Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Тема 7.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Тема 7.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Конспект лекции по теме 7:

«Социогенетический код управляемой социальной системы».

1.Сущность и специфика синергетического подхода к государственному управлению

2.Процедура генетического анализа в социологии управления
1. Сущность и специфика синергетического подхода к государственному управлению

Нынешний этап развития человечества связан со стремительным вторжением в социосферу новых явлений. Цивилизация постепенно превращается в «общество риска». Сегодняшняя жизнь пронизана новыми угрозами, неопределенностью, конфликтами, она стала трудно прогнозируемой даже на ближайшее будущее. Еще сравни­тельно недавно человечество в той или иной степени понимало ок­ружающий мир. Мир сегодняшний — это мир ускоряющегося об­мена энергией, веществом, информацией, мир меняющихся отно­шений, традиций и обычаев. Мир сегодня — сложнейшая самоор­ганизующаяся система, часто выходящая из-под контроля человека, который остался в плену линейного мышления. Для России же многие переменные, характеризующие безопасность человека, нахо­дятся за гранью критической области. Это обстоятельство предоп­ределяет, в значительной степени, неэффективность многих тради­ционных методов управления, которые, например, срабатывают в западных странах.

В новых условиях управление, основанное на традиционных принципах, таких как линейность и редукционизм (сведение слож­ного к простому), становится малоэффективным и даже парадок­сальным в своих результатах. Возникла своеобразная ситуация: либо «латать прорехи» в классических парадигмах управления, либо вы­рабатывать новые парадигмы регулирования социумом. Одна из таких парадигм может быть основана на синергетическом стиле мышления. Его возникновение является ответом на сложные про­блемы, возникшие в процессе эволюции человеческой цивилиза­ции. Синергетический подход к управлению более адекватен совре­менным условиям развития общества. Ею внедрение обязательно требует пересмотра традиционных принципов, форм и методов уп­равления обществом. Рассмотрим, каким образом идеи и принципы синергетики могут быть использованы в системе государственного управления.

Синергетика возникает в 70-е годы XX в. и представляет собой междисциплинарное направление в научном знании, способствую­щее формированию синергетического (постнеклассического) стиля мышления. Термин «синергетика» составлен из двух частей слов греческого происхождения: «си» — означает совместное действие, «энергизм» — активность. Например, в химии есть понятие «синергизм», обозначающее явление усиления действия одного вещества в присутствии другого. Название новой дисциплины «синергетика» было предложено немецким физиком Г. Хакеном. Дословно этот термин переводится как «теория совместного действия». Синергети­ка исследует общие принципы и законы развития самоорганизую­щихся систем различных уровней материи. Поэтому синергетику обычно называют наукой о самоорганизации; в англоязычных стра­нах — «нелинейной наукой». В последние годы синергетические принципы и методы активно проникают в обществоведческие науки; все авторитетнее заявляет о себе такой раздел синергетики, как социосинергетика. Тем самым создаются основания для иссле­дования возможностей применения социосинергетической методо­логии к теории и практике государственного управления. Подобная методология может выполнять функции упорядочивания, сохране­ния и развития государства в его определенной качественной спе­цифике.

Синергетический стиль мышления включает в себя большое число различных идей, положений и принципов. Для использования синергетической методологии к системе государст­венного управления из всего набора принципов и поло­жений особое значение имеют три стержневых: принципы самоорганизации, нелинейности и идея о конструктивной роли хаоса.

Самоорганизация — самопроизвольное изменение организации системы; это процесс спонтанного упорядочивания (перехода от хаоса к порядку), образования и развития структур без целенаправ­ленного управленческого воздействия.

Подавляющее большинство систем, которые являются объекта­ми воздействия со стороны государственного управления, обладают свойством самоорганизации. Самоорганизующимися системами яв­ляются семья, этнос, государство, коллектив и другие социальные общности. Практика показывает, что если правительство страны проводит политику весьма далекую от интересов и нужд большинства людей, то они начинают жить по собственным законам, обеспечивая различными способами и путями свои потребности, функ­ционируя тем самым как самоорганизующаяся система. Элемента­ми самоорганизации такой популяции, как человечество, являются вспышки эпидемий, войны, вооруженные конфликты, различного рода катастрофы. Все это спонтанно регулирует численность чело­вечества. Примером самоорганизации являются также информаци­онные инфраструктуры, развивающиеся внутри стран и между ними, и обеспечивающие через Интернет возможность свободного обмена и распространения информации по всей планете. Как самоорганизую­щаяся система функционирует и наука. В ней происходит чередование процессов деления, специализации дисциплин, появляются новые па­радигмы, новый язык, происходят научные революции.

^ В чем же заключается значение идеи самоорганизации для осу­ществления управления? Как управлять социальными системами, развивающимися в режиме самоорганизации? Предварительные от­веты на эти вопросы могут быть сформулированы следующим обра­зом:

1. знание законов самоорганизации позволяет вмешиваться в деятельность систем и определенным образом управлять ими;

2. процесс управления в режиме самоорганизации сводится к вы­явлению закономерностей, присущих системам эволюционных из­менений, и направлению их по заданным траекториям.

Раскрывая содержание этих идей, остановимся на характеристи­ке положений, показывающих особенности управления объектами, функционирующими в режиме самоорганизации. Система государ­ственного управления должна исходить из признания наличия двух взаимодействующих видов целей:

1) цели самоорганизации, т.е. собственные цели развивающихся объектов;

2) управленческие цели субъекта управления.

Можно предложить, по меньшей мере, две модели соотношения названных видов целей: «традиционный» и «синергетический».

Первый тип модели характерен для традиционной парадигмы уп­равления. Ее смысл в том, что управляемый объект представляется пассивной системой, способной принимать любую форму и органи­зацию, которые ей навязываются органом управления. Имеется в виду, что управляющий орган якобы способен «вести» систему в желаемом направлении, изменяя ее в соответствии со своими жела­ниями. Практика показывает, что модель управления, ориентиро­ванная на конструирование в социальной среде того, что не отвеча­ет законам ее самоорганизации, ведет к возникновению непредви­денных результатов, нежелательных ситуаций. Выражения «шел в комнату, попал в другую» (А. Грибоедов), «хотели как лучше, полу­чилось как всегда» (В. Черномырдин) образно характеризуют ситуа­ции, когда управленческие усилия становятся тщетными, по сути дела «уходящими в песок».

Второй вариант модели характерен для синергетической парадиг­мы управления. Ее смысл: управляемые системы не являются пас­сивными. Они обладают свойством самоорганизации. Поэтому в них могут возникать лишь такие структуры, которые соответствуют собственным тенденциям развития. Тем самым напрашивается вывод о том, что управляемым объектам не следует навязывать чуж­дые им формы организации, структуры и пути эволюции. Нельзя упорно «насиловать» реальность, не считаясь с потенциальными возможностями развития систем.

Эффективное управление в режи­ме самоорганизации предполагает знание внутренних тенденций, происходящих в системах процессов, и осуществление управленчес­ких действий, которые помогают выводить управляемые системы на их собственные траектории эволюции.

Таким образом, управление в режиме самоорганизации должно быть ориентировано на решение двуединой задачи: (1) создание ус­ловий (из спектра возможных), необходимых для реализации собст­венных тенденций развития системы; примерами для России могут быть действия, направленные на появление и развитие кооперати­вов, фермерства, «челночного движения», насыщение товарного рынка; (2) обеспечение управляемой системы средствами, необхо­димыми для достижения ею собственных внутренних целей. Вывод: едва ли можно получить ожидаемый результат, если управляющий стремится изменить систему, добиваясь лишь своих собственных целей, и не считается с внутренней логикой ее эволюции. Так, если разбивку пешеходных дорожек в парках производить вопреки спон­танному хождению людей, то последние, как правило, не будут ими пользоваться. Они проложат новые дорожки по собственному ус­мотрению (возникает нежелательный результат). Поэтому нужно дать время, чтобы пешеходы сами «протоптали» свои дорожки, а уже потом их асфальтировать.

Еще одна рекомендация для органов управления вытекает из следующего положения: устойчивость социальных систем поддер­живается не столько стабильностью их элементов, как это происхо­дит в технических объектах, сколько за счет «выбывания» менее со­вершенных элементов и их замены новыми, возникающими в про­цессе самоорганизации и более приспособленными к изменяющим­ся условиям. Следовательно, управление должно быть ориентировано на оказание помощи управляемой системе в процессе «выбывания» и «возникновения», в инициировании условий, способствующих замене «старых» элементов системы новыми.

В процессе создания новой модели государственного управления следует учитывать нелинейность, как свойство развивающихся соци­альных систем. Нелинейность включает в себя три основополагаю­щих положения:

1. представление о многовариантности развития систем;

2. идею ритмичности, волнового характера функционирова­ния процессов;

3. идею резонанса и возможности быстрого разви­тия систем.

Рассмотрим суть этих трех положений.

Многовариантность развития систем означает, что реально суще­ствует «поле путей» их эволюции. Множественность развития систе­мы обусловлена, в частности, наличием случайности. Синергетика рассматривает случайность как объективное явление. Случайные воздействия на систему, особенно когда она находится в состоянии неустойчивости, ведет к возникновению «точек бифуркации», т.е. к ветвлению возможных путей эволюции, объективно содержащих в себе множество вариантов развития системы.

Какие выводы для теории и практики государственного управле­ния можно сделать из такого аспекта нелинейности как объектив­ное наличие нескольких возможных путей функционирования об­щественных систем?

Количество вариантов эволюции системы, как правило, ограни­чено. Поэтому управляющий в состоянии выявить имеющийся набор вариантов развития. Из этого спектра путей можно выбрать вариант, который бы в большей степени соответствовал интересам управляющего. Ранее уже говорилось о том, что субъект управления не должен претворять в жизнь желательные для себя сценарии раз­вития, если они противоречат тенденциям самоорганизации данной системы. Это приведет либо к деформации управляемой системы, либо к тому, что реальный результат будет принципиально отли­чаться от запланированного. Кроме того, управляющий должен иметь в виду, что в социальных системах, находящихся в неустой­чивом, неравновесном состоянии, даже слабые воздействия на входе могут превратиться в разрушительные катаклизмы, например, такие как распад СССР, войны, революции, смена научных пара­дигм. Образно это положение можно пояснить следующим предло­жением: «Бабочка, порхающая в Рио-де-Жанейро, может изменить погоду в Чикаго».

Следующий аспект понимания нелинейности связан с тем, что общественные системы развиваются волнообразно, ритмично, нерав­номерно. То есть, развитие социума — это волновой процесс. Поня­тие «волна» связано с термином «изменение». Изменения могут многократно повторяться, тогда они носят периодический характер. Волна, представляющая собой периодические колебания и имею­щая определенные циклы, и является формой нелинейного развития. В социуме волновые процессы проявляются, например, в росте или ослаблении доверия народа к политической власти, в периоди­ческом усилении и ослаблении рынка и государственного регулиро­вания, в централизации и демократизации управления, в подъемах и спадах различных политических партий.

Развитие синергетики открывает перспек­тивы для возникновения социоритмологии как дисциплины о ритмах различных общественных явлений.

Содержание волнового процесса можно раскрыть с помощью понятий «ритм», «скорость», «темп», «период ритма» и «амплитуда». Ритм представляет собой чередование каких-либо элементов (пси­хологических, экономических, политических), происходящее с оп­ределенной частотой и последовательностью. Скорость характеризу­ет происходящие изменения во времени, а темп — степень скорос­ти движения, развития. Амплитуда показывает «высоту» колебаний. Период ритма — это длительность одного полного колебания. На­пример, период средней экономической волны составляет 10— 25 лет, а период ритма возрастной перестройки психики челове­ка — 7—8 лет. Когда утверждается, что системы развиваются рит­мично, имеется в виду, что системы изменяются во времени. Эти изменения связаны как ростом определенных свойств, так и их снижением. Если изменения происходят периодически, то в разви­тии системы образуются ритмы, которые, например, связаны с че­редованием режимов роста и уменьшения, убыстрением процессов и их замедлением, дифференциацией и интеграцией.

Высказанные суждения можно проиллюстрировать примером ритмичного развития такого элемента общественной жизни, как по­литическое время. Ритмы политического времени в государстве за­висят от жизненного ритма поколения, господствующего в полити­ке. Смена поколений приводит к смене ритма политического вре­мени. Считается, что политическая жизнь поколения длится при­мерно 30 лет: каждое поколение, достигнув совершеннолетия, тра­тит первые 15 лет на вызов поколению, стоящему у власти, а затем само приходит к власти примерно на 15 лет; после этого его поли­тическая активность слабеет, и новое поколение начинает претен­довать на роль преемника. Таким образом, динамика и ритмика по­литического времени зависит от динамики поколений, которые приходят к власти.

Уяснение логики развития общества как нелинейного волнового процесса, имеющего определенные ритмы, периоды, амплитуду, скорость предъявляют особые требования к системе государствен­ного управления. Сформулируем некоторые из них.

В периоды реформ, проводимых в стране, актуальным становит­ся вопрос сбалансированности во времени общественных процессов, имеющих неодинаковую ритмику развития. Политические и экономические преобразования, особенно в периоды модернизации имеют различную временную ритмику. Эти процессы с помощью управленческих воздействий должны быть определенным образом гармонизированы. Политические процессы обычно более динамич­ны, чем экономические. В этом случае существует возможность либо притормозить политические изменения, чтобы дать экономике приспособиться к ним, либо ускорить экономические процессы.

Проиллюстрируем сказанное на примере применения математи­ческой модели тюремных бунтов, созданной на основе теории ката­строф [Постон Т., Стюарт И. 1980, 25], к анализу и управлению такой составляющей политики как политическая стабильность. Уро­вень политической стабильности зависит от нестабильности высших эшелонов власти и социальной нестабильности. Социальная неста­бильность зависит от уровней напряженности и разобщенности. Общая картина социальной напряженности складывается из состоя­ния межнациональной напряженности, в которой можно выделить три ее уровня: [Тощенко Ж. 1997, 32]: (1) этноограниченность — нежелание идти на контакт за пределами своего этноса; (2) этноэгоизм — стремление к обеспечению преимуществ своему народу за счет других народов; (3) этнофобизм — проявление прямой враж­дебности, непримиримости по отношению к «не своим», чужим на­родам. Другой составляющей социальной напряженности является уровень разобщенности. Он зависит от уровня многопартийности в данной стране, от количества партий и различий в их ориентации. Например, деятельность политических организаций может иметь либо антиконституционный характер, либо вносить элементы раз­дора среди населяющих данную страну народов. Использование синергетических идей для анализа политических процессов способно повысить адекватность действий органов государственного управле­ния в решении вопроса о гармонизации ритмики политических процессов с иными общественными ритмами.

Регулируя на практике экономические, политические и социо­культурные процессы, например, связанные с изменением парадигм национального сознания, система государственного управления должна ориентироваться на достижение определенной гармонии ритмов политического, экономического и социокультурного време­ни. При этом необходимо учитывать, что при управлении общест­вом в ней всегда существуют системные явления не подвластные, или почти не подвластные управленческому воздействию извне. На­пример, это историческое развитие языка, мифологическое созна­ние, бессознательные (индивидуальные и коллективные) процессы.

Эффективность государственного управления зависит от того, в какой степени субъекты управления учитывают различие амплитуд управляемых колебательных режимов. Можно выделить три основ­ных типа амплитуд волновых процессов: оптимальный, слишком малый (застойный) и слишком большой. Можно согласиться с суж­дением о том, что один из критериев оптимальных колебаний свя­зан с «золотой серединой», или «золотым сечением» [Волновые процессы в общественном развитии, 1992, 203]. Это некое среднее состояние между серединой и крайними значениями параметров процесса. Например, в социологии значение «62 процента» называ­ют «мерой социальной гармонии», или «оптимальной величиной». Скажем, мерой гармонии можно считать степень удовлетворенности трудом работников в пределах 62 процентов. Аналогично положе­ние и с количеством поддерживающих того или иного кандидата на выборах, с рейтингом, определяющим популярность политика. Если в системе происходят резкие колебания от оптимального значения, то это свидетельствует о болезненных явлениях в социальном орга­низме.

Поскольку ритмика развития общественных процессов может быть различной — замедленной, асимметричной, аритмичной, то субъект управления должен обеспечивать симметричность и равно­мерность динамики управляемых процессов, добиваться по мере возможности сглаженной амплитуды колебаний, которая не имела бы резких отклонений от «золотой середины».

Наиболее сложным с точки зрения эффективности государствен­ного управления представляется проблема согласования ритмов воздей­ствий на объект управления с его собственными ритмами и ритмами окружающих его социальных и природных систем: климат, флора, фауна, Луна, Солнце, Космос. Большинству менеджеров покажется странным суждение о том, что субъекты управления обязаны «слы­шать» пульс управляемых общественных процессов в связи с кос­мическими, природными (земными) и социальными ритмами. Од­нако утверждение о взаимосвязи ритмов, например, человеческого организма с природными ритмами будет иначе восприниматься представителями биоритмологии. В практике государственного уп­равления целесообразно учитывать следующие три вида ритмов.

Во-первых, это ритмы, исходящие от космических факторов. На состояние людей, на общество в целом влияют такие ритмично функционирующие космические факторы, как излучения Солнца, Луны, гравитационные поля, электромагнитные излучения, сильные и слабые ядерные взаимодействия. В связи с этим можно сослаться на основателя науки гелиобиология А. Чижевского, который в 1924 г. опубликовал книгу «Физические факторы исторического процесса». В ней аргументировалась идея о том, что земные истори­ческие события связаны, в частности, с солнечной активностью. Знание специфики влияния космических факторов на общество дает возможность «настраивать» социальные процессы на внезем­ные ритмы. Это означает, например, что принятие решений, касаю­щихся важных изменений в обществе целесообразно осуществлять с учетом воздействия на социальные процессы различных космичес­ких ритмов.

^ Другим источником ритмов, которые целесообразно учитывать в управленческой деятельности, являются различные земные природ­ные явления. Негативно или позитивно воздействуют на конкрет­ных людей, общественную жизнь процессы, происходящие в атмо­сфере, гидросфере, земной коре. Они влияют на состояние людей, вызывают аварии, катастрофы, лесные пожары, обвалы шахт и свя­заны, таким образом, с риском стихийных бедствий. Естественно, что все это требует учета в управленческой деятельности, особенно в системе государственного управления в чрезвычайных ситуациях.

^ Третий источник ритмов — сами люди, среди которых есть такие, кто, обладая неординарной энергетикой, могут различным образом воздействовать на окружение. Если влияние «субпассионариев» (Н. Гумилев) ощущается слабо, то воздействие «пассионариев», людей, обладающих огромной активностью, или «личностей хариз­матического типа» (М. Вебер) — значительно заметнее. Историчес­кая практика показывает, что такие личности способны «посылать» энергетические импульсы и приводить массы людей в исступление, состояние экстаза, крайнего восторга. Таким образом, можно пред­ложить гипотетический вывод о том, что сознательное управление ритмическими процессами различной природы — в пределах чело­веческих возможностей.

Еще один вариант интерпретации нелинейности связан с тем, что общественные системы могут развиваться резонансно, быстро и сверхбыстро. Обычно под резонансом понимают резкое возрастание амплитуды колебаний при приближении частоты внешнего воздей­ствия к частоте колебаний системы. Явление резонанса возникает в случаях, когда параметры управленческого воздействия соответству­ют параметрам самоорганизующейся системы. В этих случаях про­текание процессов в управляемой системе может значительно уско­ряться. Известно, что идти по мосту роте солдат не рекомендуется марширующим шагом — иначе колебания, вызываемые ими, могут совпасть с собственными колебаниями моста, и он разрушится.

Первоначально явление резонанса («режимы с обострением») изучалось в синергетике на примере исследований по лазерному термоядерному синтезу (физика плазмы). Впоследствии методоло­гия решения этих задач стала распространяться на другие явления — гравитационный коллапс и коллапс в медицине, быстрое сжатие ве­щества, катастрофические явления в атмосфере Земли, вспышки ин­фекционных заболеваний. Перспективные возможности для объясне­ния механизма возникновения социальных катастроф, скачкообразных изменений в разных сферах социума, явлений, которые называют «экономическим и техническим чудом», открываются в случаях применения методологии «режимов с обострением» к изучению об­щественных процессов. Примерами режимов сверхбыстрого развития общественных систем, когда социальная и государственная структура были за короткий промежуток времени основательно разрушены, яв­ляются революции в России в 1917 и 1991 гг.

Каким образом идеи, лежащие в основе представлений о воз­можности резонансного, быстрого развития систем, могут быть ис­пользованы для теории и практики государственного управления?

Идея резонанса свидетельствует, что субъект управления может тем или иным образом инициировать процессы быстрого нараста­ния сложности в системах, возбуждать в системе желаемые ему структуры (из спектра возможных), изменять скорость протекаю­щих в системе процессов.

В чем состоит практический смысл этих рекомендаций? Идея резонанса свидетельствует о том, что существует реальная возможность ускорения развития управляемой системы, сокращения вре­мени выхода системы на будущую желательную форму ее организа­ции (структуру-аттрактор). Например, изучение опыта имевшихся в истории экономических скачков, быстрого развития некоторых стран, показывает, что идея резонансного развития может быть ис­пользована применительно к управлению функционированием со­временного этапа экономики России.

Синергетические принципы не противоречат возможности осуществления в России достаточно быстрого становления и развития общества рыночного типа. В этом случае открываются перспективы значительного сокращения време­ни создания такого общества по сравнению с классическим вариан­том длительного возникновения рыночной экономики в других странах. Подобный тип развития называется нелинейным ростом. Развитие в этом случае происходит по определенному закону: боль­шие величины достигаются за конечное время, скажем, за несколь­ко лет, и развитие становится самоподстегивающим. Итак, для до­стижения резонанса в развитии системы могут быть использованы акупунктурные слабые воздействия на особо чувствительные точки (точки бифуркации) системы, находящиеся в неустойчивом состоя­нии. Эти воздействия стимулируют в системе лавинообразный рост процессов самоорганизации. Такие процессы называются режимами с обострением. Трудность заключена в «малом» — нужно знать, какие типы структур, элементы системы и как именно должны быть возбуждены, а также — каким образом можно инициировать про­цессы быстрых изменений в сторону рыночных отношений.

С точки зрения идеи резонанса для эффективного государствен­ного управления важна не столько величина и сила управляющего воздействия, сколько его пространственная и временная организа­ция, т.е. топология этого воздействия. Разъяснить смысл этой реко­мендации можно, сославшись на такие явления, как медитация, ау­тогенная тренировка, иглоукалывание. Практика показывает, что с помощью этих «точечных инструментов» при топологически пра­вильном воздействии на тело или мозг человека можно многократ­но усилить и ускорить творческую активность, раскрыть неограни­ченные потенции человеческой психики. Такие явления как озаре­ние, научное открытие, творческая удача тоже служат примером ре­зонанса человека-творца с окружающим его миром. Его называют гносеологическим (познавательным) резонансом.

Можно предположить, что для создания резонанса и активиза­ции процессов в системах следует находить рычаги, способные за­интересовать людей, поскольку от них зачастую зависит активность всей среды. Для этого целесообразно использовать различные эко­номические, социально-психологические рычаги активизации твор­чески мыслящего и деятельного человека, поднимать престиж обра­зования и науки для стимулирования появления новой волны людей, которые смогут более адекватно воздействовать на управляе­мые системы. Различные способы поддержки квалифицированных и талантливых людей создают среду, ориентированную на генериро­вание новых идей.

Естественно, что при управлении социумом должна выполнять­ся обязательная рекомендация о том, что «топологические» управ­ленческие воздействия дадут нужный эффект лишь в том случае, если они не противоречат собственным ритмам, пульсациям и тен­денциям самоорганизации управляемой системы; в ином случае внешние усилия приводят к незапланированным результатам.

Следующее положение, которое раскрывает сущность синергетического стиля мышления, связано с новыми представлениями о роли хаоса, порядка и беспорядка в механизмах эволюции и самоор­ганизации систем. Общий смысл этих представлений таков: в про­цессах развития сложных систем хаос одновременно выполняет две функции — разрушительную и созидательную.

Представления о том, что хаос неорганизован, исключительно разрушителен, подтверждаются различными явлениями реальной действительности. Однако синергетика позволяет иначе взглянуть на природу хаоса и его роль в эволюции социальных систем. Совре­менные исследования показывают, что хаос — на самом деле не от­сутствие структуры, а тоже структура, но только определенного типа. Один из первых, кто подверг критике представление о хаосе как об абсолютном беспорядке, был математик Э. Лоренц, доказав­ший, что хаос, который физики привыкли наблюдать во многих физических процессах, например, в вакууме, лишь кажущийся. На самом деле он может быть описан математически, то есть имеет внутренний порядок, пусть и весьма сложный. То же самое отно­сится и к тепловой конвенции в атмосфере, которая также пред­ставлялась хаотическим процессом, но со временем получила мате­матическое описание.

Итак, с позиций синергетики хаос выступает как двуликий Янус — он то конструктивен, то разрушителен. Хаос конструктивен через разрушительность (структура возникает, «строится» благодаря хаосу), и разрушителен через конструктивность (возникшие слож­ные системы и структуры в точках бифуркации, становясь неустой­чивыми по отношению к малым внешним воздействиям, могут рас­падаться из-за влияния незначительных флуктуации, т.е. измене­ний). В качестве примера можно вспомнить события, связанные с распадом тоталитарных систем.

Таким образом, созидательность хаоса проявляется в разруше­нии ненужного, чтобы на этом фоне могла возникнуть относитель­но устойчивая система. Теория самоорганизации показывает, что определенная доля хаоса, стихийности, которая проявляет себя, скажем, в системе государственного управления или в экономичес­ких рыночных механизмах не есть зло. Напротив, это — конструк­тивный фактор. Речь идет о том, что так называемый рыночный хаос, действует подобно ножу скульптора, который отсекает, убира­ет лишнее и способствует естественному выстраиванию развиваю­щейся общественной системы. Именно в этом контексте хаос и вы­полняет конструктивную роль.

Понимание двойственной роли хаоса (разрушительной и созида­тельной) в эволюции систем предъявляет принципиально новые требования к государственному управлению. Общий смысл взаимо­связи хаоса и управления можно зафиксировать следующим сужде­нием: если хаос может быть фактором, запускающим механизм самоорганизации, то можно предположить, что применительно к практике политического и экономического развития России таким хаотическим процессом может быть рынок; возможны и другие ана­логии — плюрализм, создание условий для свободного столкнове­ния различных интересов субъектов общественной жизни. Из дан­ного тезиса вытекает, что адекватная организация системы государ­ственного управления требует поддержки разнообразия элементов общественной жизни. Если этот принцип нарушается, то управляе­мая система достаточно быстро начинает вырождаться. Если, на­пример, этот принцип применить к процессу развития обществен­ного сознания, то можно ожидать, что искусственно насаждаемое единство взглядов, отсутствие плюрализма, господство какого-то одного типа мыслей ведут к снижению творческих способностей людей, к догматизации сознания, зашоренности его стереотипами и банальностями. Таким образом, синергетика доказывает, что свер­тывание разнообразия в обществе чревато негативными последст­виями, попытки управлять обществом на основе единообразия не­избежно сталкиваются со значительными трудностями.

Итак, государственное управление приобретает иной смысл и ха­рактер, если оно основывается на синергетических принципах и идеях. К их числу относятся:

1. идея о конструктивной роли хаоса в развитии систем,

2. принципы самоорганизации, нелинейности,

3. возможность топологического, резонансного развития обществен­ных систем, 4. способность управлять ритмами, присущими социаль­ным системам,

5. понимание того, что сложными системами нельзя управлять как простыми,

6. необходимость выявлять уровень флук­туации в управляемой системе, прогнозировать степень реальных угроз и опасностей для развития общества.

Следует также иметь в виду, что синергетическая методология управления выдвигает на первый план проблемы, связанные с обучаемостью управленцев, их способностью к постоянному обновлению знаний, к самообучению.

2.Процедура генетического анализа в социологии управления

Любые социальные системы включают в себя в качестве подсистемы достаточно обособленные связи управления.

Субъектом генерирования и организации связей управления служит социальное ядро системы, естественным центром которого выступает руководитель, или физическое лицо, имеющее полномочия представлять систему (орга­низацию, учреждение, государство, общество, совокупность обществ) вовне и принимать решения внутри нее.

Объектом управления выступает сочетание системных связей и связей целенаправленной деятельности участников, обеспечивающее в конечном итоге целостность системы и ее продуктивность. Механизмом управления является разработка схем будущего состояния различных аспектов социальной системы, выработка норм и правил организационного поведения и обеспечение их выполнения участниками совместной деятельности, что предполагает и разнообразные формы внутрисистемной рефлексии.

Управление происходит путем разработки экспектаций ролевого пове­дения и интериоризации этих экспектаций участниками совместной деятельности. Управляемость зависит как от адекватности экспектаций стату­су системы, так и от степени их интериоризации участниками. В свою оче­редь, состояние социальной системы — функция и от стадии, на которой находится процесс совместной деятельности.

^ Рассмотрим последовательно закономерности построения (порождения), функционирования и развития социальной системы как системы управления.

Эти закономерности представляют собой теоретические модели процессов социального управления, которые могут быть использованы в социологическом описании и объяснении явлений управления. В ходе специальных исследований гипотетические элементы данных моделей могут получить более полное теоретико-методологическое обоснование и эмпирическое подтверждение.

Организованная социальная система появляется в результате серии выборов, которые совершают вполне определенные субъекты в пользу своего объединения для совместной деятельности. Лица, принимающие такое решение, выступают в качестве «отцов-основателей» будущей системы. Они же являются прообразом социального ядра системы или по крайней мере оказывают ре­шающее влияние на первоначальный состав его ведущих действующих лиц. Уч­редители совершают целый ряд важнейших выборов, от которых зависят статус системы, ее стартовый потенциал и своеобразный социально-генетический код.

Предметом выбора является, в частности, профиль совместной деятель­ности и характер объединения.

Под профилем понимается объект или сфе­ра деятельности, а также ее функциональное назначение, ожидаемый ре­зультат.

Под характером объединения понимается тип организации совме­стной деятельности: соотношение прав и обязанностей участников, осо­бенности организации системы управления. В результате закладывается социальный статус будущей системы.

В этот период создается и стартовый потенциал системы, который имеет материально-техническую, финансовую и социально-культурную составляющие. Вполне понятно, что построение организованной социальной системы проходит путь от первоначальной идеи, которую разделяют учредители до ее оформления в виде проекта организации, что нередко завершается юридическим оформлением документов в соответствии с действующим законодательством и подзаконными актами.

^ Все эти действия учредителей создают уникальное сочетание условий функционирования и развития будущей системы, которое мы называем «социально-генетическим кодом». В нем уже присутствуют понимание учредителями социальной ситуации и своей роли в ней, надежды на решение общественных и частных проблем путем создания этой конкретной системы, расстановка социальных интересов, в том числе учет конкурентных и противоборствующих объединению усилий конкретной группы людей, вариантов будущего поведения системы, ее предрасположенностей.

Как правило, ни одна из составляющих (единиц) социально-генетиче­ского кода полностью не эксплицируется в форме документов. Среди причин — то, что учредителям трудно оценить подлинный смысл создаваемого ими социального учреждения, тем более, что в большинстве случаев они преследуют не только общие, но и личные цели, что в полной мере выясняется только с течением времени.

Большое значение для понимания закономерностей функционирования, и развития управляемых социальных систем имеет морфологический аспект построения управляемой системы. Она может вырастать снизу или насаждаться сверху, либо в сочетании — снизу и сверху одновременно.

Задача получения функционального описания несколько отличается от за­дачи описания морфологического. К познанию пространственно-временного расположения элементов системы добавляется представление о принципах их взаимодействия, функционирования и развития. От вопроса о том, как устрое­на управляемая система, мы переходим к вопросу о том, как она действует.

Действует управляемая система благодаря особой функциональной струк­туре, отличной от целерациональной пирамиды и от амебоподобной струк­туры неформальной организации. Функциональная структура имеет нуклеарный вид: ее составляют ядро, средний идентификационный слой и космо­политическая оболочка (рис. 2).


Рис. 2. Функциональная модель управляемой системы:

1 — формальная организация;

2 — неформальная организация;

3 — функциональная организация.
Социальное ядро — это реальная группа людей, принимающих оператив­ные и перспективные решения относительно состава системы управления, ее строения и поведения в зависимости от внешних условий, привлечения и использования ресурсов. Состав ядра можно, конечно, изучать по социалъно - классовым, демографическим, профессиональным и личностный признакам, но основополагающее значение здесь имеет членение по логическому признаку — относительно критериев продуктивности и устойчивости системы.

^ К людям «продуктивистской» ориентации относятся «профессионалы», т.е. специалисты, знающие свое дело.

К людям «адаптивной» ориентации относятся так называемые «социалы», т е. люди с обществен­ной жилкой, находящие свою самореализацию в общении с другими людьми.

Какими бы формальными признаками ни обладали «люди ядра», их принадлежность к «профессионалам» или «социалам» определяет функционално-регулятивные качества самого социального ядра.

До специального эмпирического исследования трудно сказать, формируются ли эти ценностно-ориентационные поведенческие группы самим состоянием системы управления или эти стадии и этапы создаются случайным подбором состава ядра. Возможно, имеют место оба процесса, но результат их взаимодействия может стать роковым для судьбы (времени жизни, скорости и типа трансформации) системы управления. В тот или иной промежуток времени в ядре могут превалировать либо «профессионалы» либо «социалы», что всегда приводит к функциональным или дисфункциональным последствиям для системы в целом в зависимости от доминирующей линии ее трансформации. Если воспользоваться терминологией социальной синергетики, то в ядре происходит борьба идеалов.

^ Победивший идеал диктует и критерии принятия решений, т.е. критерии отбора образцов поведения. Но победитель не всегда прав, его решения не всегда адекватны функциональным перспективам. В этом — одна из причин потери чувствительности системы управления в преддверии надвигающегося кризиса.

Социальное ядро опирается на группу людей, которые хотя непосредственно и не участвуют в принятии решений, но испытывают доверие к «людям ядра», поддерживают их эмоционально и поведенчески. Мы назвали эту группу идентификационным слоем, поскольку его участники отождествляют себя с организацией и ее руководством, считают себя причастными к его судьбе. как покажем ниже, социальное ядро не сводится к руководству, а организация — к системе управления, но для выделения идентификационного слоя сильные установки людей на эти объекты были бы показателем их идентификации.

Это похоже на фанатов музыкальной группы или футбольной команды, обожателей знаменитого артиста или ярых приверженцев политического деятеля Они сами не исполняют ролей, не играют на поле, не поют со сцены», не выдвигают своих кандидатур на выборах, но они любят, ценят, обожают, поддерживают тех, кто это делает. То же самое происходит и в системе управления, где есть играющие (лидерская группа, ядро) и где неизбежно возни­кает группа поддержки, или идентификационный слой.

В космополитическую оболочку управляемой системы попадают люди, которые эмоционально не включены в дела организации и ее руководства, держат по отношению к ним определенную дистанцию и готовы перейти в другую организацию, если там выше уровень социальных благ.

Словом, это, возможно, хорошие специалисты, знатоки своего дела, но явно не патриоты по отношению к «ядерной» группе. Важно, что такая поведенческая ориентация возникает на функциональной границе системы управления как промежуточный слой между «своими» и «чужими» (здесь «мы», члены орга­низации, работники фирмы, служащие данного аппарата, а там уже «они», другие люди из других систем, там — чужие).

Космополитическая оболочка состоит из тех, кто формально находится в структуре конкретной организации, а неформально чувствует себя с ней малосвязанным.

Примерно так выглядит функциональная структура управляемой системы, или ее функциональная модель. Она, конечно, не похожа ни на рацио­нальную, ни на естественную модели. Она представляет собой поведенче­ский срез функционирующей системы, тесно связанный с ее морфологи­ческим строением, но не сводимый к нему. Как пишет Э Г. Юдин, в пол­ной мере научный подход к анализу системы «реализуется лишь при ее функ­циональном расчленении, поскольку именно здесь у продукта исследова­ния появляются существенно новые черты, в частности, отсутствие жест­кой привязки к пространственно-временной локализации58.

Действительно, описанная функциональная структура появляется сра­зу, как только начинает действовать управляемая система. Первым, как мы показали выше, на свет появляется зародыш ядра. Это группа идейных вдох­новителей и основателей системы, которая может взять на себя и функции разработчика-проектировщика, хотя это необязательно. Нужных специа­листов можно нанять на определенных условиях. Главное все-таки — удач­ная первоначальная идея, в которой в явном виде заложен практический ответ на запрос времени в сложившихся макро- и

58 Юдин Э.Г. Ука. Соч. С. 214.

микрообстоятельствах.

Образцы таких удачливых идей любят приводить в качестве примеров ав­торы учебников по менеджменту. ^ Это будет и Г. Форд с его идеей создания кассового автомобиля при помощи конвейерной сборки, и «Макдональдс» с производством гамбургеров, и Фредерик У. Смит с его планом создания экспресс - почты для доставки бандеролей в любой конец США за 24 часа, и компьютеры IBM. Такие идеи нужны не только в период зарождения систе­мы, но и на каждом переломном этапе ее эволюции. Есть примеры и менее удачных идей, например, строительство коммунизма в отдельно взятой стране. Однако дело сейчас не в доказательстве важности удачных идей, а в определении их функционального назначения.

Идея — это реально-идеальный образ системы, ее смысл, содержащий в свернутом виде и будущее развитие, и структуру, и средства, и результаты. Те, кто разделяет идею, верит в нее, входят в первоначальную группу, составляют зародыш социального ядра. Социальное ядро возникает не случайно. Реальное управление людьми в процессе их совместной деятельности не обеспечивают ни формальная организация сама по себе, ни неформальная самоорганизация. Его обеспечивает группа людей, которая постоянно держит руку на пульсе текущих событий, принимает решения и организует их выполнение. Такая группа может быть шире по составу, чем управленческий персонал, включать в себя и нечленов официальной организации или не включать некоторых руководителей. Она переменна по составу, но устойчива по структуре и функциональному положению — она обеспечивает социальный отбор форм организационного поведения для отдельных участников, подразделений, структур и системы в целом в постоянно меняющихся внутренних и внешних условиях.

Идентификационный слой появляется в поведенческой структуре управляемой системы также не случайно. Если одна часть системы (ядро) постоянно генерирует указания «что делать», то, чтобы деятельность состоялась, другая часть системы должна принять решение «как жить», признать, что в данную минуту именно эти действия самые правильные, самые разумные.

Поскольку вокруг ядра не всегда удается удержать всех участников процесса совместной деятельности (в силу ряда социальных и психологически причин) появляется космополитическая оболочка, в свою очередь, также функциональная, поскольку через нее осуществляется социальный обмен с окружающей средой, не затрагивающий сердцевины системы, ее ядра Космополитическая оболочка выполняет роль защитного слоя.


Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru