Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Введение.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Введение.doc

1   2   3
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Очередные задачи постсоветской экономической науки. Что­бы российская экономическая наука смогла переместиться с периферии ближе к центру мировой научной жизни, нам не­обходима коренная перемена точки отсчета. Настало время не просто популяризировать любые пришедшие с Запада научные идеи, но попытаться «сыграть на опережение» — ориентиро­ваться на «мэйнстрим» не сегодняшнего дня, а завтрашнего. Новая научная революция, которая станет свершившимся фактом в ближайшие десятилетия, ознаменуется скорее всего сдвигом от «индивидуалистической» неоклассики к «коллекти­вистским» концепциям институционализма и экономической глобалистики. Именно на эти теории и нужно ориентировать­ся российским экономистам. Пока же в нашей стране они до­вольно слабо известны не только широкой общественности, но даже специалистам. В связи с этим первостепенной задачей отечественных экономистов должны стать их изучение и мак­симальная популяризация.

На первом этапе необходима переориентация переводческой деятельности. Вместо подготовки все новых и новых типовых учебников по микро- и макроэкономике с математическими моделями (формально верными, но слабо связанными с рос­сийскими реалиями) надо обратиться к работам по теории и практике рыночной модернизации и трансформации, обоб­щающим реальный опыт стран Восточной Европы, Азии, Аф­рики и особенно Латинской Америки со всеми его достоинст-

1 См.: «Обзоры экономической политики в России» за 1997—2001 гг. (М., 1998—2002); Политика противодействия безработице. М., 1999; Анализ роли интегрированных структур на российских товарных рынках. М., 2000; Контрак­ты и издержки в ресурсоснабжающих подотраслях жилищно-коммунального хозяйства. М., 2000; Средний класс в России: количественные и качественные оценки. М., 2000; Альтернативные формы экономической организации в усло­виях естественной монополии. М., 2000; и др.

Введение 19

вами и недостатками. Кроме того, необходимо уделить повы­шенное внимание экономике права, экономике развития, моральной экономике, экономической компаративистике, эко­номической антропологии и экономической глобалистике.

Далее, необходима реорганизация системы преподавания экономической теории — усиление в ней не формально-мате­матических, а институционально-компаративистских начал. Конечно, при разработке курса сравнительного анализа эконо­мических систем следует учитывать опыт преподавания и изу­чения этих проблем за рубежом, имеющий довольно глубокие традиции1.

Основные особенности подхода к разработке учебных кур­сов по экономической теории должны быть таковы:

  • особый акцент на изучении динамики экономических ин­ститутов во всем их многообразии (отношения зависимости, правовые нормы, государственные механизмы регулирования, этические нормы и т. д.);

  • сочетание исторического и страноведческого подходов к изучению институциональной динамики;

  • соединение онтологического подхода с гносеологиче­ским — характеристика не только особенностей экономических систем, но и многообразия концепций, анализирующих эти системы;

  • междисциплинарный подход к анализу проблем экономи­ческих систем — синтез собственно экономических, историче­ских, правовых, этнологических, социологических и иных об­ществоведческих знаний;

  • разумное использование «формального» аппарата теории микро- и макроэкономики, прежде всего экономико-математи­ческого моделирования, для решения актуальных задач, стоя­щих перед современной российской экономикой.

Главной задачей экономической науки должны стать фор­мирование у студентов-экономистов целостного видения эко­номических процессов и экономической динамики, умения рассматривать современные проблемы как элемент длительной эволюции, выработка навыков целенаправленного конструиро­вания и постепенного «выращивания» экономических и соци-

1 В частности, есть несколько классических курсов «Comparative Economic Systems» (Дж. Ангресано, П. Грегори и Р. Стюарта, М. Шнитцера, С. Гарднера и др.), многие из которых переиздавались несколько раз.

2*



20 Введение

альных институтов. Одновременно необходим коренной пере­смотр структуры учебных программ по экономике. В настоящее время вузы России ежегодно выпускают тысячи «специали­стов», которые гораздо лучше разбираются в работе Нью-Йорк­ской фондовой биржи, чем в том, как работает ближайший районный рынок, на который они ходят каждый день. Но это не их вина, а их беда: полученные ими знания не только непол­ны и неточны, главное — они имеют косвенное отношение к отечественной экономике. Поэтому необходимо развивать но­вые направления исследований, которые анализируют транс­формацию экономических институтов в постсоветской России и в других периферийных странах1.

Наиболее перспективным направлением в современной эко­номической науке мы считаем институционализм — как «ста­рый» (классический), так и «новый» (неоинституционализм)2. Взаимосвязь между этими течениями с известной долей услов­ности может быть представлена в виде схемы:

Из схемы видно, что объективные экономические и полити­ческие условия связаны с национальной экономической мен-тальностью, а она, в свою очередь, — с социально-экономиче­скими нормами. Однако возможно в качестве начального пунк­та взять национальную экономическую ментальность и даже социально-экономические нормы. Стрелочки, таким образом,

1 Одним из проявлений понимания нашими либеральными экономистами
того, что традиционной неоклассики явно недостаточно для анализа проблем
переходной экономики, стал рост их интереса к особенностям российской эко­
номической ментальное™. См., например: Ясин Е. Г. Модернизация экономи­
ки и система ценностей. М., 2003.

2 Далее речь идет об институционализме только как о течении (вернее,
спектре течений) в экономической науке. Что касается социологического ин-
ституционализма, он находится за рамками данного обзора.

Введение ___ 21.

показывают, что возможен переход как в одну, так и в другую сторону. И все это зависит от методологических установок ис­следователей, которые хотя и противоречат одна другой, но по большому («гамбургскому») счету дополняют и обогащают друг друга.

^ Сила и слабость российского институционализма: на пути к национальной школе

Корни российского неоинституционализма. Объективным фак­том является то, что в последние десятилетия в России, дейст­вительно, устойчиво растет интерес к институциональной тео­рии вообще и к ее неоинституциональному направлению в осо­бенности. С одной стороны, это связано с сильным влиянием марксизма, который рассматривал традиционный институцио­нализм как своего потенциального союзника. Поэтому работы Дж. Гэлбрейта, Г. Мюрдаля и Т. Веблена были переведены на русский язык еще в советский период1. С другой стороны, это связано с сознательными попытками преодолеть ограничен­ность ряда предпосылок, характерных для «экономике» (аксио­мы полной рациональности, абсолютной информированности, совершенной конкуренции, установления равновесия лишь по­средством ценового механизма и др.), и рассмотреть современ­ные экономические процессы комплексно и всесторонне. Мно­гие отечественные экономисты понимают, что в России эти предпосылки еще не сложились, а потому подход, основанный на деятельности рационального, максимизирующего полез­ность в условиях совершенной конкуренции индивида, проти­воречит реальному положению вещей.

Важную роль в популяризации институционализма сыграла публикация курсов по микроэкономике, в которые были вклю­чены специальные главы по неоинституциональной экономике (П. Хейне, Э. Долана и Д. Линдсея, Д. Хаймана, отечественно­го учебника Р. Нуреева).

Российские ученые осваивают неоинституционализм, в ос­новном знакомясь с переводами отдельных концептуальных ра­бот зарубежных экономистов. В 1990-е гг. выходят русские пе-

1 См.: Гэлбрейт Дж. К. Новое постиндустриальное общество. М., 1969; Он же. Экономические теории и цели общества. М., 1976; Мюрдаль Г. Современ­ные проблемы «третьего мира». М., 1972; Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984.

22 Введение

реводы основополагающих работ Р. Коуза «Фирма, рынок и право» (Нью-Йорк, 1991; М., 1993), М. Олсона «Логика кол­лективных действий. Общественные блага и теория групп» (М., 1995) и «Возвышение и упадок народов. Экономический рост, стагфляция и социальный склероз» (Новосибирск, 1998), Э. де Со­то «Иной путь. Невидимая революция в третьем мире» (М., 1995) и «Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире» (М., 2001), О. Уильямсона «Экономические институты капитализма. Фирма, рынки, "отношенческая контрактация"» (СПб., 1996), К. Менара «Экономика организаций» (М., 1996), Дж. Бьюкенена «Расчет согласия» и «Границы свободы» (М., 1997), Д. Норта «Институты, институциональные изменения и функционирова­ние экономики» (М., 1997), Р. Нельсона и С. Уинтера «Эволю­ционная теория экономических изменений» (М., 2000), Т. Эг-гертссона «Экономическое поведение и институты» (М., 2001). Из переводных сборников статей следует отметить «Природу фирмы» (М., 2001) — перевод материалов научной конферен­ции к 50-летию выхода в свет одноименной книги Р. Коуза, а из учебников — двухтомник П. Милгрома и Д. Робертса «Эко­номика, организация и менеджмент» (СПб., 1999).

Осознание важности создания «мягкой инфраструктуры» российского рыночного хозяйства стало импульсом для генези­са отечественного неоинституционализма. Появились много­численные специальные работы (не только абстрактно-теорети­ческие, но и конкретно-эмпирические), где неоинституцио­нальные идеи используются для объяснения особенностей современного российского хозяйства. Такие ведущие россий­ские журналы, как «Вопросы экономики», «Экономический вестник Ростовского государственного университета», «Эконо­мика и математические методы», «Вестник Московского уни­верситета, серия "Экономика"»1, регулярно публикуют подбор­ки статей по неоинституциональным проблемам. Однако попы­ток систематизированного изложения институционального

1 Помимо перечисленных публикации неоинституциональной тематики по­являлись в издававшемся в 1993—1994 гг. журнале «THESIS», который плани­ровался как специализированное издание именно по новейшим зарубежным концепциям, но, к сожалению, прекратил существование из-за недостатка фи­нансирования. Можно вспомнить также издающийся в ГУ — ВШЭ альманах «Истоки», который публикует материалы по институциональной экономике, однако выходит довольно нерегулярно (вып. 1 — 1989 г., вып. 2 — 1990 г., вып. 3 — 1998 г., вып. 4 — 2000 г., вып. 5 — 2004 г., вып. 6 - 2006 г.).

Введение 23

подхода до 1998 г. предпринято не было, что затрудняло освое­ние новой парадигмы в России. Поэтому публикации в 1998 г. книги А. Шаститко «Неоинституциональная экономическая теория», в 1999 г. «Учебно-методического пособия к курсу лек­ций по институциональной экономике» Я. Кузьминова1, а так­же издание на страницах журнала «Вопросы экономики» (1999. № 1—12) учебника «Институциональная экономика» А. Олейника2 оказались весьма своевременными и чрезвычайно акту­альными. Попытку написать курс по институциональной эко­номике предпринял также А. Н. Нестеренко3, но с его смертью российский институционализм понес тяжелую утрату. Позднее появляются учебники по институциональной экономике Г. П. Литвинцевой, В. В. Вольчика, А. С. Скоробогатова, М. И. Одинцовой и др.

^ Подготовка почвы. Данные пионерные работы положили начало качественно новому этапу неоинституциональных ис­следований в России. При всех возможных недостатках этих книг попытки систематизации основ институциональной тео­рии открывают широкое поле для консолидации (или разме­жевания) российских институционалистов на концептуальной основе.

Так, работы А. Шаститко и Я. Кузьминова опираются в основном на американскую традицию неоинституционализма. Несколько особняком стоит учебник А. Олейника, который опирается в равной мере как на западноевропейскую (фран­цузскую), так и на американскую традиции институциональ­ных исследований. В отличие от традиционного подхода, А. Олейник исходит из первостепенной важности формирова­ния не прав собственности как таковых, а социальных норм и правил. Если представители американского неоинституцио-

1 См.: Шаститко А. Неоинституциональная экономическая теория. М.,
1998; ^ Он же. Новая институциональная экономическая теория. М., 2002; Кузь-
минов Я.
Учебно-методическое пособие к курсу лекций по институциональной
экономике. М., 1999; ^ Кузьминов Я., Юдкевич М. Институциональная экономи­
ка: Учеб.-метод, пособие. Ч. 1—3. М., 2000; Институциональная экономика /
Под ред.
А. Н. Олейника. М., 2005 (2-е изд. 2007); Институциональная экономи­
ка: новая институциональная экономическая теория: Учебник / Под ред.
^ А. А. Аузана. М., 2005; Кузьминов Я., Бендукидзе К. А., Юдкевич М. Курс инсти­
туциональной экономики: институты, сети, трансакционные издержки, кон­
тракты. М., 2006.

2 Издано отдельной книгой: Олейник А. Институциональная экономика. М.,
2000, 2002.

3 См.: Нестеренко А. Н. Экономика и институциональная теория. М., 2002.

24 Введение

нализма рассматривают нормы прежде всего как результат выбора, то французские институционалисты — как предпо­сылку рационального поведения. Поэтому рациональность раскрывается А. Олейником также сквозь призму нормы по­ведения.

Важно подчеркнуть, что А. Олейник не ограничивается опи­санием легальной экономики (как А. Шаститко и Я. Кузьминов), но рассматривает и теневой сектор как порождение высо­ких трансакционных издержек, обусловленных действием в рамках закона. Изложение основ институциональной теории у А. Олейника включает также такие актуальные для современ­ной российской институциональной инфраструктуры вопросы как изменения институтов во времени, эволюции и революции, издержки экспорта и импорта институтов в ходе исторического развития.

^ Ростки новых направлений — движение вглубь и вширь. Круг отечественных работ, затрагивающих вопросы неоинституцио­нальной теории, уже достаточно широк, хотя, как правило, эти монографии мало доступны для большинства преподавателей и студентов, так как они выходят ограниченным тиражом, редко превышающим тысячу экземпляров, что для такой большой страны, как Россия, конечно, недостаточно. Среди российских ученых, активно применяющих неоинституциональные кон­цепции в анализе современной российской экономики, следует выделить С. Авдашеву, В. Автономова, О. Ананьина, А. Аузана, С. Афонцева, С. Барсукову, В. Вольчика, Р. Капелюшникова, Г. Клейнера, Я. Кузьминова, М. Курбатову, Ю. Латова, С. Ле­вина, Г. Литвинцеву, В. Маевского, С. Малахова, В. May, В. Найшуля, А. Нестеренко, Р. Нуреева, А. Олейника, В. Полтеровича, В. Радаева, И. Розмаинского, Т. Сидорину, А. Скоробогатова, В. Тамбовцева, Л. Тимофеева, А. Шаститко, М. Юдкевич, А. Яковлева и др. Но весьма серьезным барьером для ут­верждения данной парадигмы в России, безусловно, является отсутствие организационного единства и специализированных периодических изданий, где бы систематизированно излагались основы институционального подхода.

Рассмотрим, как «прорастали» в России основные направле­ния неоинституциональных исследований.

Теория прав собственности важна для нашей экономики в аспекте анализа приватизации, ее последствий и формирования рыночных институтов. Единственным обзорным исследовани-

Введение 25

ем достаточно высокого уровня по теории прав собственности остается книга Р. Капелюшникова «Экономическая теория прав собственности» (М., 1990), благодаря которой большинст­во российских экономистов впервые узнали о данном научном направлении. Неоинституциональное исследование экстерналий и комментарии к теореме Коуза широко обсуждались оте­чественными экономистами в связи с анализом природоохран­ной тематики (А. Голуб, Е. Струкова, А. Шаститко, Н. Пахомова и др.)1.

Хотя основное внимание обращено пока на популяризацию идей зарубежных ученых с некоторой адаптацией к российским реалиям (А. Шаститко, С. Малахов, В. Тамбовцев и др.)2, появ­ляются уже и оригинальные исследования по проблемам собст­венности в постсоветской экономике. В них отмечается, что большая часть государственной собственности перешла не к аутсайдерам, а к инсайдерам (менеджменту и персоналу), и по­этому в России не возникло эффективного частного собствен­ника. В деятельности фирм краткосрочный аспект преобладает над долгосрочным, а мотив личного обогащения новых вла­дельцев доминирует над целями развития производства (А. Ра-дыгин, Р. Капелюшников и др.)3. Кроме того, достаточно инте­ресен институциональный подход к анализу такого феномена

1 См., например: ^ Голуб А., Струкова Е. Экономика природопользования;
Шаститко А. Внешние эффекты и трансакционные издержки. М., 1997; Го­
луб А. А., Струкова Е. Б.
Экономика природных ресурсов. М., 1998; Рыночные
методы управления окружающей средой: Учеб. пособие. М., 2002; Пахомова Н,
Эндрес А., Рихтер К. Экономический менеджмент. СПб., 2003.

2 См., например: Шаститко А. Экономическая теория институтов. М.,

  1. На страницах журнала «Вопросы экономики» ведется дискуссия по теоре­тическим и практическим аспектам формирования в России рыночных инсти­тутов (см.: Евстигнеева Л., Евстигнеев Р. Проблема синтеза общеэкономиче­ской и институционально-эволюционной теорий // Вопросы экономики. 1998. № 8; Малахов С. В защиту либерализма // Вопросы экономики. 1998. № 8; Самсон И. Придет ли Россия к рыночной экономике? // Вопросы экономики.

  2. № 8; Нестеренко А. Переходный период закончился. Что дальше? // Во­просы экономики. 2000. № 6; Капелюшников Р. «Где начало того конца?..» (к вопросу об окончании переходного периода в России) // Вопросы экономи­ки. 2001. № 1).

3 См. статьи А. Радыгина, Ю. Перевалова, И. Гимади, В. Добродея и
X. Альбаха, опубликованные в журнале «Вопросы экономики» (1999, № 6); Ка­
пелюшников Р. Крупнейшие и доминирующие собственники в российской про­
мышленности // Вопросы экономики. 2000. № 1; Трансформация экономиче­
ских институтов в постсоветской России (микроэкономические аспекты) / Под
ред. Р. Нуреева. М., 2000. Введение, гл. 1—7.

26 Введение

переходной экономики, как бартер (В. Макаров, Г. Клейнер, А. Яковлев и др.)1.

Негативные количественные изменения, накапливаясь, пе­реходят в новое качественное состояние: возникают так назы­ваемые «институциональные ловушки», приводящие к тому, что дальнейшее развитие начинает идти не в сторону рынка, а в направлении псевдорыночных форм и воспроизводства неотра­диционных отношений (В. Полтерович)2.

Анализируя социальную адаптацию населения к рынку, иссле­дователи выделяют две группы проблем3. Первая связана с рас­ширением формальных свобод и прав, проблемой их институ-ционализации, а также сужением социальных и экономических возможностей. 1990-е гг. показали, что для россиян поле инди­видуальной свободы лежит прежде всего в социально-экономи­ческой, а не в политической и правовой сферах. В условиях трансформационного спада сужение экономических свобод оказало большее воздействие, чем расширение социальных и политических свобод. К тому же многие понимали свободу од­носторонне — как приобретение новых прав и благ без потери старых возможностей и гарантий. Поборники свободы недо­оценили ее предпосылки — самостоятельность и ответствен­ность индивидов, которые резко возросли в условиях ограни­ченности ресурсов, усиленной гиперинфляцией и падением производства.

В этих условиях большая нагрузка легла на государство. Од­нако государство оказалось не только не в состоянии защи­щать провозглашенные им самим права, но и, наоборот, вста­ло на путь их систематического нарушения. Отсутствие надеж­ных институциональных гарантий гражданского общества привело к росту произвола властей всех уровней. Отклонение от правовых норм стало своеобразной нормой поведения. Воз-

1 См.: ^ Макаров В., Клейнер Г. Бартер в России: институциональный этап //
Вопросы экономики. 1999. № 4; Яковлев А. О причинах бартера, неплатежей и
уклонения от уплаты налогов в российской экономике // Вопросы экономики.
1999. № 4; и др.

2 См.: Полтерович В. Институциональные ловушки и экономические ре-
; формы // Экономика и математические методы. 1999. Т. 35. Вып. 2 (http://www.
cemi.rssi.ru).

3 Подробнее см.: Трансформация экономических институтов в постсовет-

ской России (микроэкономические аспекты) / Под ред. ^ Р. Нуреева. Введение, гл. 8—14; Шабанова М. Социология свободы: трансформирующееся общество. М., 2000.

Введение 27

рос разрыв между декларируемой, желаемой и реализуемой свободой. Все это создало предпосылки для криминализации общества, для становления и развития неправовой свободы. Сегодня российское общество оказалось дальше от западной институциональной правовой свободы, чем было накануне ре­форм.

Вторая группа проблем связана с анализом особенностей адаптации населения к рынку в условиях маргинализации об­щества. Одна из важнейших особенностей российской транс­формации заключается в том, что этот переход происходит в условиях глубокого спада, который способствует усилению со­циально-экономической зависимости населения от «государст­ва всеобщего перераспределения». Типичными становятся по­нятия «опекун» и «опекаемый». В массовом сознании сохраня­ется стремление переложить ответственность на чужие плечи. Ради опеки люди готовы отказаться от «голодной» свободы, обменяв ее на состояние «сытого» подчинения. Все это приво­дит к поляризации общества, росту социальной напряженно­сти и маргинализации экономически активного населения.

Теория трансакционных издержек широко обсуждается рос­сийскими экономистами. В. Кокоревым выдвинута гипотеза о росте трансакционных издержек в переходный период от плана к рынку1. Трансакционные издержки рассматриваются как один из барьеров для входа на рынки в российской экономике и как один из факторов развития теневой экономики (В. Тамбовцев, В. Радаев, С. Малахов и др.)2. К сожалению, большим недостатком является слишком широкая трактовка этого поня­тия российскими экономистами.

Экономико-правовому обоснованию института товарных знаков была посвящена большая подборка материалов в журна-

1 См.: Кокорев В. Институциональные преобразования в современной Рос­
сии: анализ динамики трансакционных издержек // Вопросы экономики. 1996.
№ 12. С. 61-72.

2 См.: Фактор трансакционных издержек в теории и практике российских
реформ: по материалам одноименного «круглого стола» / Под ред. В. Тамбовце-
ва.
М., 1998; Радаев В. Формирование новых российских рынков: трансакцион­
ные издержки, формы контроля и деловая этика. М., 1998; ^ Авдашева С, Колба-
сова А., Кузьминов Я.
и др. Исследование трансакционных издержек и барьеров
входа на рынки в российской экономике. Оценка возможностей интернализа-
ции трансакционных издержек и их вывода из сферы теневой экономики. М.,
1998; Малахов С. Трансакционные издержки и макроэкономическое равнове­
сие // Вопросы экономики. 1998. № 11; и др.

28 Введение

ле «Вопросы экономики» (1999, № 3). В этом обсуждении при­няли участие А. Шаститко, В. Тамбовцев, О. Пороховская, И. Шульга, К. Менар и И. Вальцескини. Важным событием в освоении неоинституциональной парадигмы стала прошедшая в 2002 г. на страницах все тех же «Вопросов экономики» поле­мика о теореме Коуза1.

^ Экономика организации. Обзор зарубежных неоинституцио- нальных подходов к теории фирмы дан в работе А. Шаститко «Новая теория фирмы» (М., 1996), где предложено неоинститу­циональное объяснение феномена фирмы и характеризуются ос­новные формы деловых предприятий, а также показана эволюци­онная (адаптивная) эффективность хозяйственных организаций.

Как отрадный факт следует отметить, что появляются пер­вые монографии с попытками анализировать с неоинституцио­нальных позиций отраслевые проблемы. Назовем прежде всего монографию В. Крюкова «Институциональная структура неф­тегазового сектора: проблемы и направления трансформации» (Новосибирск, 1998) и коллективный сборник под редакцией А. Шаститко, посвященный анализу локальных естественных монополий (коммунальных служб и т. д.)2.

Прекрасным образцом учебного пособия по неоинституцио-нализму следует считать подготовленную группой сотрудников ГУ — ВШЭ книгу «Основы теории контрактов»3.

На факультете менеджмента СПбГУ возникла группа по изу­чению неоинституциональной экономики во главе с А. Деми­ным и В. Катькало, которая в сотрудничестве со Школой биз­неса им. У. Хааса Калифорнийского университета (г. Беркли) опубликовала серию работ по экономике фирмы4. Такое направление неоинституциональных исследований, как теория общественного выбора, известно в России, пожалуй, гораздо лучше других. Причина столь пристального внимания

1 См.: Красильников О. Еще раз к критике теоремы Коуза // Вопросы эко­
номики. 2002. № 3. С. 138—141; Шаститко А. Теорема Коуза: проблемы и не­
доразумения // Вопросы экономики. 2002. № 10. С. 96—99; Малышев Б. Крити­
ка критики теоремы Коуза // Вопросы экономики. 2002. № 10. С. 100—102.

2 См.: Контракты и издержки в ресурсосберегающих подотраслях жилищно-
коммунального хозяйства / Под ред. А. Шаститко. М., 2000.

3 См.: Юдкевич М. М., Подколзина Е. А., Рябинина А. Ю. Основы теории
контрактов: модели и задачи: Учеб. пособие. М., 2002.

4 Первой книгой этой серии была: «Уроки организации бизнеса» (СПб.,
1994). Далее последовал перевод книги О. Уильямсона «Экономические инсти­
туты капитализма» (СПб., 1996) и другие работы.

Введение 29

именно к этой теории очевидна: чрезмерная зависимость рос­сийской экономики (и в советский, и в постсоветский периоды) от политической конъюнктуры заставляет экономистов России особо пристально изучать взаимосвязь политики и экономики. Интерес к теории общественного выбора был «подогрет» публи­кацией концептуальных трудов Дж. Бьюкенена и М. Олсона, некоторыми разделами переводного учебника «Политическая наука: новые направления»1, а также изложением этой теории в популярных учебниках Л. Якобсона «Экономика общественного сектора» (М., 1995) и Р. Нуреева «Микроэкономика» (М., 1996). Оригинальные исследования на материалах России ведут в этом направлении В. May, В. Найшуль и С. Афонцев. В. May анали­зирует трансформацию российской экономической и политиче­ской системы сквозь призму теории революции2. В. Найшуль, полемизируя с трактовкой СССР как чисто командной эконо­мики, интерпретирует экономико-политическую систему «позд­него» Советского Союза как пространство «бюрократических торгов», где готовность выполнять плановое задание обменива­лось на определенные льготы директорату предприятия.

В России в различных базах данных накапливаются эмпи­рические данные по выборам в центральные и местные орга­ны власти, по ведению политических кампаний, по деятельно­сти различных партий. Последние выборы в Государственную Думу и выборы Президента сделали эту проблему остро акту­альной. К сожалению, лишь в очень ограниченном числе ис­следований показана применимость стандартных и апробиро­ванных на электоральной статистике развитых стран методов оценки влияния экономических параметров на политический выбор в условиях России3. В политологической монографии Г. Голосова4 содержатся некоторые подходы, которые можно

1 См.: Политическая наука: новые направления. М., 1999.

2 См.: May В. Российские экономические реформы глазами западных кри­
тиков // Вопросы экономики. 1999. № 11—12; Он же. Экономика и революция:
уроки истории // Вопросы экономики. 2001. № 1.

3 См.: Гамбарян М, May В. Экономика и выборы: опыт количественного
анализа // Вопросы экономики. 1997. № 4; May В., Кочеткова О., Жаворон­
ков С.
Экономические факторы электорального поведения (Опыт России
1995—1996 годов) (http://www.iet.ru); Хлопин А. Становление гражданского об­
щества в России: институциональная перспектива // Pro et Contra. Гражданское
общество. М., 1997.

4 См.: Голосов Г. Партийные системы России и стран Восточной Европы.
М., 1999.

30 Введение

использовать для ранжирования величины издержек политиче­ски активного избирателя на участие в той или иной коали­ции.

Все более актуальной для России становится экономическая теория конституции1, интерес к которой оживился после перево­да на русский язык работ Дж. Бьюкенена, В. Ванберга, Я. Э. Лей-

на, П. Козловски.

Под пристальным вниманием научного сообщества находит­ся деятельность государственного аппарата2. В числе наиболее активно обсуждавшихся проблем был и остается поиск полити­ческой ренты и его особенности в переходной экономике3. Весьма неплохим подспорьем здесь стал вышедший в 1995 г. реферативный сборник «Политическая рента в рыночной и пе­
1   2   3



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru