Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 3.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 3.doc

  1   2   3
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 3. Что удалось и что не удалось сделать на пути к рыночной экономике?

Хотя экономисты заявляют, что они исследуют работу рынка, в современ­ной экономической теории роль рын­ка еще менее ясна, чем роль фирмы.

Р. Коуз

3.1. Назад к частной собственности или вперед к частной собственности?1

3.1.1. Остаточная государственная собственность

Действительно, в результате процесса приватизации возник своеобразный экономический институт — остаточная государ- ственная собственность. Он включает в себя не только непо-средственно остатки государственной собственности, но и тип хозяйствования, характерный для большинства так называемых частных предприятий, находящихся в руках бывших «красных директоров» или трудовых коллективов, и управляется по- прежнему (патерналистски)2, хотя окружающая институциональная среда резко изменилась.

Исторически сила государственной собственности в условиях командной экономики заключалась в том, что она охватывала все народное хозяйство, управлялась из единого центра сверху и должна была служить интересам общества в целом(так называемая общенародная собственность). Это главное преимущество (если оно и теоретически существовало) было окончательно утеряно в ходе приватизации. «Общенародная собственность» превратилась в островки государственной соб­ственности, которые выступают как частная собственность по отношению к другим фирмам (включая и другие государствен-

1 Раздел представляет собой вариант статьи Р. М. Нуреева, А. Б. Рунов|И
«Назад или вперед к частной собственности?» (Общественные науки и совре-1
менность. 2002. № 5).

2 См.: Пригожий А. И. Цели организаций, стереотипы и проблемы // Обще- I
ственные науки и современность. 2001. № 2. С. 16.

3.1. Назад к частной собственности 151

ные предприятия). Это означает, во-первых, что государствен­ная собственность приобрела частную форму и выступает как частное предприятие, поскольку охватывает не все общество в целом, а только его часть.

Во-вторых, частной она является еще и потому, что управля­ется не по единому народно-хозяйственному плану, а по воле местного начальника. Остаточная государственная собствен­ность служит не на благо общества в целом, а на благо тем, кто успел ее «прихватизировать». Это означает, что она может раз­виваться и не на пользу государства в целом, а во вред ему.

Третья ее особенность заключается в том, что она не являет­ся и настоящей частной собственностью, поскольку аллокация ресурсов была осуществлена по остаточному принципу. Этот остаток не заинтересовал реальных частных собственников, а достался выходцам из бывшей советской номенклатуры. В ней сохраняются пережитки так называемой общенародной собст­венности, как в характере применяемых ресурсов (включая тру­довые), так и в организационно-управленческой структуре. По­этому под остаточной государственной собственностью в эко­номическом смысле мы понимаем не только предприятия или пакеты, принадлежащие государству, но и все те экономиче­ские ресурсы, которые сохранили рудименты традиционной ко­мандной экономики. Эти ее особенности и предопределили формальные и неформальные правила игры, а также характер санкций, которые сложились в постсоветской России.

Как уже было отмечено, в процессе приватизации большая часть государственной собственности перешла не к аутсайде­рам, а к инсайдерам (в итоге к прежним директорам предпри­ятий), и это привело к тому, что в России не возникло эффек­тивного частного собственника (что в значительной степени обусловило инерционность традиционной экономической сис-темы, медленные темпы ее реструктуризации и мучительный переход к новым формам корпоративного управления). Неуди-вительно, что бартеризация экономики была одним из законо-

мерных результатов сохранения остаточной государственной собственности. Попытка установления натуральных связей яви­лась своеобразным воспроизведением (в новых условиях) тех традиционных прямых связей, которые раньше существовали между предприятиями в условиях единого народно-хозяйствен­ного комплекса.

152 Глава 3. Что удалось и что не удалось сделать

Остаточная государственная собственность воспроизводится и в других типичных для советской системы формах: нецелевое использование бюджетных средств, скрытая оплата труда, не­оплачиваемые административные отпуска и др. К ним добави­лись и другие формы, свидетельствующие о доминировании Iнеформальных правил над формальными: задержки заработной платы, неплатежи, торговля налоговыми освобождениями и др. Несмотря на их существование, формальные отношения между экономическими субъектами не разрываются: нет массового увольнения с предприятий, задерживающих заработную плату, сохраняются отношения между предприятиями и в случае не- платежей. Это своеобразный отношенческий контракт, в котором неформальные отношения превалируют над формальными1.

3.1.2. Назад к частной собственности?

Естественно возникает вопрос: закончились ли номенкла­турные игры? Иными словами, закончилась ли «прихватизация» государственной собственности, с одной стороны, и не возникают ли новые проекты возвращения к тому периоду, когда номенклатура играла роль верховного распорядителя государственной собственности, как это было на «высшей и последней стадии социализма», — с другой. Первую тенденцию отражают программы приватизации, вторую — программы национализации2.

Оценивая внесенные на рассмотрение Госдумы проекты на­ционализации, можно заключить, что ни один из них не решает конструктивных задач повышения эффективности использования активов предприятий путем изменения прав собственности. Они либо «консервируют» сложившиеся нерациональные отношения в сфере собственности, делая непоколебимыми позиции остаточной государственной собственности, либо в популистских целях призывают к проведению масштабной нацио-

1 См.: Капелюшников Р. И. «Где начало того конца?..» (к вопросу об оконча-1
нии переходного периода в России). С. 147.

2 В этом разделе мы опираемся на материалы парламентских слушаний и I
заседаний по проектам национализации в Государственной Думе 1997—2002 гг. I
В поиске и подборе материалов неоценимую помощь оказали депутаты и co-J
трудники аппарата профильного комитета Госдумы по собственности и коми-1
тета по экономической политике и предпринимательству. Автор выражает всем!
им искреннюю признательность за высказанные замечания и комментарии.

1.1. Назад к частной собственности 153

нализации, итогом которой может стать лишь хозяйственный хаос и гражданская война.

Хотя законопроекты о национализации нынче не популярны и многие из них в существующем варианте в январе 2002 г. от-клонены Государственной Думой, идеи централизации и усиле­ния государственного вмешательства в экономику набирают силу.

Какие же силы заинтересованы в реставрации власти-собственности и какие в развитии системы настоящей частной соб­ственности? Если использовать методологию М. Олсона1 и раз-виваемую его сторонниками теорию групп интересов в форми­ровании и эволюции системы прав собственности2, то их можно объединить в следующие группы.

Если в СССР интересы власти-собственности были пред­ставлены верхушкой партийно-советского аппарата по уровням аппарата; руководством хозяйственных ведомств; командовани­ем военно-промышленного комплекса и верхушкой репрессивного аппарата3, то в постсоветской российской экономике это направление отстаивают прежде всего:

  • новая номенклатура (чиновники федеральных, региональных органов власти и муниципалитетов);

  • владельцы (технократы) экспортно-сырьевых отраслей;




  • владельцы (технократы) машиностроительных предпри­ятий оборонно-промышленного комплекса;

  • военная номенклатура;

  • силовые структуры (МВД, ФСБ и т. д.).

Группа, заинтересованная в системе частной собственности, включает в себя:

  • владельцев машиностроительных предприятий комплекса гражданских отраслей;

  • собственников предприятий в сфере услуг;

подавляющее большинство промышленных фирм потре-
бительского комплекса;


  • домохозяйства (подавляющее большинство высокооплачиваемых рабочих);

  • владельцев среднего и малого бизнеса.

1 См.: Олсон М. Логика коллективных действий. М., 1995; Он же. Возвыше­
ние и упадок народов. Новосибирск, 1997.

2 См.: Winecki J. Resistance to Change in the Soviet Economic System: A Pro­
perty Rights Approach. L., 1991.

3 См.: Кордонский С. Г. Указ. соч.



154 Глава 3. Что удалось и что не удалось сделать

И хотя эти группы довольно условны и внутри них еще про­должается процесс размежевания, борьба между этими группа­ми интересов и будет определять содержание деприватизации в России.

Развитие ущербного, криминального капитализма привело к дискредитации рыночной экономики в глазах значительного большинства населения. В этих условиях нарастает недовольст­во результатами приватизации. Оно повлияло на значительное усиление государства. Это поставило на повестку дня вопрос о частичном пересмотре результатов приватизации. Все чаще и чаще появляются материалы, рассматривающие различные ва­рианты деприватизации. Проанализируем один из них, а имен­но доклад, подготовленный Межведомственным аналитическим центром1. Основные механизмы и инструменты, которые используются или, как представляется, могут использоваться для отчуждения имущества у сегодняшних частных собственни­ков, представлены на рис. 3-1.

В докладе намечены три основных направления перехода ча­стной собственности в государственную:

  1. деприватизация — частичное восстановление или усиле­ние государственного контроля над уже приватизированными предприятиями;

  2. реприватизация — повторная приватизация предприятий, в которых предыдущие собственники не выполнили инвестиционные условия и программы (по существу, это смена собственника);

  3. национализация.

Как показывает практика, наиболее интенсивно рассматри­ваемые механизмы используются в рамках процессов деприватизации и реорганизации предприятий с государственным участием.

Необходимость деприватизации витает в воздухе. Во всяком случае, в качестве возможного сценария развития ее не исключают экономисты, придерживающиеся разных взглядов2. Одна­ко в каком направлении она пойдет и к каким последствиям

1 См.: Совершенствование управления государственной собственностью в|
условиях рыночной экономики. Заключительный отчет. М., 2000.

2 См.: Куликов В. Российская приватизация в шестилетней ретроспективе //■
Российский экономический журнал. 1998. № 1. С. 17—19; Радыгин А., СидоЛ
ров И.
Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества? // Вопросы!
экономики. 2000. № 5. С. 59-60.

1.1. Назад к частной собственности 155

156 Глава 3. Что удалось и что не удалось сделать

она приведет? Возможны два варианта деприватизации: госу­дарственно-бюрократический («олигархический») и «демокра­тический». Рассмотрим каждый из них подробнее.

В случае государственно-бюрократического варианта депри­ватизации начнется новый виток роста системы власти-собст­венности. Объективно это означает шаг назад с точки зрения рыночных реформ, так как предпосылки становления частной собственности будут опять отложены на неопределенное время. Опыт приватизации не может не рассматриваться вне контек­ста зависимости от предшествующего развития. Приватизация в восточных обществах всегда выступала как временный отход от генеральной линии развития, как подготовка нового витка централизации (в соответствии с «циклом власти-собственно­сти»1).

Конечно, это не означает полного возвращения назад. Несо­мненно, новая централизация произойдет с учетом тех процес­сов, которые имели место в 1990-е гг. Однако новая централи­зация будет означать, что произойдет своеобразная абсорбция, включение этих элементов в традиционную систему власти- собственности, подчинения ей, использование их потенциала для укрепления ее на новом витке развития. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно провести аналогию между совет­ской пирамидально-сегментарной структурой (см. рис. 1-10) и современной. Место союзного уровня занял федеральный уро­вень управления, место республиканского — уровень предста­вителей Президента РФ в семи федеральных округах, место об­ластного — уровень субъектов Федерации.

Усиление центральной власти может быть эффективно лишь при опоре на реальные экономические механизмы. Наиболее универсальными являются две основные формы вмешательства государства в экономику: это государственное предпринима­тельство и государственное регулирование2. Первая форма ста­вит на повестку дня вопрос о национализации. В контексте, усиления централизации национализация может охватить не отдельные предприятия, а целые подотрасли и отрасли, что

1 Подробнее см.: Экономические субъекты в постсоветской России (инсти- I
туциональный анализ) / Под ред. ^ Р. М. Нуреева. 2-е изд. М., 2003. Введение.

2 Вопросы государственного регулирования будут рассмотрены в следую- I
гцих главах.

Назад к частной собственности 157

приведет к дальнейшему укреплению региональной и муници­пальной собственности как звеньев единой государственной собственности. Резко вырастет государственный сектор и госу­дарственный контроль за деятельностью частного сектора. В этом объективно заинтересованы центральные и местные власти. Это означает усиление не «государства защищающего», а «государства производящего»1. К тому же это может прикры-наться патриотическими (сильная Россия, Великая держава и т. д.) или коммунистическими (борьба с нищетой, социаль­ным неравенством и т. п.) лозунгами со всеми уже известными нашей стране последствиями.

Совсем по-другому сложится развитие в случае «демократи­ческого» варианта деприватизации. Демократический вариант централизации также предполагает перегруппировку собствен- ности. Однако цель этой перегруппировки иная: максимально эффективно служить развитию рынка. Дело в том, что в на­стоящее время государственная собственность чрезвычайно не­эффективна. Степень государственного участия в подавляющем большинстве смешанных предприятий (около 80%) не превы­шает 50%.

Правда, во второй половине 1990-х гг. наметилась тенденция к перегруппировке существующего государственного капитала, сосредоточению его лишь на определенном наборе предпри­ятий. Это выразилось в повышении государственного и муници­пального участия в капитале акционерных обществ, образован­ных в результате приватизации. С 1994 по 1998 г. доля предпри­ятий, в которых государство владеет свыше 50%, увеличилась почти в 7 раз, а доля предприятий, в которых государство владе­ет не более 15%, уменьшилась в 10 раз.

Однако еще рано говорить о том, что эта концентрация при­цела к существенному повышению эффективности государст­венного сектора. Между тем концентрация госсобственности в ряде ключевых отраслей могла бы существенно повысить эф­фективность функционирования частного сектора и эффектив­ность экономики в целом. Это прежде всего касается промыш­ленной и финансовой инфраструктуры, без укрепления кото­рой невозможно эффективное развитие рыночной экономики.

1 См.: Бьюкенен Дж. Границы свободы. Между анархией и Левиафаном // Нобелевские лауреаты по экономике. Джеймс Бьюкенен. М., 1997. С. 207—444.

158 Глава 3. Что удалось и что не удалось сделать

Однако это предполагает формирование государственной соб­ственности не по остаточному принципу, не по принципу слу­жения личным интересам бюрократии, а по принципу повыше­ния эффективности народного хозяйства в целом, принципу, отвечающему долгосрочным интересам развития экономики России. Это означает коренной переход от «государства произ­водящего» к «государству защищающему», создающему инсти­туциональные предпосылки для развития системы частной соб­ственности. При этом: а) издержки по защите прав собственно­сти несет государство (как в развитой рыночной экономике); б) права собственности могут обмениваться без высоких трансакционных издержек, обеспечивая эффективное распределе­ние ресурсов и решая проблему внешних эффектов и в) в дол­госрочной перспективе собственность защищена от экспро­приации. Этот путь гораздо более сложный, однако он отвечает потребностям не тех или иных слоев бюрократии, а всего об­щества в целом.

Из истории институциональных идей

^ ДЖЕЙМС БЬЮКЕНЕН: ГОСУДАРСТВО ЗАЩИЩАЮЩЕЕ И ГОСУДАРСТВО ПРОИЗВОДЯЩЕЕ

В отличие от Ф. Хайека Нобелевский лауреат 1986 г. по экономике Джеймс Бьюкенен исходит из первостепенной важности формирования не конституционных органов, а конституционных норм и правил. В связи с этим важное значение имеет обоснованное в «Границах свободы» (1975) последовательное разграничение Дж. Бьюкененом двух разных функций государства:

  1. государство защищающее и

  2. государство производящее.

Первая функция является результатом соглашения людей и своеобразным гарантом соблюдения ими конституци­онного договора. Обеспечение соблюдения прав в обще-

стве означает прыжок от анархии к политической организации.

Вторая характеризует государство как производителя общественных благ. Эта функция государства возникает на базе конституционных прав и свобод как своеобразный договор между гражданами по поводу удовлетворения их совме- стных потребностей в ряде товаров и услуг. Здесь и заложена угроза Левиафана. Дж. Бьюкенен предлагает набор правил, которые препятствовали бы развитию государства в направлении автократического режима.

В работе «Границы свободы» Дж. Бьюкенен анализирует закон не просто как общественное благо, а как общественный капитал. Любое капитальное благо может приносить доход. Однако ценность инвестиций снижается с течением

?. 1. Назад к частной собственности 159

времени, также как с ростом амортизационных отчислений уменьшается стои­мость орудий производства, в которые инвестировали определенную сумму де­нег. «Система законов, формализованы они на практике или нет, — пишет Дж. Бьюкенен, — представляет из себя общественный капитал, отдача от кото­рого повышается стечением времени... Если капитал приносит доход сразу же после инвестирования, ...то в случае с законом... выгоды, заключающиеся в ростe стабильности межиндивидуальных взаимоотношений, увеличиваются с тече­нием времени во все возрастающей пропорции»1.

Поэтому значение хороших законов трудно переоценить, и уж тем более такого основного закона, как Конституция. Игнорирование хороших законов (особенно в случае отсутствия эффективной системы положительных и отри­цательных стимулов, обеспечивающих их выполнение) может иметь трагиче­ские последствия. «На практике, — пишет Дж. Бьюкенен, — общественный ка­питал может быть потерян навсегда, если он был однажды размыт»2. Поэтому возникает проблема принятия эффективных мер принуждения к выполнению закона.

Для нарушителей законов должна быть предусмотрена система наказаний. Однако при их осуществлении возникает «дилемма наказания»: «для обеспече­ния такого общественного блага, как законопослушание, должно быть произве­дено такое общественное «антиблаго», как наказание»3. Издержки наказания включают два элемента: издержки выявления нарушителей и издержки наказа­ния нарушителей. Именно последние и рассматриваются Бьюкененом как «анти- благо». Наказание обязательно налагается ex post («после»), хотя мера наказа­ния должна быть выбрана ex ante («до»). По мнению Бьюкенена, никакое наказа­ние не возмещает полностью ущерба, не восстановит status quo ante. Однако наказания все же должны применяться, поскольку они предотвращают наруше­ния, которые могли бы быть совершены в будущем, если бы не было наказаний. Поэтому создание эффективного политического режима требует действенной правоохранительной системы — эффективной благодаря не столько тяжести на­казаний, сколько их неотвратимости. Эта идея особенно актуальна для постсо­ветской России.

В этом смысле американская конституционная экономика чрезвычайно по­хожа на германский ордолиберализм4. Поэтому отметим здесь лишь парадокс обеих теорий, который заключается в том, что они стремятся ослабить воздей­ствие государства на рыночную экономику, опираясь на государство, достаточ­но сильное, чтобы навязать обществу «правила игры» и контролировать их со­блюдение. Роль государства значительно возрастает в переходный период, когда необходимо серьезное преобразование традиционных институтов, выработка принципиально новых «правил игры». Именно такая проблема стоит перед современной Россией.

Понимая это противоречие, Бьюкенен тем не менее настаивает на «мини­мальной политизации рыночного порядка» в переходной экономике, считая

1 Бьюкенен Дж. М. Границы свободы. Между анархией и Левиафаном. Пер.
I с англ. / Под ред. P. M. Hypeeea // Бьюкенен Дж. М. Соч. Гл. 4—10. С. 232,
I 234-235.

2 Там же. С. 235.

3 Buchanan J. M. The Limits of Liberty. Chicago, 1975. P. 133.

4 См.: Hypeee P. Теория общественного выбора. Гл. 3.

160 Глава 3. Что удалось и что не удалось сделат

главными условиями успеха реформ, во-первых, «децентрализованное распре­деление возможностей производства экономических ценностей, равно как и четкое политико-правовое признание такого распределения», и, во-вторых, создание системы добровольного обмена между частными собственниками «при надлежащими им правами на имущество», подкрепленной политическим и правовым строем1. Конечно, эти условия недостаточны для становления развитой рыночной экономики, но они — необходимый минимум.

Поскольку бюрократическое регулирование наиболее велико в развивающихся и переходных экономиках, то именно в этих странах масштабы теневой экономической деятельности оказы­ваются наиболее громадными.

Ситуация в России гораздо сложнее: выделить чисто легаль ный и чисто нелегальный сектора экономики довольно сложно. Почти на каждом предприятии, в той или иной пропорции присутствует и легальная, и нелегальная деятельность. Россий­ская экономика скорее «двухполосная», чем двухсекторная. Это, однако, не избавляет нас от необходимости исследовать эти процессы в чистом виде, так как увеличение нелегальной деятельности сужает сферу легальной и наоборот.

Раскол общества на легальный и нелегальный бизнес «ока­зывает негативное воздействие на экономику в целом, выражающееся в снижении производительности, сокращении инве­стиций, неэффективности налоговой системы, удорожании коммунальных услуг, замедлении технического прогресса и1 многочисленных трудностях в формулировании макроэконо­мической политики»2, и отнюдь не освобождает общество от1 необходимости совершенствования институциональной струк туры.

Важно не только принятие хороших законов, но и прежде всего обеспечение мер по их реальному воплощению в жизнь! Без эффективной системы обеспечения претворения их в жизнь без принуждения (enforcement) вряд ли заработают в России даже самые лучшие законы. Однако принятие таких законов ми­нимально необходимо.

Следующим шагом является создание таких условий, которые У. Нисканен назвал «мягкой инфраструктурой». Введенное]

1 См.: Бьюкенен Дж. М. Минимальная политизация рыночного порядка
От плана к рынку: будущее посткоммунистических республик. М., 1993. С. 111.

2 Сото Э. де. Иной путь. Невидимая революция в «третьем мире». М., 1995. |
С. 216.

3.1. Назад к частной собственности 161

У. Нисканеном понятие «мягкая инфраструктура» означает уве­личение экономических прав человека (укрепление доверия, прав собственности, честности и ответственности при выпол­нении контрактов, повышение терпимости к инакомыслию, обеспечение гарантий прав меньшинства и т. п.) и создание та­ких неформальных «правил игры», без которых функциониро­вание рыночной экономики невозможно.

Важно последовательно проводить различия между поздне-феодальным стяжательством и раннекапиталистическим пред­принимательством, т. е. деланием денег путем надувательства и обмана и деланием денег в соответствии с законами рынка, в соответствии с законами конкуренции. Необходимо созда­ние такой атмосферы, при которой большинству участников рынка станет невыгодно позднефеодальное стяжательство, a выгодно раннекапиталистическое предпринимательство. Только при обеспечении таких правил игры заработают «хорошие законы».

Однако в современной России к порочным кругам в эконо­мике добавляются порочные круги политической нестабильно­сти. В условиях нестабильного политического режима высока опасность нарушения прав собственности, национализации ча­стных предприятий, ограничения вывоза прибылей и т. д. Все это резко повышает трансакционные издержки. Угроза экспро­приации в случае прихода к власти крайне левых (или правых) партий, а также высокие трансакционные издержки не благо­приятствуют привлечению в страну иностранных инвестиций, с одной стороны, и увеличивают бегство национального капита­ла за границу — с другой. Низкие темпы сбережения отражают­ся на низких темпах инвестирования, что приводит к стагнации или даже падению национального производства, высокому уровню инфляции, что, кроме всего прочего, способствует рос­ту маргиналов и усилению социальной напряженности. Рост бедности и обострение социальных конфликтов, в свою оче­редь, создают благоприятную почву для популяризации идей крайне левых (или правых) группировок, а это создает угрозу резких политических изменений со всеми вытекающими из них негативными последствиями.

Сложность ситуации заключается также и в том, что нега­тивные количественные изменения, накапливаясь, переходят в повое качественное состояние. Возникают так называемые ин-

162 Глава 3. Что удалось и что не удалось сделать I

ституциональные ловушки, приводящие к тому, что дальнейшее развитие начинает идти не в сторону рынка, а в направле­нии к псевдорыночным формам1.

3.1.3. Вперед к частной собственности?

Для того чтобы осуществить переход к настоящей частной собственности, надо наполнить возникшую частную форму ча­стным содержанием.

Частная собственность обладает целым набором положи­тельных эффектов, в числе которых фиксация экономического потенциала активов, интеграция разрозненной информации, развитие ответственности собственников, повышение ликвид­ности активов, развитие общественных связей и паспортизация сделок2, что создает предпосылки для экономической свободы. К тому же экономическая свобода — фундамент и составная часть свобод гражданского общества. Она выступает прежде всего как необходимое средство достижения политической свободы; в свою очередь, политическая свобода есть гарант эконо­мической свободы.

^ Под системой собственности неоинституционалисты обычно понимают все множество формальных правил и неформальных ограничений, регулирующих доступ к редким ресурсам3. Кроме того, в систему целесообразно включить экономических агентов, которые устанавливают права собственности, а также гарантов, обеспечивающих выполнение указанных правил.

Исходя из принятого в теории прав собственности понима­ния собственности необходима корреляция между зоной прав и зоной ответственности для каждого субъекта собственности. Принцип при этом такой: оптимальное распределение прав собственности предполагает ситуацию, когда принятие на себя риска происходит в соответствии с принадлежащими правами (кластерами отдельных правомочий) и степенью (не) склонности к риску.

Можем ли мы говорить, что вся возникшая в России частная собственность является остаточной государственной собствен-

1 См.: Полтеровт В. М. Институциональные ловушки и экономические ре-
формы.

2 См.: Сото Э. де. Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на За-
паде и терпит поражение во всем остальном мире. М., 2001. С. 53—67.

3 См.: Alchian A. Some Economics of Property Rights // Politico. 30. No. 4.
P. 816—829; Кузьминов Я. И., Юдкевич М. М. Указ. соч. Ч. 2. С. 68—71.

3.1. Назад к частной собственности 163

ностью? Конечно, нет. Наряду с псевдочастной уже возникает настоящая частная собственность. Тенденция к сокращению бартера, например, свидетельствует об уменьшении доли и влияния остаточной государственной собственности.

К иным последствиям приводит в настоящее время продол­жающийся процесс приватизации государственной собственно­сти, который приобретает все более «эксклюзивный» характер. Аппетиты новоявленной буржуазии по-прежнему пока полно­стью не удовлетворены. Однако вкус ее становится все более тонким и изысканным. Она стремится приобрести ныне не лю­бые куски государственной собственности, а наиболее при­быльные и эффективные.

Сравнивая распределение производственных предприятий, запрещенных к приватизации, из первого (1995) и второго (1998) перечней по отраслям промышленности (рис. 3-2), видим изменение, которое отражает стремление чиновников получить в частные руки наиболее лакомые объекты государственной собственности. В 2002 г. прошла новая волна приватизации, и, несомненно, лучшие куски государственной собственности дос­тались крупнейшим интегрированным бизнес-группам (ИБГ).
  1   2   3



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru