Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Андреев А Л Социология техники.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Андреев А Л Социология техники.doc

  1   2   3
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Рецензенты:

лауреат премии Правительства РФ, доктор технических наук, профессор Е.Н. Ивашов, доктор философских наук, профессор ГЛ. Ключарев

Андреев А.Л. Социология техники: учебное пособие / А.Л. Андреев, П.А. Бутырин, В.Г. Горохов. - М.: Альфа-М : ИНФРА-М, 2009. - 288 с: ил.

ISBN 978-5-98281-192-9 («Альфа-М») ISBN 978-5-16-003750-9 («ИНФРА-М»)

Раскрываются фундаментальные проблемы социологии техники и в первую очередь - вопросы взаимосвязи технического прогресса с социаль­но-историческим развитием. Основное внимание уделяется разработке тео­рии социотехнических систем, характеристике исторических форм проект­ной деятельности и социальным аспектам их институционализации. Рас­сматриваются «большие социотехнические проекты» XX в., такие, как план ГОЭЛРО, Единая энергетическая система СССР, американский энергети­ческий суперпроект «Сеть-2030», создание советской системы радиоло­кации.

Для студентов старших курсов, обучающихся по направлению подго­товки «Системный анализ и управление», а также аспирантов.

Сведение

Техника сопровождает человека на всем протя­жении его истории. Причем не в качестве лишь некоего полез­ного дополнения к человеческой жизнедеятельности, но в качестве ее субстанциальной основы. Без техники, отмечал Н.А. Бердяев, невозможна культура, с ней связано само воз­никновение культуры как собственно человеческой формы су­ществования. Не будет преувеличением сказать, что в конеч­ном счете «вопрос о технике стал вопросом о судьбе человека и судьбе культуры»1, и этот вопрос относится к числу тех, кото­рые XX век в качестве своего рода исторической эстафеты пе­редал XXI веку.

Человек часто прибегает к помощи различных устройств и приспособлений, без которых не только затруднительно, но чаще всего просто невозможно осуществление большинства необходимых для его жизнеобеспечения действий. Поэтому можно было бы ожидать, что техника станет предметом анали­за с того самого момента, когда человек начал размышлять о самом себе. Однако этого не произошло, хотя у древних греков было принципиально важное понятие «техне», которое, вооб­ще говоря, могло бы послужить основанием для появления и развития такого анализа. «Техне» характеризует человека, занимающегося каким-то специализированным видом дея­тельности, с точки зрения способности производить эту дея­тельность. Но на всем протяжении развития античной мысли данное понятие оставалось периферийным, и оно практически никогда не выступало смысловым фокусом рассуждений. В сущ­ности никому не приходило в голову разобраться, в чем конкрет­но состоит «техне», какие элементы можно выделить в его составе. Предметно-орудийная сторона человеческой жизне­деятельности представлялась чем-то само собой разумеющим­ся, а умение и мастерство соотносились лишь со специали­зацией по видам деятельности, но практически никогда не

1 ^ Бердяев Н.А. Человек и машина // Вопросы философии. 1989. № 2.

6 Введение

увязывались с использованием конкретных орудий и приспо­соблений. «Техне» флейтиста, камнереза или врача очевидным образом отличалось от «техне» моряка или тяжеловооруженного пехотинца-гоплита. Но чем искусство наварха, ведущего в бой маневренную греческую триеру, отличалось от способа дейст­вий персидских кормчих, управлявших большими и тяжелыми кораблями? Такая постановка вопроса, вводящая в поле зрения проблему техники в собственном смысле слова, не привлекла внимания, не возникла в качестве значимой у мыслителей не только Древнего мира, но и Средневековья.

В сферу «высоких» интеллектуальных интересов техника и техническое творчество входят лишь на пике эпохи Возрожде­ния. Предметом специализированного теоретического анализа они становятся еще позже — не ранее середины XIX в. Именно в этот период в общем контексте формирования социологии на­чинается складываться то направление исследований, которое в ходе своего развития определилось как социология техники.

Решающую роль в этом отношении сыграло возникнове­ние марксизма, который отчетливо сформулировал главную проблему социологии техники — анализ связи между техниче­скими нововведениями и развитием общества. К. Маркс трак­тует технику как «конструирующий историю продуктивный орган общества, который определяет материальный базис каж­дой конкретной формы общественной организации (над­стройки)»1. Соответственно конкретно-историческая форма техники в конечном счете определяет формы социальности. При этом техника как продуктивная сила общественного раз­вития включает в себя не только прогресс вещей и процессов, но и состояние знаний о технике, уровень квалификации рабо­чей силы, способы распределения и организации работы. В ка­честве исходного пункта объяснения исторической динамики марксизм рассматривал взаимодействие техники, экономики и производственных отношений, определяющих вторичные по отношению к ним политические и идеологические «надстрой­ки»2. Техническое развитие, по Марксу, понимается какэндо-

1 См.: Marx К. Kapital. 1947. Bd I. S. 389.

2 Ср.: Rammert W. Technikaus soziologischer Perspektive 2. Kultur-Innovation-Vir-
tualitaet. Wiesbaden: Westdeucher Verlag, 2000. S. 16.

Введение 7

генный общественный процесс: оно не навязывает обществу модели развития, так сказать, извне, но само является частью социального развития. Маркс первым подошел к рассмотре­нию общества как большой системы, в которой капитал и труд трансформируются в машины и технические инфраструктуры, и осуществил детальный и продуктивный анализ изменения структуры труда в связи с введением машинной техники1.

Марксистский анализ общественных отношений, опосре­дованных вещами и технико-экономическими изменениями, стал своего рода исходным образцом для дальнейших исследо­ваний в области социологии техники. Его концентрация на средствах производства была обусловлена коренными потреб­ностями индустриальной эпохи, и до сих пор сохраняет свою актуальность учение о диалектической связи технического прогресса и экономического развития, особенно в рамках ин­новационной экономики.

Не остались в стороне от проблематики техники и другие отцы-основатели социологии — Э. Дюркгейм, М. Вебер, В. Па-рето, которые раскрыли ряд новых важных аспектов в отноше­ниях между техникой и обществом. Так, в работах Вебера про­слеживалась связь форм технического освоения мира с фор­мами ментальное™. В частности, в рамках его концепции рационализации жизни техника выполняла функцию одного из факторов «расколдовывания» мира. В т,о же время у Вебера наметилось новое важное направление социологических ис­следований — дифференцированный анализ связанных с раз­витием техники социальных сред (в частности, отмечался по­вышенный интерес протестантов к технике и техническому об­разованию). Однако после Маркса идея связи технического прогресса с общим движением истории была ослаблена2. Вследствие этого историческая судьбы социологии техники оказалась в каком-то смысле парадоксальной.

В XX в. воздействие техники и ее развития на судьбы чело­вечества сказалось с невиданной ранее силой уже хотя бы пото­му, что человечество впервые получило технические средства,

1 Op.cit. S.17.

2 См.: Weingart P. Historische Funktion der Technik aus der Sicht der Soziologie //
Technik Geschichte. VDI. 1976. Bd 43. № 2. S. 152.

8 Введение

способные уничтожить все живое на планете и в то же время расширить сферу жизнедеятельности человеческой цивилиза­ции за пределы Земли. Принципиально новая, совершенно не­мыслимая ранее ситуация в отношениях между человеческой цивилизацией и техникой придала мощный импульс в первую очередь философской мысли. Дело не только в философском анализе самого феномена техники, который получил ориги­нальную трактовку в ряде концепций (Ф. Дессауэр, Л. Мам-форд и др.). Проблема техники привлекла внимание крупней­ших философов XX в. — М. Хайдеггера, К. Ясперса, X. Орте-ги-и-Гассета, Н.А. Бердяева и др., в трудах которых эта ранее периферийная для философии и довольно специальная тема была возведена на уровень коренных мировоззренческих обоб­щений.

Социология реагировала на складывающуюся ситуацию гораздо менее активно. Самое главное — то, что в социологии проблема техники выпала из формата «больших» теоретиче-. ских обобщений. Например, в концепции Т. Парсонса техника поставлена в полную зависимость от системы культуры и сама по себе не влияет на формирование структуры социума. Соот­ветственно для построения общей теории социального техника остается малозначащей категорией. Но самое странное — это, пожалуй, то, что социологические исследования техники прак­тически не проводились и в рамках социологии науки, хотя наука теснейшим образом связана с техникой, которая не толь­ко аккумулирует в себе научное знание, но и играет немалую роль в постановке научных проблем и добывании научных зна­ний. Пожалуй, Й. Шумпетер — единственный крупный мысли­тель, кто выпадает из этой тенденции недооценки техники; его теория технологических сдвигов сопрягается с видением пред­принимателя в качестве основного актора экономики и аген­та технологического прогресса. В целом такая постановка вопроса удачно начинает новую традицию анализа технико-экономических и социотехнических нововведений в рам­ках неоклассической экономики и неоинституционализма 1960-х гг.1

1 Bress L. Das Verhaltniss von Wirtschaft und Technik aus der Sicht der Wirtschaftwis-senschaften//TechnikGeschichte. VDI. 1976. Bd43. № 2. S. 149.

Введение 9

Вообще интерес к социологическим аспектам техники в XX в. был, можно сказать, волнообразным. Каждая из «при­ливных волн» давала ряд интересных исследований, напри­мер в рамках очередного обострения интереса к социологии техники в 1980-е гг. — это монография Т. Хьюза по социаль­ной истории электроэнергетики, работы М. Каллона по со­циологическим аспектам электротехники и ряд других. Одна­ко чаще всего эти исследования носили довольно специали­зированный характер своего рода case-studies и содержали лишь элементы теоретического обобщения, которое практи­чески никогда не доходило до анализа отношений техники и общества в целом.

В преддверии XXI в. ситуация, складывающаяся в про­цессе взаимодействия развития техники с развитием обще­ства, вновь меняется. Эти изменения связаны, во-первых, с появлением принципиально новых знаний и технологий, позволяющих воздействовать не только на социальные фор­мы и формы ментальности, но и на нашу антропологическую конституцию — на то, что в философии несколько неопреде­ленно именовалось «природа человека» (нанотехнология, биотехнологии, информационные технологии и разработки, связанные с искусственным интеллектом); во-вторых, с неумолимо приближающимся исчерпанием традиционной ресурсной базы человеческой цивилизации и необходи­мостью ответить на возникающие исторические вызовы в тех­нологическим и социальном аспектах. Здесь следует сказать -о возникновении новых социальных практик, опосредую­щих отношения между социумом и техникой (социальная оценка техники). В то же время с этой во многом критиче­ской исторической позиции по-новому раскрывается общая проблема связи технического прогресса с социальным. Если социология техники пройдет мимо этой проблемной ситуа­ции и, отдав ее на откуп чисто философским размышлениям, не сможет достичь того уровня конкретности в понимании взаимосвязанных процессов технического и социального развития, который позволяет оказывать на них разумное воз­действие в интересах общества, это станет непростительным упущением, последствия которого могут быть весьма нега­тивными.

10 Введение

* * *

Ясно, что в одной книге нельзя не только решить, но даже хоть сколько-нибудь подробно обсудить все возникающие в связи с этим вопросы. Хотелось бы надеяться, что она даст до­полнительный импульс к такому обсуждению, которое в ко­нечном счете при ведет к своевременным решениям. Мы попы­тались сделать шаг к тому, чтобы «вернуть» социологию техни­ки в контекст общей теории социального развития и сделать это на новом уровне — с учетом тех проблем и возможностей, которые были созданы научно-техническим прогрессом в кон­це XX — начале XXI в.

Введение, гл. 1, 7 и 8 написаны А.Л. Андреевым, гл. 4 и

  1. — П.А. Бутыриным, гл. 2 (при участии А.Л. Андреева), 3 и

  2. — В.Г. Гороховым.

социум и технос: к характеристике взаимосвязанного развития

1.1. Техника и причинно-следственные связи в социально-историческом развитии

Совершенствование и обновление техники вы- зывают изменения форм социальной жизнедеятельности, ко­торые закрепляются в разделении труда, системе социальных ролей и статусов, институциональной структуре общества. Для современного человека это факт очевидный. Но вовсе не оче­видны его истолкования. Весьма влиятельной — по крайней мере в европейской и американской интеллектуальной тради­ции — была и остается точка зрения технологического детерми­низма, трактующая отношение между формами техники и со­циальными формами в категориях отношений «первичного» и «вторичного». Элементы такой трактовки можно найти, в част­ности, у К. Маркса, в теориях индустриального и постиндуст­риального общества, не говоря о различных техноутопиях и технократических теориях.

Однако развитие техники не только выступает причиной социальных сдвигов, но и само в немалой степени определяет­ся социокультурным «профилем» социума. В частности, в за­висимости от социально-исторических условий развитие тех­ники может происходить в разных направлениях и разными темпами. Кроме того, хотя это развитие так или иначе затраги­вает любое общество, не все они способны осуществлять его самостоятельно. Технический прогресс может быть преиму­щественно репродуктивным, когда технические усовершенст­вования перенимаются, заимствуются у других обществ.

К сожалению, приходится признать, что совершенно пра­вильная в принципе критика технологического детерминизма чаще всего не идет дальше примеров, указывающих на обоюд­ный характер взаимодействия между техникой и обществом.

12 Глава 1. Социум и технос: к характеристике взаимосвязанного развития

Однако совершенно недостаточно сказать, что ^ А является при­чиной В, а В в свою очередь выступает в качестве причи­ны А, ибо в таком «диалектическом» по своей внешней форме утверждении при всей его формальной правильности нет ниче­го, кроме тавтологии. Совсем иначе предстает данный вопрос в том случае, если попытаться конкретизировать причин­но-следственные связи по их качественным и количественным характеристикам.

Пусть А и В являются одновременно и причиной, и следст­вием друг друга, но при этом зависимость В от А может быть, например, более интенсивной, чем зависимость А от В. С дру­гой стороны, в ряде случаев имеет смысл различать А и В типо­логически, подобно тому как это когда-то сделал Аристотель в своем известном учении о четырех видах причинности (с воз­можным добавлением каких-то дополнительных видов, выде­ляемых по новым логическим основаниям, не использовав­шимся Аристотелем). Так, в комплексе воздействий, которые общество оказывает на состояние техники и работу по ее со­вершенствованию, явно различимы так называемые целевые причины, задаваемые обозначившимися на том или ином эта­пе истории социальными потребностями и проблемами. На­против, техника сама по себе не ставит перед обществом опре­деленных целей; обычно технические инновации воздейству­ют на социально-историческую и социокультурную динамику по принципу не целеполагания, а последовательной передачи некоторого импульса от одного звена цепочки к другому. Пере­дача таких импульсов происходит сравнительно быстро.

Социальные запросы следует, по-видимому, отнести к «медленным» видам причинности: иной раз они могут надолго «зависать» в ожидании адекватной их сущности технической реализации (на это обстоятельство еще в 1920-е гг. указывал У. Огберн, разработавший исходя из этого тезиса концепцию «отставания» нематериальной культуры от развития техники). Отметим, однако, что переход к принципиально новому техниче­скому оснащению ключевых областей человеческой жизнедея­тельности сам по себе способен революционизировать общест­венные отношения, а технические революции не могут быть вы­званы к жизни непосредственно социальными изменениями как таковыми: причинно-следственные зависимости и генетические

1.2. Развитие техники как социальная цель 13

связи, если прослеживать их в этом направлении, оказываются существенно более сложными и опосредованными.

Добавим к этому еще одно методологически очень важ­ное соображение. Отношения между развитием техники и со­циальной историей невозможно описать на основе какой-то одной модели, пусть даже достаточно сложной. В разные исто­рические эпохи логика выстраивания этих отношений была различной, и для их адекватного понимания требуются суще­ственно разные модельные представления. Так, к цивилизаци­ям древности очень хорошо подходит введенный Л. Мамфор-дом образ мегамашины, «человеческие» компоненты которой постепенно заменяются более надежными техническими уст­ройствами. Однако для индустриальных обществ XIX и XX вв., в которых обновление технической основы жизнедеятельно­сти приняло характер институционально организованного са­моподдерживающегося процесса, более адекватными пред­ставляются модели, ориентированные на принципы самораз­вития и саморегуляции.

1.2. Развитие техники

как институционализированная социальная цель

Начиная с определенного исторического мо­мента стихийное совершенствование техники, основанное на случайных открытиях и «подсказках» практической жизнедея­тельности, сменяется целенаправленным изобретательством, постепенно выделяющимся из общего контекста практиче­ской жизнедеятельности. Техника, существовавшая вначале как родственный искусству вид мастерства («техне»), превра­щается в то, что можно назвать «инженерная техника»1, в ре­зультате чего редкая «капель» технических инноваций превра­тилась сначала в ручеек, потом в реку и, наконец, в настоящий поток. Согласно подсчетам П.А. Сорокина, в период расцвета античной цивилизации (VI в. до н.э. -1 в. н.э.) число открытий и технических изобретений не превышало 60 за столетие. По-

1 См.: Розин В.М. Техника как современный феномен и понятие // Глобальные проблемы устойчивого развития и современная цивилизация. М., 2008. С. 256.

14 Глава 1. Социум и технос: к характеристике взаимосвязанного развития

том оно надолго резко падает, чтобы вновь достигнуть антич­ного уровня в позднем Средневековье (XIII—XIV вв.). Начиная с эпохи Возрождения начинается устойчивый, неуклонный и чрезвычайно быстрый подъем. В XV в. по сравнению с XIV в. данный показатель удваивается и достигает примерно 130, в XVI в. он больше, чем в XV в., в 3,5 раза (почти 430), в XVII в. лишь чуть-чуть недотягивает до 700, а в XIX в, достигает неве­роятной даже для недавнего прошлого величины — 8527, что в 150 раз больше значений данного показателя в самые плодо­творные столетия древности и Средневековья и в 12—20 раз больше, чем на заре Нового времени1.

Сделав свою техническую оснащенность предметом посто­янной заботы, общество не только получило значительный вы­игрыш в плане наращивания своих физических сил и возмож­ностей. Оно еще вступило в совершенно новые отношения к са­мому себе. Начиная по крайней мере с позднего Возрождения пробивает себе дорогу мысль о том, что улучшение техники улучшает и общество. Другое дело, что ни авторы тех или иных изобретений, мечтавшие облегчить труд, удешевить производ­ство или сделать жизнь более удобной, ни философы, осмыс­лявшие плоды их совокупной деятельности, не могли сознавать ее действительных последствий и в полном объеме предвидеть те социальные явления, которые вырастали из ее результатов.

Переход к целенаправленному совершенствованию стиму­лировал возникновение в обществе особых социальных групп, осуществляющих интеллектуальное обеспечение техническо­го прогресса2, а вместе и наряду с ними — специфических со­циальных сред и коммуникативных пространств, выступаю­щих в качестве носителей совокупного технического знания, взятого как динамически развивающаяся целостность. В соот­ветствии с этим выработались необходимые для воспроизвод­ства этих групп и сред институциональные формы и «поддер­живающие» механизмы.

В «инженерный» период истории техники решающую роль сыграло возникновение специфического типа образования,

1 ^ Сорокин П.А. Социокультурная динамика // Питирим Сорокин. Человек. Ци­
вилизация. Общество. М., 1992. С. 467.

2 См.: Горохов В.Г. Знать, чтобы делать. М., 1987; Крыштановская О.В. Инжене­
ры. Становление и развитие профессиональной группы. М., 1989.

1.2. Развитие техники как социальная цель 15

обеспечившего не только трансляцию систематизированных технических знаний в их связи со знаниями научными, но и определенную профессионально ориентированную модель со­циализации.

Становление специализированного технического образо­вания началось еще в XVIII в. Правда, первоначально оно име­ло очень узкую направленность — в основном горное дело и фортификация (к которой тесно примыкало строительство мостов и дорог). В ту эпоху инженерные кадры еще немного­численны и не образуют автономных социокультурных сред. Их профессиональная идентичность не очень отчетлива, а осо­бый порядок прохождения службы, напоминающий армей­ский, заставляет их чувствовать себя больше «людьми службы» (например, «горными офицерами»), чем кем-либо еще. Кроме того, характеризуя особенности сознания и коллективной пси­хологии этого пока еще очень немногочисленного слоя, надо учитывать, что формирующая его ментальность практическая деятельность еще не превратилась в свободное манипулирова­ние выделенными как бы в чистом виде материальными эле­ментами природы, а была связана, скорее, с естественной за-данностью целостных природных ландшафтов.

Однако ситуация коренным образом меняется с началом эпохи машинной индустрии, не только потребовавшей значи­тельного увеличения числа технических специалистов, но и выдвинувшей на первый план фигуру инженера, занятого кон­струированием и эксплуатацией машин. С одной стороны, мо­дифицируется сама техническая рациональность, которая ста­новится более абстрактной и приобретает более выраженный аналитико-конструктивный характер. С другой стороны, логи­ка применения машин потребовала представления переводи­мых на машинную основу видов деятельности как последова­тельности легко эксплицируемых и четко отделяемых друг от друга элементарных операций. Результатом этого стал превос­ходно описанный классиками социальной философии фено­мен «частичного рабочего», приспособленного к выполнению только одной монотонной операции, а затем и более общий процесс «расщепления» человеческой сущности, исподволь приучающий рассматривать людей как «функциональных опе­раторов» некой возвышающейся над ними тотальности.

16 Глава 1. Социум и технос: к характеристике взаимосвязанного развития 1.3. Социотехнические системы

Модифицированная под логику машин техни­ческая рациональность стала постепенно приобретать значе­ние всеобщей парадигмы социальной организации и социаль­ного мышления, придавая им оттенок своеобразной «техноло­гичности». В связи с этим можно говорить, что социальное бытие приобретает новую онтологическую форму, претворя­ясь в некую «не вполне человеческую» социально-истори­ческую реальность, о природе которой нет единого мнения. Г. Вригт называет эту реальность техносистемой, определяя ее как «рыхлый агломерат экономических, промышленных и тех­нологических ассоциаций, распространяющих свое влияние на весь земной шар — от океанических глубин до открытого космоса»1. На наш взгляд, более уместным здесь был бы тер­мин «социотехническая система», указывающий на паритет и вместе с тем на взаимопроникновение и взаимообусловлен­ность собственно технического и социального аспектов новой реальности.

Несомненно, то, что в разных своих ипостасях и бытийных «срезах» именуется «общество», «цивилизация» или, допус­тим, «планетарно организованное человечество», включает в себя множество социотехнических систем разного уровня, на­ходящихся к тому же в разных отношениях друг к другу. Иногда это отношения гомологии подобных друг другу, но террито­риально разделенных структур, иногда — дополняющей друг друга функциональной специализации, иногда — кооперации, но очень часто и конкуренции. Однако следует ли из этого, что они составляют не системное единство, а всего лишь «рыхлый агломерат»? Другое дело, что природа их единства, конечно, не та, что в механическом устройстве или организме. Скорее, оно напоминает единство биоценоза, каждый участник которого существует вроде бы «сам по себе», часто даже как бы «вопре­ки» другим его участникам. В биоценозах нет ни единого за­мысла, ни управляющей инстанции, но тем не менее это тоже

' См.: Вригт Г.Х. фон. Философия техники Николая Бердяева // Вопросы фи­лософии. 1995. №4. С. 73.

1.3. Социотехнические системы 17

системы, все компоненты которых весьма плотно «подогнаны» друг к другу.

Имея в виду эти соображения, можно, на наш взгляд, утверж­дать, что вся ориентированная на «научно-технический про­гресс» цивилизация Нового времени с определенного момента своей истории начала развиваться не просто как человеческое сообщество, а, скорее, как некое гетерогенное образование, построенное из приспособленных (и приспосабливающихся) друг к другу «человеческих» и «технических» компонентов. Если использовать нашу терминологию, оно трансформирова­лось в социотехническую систему (подробнее об этом см. в гл. 2), точнее — в неспроектированную социотехническую сис­тему. Разумеется, переход к такому типу развития осуществил­ся не сразу, так как даже наиболее развитые в научно-техниче­ском отношении общества второй половины XIX — начала XX в. очень неоднородны. Островки нового в них омывались морями и даже океанами традиционализма, особенно сильно­го в маленьком городе и патриархальной деревне. В промыш­ленных центрах стран-лидеров социотехнические системы складывались как своеобразные ядра развития, которые рас­ширялись и постепенно втягивали в себя все новые и новые сегменты социума, пребывавшие до этого в совсем ином исто­рическом измерении. В соответствии с этим разворачивалась пространственная экспансия техногенных сред, которые по­степенно становились местом обитания большинства людей.

В этих процессах менялся характер взаимодействия между развитием техники и социальным развитием. Оно стало не только существенно более интенсивным, но и приобрело но­вые формы. В частности, некоторые технические новации ока­зывали более непосредственное влияние на образ жизни и структуру повседневных жизненных практик. Скажем, приме­нение водяного колеса, ветряных мельниц, металлического плуга значительно увеличило производительность труда, по­высило благосостояние деревни, но не сильно повлияло на ее психологию и традиционный быт, тогда как железная дорога, трактор, электрическая лампочка и радиоприемник преобра­зовали его радикально. В то же время начиная с определенного исторического момента отчетливо наблюдается такое встре­чавшееся ранее разве что в самых зачаточных формах явление,

18 Глава 1. Социум и технос: к характеристике взаимосвязанного развития

как социальная адаптация техники. Мы имеем в виду ее созна-тельную «подгонку» под особенности тех или иных социаль­ных сред и сообществ, которая осуществляется на основе воз­растающей по мере усложнения технических устройств потен­циальной вариативности технических решений. В процессе такой «подгонки» социальное соотносится с техническим не внешним образом, а как бы входит «внутрь» проектной дея­тельности, превращаясь в имманентное ей организующее и на­правляющее начало.

Например, характерный стиль жизни и психология моло­дого американского социума, состоящего из находящихся в со­стоянии постоянного лихорадочного перемещения поселен­цев, породил в середине XIX в. совершенно особую «техноло­гию спешки». Если, допустим, на английских пароходах устанавливались экономные и надежные машины низкого давления, то американцы, напротив, отдавали предпочтение машинам высокого давления, позволявшим выжимать боль­шую скорость, но... за счет увеличения риска аварийности. Английские паровозы были мощными, тяжелыми и устойчи­выми, железнодорожные пути и эстакады строились на века, тогда как американцы, убежденные, что в Америке все будет скоро меняться, клали рельсы «на живую нитку» и пускали по ним легкие, маневренные, конструктивно более простые, но, увы, также и существенно менее безопасные в эксплуатации локомотивы1.

В рамках социотехнического развития совершенно специ­фическим явлением стало конструирование техники под опре­деленные социальные (социально-исторические) проекты. По сути дела здесь можно говорить об идеологическом наполнении или идеологической ориентации технических инноваций, а в некоторых случаях, если можно так выразиться, даже о соз­дании «идеологической» техники. Примером могут служить не­которые космические проекты времен холодной войны. Разу­меется, все они что-то давали и в смысле отработки различных технических решений. Но трудно отрицать, что полет амери­канского «Аполлона» на Луну был обусловлен не столько прак­тической необходимостью развития техники межпланетных со-

1 См.: БурстинД. Американцы: национальный опыт. М., 1993.

1.4. Техногенное развитие как определяющая черта современности 19

общений, сколько стремлением угвердить американское пер­венство после длительного периода унизительного отставания в этой сфере от СССР. Точно так же трудно отделить реализован­ный в 1975 г. проект «Союз-Аполлон» от тогдашней междуна­родной политики и идеологии так называемого «детанта».

^ 1.4. Техногенное развитие как определяющая черта современности

В последнее время в качестве господствующей точки зрения на путь, пройденный человечеством за последние 5—6 столетий, утвердилась теория модернизации. Эта теория концептуально выросла из линеарной модели мировой исто­рии как движения к некоторому универсальному состоянию, предметно воплощенному в «достижениях Запада». Преемст­венно связанная с европоцентристской традицией, она имела в глазах воспитанного в духе этой традиции исследователя дос­тоинство априорной убедительности. Однако при переходе от абстрактной очевидности умозрения к конкретному анализу многообразной эмпирической действительности теория дава­ла многочисленные сбои, а предлагаемые ею интерпретации у многих оставляли чувство внутренней неудовлетворенности. Поэтому с течением времени она стала претерпевать некото­рые видоизменения в сторону смягчения подспудно заложен­ного в ней оценочного пафоса и неизбывной склонности к те-леологизму.

Исследователи заговорили о необходимости признать ва­риативность процессов модернизации и исходить из принци­пиального плюрализма социальных моделей, реализуемых в ходе этих процессов. В этом контексте заново актуализировал­ся и даже приобрел ощутимый эмоциональный накал вопрос о «критериях модернизированности», что, впрочем, навевает воспоминания об исполненных страсти, но закончившихся со­вершенно впустую дебатах по поводу «критериев социалистич-ности», сотрясавших отечественное обществоведение в годы «перестройки». Но как бы то ни было, стремление скорректи­ровать теорию модернизации остается всего лишь благим по-

  1   2   3



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru