Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Вагурин1.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Вагурин1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
ББК 22.318 66.3(2Рос)3

Вагурин Владимир Афанасьевич

Синергетика эволюции современного общества / Послесл. М. П. Семесенко, Н. Н. Скорохода. Изд. 2-е. — М.: КомКнига, 2006. — 216 с. (Синергетика в гуманитарных науках.)

В настоящей книге исследованы противоречия и факторы эволюционной

самоорганизации современного общества. Главные достоинства книги: разработка начал специальной теории системоразвивающей роли диссипативной структуры капитала; систематизация категорий синергетики и творческое применение ее эвристической функции; раскрытие конструктивно-динамической роли таких диссипативных структур, как человек, демократия, рынок, ценностно-стоимостная система, капитал; обоснование фундаментальной причины недолговечности со-циализма советского типа. Под новым ракурсом рассмотрены некоторые острые политические и экономические проблемы современности, противоречия глобализации и динамика советского социализма.Книга предназначена для обществоведов, политологов, социологов, эконо­мистов — студентов, аспирантов, преподавателей и научных работников, жела­ющих углубить и полнее аргументировать свои размышления о противоречивой динамике современной социальной эволюцииТекст опубликован в авторской редакции.

Издательство «КомКнига». 117312, г.Москва, пр-т 60-летия Октября, 9. Формат 60x90/16. Бумага типографская. Печ. л. 13,5.

Отпечатано в ООО «ЛЕНАНД». 117312, г. Москва, пр-т 60-летия Октября, д. ПА, стр. 11.

Оглавление

Глава I. Синергетика: систематизация категорий,

социальная специфика 6

1. Синергетика как теория самоорганизации
и эвристическая парадигма-аттрактор

революции познания 6

2. Попытка систематизации категорий 10

2.1. От флуктуации — до бифуркаций. Особенности
воздействия флуктуации на локальные системы

и механизм образования аттракторов 11

2.2. От бифуркаций — к образованию диссипативных

структур. Содержание и механизм бифуркаций 13

2.3. Диссипативные структуры: особенности механизма

их образования, основные свойства 17

",т 3. Фундаментальная роль в эволюционной

' самоорганизации взаимодействий и энергии времени 22

3.1. Взаимодействия и самоорганизация. Взаимопереходы

их друг в друга 22

3.2. Энергия времени и согласованность ее работы

с энергией взаимодействий и самоорганизации 26

4. Основы и проявления специфики социальной

самоорганизации 31

  1. Три основы специфики социальной самоорганизации 31

  2. Проявления специфики социальной самоорганизации 37

Глава П. Динамизм социально-политической среды 41

1. Социально-политическая среда как комплекс
динамических взаимодействий внутри и между

ее структурными уровнями 41

  1. Совершенная демократия: идеализированный механизм управления динамикой социально-политических взаимодействий и образ жизни 51

  2. Либеральная демократия — и ускоритель, и тормоз эволюции социально-политического структурирования общества 52

  1. Либеральная демократия как реальный механизм эволюционной координации системы взаимодействий социально-политических структур общества 52

  2. Изъяны либеральной демократии — тормоза прогрессивной самоорганизации 57




  1. Дефектная демократия как проявление нелинейности демократической тенденции. Особенности такой демократии в России и Украине 61

  2. Оптимальность и эффективность государственного менеджмента с позиций синергетики 67

  3. Взаимодействие власти и собственности 70




  1. Динамизм системы отношений власти и собственности 71

  2. Либеральная демократия отделяет власть

от собственности, дефектная — сращивает 72

Глава III. Капитал — самоорганизующее

и системоразвивающее начало эволюции

современной рыночной экономики 78

  1. Фундаментальная основа структурирования современной рыночно-капиталистической экономики 78

  2. Механизм и диссипативная структура эволюционного упорядочения динамики рыночной экономики 83




  1. Синтез классической и неоклассической теории стоимости. Микроуровневый механизм самоорганизации социального метаболизма 83

  2. Инновационная специфика ценностно-стоимостной диссипативной структуры. Ее посредствующая роль

в самоорганизации социометаболизма 91

  1. Капитал — системообразующая и самообновляющая современное общество диссипативная структура 98

  2. Предпринимательский труд — субъективная основа взаимодействия самоорганизационных

и организационных начал капитала 109

  1. Двойственный характер предпринимательского труда 109

  2. Решающая роль новаторов в ускорении технико-экономической эволюции общества 112

  3. Рыночные институты — посредники взаимодействия самоорганизационных и организационных начал

капитала 114

  1. Взаимодействие социализации капитала и общества 116

  2. Диссипативные формы капитала, наиболее динамично

и эффективно социализирующие общество 119

^ Глава IV. Глобализация: рост неустойчивости

и противоречивости, аттракторы упорядочения

и ускорения 131

1. Возрастание неустойчивости эволюции мировой
социальной материи — основа перехода ее в новое

качество 131

1.1. Факторы перерастания устойчивого развития

в неустойчивое 132

1.2. Наиболее существенные проявления роста
неустойчивости глобализации 137

  1. Противоречия процесса перехода мировой социальной материи в новое качество 143

  2. Ведущие формы-аттракторы разрешения противоречий глобализации 148

Глава V. Динамика советского социализма: выход из хаоса

и неизбежность возвращения в новый хаос 155

1. Механизм динамического синтеза упорядоченности

и хаоса в социальных диссипативных структурах 155

  1. Особенности нарастания хаоса в ходе двух русских революций 1917 года 162

  2. НЭП как становление гармоничного взаимодействия самоорганизующихся и организационных начал выхода

из хаоса 166

  1. Переход к закрытой системе с дефективной тотально-организационной упорядоченностью 168

  2. От постепенного нарастания хаотических флуктуации до лавинообразного. Фундаментальные причины недолговечности социализма советского типа 172

  3. Взаимодействие деструктивных и конструктивных начал хаоса девяностых годов 176

  4. Отличие тенденций, причин и содержания макро­бифуркаций и хаоса 1917-1921 гг. и девяностых годов 183

  5. Из хаоса — к новой упорядоченности через флуктуации, аттракторы и диссипативные структуры 185

^ Заключение. Начала специальной теории системоразвивающей

роли диссипативной структуры капитала 190

Послесловие. Синергетический подход к исследованию

современной социальной эволюции 206

Литература 213

Глава I

^ СИНЕРГЕТИКА: СИСТЕМАТИЗАЦИЯ КАТЕГОРИЙ, СОЦИАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА

1. Синергетика как теория самоорганизации и эвристическая парадигма-аттрактор революции познания

Самоорганизацию 10 % сложных динамических систем и механизмы
их эволюции наиболее полно теоретически обосновывает синергетика с ее
г ответвлениями. Методологически она представляет еще и междисципли-

] нарную направленность исследований. По определению ее основополож-

) ника Г. Хакена, «в ней исследуется совместное действие многих подсис-

■ тем (преимущественно одинаковых или нескольких различных видов), в

! результате которого на макроскопическом уровне возникает структура и

соответствующее функционирование. С другой стороны, для нахождения общих принципов, управляющих самоорганизующимися системами, не­обходимо кооперирование многих различных дисциплин»1.

Это определение синергетики по мере ее бурного развития сущест­венно обогатилось за счет включения в область ее исследований процес­сов самообразования диссипативных структур, нелинейности и неустой­чивости эволюции сложных динамических систем, взаимопереходов упо­рядоченности и хаоса, необходимости и случайности, механизма бифур­каций... Расширился и предмет ее исследований. Он охватывает динамику самоорганизации сложных открытых неравновесных, неустойчивых, не­линейных систем, спонтанно, путем взаимодействия внутренних факторов их эволюции создающих в ходе макробифуркаций новые структуры.

Синергетика как теория самоорганизации локальных систем и мето­дология междисциплинарной направленности исследований играет на современном этапе эволюции науки системообразующую роль главной основы новой революционной концепции познания. Интегрируясь с дру­гими современными теориями динамических процессов сложных систем, она кладет начало радикальному сдвигу мышления от исследований ста­тики состояния систем и структур к постижению процессов их эволюци­онной динамики. В отличие от классических и неклассических парадигм, она нацеливает на исследование не ставшего, а становящегося, не на

бытие, а на динамику процессов его эволюции. А это позволяет увидеть мир из другой подвижной системы координат.

Центральными аспектами парадигмы самоорганизации, по Э. Янчу, яв­ляются «во-первых, специфическая динамика системных процессов, во-вто­рых, непрерывное изменение и тем самым коэволюция с окружающей сре­дой и, в-третьих, самопревращение, эволюция эволюционных процессов»2.

Акцентируя внимание на раскрытии революционного характера про­рыва в научном познании мира, он сравнил эту парадигму с метафлуктуа-цией, потрясшей мир. При этом особо выделил такие новые понятия, как самоопределение, самоорганизация и самообновление, подчеркнул пере­нос логики исследований с пространственных структур на динамические процессы, на выяснение роли в них флуктуации, на раскрытие творческой роли человека в эволюции социальной материи.

В исследовании содержания и смысла отмеченных Янчем централь­ных аспектов парадигмы самоорганизации ключевая роль принадлежит трем понятиям — нелинейности, неустойчивости и флуктуациям. В этом разделе рассмотрим два из них, а флуктуации — в двух последующих.

В отличие от пассивных линейных систем, способных функционировать главным образом под воздействием внешних сил, нелинейные системы внут­ренне активны. Активность проявляется в их способности к самодействию, спонтанному порождению новых структур преимущественно за счет внутрен­них взаимодействий и ресурсов, а также — за счет неспецифической адапта­ции к внешней среде и обмена с ней веществом, энергией и информацией.

В работах по синергетике обычно отмечают три рода нелинейности эволюции системы: множественность путей ее перехода в качественно новое состояние и случайность спонтанного их выбора, диспропорцио­нальность взаимодействия причины и следствия (слабые воздействия мо­гут иметь большие следствия) и стремление системы к самосохранению на каждом новом витке перехода ее в новое качество.

Однако есть и другие проявления нелинейности:

  • Пульсирующий характер эволюционных процессов — аритмичное чередования перехода от упорядоченности к хаосу и от хаоса — к упорядоченности, от тенденции расхождения, повышения разнообра­зия — к тенденции схождения, свертывания разнообразия.

  • Взаимодействие и взаимопереходы линейности и нелинейности. В част­ности, линейность на медленном этапе эволюции перерастает в нели­нейность на быстром. Развитие в режиме автокатализа, т. е. самопод­стегивающегося процесса, происходит в результате перерастания ли­нейной обратной связи в объемную нелинейную положительную обратную связь.

  • Неожиданность, непредсказуемость резкой смены текущих процессов (распад СССР).

  • Нелинейно-асимметричный характер присущ и взаимодействию всех парных конструктивных категорий синергетики.

  • Все эти проявления нелинейности эволюции ведут к революционно­му перевороту в научном мышлении, в процессе познания исследуе­мого мира. Отметим лишь некоторые его моменты.

Вместо поступательного, без альтернатив развития синергетика обо­сновывает его стохастичность, т. е. случайный, вероятностный характер спонтанного выбора системой одного из множества путей ее эволюции и невозможность предсказания этого пути.

Вместо привычного линейно-пропорционального взаимодействия при­чины и следствия, когда сильное воздействие вызывает и соответствующее большое следствие, нелинейно-диспропорциональное их взаимодействие. Слабое, но соответствующее внутренним тенденциям развития системы воздействие может оказать решающее влияние на ход эволюции системы.

Вместо умаления влияния роли случайности на определение направ­ленности эволюции раскрытие ее решающей роли на быстрой стадии и ее асимметричного динамического синтеза с необходимостью.

В зоне бифуркации системы необходимость пронизана широким спектром случайностей, зависящим от природы системы, ее исторической памяти, специфического или неспецифического влияния среды. Поэтому необходимость нелинейна, многоветвиста. Но эти ветвящиеся пути эво­люции системы ограничены и указанным спектром случайностей, и де­терминированным полем возможностей системы в их стихийном выборе. Система реализует свои потенциальные блуждания по полю возможно­стей случайно-спонтанным выбором лишь одного из этих путей. Детер­минизм приобретает не только нелинейный, но и динамический характер, более всего зависящий от стадии эволюции системы и от асимметрично­сти взаимодействия необходимости и случайности. На быстрой стадии в зоне бифуркации решающая роль принадлежит случайности, так как ее влияние в динамическом синтезе с необходимостью значительно превы­шает влияние необходимости. После же перехода системы в новое качест­во на медленной стадии эволюции эта роль переходит к необходимости.

В рассмотренных и других проявлениях нелинейности синергетическая парадигма положила начало развитию нелинейного мышления, революцио­низирующего его характер. Революция в мышлении позволяет увидеть мир и все его локальные материальные системы по-другому — в процессе их динамической эволюции, лучше понять сложные механизмы их развития. Перед творцом науки открываются более широкие эвристические возмож­ности придать старым проблемам принципиально новый смысл, то есть подойти к ним с философских позиций. Основы расширения этих возмож­ностей и нарастания эвристического потенциала исследований — в отходе от старых парадигм и соответствующих традиций научного мышления, в

раскрепощении сознания и творческого воображения принципиально новой парадигмой самоорганизации, в творческом применении не только ее кате­горий, но и образов-понятий с последующим логическим обоснованием этих образов. Все это ведет к началу структурирования научного мышления по-новому, переводит его на более высокий уровень упорядоченности, с растущим уклоном в сторону нарастания эвристического его характера. Оно приобретает все больше свойств эвристического аттрактора исследования динамических процессов сложных систем.

Однако этот макробифуркационный переход к более высокой и более динамичной структурной упорядоченности мышления чрезвычайно тру­ден даже для ученых с диалектическим складом ума. Ведь наряду с теори­ей самоорганизации синергетика в результате своего бурного развития включила и другие новые и очень сложные теории — диссипативных структур, автопоэзиса, хаоса, бифуркаций, катастроф... А без овладения и этими теориями, входящими в новую парадигму, невозможно творческое исследование эволюции сложных динамических систем материи вообще и социальной ее разновидности в особенности.

Наряду с нелинейностью ключевую роль в парадигме самоорганиза­ции играет неустойчивость. В ее исследовании также совершен револю­ционный скачок. Ведь в классической и даже неоклассической науке неус­тойчивость рассматривалась как отклонение от господствующей в мире устойчивости, как почто разрушительное. От нее, как правило, абстраги­ровались во всех областях научных исследований. В отличие от этой мно­говековой позиции науки, синергетика теоретически обосновала не раз­рушительную, а, напротив, созидательную роль неустойчивости. Более того, она доказывает, что без неустойчивости нет развития, выделяя при этом два рода неустойчивости. Один связан с границами фазового перехо­да системы, с точками разветвления путей ее дальнейшего развития, когда решающую роль в спонтанном их выборе играет случайность. Второй связан с режимами сверхбыстрого развития процессов с нелинейной по­ложительной обратной связью.

Правда, некоторые ученые настолько увлечены раскрытием эволюци­онной роли неустойчивости, что создается впечатление о полном господ­стве неустойчивости над устойчивостью. Именно в этом обвиняют И. При-гожина российские ученые Е. Князева и С. Курдюмов3. Они очень убеди­тельно обосновали не только взаимодействие устойчивости и неустойчиво­сти, но и взаимопереход их друг в друга. В результате этого обоснования они пришли к выводу: «Хотя все в мире в общем устойчиво, но все устой­чиво лишь относительно...»4. Однако их утверждение справедливо лишь для локальных материальных систем, для которых характерны относитель­ная устойчивость на медленной стадии эволюции и перерастание устойчи­вости в критическую неустойчивость на быстрой стадии самоорганизации

систем. Во Вселенной же за все время ее существования преобладает неус­тойчивость: продолжается ее расширение, интенсифицируется ее взаимо­действие с другими галактиками, эволюционизирует вплоть до социальной формы ее материя. Неустойчиво также взаимодействие вещества и анти­вещества из-за его незначительного избытка над антивеществом лишь в одну миллиардную (10~9). Не исключено, что это порождает такой мощный потенциал энергии взаимодействия между ними, который и расширяет Вселенную и служит энергетической основой эволюции ее материи. Не исключено также, что четыре основные формы взаимодействий — силь­ные, слабые, гравитационные и электромагнитные — лишь проявления этой самой фундаментальной энергии.

Обоснование синергетикой созидательной роли неустойчивости пе­реключает внимание все большего числа ученых от изучения относитель­но устойчивых эволюционных процессов к исследованию критически не­устойчивых фазовых переходов локальных систем в новое качество, от преобладания пространственных направлений исследования мира — к вре­менным, от бытия — к процессу становления этого бытия.

Эвристическая роль синергетической парадигмы может еще более про­ясниться, если попытаться систематизировать категории самоорганизации.

2. Попытка систематизации категорий

В многочисленных публикациях по синергетике каждая из ее специфи­ческих категорий исследована достаточно разносторонне. Особенно с содер­жательно-функциональной стороны. Однако слабо разработаны основы их системного потенциального и реального взаимодействия друг с другом, то есть недостаточен системообразующий подход к их исследованию. И в этом самая большая трудность применения теории самоорганизации к изучению социальных динамических процессов. Попытаемся устранить в какой-то мере этот пробел путем рассмотрения ключевых специфических категорий синергетики в том порядке, который соответствует, а в реальности — и со­действует переходу локальных систем от равновесного состояния к неравно­весному, неустойчивому. А в конечном счете — к нелинейности и образова­нию диссипативных структур. Категории при этом раскрываются в динамике их взаимодействий в самом процессе эволюционной самоорганизации. А это соответствует духу и сущности парадигмы самоорганизации.

При таком упорядочивающем подходе все категории выстраиваются в некое подобие логически обоснованной системы и более полно раскрыва­ются смысл, содержание и функции каждой из них. Роль системообра­зующего аттрактора при этом играет триада наиболее плотно взаимодей­ствующих между собой конструктов самоорганизации — флуктуации, би­фуркаций и диссипативных структур.

^ 2.1. От флуктуации — до бифуркаций. Особенности воздействия флуктуации на локальные системы и механизм образования аттракторов

Флуктуация — колебание, локальное или макроскопическое возму­щение.

Бифуркация — точка или зона разветвления путей перехода системы в новое качественное состояние.

Аттрактор — концентрация энергии решающего воздействия одной из флуктуации на элементы системы или в обновляющейся макрострук-турной ее упорядоченности или в усилении хаотического беспорядка.

Когда система находится в равновесном состоянии, ее флуктуации на микро- и макроуровне слабы, беспорядочны, едва взаимодействуют друг с другом, а в состоянии хаоса прекращается всякая взаимосвязь между ни­ми. Эволюция ее заторможена частично, а при хаосе — полностью прек­ращается. Она линейна и детерминистична. Но это относится лишь к мед­ленной стадии эволюции.

Постепенно или внезапно нарастает острота противоречий системы, усиливая амплитуды флуктуации и порождая конкурентное взаимодейст­вие между ними. Начинает проявляться первая особенность воздействия флуктуации на систему — раскачивание ее, выведение из состояния рав­новесия, придание ей нарастающей неравновесности, неустойчивости, подталкивание к точке бифуркации. При этом чем сложнее система, тем многочисленнее типы флуктуации, мощнее и разнообразнее раскачиваю­щие систему их силы. Но система возвращается к ее прежнему состоянию до тех пор, пока не перейден порог устойчивости ее ведущих параметров. Высота этого порога в решающей мере зависит от силы и исхода конку­ренции между устойчивостью системы, обеспечиваемой силой связей и налаженностью взаимодействий между ее элементами, и неустойчиво­стью, порождаемой механизмом и силой флуктуации.

Переход к критической неустойчивости происходит тогда, когда ин­тенсивность локальных возмущений и их амплитуды достигают такой аномальной силы, которая пронизывает всю макроструктуру системы и делает невозможным возвращение ее к прежнему состоянию. Динамиче­ские процессы в системе принимают необратимый характер. Возникает состояние потенциальной необходимости ее макробифуркации. Именно в это время и проявляется вторая особенность воздействия флуктуации на систему — необходимость спонтанного выбора системой одного из по­тенциальных вероятностно-случайных путей ее дальнейшей эволюции. «Такие системы как бы «колеблются» перед выбором одного из несколь­ких путей эволюции... Небольшая флуктуация может послужить началом эволюции в совершенно новом направлении, которое может резко изме­нить все поведение макроскопической системы»5. А это означает, что

флуктуации создают нелинейность двух родов — спонтанности выбора пути дальнейшей эволюции системы и диспропорциональности взаимо­действия причины и следствия.

Начало реализации потенциально-спонтанного выбора системой пути дальнейшей эволюции сопровождается целой цепочкой превращений: од­ной из флуктуации — в структуру-аттрактор, случайности — в необходи­мость, в динамический детерминизм, беспорядка — в упорядоченность, линейности — в нелинейность... Реализуется и пригожинский принцип «порядок через флуктуации».

При подходе системы вплотную к точке бифуркации максимально возрастают амплитуды ее флуктуации, крайне интенсифицируется и обо­стряется конкурентное взаимодействие их между собой. Этот острый про­цесс завершается спонтанным выделением из множества флуктуации од­ной — ведущей. Она образует относительно устойчивую структуру и при­обретает свойства аттрактора — концентратора энергии перехода системы к новой макроструктурной упорядоченности. Разновидность этой упоря­доченности и путь движения к ней определяются характером и типом спонтанно возникшего аттрактора и приобретением им свойства макро­скопических корреляций, вынуждающих все флуктуации переходить от хаотического конкурентного взаимодействия между собой к кооператив­ному, синергетическому взаимодействию. Случайность приобретения од­ной из флуктуации свойства аттрактора превращается в необходимость движения системы по присущему этому аттрактору пути. Линейный де­терминизм на медленной стадии эволюции превращается в нелинейный, порождаемый веером спонтанного выбора пути дальнейшей ее эволюции. Во всем этом проявляется третья особенность воздействия флуктуации на систему — образование механизма ее нелинейного перехода к новой структурной упорядоченности.

Даже такое общее рассмотрение механизма начала этого перехода об­легчает понимание пригожинского принципа «порядок через флуктуа­ции». В то же время выявляется и однонаправленность этого принципа — движение только к порядку. Однако макробифуркационный переход вклю­чает движение не только к новому уровню упорядоченности, но и к бес­порядку, хаосу. Поэтому пригожинский принцим полнее отражал бы дву-сторонность динамических процессов, если бы был сформулирован не­сколько иначе — порядок и беспорядок через флуктуации. Становится более осознанным и утверждение о том, что «сложные системы обладают высокой чувствительностью по отношению к флуктуациям»6.

Типы аттракторов многообразны. Их различают по выполняемым ими функциям, которые зависят от особенностей происходящих в системе процессов, от характерных свойств системы и направленности ее движе­ния к хаосу или повышении уровня упорядоченности, от особенностей

воздействия на систему внешней среды и от других факторов. Назовем лишь самые распространенные из них.

Простые аттракторы определяют движение системы от хаоса к упорядо­ченности или к более высокому ее уровню. Странные аттракторы определя­ют движение системы к снижению уровня упорядоченности или к хаосу. Ха­отические аттракторы выполняют функцию потенциальных генераторов для переработки информации и спонтанного выбора из множества хаотических флуктуации одной — ведущей. Корреляционные аттракторы оказывают ре­шающее влияние на превращение хаотических микрофлуктуаций в упорядо­ченные макрофлуктуации посредством превращения их взаимодействия в синергетический процесс. Объективно-субъективные аттракторы вступают в действие тогда, когда взаимодействуют и взаимопереходят друг в друга про­цессы спонтанной самоорганизации системы и активного вмешательства в процессы бифуркации субъективной организаторской или управленческой деятельности определенной направленности и содержания.

Характер и скорость воздействия аттракторов на образование новой упорядоченности зависят от степени плотности их возможностей подчи­нять своему влиянию весь сложный процесс прохождения системы через бифуркации.

Эта общая нарисованная с высоты птичьего полета картина движения системы от усиления флуктуации до начала макробифуркационного про­цесса, конечно же, нуждается в большей ее детализации — в прорисовке некоторых особенностей процесса такого ее перехода и в выделении фак­торов, от которых зависит его ход. Но для этого придется привести больше высказываний ведущих синергетиков. По ходу этой детализации обога­щаются смысл, содержание и функции специфических и неспецифиче­ских категорий синергетики. Более обоснованной становится и системо­образующая роль флуктуации, бифуркаций и диссипативных структур.

^ 2.2. От бифуркаций — к образованию диссипативных структур. Содержание и механизм бифуркаций

Как уже было отмечено, вблизи точки бифуркации происходит спон­танное превращение одной из множества флуктуации в аттрактор. Основа­ми этого спонтанного выбора и превращения в аттрактор являются обост­рение и интенсификация конкурентного взаимодействия флуктуации, а так­же нарастание мощности и результативности работы каскада микроуров-невых бифуркаций. Образовавшаяся структура-аттрактор, подобно дириже­ру симфонического оркестра, посредством дальнодействующих корреляций с нарастающими их амплитудами, пронизывающими всю систему, превра­щает диссонанс множества играющих собственные мелодии флуктуации в гармоническое исполнение единого музыкального произведения — станов­ление диссипативной структуры. В книге И. Пригожина и И. Стенгерс «По-

рядок из хаоса» подчеркнуто, что «дальнодействующие корреляции органи­зуют систему еще до того, как происходит макроскопическая бифуркация»7. Но эти ученые ограничивают действие этих корреляций лишь некоторыми областями химии. Однако они еще более эффективно действуют в локаль­ных системах социальной материи, совершающих переход в новое качество. Два конкретных аргумента. Ленин, давая указание первоочередного захвата в октябре 1917 г. телефонных и телеграфных учреждений в качестве средств дальнодействующей корреляции деятельности партии как аттрактора рас­пространения вооруженного восстания по всей пространственной среде России, в подсознании и с применением для оценки этого указания совре­менной терминологии, конечно же, действовал как социальный синергетик. В современных условиях большинство бифуркационных политических пе­реворотов в периферийной зоне мирового сообщества быстро реализуется посредством дальнодействующих корреляций действий социальных сил, возглавляющих перевороты. Средствами этих корреляций служат стацио­нарные инфраструктурные образования — мобильная телефонная связь, мировая телевизионная сеть и Интернет.

В самом спонтанном выборе из множества флуктуации дирижера-аттрактора активную роль играет взаимодействие случайности и упорядо­ченности. Этот выбор «опосредствуется динамикой флуктуации, для чего требуется вмешательство двух их антагонистических проявлений — слу­чайности на малых масштабах и упорядоченности на крупных масштабах. При этом случайность выступает в роли некоторого инновационного эле­мента..., а упорядоченность позволяет системе поддерживать коллектив­ный режим, охватывающий макроскопические пространственные области и временные интервалы»8.

Два дополнения к этому высказыванию Николаса и Пригожина. Пер­вое. Вероятностный набор путей перехода в новое качество, следовательно, и набор случайностей ограничены реальным спектром флуктуации, их то­пологией в системе, степенью ее исторической памяти о прежнем состоя­нии, специфическим (решающим) или неспецифическим воздействием внешней среды. Второе. Заключительная часть этого высказывания стала бы более содержательной, если ее сформулировать так: «А упорядоченность посредством дальнодействующих корреляций позволяет системе поддержи­вать коллективный режим...» Такое обогащение содержания означает, что упорядоченность принимает форму корреляционного аттрактора.

Для того, чтобы еще полнее осознать механизм макробифуркаций, следует за исходную систему отсчета принять хаотическое состояние сис­темы, Хаос в синергетическом понимании представляет собой независи­мое друг от друга функционирование и беспорядочные флуктуации сколь угодно сложных элементов системы, находящихся как бы в состоянии со­мнамбулического сна и совершенно не замечающих друг друга. Такая хао-

тическая система приобретает способность одновременного потенциаль­ного нахождения во всех возможных ее состояниях. Ограниченных, правда, объективным характером системы и другими уже указанными факторами, определяющими спектр случайностей. Спонтанный выбор путей перехода ее к упорядоченности многократно шире, чем при простом переходе сис­темы к новому, более высокому уровню упорядоченности. И в этом — главная конструктивная роль хаоса.

Такую систему из состояния хаоса при подходе ее вплотную к точке бифуркации выводят становящиеся аномально сильными флуктуации и дальнодействующие корреляции спонтанно выделившейся ведущей флук­туации-аттрактора. Максимально нарастающие в точке макроскопической бифуркации амплитуды таких дальнодействующих корреляций пронизыва­ют всю хаотическую систему, пробуждая от сна независимые ее элементы и переводя их в активное, кооперативное взаимодействие друг с другом.

Отметим, что переходящей из состояния хаоса к упорядоченности системе присуща не точка, а зона или область макробифуркации. В этой зоне множества возможных путей перехода к упорядоченности происхо­дит долгое блуждание системы с частичным выходом из хаоса посредст­вом промежуточного каскада микробифуркаций и хаотического движения ее по различным промежуточным типам упорядоченности. Для чрезвы­чайно сложных локальных социальных систем такое блуждание может продолжаться десятилетиями (страны СНГ), а для становящихся цивили­заций — даже столетиями. До тех пор, пока не определится единственный фундаментальный путь дальнейшей их эволюции. Такое блуждание в поле возможного представляет особый тип динамического детерминизма. Де­терминизма внутри границ зоны бифуркации.

Здесь следует подчеркнуть, что в работе механизма эволюционной са­моорганизации каждой локальной системы инновационную и диверсифи­цирующую роль играет точка или область бифуркации: «... источником инноваций и диверсификации является бифуркация, поскольку именно благодаря ей в системе появляются новые решения»9.

Дополним эту оценку объективной роли бифуркаций субъективной ее ролью. Для каждого индивида бифуркации, ставящие его перед выбором путей и методов решения бытовых и других проблем, представляют собой импульс творчества различной силы. Тысячи раз совершающийся за жизнь человека осознанный и реже спонтанный выбор того или иного решения множества проблем — всегда акт творчества. Отсюда следует, что любой человек, даже самый пассивный — творческое существо, а жизнь преиму­щественно — акты творчества. Более эффективные и многообразнее для сильных личностей. Для них особенно характерна уже указанная законо­мерность нелинейной диспропорциональности причины и следствия. Ум­ные, соответствующие тренду ситуации решения и малые действия могут

породить большие следствия. Следовательно, в точках жизненных бифур­каций индивида каждый раз проявляется нелинейность двоякого рода — множество вероятностных путей решения проблемы и диспропорциональ­ность причины и следствия.

Чтобы самоорганизующаяся локальная система не была поглощена другими системами, необходима ограниченность их внешнего воздействия. И это обстоятельство подчеркивает Г. Хакен: «Мы называем систему само­организующейся, если она без специфического воздействия извне обретает какую-то пространственную, временную или функциональную структуру. Под специфическим воздействием мы понимаем такое, которое навязывает системе структуру или функционирование. В случае же самоорганизации система испытывает извне неспецифическое воздействие»10.

Для того, чтобы еще полнее уяснить существенную роль флуктуации, бифуркаций, неустойчивости, случайности, вероятности и нелинейности в работе рассмотренного механизма эволюционной самоорганизации и объ­ективную логику динамики их содержательного взаимодействия друг с другом, приведем два обобщающих заключения из книги Г. Николиса и И. Пригожина «Познание сложного».

Первое. «Необходимой предпосылкой всех этих явлений служит не­линейная динамика, при определенных условиях приводящая к неустой­чивости движения и бифуркациям. Поэтому первый шаг в моделировании сложного поведения состоит в установлении нелинейного характера соот­ветствующей динамики и в идентификации набора переменных, способ­ных продемонстрировать неустойчивости и бифуркации».

Второе — образное заключение. «... в ходе медленной стадии эволю­ции флуктуации привносят в систему множество состояний, посещаемых с некоторой вероятностью, хотя начальное состояние по-прежнему доми­нирует. С появлением быстрой стадии эти состояния захватываются с та­кой высокой скоростью, что они скоро забывают дорогу домой и образуют новый клон»11.

Завершение макробифуркационного перехода локальной системы в но­вое качество полностью исключает возможность ее возвращения к прежнему состоянию. Процесс становится необратимым. Такие «необратимые процес­сы приводят к возникновению нового типа динамических состояний материи, названных мною «диссипативными структурами» (И. Пригожин)12. Следует особо подчеркнуть, что зарождаются они еще до прохождения точки бифур­кации преимущественно в форме корреляционных структур-аттракторов.

Превращение же последних в относительно устойчивые диссипатив-ные структуры происходит уже после завершения макробифуркации. Эту цепочку динамических взаимопревращений условно можно представить так: флуктуации аттрактор макробифуркация диссипативная структура обновленного качества системы.

^ 2.3. Диссипативные структуры: особенности механизма их образования, основные свойства

Вначале отметим, что понятие структуры как некоторого вида органи­зации и взаимосвязи элементов системы чрезвычайно обще и заимствовано из диалектики. Это, конечно же, относится и к диссипативным структур­ам. Однако четко различимо их принципиальное различие от стационар­ных структур, например, кристалла. Они представляют собой неравновес­ные структуры, своеобразный динамический синтез преобладания отно­сительной устойчивости над неустойчивостью, упорядоченности над хаосом, мощности работы источника их образования над процессами рас­сеяния их вещества, энергии и информации.

В одном из естественно-научных смыслов диссипативные структуры представляют собой «распределенные системы, состоящие из бесконечного числа одинаково взаимодействующих нелинейных пространственно одно­родных осцилляторов (колебательных систем) или триггеров (систем, пере­ключающихся из одного состояния в другое по сигналу извне), которые мо­гут иметь стабильные и зависящие от времени пространственно и структур­но неоднородные решения» (М. Семесенко). В принятом в книге толковании они представляют собой автоколебательные системоразвивающие человека и общество сложные социальные структуры с бесконечным числом одно­родно взаимодействующих колебательных элементов. Их механизмы, в от­личие от природных диссипативных структур, включают подвижное взаи­модействие самоорганизационных и организационных начал.

Процесс образования, развития и распада диссипативных структур происходит в ходе системного взаимодействия и взаимоперехода друг в друга всех динамических конструктивных категорий синергетики. Однако механизм их образования отличается от рассмотренного в разделе 2.2 ме­ханизма бифуркации некоторыми особенностями, зависящими прежде всего от специфических свойств диссипативных структур.

Первая особенность. В отличие от стационарных и динамических структур другого типа, диссипативные структуры в большей мере неравно­весны и неустойчивы. Поэтому определяющая роль в механизме образования этих структур переходит от взаимодействия флуктуации с корреляционными аттракторами к взаимодействию неравновесности и неустойчивости. Взаимо­действие последних — главный источник и творец диссипативных структур. Взаимодействие же флуктуации и аттракторов выполняет лишь посредству­ющую роль в этом ведущем процессе. Выполняет так, что это опосредст­вование ускоряет взаимопереходы и взаимопорождение неравновесности и неустойчивости системы. Систему выводят из равновесия возрастающие амплитуды флуктуации, а затем подключается еще и взаимодействие и вза­имопереходы неравновесности и неустойчивости. Неравновесная система становится неустойчивой, а растущая ее неустойчивость увеличивает ее не-

равновесность. Процесс ускоряется до максимума при подходе к точке би­фуркации, когда перейден порог устойчивости ведущих параметров системы и процесс приобретает необратимый характер. Еще до завершения макроско­пической бифуркации зарождается диссипативная структура в форме струк­туры-аттрактора. Хотя она еще неустойчива и непредсказуема, но уже опреде­ляет потенциально характер и тип дальнейшей эволюции системы. Будущее состояние системы в этот момент времени уже содержится в настоящем. Ве­дущая роль взаимодействия неравновесности и неустойчивости в этом меха­низме образования диссипативной структуры проявляется в становлении та­кого же ее характера. Непредсказуемость же пути дальнейшей эволюции сис­темы не абсолютна. Историческая хроника свидетельствует о многих случаях, когда гениальным политикам, военачальникам и финансистам удавалось соз­нательно, а чаще — подсознательно-интуитивно предугадывать уже начав­шийся спонтанно путь развития событий в самой точке бифуркации. И они талантливыми ходами поддерживали этот путь, спасая страны и народы, обеспечивая победы в крупнейших сражениях малыми силами, топологиче­ски верно и в нужный момент вводя их в действие. Зарабатывая за короткий срок миллиарды долларов, как это удалось сделать Дж. Соросу, который та­кую предварительную догадку называет моментом истины.

После перехода точки бифуркации степень динамической устойчиво­сти диссипативной структуры возрастает. И она уже заметно проявляет свои свойства.

^ Вторая особенность. Одно из необходимых условий образования и функционирования диссипативных структур — интенсивный их обмен веществом, энергией и информацией со средой. Интенсивность этого об­мена и соответственно — неспецифическое взаимодействие со средой до­ходит до динамического синтеза в них упорядоченности и хаоса с преобла­данием упорядоченности. Без такого преобладания диссипативные струк­туры не могут самосохраняться и функционировать. Отсюда и вытекает вторая особенность механизма образования диссипативных структур — особенно высокая степень интенсивности взаимодействия диссипативных структур и среды, создающая им возможность вытеснения из системы структур другого рода. А для социальных диссипативных структур, осо­бенно в современных условиях, характерен еще и все более ускоряющийся рост во внутреннем и внешнем метаболизме объема информационного об­мена. С таким сверхбыстрым ускорением роста объема информации и не­обходимостью выбора из этого колоссального объема и обработки жизнен­но необходимой информации люди обычными средствами уже не могли справиться. И это послужило мощным импульсом научно-технического прорыва — создания и постоянного совершенствования информационной компьютерной техники и технологии. Произошла макроскопическая би­фуркация общества в качественно новое состояние в сфере информацион-

ного метаболизма его многочисленных стационарных и диссипативных структур. Это состояние и называют информатизацией общества.

Третья, четвертая и пятая особенности механизма образования дисси­пативных структур характерны для их социальной формы.

^ Третья особенность состоит в том, что в этом социальном механизме существенную роль играют процессы взаимодействия и взаимоперехода ие-рархизации при повышении уровня упорядоченности системы и деиерархи-зации при снижении этого уровня. А при выходе из хаоса особенно важную и ускоренно возрастающую в современных условиях роль играет взаимоде­йствие интеграции и дифференциации во всех сферах жизни общества.

^ Четвертая особенность. Существенную роль в определении характера и типа образующихся в зоне бифуркации социальных диссипативных струк­тур и в степени относительной устойчивости их функционирования после ее прохождения играет глубоко скрытый механизм динамического взаимодей­ствия конкуренции и кооперирования самых активных социальных сил. На языке политологии — динамическое взаимодействие остроты конкуренции далеких по целям социально-политических группирований и эффективности объединенных для совместных действий близких по целям групп. В полито­логии и социологии такие взаимодействия называют соотношением полити­ческих и социальных сил. При этом обе науки концентрируют внимание на фиксации и анализе этого соотношения. В синергетике же внимание концен­трируется на динамике этого соотношения и социального отбора, на работе детектора и селектора отбора тех социальных сил, которые решающим обра­зом способствуют переходу общества на более высокий или более низкий уровень его упорядоченности. Способствуют тем, что в результате спонтан­ного отбора эти силы выполняют роль социально-политического аттрактора революционной или эволюционной макробифуркации общества.

^ Пятая особенность механизма образования диссипативных структур вытекает из стремительного возрастания роли субъективного фактора в само­организации диссипативных структур социальной материи. В политическом аспекте она выражается наиболее явственно в чрезвычайно остром проти­воборстве вплоть до вооруженной его формы сторонников авторитарной и демократической форм самоорганизации политического строя. В этом про­тивоборстве в древней истории и с средневековье преобладал авторитаризм. В новой и новейшей истории все явственнее проявляется тенденция преобла­дания демократии. По крайней мере — на Западе. Но рецидивы авторитаризма еще очень сильны и особенно ярко проявились в форме фашизма и тотали­тарного социализма. В странах СНГ преобладает унаследованный от совет­ского периода авторитаризм, который приобрел клановый характер. Различ­ные его формы замаскированы внешней атрибутикой демократии.

Все эти особенности механизма образования диссипативных структур придают им лишь некоторую специфику по сравнению с другими форма-

ми динамических структурных образований сложных систем, возникаю­щих, как и диссипативные структуры, в ходе работы механизма макроби­фуркаций, рассмотренного в разделе 2.2 этой главы.

Необходимыми условиями образования диссипативных структур яв­ляются неравновесность, неустойчивость, открытость эволюционизирую-щих динамических систем и свобода обмена их структур с внешней средой веществом, энергией и информацией. Достаточным условием их возникно­вения и относительно устойчивого функционирования является некоторое превышение эффективности работы источника их образования над рассея­нием. По выражению математиков — источников над стоками.

Диссипативным структурам присущи многие свойства. Назовем лишь самые существенные из них, вытекающие из рассмотренных особенно­стей механизма их образования.

  • В отличие от равновесных стационарных структур диссипативные стр­уктуры неравновесны и могут существовать лишь при условии посто­янного обмена их структур со средой веществом, энергией и информа­цией и использовании неспецифического влияния ее элементов.

  • Их высокая динамичность вытекает из того, что они возникают в ре­зультате рассеяния вещества и энергии среды и периодической их концентрации в своих структурах. Сконцентрированные в них энер­гия и вещество постоянно, но лишь частично рассеиваются и вносят хаос в среду. Для сохранения своей упорядоченности они восприни­мают лишь неспецифические хаотические факторы влияния среды. В результате такого обмена хаос и упорядоченность динамически синтезируются в них, но так, что упорядоченность преобладает над хаотической составляющей диссипативной структуры. Причем их удельное взаимоотношение периодически меняется.

  • В ходе эволюции этих структур взаимодействуют между собой и взаи­мопереходят друг в друга необходимость и случайность, обратимость и необратимость. Необходимость и обратимость преобладают на медлен­ной стадии эволюции. Случайность и необратимость — на быстрой.

  • Тип образующейся диссипативной структуры в существенной мере зависит от особенностей системы, от условий ее образования и от ха­рактера внешнего неспецифического воздействия среды.

  • Для органических и социальных диссипативных структур особенно велика роль обмена информацией как внутри этих структур, так и со средой, эффективного выбора и использования из обширного и чрез­вычайно многообразного объема информации жизненно необходи­мой. Такой обмен для всех биологических организмов осуществляет­ся через генетический аппарат, а для людей — еще и через базисные ценности культуры.

* * *

Таким образом, в ходе подробного рассмотрения механизма бифурка­ций и его особенностей при образовании диссипативных структур, а так­же — содержательно-функциональной роли флуктуации, бифуркаций и диссипативных структур, их свойств, характера взаимодействий между собой и с другими категориями была показана ключевая системообра­зующая роль этой ведущей триады категорий для всех специфических категорий синергетики. Роль, упорядочивающая взаимодействие всех ее категорий в некую конструктивно-динамическую структуру эволюции локальных систем. Такой подход к систематизации категорий наиболее конструктивен и эффективен, так как адекватен самому объективному процессу эволюции динамических самоорганизующихся систем.

Даже такое еще далекое от совершенства обоснование систематиза­ции категорий, синергийной их роли на стадии быстрого перехода систе­мы в новое качество радикальным образом переводит гегелевский закон перехода количественных изменений в новое качество на более высокий уровень упорядоченности.

Синергетика впервые так полно и разносторонне раскрывает и его со­держание, и сложность механизма скачка, и динамику структурирующего новое качество системы процесса и радикально изменяет содержание обе­их сторон этого закона.

Синергетика теоретически обосновывает, что динамика не только ко­личественных, но и качественных взаимодействующих друг с другом факто­ров подготавливает фазу скачка. Таких как нелинейность, неравновесность, неустойчивость, флуктуации, структуры-аттракторы, дальнодействующие корреляции, как взаимодействие случайности на микро- и необходимости на макроуровне, как ведущие параметры упорядоченности.

Подлинный прорыв совершен и в раскрытии структурирующего сис­тему скачка и его механизма:

  • Переход системы не просто к новому качеству, а образование дина­мических форм нового качества — различных типов динамических структур вообще и диссипативных их форм в особенности. Не про­стой переход, а структурно самоорганизационный.

  • Нелинейность перехода нескольких родов.

■ • Механизм взаимодействия нелинейности, неравновесности, неустой­чивости, необратимости, флуктуации и бифуркаций.

  • Взаимопереход хаоса и упорядоченности друг в друга.

  • Инновационно-диверсифицирующий характер макробифуркаций, слу­чайности и вероятности.

Существенно уточнено содержание и характер действия закона отри­цания отрицания. Прежде всего в том, что его неизменно ведущая ко все

большему прогрессу спираль представляет собой истину лишь для мате­рии Вселенной в целом за миллиарды лет ее существования. Материи, эволюционизирующей вплоть до социальной ее формы. В ходе же эволю­ции локальных материальных систем происходит чередование линейности на медленной стадии эволюции и нелинейности — на быстрой, прогресса и регресса, хаоса и упорядоченности, перехода не только на более высо­кий уровень упорядоченности, но и спуск на более низкий ее уровень.

Все это свидетельствует о подлинном прорыве синергетики в разви­тии гегелевской диалектики, о поднятии ее на такой высокий уровень ка­чественно новой структурной упорядоченности, который придает теории самоорганизации роль эвристической парадигмы-аттрактора революции познания мира в динамике его эволюции.

Динамика самоорганизации пронизана взаимодействиями. Ни меха­низмы самоорганизующихся процессов, ни основы систематизации кате­горий синергетики невозможно раскрыть без привлечения и показа конст­руктивной роли этой диалектической категории. А обоснование лавинооб­разного ускорения современных социальных процессов с привлечением только специфических категорий синергетики было бы неполным без ис­пользования такой пока еще не признанной наукой категории, как энергия времени. Отсюда вытекает необходимость подробного рассмотрения этих двух фундаментальных категорий и раскрытия их роли в динамике само­организующихся процессов.

3. Фундаментальная роль в эволюционной самоорганизации взаимодействий и энергии времени

^ 3.1. Взаимодействия и самоорганизация. Взаимопереходы их друг в друга

Материя пронизана взаимодействиями. Она существует в двух осно­вополагающих формах — вещества и физического вакуума. От последнего мы абстрагируемся.

Вещество Вселенной взаимодействует с антивеществом. Преобла­дающая сила его воздействия на антивещество и собственная эволюция вытекают из незначительного избытка его над антивеществом. А это сви­детельствует об асимметрии Большого Взрыва и неравновесности Все­ленной. Без неравновесности она не могла бы эволюционизировать уже 15 миллиардов лет. Неравновесны в своем влиянии друг на друга и основ­ные четыре разновидности энергии, порождаемые четырьмя фундамен­тальными видами взаимодействий — сильных и слабых, гравитационных и электромагнитных.

В ходе своего усложнения материя эволюционизировала от плазмы до социальной формы. Взаимодействуют между собой все формы и разно­видности материи, все фундаментальные составляющие ее эволюции — вещество, энергия, информация, пространство и время. Импульсирующей основой всех взаимодействий является неравновесность плотности энер­гии, сосредоточенной в каждой из форм и разновидностей материи и ее локальных систем. Растущее многообразие различий этой плотности энер­гии компонентов материи порождается все большим усложнением само­организующихся ее локальных систем, взаимопревращением различных форм взаимодействий и поглощением энергии слабых взаимодействий более сильными. Самые крупные скачки возрастания степени плотности энергии, многообразия и сложности взаимодействий присущи погранич­ным фазовым переходам от неорганической к органической и к социаль­ной формам материи.

Все сказанное о роли взаимодействий в эволюции материи подводит к заключению: «Наблюдаемый мир соткан из взаимодействий, все ими про­низано, все ими движется... Будучи источником всего и вся в этом мире, взаимодействия сами себя развивают, являясь движущей силой эволюции, ее фундаментальной сущностью»1''. Это содержательное заключение од­ной из фундаментальных истин сформулировано С. Хайтуном. Оно было бы полнее, если бы была подчеркнута неравновесность взаимодействий и пронизанность ими юех процессов самоорганизации материи.

В неорганической, органической и социальной формах материи наря­ду с созидательными процессами эволюции периодически происходят и разрушительные, так как «материи изначально присуща как способность разрушать существующие упорядоченности, что связано со стремлением к достижению равновесных состояний, так и способность созидать упоря­доченности все более высокого уровня»1 . И все-таки созидательная тен­денция во Вселенной и во всех ее подсистемах доминирует над разруши­тельной, потому что самому разрушению присущ и созидательный мо­мент. Он состоит в сохранении наиболее эволюционно продвинутых структур материи в последующих по времени системах. От взорвавшихся звезд и погибших галактик остаются вещество и энергия для формирова­ния последующих их поколений. От умерших социальных систем и циви­лизаций — наиболее прогрессивные социальные, культурные и техноло­гические достижения. И в этом проявляется действие закона отрицания отрицания. Но в самой спирали происходит не прямое восходящее движе­ние, а нелинейное чередование его с нисходящим, прогресса с регрессом, упорядоченности с хаосом. При этом хаотическое состояние какой-либо системы конструктивно не только потому, что сохраняется преемствен­ность, но и потому, что в хаосе заключено все множество возможных бу­дущих состояний ее. Соответственно умножается спонтанный выбор пу-

тей дальнейшей ее эволюции. Именно в этих отношениях синергетика обогащает содержание и механизм действия этого диалектического закона. В то же время она уточняет понятие прогрессивного влияния взаимодей­ствий: прогрессивную эволюцию подпитывают только те нарастающие по силе взаимодействия, которые создают неравновесное, неустойчивое со­стояние локальных материальных систем и которые открывают дорогу дальнейшему усовершенствованию их качественных параметров. Зату­хающие же по силе взаимодействия в равновесных системах не только не способствуют их прогрессивной эволюции, но и ведут к их деградации и даже — к разрушению.

Высшая степень прогрессивной эволюции материального мира — че­ловек как порождение взаимодействия органической и социальной мате­рии и как динамичное средоточие множества его взаимодействий и мета­болического обмена веществом, энергией, информацией с другими людь­ми, с социальной и природной средой. Человек как творец прогрессивной эволюции социальной материи.

Признание взаимодействий в качестве одной из фундаментальных дви­жущих сил развития материи вообще и человека в особенности позволяет добавить к неисчислимому множеству описаний человека нечто новое.

Человек — это динамично развиваемое, обладающее разумом живое существо, формируемое и совершенствуемое его каждодневными бытовы­ми, воспитательными, образовательными, политическими, экономическими, культурными и морально-нравственными взаимодействиями и взаимоотно­шениями с миллионами других людей. Непосредственными или опосредст­вованными через массу потребляемых и используемых им материальных и духовных благ, созданных трудом людей многих поколений. В свою оче­редь, как труженик, он сам включается в процесс воспроизводства других людей и самой социальной среды в качестве активного микрогенератора и своеобразной клеточки сложнейшего общественного организма. Клеточки, обеспечивающей не только органический, но и социальный метаболизм духовно-нравственных, культурных и мировоззренческих ценностей обще­ства. В сферу его опосредствованных взаимодействий включены не только живые, но и давно умершие, так как плоды их овеществленного творчества используются последующими поколениями. Общаясь с тысячелетними дос­тижениями культуры и активно используя их влияние, читая книги, вгляды­ваясь в произведения искусства, архитектурные сооружения, слушая музы­ку физически умерших авторов, современный человек своим сознанием и чувствами взаимодействует с ними. И они оживают в его мыслях, морали, нравственности, формируя его как существо, творящее и собственное раз­витие, и эволюцию социальной материи.

Следовательно, человек остается таковым только тогда, когда он про­низан социальными взаимодействиями, постоянно самовоспроизводится и

самоусовершенствуется ими. Именно средоточие в человеке динамичных социальных взаимодействий, несравнимо более сложных, чем органиче­ские взаимодействия, присущие остальной живой природе, и создает его принципиальное отличие от других живых существ Земли. И еще — на­личие не просто ума, а ума, пронизанного взаимодействиями и динамично управляющего ими для поддержания полнокровной жизни.

Таким образом, будучи одним из фундаментальных генераторов эво-поции, взаимодействия, однако, сами по себе не определяют ее направ­ленности. Только некоторые конкретные формы этих взаимодействий, пронизывая процесс самоорганизации материальных систем, включая и социальную, определяют направленный — но лишь в конечном счете — к прогрессу характер их развития. Причем обе разновидности этой фунда­ментальной энергии эволюции — взаимодействия и самоорганизация — не просто взаимодействуют друг с другом, но и взаимопереходом друг в фуга создают энергию преимущественно прогрессивной ее направленно-i-1'и. Содержание этого взаимоперехода чрезвычайно сложно. Поэтому представим его в несколько упрощенном виде.

Процесс самоорганизации пронизан и подпитывается взаимодействия­ми различного рода и различной степени интенсивности. Динамично взаи­модействуют друг с другом флуктуации и аттракторы, флуктуации и бифур­кации, аттракторы и дальнодействующие корреляции, источники структу­рирования и рассеивающие их начала, неравновесность и неустойчивость, i [елинейность и необратимость, диссипативные структуры и среда, случай­ность на микроуровне и упорядоченность на макроуровне. Интенсивность каждой из указанных форм взаимодействий асимметрична относительно изаимодействующих друг с другом факторов самоорганизации, нарастает или уменьшается в зависимости от стадии эволюции системы. Динамика и сила взаимодействий слабы на медленной стадии эволюции, особенно — на периферии локальных сред и на микроуровне систем с преобладанием хаоса и случайности. Они скачкообразно возрастают на быстрой стадии, а также в процессе периодического сверхбыстрого развития систем. Весь этот дина­мический комплекс взаимодействий — энергетическая основа и движущая сила работы механизмов самоорганизации, внутреннего и внешнего мета­болизма локальных систем. Тем самым взаимодействия генерируют процесс самоорганизации, пронизывают и порождают переход его стадий друг в друга, вызывают чередование его прогрессивной или регрессивной направ­ленности. А самоорганизация в свою очередь, как присущий сложным фор­мам материи способ их существования и эволюции, с каждым переходом системы в новое качество порождает многообразие взаимодействий и ум­ножает разнообразие форм перехода их друг в друга. Прогрессивную на­правленность эволюции локальных материальных систем этот взаимопере­ход взаимодействий и самоорганизации друг в друга осуществляет только

тогда, когда эти системы переходят периодически к новым, более сложным формам структурирования и более высокому уровню упорядоченности. Фундаментальная энергия их взаимоперехода при этом возрастает. При пе­реходе же системы на более низкий уровень упорядоченности или к хаосу эта фундаментальная энергия уменьшается.

Даже такое упрощенное рассмотрение диалектики взаимоперехода взаимодействий и самоорганизации друг в друга подводит к заключению о том, что синергетика является более продвинутой теорией по сравнению с гегелевским законом развития через обострение противоречий. Продвину-тость заключается в доведении противоречий до взаимодействий и взаи­мопереходов.

^ 3.2. Энергия времени и согласованность ее работы с энергией взаимодействий и самоорганизации

Гипотезу о наличии у времени энергии впервые выдвинул в 50-х годах прошлого века пулковский астроном Н. Козырев. Но он ограничился расс­мотрением лишь космологического аспекта этой проблемы, т. е. только энергией фундаментального времени. Поэтому приведу несколько аргумен­тов в поддержку и некоторое расширение козыревской гипотезы за счет включения в нее форм биологической и социальной энергии времени.

1. Все разнообразие современных проявлений материи есть периоди­чески усложняемый результат ее эволюции и рассеяния по всему про­странству Вселенной за миллиарды лет. Самый фундаментальный и по­стоянно действующий источник и конструктивная сила такой эволюции материи — энергия времени и ее работа (скорость протекания процессов эволюции). С момента Большого Взрыва, когда вся материя Вселенной была однородной плазмой с колоссальной температурой и давлением поч­ти в сотню степеней, она эволюционизировала под решающим воздейст­вием энергии времени в три главные и взаимодействующие ее формы — неорганическую, органическую и социальную. Каждая последующая мно­гостепенно сложнее и ничтожно меньше по удельной массе по сравнению с предыдущей. Соответственно многостепенно плотнее и энергия времени и скорость эволюции более сложных форм материи. Следовательно, время не пассивная форма существования материи, а активная и самая фунда­ментальная первичная энергия развития Вселенной во всем современном ее многообразии. Однако это многообразие было бы невозможно без опо­средствования энергии времени энергией взаимодействий, самоорганиза­ции и другими факторами эволюции материи без их динамического един­ства и взаимоперетекания.

Отсюда вытекает вывод фундаментального значения. Поскольку вре­мя — неотъемлемая составляющая материи и ее эволюции, постольку право-

мерно утверждение: чем плотнее энергия времени, присущая определенным разновидностям материи, тем быстрее происходит ее эволюция. И наоборот, чем быстрее эволюция определенной разновидности материи (биологичес­кой, социальной), тем быстрее уплотняется присущая ей энергия времени. Так, социальная разновидность материи эволюционизирует многостепенно быстрее биологической и особенно неорганической разновидности. Настоль­ко же многостепенно выше и плотность присущей ей энергии социального времени как самой развитой форме энергии фундаментального, или космоло­гического, времени. Схематически это взаимодействие и взаимопереходы плотности энергии времени и скорости эволюции материи выглядят так: эво­люционное усложнение материи нарастание плотности энергии времени ус­корение эволюции материи дальнейшее нарастание плотности энергии вре­мени. Из этих взаимопереходов нарастания степени плотности энергии вре­мени и роста скорости эволюции материи вплоть до лавинообразного ускорения эволюции социальной ее разновидности вытекает еще одно из многих свойств времени. Время — это упорядоченное течение энергии раз­личной плотности, присущей каждой крупнейшей форме материи и посему порождающей различие скорости их эволюции. При этом плотность энергии времени скачкообразно нарастает на каждой быстрой стадии эволюционной самоорганизации наиболее сложных форм материи. Все это означает, что ма­терия и время динамически синтезируются в конкретных формах материи и только через их посродство — в материи вообще. Поэтому время можно упо­добить спектральному динамическому разделению белого цвета на радугу цветов. Оно одновременно синтезируется в космологическом времени и спек­трально разделяется в различных формах материи. Поэтому диапазон дина­мического спектра энергии времени простирается от самых коротких, но са­мых интенсивных волн, присущих биологическим и социальным формам материи, до самых длинных, присущих космологическому времени Вселен­ной и взаимодействующим с ней другим бесконечным мирам.

2. Энергия времени первична относительно энергии взаимодействий и самоорганизации материи. Вне времени материя не существует. Следо­вательно, вне времени нет ни энергии взаимодействий, ни энергии само­организации ее локальных систем. Все эти фундаментальные конструк­тивные энергетические факторы неотъемлемо присущи развивающейся материи. По мере ее эволюции во времени изменяется и сам ее характер и возрастает интенсивность энергии взаимодействий и самоорганизации. Самые крупные энергетические скачки их синергии связаны с переходом от неорганической к органической, а затем — и к социальной материи.

Механизм единства и согласованности взаимодействия этих трех фун­даментальных источников энергии — времени, взаимодействий и самоор­ганизации — легче постижим, если ограничиться рассмотрением его только на быстрой стадии цикла самоорганизации локальной системы материи.

Ускоренно уплотняясь на этой стадии, энергия времени усиливает свое влияние на возрастание интенсивности взаимодействий всех факторов и составляющих комплексного механизма самоорганизации — флуктуации и дальнодействующих корреляций аттрактора, диссипативных структур и среды, источников и стоков становящейся структурной упорядоченности, интенсивности обмена веществом, энергией и информацией с интенсивно­стью обновления структур... Особенно большое влияние уплотненное время оказывает на нарастание интенсивности воздействия случайно выделивше­гося из множества флуктуации аттрактора с наиболее мощным энергетиче­ским полем и с присущим ему свойством дальнодействующих корреляций, на перерастание хаотических колебаний остальных флуктуации в согласо­ванное их взаимодействие друг с другом и с аттрактором. Уплотненное вре­мя позволяет также быстрее считывать, выбирать наиболее ценную для сис­тем и эффективно использовать динамически меняющуюся объективную информацию процесса этого скоротечного перехода в новое качество.

В результате такого кооперативного взаимодействия трех фундамен­тальных источников энергии происходит скачкообразный переход локаль­ного фрагмента материи в качественно новое, более сложное структурное образование. Большая сложность и более высокий уровень его упорядо­ченности в свою очередь вызывают дальнейшее уплотнение энергии вре­мени, взаимодействий и факторов самоорганизации.

И так без конца цикл за циклом. Но с началом в ходе Большого Взры­ва. Каждый последующий виток более сложных и многообразных фраг­ментов материи не сводим к более простому их виду, т. е. необратим. Как необратимо и само все более уплотняющееся время, присущее более сложным фрагментам материи. Текущее только в одном направлении — от прошлого к будущему. Поэтому невозможно изобретение машины време­ни, возвращающей в прошлое.

3. Различна степень напряженности энергии времени и в живых орга­низмах вообще и в людях в частности. И это непосредственно зависит от качественного состояния генной системы, которая у сильных личностей совершенствуется тысячелетиями посредством удачных синтезов мужских и женских генов. Тысячелетиями же возрастает в этих людях и степень плотности энергии времени, проявляясь в их более высокой активности и работоспособности, инициативы и предприимчивости. По Амосову, у 10 % самых сильных личностей втрое более высокое проявление их жиз­ненной энергии, чем у 10 % самых пассивных. Главный источник ее — в большей напряженности сосредоточенной в их организмах энергии био­логического и социального времени, порождающей и большую силу их способности к взаимодействиям и самоорганизации.

Исходя из этого — одна из причин недолговечности советского со­циализма в том, что он свел уравниловкой и тотальной централизованной

организацией реальные возможности синергетической работы энергии времени, взаимодействий и факторов самоорганизации наиболее активной и сильной части населения до среднего уровня пассивного большинства советских людей. А тем самым и затормозил развитие советского фраг­мента социальной материи. В этом же одна из фундаментальных причин технико-экономического отставания СССР от стран Запада. Такой строй устраивал во всех отношениях три четверти населения с низким уровнем напряженности энергии социального и биологического времени. Но и они и конечном счете проигрывали из-за низкого уровня и качества жизни, бесконечных очередей, из-за однообразия, серости и монотонности своего физического и духовного бытия.

4. Социальное время как первоисточник энергии неравновесности и неустойчивости социальной материи и ее эволюции течет не равномерно, ■л с ускорением его плотности. К настоящему моменту энергия социально­го времени многостепенно возросла по сравнению с древностью. Особен­но в 30 передовых странах мира, еще раз подтвердивших различие темпов развития и иерархичность эволюции разных систем социального мира. По одному из подсчетов глобального ускорения мирового развития социаль­ной материи, один миллион лет в палеолите эквивалентен сорока годам в наше время, т. е. ускорение составляет — 2,55 раза15.

Напряженность и работа энергии социального времени напрямую за­
висит от степени усложнения социальной материи — от характера обще­
ственного строя, от уровня развития демократии, от остроты конкуренции
в политической и экономической сферах, от культуры населения, от соз­
дания благоприятных условий творческого труда и других факторов. Все
факторы усложнения социальной материи и создали во второй половине
XX века наилучшие условия для интенсификации процессов роста эффек­
тивности взаимодействия социальных сил и для ускорения прогрессивной
самоорганизации западных обществ и обеспечили качественный скачок их
! от классического к социализированному капитализму.
i В этом явственно просматривается одно из конкретных проявлений

| диалектики взаимоперехода содержания в форму, а формы в содержа-■ ние. В частности — перехода козыревской энергии фундаментального I космологического времени в ее социальную форму. Форму, ускоряю-

щую или тормозящую нарастание отдачи энергии фундаментального времени, т. е. повышающую или понижающую степень эффективности ' перерастания энергии фундаментального времени в одну из конкретных J социальных форм ее проявления и действия. Процесс становления со­циализированного капитализма повысил эту степень эффективности действия фундаментальной энергии времени до максимума. И, напро­тив, советский социализм по указанным выше причинам минимизиро­вал эту эффективность.

Хотя он и сыграл решающую роль самого мощного внешнего ката­лизатора перехода Запада к социализированному капитализму, но в то же время как малоэффективный и недолговечный политически и экономи­чески строй максимально затормозил превращение энергии фундамен­тального времени в одну из самых эффективных современных социаль­ных форм. И в отличие от Запада не максимизировал, а минимизировал эффективность действия социального времени. В этом одна из самых существенных причин проигрыша им величайшего в истории XX века соперничества с Западом. Говоря конкретнее, советский социализм про­играл прежде всего потому, что тоталитарная власть задавила демокра­тию, политическую и экономическую конкуренцию, товарное производ­ство с его массовой предпринимательской инициативой и частной собст­венностью, т. е. самые эффективные факторы ускорения прогрессивной самоорганизации социальной материи, заменив их неэффективными факторами централизованной организации функционирования всех сфер жизни общества. Естественный механизм самоорганизации социальной материи был полностью подавлен искусственно созданным механизмом тотальной организации. Социально-экономическая пассивность и по­корность людей власти распространились даже на самую сильную, рабо­тоспособную и волевую пятую часть населения страны. Все это свело к минимуму нарастание плотности энергии социального времени, эффек­тивности ее работы в социальных взаимодействиях людей, а самоорга­низацию — только к отдельным областям, одобренным и профинансиро­ванным решениями политбюро: космос, военные отрасли, образование и здравоохранение.

Следовательно, высоко- или низкоэффективная форма социального времени ускоряет или тормозит эволюцию и фундаментальной ее созида­тельной силы — энергии космологического времени. Особенно сильно ее влияние на скорость эволюции высшей формы материи — социальной. Тем самым социальная форма энергии времени, порожденная эволюцией материи и фундаментального времени, существенным образом входит и в содержание последнего, тормозя или ускоряя его эволюцию.

5. Выделим несколько отправных мыслей двух выдающихся ученых, которым не хватило лишь одного шага до признания наличия у времени еще и энергии:

В. Вернадский разделил время на геологическое и биологическое и утверждал: «Время есть проявление-созидание творческого мирового процесса»16. Однако он не сделал вывода, что созидание невозможно без энергии этого времени.

И. Пригожий утверждал: «Ныне физика обрела новую точку опоры... в открытии времени во всех областях физической реальности». «Конструк­тивная роль времени вытекает из открытия неравновесных структур»17.

Но эту конструктивную роль время не может выполнять, если оно не
обладает энергией творчества-созидания.
, Ныне признано и то, что с прекращением развития материи время ос-

1 танавливается. Такая остановка характерна, например, для «черных дыр».

Рассмотрение энергетически-созидательной стороны времени не про­тиворечит общепринятому его понятию. Это просто другой ракурс его анализа, в котором время выступает не просто как мера его длительности и как пассивная относительно эволюции материи неотъемлемая ее состав­ляющая, а как конструктивно-созидательная сила, взаимодействующая со всеми другими фундаментальными процессами и движущими силами эволюции материи. Причем и на микро-, и на макроуровне этой эволюции в неорганическом, органическом и социальном мирах.

Рассмотренная сторона исследования времени скорее всего будет оце­нена как сумасбродная идея. Но ведь некоторые из такого рода идей ныне признаны как истинные. И это утешает.

Все рассмотренные категории самоорганизации, механизмы ее дина­мики применимы и к социальной материи. Но с учетом степени ее боль­шей сложности и большего числа уровней упорядоченности, определяю­щих специфику социальной синергетики.

4. Основы и проявления специфики социальной самоорганизации

Проявления этой специфики многообразны. Но существенные ос­новы этих проявлений не столь многообразны. Ограничимся выделени­ем лишь трех самых общих и в то же время существенных основ этой специфики.

^ 4.1. Три основы специфики социальной самоорганизации

Первая основа: динамика человека как творческой составляющей эволюции социальной материи и как диссипативной структуры.

Синергетика позволяет по-новому понять содержательный динамиче­ский процесс эволюции высшей составляющей материи Вселенной — соци­альной материи, воплощенной в социальной жизни людей. Каждый из нас с этой точки зрения есть воплощение и самоорганизующееся порождение эволюционного взаимодействия и взаимопроникновения биологической и социальной форм материи, а также — взаимодействия наших телесных и духовных начал с динамикой времени и информации. Однако мы не просто пассивный объект и самоорганизующийся результат эволюции живой соци­альной составляющей материи. Мы энергично творим все более и более ускоряющуюся эволюцию и самих себя, и социальной материи. Поэтому мы


Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru