Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 1.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 1.doc

1   2   3   4   5
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Не только государственные предприятия, но даже и колхозы были лишены реальных прав владения, пользования и распоря­жения принадлежащими им ресурсами. Первоначально для колхозов устанавливалась система обязательных заготовок только по зерну, однако в дальнейшем система обязательных закупок охватила все основные виды продовольственных и тех­нических культур, а также продукцию животноводства. Госу­дарство, определяя структуру закупок, навязывало тем самым определенную структуру производства. Монопольно устанавли­ваемые цены предопределяли эффективность (или неэффек­тивность) производства отдельных видов продукции. Тем са­мым колхозы не могли рационально распоряжаться своими средствами производства, они не могли распоряжаться даже своими (хранящимися в Госбанке) деньгами.

Тормозящую роль оказывает и мелочная регламентация про­изводства. Следствием чрезмерного огосударствления становит­ся фактическая утрата колхозно-кооперативной формы собст­венности своего кооперативного содержания. Чрезмерная опе­ка со стороны государства парализовала развитие нашего сельского хозяйства, способствовала возникновению такого странного и трудно объяснимого с позиций «концепции разви­того социализма» явления, как продовольственная проблема. Советский Союз в середине 80-х гг. по урожайности зерновых занимал 90-е место, а по урожайности картофеля — 71-е место, отставая не только от среднемирового уровня, но также от среднего уровня всех развивающихся стран! К сожалению, это отставание не сокращалось, а увеличивалось вплоть до середи­ны 80-х гг. За 1974—1985 гг. сельскохозяйственное производст­во увеличилось в СССР лишь на 11,6%, тогда как среднемиро­вое производство выросло на 30,6%'.

Дискриминации подвергалась индивидуальная трудовая дея­тельность и соответствующая ей индивидуальная трудовая соб­ственность. Целесообразность ее сохранения в мелкой рознич­ной торговле и сфере услуг доказывается современным опытом развитых и развивающихся стран. Действительно, индивидуаль­ная трудовая деятельность эффективна везде, где производство еще не достигло высокого научно-технического уровня И круп-

1 См.: Илларионов А. И. Где мы находимся? // ЭКО. 1988. № 12. С. 51.

1.3. «На полустаночке» административно-командной системы 103

ных масштабов. Не секрет, что семейное производство было вытеснено в 30-е гг. не экономическими, а административными методами, что существенно ограничило удовлетворение обще­ственных потребностей. Огосударствление происходило тогда не только в сфере производства, но и в сферах распределения, обмена и потребления. Государство определяло стандарты бы­тия человека во всех сферах в соответствии с местом, которое он занимал в партийно-государственной иерархии.

Особенно наглядно это проявлялось в сфере распределения. Первоначально здесь господствовали уравнительные тенден­ции. Их развитию способствовала существовавшая в первой по­ловине 30-х гг. и в годы Великой Отечественной войны карточ­ная система, а также широко распространенный в 50—60-е гг. принцип примерно равной оплаты за разный труд, что способствовало падению стимулирующей роли заработной платы. В годы «застоя» к этому добавилась практика выплаты незара­ботанных премий, рост различных привилегий в зависимости от места в партийно-государственной иерархии, с одной сторо­ны, и рост нетрудовых доходов — с другой. Эти процессы также способствовали углублению разрыва между трудовым вкладом и его оплатой.

В условиях административно-командной системы господ­ствует редистрибутивный принцип распределения продукции. Причастность к власти означает и причастность к распределе­нию. Вертикальная, зависящая от центра, форма распределения продукта воплощается в номенклатурных уровнях распределе­ния. Поэтому главной формой социальной борьбы становится не борьба вокруг собственности на средства производства, а борьба за доступ к ключевым рычагам распределения, за кон­троль над каналами распределения. Доход в обществе все боль­ше зависит от статуса, чина и должности. Социальное деление общества выражается в его разделении на рядовых производи­телей и управляющих. Возникает целая система спецраспреде­лителей дефицитной продукции для людей, причастных к вла­сти. Торговля соединяется с распределением, становится не формой обмена, а формой редистрибуции. Возникают спецма­газины, спецбуфеты, спецстоловые и т. д.

Наличие доступа к дефицитным товарам у отдельных соци­альных групп и их отсутствие у других становится важным фак­тором, усиливающим социально-экономическое неравенство. Если рядовые производители «отоваривают» свои деньги в сие-

104 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

теме госторговли и на колхозном рынке, то представители управленческого аппарата имеют возможность получить про­дукцию и через спецраспределители, в которых имеется широ­кий круг товаров, продаваемых по государственным (как пра­вило, монопольно низким) ценам. Единая покупательная сила денег деформируется: она становится разной у разных социаль­ных слоев и групп. В этих условиях прокламируемое всеобщее равенство все более и более превращается в фикцию.

В условиях товарного дефицита неизбежно возникает рацио­нирование дефицитных товаров, что объективно ограничивает свободу выбора потребителей.

Углублению неравенства способствовала и сложившаяся в советский период система распределения общественных фон­дов потребления, также ставшая основой для различных при­вилегий (в первую очередь работников государственного ап­парата). Дифференциация доходов независимо от реального трудового вклада стала особенно заметной на фоне инфляци­онных процессов, окончательно деформировав принцип «от каждого по способностям, каждому по труду». Кстати, сам факт нарастающей инфляции явился своеобразным проявле­нием внутренних противоречий хозяйствования в условиях административно-командной системы. Инфляция (незамечае­мая советской статистикой) наглядно показывала разрыв меж­ду словом и делом, между официальными показателями роста уровня жизни и ее реальным уровнем, уровнем дефицитной экономики.

Нарастающее неравенство усиливает кастовые признаки бю­рократии. Начинают развиваться такие черты, как эндогамность (стремление вступать в браки лишь с людьми «своего круга»), престижное потребление (оно пронизывает весь образ жизни и находит свое выражение в специфическом знаковом характере одежды, предметов быта и т. д.), чувство избранно­сти, сословная психология и т. п. Характерно, что в качестве ответной реакции у рядовых потребителей возникает понима­ние равенства и социальной справедливости как уравниловки в потреблении, что нашло наглядное отражение в кампании по борьбе с привилегиями.

Роль бюрократии в условиях административно-командной системы особенно велика, потому что ей противостоит рыхлая социальная структура. «Бессубъектное общество», однако, не­однородно. Оно состоит из множества социальных групп, раз-

1.3. «На полустаночке» административно-командной системы 105

личающихся по социальному статусу: уровню дохода, потреб­ления, степени защищенности прав и т. д. Наличие мелкогрупповых интересов, множественность статусов, региональный и ведомственный сепаратизм рабочих способствует росту группо­вого и профессионального эгоизма и кретинизма. В условиях общей материальной скудости общества большую роль играют различия в потреблении. Умело используя различные мелкие привилегии (премии, право на заказ, выдача бесплатной путев­ки, льготная очередь на покупку автомобиля, получение квар-шры и т. д.), бюрократия препятствует единству рабочего класса, осознанию им своих классовых интересов в условиях административно-командной системы. Проблема перехода тру­дящихся из одной структуры в другую также зависит от пред­ставителей местной администрации, что объективно укрепляет ее роль в обществе.

Оборотной стороной бюрократической системы является на­личие широких маргинальных слоев. Их развитию способство­вали массовая миграция из деревни в город, люмпенизация ин­теллигенции и наличие многообразных слоев неполноправной рабочей силы (зеки, стройбат, дисбат, обитатели лечебно-тру­довых профилакториев, психоневрологических диспансеров). Не удивительно, что в конце 1980-х гг. министерство внутрен­них дел по объему выпускаемой продукции стояло на шестом месте среди производственных министерств1. Образ «социали­стического лагеря» возник отнюдь не на пустом месте. И дейст­вительно, лагерная субкультура до сих пор сохраняется в нашем обществе.

Подточенная внутренними противоречиями государственно-бюрократическая система продолжала существовать в хирею­щем виде. Ее отставание было заметно прежде всего не изнут­ри, а снаружи, по отношению к другим странам.

Внутри страны было особенно заметно отставание от пере­довых достижений научно-технического прогресса в производ­стве как средств производства, так и предметов потребления. Тем не менее в таком виде система могла существовать еще достаточно долго.

Решительный удар, как и следовало ожидать, был нанесен «сверху», со стороны пришедшего к власти нового руководства.

1 Подробнее см.: Стариков Е. Новые элементы социальной структуры // Коммунист. 1990. № 5.

106 Глава 1. Эшелоны развития капитализма

Попытка эволюционно перестроить административно-команд­ную систему была обречена на провал, так как не затрагивала основ хозяйственной системы. Первые практические шаги, направленные на создание рыночной экономики, фактически ликвидировали тот ограниченный народнохозяйственный ры­нок, который существовал в стране. На смену всесоюзному рынку пришел республиканский и региональный. Однако и он просуществовал недолго. Его все более активно вытесняет ме­стный, городской рынок. Партикуляризация рынка стала след­ствием усиления дезинтеграционных процессов в экономике и политике.

Расширение прав предприятий предопределило разгул моно­полизма и, как следствие, углубление дефицита.

В условиях обострения дефицита и инфляции пышным цве­том расцвела теневая экономика. Усиление теневых структур вызвало резко отрицательную реакцию масс по отношению к рыночной экономике, усилило социальную напряженность в стране. Правительство оказалось неспособным принимать бы­стрые и эффективные решения. «Перетряхивание» и сокраще­ние бюрократического аппарата министерств и ведомств не прошли бесследно. Старая бюрократическая машина оказалась в значительной мере разрушенной, а новая еще не была созда­на. Результатом стал рост неуправляемости системы.

Не удивительно, что по мере ослабления центральной вла­сти в эпоху Горбачева у бюрократии возникает закономерное стремление прибавить к власти собственность, или «растащить госсобственность по карманам и вместе с тем сохранить эле­менты этой системы, дающие гарантии иерархической власти над собственностью»1.

Этот вариант устраивал бывшую советскую и партийно-хо­зяйственную номенклатуру. Ради обретения собственности она готова была сознательно пойти на смену системы, поступиться частью своей административной власти. Однако в полном объ­еме произошло это уже в постсоветской России.

Таким образом, «бронепоезд» альтернативной модернизации хотя и помог России временно решать некоторые проблемы об­новления ее социально-экономической системы, но у этого со-

1 Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. М., 1997. С. 142—144; см. также: Pejovich S. Economic Analysis of Institutions and Systems. Kluwer Academic Publishers, 1998. P. 143-145.

1.3. «На полустаночке» административно-командной системы 107

става оказались довольно ограниченные запасы «горючего». Благодаря использованию такой стратегии развития нашей стране удалось миновать «станцию» промышленной революции, но «доехать» до научно-технической революции было нельзя. В начале 1990-х гг. наш «бронепоезд», управляемый малоискус­ным «машинистом», вообще «рухнул под откос». Тем, кто вы­брался из-под его обломков, пришлось «прыгать на подножку» третьего эшелона развития капитализма.

1.3.5. Соседи по третьему эшелону

После того как наш «бронепоезд» потерпел крушение, Рос­сия на исходе XX в. оказалась в третьем эшелоне развития ка­питализма, рядом со странами «третьего мира».

Третий эшелон оказался гораздо более многолюдным, чем второй эшелон, из которого Россия вышла в начале XX в. Бо­лее половины населения Земли приходится сейчас на Азию, а если добавить еще Африку, Латинскую Америку и Океанию, то доля стран «третьего мира» в населении планеты составит поч­ти 80%. Прогнозы показывают, что удельный вес этих регионов в населении будет возрастать, поскольку на них приходится 90% прироста населения планеты. Однако их вклад в мировое экономическое развитие значительно скромнее, поскольку су­ществует огромный разрыв между индустриально развитыми странами и странами «третьего мира».

Найти общие характеристики, подходящие для всех без ис­ключения стран «третьего мира», довольно сложно. Большин­ство из них в прошлом были колониями, полуколониями или зависимыми территориями. Достижение политической незави­симости не означало для них независимости экономической. Экономическая отсталость, подчиненное положение в между­народном разделении труда, многоукладность социально-эко­номической структуры до сих пор типичны для многих из них. Обобщающим количественным показателем разрыва уровней развития является национальный доход на душу населения. В 1992 г. для стран «третьего мира» он был в 4,5 раза ниже, чем в развитых странах.

Современный «третий мир» развивается под влиянием двух прямо противоположных тенденций. С одной стороны, есть факторы, способствующие синхронизации развития государств: помощь со стороны развитых стран (продовольственная, меди-

108 Глава 1. Эшелоны развития капитализма]

пинская, финансовая), создание региональных политических и экономических блоков (типа ОПЕК или АСЕАН). С другой стороны, есть мощная тенденция к асинхронизации развития, которая, безусловно, преобладает, обусловливая глубокие и все увеличивающиеся различия «третьего мира».

Вовлечение этих стран в мировое хозяйство в XVI—XIX вв. первоначально сопровождалось «потерей старого мира без при­обретения нового», когда «созидательная работа» была «едва видна за грудой развалин»1. Впрочем, полного разрушения тра­диционных форм зависимости так и не произошло. Втягивание в мировое хозяйство происходило на основе развития торгового земледелия и монокультурной специализации отдельных рай­онов и даже целых стран.

Крах колониальной системы отнюдь не устранил стремле­ния местной администрации к тотальному регулированию экономики. В результате для хозяйственной жизни «третьего мира» характерно существование многочисленных запретов и ограничений, которые часто стимулируют не столько их выполнение, сколько повсеместное и широкомасштабное разви­тие неформального сектора. Неформальная экономическая деятельность пронизывает все поры развивающегося общест­ва. Нет такой сферы, где бы она отсутствовала совсем. Ее масштабы варьируются от мелких незарегистрированных лаво­чек, торгующих обычными товарами повседневного быта, до транснациональных наркокартелей (типа Медельинского кар­теля в Колумбии), которые могут вести настоящие войны с правительствами и международными организациями. Мафия становится «государством в государстве», а правительственная бюрократия получает значительную часть доходов мафиозны­ми методами.

Гипертрофия государственного регулирования имеет разно­образные причины. Они связаны и с традициями восточного деспотизма, и с наследием колониальной администрации, ко­торая имела на периферии мирового хозяйства большие функ­ции, чем в его центре. Не последнюю роль играют и амбиции современных национальных лидеров, стремящихся за счет «большого скачка» преодолеть многовековую отсталость. Демо­графический взрыв сильно ослабляет среднедушевой рост производства. В результате темпы его прироста постоянно заметно

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 9. С. 125, 132.

1.3. «На полустаночке» административно-командной системы 109

отстают от темпов прироста в развитых странах, что увеличива­ет разрыв между центром и периферией мирового хозяйства.

Изменяется характер зависимости периферии от центра. Ес­ли первоначально развивающиеся страны выполняли роль аграрно-сырьевых придатков, то после проведения первичной индустриализации они стали специализироваться на простых, ресурсоемких и «грязных» технологиях. НТР усиливает диффе­ренциацию стран. Одним удается освоить высокие технологии и сократить разрыв, другим нет. Все это способствует увеличе­нию разрыва внутри «третьего мира», утрате его былого единст­ва. Страны «третьего мира» на наших глазах «разбегаются в раз­ные стороны»1.

1 Подробнее см.: Нуреев Р. М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики. 2-е изд. М., 2008.
1   2   3   4   5



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru