Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 9.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 9.doc

  1   2
Реклама MarketGid:
Загрузка...



9.1. Социальное рыночное хозяйство в Германии

* 399


Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

Ни прошлый, хотя и богатый опыт, ни исторические, пусть и доскональные исследования не могут избавить ны­нешнее поколение от творческой зада­чи нахождения своих собственных от­ветов и определения своего собствен­ного будущего.

А. Гершенкрон

Прежде чем проанализировать стратегию и тактику россий­ской модернизации, кратко ознакомимся с германским опытом становления и развития социального рыночного хозяйства, ко­торый, как мы увидим дальше, может быть полезен для нас.

9.1. Теория и практика социального рыночного хозяйства в Германии

9.1.1. Теория социального рыночного хозяйства

Методологические основы теории социального рыночного хозяйства были созданы ордолиберальной «теорией порядка» (В. Ойкен, Ф. Бём, В. Рёпке, А. Рюстов, Л. Микш, А. Мюллер-Армак) еще в 1920—1940-е гг.

Немецкие экономисты на себе испытали пагубность милита­ризации экономики и подавления гражданских свобод. Им предстояло решить дилемму невозможности спонтанного по­рядка и неприемлемости всепроникающего государственного вмешательства. Необходимо было определить разумные грани­цы и эффективные методы государственного вмешательства в экономику и в то же время активно защитить свободную ры­ночную экономику от чрезмерного вмешательства государства.

Основными элементами концепции социального рыночного хозяйства являются:

  • личная свобода;

  • социальная справедливость;

  • экономическая дееспособность.

Концепция социального рыночного хозяйства формирова­лась в атмосфере всеобщего хаоса в стране, где старый тотали­тарный режим — «централизованно управляемое хозяйство» — рухнул, а «меновое хозяйство» уже успело предстать в форме анархии и «черного рынка». Германия потеряла четверть своей довоенной территории, была разделена на оккупационные зо­ны. Производство в начале 1948 г. едва достигало половины уровня 1936 г. Огромные людские потери, деморализованное войной и разрухой население, 12 млн беженцев, изношенный реальный капитал, разрушенная инфраструктура, карточная система и сохранение элементов нацистской системы управле­ния — вот далеко не полный перечень бедствий послевоенной Германии. Произошла поистине «потеря старого мира без при­обретения нового». Чувство апатии и безысходности толкало к пренебрежению установленными нормами. Порядок бьТл на­стоятельно необходим. Без него было бы немыслимо никакое возрождение страны. Неудивительно поэтому, что появившаяся в 1930—1940-е гг. «теория порядка» послужила методологиче­ской основой социального рыночного хозяйства в ФРГ.

Это был период, когда политическая экономия и право утра­тили свои позиции в развитии общества. В Германии в это время господствовали концепции фатализма, с одной стороны, и исто-рицизма, с другой стороны. Наметившийся в это время разрыв между теорией и реальной жизнью привел к тому, что экономи­сты боялись слишком широких обобщений. Историческая шко­ла во главе с Густавом фон Шмоллером погрязла в поверхност­ных обобщениях и практицизме. Именно в это время (в 1936 г.) Ф. Бём, В. Ойкен, Г. Гроссман-Дёрт публикуют ордомани-фест. В качестве первоочередных задач они выдвигают идею синтеза политической экономии и права, опередив американ­ских неоинституционалистов более чем на четверть века. «Трак­товка всех практических вопросов политико-правового и полит-экономического характера, — пишут они, — должна соответст­вовать идее экономической конституции»1. Под экономической конституцией, считают авторы, «должно пониматься общее по­литическое решение относительно того, как следует организо­вывать экономическую сферу страны»2. Фактически это была первая попытка создания основ конституционной экономики.

1 Социальное рыночное хозяйство: концепции, практический опыт и пер­
спективы применения в России / Под ред. Р. М. Нуреева. М., 2007. С. 29.

2 Там же. С. 30.

400 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

9.1. Социальное рыночное хозяйство в Германии

401







Фридрих Хайек (1899-1992)

Методологические предпосылки ордолибера-лизма были заложены в трудах Фридриха Хайе-ка. В 1974 г. вместе с Г. Мюрдалем Ф. Хайек получил Нобелевскую премию по экономике «за основополагающие работы по теории денег и экономических колебаний и глубокий анализ взаимозависимости экономических, социаль­ных и институциональных явлений». Он выступил последовательным сторонником обновления классического либерализма, что на­шло отражение в ряде его работ, и прежде всего в работах «Чистая теория капитализма» (1942), «Дорога к раб­ству» (1944), «Индивидуализм и экономический порядок» (1949) и др.



Вальтер Ойкен (1891-1950)

Критикуя государственное вмешательство в экономику, он
до конца жизни пытался решить дилемму между невозможно­
стью спонтанного порядка и неприемлемостью государственно­
го вмешательства, с одной стороны, и необходи­
мой ролью государства для обеспечения рыноч­
ных правил игры — с другой.
Духовным отцом немецкого ордолиберализма по
праву считается Вальтер Ойкен. В своем фунда­
ментальном труде «Основы национальной эконо­
мики» (1940) он сформулировал чрезвычайно
важные положения о взаимозависимости поряд­
ков (политического, экономического, социаль­
ного и правового). В «Основных принципах эко­
номической политики» (работе, изданной в
1952 г. уже после его смерти) он выдвинул идею о
том, что государство организует рынок, проводя
политику порядка. Решающим элементом этого
порядка должна стать свободная конкуренция.
Эти идеи В. Ойкена развивал его соратник — не­
мецкий правовед ^ Франц Бём. Основное его вни-
'J& мание уделено обоснованию взаимосвязи права и

Франц Бём (1895-1977)

Ига Шк власти. Только сильное правовое государство мо­жет стать гарантом эффективной рыночной эко­номики. Сильное государство — это не то госу­дарство, которое раздает налево и направо много­численные льготы, а то, которое использует политическую власть для создания условий для честной конкурентной борьбы.

Чтобы найти выход в ситуации невозможности спонтанного рыночного порядка, с одной стороны, и неприемлемости госу­дарственного вмешательства — с другой, предстояло решить двуединую задачу: определить границы и методы государствен­ного воздействия на экономику страны в таких пределах, чтобы не разрушить основы рыночной экономики сильным государ­ством.

Вильгельм

Рёпке

(1899-1966)

^ Вильгельм Рёпке выступил не столько против господства государства как такового, сколько против его тоталитарных тенденций (и в социа­листических, и в капиталистических одеждах). Поэтому он резко критиковал «фискальный со­циализм» кейнсианства, считая, что граждане, которые не принадлежат к мощным союзам, ока­зываются отделенными от принятия судьбонос­ных решений, т. е. от государства.

Усиление влияния государства на экономиче­ское развитие страны снова делало актуальным вопрос о том, в чьих интересах работает государственный аппа­рат, кто контролирует государственную машину. Между тем первым условием общественной интеграции, с точки зрения В. Рёпке, является свободное государство, в котором повинове­ние и порядок существуют лишь с согласия граждан.





Александр

Рюстов

(1885-1963)

Альфред

Мюллер-Армак

(1900-1978)

Поддерживать структурные изменения путем со­действия приспособлению хозяйствующих субъ­ектов призывал и видный немецкий социолог Александр Рюстов. Термин «социальное рыночное хозяйство» был предложен Альф­редом Мюллер-Армаком. Будучи руководителем Отдела экономи­ческой политики Министерства экономики — того отдела, кото­рый отвечал за обоснование об­щей концепции реформ, он стремился «поста­вить рыночное хозяйство на службу социально­му». Фактически он пытался реализовать свои идеи о преодолении разрыва между индивидуа­лизмом и коллективизмом, общественными и государственны­ми институтами. Будучи практиком, А. Мюллер-Армак перено­сит акцент с конкуренции на социальные проблемы.

26 -




2.2.1. Общественно-политический неолибера­лизм Вильгельма Рёпке: «Укреплять силы общественной интеграции!»





402 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации


Неолиберализм


1. Неолиберализм в узком смысле слова —

Фридрих Хайек:

«Обновить классический

либерализм!»


3. Социальное рыночное

хозяйство Людвига Эрхарда:

«Систематическая экономическая

политика, содействующая

свободе!»


2. Ревизия неолиберализма


2.1. Ордолиберализм

Вальтера Ойкена

и Франца Бёма:

«Создать и поддерживать

конкурентный порядок!»


2.2. Либеральный интервенционизм


2.2.3. Социальный

неолиберализм

Альфреда Мюллер-Армака:

«Поставить рыночное

хозяйство на службу

социальному!»
2.2.2. Неолиберализм

в рыночной политике

Александра Рюстова:

«Поддерживать

структурные изменения

путем содействия

приспособлению

хозяйствующих субъектов!»

Рис. 9-1. Спектр неолиберализма

Составлено по: Социальное рыночное хозяйство в Германии: истоки, концеп­ция, практика / Под ред. А. Ю. Чепуренко. М., 2001. С. 43.

Однако взгляды ордолибералов не были абсолютно едины, между ними были заметные различия, которые наглядно пред­ставлены на рис. 9-1. Тем не менее эти различия не носили принципиального характера. Классики социального рыночного хозяйства характеризовали его различные стороны.



Людвиг Эрхард (1897-1977)

Таковы были основные идеи, которые легли в основу политики министра экономики ФРГ в 1949—1963 гг. ^ Людвига Эрхарда. Важно под­черкнуть, что он был не только практиком ры­ночного хозяйства, но и теоретиком, получив­шим степень доктора наук. Он своеобразно интерпретировал фрайбургскую школу: для не­го главное в ней взаимосвязь порядков и обос­нований свободного предпринимательства как важного элемента развития духовной культу­ры. «Заслуга фрайбургской школы, Вальтера Ойкена и его дру­зей, — по его мнению, — состоит в том, что они вернули поли­тическую экономию к строгому мышлению порядка не трлько

9.1. Социальное рыночное хозяйство в Германии 403

для того, чтобы отпугнуть жуткий призрак государственной экономики или поставить на место возникшую эконометрию, но и чтобы — и это было важнее — противопоставить плоскому бездуховному прагматизму культ духовного порядка»1.

^ 9.1.2. Практика социального рыночного хозяйства

Реформы Людвига Эрхарда создали предпосылки для вопло­щения теории социального рыночного хозяйства в германской практике. «Рыночная экономика, — писал Л. Эрхард в своей книге «Полвека размышлений», — оправданна с хозяйственной и нравственной точек зрения только до тех пор, пока она пол­нее и лучше, чем какая-либо иная форма экономики, обеспе­чивает оптимальное удовлетворение потребностей всего народа, когда она в максимальной степени наделяет номинальные до­ходы граждан реальной покупательной способностью»2.

В августе 1948 г. на съезде Христианской демократической партии (в г. Реклингхайзене) Л. Эрхард провозгласил необходи­мость создания такой системы хозяйствования, которая смогла бы обеспечить «благосостояние для всех». Социальное рыноч­ное хозяйство — это особый тип общественного устройства и особый способ мышления. Однако не следует думать, что эти идеи были сразу приняты населением. Для того чтобы благие начинания превратились в реальность, нужно чтобы были вы­полнены важнейшие требования, необходимые для проведения эффективной экономической политики:

  • проводимая политика должна быть понятной гражданам;

  • политики должны убедить людей в ее правильности;

  • политика должна быть последовательной;

  • она должна быть открытой и честной;

  • она должна быть правильно выстроена тактически, т. е. ориентироваться не только на долгосрочный конечный ре­зультат, но и демонстрировать свою убедительность и эффек­тивность в разумные, с точки зрения ожидания населения, вре­менные сроки.

Основы будущих реформ были заложены в секретном мемо­рандуме, который был закончен еще в марте 1944 г. В нем дава­лась оценка экономической и финансовой системы нацистской

1 Социальное рыночное хозяйство: концепции, практический опыт и пер­
спективы применения в России / Под ред. Р. М. Нуреева. С. 35.

2 Эрхард Л. Полвека размышлений: речи и статьи. Пер. с нем. М., 1996.

26'

404 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

Германии в конце войны и намечалась программа перехода от военной экономики к экономике мирного времени.

Промышленное производство в Германии 1946 г. составляло только 33% от уровня 1936 г. Промышленность в это время могла обеспечить каждого немца парой обуви раз в 12 лет, а костюмом раз в 50 лет! Государственный долг составлял 415 млрд марок, а общие размеры необеспеченного товарной массой денежного спроса оценивались в 300 млрд марок. Под­линной денежной единицей стала пачка американских сигарет. За одну пачку «Camel» можно было приобрести полфунта мас­ла, за блок — пару ботинок, а за 300 блоков — фольксваген. В этих условиях 20 июня 1948 г. была проведена денежная ре­форма.

Каждый житель получал право обменять 60 марок по кур­су 1 к 1. Половину сбережений можно было обменять 1 к 10, а вторую половину — 1 к 20. Текущие платежи (заработная пла­та, пенсия, квартплата) обменивались в соотношении 1 к 1, взаимные обязательства предприятий — 1 к 10. Все обязатель­ства государства, выраженные в рейхсмарках, аннулировались без всякой компенсации. Монопольное право на выпуск новых банкнот было передано Банку немецких земель. Стратегическая линия Эрхарда состояла в том, чтобы, используя стабилизи­рующий эффект жесткой денежной реформы, приступить к ра­дикальной перестройке механизма управления экономикой. Важную роль в этом занимали условия для развития рыночной конкуренции и социальные амортизаторы для защиты наиболее слабых.

Минимально необходимая критическая масса рыночных преобразований была осуществлена быстро и комплексно: ли­берализация цен, отмена многочисленных регламентации, ско­вывающих хозяйственную инициативу, переориентация инве­стиционных потоков в сферу производства потребительских благ и услуг.

Эрхард умело сочетал концепцию «большого скачка» и гра-дуалистский подход. Так, контроль над ценами основных про­дуктов питания был снят лишь в 1957 г., когда была установле­на конвертируемость немецкой марки. Были приняты эффек­тивные антиинфляционные меры: блокирование вкладов (было заморожено 70% средств на счетах населения), регулярная пуб­ликация каталогов «уместных цен», учитывающих реальные из­держки производства и разумную прибыль, государственная


405

9.1. Социальное рыночное хозяйство в Германии

программа продажи «каждому человеку» необходимых потреби­тельских товаров по сниженным ценам.

Выборы 1953 г., на которых ХДС/ХСС одержали убедитель­ную победу, создали предпосылки для дальнейшего углубления реформ. В результате в 1957 г. удалось провести через Бундестаг Закон против ограничения конкуренции, который создал дей­ствительные предпосылки для развития малого и среднего биз­неса.

К началу 1960-х гг. ВВП Западной Германии увеличился по
сравнению с 1950 г. почти в 3 раза. Среднегодовые темпы роста
экономики составили 10%, а безработица — всего 1%. Наибо­
лее ярким критерием эффективности экономической политики
государства стали не масштабы ее активности, а конечные ре­
зультаты развития национальной экономики. г

Применение концепции социального рыночного хозяйства в Германии превзошло все самые радужные прогнозы, однако опасность таилась в сильном государстве. Государственная бю­рократия далеко не всегда использует свою власть в нужном направлении. Она часто склонна преувеличивать собственную роль в хозяйственном развитии. В результате «порядка» в эко­номике Германии становилось все больше и больше, а «свобо­ды» все меньше и меньше. Появилась опасность превращения рыночной свободы в свободу, направляемую и контролируемую государством. Дело в том, что политика хозяйственного поряд­ка представляла собой альтернативу и чистому либерализму, и плановой экономике, и даже олигархическому капитализму. Важно, однако, чтобы регулирование свободы осуществлялось не сверху, а снизу, чтобы существовала органическая взаимо­связь между свободой, самостоятельностью и ответственно­стью. Если этот баланс нарушается, то нарастает зависимость людей от государства, а свободные граждане превращаются в послушных подданных. Социальные блага должны быть не да­рованы государством, а заработаны самими трудящимися.

Однако в конце 1960-х гг. возникли первые сигналы, свиде­тельствующие о ревизии социального рыночного хозяйства. От­части это было связано с переходом от бурного роста к нор­мальному экономическому развитию, отчасти было следствием разбухшего государственного бюджета, отчасти — следствием постоянных требований профсоюзов, выступающих за более быстрый рост заработной платы. В результате возникла спираль

406 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

9.1. Социальное рыночное хозяйство в Германии

407






12

h Ю,2

10

ШИП

8

-

6

- 4,4 Щ

4

- к ■

2

п

Ш:

1961—1970 1971—1980 1981—1990 1991—2000 2001—2005

■ Германия ■ Япония

Рис. 9-2. Темпы роста ВВП в Германии и Японии Источники: Economist Intelligence Unit, Deutsche Bank, 2006.

«зарплаты—цены», которая не замедлила сказаться на темпах экономического роста (рис. 9-2).

1967 г. стал поворотным в экономической политике ФРГ. На смену Л. Эрхарду пришел К. Шиллер, который попытался соединить несоединимое: свободу и социализм, конкуренцию и планирование, неолиберализм и неокейнсианство. Новизна за­ключалась в резком расширении государственного вмешатель­ства в экономику. Его лозунгом стало: «Конкуренция — на­сколько возможно, планирование — насколько необходимо». Не удивительно, что на смену блоку ХДС/ХСС в 1969 г. при­шло правительство социал-демократов, объединившихся со свободными демократами («малая коалиция» — СДПГ и СвДП).

Таким образом, та экономическая политика, которую сам Эрхард называл социальным рыночным хозяйством, проводи­лась менее 20 лет — с 1948 по 1967 г. Именно в течение этого времени и наблюдалось «немецкое чудо». Когда же в конце 1960-х гг. принципы экономической политики Германии под­верглись решительной ревизии, то «чудо» окончилось. Если и можно называть эту новую политику «социальным рыночным хозяйством», то обязательно подчеркивая, что она шла во мно­гом вразрез с идеями ордолиберализма и с практикой Эрхарда.

^ 9.1.3. Рекомендации для России: типичные ошибки в выборе приоритетов

Для формирования рыночной экономики в России необхо­
димо создать институциональные условия, аналогичные «соци­
альному рыночному хозяйству» в Германии. ♦

Прежде всего надо указать на те характерные ошибки в вы­боре приоритетов экономической политики, которых следует избегать.

Экономическая политика не должна:

1) формулироваться с акцентом на «восстановление» и «вы­
живание».

Ликвидация разрушительных последствий трансформацион­ного шока 1990-х гг. в основном уже завершена. Сейчас ВВП России составляет примерно 110% уровня дореформенного 1991 г. Поскольку экономика демонстрировала высокие темпы ежегодного прироста (выше среднемирового темпа), то мы га­рантированно превысили предкризисный уровень. Произошли глубокие структурные сдвиги в пользу отраслей, ориентирован­ных на рыночный спрос. Инфляция тоже давно вошла в- нор­мальные рамки 10—12% ежегодного прироста. Россия в настоя­щее время — нормальная по среднемировым стандартам стра­на. Таким образом, истеричные лозунги о необходимости бороться с кризисом, неминуемым близкой катастрофой и т. д., следует оставить на долю политических маргиналов;

2) основываться на противопоставлении рынка и демокра­
тии, с одной стороны, и социальной справедливости, с другой
стороны.

Демократия и рынок в принципе не могут считаться целями экономической политики; они лишь методы достижения целей. Ни демократия, ни рынок сами по себе не являются идеальны­ми методами, которые автоматически создают наилучший об­щественный порядок;

3) основываться на противопоставлении государства и рынка.

В современной рыночной экономике «провалы рынка» (мо­нопольная власть, несовершенная информация, внешние эф­фекты, производство общественных благ) преодолеваются рас­ширением функций государства. Однако вмешательство госу­дарства нередко приводит к случаям, когда правительство не в состоянии обеспечить эффективное распределение и использо­вание общественных ресурсов. Возникают «провалы государст­ва» (ограниченность необходимой для принятия решений ин­формации, несовершенство политического процесса, слабость контроля над бюрократией, неспособность государства полно­стью предусмотреть и контролировать ближайшие и отдален­ные последствия принятых им решений).

408 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

^ В новых исторических условиях необходимо, с одной стороны, определить границы и методы государственного воздействия на экономическую жизнь, а с другой — активно защищать основы экономики от силового, разрушительного вмешательства в нее го­сударства;

4) выдвигать в центр внимания заботу о какой-то одной со­
циальной группе: бедных, предпринимателях, русских и т. д.

Общество развивается как единое целое, где каждый зависит от всех. Создание «любимчиков» приводит к отчуждению от них других членов общества, к «перетягиванию одеяла» (ренто-искательской деятельности) и к нарастанию социальной напря­женности и конфликтов. Формулируемая программа должна иметь общенациональное звучание, служить средством консо­лидации нации;

5) формулироваться главным образом в терминах показате­
лей системы национального счетоводства («удвоить темпы эко­
номического роста», «догнать и перегнать Америку по средне­
душевым показателям...»).

Сами по себе показатели системы национального счетовод­ства плохо отражают качественные изменения — за ростом ВВП может скрываться сильный рост социальной дифферен­циации, моноотраслевая специализация и т. д. Между тем рос­сийское общество нуждается не в расширенном воспроизводст­ве современной структуры, а в структурных сдвигах;

6) нацеливать на нереальные цели, навеянные ложной нос­
тальгией по СССР.

В настоящее время Россия — экономически «средне-сла­
бая» страна. В ближайшее десятилетие мы можем соревновать­
ся только со странами «нашей лиги» — такими как Испания,
Мексика, Южная Корея, Турция. Такой выбор ориентиров не
должен восприниматься как самопринижение: в мире есть не­
мало крупных стран со славной историей, которые могут толь­
ко мечтать о современном российском уровне развития (Ки­
тай, Индия, Иран). В то же время не следует забывать, что
Россия является ядерной державой и членом Совета Безопас­
ности ООН и «Большой восьмерки». Однако по экономиче­
ским показателям наша страна еще не вполне вписывается в
«Большую восьмерку», и нам данный аванс еще следует оправ­
дать и сделать все возможное, чтобы сохранить статус мировой
державы. *

9.2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития 409

^ 9.2. Преимущества и недостатки

«Концепции долгосрочного социально-экономического

развития Российской Федерации»

Как мы уже отмечали в главе 5, в марте 2008 г. Министерст­вом экономического развития РФ была подготовлена «Концеп­ция долгосрочного социально-экономического развития Рос­сийской Федерации»1, в которой определена программа разви­тия нашей страны до 2020 г. В ней сделана попытка дать ответ на вызовы предстоящего десятилетия. В их числе отмечается усиле­ние глобальной конкуренции, новая волна технологических из­менений и возрастание роли человеческого капитала как реаль­ной альтернативы исчерпанию источников экспортно-сырьево­го развития. Эти вызовы усиливаются нерешенностью ряда социальных и институциональных проблем, и прежде всего вы­соким уровнем социального неравенства и региональной диф­ференциации, сохранением барьеров для ведения предпринима­тельской деятельности, слабой взаимосвязью образования, нау­ки и бизнеса, отсутствием необходимой конкуренции на ряде рынков и невысоким уровнем развития социального капитала.

Динамика добычи углеводородов по инерционному и инно­вационному вариантам представлена на рис. 9-3. Видно, что да­же в условиях инновационного варианта во втором десятилетии XXI в. не удастся существенно увеличить объем добычи нефти. По расчетам разведанных запасов, как мы уже отмечали выше, нефти хватит на 30—35 лет и газа на 70—75 лет. Однако, если удастся реализовать инновационный вариант развития, возник­нут возможности для повышения национальной добычи угле­водов, поскольку станет возможным развитие новых техноло­гий, позволяющих более полно извлекать их из недр.

В условиях динамичного роста мировой экономики (в сред­нем 4% в год), повышения роли Китая и Индии в мировом раз­витии, преодоления энергетических барьеров за счет расшире­ния использования альтернативных видов энергии возникают вызовы предстоящего долгосрочного периода, которые усили­ваются новой волной технологических изменений. К этому до­бавляются демографические проблемы России, связанные со стабилизацией численности населения и особенно числа заня-

1 В августе и сентябре 2008 г. в Концепцию были внесены поправки. Здесь и далее Концепция цитируется в последней редакции.

410 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

9.2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития 411




ооооооо---;Г'-~т-*-т-т-*-'-с,д|0Д

-■- Добыча нефти

— Добыча нефти — инерционная динамика

Ф Добыча газа

Добыча газа — инерционная динамика

Рис. 9-3. Добыча углеводородов в долгосрочной перспективе

Источник: Реализация конкурентных преимуществ — основа экономического роста в долгосрочной перспективе. М., 2007.

тых в экономике. Если к этому добавить исчерпание источни­ков экспортно-сырьевого развития и обострение социально-экономических проблем (вызванных высоким уровнем соци­ального неравенства и региональной дифференциации), то ста­нет ясно, что иного пути, кроме изменения характера развития национальной экономики, просто нет. Проблема усугубляется слабым развитием форм самоорганизации и саморегулирования частного бизнеса, неразвитостью конкуренции на ряде рынков, низким уровнем доверия населения и неэффективностью госу­дарственного управления. В этих условиях, как и предвидел А. Гершенкрон, государство становится ведущим фактором экономической модернизации, именно его представители пы­таются сформулировать концепцию долгосрочного социально-экономического развития страны.

Стратегической целью является превращение России в веду­щую мировую державу XXI в. К 2015—2020 гг. Россия», если ве-

рить авторам, войдет в пятерку стран — лидеров по объему ВВП. И хотя формально в Концепции описаны три основных варианта развития — инерционный, энергосырьевой и иннова­ционный социально-ориентированный, акцент сделан на по­следнем.

Выбраны амбициозные целевые ориентиры. Для их дости­жения предполагается ускоренное развитие человеческого по­тенциала России; создание высококонкурентной институцио­нальной среды, стимулирующей предпринимательскую актив­ность и привлечение капитала в экономику; структурная диверсификация экономики на основе инновационного техно­логического развития; закрепление и расширение глобальных преимуществ России в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов); повышение эффективности участия страны в мировом разделе­нии труда и переход к новой модели пространственного разви­тия российской экономики.

Государство пытается сформировать качественно новый «об­раз будущего» России. Он предполагает выход России на стан­дарты благосостояния развитых стран, для которых характерно высокое качество и комфортные условия жизни подавляющего большинства населения. Это позволит повысить социальную устойчивость и справедливость в обществе, которой так не хва­тало на рубеже веков. Создание столь благоприятной среды обитания российского человека должно опираться, по мысли авторов Концепции, не на лидерстве в поставках энергоресур­сов, а на инновационном лидерстве России. Это лидерство по­зволит стране стать центром интеграционных процессов на ев­разийском пространстве. Таким образом, Концепция фактиче­ски исходит из новой модели пространственного развития как внутри страны, так и в ближайшем зарубежье.

Выделяются три этапа инновационного развития экономи­ки: 1) 2008-2012 гг., 2) 2013-2017 гг., 3) 2018-2020 гг. Основ­ные целевые макроэкономические индикаторы развития рос­сийской экономики в соответствии с выделенными этапами приведены в табл. 9-1.

Предполагается, что рост ВВП будет обеспечен главным обра­зом за счет опережающего роста производительности труда и грандиозных инвестиций в основной капитал. Последние значи­тельно опережают рост производительности и ВВП, что приведет к увеличению капиталоемкости продукции и падению фондо-

412 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

9.2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития 413


Таблица 9-1

Целевые макроэкономические индикаторы развития российской экономики до 2020 г. (к 2007 г., %)

^ Макроэкономические индикаторы

2012

2017

2020

Рост ВВП

135-136

137-139

119-122

Рост производительности труда

137-139

142-144

121-124

Снижение энергоемкости ВВП

83-84

80-82

88-91

Рост реальных располагаемых доходов населения

148-150

137-140

120-123

Рост инвестиций в основной капитал

167-170

165-168

130-133

Расходы на НИОКР на конец периода, % к ВВП

1,8

3,3

4,0

Расходы на образование на конец периода, % к ВВП

5-5,2

5,3-5,7

5,5-6,0

Расходы на здравоохранение на конец периода, % к ВВП

5-5,3

5,8-6

6,7-7

Составлено по: Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М., 2008. С. 24, 27—28, 30.

отдачи. При этом предполагается, что расходы на НИОКР дос­тигнут 1,8% ВВП в 2012 г., 3,3% в 2017 г. и 4% в 2020 г. Рост реаль­ных доходов населения запланирован более быстрыми темпами, чем рост ВВП. Расходы на образование достигнут к концу плани­руемого периода 5,5—6% ВВП, а расходы на здравоохранение возрастут с 3,7% в 2007 г. до 6,7—7% в 2020 г.

Опережающий рост производительности труда связан с тем, что при сохранении сложившихся негативных тенденций чис­ленность населения России снизится со 141,9 млн человек в 2007 г. до 138 млн человек в 2020 г. При этом произойдет зна­чительное сокращение численности в трудоспособном возрасте с 89,8 млн человек до 77,5 млн человек соответственно. Лишь при эффективной демографической политике эту тенденцию удастся преодолеть и сохранить численность населения России на том же самом уровне к концу планируемого периода.

Наиболее амбициозной целью является повышение продол­жительности жизни граждан к концу рассматриваемого периода до 75 лет. Это предполагает в свою очередь не только снижение уровня смертности и повышение уровня рождаемости, но преж­де всего сохранение и укрепление здоровья населения и увели­чение продолжительности активной жизни. Фактически для

этого необходимо совершенно иное отношение к институту се­мьи, что представляет в современных условиях далеко не про­стую задачу. Государство хочет управлять миграционными про­цессами (и прежде всего стремится сохранить численность на­селения на Дальнем Востоке и в Сибири, а также привлечь туда квалифицированных специалистов, как отечественных, так и зарубежных). Однако эта часть программы не выглядит столь обоснованной, как другие части программы.

Резкое увеличение продолжительности жизни населения России за столь короткий срок — грандиозная и вряд ли вы­полнимая задача. Поэтому предполагается «создать по существу новую систему здравоохранения». Она невозможна без глубо­ких институциональных преобразований. И дело не только, как полагают авторы Концепции, в системе управления и финанси­рования отрасли. Предлагаемые меры по «сохранению страте­гии приоритетного развития здравоохранения» очень напоми­нают советский период. К сожалению, они не учитывают боль­шой коммерциализации здравоохранения, которая произошла за последние годы.

Не менее грандиозные планы касаются модернизации рос­сийского образования. Здесь и резкое увеличение качества обра­зовательных услуг и эффективности управления образователь­ными организациями; и создание структуры образовательной системы, соответствующей требованиям инновационного разви­тия экономики; и обеспечение доступности качественного обра­зования вне зависимости от доходов и места жительства; и созда­ние современной системы непрерывного образования, подготов­ки и переподготовки профессиональных кадров. К сожалению, и здесь авторы чрезвычайно далеки от реальности. Они не видят, что рывок должен быть сделан в сильно трансформировавшейся за последние годы системе образования. Поэтому «стратегиче­ская цель государственной политики в области образования — повышение доступности качественного образования в соответст­вии с требованиями инновационного развития экономики и со­временными потребностями общества»1 вряд ли достижима для большинства российского населения. К сожалению, качествен­ное образование мало доступно не только низкооплачиваемым категориям населения, но и даже многим людям со средним дос-

1 Концепция долгосрочного социально-экономического развития Россий­ской Федерации. С. 41—42.

414 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

татком. Качественное образование в нашей стране дорожает не только год от года, но и даже день ото дня.

Предполагается, что к 2020 г. появится не менее 10—12 на­учно-образовательных комплексов мирового уровня и не менее 500 центров сертификации и присвоения профессиональных квалификаций, что позволит создать условия для участия в программах повышения квалификации и (или) переподготовки не менее 25—30% занятого населения. Наверное, это может произойти. Однако не следует забывать, что 10—12 научно-об­разовательных комплексов мирового уровня вряд ли смогут обеспечить качественным образованием население всей стра­ны, как это намечено в Концепции.

Целью государственной политики в сфере культуры, искусст­ва и массовых коммуникаций провозглашено «формирование и реализация национальной идентичности, развитие культурного потенциала регионов России, обеспечивающего повышение конкурентоспособности, развитие творчества, инноваций и со­циального благополучия в обществе, формирование ориентации личности и социальных групп на ценности, обеспечивающие ус­пешную модернизацию российского общества»1. Цель прекрас­на. Однако средства, которые, по мысли авторов, будут способ­ствовать ее достижению, взяты не из того общества, в котором мы живем в настоящее время. Авторы предполагают «повыше­ние социальной и территориальной доступности (?! — Р. Н.) ка­чественных (?! — Р. К) культурных благ и услуг, отечественной системы художественного образования»2. Как должна произойти эта революция в культуре, в Концепции не описывается. Не на­до быть крупным специалистом в этой области, чтобы понять, что тех ассигнований из федерального бюджета и бюджета субъ­ектов РФ, которые предполагается выделить на эти цели, явно недостаточно для выполнения многочисленных задач, которые сформулированы в тексте этого замечательного проекта.

Весьма оптимистичные планы нарисованы создателями Концепции в отношении повышения доступности жилья. Ос­новными целевыми ориентирами здесь выступают достижение средней обеспеченности жильем 27—28 м2 общей площади на человека к 2015 и 30—35 м2 к 2020 г. Авторы отдают себе отчет,

9.2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития 415

что это потребует увеличения ввода жилья с 50 млн м2 в 2006 г. до 150—170 млн м2в 2020 г.

Проблема, однако, заключается в том, чтобы обеспечить вы­полнение не только количественных, но и качественных пока­зателей. В настоящее время значительная часть населения не обеспечена самыми элементарными санитарно-гигиеническими условиями проживания. До сих пор слишком велика доля жи­лищного фонда, не оборудованного канализацией. Число субъ­ектов РФ, в которых жилье оборудовано канализацией более чем на 90%, не превышает 10. И наоборот, в десятках субъектах Федерации от четверти до половины населения не имеют эле­ментарных удобств1.

Анализируя макроэкономическую динамику, авторы Кон­цепции исходят из того, что быстрый рост импорта, с одной сто­роны, и снижение цен на нефть и металлы — с другой могут уже к 2010 г. привести к отрицательному сальдо платежного баланса. Несмотря на предполагаемый экспорт машиностроительной продукции, отрицательное торговое сальдо сохранится вплоть до 2018—2020 гг. и составит 90—110 млрд долл. США (или 2% ВВП). Авторы Концепции наивно полагают, что возникший де­фицит счета текущих операций будет покрыт за счет резкого рас­ширения притока иностранного капитала, который закрепится на уровне не ниже 3—3,5% ВВП (рис. 9-4). Все это обеспечит резкое снижение инфляции до уровня 3% в год к 2020 г.

Развитие национальной инновационной системы позволит укрепить положение России на международной арене и будет способствовать развитию ее конкурентных сравнительных пре­имуществ в области ядерных технологий, авиатехники, судо­строения, космических услуг и аппаратов, программного обес­печения, образовательных и интеллектуальных услуг, а также услуг в сфере туризма.

Авторы Концепции полагают, что в результате реализации национально-инновационной системы:

«— доля России на мировых рынках высокотехнологичных товаров и услуг достигнет не менее 10% по четырем—шести и более позициям к 2020 году;

— удельный вес экспорта российских высокотехнологичных товаров в общем мировом объеме экспорта высокотехнологич­ных товаров увеличится до 2% к 2020 году (2006 г. — 0,3%)»


1 Концепция долгосрочного социально-экономического развития Россий­
ской Федерации. С. 49.

2 Там же.

1 См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федера­ции за 2006/2007 гг. С. 145.

416 Глава 9. Стратегия и тактика российской модернизации

9.2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития 417



69 70

65

35

33


Cs|CMc\JCMCMCMCMCMCM




Млр

д долл. США
  1   2



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru