Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 1.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 1.doc

1   2   3   4   5
Реклама MarketGid:
Загрузка...
В начале 80-х гг. Госплан составлял более 2000 балансов, имевших около 50 тыс. позиций. В стране про­изводилось более 12 млн наименований продуктов труда. В этих условиях балансы приобретают все более обобщенный характер, происходит понижение качества согласования произ­водства и распределения видов продуктов. К этому добавляется противоречие между продуктовой и отраслевой классификаци­ей, которое не решает и межотраслевой баланс. При планиро­вании от достигнутого межотраслевой баланс фактически осно­вывается на нормах затрат предыдущих лет. Отражая устарев­шие технические коэффициенты, межотраслевой баланс, составляемый Госпланом, оказывается хронически консерва­тивным.

Плановое хозяйство становится чрезвычайно громоздким и неповоротливым. В начале 80-х гг. число ежегодно составляе­мых плановых показателей оценивалось в огромную величи­ну — 2,7—3,6 млрд, в том числе в центре утверждалось порядка 2,7—3,5 млн1. Большая часть этих показателей (до 70%) прихо­дилась на распределение материалов и планирование поставок.

Любые технические нововведения, естественно, предполага­ют изменение ресурсного обеспечения, направления движения новой продукции, установления новых хозяйственных связей. Чем кардинальнее изобретение, тем сильнее логика сложив­шейся структуры. Административно-плановая система воспри­нимает их с большим опозданием и достаточно болезненно, бу­дучи ориентированной фактически на простое воспроизводст­во. Поэтому растет срок службы оборудования, постоянно снижается фондоотдача. Средний срок службы оборудования составлял в отечественной промышленности 26 лет в 1989 г., превышая более чем в 2 раза существовавший официальный норматив. Фондоотдача снизилась с 1,29 в 1980 г. до 1,03 в

1 См.: Ноув А. Чему учит советский опыт, или Вопросы без ответов // ЭКО. 1990. № 4. С. 49.

1989 г.1 Неудивительно, что происходило постоянное снижение темпов среднегодового прироста произведенного национально­го дохода. Если в 1976—1980 гг. они составляли 4,3%, то в 1981—1985 - 3,2%, а в 1986—1989 — всего лишь 2,7%2. Однако, если элиминировать ценовой фактор и обратиться к натураль-

1 См.: СССР в цифрах в 1989 году. М., 1990. С. 165, 200.

2 Там же. С. 11.

86 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

ным показателям, то станет ясно, что действительные темпы роста были еще более скромными1.

Это наглядно видно, если проанализировать не стоимост­ные, а натуральные показатели. Даже официальная статистика не в состоянии была скрыть застой, который царил в основных отраслях промышленности (табл. 1-9). Еще в большей степени это было характерно для сельского хозяйства, где среднегодо­вой валовой сбор сельскохозяйственных культур колебался в 70—80-е гг. вокруг одного и того же уровня (табл. 1-10).

Торможению экономического развития способствовала и монополизация производства.

1.3.2. Монополизация производства

Процесс монополизации экономики начался уже в ходе форсированной индустриализации. Ее характерными чертами были широкое использование ручного труда, универсальной техники, опора на новое строительство.

Основным ресурсом был малоквалифицированный ручной труд, возникший в результате перелива трудовых ресурсов из деревни в город. Бывшие крестьяне и ремесленники быстро по­полняли ряды рабочего класса. Этот фактор восполнял недос­таток других ресурсов и определил особенности их использова­ния. В частности, его приходилось учитывать при внедрении новой техники. Первичная индустриализация должна была ши­роко использовать прежде всего такую технику, на которой могли работать привыкшие к простому физическому труду быв­шие крестьяне. Этим условиям удовлетворяло универсальное оборудование. Оно предъявляло сравнительно невысокие тре­бования к качеству рабочей силы и используемого сырья. Уни­версальное оборудование создавало предпосылки для массового производства ограниченного числа стандартных изделий.

Индустриализация в СССР, как и во многих отстававших странах, была направлена на преимущественное развитие про­изводства средств производства, стремление создать прежде всего группу отраслей тяжелой индустрии как основу собствен­ного машиностроения, собственной оборонной промышленно­сти. В этих условиях наибольшее развитие получила не рекон-

1 Подробнее см.: Экономические субъекты в постсоветской России (инсти­туциональный анализ) / Под ред. Р. М. Нуреева. М., 2001. С. 760—765.

1.3. «На полустаночке» административно-командной системы 87

струкция существующих мощностей, а новое строительство. Оно было тем более необходимо, так как многие из создавае­мых отраслей практически отсутствовали в царской России.

Широкий внутренний рынок и отсутствие конкуренции со стороны развитых капиталистических стран способствовали ориентации промышленности на внедрение универсальных тех­нологий. Акцент делался на количестве, а не на качестве вы­пускаемых изделий. В самих технологиях не были заложены предпосылки для постоянного обновления выпускаемой про­дукции. Новые заводы и фабрики создавались как крупные предприятия-гиганты, монополисты в соответствующих отрас­лях и подотраслях.

Гигантомания имела свои причины. Она была продиктована не только общей ориентацией на будущее коммунистическое общество, предпочтением завтрашнего дня сегодняшнему. В ней сказывалось и стремление реализовать экономические преимущества крупного производства над мелким. Учесть по­требности крупного производства было легче и в народнохо­зяйственном планировании. Наконец, немаловажным обстоя­тельством было и то, что крупномасштабное строительство все­гда было заметно «сверху», могло быть по достоинству оценено вышестоящим начальством.

Отрицательные последствия гигантомании не заставили себя долго ждать. Ориентация на крупное производство не учитыва­ла местные и региональные потребности, которые могли быть более эффективно удовлетворены мелкими и средними пред­приятиями. Недооценка мелкой механизации препятствовала повышению эффективности общественного труда. Создание предприятий-гигантов, не считающихся с интересами районов, областей и целых республик, обостряло проблему сочетания территориального и отраслевого развития. Игнорирование ме­стных и национальных потребностей способствовало углубле­нию дефицита товаров. Длительный период строительства заво­дов-гигантов, медленные сроки их окупаемости стали одной из важных причин инфляции. Ее углублению способствовала так­же ориентация на строительство предприятий для производства средств производства. Неудивительно, что высокая монополи­зация производства затормозила в дальнейшем технический прогресс. Монопольные условия производства заводов-гиган­тов не ставили их перед необходимостью быстрого обновления выпускаемой продукции. Трудности, с которыми столкнулись

88 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

предприятия, были иного рода — они были связаны не с про­блемой реализации вышеуказанной продукции, а с проблемой обеспечения этого выпуска необходимыми ресурсами: сырьем и комплектующими изделиями.

Трудности материально-технического снабжения отражаются на функционировании государственных предприятий, воз­никает такое парадоксальное явление, когда в условиях углуб­ляющегося разделения труда внутри каждого из предприятий нарастают натурально-хозяйственные тенденции. Это выража­ется в том, что основное производство обрастает комплексом дополнительных и вспомогательных производств, помогающих ему преодолеть (до известных пределов) проблемы материаль­но-технического снабжения, снять остроту обеспечения рабо­чих продуктами питания. В результате многие предприятия предпочитают универсальное оборудование специализирован­ному, что приводит к росту затрат при более низком качестве продукции. Происходит как бы «вторичная» универсализация производства. Увеличение вспомогательных служб и произ­водств способствует разбуханию ремонтной базы, росту ручно­го труда и изменению характера инженерного труда. Главной функцией последнего становится обеспечение производства сырьем и материалами, а не разработка и внедрение новой тех­ники. Текущие задачи по снабжению и оперативному управле­нию вытесняют перспективные, связанные с научно-техниче­ским прогрессом. Неритмичность поставок ведет к возраста­нию сверхнормативных запасов, достигших к концу 1980-х гг. 500 млрд руб. Сверхнормативные запасы являются не только фактором, обеспечивающим ритмичность производства в усло­виях несбалансированной экономики, но и ресурсом, который можно обменять на дефицитные средства производства. Разви­вается бартер.

Высокая монополизация была характерна для целых отрас­лей, что не могло не отразиться и на интересах управляющих ими министерств и ведомств. По мере укрепления их поло­жения они приобретают свои самостоятельные интересы, не­редко значительно отличающиеся от интересов как произво­дителей, так и потребителей, общества в целом. Особенно наглядно это проявляется в торможении научно-технического прогресса.

Главными причинами торможения НТП являются: 1) моно­польный характер отраслевого производства; 2) слабая связь

1.3. «На полустаночке» административно-командной системы 89

госбюджетного финансирования с конечными результатами деятельности научно-исследовательских и проектных организа­ций; 3) отсутствие экономической ответственности со стороны министерств и ведомств за деятельность подчиненных им от­раслевых НИИ и т. д. В обществе не сложился экономический механизм воспроизводства, основанный на оперативном вне­дрении достижений НТП. Инициатива идет, как правило, не «снизу», а «сверху». Это приводит к тому, что нередко внедря­ются далеко не оптимальные варианты.

При чрезмерном огосударствлении экономики отсутствует реальный потребитель, экономически заинтересованный и ма­териально ответственный за внедрение достижений НТП в про­изводстве. В условиях административной системы управления сферой НИОКР растет число работ, удовлетворяющих текущие, интересы вышестоящих организаций в ущерб разработке при­оритетных направлений в развитии науки и техники. Ускоре­нию НТП препятствуют сохраняющаяся многоступенчатость и сложность принятия ответственных управленческих решений, чрезмерная длительность согласования с другими министерст­вами и ведомствами межотраслевых проблем, возникающих в ходе изготовления новой техники. В результате 85% внедрен­ных изобретений существуют лишь в рамках одного предпри­ятия, 14,5% на двух и только 0,5% изобретений внедрены на трех—пяти предприятиях1.

Многие предприятия и не заинтересованы в распростране­нии тех достижений, которые позволяют им получать моно­польные сверхприбыли. Торможение технического прогресса и сознательное ограничение производства (с тем чтобы получить напряженный план) закономерно рождает экономику дефи­цита.

1.3.3. Экономика дефицита и ее тень

Дефицитная экономика — характерная черта директивного планирования. В условиях административно-командной систе­мы спрос ограничен не наличной денежной массой, а государ­ственной системой централизованного распределения. В этих условиях постоянно возникает дефицит отдельных товаров и

1 См.: Соловьев А. Экономические и организационные условия внедрения I новой техники в производство // Плановое хозяйство. 1987. № 12. С. 65.





90 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

услуг. Дефицит означает, что потребители не могут приобрести нужную им продукцию, несмотря на наличие денег. Парадокс заключается в том, что дефицит возникает в условиях всеобщей занятости и почти полной загрузки производства.

Дефицит является результатом абсолютизации политики ус­коренного экономического роста, когда главной целью было «догнать и перегнать» развитые капиталистические страны (прежде всего в сфере военного производства). Такая ориента­ция экономического развития способствовала глубокой дефор­мации общественных потребностей, постоянному недопроиз­водству тех или иных товаров народного потребления. К тому же по мере разрастания авторитарно-бюрократической системы и усложнения хозяйственных связей практически невозможно из центра учесть все потребности в отраслевом и региональном аспектах. К этому следует добавить недостатки директивного планирования, замедленность его реакции на изменение науч­но-технического прогресса, моды и других обстоятельств на­шей быстротекущей жизни. К тому же удобная для директивно­го планирования государственная система постоянных цен ли­шала их необходимой гибкости. Существующие цены уже фактически не отражали ни величину общественно-необходи­мых затрат, ни величину общественной потребности.

С течением времени дефицит неизбежно приводит к ухуд­шению качества продукции. Поясним это на простом примере. Допустим, что государство установило цены на рынке колбасы на уровне Р, что ниже равновесного уровня Ре (рис. 1-6). В этом случае образуется дефицит, равный разнице между спросом покупателей и возможностями продавцов Q2Q\. Стремясь сократить разрыв, государство дает новое плановое задание по увеличению производства колбасы. Однако, не имея соответствующих мясных ресурсов, производители пытаются увеличить производство за счет добавления в колбасу разного рода немясных ингредиентов. Так, согласно официально утверж­денному в СССР ГОСТу колбасные изделия могли содержать до 35% немясных продуктов: жиры, крахмал, воду и т. д. и т. п.

Увеличение производства приводит к сдвигу кривой предло­жения вправо вниз из положения S в положение S\. Однако по­купатели довольно скоро определят, что качество новой партии произведенной колбасы уступает ранее сложившимся (и став­шим уже привычными) стандартам. Это неизбежно приведет к уменьшению спроса и сдвигу кривой спроса влево вниз из по-

ложения D в положение Д. Дефицит сократится, однако не ис­чезнет совсем, и для его исчезновения потребуются новые ша­ги, направленные на дальнейшую фальсификацию продукции. Теоретически возможна даже ликвидация дефицита в точке пе­ресечения кривой спроса А и кривой предложения „S^. Это своеобразная точка квазиоптимума: ведь такое решение про­блемы произошло на пути снижения спроса, вызванного ухуд­шением качества продукции.

Формы дефицита в условиях административно-командной системы многообразны. Существует товарный дефицит на предметы потребления и средства производства. Ликвидация дефицита какого-либо товара обычно порождает целую вере­ницу других. Рыночная экономика, как известно, быстро реа­гирует на возникновение дефицита ростом цен. Повышение цен делает более рентабельным, более прибыльным производ­ство данного товара, что способствует переливу капитала и труда в эту отрасль. Такой автоматический перелив факторов производства в условиях жестко централизованной системы огосударствленной экономики невозможен, так как все ресур­сы распланированы заранее и распределены «сверху». Пока ад­министративно-командная система перераспределит ресурсы,





92 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

пройдет значительное время, и, возможно, острая потребность в этом товаре уже исчезнет. Однако возникнет новая, для удовлетворения которой снова потребуется значительный вре­менной лаг.

Другой стороной дефицита является дефицит трудовых ресурсов, связанный с нерациональностью использования рабо­чей силы, отсутствием действенных стимулов к производитель­ному труду, его низкой эффективностью и недостаточной мо­бильностью.

Наконец, существует дефицит финансовых ресурсов. Его причинами являются как неоптимальное финансирование, так и нерациональное использование выделенных госбюджетом финансовых средств, невозможность использовать их для фи­нансирования других программ. Целевой характер финансиро­вания и строгий контроль за использованием выделенных средств не позволяют гибко использовать имеющиеся ресурсы. Существовавшая система финансирования фактически не сти­мулировала и экономию уже выделенных средств. Значитель­ная экономия в данном году могла стать основанием для сокра­щения финансовых средств в будущем году.

В условиях административно-командной системы возникает теневая экономика как своеобразная тень экономики дефици­та. Теневая экономика — это совокупность нерегламентирован-ных государством, неучтенных, а нередко и противоправных экономических процессов, закономерно возникающих в усло­виях несовершенного директивного планирования.

Проиллюстрируем механизм ценообразования на теневом (нелегальном) рынке. Предположим, что государство устанав­ливает потолок цен, в результате которого образуется товарный дефицит. Обозначим через Р' фиксированную государством це­ну (рис. 1-7). В результате могут возникнуть кривые нелегаль­ного рынка. Поскольку они связаны с риском наказания за не­легальную деятельность, то, как правило, менее эластичны, чем обычные кривые спроса и предложения, так как отнюдь не все граждане готовы рисковать своим положением и репутацией из-за участия в противоправных действиях.

Если основной риск в этой теневой деятельности несут про­давцы, то кривая теневого предложения будет отклоняться от обычной кривой предложения влево вверх: KSb. В этом случае цена теневого рынка установится на уровне Р2 и будет прода­но q2.

Если основной риск в этой теневой деятельности несут по­купатели, то кривая теневого спроса будет отклоняться от обычной кривой спроса влево вниз: LDb. В этом случае цена те­невого рынка установится на уровне Рг и будет продано q$.

В случае, когда рискуют и покупатель, и продавец, цена ус­тановится на уровне Д и q\ — qs составит объем продаж тенево­го рынка. Эта простая модель наглядно показывает, что тене­вой рынок, безусловно, способствовал сокращению дефицита, своими нелегальными мерами способствуя приближению спро­са к предложению и предложения к спросу.

В рамках теневой экономики обычно выделяют: 1) нефор­мальную экономику; 2) фиктивную экономику; 3) «вторую» экономику; 4) «черную» экономику1.

Неформальная экономика связана с не включенными в план

нерегламентированными центральными органами хозяйст-1 Подробнее см.: Головнин С, Шохин А. Теневая экономика: за реализм оценок // Коммунист. 1990. № 1.





94 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

венными связями между субъектами производственных отношений. Сюда, например, относится прямой продуктообмен средствами производства между отдельными предприятиями.

^ Фиктивная экономика включает деятельность, связанную с нарушением или фальсификацией хозяйственной отчетности, выпуском продукции, отличающейся от установленных норм и стандартов, различными приписками, позволяющими получать нетрудовые доходы.

Под «второй» экономикой обычно понимают экономическую деятельность, протекающую вне государственного и колхозно-кооперативного секторов. Сюда относятся индивидуальная тру­довая деятельность, а также кооперативы. Указанные формы составляют, однако, лишь небольшую, легализованную, часть «второй» экономики, которая учитывается государством и об­лагается налогом.

«Черная» экономика обозначает незаконную производствен­ную деятельность, которая всегда существовала в недрах административно-командной системы.

Следует подчеркнуть «азиатские» черты теневой экономики. Теневая экономика — это не свободное предпринимательство в чистом виде, она возникает в порах авторитарно-бюрократиче­ского строя и обслуживает его потребности, удовлетворяет его интересы. Ее целью является спекулятивная прибыль на базе экономики дефицита, предпосылкой — существование бюро­кратической системы. Она стремится к созданию монопольных условий для своей деятельности и потому невольно напоминает ростовщичество в недрах азиатского способа производства. Для нее действительно характерны предкапиталистические черты. По существу, она очень близка природе социально-экономиче­ского явления, которое Э. Ю. Соловьев назвал торгашеским феодализмом1.

^ 1.3.4. Взлет и упадок советской бюрократии

После 1917 г. традиции власти-собственности отнюдь hl умерли, наоборот, они получили своеобразное подкрепление са стороны коммунистической идеологии, отрицающей частно­собственническое начало и абсолютизирующей коллективист­ские традиции. В условиях крайне низкого развития граждан-

1 Подробнее см.: Соловьев Э. Ю. Указ. соч. G. 40—45, 85—88.

ского общества политика получила первенство перед экономи­кой.

В конце 1920-х гг. в СССР окончился нэповский экспери­мент по созданию своего рода смешанной экономики и нача­лось целенаправленное тотальное огосударствление экономики. Общепризнанно, что сталинский «великий перелом» хотя и имел известные объективные основания, но привел к явно чрезмерному (не основанному на реальном уровне развития экономики) огосударствлению. Вытеснение частного сектора, которое осуществлялось не столько экономическими, сколько внеэкономическими мерами, завершилось практически абсо­лютным доминированием государственного сектора, очень вы­соким даже по сравнению с другими социалистическими стра­нами (табл. 1-11).

Гиперцентрализм закономерно способствует росту бюрокра­тического аппарата. В условиях натурализации экономики и сильной деформации товарно-денежных отношений развивает­ся система вертикальной ответственности. Так называемый де­мократический социализм быстро перерождается в авторитар-





96 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

ный. Руководители более низкого ранга назначаются выше­стоящими чиновниками и не несут ответственности перед работниками тех ведомств, организаций и учреждений, которы­ми руководят. Власть для народа эволюционировала не во власть народа, а во власть бюрократии от имени народа. Быст­ро разрушается, так и не успев полностью сформироваться, механизм подчинения центра воле трудящихся. Такой механизм, по мысли Ленина, должен был осуществляться через партию, профсоюзы, Советы и другие органы представительской вла­сти, опираться на инициативу масс1. Ликвидация «старой гвар­дии» в партии, огосударствление профсоюзов и лишение Сове­тов реальной власти парализовали обратную связь, постепенно превратив демократию в фикцию.

Основой разраставшегося бюрократического аппарата была монополизация его роли в иерархическом разделении общест­венного труда. Для советской бюрократии, как и для бюрокра­тии вообще, характерны стремление ускорить ход дела админи­стративными методами, абсолютизация формы в ущерб содер­жанию, принесение стратегии в жертву тактике, подчинение цели организации задачам ее сохранения. «Бюрократия, — пи-, сал К. Маркс, — считает самое себя конечной целью государст­ва. Так как бюрократия делает свои «формальные» цели своим содержанием, то она всюду вступает в конфликт с «реальными» целями. Она вынуждена поэтому выдавать формальное за со­держание, а содержание — за нечто формальное. Государствен­ные задачи превращаются в канцелярские задачи, или канце­лярские задачи — в государственные»2.

В то же время советская бюрократия обладала и рядом спе­цифических черт. Для нее характерно сращивание законода­тельной и исполнительной, военной и гражданской, админист­ративной и судебной власти, слияние партийного и государст­венного аппарата. Административно-командная система — это своеобразная, идеологизированная форма бюрократизма. Важ­ную роль в увеличении прав и полномочий советской бюрокра­тии сыграл тезис о чрезвычайной ситуации и учение об обост­рении классовой борьбы.

1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 35. С. 56-57, 204, 276; Т. 37. С. 405,
586-587; и др.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 271.

Из истории институциональных идей

^ ТРИАДА КАРЛА-АВГУСТА ВИТТФОГЕЛЯ:

ТОТАЛЬНЫЙ ТЕРРОР - ТОТАЛЬНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ -

ТОТАЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО

Карл-Август Виттфогель прожил долгую жизнь, в ходе ко­торой его взгляды претерпели заметную эволюцию. В 1920— И930-е гг. он разделял идеи марксизма и печатался в марк­систских журналах. В 1931 г. в Москве выходит даже его книга, посвященная анализу производительных сил Китая — «Обще­ство и государство в Китае. Т. 1. Производственные силы». Однако после переезда из фашистской Германии в США он в конце 1930-х — начале 1940-х гг. переходит на платформу институционализма. В 1957 г. в Вашингтоне выходит его самая известная работа «Восточный деспотизм. Сравнительное изучение тотальной власти»1.

Характеризуя тотальное подчинение, К.-А. Виттфогель говорит о всеобщей зависимости. Она распространяется на всех: и на правителей, и на чиновников, и на работников, она сопровождает человека всю его жизнь. Главной добродетелью становится послушание. В таком обществе возникает ситуация, когда каждый человек руководствуется принципом «Бойся делать один!» (рис. 1 -8)2.

В СССР складывается ситуация, когда «государство оказывается сильнее, чем общество»3. И для граждан остается только одно — тотальное одиночество

1 См.: Wittfogel К. A. Op. cit. P. 137. 2 Подробнее см.: Wittfogel К. A. Op. cit. Ch. 5. 3 Подробнее см.: Ibid. Ch. 3.







В рамках бюрократической структуры можно выделить выс­шее, среднее и низшее звенья. С известной долей условности к высшему звену следует отнести бюрократический аппарат цен­тральных органов, к среднему — чиновников областных органов и к низшему — работников управления заводов, фабрик, орга­низаций и учреждений. Можно говорить о воспроизводстве на новом этапе пирамидально-сегментарной структуры (рис. 1-10). Однако на верхнем уровне находится уже не царь, а ЦК КПСС (Политбюро), на среднем — обкомы и горкомы КПСС, а на низшем — директора заводов, фабрик, организаций и учрежде­ний1.

Хотя в этой структуре каждая нижестоящая пирамидка пыта­лась копировать вышестоящую, однако осуществить это в пол­ной мере было уже нельзя. Дело в том, что появляются элемен­ты, находящиеся в прямом подчинении от центральной власти (например, предприятия союзного и республиканского подчи­нения). Однако постепенно значение этого фактора снижается. Это происходит потому, что структура не была неизменной на протяжении всего существования командной экономики. С те­чением времени происходило перераспределение власти между ее составными элементами сверху вниз. Несомненно, что в ус-

1 См.: Winecki J. Why Economic Reforms Fail in the Soviet System: A Property Rights Approach // ^ Alston L., Eggertsson Т., North D. (eds.). Empirical Studies in Institutional Change. Cambridge, 1996. P. 68—69.

ловиях культа личности вся полнота власти принадлежала выс­шему звену. Во времена Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева проис­ходит значительное усиление бюрократии среднего звена, а в эпоху М. С. Горбачева — низшего (табл. 1-12). Усиление сред­него звена связано с хрущевской оттепелью и хозяйственной ре­формой 1957 г., когда ведущую роль стали играть не отраслевые министерства, а совнархозы. И хотя косыгинская реформа 1965 г. попыталась вновь перейти к отраслевому принципу управления, происходит понижение его статуса, основным эко­номическим агентом становится уже не государство в целом, а отраслевые министерства. Дальнейший сдвиг в сторону средне-i о и низшего звена произошел в 70—80-е гг. и завершился при-иатизацией 1991 г.

Стремление нижестоящих чиновников выслужиться перед вышестоящими породило такое характерное для администра­тивно-командной системы явление, как «перегибы». В отличие от экономических методов управления, которые в значитель­ной мере действуют автоматически и воспроизводятся на собст венной основе, внеэкономические методы управления необ-







ходимо воспроизводить искусственным путем. При этом всегда легче перегнуть палку, чем недогнуть, ибо есть реальная опас­ность поплатиться за «гнилой либерализм». В условиях сегмен­тарной системы управления существует объективная тенденция к росту «перегибов» на каждом более низком уровне пирамиды власти. Нарастание «перегибов» доводит до абсурда любые предложенные «наверху» меры, превращая их в очередную кам­панию (внедрение кукурузы, борьба против пьянства и т. п.).

Однако это не означает, что командная экономика охватывала все общество. На протяжении всей истории Советского Союза сохранялся известный дуализм плановой и рыночной экономики, с одной стороны, и легальной и нелегальной эко­номики — с другой (табл. 1-13). То, о чем мы писали выше, ха­рактеризует лишь так называемое плановое хозяйство, наряду с которым всегда сохранялся колхозный рынок. Эти два элемен­та характеризуют дуализм легальной экономики. Однако наряду с ним существовала еще и нелегальная экономика, которая, в свою очередь, тоже была дуалистична. Она включала, с одной стороны, клановый социализм, а с другой — неформальный сектор. Понятием «клановый социализм» мы обозначаем бюро­кратический рынок административно-хозяйственных согласований и рынок должностей и привилегий, который сложился в условиях разлагающегося социализма1. Неформальный же сек­тор включал в себя нелегальные рыночные отношения — ша­башничество, репетиторство и т. д.2

Укрепление государственно-бюрократической формы собст-венности происходит за счет коллективной, кооперативной и индивидуальной форм собственности. Не только в теории, но и на практике субъектом собственности считалось только госу­дарство. Между тем именно через предприятия и трудовые кол­лективы осуществлялось реальное соединение рабочей силы со средствами производства. В условиях общественного разделе­ния труда предприятия не могли не иметь особые экономиче-

1 См.: Найшуль В. Высшая и последняя стадия социализма // Погружение в
фясину. М., 1991.

2 См.: Латов Ю. В. Экономика вне закона.

102 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

ские интересы. Эти интересы отнюдь не исчезали от того, что бюрократические органы перестали с ними считаться.

1   2   3   4   5



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru