Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 5.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 5.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
I 5.1. Макроэкономические тренды переходной экономики 235





Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса

Специалистов моего профиля мая интересует само по себе повышенщ валового продукта. Для нас важно прежде всего то, что экономический! рост улучшает жизнь бедных и смягчЯ ет проблему бедности.

У. ИстерШ

5.1. Макроэкономические тренды переходной экономики

Переход от командной экономики к рынку вызвал глубокуи структурную перестройку во всех посткоммунистических страЛ нах. Это привело к падению ВВП в России на фоне устойчиво­го роста в развитых и развивающихся странах (рис. 5-1). ЕслЯ для мира в целом с 1991 по 2000 г. ежегодные темпы прирости ВВП составили 2,6% (причем в развитых странах 2,2%, а в раз! вивающихся даже 5,1%), то в России снижение темпов прирост та составило в среднем 6,5%.

Глубоким спад был также в странах СНГ и Монголии. ПадЯ ние реального ВВП в этих странах превысило 50% (при том чти в среднем для стран с переходной экономикой оно не достиг;» и половины этой величины — рис. 5-2). Однако в этих страиаЯ после 1999 г. установились наиболее высокие темпы росте В XXI в. они в среднем превышают 15% (рис. 5-3).

В России ситуация стала выправляться также лишь в начав XXI в. В 2001—2004 гг. ежегодные темпы прироста ВВП в Pool сии составили 5,7%, что оказалось гораздо выше, чем в разнив тых (2,5%) и даже в развивающихся (5,2%) странах.

И это характерно не только для России. После трансформв ционного спада, связанного с переходом к рыночной экономи! ке, в странах Восточной Европы, Балтии, СНГ и Монголии тОЯ же начался устойчивый экономический рост (рис. 5-4).

236 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса {

5.1. Макроэкономические тренды переходной экономики 237







Наименее глубоким трансформационный спад был в страная Балтии и центральной части Восточной Европы. Они уже Я 1993 г. сумели преодолеть спад производства и создать предпоЛ сылки для экономического подъема. Однако для них в настоя-1 щее время характерны и наиболее низкие темпы роста (рис. 5-5Щ в 3 раза более низкие, чем у Содружества Независимых Госув дарств. Отчасти это связано с тем, что падение ВВП не было тащ ким глубоким, отчасти с тем, что по уровню развития они замете но выше, чем страны СНГ. Согласно данным Международного валютного фонда, ВВП на душу населения (по ППС) в страная Балтии и Восточной Европы в 3 раза превосходит ВВП на душя населения в СНГ и Монголии. Этот разрыв в темпах роста быя типичен на протяжении последнего десятилетия и, судя по всея му, сохранится и в последующие годы.

Одна из причин различий в темпах роста связана с динамиИ кой инвестиций: в странах СНГ они на три процентных пункте выше, чем в Центральной и Восточной Европе (рис. 5-6). ВпроЯ чем, такое превышение — не новая особенность, она сохраняв лась и в первой половине 1990-х гг. (до 1997 г.). Лишь в течений трех лет (1998—2000 гг.) страны Центральной и Восточной ЕвЯ ропы опережали страны СНГ по показателю инвестиций (% оя ВВП).

238 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса

5.1. Макроэкономические тренды переходной экономики 239









Низкие темпы роста стран Центральной и Восточной Евро-1 пы отчасти связаны со сложностью их перехода не просто к I рыночной экономике, а к развитой рыночной экономике, тиЯ



пичной для государств общего рынка. Вступление в ЕС вызвало глубокие изменения в народном хозяйстве этих стран. Им при­ходится искать сравнительные преимущества в острой конку­ренции с крупнейшими компаниями развитых европейских стран.

С гиперинфляцией странам с переходной экономикой уда­лось в основном справиться к середине 1990-х гг. (рис. 5-7). Наиболее острые формы она имела в странах СНГ, Монголии и Юго-Восточной Европы, наименее острые — в странах Бал­тии и Центральной и Восточной Европы. Наиболее затяжной характер инфляция имела в России, что привело к острому бюджетному дефициту, который удалось преодолеть только к 2000 г. (рис. 5-8).

Наиболее остро проблема бюджетного дефицита стояла в России в первой половине 1990-х гг., когда его размеры превы­шали 10% ВВП. Сейчас она сменилась на противоположную — проблему бюджетного профицита.

Падение жизненного уровня привело к резкому росту теневой экономики и коррупции. Теневая экономика в большинстве стран с переходной экономикой превысила 40% ВВП (рис. 5-9). Стремительный рост теневой экономики происходил в процессе приватизации. Однако рост частного сектора привел к сниже­нию коррупции в посткоммунистических странах (рис. 5-10).

Можно сомневаться в расчетах Transparency International Agency, но несомненно одно, что уровень теневой экономики

240 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнесаИ

5.1. Макроэкономические тренды переходной экономики 241





















заметно вырос во всех странах с переходом к рынку. Отчасти! это связано с тем, что при командной экономике рынок разви-вался в условиях нелегального сектора, отчасти — с ослаблени-1 ем роли государства в переходный период, отчасти — с разру- ] шением старой системы принуждения и становлением новой,!

когда старые правила игры уже не действовали, а новые инсти­туциональные ограничения еще не окрепли.

Во всяком случае, по уровню коррупции страны с переход­ной экономикой приблизились к государствам Азии, Африки и Латинской Америки, заметно «опережая» в этой области разви­тые страны. Наиболее низкий уровень коррупции в странах Балтии и Центральной и Восточной Европы, дальше по возрас­тающей идут страны Юго-Восточной Европы и Монголия, наи­более высок уровень коррупции в странах СНГ.








242 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса I

После падения экспорта товаров и услуг в странах Цен­тральной и Восточной Европы и СНГ в начале 1990-х гг. сейчас положение стало понемногу выправляться (рис. 5-11). В на­стоящее время уровень внешней торговли в этих странах стал превышать размеры ВВП (рис. 5-12), что создает определенные предпосылки для снижения уровня внешнего долга.

5.2. Динамика основных макроэкономических показателей РФ 243

Для социалистических стран внешний долг не был типич­ным явлением. Даже в более развитых странах Центральной и Восточной Европы он не превышал 1/3 части ВВП. Для СССР он был еще ниже: меньше 10% (рис. 5-13). В настоящее время доля внешнего долга превысила 50% у стран Центральной и Восточной Европы и 30% у стран СНГ.

Высокие цены на нефть, газ и некоторые виды сырья создают в настоящее время предпосылки для уменьшения внешнего дол­га России, Казахстана и некоторых других стран СНГ, у которых в последнее время платежный баланс сводится с положительным сальдо. Ситуация в странах Центральной и Восточной Европы гораздо хуже, сальдо платежного баланса в последние 14 лет от­рицательно и имеет тенденцию к увеличению (рис. 5-14).

5.2. Динамика основных макроэкономических

показателей Российской Федерации

в постсоветский период

Основные социально-экономические показатели России приведены в табл. 5-1. Они позволяют сделать вывод о том, что ситуация приобретает более или менее стабильный характер. Несмотря на постоянное снижение численности населения России, растет среднегодовая численность занятых в экономи­ке, как растут и среднедушевые денежные доходы населения и расходы на конечное потребление. Улучшается структура по­требления населения. Инфляция, хотя и является высокой по сравнению с развитыми странами, но имеет долгосрочную тен­денцию к снижению и, как правило, не превышает 20% в год.

После заметного снижения основных фондов в первой поло­вине 1990-х гг. растет валовое накопление и инвестиции в ре­альный сектор экономики. Постепенно восстанавливаются меж­дународные резервные активы, включая золото, улучшается внешнеторговый оборот со странами как дальнего, так и ближ­него зарубежья.

Если проанализировать долгосрочные тенденции развития национальной экономики (табл. 5-2), то нельзя не отметить не­которые существенные различия между последним десятилети­ем XX в. и первыми годами XXI в. Если в 1990-е гг. в условиях затяжного трансформационного спада снижались реальные де­нежные доходы населения и росла безработица, то в первые го-

16»

244 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса I

5.2. Динамика основных макроэкономических показателей РФ 245







ды XXI в. начался подъем, и вместе с ним начали расти реаль­ные денежные доходы и падать безработица.

Устойчивыми темпами растет промышленное производство, развивается транспорт, расширяется розничная торговля, наме­чаются позитивные сдвиги в сельском хозяйстве, растут инве­стиции в основной капитал, вводятся в действие новые фонды. Попытаемся выяснить, за счет чего удалось добиться этих по­зитивных сдвигов и каковы тенденции развития нашей эконо­мики в ближайшем будущем.

1 Федеральная служба государственной статистики.

246 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса

5.2. Динамика основных макроэкономических показателей РФ 247











248 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса 1

5.2. Динамика основных макроэкономических показателей РФ 249









Данные, представленные в табл. 5-3, наглядно показывают, что больше 70% экспорта обеспечивает экспортно-сырьевой сектор, в котором используется около 9% основных фондов, за­нято менее 6% трудоспособного населения и который дает свы­ше 40% налоговых поступлений. В секторе социальных услуг сейчас занят почти каждый четвертый россиянин, сосредоточе­на 1/3 основных фондов, однако вклад этого сектора в экспорт | и налоговые платежи гораздо скромнее и составляют 2,6% и 1,6% соответственно.

В последние годы значительный вклад в экономический рост составляли отрасли топливно-энергетического комплекса. Если в 1999—2001 гг. преобладал внутренне-ориентированный рост, то в 2002—2004 гг. — экспортно-сырьевой. Однако это не значит, что в этой области все обстоит хорошо. Если мы хотим опереться на развитие топливно-энергетического комплекса, то его необходимо модернизировать, т. е. научиться добывать нефть и газ более современными способами. Для реализации этого потенциала необходимо применение новых технологий.

Мы до сих пор не умеем добывать нефть на шельфе. К тому же не всегда рационально используем полученные энергоносите­ли. Необходимо развивать энергосбережение, новые техноло­гии в области транспортировки энергии и энергоносителей. Необходимо эффективно использовать стабилизационный фонд, созданный благодаря высоким ценам на нефть, средства которого могли бы быть направлены на модернизацию эконо­мики.

В «Прогнозе инновационно-технологической и структурной динамики экономики России на период до 2030 года с учетом мировых тенденций», выполненном Институтом экономических стратегий, дана немного иная структура секторов (рис. 5-15). Однако и такое деление не меняет отмеченной выше тенденции.






250 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса

Если мы рассмотрим более длительную динамику структу- ! ры экономики России начиная с 1980 г., то мы увидим, что в 1990-е гг. произошла глубокая деформация воспроизводствен­ной структуры, существенно сократился воспроизводственный потенциал экономики, доля инновационно-инвестиционного сектора упала, разрушение оборонно-промышленного ком­плекса и падение доли машиностроения привело к технологи­ческой деградации экономики.

Потребительский сектор за годы перехода к рыночной эко­номике сократился более чем на 10% (рис. 5-16), а сектор инфраструктуры заметно вырос (более чем на 20%), что при­вело к отмеченному выше перераспределению основных фон­дов, численности занятых и динамике добавленной стоимости (см. табл. 5-3). Что же касается динамики энергосырьевого сектора, то по численности занятости и основным фондам он не претерпел существенных изменений, хотя в последние го­ды наметилась тенденция к их росту.

Проанализируем далее ситуацию в российских регионах, развитие в которых происходит крайне неравномерно.

5.3. Неравномерность регионального развития России 251

^ 5.3. Неравномерность регионального развития России

При проектировании институционального развития необхо­димо учесть и особенности регионального развития. Не секрет, что наиболее развитым в России является Центральный феде­ральный округ, в котором проживает каждый четвертый житель Российской Федерации и на который приходится всего 1/25 территории страны (табл. 5-4). Здесь почти на 40% выше среднедушевые доходы и расходы, производится 1/3 ВВП стра­ны и присваивается почти половина прибыли, получаемой в стране. Это в 9 раз больше финансовых результатов, создавае­мых в Дальневосточном и Южном федеральных округах вместе взятых.

Наиболее скромные среднедушевые доходы и расходы ха-рактерны для жителей Южного федерального округа. В 2006 г. • они составляли всего 69% от уровня Российской Федерации и были в 2 раза ниже, чем в Центральном федеральном округе. Последние годы быстрыми темпами развивается Уральский фе­деральный округ. И это неудивительно, ведь на него приходит­ся более половины добычи всех полезных ископаемых, добы­ваемых в нашей стране.

Любопытно отметить, что инвестиции в основной капитал размещаются более равномерно, чем доходы от производствен­ной деятельности, и примерно соответствуют численности за­нятых в экономике. Исключение составляет лишь Уральский федеральный округ, в котором объем инвестиций в 2 раза пре­вышает численность населения. И это легко объяснимо в усло­виях нарастающей сырьевой специализации страны. Динамика валового регионального продукта (ВРП) представлена на рис. 5-17. Он наглядно показывает, что в начале XXI в. наибо­лее быстрыми темпами развивался Уральский федеральный ок­руг, в котором находится большое количество полезных иско­паемых, наиболее медленными темпами — Южный, в котором отсутствуют полезные ископаемые. К тому же из 13 субъектов Южного федерального округа 8 составляют республики, уро­вень развития которых заметно отстает от центральной России.

Валовой региональный продукт на душу населения пред­ставлен в табл. 5-5. Естественно, наиболее высокий уровень ВРП приходится на центр, наиболее низкий — на окраины. Обращает на себя внимание тот факт, что в Уральском и Центральном федеральных округах он заметно выше среднего
















российского уровня. В Сибирском, Приволжском и в Южном округах — заметно ниже среднего российского уровня.

Характерно, что неравенство продолжает углубляться, по­скольку темпы роста ВРП неравномерны. Они заметно выше на Урале, в центре и на северо-западе и гораздо ниже в Сиби­ри, Поволжье, на Юге и Дальнем Востоке. Однако эти средние показатели скрывают заметную дифференциацию, которая су­ществует внутри федеральных округов. Здесь нередки случаи, когда разрыв превышает 2—3 раза, а по отношению к Моск­ве — 10—20 раз.

В «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года», подготовленной Министерством экономического развития РФ в марте 2008 г., намечены планы развития российских регионов до 2020 г. Предполагается, что в условиях инновационного социально-ориентированного развития при росте ВВП России к 2020 г. в 2,4 раза экономический рост в Сибирском и Дальневосточном






5.3. Неравномерность регионального развития России 257

256 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса

федеральных округах составит 2,7—2,9 раза, а в Поволжье и на Урале — даже в 3—3,3 раза1.

Кратко остановимся на региональных особенностях прошед­шей приватизации. Если в целом по Российской Федерации в настоящее время 81% собственности — частная, 6% — муници­пальная, 5% — собственность общественных и религиозных ор­ганизаций, 3% — государственная и 5% — прочие формы соб­ственности, то в федеральных округах структура собственности несколько отличается от общероссийской. Наибольший про­цент частной собственности приходится на Центральный (84%), Северо-Западный и Уральский округа (по 83%), наи­меньший — на Дальневосточный (74%), Приволжский (75%) и Южный (76%).

Наибольшая доля государственной собственности сохраня­ется в Дальневосточном (6%) и Южном (5%) округах, наимень­шая — в Центральном (2%), Северо-Западном (3%) и Ураль­ском (3%). Муниципальная собственность наиболее развита в Приволжском федеральном округе (10%), меньше она пред-j ставлена в Северо-Западном федеральном округе (3%). По доле собственности общественных и религиозных организаций вы­деляются Приволжский (8%) и Южный (7%) федеральные ок­руга. Иностранная форма собственности (включая смешанную) наиболее развита в центре, на северо-западе России и на Даль­нем Востоке (по 6%). И это понятно, так как эти регионы бо­лее активно участвуют во внешней торговле.

Главной целью государственной региональной политики в «Концепции долгосрочного социально-экономического разви­тия Российской Федерации до 2020 года» определено повыше­ние сбалансированности пространственного развития россий­ской экономики. Чтобы уменьшить экономическую дифферен­циацию в уровне и качестве жизни населения (как между регионами, так и внутри регионов), предложены меры по более I полному использованию преимуществ каждого региона, созда­нию условий для подъема российской глубинки и формирова­нию новых центров экономического роста. К перспективным региональным зонам, которые будут определять инновацион­ный путь развития страны, отнесены регионы Поволжья и Ура­ла с развитой индустрией, города Сибири с более высоким

1 См.: Концепция долгосрочного социально-экономического развития Рос-| сийской Федерации. М., 2008. С. 140.

уровнем развития человеческого капитала, портовые города Дальнего Востока и зоны освоения вокруг новых инфраструк­турных проектов (типа Севсиба, Восточного БАМа и т. д.).

Для реализации инновационного сценария, считают авторы Концепции, необходим рост территориальной мобильности на­селения, формирование устойчивой системы расселения, раз­витие транспортной и энергетической инфраструктуры, а также первостепенное развитие экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Все это позволит укрепить экономическую целостность страны и создать предпосылки для развития проблемных ре­гионов. В Концепции выделяется 10 экономических регионов: Центральный, Центрально-Черноземный, Северо-Западный, Северный, Южный, Поволжский, Уральский, Западно-Сибир­ский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный. Распределение субъектов РФ по указанным экономическим регионам пред­ставлено в приложении. Численность населения и ВРП основ­ных экономических регионов представлены в табл. 5-6. В на­стоящее время наиболее населенными являются Центральный,

17 - 1761






258 Глава 5. Макроэкономическая среда российского бизнеса

Южный и Поволжский экономические регионы. Однако вклад I двух последних в ВРП заметно уступает Центральному и Запад- I но-Сибирскому. По уровню ВРП на душу населения лидируют Западно-Сибирский, Центральный и Северный экономические регионы. И это неравенство в ближайшие годы (до 2010 г.) со- I хранится (табл. 5-7).

Правда, предполагается в дальнейшем более быстрое разви- I тие отстающих экономических регионов: Южного и Поволж­ского. В частности, к 2020 г. планируется увеличение ВРП до 250% и 230% соответственно (по отношению к 2007 г.). Однако, в какой мере удастся реализовать этот план, большой вопрос. В любом случае, судя по планируемому росту ВРП, отставание Центрально-Черноземного экономического региона сохранит­ся. Что же касается лидеров, темпы их роста по-прежнему бу­дут выше средних. Даже в этом труднореализуемом прогнозе неравенство экономических регионов вряд ли будет ликвидиро­вано.

Региональное неравенство усиливается социально-экономи­ческим неравенством. Существует довольно большое число ре­гионов, в которых разрыв между бедными и богатыми довольно I велик. В Санкт-Петербурге, Самарской области и большинстве I

5.3. Неравномерность регионального развития России 259

областей Западной Сибири разрыв между денежными доходами самых бедных 20% и самых богатых 20% населения составляет 9—20 раз. А в Москве разрыв между первым и пятым квинти­лями превышает 20 раз1. Поэтому проблема повышения уровня жизни малообеспеченной части населения стоит в настоящее время в Российской Федерации очень остро.

В зависимости от уровня развития отраслей российский биз­нес в 1990-е гг. применял различные стратегии на федеральном и на региональном уровнях.

На федеральном уровне основным ресурсом развития была трансформационная рента (кредитные ресурсы, экспортные квоты, таможенные льготы, госсобственность и т. д.), поэтому лучшей бизнес-стратегией было тесное взаимодействие с госу­дарством, что позволило ряду исследователей характеризовать ее как модель «захвата государства». Наиболее широкое разви- Г. тие она получила в последние годы XX в.

В крупных городах и нефтедобывающих регионах, наоборот, доминировала стратегия определенного дистанцирования от го­сударства. Низкая стоимость рабочей силы, растущий платеже­способный спрос и развитая инфраструктура позволяли эффек­тивно использовать расхождение в ценах внутреннего и внеш­него рынка и активно развивать торговлю, строительство, а позднее операции с недвижимостью.

В прочих регионах, где отсутствовали значительные эконо­мические ресурсы, приходилось использовать различные стра­тегии, включая традиционные отрасли хозяйства, такие как ма­шиностроение, строительство и связь2. Однако во всех отраслях в конце XX — начале XXI в. начинает складываться тесная связь исполнительной власти и местных олигархов, что получи­ло в литературе название «административный ресурс». По­скольку в начале XXI в. он стал типичной формой институцио­нального развития российских регионов, остановимся на нем подробнее в главе 6.

1 См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федера­
ции за 2006/2007 гг. М., 2007. С. 145.

2 См.: Яковлев А. А. Эволюция стратегий взаимодействия бизнеса и власти в
российской экономике // Постсоветский институционализм-2006 / Под ред.
Р. М. Нуреева. Ростов н/Д, 2006. С. 129.

17*


Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru