Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Алиева Н.Н. Лингвокультурология, межкультурная коммуникация и кросскультурная лингвистика - файл 1.doc


Алиева Н.Н. Лингвокультурология, межкультурная коммуникация и кросскультурная лингвистика
скачать (83.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc84kb.04.12.2011 00:18скачать

Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Алиева Н.Н., доцент кафедры методики преподавания русского языка

и литературы Дагестанского государственного университета.

Лингвокультурология, межкультурная коммуникация и кросскультурная лингвистика

Современный мир характеризуется тенденцией к расширению и углублению международных контактов в различных сферах экономической, общественно-политической, социальной и культурной жизни. Это определяет необходимость обращения к проблемам межкультурной коммуникации. Однако при наличии взаимного интереса представителей разных культур друг к другу коммуниканты нередко недостаточно знакомы с представителями другой культуры, с особенностями коммуникативного поведения представителей иной лингвокультурной общности.

Кросскультурный подход является наиболее актуальным, на наш взгляд, в освещении

проблем лингвистики на современном этапе как общая методологическая предпосылка антропологической системы знания. Он предполагает толерантность всех этнических менталитетов и их языковых систем. Именно поэтому как никогда толерантность языковых парадигм является наиболее актуальной в антропоцентрической научной картине мира. И только кросскультурность, понимаемая как взаимопроникновение языковых миров и культур, совмещение общего и различного, является единственно верным подходом в обучении языкам.

Термин «кросскультурность» пришел к нам в 19 веке и означает в переводе с английского языка «пересечение». Прошло много времени, прежде чем он был востребован в американской философии, затем психологии. Кросскультурные тенденции в развитии философии не означают конкретизации какой-либо определенной культуры, поскольку в методологическом отношении кросскультурный подход исключает преобладающую роль какой-либо системы понятий, развивая идеи П. Рикера об этико-мифической основе культуры (Рикер 2000). Следовательно, с кросскультурных позиций современная ситуация в мире рассматривается герменевтически, как новый способ диалога культур, религий и идеологий.

Приверженцы современной интеркультурной философии стремятся к достижению оснований, способствующих коммуникации с «другим» и принимают герменевтический подход, предполагающий как на индивидуальном, так и на культурном уровне отказ от абсолютизации любой культуры (включая собственную), утверждая, напротив, сферу взаимодействия и противодействия, что открывает перспективы развития философии в будущем, а также, с нашей точки зрения, является наиболее перспективным подходом с точки зрения современной российской действительности вообще и с точки зрения формирования кросскультурной парадигмы личности россиянина в частности. Однако данная область исследования представляется новой и не достаточно разработанной, поскольку в этой сфере знания еще не достигнуто согласие относительно теоретического основания, способного служить четким ориентиром в решении сложных герменевтических и методологических вопросов. Таким образом, кросскультурность и интеркультурность в философии – это действительно полифонический процесс, стремящийся к гармонии различных «голосов», но с постоянным противопоставлением позиций и стремлением понять чужое мнение. В российской философии такая позиция восходит к лингвофилософским воззрениям М.М. Бахтина, считавшего открытое, становящееся диалогическое сознание и слово залогом существования и развития культуры (Бахтин 2000).

Таким образом, кросскультурность в философии способствует более точному пониманию проблемы культурной идентичности определенного человеческого сообщества, рассматриваемой в ходе исторического процесса кросскультурного взаимодействия и взаимообогащения, возможного вследствие динамики постоянных кросскультурных связей, то есть преодоления безоговорочного приоритета собственных традиций, что проявляется на всех уровнях взаимодействия людей в современном обществе.

Развиваясь в этом направлении, современная философия пытается выйти на уровень, способствующий разрешению проблем, захватывающих планетарное сообщество в целом, обращаясь к наднациональным, кросскультурным, общечеловеческим ценностям. В условиях мозаики культур народов, населяющих нашу планету, общечеловеческие ценности не могут пониматься однозначно. Они должны рассматриваться каждый раз с учетом уникальных национальных культур, а для этого их значимость должна осознаваться людьми, живущими в несхожих культурах. Как справедливо отмечает Б.Л. Губман, «вся совокупность проблем, волнующих сегодня человечество, настоятельно взывает к осознанию роли общегуманистических ценностей, на базе которых герменевтический разум призван воссоздавать и переосмысливать культурно-исторический процесс, современную ситуацию и рисовать возможные контуры грядущего» (Губман 1997: 25). Чрезвычайно актуально данное понимание важности кросскультурного взаимодействия в условиях сегодняшней российской

действительности, когда людям, живущим в многонациональном, мультикультурном обществе, необходимо не просто осознавать ценность культуры разных народов страны, но и строить свое взаимодействие, руководствуясь кросскультурными плюралистическими предпосылками, а также, что представляется первоочередным в аспекте данной работы, учиться пониманию «чужих» ценностей и передавать эти знания и этот ценный опыт общения с иными культурами из поколения в поколение, способствуя единству поликультурного пространства России.

Кросскультурные основания философии открывают новые перспективы для философской деятельности вообще, и в частности, для понимания своеобразия национальных философских культур, выяснения их роли в развитии и становлении полилогического способа осмысления действительности. Кросскультурный диалог как интеграция и взаимодействие культур призван, с точки зрения современной философии, служить основой понимания различных культур и традиций, в конечном итоге – основой

миропонимания.

Новый опыт мировидения, связанный с современными процессами глобализации и интернационализации, ставит культурные смыслы и символы всех эпох и народов в состояние бесконечного кросскультурного диалога-полилога. Преодоление этноцентризма в современном плюралистическом мире становится жизненно важным. «Глобальный мир необходимо созидать в диалоге цивилизаций как общее пространство многогранной духовности - всегда открытое и вечно совершенствующееся в процессе понимания другого» (Василенко 1999: 18). Таким образом, межпредметность, кроссдисциплинарность, кросскультурность являются сегодня основными методологическими предпосылками познания окружающей действительности.

Современная философия считает кросскультурность методологической предпосылкой для развития гуманитарных наук в современном поликультурном мире как гарант толерантности и развития человеческой цивилизации, как основу антропологической системы познания. Именно поэтому в России появляются кросскультурная философия, педагогика, психология. Кросскультурный диалог как интеграция и взаимодействие культур призван, с точки зрения современной философии, служить основой понимания различных культур и традиций, в конечном итоге – основой миропонимания. Мы также считаем целесообразным введение данного понятия в лингвистику и лингводидактику как методологическую основу данных наук. Следует отличать понятие кросскультурности от понятий лингвокультурологии и межкультурной коммуникации.

Одним из выражений антропоцентрической парадигмы в лингвистике является возникновение нового направления – лингвокультурологии, предметом которого являются язык и культура, находящиеся в диалоге, взаимодействии между собой (Телия 1996; Степанов 2004; Арутюнова 1998; Маслова 2004). Сложный и многоаспектный характер соотношения языка и культуры, их взаимоотношений, взаимосвязи, взаи­мовлияния и взаимодействия в процессе общения людей обусловило появление новой комплексной научной дис­циплины синтезирующего типа, непосредственно связанной с исследованием культуры – лингвокультурологии, которая «изучает определенным образом отобранную и организованную совокупность культурных ценностей, исследует живые коммуникативные процессы порождения и восприятия речи, опыт языковой личности и нацио­нальный менталитет, дает системное описание языковой «картины мира» и обеспечивает выполнение

образовательных, воспитательных и интеллектуальных задач обучения (Воробьев 1997: 125). Таким образом, лингвокультурология, в наиболее широком понимании, исследует «проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке» (Маслова 2004: 9).

Лингвокультурология – это наука, которая занимается проблемами взаимосвязи языка и культуры, становлением языковой картины мира. Однако она не занимается вопросами взаимовлияния и взаимопроникновения различных языков и культур. В то же время, этнопсихология использует лингвокультурологические методы исследования, обращаясь к важному для нас понятию кросскультурности при изучении национальной специфики дискурсов в их уникальности и взаимодействии. Так, В.В. Красных обращает внимание на то, что «стратегии построения мира и дискурса обусловливаются в том числе и когнитивной картиной мира, и проблемы в межкультурном общении могут возникнуть тогда, когда формальное «совпадение», эквивалентность вербальных единиц оборачивается квазиэквивалентностью на содержательном уровне» (Красных 2003: 319.)

Межкультурная коммуникация, обогащающая национальные культуры, явление неоднозначное. Она может содействовать созданию вторичной языковой личности. Она содействует снятию противоречия «свой-чужой», но она может быть и орудием культурной экспансии, утесняя чужую культуру, поэтому любая коммуникация между представителями разных народов и культур требует специальных знаний и умений. Кросслингвистические исследования посвящены углублению культурного обмена между различными нациями, находящему свое выражение во взаимном влиянии языков и культур. Обусловленность языковых явлений и языковых единиц социальными факторами: условиями коммуникации (временем, местом, участниками, целями и т. п.), обычаями, традициями, особенностями общественной и культурной жизни говорящего коллек­тива, являются предметом социолингвистических исследований (Крысин 1976).

Процессу межэтнической коммуникации и факторам, его определяющим, а также феномену этнической идентичности посвящены этнопсихологические, этнолингвистические и этнопсихолингвистические исследования (Герд 2005; Протасова 2004; Сорокин 1995), отчасти сближающиеся с лингвокультурологическими, однако противостоящие им, поскольку в центре современной этнолингвистики находятся лишь те элементы системы языка, которые соотносимы с определенными материальными или культурно-историческими комплексами (Топоров 1995; Толстой 1995).

Очевидная потребность внимательного рассмотрения проблемы общения и взаимопонимания различных народов и культур привела к появлению еще одной новой области научного знания – теории межкультурной коммуникации, само первоначальноеназвание которой (cross-cultural communication – англ.) показывает ее неразрывную связь с понятием кросскультурности. В соответствии с направленностью данной работы, для нас теория межкультурной коммуникации представляет интерес прежде всего в той мере, в которой ее проблематика является пограничной с лингвокультурологией (Hammer 1989; Spitzberg 1997; Kaikkonen 2001), поскольку именно кросскультурные особенности языкового и речевого общения и, в частности, эффективного обучения языку, находятся в центре внимания настоящего исследования.

Отметим, что в данной работе мы рассматриваем понятия «общение» и «коммуникация» как синонимы, вслед за многими учеными (Леонтьев 1984; Фурманова 1993; Тер-Минасова 2005; Азимов, Щукин 2004 и др.), хотя существует также точка зрения, эти понятия разграничивающая (Парыгин 1999; Елизарова 2005).

Основоположником теории межкультурной коммуникации может быть назван Э.Холл, который одним из первых убедительно доказал связь между культурой и коммуникацией, заявив: «коммуникация – это культура, культура – это коммуникация» (Hall 1959, 1981, 1982), а также провел аналогию с изучением иностранных языков при помощи грамматических категорий. Именно в ходе принятия и обсуждения научным сообществом идей Э.Холла появились понятия «межкультурный», «интеркультурный», «кросскультурный» и «мультикультурный», которые, не получив однозначного строгого разграничения, сосуществуют в научных исследованиях (см. об этом, например: Елизарова 2005: 76; Lustig, Koester, 1999: 61). Однако термин «межкультурный» получил наибольшее распространение, так что возникшее новое направление научного знания носит название именно теории межкультурной коммуникации. Необходимо отметить, что, на наш взгляд, кросскультурные исследования могут служить основой для дальнейшей разработки проблем

межкультурного взаимодействия на разных уровнях.

Основной идеей Э.Холла и его последователей стало признание тезиса о необходимости обучения культуре общения с иными народами, поскольку, если культуру можно изучать, то полученные знания можно преподавать, т.е. было предложено не просто сделать межкультурную коммуникацию предметом научных исследований, но и обратиться к ней как к теме самостоятельного учебного курса. Данное положение мы воспринимаем как один из тех основных моментов, которые оказались в основе лингводидактического изучения проблем кросскультурности, поскольку, по мнению Э. Холла, главная цель изучения проблем межкультурной коммуникации – изучение практических нужд представителей различных культур для их успешного общения друг с другом (в дальнейшем это позволило развивать теорию «культурных моделей взаимодействия» - cultural patterns of interaction (Hall 1998)).

Для нас представляется интересным, что первоначальное обращение к проблематике межкультурной коммуникации в европейском научном сообществе был сделан именно педагогами-практиками, которые в своей работе использовали отдельные страноведческие аспекты развития культур (см. об этом: Садохин 2005: 15). Именно такая же инициатива преподавателей иностранного языка привела к становлению изучения межкультурной коммуникации в отечественной науке и системе образования. Стало очевидным, что успешные контакты с представителями других культур невозможны без знания особенностей этих культур и практических навыков кросскультурного взаимодействия. По этой причине в ряде российских вузов в учебные планы была включена новая учебная дисциплина – «Межкультурная коммуникация», имеющая целью подготовку студентов к эффективным межкультурным контактам, прежде всего, на уровне повседневного межличностного общения. Убедительным подтверждением становления межкультурной коммуникации могут служить учебные пособия, разработанные отечественными учеными (Самохина 2005; Тхорик, Фанян 2005 и др.).

Отметим, что современные исследователи, работающие в русле теории межкультурной коммуникации, в свою очередь, указывают, что «еще многие вопросы и проблемы межкультурной коммуникации до настоящего времени практически не стали предметом научного интереса» у представителей различных гуманитарных наук (Садохин 2005: 19), что, на наш взгляд, вполне справедливо для лингводидактики. Надеемся, что данное исследование будет в какой-то мере способствовать изменению сложившейся ситуации, по крайней мере, в одном из возможных аспектов практического применения кросскультурности.

Вопрос, лежащий в основе как лингвокультурологии, так и теории межкультурной коммуникации, можно сформулировать следующим образом: «Зачем познавать культуру через язык?» Ответом на этот вопрос, на наш взгляд, является необходимость для одной культуры познания другой культуры, необходимость взаимопроникновения, прежде всего с целью понять другой, отличный от своего мир, формируемый пространством иной культуры. Поэтому можно, на наш взгляд, сделать вывод, что кросскультурные связи пронизывают собой все сферы жизни современного общества, что отчетливо проявляется и в жизни нашего государства, а следовательно, должно находить свое отражение также и в системе образования как кросскультурный аспект формирования парадигмы личности обучаемого.

Межкультурная коммуникация – это наука, определяющая процессы взаимодействия разных культур и этносов в условиях поликультурного мира. Однако она не занимается вопросами их взаимовлияния и взаимопроникновения. Следовательно, кросскультурность основана на синтезе двух наук – лингвокультурологии и межкультурной коммуникации, с другой стороны, лингвокультурология и теория межкультурной коммуникации на современном этапе развития служат воплощению идей кросскультурности. Как понятие «кросскультурность» шире, чем «лингвокультурология» и «межкультурная коммуникация» – она не только призывает к пониманию и изучению своей родной языковой культуры, не только помогает общаться с носителями других языков, но и через общее и различное обогащает языковую культуру носителя всем этническим спектром отражения мира в языке. Отход от этноцентризма в изучении языка – самый важный шаг на современном этапе развития лингводидактики, и в этом направлении наиболее интересным является применение опыта преподавания русского языка как иностранного в условиях полиэтнического и поликультурного сообщества.

Понятие кросскультурности рассматривается как один из определяющих элементов

современного миропонимания.

Кросскультурность мы рассматриваем как в лингвистическом, так и в лингводидактическом аспектах. Закономерно, что кросскультурная лингвистика становится в современной лингвистике одним из наиболее актуальных направлений, создавая основу для кросскультурной лингводидактики - практического освоения принципов кросскультурности в условиях полиэтнического языкового и культурного пространства, т. е. кросскультурная лингводидактика - это обучение языку с точки зрения кросскультурной лингвистики. Кросскультурная лингводидактика предполагает как преподавание родного языка, так и преподавание иностранных языков, прежде всего, русского (как языка межнационального общения). Это означает, что в учебных планах национальных школ должно быть уделено внимание как преподаванию родного языка и родной культуры, так и преподаванию русского языка (языка межнационального общения).

Отметим, что, по мнению исследователей, говорить о кросскультурном взаимодействии можно лишь в том случае, если участники этого взаимодействия не только прибегают к собственным традициям, обычаям, представлениям и способам поведения, но и одновременно знакомятся с чужими правилами и нормами (Guirgham 1999; Тер-Минасова 2000 и др.).

Кросскультурность в лингвистическом и лингводидактическом аспекте – это комплексная область научного знания о языке, формировании языковой парадигмы личности в условиях поликультурного мира и взаимосвязи и взаимовлиянии языка и культуры. Концепция формирования «вторичной» языковой личности, овладевающей культурой иноязычного общения (И.И.Халеева и др.), базируется на идеях антропологической лингвистики (Э.Бенвенист, В.фон Гумбольдт, В.И.Постовалова и др.) и учении о «языковой личности» (Ю.Н.Караулов, К.Хажеж и др.), истоки которых в идеях академика В.В.Виноградова.

В методике обучения русского языка в различных отраслях лингводидактики проблема кросскультурного взаимодействия первоначально нашла отражение в рамках лингвострановедческой теории (РКИ), основы которой были заложены Е. М. Верещагиным и В. Г. Костомаровым. Некоторые аспекты кросскультурной лингвистики и лингводидактики рассмотрены в работах Ю.Д. Апресяна, Т.М. Баталовой, А.Я. Варга, Л.Г. Ведениной, А. Вежбицкой, И.Г. Дубова, А.Г. Здравомыслова, В.Т. Клокова, Н.Г. Комлёва, Леонтьева А.А., Лурье СВ., Манекина Р.В., Р.П. Мильруда, И.В. Мостовой, Ю.Е. Прохорова, Л.Н. Пушкарёва, З.В. Сикевич, Ю.А.Сорокина, П.В. Сысоева, Е.Ф. Тарасова, С.Г. Тер-Минасовой, О. Христофоровой, Л.И. Чинаковой, А. Щюца, Е.С. Яковлевой.

Подобное развитие нового научного и образовательного направления является жизненно необходимым. Однако на уровне школьного образования проявления указанных тенденций практически не наблюдается. Налицо, на наш взгляд, некий однобокий подход к проблематике кросскультурного взаимодействия: обучать такому взаимодействию следует на более ранних этапах, чем высшее образование. Такая позиция особенно актуальна применительно к национальной школе в России и в Дагестане в частности, где общение, по большей части, является межкультурным, то есть кросскультурность пронизывает собой все его уровни, и в то же время должного внимания данному аспекту не уделяется, хотя контакты с жителями зарубежных стран происходят в повседневной жизни человека, особенно ребенка, не так часто, как контакты с живущими и учащимися рядом с ним представителями различных национальностей конкретного региона своей страны.

Кросскультурность рассматривается как в лингвистическом, так и в лингводидактическом аспектах. Закономерно, что кросскультурная лингвистика становится в современной лингвистике одним из наиболее актуальных направлений, создавая основу для кросскультурной лингводидактики - практического освоения принципов кросскультурности в условиях полиэтнического языкового и культурного пространства, т. е. кросскультурная лингводидактика - это обучение языку с точки зрения кросскультурной лингвистики, то есть формируется кросскультурная языковая парадигма личности.

Кросскультурная лингводидактика предполагает как преподавание родного языка, так

и преподавание иностранных языков, прежде всего, русского (как языка межнационального общения). Это означает, что в учебных планах национальных школ должно быть уделено внимание как преподаванию родного языка и родной культуры, так и преподаванию русского языка (языка межнационального общения). Таким образом, рассмотрев проявления кросскультурности как определяющего элемента современного миропонимания, можно сделать вывод о том, что кросскультурность представляет собой некую лингвофилософскую парадигму. Одним из методологических оснований кросскультурности мы можем считать лингвокультурологию, выступающую в качестве комплексного синтезирующего подхода к взаимосвязи и взаимодействию языка и культуры в их функционировании с ориентацией на систему общечеловеческих гуманистических ценностей. Другим методологическим основанием кросскультурности предстает, на наш взгляд, теория межкультурной коммуникации.

Итак, культура представляет собой сложнейший феномен, определяющий систему ценностных ориентаций как общества в целом, так и отдельной личности – носителя определенной культуры. Как отмечает Г.В. Елизарова, сопоставительное изучение культур возможно только с учетом того, что каждая культура находит уникальное отражение в языке - ее носителе (Елизарова 2005:7). Именно поэтому кросскультурный аспект является актуальным объектом методического исследования, а результаты подобного исследования необходимо внедрить в методику обучения неродному языку.
1. Рикер П. Время и рассказ. Конфигурация в вымышленном рассказе. -Т. 2. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. - 224 с.

2. Guirdham M. Communicating across cultures. – West Lafayette: Bloomsbury, 1999. - 383 p.

3. Hall E. Т., Hall E. How cultures collide // Weaver G. R. (ed.) Culture, communication, and conflict: readings in intercultural relations. — Needham Heights, MA: Simon and Schuster Publishing, 1998. - P. 9-16.

4. Hammer M. R. Intercultural communication competence // Asante M. K., Gudykunst W. B. (eds.). Handbook of international and intercultural communication. — London: Sage Publications, 1989. — P. 247-260.

5. Kaikkonen P. Intercultural learning through foreign language education // Candin C. N. (ed.) Experiential Learning in Foreign Language Education. — London; New York, etc.: Longman, 2001. — P. 61-105.

6. Lustig M. W., Koester J. Intercultural competence. Interpersonal communication across cultures. — Longman, 1999. — 401 p.

7. Spitzberg B. H. A Model of intercultural communication competence // Samovar L. A., Porter R. (eds.) Intercultural communication: a reader. — Belmont; Albany; Bonn, etc.: Wadsworth Publishing Company, 1997. - P. 379-391.

8. Азимов Э.Л., Щукин А.И. Словарь методических терминов (теория и практика преподавания языков). - СПб.: Златоуст, 2004. – 472 с.

9. Апресян Ю.Д. Проблема синонима. // Вопросы языкознания. - № 6, 1957. – С. 23-49.

10. Апресян Ю.Д. Синонимия и синонимы. // Вопросы языкознания. - № 4, 1969. – С. 54-70.

11. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1998. – 895 с.

12. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. – М.: Прогресс, Универс, 1995. – 452

13. Василенко И.А. Диалог цивилизаций: социокультурные проблемы политического партнерства.- М.: Эдиториал УРСС, 1999.

14. Елизарова Г.В. Культура и обучение иностранным языкам. – СПб.: КАРО, 2005

15. Караулов Ю.Н. Ассоциативная грамматика русского языка. – М.: Рус. язык, 1993 . – 330 с.

16. Красных В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? – М: Гнозис, 2003. –

375 с.

17. Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих.//Социально-лингвистические исследования. - М.: Наука, 1976. - С. 42-52.

18. Кукушин В.С., Столяренко Л.Д. Этнопедагогика и этнопсихолгия. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – 256 с.

19. Леонтъев А.Н. Биологическое и социальное в психике человека // Избр. психологические произведения: в 2 т., Т. 1.

20. Леонтьева А.А., Леонтьев А.А. Мир человека и мир языка. — М.: Детская лит-ра, 1984. — 127с.

21. Лысакова И.П. О методике лингвокультурологического описания поликультурного общения // Русский язык как иностранный. Теория. Исследования. Практика. – Выпуск VII. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена; Сударыня, 2004. - С. 131- 135.

22. Лысакова И.П., Сяобо Сюй. Речевая тактика «Обращение» в русском и китайском коммуникативном поведении // Русский язык как иностранный. Теория. Исследования. Практика. – Выпуск VII. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена; Сударыня, 2004. - С. 191- 194.

23. Протасова Е.Ю. Феннороссы: жизнь и употребление языка. – СПб.: Златоуст, 2004. – 308 с.

24. Самохина Т.С. Деловое общение в контекстах разных культур и обстоятельств. – М.: Р. Валент, 2005. – 216 с.

25. Сорокин Ю.А. Речевые маркеры этнических и институциональных портретов и автопортретов. //Вопросы языкознания. – №6. – 1995. – С. 23-41.

26. Степанов Ю. С. Константы: Словарь Русской Культуры. – М.: Академический проект, 2004. – 991 с.

27. Сысоев П.В. Социокультурный компонент содержания обучения американскому варианту английского языка: Автореф. дис.... канд. пед. наук. — Тамбов, 1999. — 16 с.

28. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация.— М.: МГУ, 2005. — 264 с.

29. Толстой Н.И. Язык и народная культура: Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. – М.: Индрик, 1995. – 509 с.

30. Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. – М.: Прогресс, Культура, 1995. – 621 с.

31. Тхорик В.И., Фанян Н.Ю. Лингвокультурология и межкультурная коммуникация. – М.: ГИС, 2005. – 260 с.

32. Фурманова В.П. Межкультурная коммуникация и лингвокультуроведе-ние в теории и практике обучения иностранным языкам. — Са­ранск: Изд-во Мордовского ун-та, 1993. - 124с.

33. Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи (подготовка переводчика). - М.: Высшая школа, 1989. - 238 с.

34. Губман Б.Л. Западная философия культуры ХХ века. – Тверь: ЛЕАН, 1997. – 287 с.

35. Леонтьев А.А. Мир человека и мир языка. — М.: Детская лит-ра, 1984. — 127с.

36. Парыгин Б.Д. Анатомия общения. — СПб.: Изд-во В.А. Михайлова, 1999. - 300 с.

37. Телия В.Н. Русская фразеология. – М.: Языки русской культуры, 1996. – 284 с.

38. Леонтьев А.А. Психология общения.— М.: Смысл, 1997. - 365 с.

39. Гумбольдт В. фон. Язык и философия культуры. — М.: Прогресс, 1985. - 465 с.

40. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. – 261 с.

41. Маслова В.А. Лингвокультурология. – М: Академия, 2004. – 208 с.

42. Бахтин М.М. Автор и герой. – СПб.: Азбука, 2000. – 336 с.

43. Герд А.С. Введение в этнолингвистику. – СПб.: СПбГУ, 2005. – 457 с.







Скачать файл (83.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru