древней Греции.

  3. Проследить характер последствий кризиса полисов для дальнейшего развития Древней Греции.

Многие исследователи определяют комплекс проблем IV в. до н.э. и их специфику как кризис полиса. Такая точка зрения получила широкое распространение, но разделяется далеко не всеми, а среди ее сторонников нет единодушия во взглядах на сущность полиса, на классификацию его основных признаков и на его исторические судьбы. Неоднозначна и трактовка термина «кризис» по отношению к конкретной исторической ситуации. Кризисные изменения в IV в. до н.э. могут трактоваться и как упадок полиса в качестве государственного образования, и как переломный момент в рамках этого образования, обозначающий переход на новую ступень развития1.

Расходясь в оценке явления, исследователи довольно единодушны в выделении тех процессов, которые дали основание для дискуссии и позволяют говорить о IV в. как о совершенно особом периоде греческой истории.

В нашей работе мы опирались на работу Э.Д. Фролова «Греция в эпоху поздней классики. (Общество. Личность. Власть)»2, посвященной интересующему нас периоду развития Греции. Кроме того, в исследовании мы использовали учебные пособия, статьи периодической печати и материалы научной конференции «Интеллектуальная культура исторической эпохи».

^ 1. Определяющие черты греческого полиса

Особенности процесса становления государственности в Древней Греции во многом предопределялись природно-географическими факторами. Греция представляла собой горную страну, где было мало плодородных и пригодных для зерновых культур земель, особенно таких, которые требовали бы, как на Востоке, проведения коллективных ирригационных работ. Зато в Греции сложились благоприятные условия для развития ремесла, в частности металлообработки, что способствовало повышению эффективности труда и его индивидуализации. Широкое развитие обменных, а затем и торговых отношений, особенно морской торговли, способствовали становлению рыночного хозяйства и росту частной собственности. Усилившаяся социальная дифференциация стала основой острой политической борьбы, в результате которой переход от примитивных государств к высоко развитой государственности происходил более стремительно и со значительными социальными последствиями1.

Природные условия повлияли на организацию государственной власти в Греции и в другом отношении. Горные хребты и заливы, которые рассекали морское побережье, где проживала значительная часть греков, оказались существенным препятствием для политического объединения страны и тем более делали невозможным и ненужным централизованное управление. Таким образом, сами естественные барьеры предопределили возникновение многочисленных, сравнительно небольших по размеру и достаточно изолированных друг от друга городов-государств – полисов.

Проблема формулировки термина «полис» в отечественной историографии заключена в том, что полис не был в центре исследований советский и российских ученых. Причину этому С.Г. Карпюк видит в том, что он был слишком далек от главной проблемы исследований ученых: проблемы взаимодействия власти и индивида и проблемы места России между Востоком и Западом. Греческий полис никоим образом не мог помочь в объяснении предполагаемой российской уникальности. Он оставался знаком европейского пути развития, европейской «ординарности», и именно поэтому исследователи российской истории стремились сравнить его с древнерусскими городами-республиками. Но для советских историков античности, начиная с пятидесятых годов, полис играл важную роль как профессиональный термин, позволяя «обходить» идеологические догмы2.

Исходя из этих соображений, автор дает следующее определение: полис (от др.-греч. Polis – город) – конвенциональный термин, используемый с середины ХХ в. советскими, российскими, а также частью западных историков античности для обозначения античной городской гражданской общины3.

В.И. Кузищин, определяя полис, указывает его специфику: «суверенное мелкое государство со своей специфической социально-экономической и политической структурой, обеспечивший быстрое развитие производства, формирование гражданского общества, республиканских политических форм и культуры»4.

Полисный уклад жизни как таковой исследователям зачастую представляется регрессивным по отношению к эллинистическим новациям. Р. Пельман считает, что сосредоточение идеи государства на городе делало, в конце концов, невозможным какой-либо дальнейший прогресс. Факт этот подтверждается тем, что все позднейшие попытки преодолеть традиционную политику обособления жизни путем создания единения через посредство союза государств пришли к сколько-нибудь положительному результату лишь в тех частях Эллады, где развитие городской жизни являлось наиболее отставшим, – в Этолии и Ахайе, в то время как Афины и Спарта воспринимали эту идею союзного государства Эллады позднейших времен лишь против воли1.

С точки зрения своей внутренней организации античный полис представлял собой закрытое государство, за бортом которого оставались не только рабы, но и чужаки-иностранцы, даже выходцы из других греческих полисов. Для самих же граждан полис являлся своего рода политическим микрокосмосом со своими священными для данного города формами, правом и т.д. Полис заменил у древних греков распавшиеся под влиянием частной собственности земельно-общинные коллективы гражданской и политической общиной. Большие различия в экономической жизни, в остроте политической борьбы, в самом историческом наследии являлись причиной большого разнообразия внутреннего устройства городов-государств.

Гражданский коллектив полиса был неоднородным. Укрепление товарных отношений усиливало имущественную и социальную дифференциацию гражданского коллектива, приводило к его расслоению и ослаблению. Для поддержания некоторого единства граждан полисные власти принимали ряд мер. Этими мерами были наделение участками потерявших землю граждан, введение земельного максимума, который препятствовал концентрации земли в руках отдельных лиц за счет других. На богатых граждан налагались так называемые литургии, т.е. обязанность тратить часть своих средств на общественные нужды (поставка кораблей, устройство общественных празднеств и др.). Общественное мнение осуждало граждан, занимающихся накоплением богатств, ведущих праздный образ жизни. Напротив, достойным гражданином считался среднезажиточный земледелец, который заботливо ведет свое хозяйство, ревностно выполняет все гражданские обязанности, является умелым и доблестным защитником своего полиса, неся службу в гоплитах.

С точки зрения государственного управления, греческий полис имел республиканское устройство. Верховная власть принадлежала Народному собранию, которое состояло в принципе из всех полноправных граждан. Народное собрание управляло полисом совместно с Советом и должностными лицами, избираемыми на определенный срок (как правило, на один год). Постоянного государственного аппарата, за исключением малочисленного штата технических служащих, не существовало. Повторное переизбрание на одну и ту же должность, как правило, не допускалось. Должностные лица после истечения срока их пребывания в должности отчитывались перед Народным собранием или его органами. Доминирующее значение Народного собрания и Совета воплощало главный принцип политического мышления древних греков: право участия в управлении всего гражданского коллектива. Право на решение дел своего полиса, государственное управление рассматривалось как одно из важнейших прав гражданина2.

Отметим, что в раннереспубликанский период демократический потенциал, присущий полисной системе, предусматривающей элементы непосредственной демократии, не получил полного развития. Простой народ в полисах, не имевший политического опыта, уступал бразды правления практически во всех античных полисах родовой, жреческой и новой имущей аристократии. Дальнейший процесс демократизации политической жизни в полисах сопровождался обострением борьбы между аристократией, державшей в своих руках власть и стремившейся законсервировать старые полисные порядка, и народом (демосом), все более осознающим свое гражданское единство. Результатом этой борьбы стала серия законодательных реформ, подрывающих монополию аристократии в государственных органах и создающих основу для развития демократических институтов1.

Рассмотрим политическое устройство полисов на примере Афинской республики периода расцвета (V в. до н.э. – 30-е гг. IV в. до н.э.).

В правлении Афинской республики принимали участие все граждане, имеющие равные права. Основными органами Афинского государства являлись: народное собрание, Совет пятисот, гелиэя. Народное собрание – верховный орган власти Афин. Первоначально собиралось 10, а позднее 40 раз в год. Компетенция народного собрания: принятие законов, издание постановлений по частным вопросам (псефизмы), избрание должностных лиц и проверка их деятельности, решение вопросов войны и мира, обсуждение продовольственного положения страны и т.д.

В работе народного собрания могли участвовать только полноправные афинские граждане от 20-ти лет. Женщины и метеки не допускались. Для решения вопросов требовалось присутствие 20% всех полноправных афинян. Принятый народным собранием законопроект становился законом только в том случае, если он не отвергался затем гелиэей2.

В Афинах в Совет пятисот (буле) входило по 50 человек от каждой из десяти территориальных фил. Члены совета (булевты) избирались по жребию на один год из граждан, достигших 30 лет. Компетенция Совета: осуществление дипломатических сношений с другими государствами, управление финансами, надзор за арсеналами, доками, флотом, регулирования торговли, контроль над должностными лицами. Последние имели право выступать в Совете и вносить на его рассмотрение свои предложения. Важнейшей функцией Совета было предварительное обсуждение вопросов, поступавших на рассмотрение народного собрания, что позволяло Совету направлять деятельность последнего. То есть, в сферу компетенции Совета входило как руководство деятельностью народного собрания, так и администрации, а также полномочия в сфере дипломатических отношений, судебных решений, контроля над финансами.

Для ведения текущих дел Совет был разделен на 10 комиссий (пританий), состоящих из 50 представителей одной филы. По окончанию срока службы каждый член Совета отчитывался в своей деятельности и мог быть привлечен к ответственности.

Гелиэя – высший судебный орган Афинского государства. Состоял из 5000 судей и 1000 запасных: по 600 человек из 10 территориальных фил. Члены гелиэи избирались по жребию на один год из граждан, достигших 30 лет. В составе гелиэи функционировали 10 коллегий, в каждой из которых было по 500 судей и 100 запасных. В целях предотвращения возможных злоупотреблений коллегиям было неизвестно, когда их призовут к исполнению обязанностей. Это решилось жеребьевкой в день суда.

Гелиэя была судом первой инстанции по делам о государственных преступлениях и о злоупотреблениях должностных лиц и апелляционной инстанцией по делам, рассмотренным другими судами. Она также осуществляла некоторые контрольные функции и обладала важным право отвергать законопроекты, принятые народным собранием.

Некоторые судебные функции сохранил ареопаг: рассматривал дела об умышленном убийстве, мог проводить расследование дел о государственных преступлениях. Дела о неумышленных убийствах рассматривался судов эфетов. Имущественные преступления – коллегией одиннадцати. Гражданско-правовые споры об имуществе подлежали ведению третейского суда диэтетов и коллегии сорока.

Должностные лица (магистраты) в Афинах свою деятельность осуществляли на основе общих принципов, к числу каковых относятся: выборность (выборы осуществлялись ежегодно или открытым голосованием в народном собрании, или по жребию); срочность (как правило, должностные лица оставались у власти один год, после чего слагали свои полномочия; коллегиальность (обычно коллегия составлялась из 10 лиц. Во главе коллегии стояли председатели. Все прочие члены коллегии считались равными в правах); отсутствие иерархической подчиненности (исключение составляли военные должности); возмездность. (магистратам, за исключением стратегов, полагалось вознаграждение); подотчетность (после истечения срока должностные лица представляли отчеты о своей деятельности Совету пятисот и гелиэе).

Главными должностными лицами были стратеги и архонты.

Коллегия стратегов состояла из 10 членов, избираемых народным собранием из числа женатых и имевших недвижимость граждан. Полномочия к V в.: распоряжение средствами, отпущенными на содержание армии и флота, организация сбора военных налогов, руководства доставкой продовольствия в Афины, некоторые полномочия в области дипломатических сношений. Вели следствие и председательствовали в судах по делам о воинских преступлениях. Имели право требовать созыва внеочередных заседаний Совета пятисот или народного собрания и принятия неотложных мер1.

С ростом полномочий стратегов падало политическое значение архонтов. После реформ Солона 9 архонтов стали избираться жребием из кандидатов, предложенных территориальными филами. Единой коллегией они действовали редко. Первым архонтом считался архонт-эпоним, за которым сохранились судебные функции по семейным делам и делам о наследстве. Вторым архонтом был архонт-базилевс (вопросы религиозного культа, дела об уголовных преступлениях). Далее шел архонт-полемарх (дела, связанные с метеками и другими иностранцами). Остальные 6 архонтов-фесмофетов руководили отправлением правосудия в афинских судах.

К VI-V вв. до н.э. на первый план среди нескольких сотен древнегреческих полисов выдвигаются два наиболее крупных и сильных в военном отношении государства-полиса: Афины и Спарта. Под знаком антагонизма этих двух полисов развертывалась вся последующая история государственности Древней Греции.

В Афинах, где наиболее полное развитие получили частная собственность, рабство, рычночные отношения, где сложилась гражданская община, связывающая её членов при всем различии их имущественных и политических интересов в единое целое, античная демократия достигает своей вершины и становится огромной социальной силой.

Спарта вошла в историю как образец аристократического военно-лагерного государства, которое ради подавления огромной массы подневольного населения искусственно сдерживало развитие частной собственности и безуспешно пыталось сохранить равенство среди самих спартиатов.

Таким образом, соперничество Афин и Спарты вылилось в своеобразное соревнование двух гражданских и политических общие в Греции. Конфронтация двух «полисных сверхдержав» втянула весь греческий мир в кровопролитную и затяжную Пелопоннесскую войну, результатом которой стало ослабление всей полисной системы и падение демократических институтов. В конечном итоге и Афины, и Спарта оказались добычей Македонской монархии.

^ 2. Причины кризиса полисной системы в Древней Греции

На рубеже V-IV вв. до н.э. мир полисная система Древней Греции входит в период кризиса. Перелом был обусловлен самим ходом исторического развития, и в первую очередь естественными сдвигами в социально-экономической жизни древнегреческого общества, а также дополнительным, убыстряющим воздействием ряда политических факторов, среди которых важнейшим была Пелопоннесская война со всеми ее потрясениями и последствиями1.

Рассмотрим причины кризиса полисов с двух сторон: социально-экономической и политической.

Пелопонесская война, одна из самых кровопролитных в греческой истории, привела к колоссальной растрате материальных и людских ресурсов, денежных средств, гибели больших ценностей. Потери не могли не сказаться на состоянии всего комплекса социально-экономических и политических отношений. Нужно было восполнять поредевшие ряды гражданства, владельцев земельных участков, ремесленников и мелких торговцев, участников народных собраний, членов гелиеи, многочисленных выборных магистратур. При замкнутом характере полиса, не допускавшем широкую раздачу гражданских прав метекам и иностранцам, и невысокой рождаемости эта проблема могла решаться с большими трудностями.

Как Пелопоннесская война, так и многочисленные войны IV в. до н.э. требовали постоянного пополнения нового оружия, кораблей и разнообразного снаряжения. Все это не могло не служить стимулом для развития греческой экономики в целом2.

Важнейшим из экономический процессов было прогрессирующее развитие крупнособственнического рабовладельческого хозяйства. Рабский труд проникает в разные сферы производства. Увеличилось число рабов, эксплуатируемых на горных работах, например, в принадлежавших Афинской республике Лаврийских серебряных рудниках. В трактате «О доходах», написанном в первой половине IV в. Ксенофонтом, сообщается, что «никто теперь из владеющих рабами в рудниках не уменьшает числа их, но всегда приобретает как можно больше новых, и это оправдывается тем, что каждый такой отданный в аренду раб ежедневно дает своему владельцу один обол чистого дохода»3.

Более того, рабский труд в большей степени, чем раньше, начинает применяться в зевгитских, т.е. зажиточных, крестьянских хозяйствах, в которых 1-2 раба трудятся на полях вместе с семьей самого земледельца.

Рост крупного ремесленного производства, в свою очередь, стимулировал дальнейшее развитие торгового и кредитного дела. О большом размахе и значении торговых операций в IV в. свидетельствуют, в частности, развиваемые в литературе того времени взгляды на торговлю как на особый род экономической деятельности, равно как и утвердившееся подразделение ее на специальные виды – на торговлю крупную, оптовую, связанную с перевозками по морю и осуществляющую обмен товарами между городами, и торговлю мелкую, розничную, ограниченную рамками данного городского рынка4.

Во время военных действий происходило известное перераспределение богатств: земли, рабов, денежных средств, их концентрация у одних и потеря другими, та наметившаяся в V в. до н.э. имущественная дифференциация, расслоение внутри полисного коллектива граждан на богачей и бедняков было усилено за счет развития рабовладельческих отношений в IV в. до н.э.

В Афинах и других торгово-ремесленных центрах Греции возрастает значение прослойки вольноотпущенников среди населения полиса, увеличивается их удельный вес в различных отраслях экономики. В частности, они проникают даже в земледелие — исконное занятие полноправных граждан, арендуя земли, которые владельцы по каким-либо причинам не могли обрабатывать сами и предполагали сдавать их в аренду предприимчивым людям.

Одним из проявлений экономического оживления в Греции IV в. до н.э., внедрения во многие отрасли рабского труда явилось укрепление товарного производства, интенсификация торговли и денежного обращения.

Вообще характерной чертой времени становится деловая активность крупных предпринимателей – хрематистов. Их удачливые операции, служившие выражением общего роста и успеха крупного частновладельческого хозяйства, становятся предметом обсуждения в литературе IV в. до н.э.1 Деньги становятся престижной формой богатства, наряду с земельными владениями. Более того, ряд землевладельцев предпочитали продавать земельные участки, чтобы иметь наличные деньги: их было легче скрыть от налогообложения и взоров сограждан в смутные времена, их отдавали в рост и получали без хлопот неплохие проценты, легко делили среди наследников и т.д.

Особенно одиозным источником быстрого обогащения не только для метеков, но и для некоторых граждан была спекуляция хлебом. Хлебная спекуляция и трудности в обеспечении зерном были источником серьезных внутренних конфликтов в Афинах, вместе с тем они показывали слабые возможности полисной администрации решить этот важный экономический вопрос.

В поместьях и эргастериях занятые там рабские контингенты производили продукции значительно больше, чем это требовалось для собственного потребления, и эти довольно значительные излишки шли на внутренний городской рынок и на рынки других полисов. В IV в. до н.э. рост хозяйственной активности, появление товарной продукции способствовали развитию не только внутриполисной, но и межполисной торговли. Греческая экономика уже не могла замыкаться в узких рамках небольших и ограниченных по своему экономическому потенциалу полисов. Для нормального функционирования экономики необходимо было создание если не политического, то во всяком случае известного экономического единства, обеспечивающего обмен товарами и сырьем, приток рабов, охрану торговых путей, что далеко не всегда было возможно в условиях полисной раздробленности2.

Общей судьбы не смог избежать даже спартанский полис, где целая система ограничительных запретов долго сдерживала, но так и не смогла сдержать естественно развивавшийся процесс расслоения гражданской корпорации. Принятый около 400 г. закон эфора Эпитадея о свободе дарения и завещания земельных наделов спартанцев уничтожил последние формальные препоны для мобилизации собственности3.

Включение земельной собственности в активный товарный оборот и связанная с этим возможность, с одной стороны, концентрации земли и, с другой — обезземеливание граждан, вело к подрыву основного принципа полисной жизни, а именно неразрывного единства понятия гражданина и земельного собственника.

Накопление богатств и численный рост прослойки богачей, собственников крупных состояний в виде земельных владений, домов, ремесленных мастерских, кораблей, денежных средств и партий рабов приводили к обеднению других слоев населения.

В условиях растущего применения рабов, распространения рабовладельческих эргастериев и поместий простой неквалифицированный труд считался рабским занятием. Поэтому разорившиеся и неимущие граждане, численность которых постоянно возрастала, не обнаруживали большого желания заниматься производительным трудом, предпочитая не работать, а жить за счет государства, своего полиса, что в корне подрывало традиционные полисные представления о необходимости для гражданина иметь свое хозяйство и быть усердным работником.

С началом активного использования рабского труда усиливается противостояние рабовладельцев и увеличившихся в числе рабов, которые в условиях развивающейся греческой экономики подвергались хорошо организованной и умелой эксплуатации. Естественно, рабы ненавидели своих господ, и греки не строили на этот счет никаких иллюзий: раб рассматривался как естественный враг господина, и его повиновение обеспечивалось не уговорами и разумными доводами, а насилием1.

Одним из основных источников пополнения числа рабов стали войны между полисами. Так, например, во время Пелопоннесской войны были проданы в рабство женщины и дети Платей, Мелоса, Иаса и других местностей.

Одной из самых «больных» проблем политической жизни греков в IV в. до н.э. была проблема государственных доходов. Вступив в полосу финансового кризиса еще в период Пелопоннесской войны, греческие государства так и не вышли из нее, ибо как раз перед финансовым ведомством время и поставило в первую очередь трудные, практически неразрешимые задачи. Одной из таких задач было изыскание средств для выплаты пособий народу.

Весьма опасным для полисного государства было положение и с военным ведомством, т.к. именно здесь рано обнаружилась тенденция разрешить эти трудности путем, который создавал непосредственную угрозу существующему республиканскому строю. Речь идет о продолжающемся упадке гражданского ополчения и росте – наряду и вместо него –наемной армии2. С одной стороны, объективные социальные факторы приводили к сокращению почвы для гражданского ополчения, с другой – люди, которые не были в состоянии или не желали выполнять свой воинский долг как граждане, при случае, за пределами своего города, охотно шли на военную службу за деньги, в качестве наемников. Развитие наемничества — характерная черта греческого общества IV в. до н.э.3

Изменилось и отношение к войне: со времени кризиса греческих полисов появляется особая концепция справедливости, делающая ставку на выгоду, насилие, силу. Полибий сетовал на то, что высоконравственные правила ведения войны, присущие древним во многом утрачены его современниками4.

Лейтмотив жадного стремления к выгоде, доходам, ради которых затеваются войны, отчетливо звучит в греческих источниках. Фукидид был убежден, что причины Пелопоннесской войны определялись корыстными побуждениями. В «Греческой истории» Ксенофонта постоянно встречаются упоминания о грабежах и захвате добычи. Политические ораторы Исократ и Демосфен в речах неоднократно упоминают о том, что государства воюют ради выгоды, вооруженные споры ведутся из-за участков земли5.

Бедные были недовольны постигшей их бедностью, которая унижала их гражданское достоинство, богатые – невозможностью в условиях полисного строя полно и открыто наслаждаться своим богатством. Каждая группа в существующем порядке вещей склонна была винить не объективный ход развития, но именно своего партнера по полисному содружеству, и это порождало и усиливало взаимное недоброжелательство и ненависть6.

Обострение социальных отношений в полисе находило выражение в самых различных формах. Недовольство народной массы сказывалось в растущем давлении на богачей по традиционным полисным линиям, и в частности посредством увеличения возлагавшихся на них общественных повинностей – литургий. Реакцией на это со стороны знатных и состоятельных граждан было уклонение от своих гражданских обязанностей, создание антидемократических товариществ – гетерий и организация контрвыступлений.

Если обратиться к вопросу о политических причинах упадка полисов, то, с одной стороны, можно было наблюдать прогрессирующий упадок или вырождение традиционных полисных институтов. Резко упал авторитет народных собраний, судов и других представительных органов гражданской общины. Объяснялось это в первую очередь общим снижением политической активности народа, которую теперь приходилось даже искусственно стимулировать – в Афинах, например, выплатой жалованья за участие в работе народного собрания. Пагубные последствия для деятельности представительных гражданских учреждений имело также растущее стремление отдельных социальных групп использовать их преимущественно для защиты своих групповых интересов в ущерб полисному согласию1. Между тем, с другой стороны, в повседневной практической жизни все большую роль начинают играть профессиональные политики, специалисты, финансисты или военные, которые все чаще оказывали решающее воздействие на судьбы государства, в трудных случаях беря инициативу на себя и отодвигая на задний план полисные органы власти.

Упадок традиционных республиканских органов власти, измельчание гражданских руководителей – основная характеристика политической жизни в большей части эллинских полисов в позднеклассическое время.

Таким образом, упадок классического полиса был подготовлен объективным ходом общественного развития, но его реальный кризис был обусловлен в первую очередь внутренним расколом. В обстановке нарастающей гражданской смуты и возобновившегося вскоре межполисного соперничества классическая государственность греков оказывалась несостоятельной.

Итак, по состоянию важнейших политических ведомств, финансового и военного, мы можем судить, насколько критическим было положение, в котором оказалось полисное государство в IV в. до н.э. Однако не только состояние отдельных ведомств, но и деятельность суверенных органов власти свидетельствовала о глубоком кризисе полисной политической системы.

Наряду с этими тенденциями внутреннего перерождения в IV в. до н.э. продолжался процесс преодоления полиса и во внешней сфере. Резко усилились экономические связи между городами – через торговлю, становившуюся все более специализированной, а следовательно, и международной, через кредитное дело.

^ 3. Последствия кризиса греческих полисов


Рост социальной напряженности в греческих полисах получил своего рода идеологическое оформление, выразившееся в появлении лозунгов, своего рода программных требований беднейших категорий гражданства: передел земли и кассация долгов. Это требование отражало реальную действительность Греции IV в. до н.э., заключавшуюся в концентрации богатств в руках верхушки и обеднения основной массы гражданства, в массовой задолженности как результате внедрения товарно-денежных отношений, причем задолженности как низших, так и зажиточных категорий гражданства.

Эти тенденции получили разное воплощение в различных полисах Греции, но в той или иной степени они были присущи почти каждому полису.

В связи с этим острота и политическая значимость лозунга «передел земли и кассация долгов» менялась в различных областях Греции. Так, в Афинах в условиях демократического строя удавалось сгладить остроту социального недовольства, и этот лозунг не получил особой популярности. Афинская демократия в целях некоторого ослабления напряженности проводила целенаправленную политику материальной поддержки беднейших категорий гражданства: именно в Афинах (и, насколько известно, только в Афинах) была введена плата за посещение народных собраний, за участие в судах гелиеи, отправления магистратских должностей. В Афинах был установлен жесткий контроль за хлебным рынком и велась борьба со спекуляцией, довольно широко раздавались деньги на посещение театральных спектаклей. На богатых граждан были наложены литургии. Естественно, это давало некоторые результаты, и социальная напряженность не вылилась в кровавые столкновения и гражданские войны с оружием в руках, а проявлялась в форме политической борьбы на народных собраниях, в дискуссиях философов, в литературных произведениях1.

Говоря об обострении социальной борьбы в городах Пелопоннеса, афинский оратор Исократ писал, что граждане многих полисов на Пелопоннесе «относятся друг к другу с таким недоверием, с такой враждебностью, что сограждан боятся более, чем врагов. Вместо бывшего при нашей власти единодушия и взаимной имущественной поддержки они дошли до такого распада связей между собой, что люди состоятельные охотнее бросили бы свое имущество в море, чем оказали бы помощь нуждающимся, а бедные меньше бы обрадовались находке клада, чем возможности силой завладеть имуществом богатых. Прекратив жертвоприношение на алтарях, люди, точно жертвенных животных, закладывают друг друга»2. Обобщая картину социальных отношений в греческих городах первой половины IV в. до н. э., философ Платон говорил о том, что каждый греческий полис расколот на два враждебных лагеря: на полис богатых и полис бедняков, готовых пожрать друг друга.

Разрыв союза между городским и сельским демосом способствовал активизации олигархов. Следует, видимо, согласиться с высказывавшимся в современной литературе мнением, что «олигархических заговорщиков» нельзя понимать просто как прямых потомков аристократов, выступавших в начале V в. до н.э. Это – качественно иное движение. Заговорщики вышли не из аристократии, которая в значительной своей части интегрировалась в демократическую систему, – это потомки тех аристократов, которые не смогли приспособиться к новым условиям, лишились своих богатств, «деклассировались». Неудовлетворенность настоящим, жажда богатства и власти, беспринципность и жестокость – вот черты, им присущие. Характерны два обстоятельства: направленность их политики против богачей (как граждан, так и метеков) и отсутствие какой-либо позитивной программы. Подобные заговоры могли созреть и осуществиться только в той кризисной обстановке, которая сложилась в эти годы, отмеченные противостоянием городского и деревенского демоса, полным провалом «великодержавной» политики, военными поражениями. Реальной почвы для олигархического строя в Афинах не было, и олигархические перевороты оказались хотя и кровавыми, но только эпизодами в их истории. Почти сразу же после восстановления мира демократия в Афинах возрождается1.

Естественно, что эти процессы, ослаблявшие и внешнеполитические возможности полисов, вызывали серьезную тревогу среди политических деятелей и мыслителей, понимавших, что на карту поставлена судьба греческого мира. В IV в. до н.э. появляется ряд проектов общественного переустройства, авторы которых пытались исцелить видимые недуги современного им общества, не понимая лежащих в их основе причин. В первую очередь предлагаются меры по упорядочению отношений между богатыми и бедными гражданами.

В комедиях Аристофана в гротескном плане отражены два типа таких проектов. В одном из них, представленном в комедии «Женщины в Народном собрании», предлагается ликвидировать неравенство, обобществив все имущество, движимое и недвижимое, привольно и праздно жить за счет общественных фондов.

Во втором проекте – «Богатство» – речь идет о справедливом распределении богатства — оно должно быть изъято у дурных людей и негодяев и передано честным труженикам.

В обоих случаях предполагается, что необходимые для существования материальные блага будут добывать рабы. Комедия, отражая носившиеся и воздухе идеи своего времени, показывает в то же время их неосуществимость: при обобществлении имущества найдутся ловкачи, которые припрячут свое и не сдадут его в общий фонд; если труженики разбогатеют, они перестанут работать, а добывать рабов – это тоже нелегкое и рискованное дело.

В двух произведениях Платона – «Государство» и «Законы» – излагаются проекты государства, в котором жизнь граждан и их имущественные отношения будут строго регулироваться правителями и законами.

Платон считает необходимым разделить все население на три касты: касту философов – правителей государства, касту воинов-стражей, охраняющих границы и поддерживающих внутренний порядок, и касту остального населения, куда входят ремесленники, земледельцы, торговцы как свободные, так и рабы, которые должны трудиться и обслуживать узкую группу философов и стражей. Первые две касты обладают собственностью, у них все общее, семейные отношения регулируются особыми правилами, чтобы вырастить здоровое и сильное поколение. В то же время ремесленники и земледельцы могут иметь частную собственность, семью и жить обособленно. Любые случаи недовольства с их стороны должны подавляться беспощадно. Таким образом, и в основе проекта Платона лежала идея поддержания прежде всего социального порядка путем особой организации господствующего класса и реорганизации государственного управления в олигархическом духе, полном отказе от завоеваний демократии2.

Несколько иным был проект Аристотеля. По его мнению, для оздоровления всего строя полисной жизни необходимо было поддержание средних прослоек гражданства, владельцев гоплитского участка. Преобладание среднего слоя земледельцев – основа крепости полисного строя. Ремесленники и торговцы исключаются из состава полноправных граждан, управление государственными делами передается в руки старших по возрасту граждан, в то время как молодые несут военную службу. Самой лучшей формой государственного управления, по Аристотелю, должна стать умеренная демократия, так называемая полития, т.е. такой государственный строй, в котором всеми правами пользуется лишь высшая и средняя прослойка землевладельцев. Сам полис должен быть небольшим по территории и населению и расположен на морском побережье. Вот в таком полисе, полагал Аристотель, была бы достигнута спокойная и счастливая жизнь, прочный государственный порядок.

Наряду с утопическими проектами общественного переустройства предлагаются и конкретные практические меры разрешения переживаемых Грецией трудностей, в частности за счет завоевания областей на Востоке. Глашатаем этих идей выступает Исократ, призывающий к объединению греческих полисов под эгидой какого-либо сильного государства или государственного деятеля для организации панэллинского (общегреческого) похода против Персии. Он был осуществлен в 30-е годы IV в. до н.э. возвысившейся Македонией, по привел к совсем иным результатам, чем предполагали его инициаторы. Классический греческий полис зашел в безвыходный тупик. Это отчетливо показывают события политической истории IV в. до н.э.

Заключение


В процессе работы над поставленной проблематикой, мы пришли к следующим выводам.

Термин «полис» в отечественной историографии характеризуется как суверенное мелкое государство со своей специфической социально-экономической и политической структурой. Античный полис представлял собой гражданскую общину. Принадлежность к этой общине давала отдельным её членам право собственности на основное средство производства того времени – землю. Однако далеко не все население, проживающее на территории полиса, входило в состав общины и пользовалось гражданскими правами.

Гражданских прав были полностью лишены рабы. Кроме того, в каждом полисе существовали различные категории лично свободного, не неполноправного населения.

Внедрение классического рабства и товарной экономики, имущественная дифференциация гражданства, концентрация богатств на одном полюсе и обнищание на другом, потеря низшими слоями гражданского населения земельной собственности, падение роли гражданского ополчения и распространение наемничества, повышение экономического и социального значения метеков, рост социальной напряженности, установление тиранических режимов – все эти болезненные явления в истории Греции первой половины IV в. до н. э. определяются как кризис греческого полиса.

В условиях кризиса обнаружилась несостоятельность полисной системы, возможности которой были весьма ограничены, а граждане предъявляли к нему все большие требования. Не будучи в состоянии удовлетворить эти требования, а, следовательно, и обеспечить единство и согласие граждан, полисное государство утрачивало исторический смысл. На практике было важно и то, что один и тот же социальный процесс – обнищание народных масс – приводил не только к подрыву традиционной опоры полиса – гражданского ополчения, но и к созданию новой политической силы – наемной армии, которую при случае можно было использовать для ниспровержения существующего строя.

Рамки небольшого по территории и населению государства с ограниченным военно-экономическим потенциалом теперь, в условиях растущей экономики, усложнения хозяйственных структур, уже не могли обеспечивать нормальных условий для дальнейшего развития. В его недрах сформировался целый узел противоречий, разрешить которые полисная организация власти не могла, и под угрозой оказались интересы господствующего класса. Необходима была иная форма экономической и политической организации, органической частью которой стал бы полис и которая обеспечила бы дальнейшее развитие производства и культуры.

Таким образом, поставленные задачи решены, цель достигнута.

Список литературы

1. Всемирная история: В 24 т. Т. 4. Эллинистический период. – Мн.: Литература, 1997. – 608 с.

2. Глускина, Л.М. Проблемы кризиса полиса. // В кн.: Античная Греция: В 2 т. – М.: Наука, 1983. – Т. 2. – С. 5-42.

3. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 ч. / Под общ. ред. д.ю.н., проф. О.А. Жидкова и д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинниковой. – 2-е изд., стер. – М.: Норма, 2004. – 1 ч. – 624 с.

4. История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Высшая школа, 2003. – 399 с: ил., карты.

5. История Европы с древнейших времен до наших дней: В 8 т. Т. 1. Древняя Европа. / Под общ. ред. Е.М. Штаермана. – М.: Институт Востоковедения РАН, 1992.

6. Карпюк, С.Г. Греческий полис: история научного термина. // Доклад на конференции «Интеллектуальная культура исторической эпохи», апрель 2007. – Екатеринбург: Изд-во УрО РОИИ, 2007.

7. Кащеев, В.И. Война и понятие справедливости у греков в период эллинизма. // АМА. –Вып. 9. – Саратов, 1993. – С. 23-50.

8. Митина, С.И. Полис в системе субъектов регулирования международных отношений эллинистической эпохи. // Государственная власть и местное самоуправление. – 2006. – №4. – С. 38-42.

9. Фролов, Э.Д. Греция в эпоху поздней классики. (Общество. Личность. Власть). – СПб.: Издательский Центр «Гуманитарная Академия», 2001. – 602 с.

1 См.: Глускина Л.М. Проблемы кризиса полиса. // В кн.: Античная Греция: В 2 т. – М.: Наука, 1983. – Т. 2. – С. 5-42.

2 Фролов Э.Д. Греция в эпоху поздней классики. (Общество. Личность. Власть). – СПб.: Издательский Центр «Гуманитарная Академия», 2001. – 602 с.

1 История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 ч. / Под общ. ред. д.ю.н., проф. О.А. Жидкова и д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинниковой. – 2-е изд., стер. – М.: Норма, 2004. – 1 ч. – С. 131.

2 Карпюк С.Г. Греческий полис: история научного термина. // Доклад на конференции «Интеллектуальная культура исторической эпохи», апрель 2007. – Екатеринбург: Изд-во УрО РОИИ, 2007.

3 Там же.

4 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 6.

1 Митина, С.И. Полис в системе субъектов регулирования международных отношений эллинистической эпохи. // Государственная власть и местное самоуправление. – 2006. – №4. – С. 39.

2 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 130-131.

1 История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 ч. / Под общ. ред. д.ю.н., проф. О.А. Жидкова и д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинниковой. – М.: Норма, 2004. – 1 ч. – С. 133.

2 Там же. – С. 147.

1 История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: В 2 ч. / Под общ. ред. д.ю.н., проф. О.А. Жидкова и д.ю.н., проф. Н.А. Крашенинниковой. – М.: Норма, 2004. – 1 ч. – С. 170.

1 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 35.

2 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 207.

3 Цит. по: Всемирная история: В 24 т. Т. 4. Эллинистический период. – Мн.: Литература, 1997. – С. 62.

4 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 38.

1 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 39.

2 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 208.

3 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 45.

1 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 212.

2 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 54

3 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 211.

4 Кащеев В.И. Война и понятие справедливости у греков в период эллинизма. // АМА. – Вып. 9. – Саратов, 1993. – С. 49.

5 История Европы с древнейших времен до наших дней: В 8 т. Т. 1. Древняя Европа. / Под общ. ред. Е.М. Штаермана. – М.: Институт Востоковедения РАН, 1992. – С. 52.

6 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 46.

1 Фролов Э.Д. Указ. раб. – С. 56.

1 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 214.

2 Там же. – С. 215.

1 История Европы с древнейших времен до наших дней: В 8 т. Т. 1. Древняя Европа. / Под общ. ред. Е.М. Штаермана. – М.: Институт Востоковедения РАН, 1992. – С. 54.

2 История Древней Греции: Учебник. / Под ред. В.И. Кузищина. – М.: Высшая школа, 2003. – С. 218.



Скачать файл (130.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации