Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Вагурин2.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Вагурин2.doc

1   2
Реклама MarketGid:
Загрузка...
3.1. Либеральная демократия как реальный механизм эволюционной координации системы взаимодействий социально-политических структур общества

Эффективность работы механизма либеральной демократии в качестве ускорителя социального прогресса в решающей мере зависит от полноты реализации главных ее принципов. Для обоснования этого утверждения рассмотрим эти принципы под иным по сравнению с общепринятыми ра­курсом — влияния степени их реализации на упорядочение взаимодействия трех уровней социально-политической структуры общества. При таком под­ходе выводится на более конкретный реальный уровень тот полностью или частично идеализированный механизм координации взаимодействий между структурными уровнями общества и внутри каждого из них, который рас­смотрен в двух предыдущих разделах. А тезис, сформулированный в заго­ловке этого раздела, получает аргументированное обоснование.

В политологии выделяется пять таких принципов. Сгруппируем их по критерию решающего влияния на динамику внутренних и внешних взаи­модействий каждого из трех уровней социально-политической структуры общества — начиная с базового уровня, переходя к институциональному и завершая государственно-нормативным.

Реализация первого принципа — расовой и религиозной терпимости не позволяет дискредитировать маргинальные прослойки населения, прививает большинству людей этой группы качества не подданного го­сударству, не отверженного обществом, а гражданина, ответственного за управление страной. Активная социальная база власти расширяется, способствуя превращению слабых социальных флуктуации, идущих от

этой прослойки, в более эффективно влияющие на принятие решений власти, учитывающих ее интересы.

Реализация второго принципа — репрезентативности, т. е. участия представителей всех социальных групп базового уровня в управлении страной, позволяет в более полной мере учитывать различия и даже про­тивоположности интересов различных групп населения и находить ком­промиссные решения. Механизм реализации этого принципа: активное участие большинства населения в выборах и компромиссный «торг» ак­тивных представителей различных социальных групп с властными струк­турами за степень учета их интересов. Компромиссные решения не реали­зуют в полной мере интересы ни одной из социальных групп. Наибольшей эффективности они достигают тогда, когда их находят приемлемыми в той или иной мере все политически значимые социальные прослойки.

В результате реализации обоих принципов взаимодействия между индивидами и прослойками базового уровня активизируются. Статусно-ролевой уровень социально-политической структуры общества поддержи­вается в возбужденном состоянии и становится своеобразным генерато­ром, воздействующим своей энергетикой на структуры властного уровня во имя достижения своих интересов и целей. Но для того, чтобы флуктуа­ции, идущие от этого уровня к властному, имели положительный характер и способствовали упорядочению и координациии взаимодействий между этими уровнями, государственные структуры во имя сохранения динами­ческого равновесия социальной самоорганизаци вынуждены в свою оче­редь учитывать в проводимой политике хотя бы наиболее острые из этих интересов и целей. В результате проведения такой компромиссной поли­тики устанавливается временный и очень подвижный баланс различных социальных интересов. Такой баланс, характерный для медленной стадии эволюции, повышает интенсивность и улучшает координацию взаимодей­ствий между людьми, нормализует метаболические процессы как внутри каждой из социальных групп, так и между этими группами и властью. Предотвращает он и возможность перерастания флуктуации, идущих от базового к государственному уровню, в аномально сильные, способствует упорядочению и поддержанию в относительно равновесном состоянии динамики взаимодействия внутренних социальных структур базового уровня. В ходе выборов такой баланс становится своеобразным аттракто­ром-критерием приемлемости населением проводимой властью политики. Существенное нарушение этого баланса ведет к смене власти.

Реализация третьего принципа — неуклонного соблюдения законов и жестких санкций против их нарушителей как внутри структур власти, так и среди остального населения вводит динамику взаимодействий государ­ственного и базового уровней социально-политической структуры обще­ства в строго нормативное русло. Не позволяющее людям проявлять анар-

хические устремления, а персонам власти — госчиновникам, депутатам и судьям работать в корыстных интересах. Однако этот принцип эффективен только тогда, когда сами законы демократичны по содержанию и направ­ленности действия.

Реализация четвертого принципа — эффективного взаимодействия гос­структур с системой институтов и организаций гражданского общества спо­собствует ограничению притязаний госвласти на чрезмерную полноту своих полномочий, минимизирует вред обществу, наносимый худшими лидерами страны, способствует минимизации глубины «провалов» рыночной эко­номики и стремления экономической элиты к безграничному обогащению.

Развитое гражданское общество включает эволюционизирующую сис­тему общепринятых норм и правил социально-политического поведения ин­дивидов и систему организаций, выражающих интересы и общества в целом, и различных его прослоек. Взаимодействуя и взаимопроникая друг в друга, эти две системы и образуют сложную внутреннюю динамичную упорядочен­ность институционального уровня социально-политической структуры обще­ства. Этот структурный уровень, включающий и законопослушание, выпол­няет функцию своеобразного силового и организационного энергетического поля активизации участия индивидов и всех прослоек общества в эффективно организованном их воздействии на решения и практическую политику вла­сти, на ее социальную направленность. Тем самым институциональный структурный уровень выполняет роль посредствующего нормативно-корреля­ционного звена в механизме взаимодействий между базовой — статусно-ролевой и государственно-нормативной структурами общества. Работа этого посредствующего звена придает индивидуальной деятельности людей коопе­ративный характер активного воздействия на направление деятельности и практическую политику власти не в корыстных целях ее представителей, а в интересах общества. Структуры власти в свою очередь заинтересованы в дея­тельности гражданских организаций как эффективном посредствующем зве­не внедрения в сознание и поведение масс формальных норм и правил соци­ально-политической жизни. Звене, содействующем и реализации принимае­мых государственных решений, и проводимой практической политике.

Практическая же политика власти под влиянием организаций граж­данского общества становится все более и более динамичным живым про­цессом, обволакивающим все без исключения сферы жизни общества и импульсирующим активизацию их функций. Процессом, в котором госу­дарственная власть на всех ее уровнях вынуждена искать и применять наиболее эффективные методы разрешения общественных противоречий и конфликтов, обеспечивать относительно устойчивую работу механизмов самоорганизации жизни общественного организма в целом. Самооргани­зация социальной материи ускоряется, так как практическая политика, методы, стиль и направления государственного управления в растущей

мере определяются и корректируются объемной положительной нелиней­ной обратной связью с институтами и организациями гражданского обще­ства. Устанавливается режим своеобразного резонансного взаимодействия всех трех уровней социально-политической структуры общества в каждой точке их соприкосновения с положительным влиянием всего спектра их взаимосвязей, ускоряющих эволюцию общества.

В результате реализации третьего и четвертого принципов либе­ральной демократии система взаимодействий власти и народа течет в определенном нормативно-корреляционном русле, а двухступенчатый механизм этих взаимодействий превращается в более эффективный — трехступенчатый. Институты и организации гражданского общества, неуклонное соблюдение законов придают действию этого механизма кооперативный характер, ускоряющий динамику эволюции общества. Это ускорение достигается прежде всего за счет совместной выработки и реализации властью и гражданскими организациями таких норм и пра­вил социально-политической жизни, которые позволяют им осуществ­лять взаимный контроль деятельности друг друга, корректировать сти­хию рынка, ограничивать хищную природу капитала. Такая норматив­ность динамики социально-политической жизни, включающая кроме законов, формальных норм и правил и некоторые неформальные пра­вила, упорядочивает всю сложную систему взаимодействий между ин­дивидами, между народом и властью, между представителями всех вет­вей власти, выполняет функцию своеобразного структурирующего эту динамику социального аттрактора.

Реализация пятого принципа — разделения власти на законодатель­ную, исполнительную и судебную ее ветви упорядочивает систему взаи­модействий между этими внутренними структурами государственно-нор­мативного уровня. При четком разделении их полномочий и функций сти­мулирует конкуренцию между этими ветвями, порождает их взаимный контроль и ограничение своеволия персон власти. В результате этих и других социально-политических проявлений энергии взаимодействий вет­вей власти возрастает степень корреляционности управленческой дея­тельности государства и, главное — эффективность ее направленности на эволюционную самоорганизацию общества.

Итак, реализация первого и второго принципов либеральной демократ­ии координирует социально-политическое структурирование базового ста­тусно-ролевого уровня общества и динамическую систему взаимодействий его структур со структурами государственного уровня. Реализация третьего и четвертого принципов координирует внутреннее структурирование инсти­туционального уровня, который включается в качестве динамичного по­средствующего звена-структуры (законы, гражданское общество) в систему взаимодействий между базовым и государственным уровнями. Реализация

пятого принципа обеспечивает координацию системы взаимодействий меж­ду внутренними структурами государственно-нормативного уровня.

В результате такого подхода к исследованию либеральной демократии те идеализированные социально-политические взаимодействия между структурными уровнями общества и внутри каждого из них, которые рас­смотрены в двух предыдущих разделах этой главы, выведены на более конкретный и, главное — адекватный реальности уровень. А либеральная демократия предстает под несколько иным, чем общепринято, ракурсом — как работающий трехзвенный механизм эволюционной координации сис­темы взаимодействий социально-политических структур общества.

Этот механизм работает бесперебойно, если обеспечивается опреде­ленная для каждого конкретного общества степень реализации каждого из главных принципов либеральной демократии. Работа этого механизма обе­спечивает самовоспроизводство и эволюцию в сторону усложнения и даль­нейшего совершенствования и социально-политическое структурирование общества и решающим образом способствует развитию самой либеральной демократии и различных политических течений, ее представляющих. Луч­ше всего это видно на примере изменения содержания классического ее лозунга, концентрированно выражающего смысл ее этических ценностей западными социал-демократами. Классический лозунг демократии — «сво­бода, равенство, братство» — был несовместимо противоречив: либо свобо­да, либо равенство. Ведь свобода предполагает неравенство способностей людей и непосредственную зависимость их реализации от волевых и других качеств каждого человека. Предполагает и неравенство обязанностей и от­ветственности в иерархических политических, экономических и других социальных структурах. Уровень свободы непосредственно определяется и созданием необходимых условий зависимости доходов от эффективности различных видов трудовой деятельности личности. А это несовместимо с равенством в смысле уравниловки, которая сводит трудовые усилия, энер­гию и инициативу сильной, наиболее работоспособной части общества к среднему уровню, замедляя прогресс общества. Более того, с точки зрения расширения возможностей развития личности и реализации ее творческих способностей крайне необходим примат свободы над равенством. Ведь только свободный, политически и экономически грамотный индивид с дос­таточно высоким уровнем доходов через гражданские организации, выборы, суды и СМИ может оказать влияние на власть и тем самым способствовать реализации главной сути демократии — народовластия.

Именно из-за указанных и других противоречий между равенством и свободой западные социал-демократы во второй половине XX века внесли уточнение в понятие равенства: равенство всех без исключения перед зако­ном и равенство возможностей реализации своих способностей каждым че­ловеком. Но не равенство материального благосостояния. А в конце про-

шлого века заменили требование равенства на достижение справедливости, требование братства — на солидарность. И в конечном счете этот класси­ческий лозунг демократии в современной трактовке Социнтерна — «свобо­да, справедливость, солидарность» — стал не столь противоречивым. А его частичная реализация, особенно в периоды правления социал-демократов в странах Запада, способствует все более ускоряющемуся процессу превра­щения классического капитализма в социализированный его тип.

Рассмотрение реализации главных принципов либеральной демокра­тии как звеньев реального механизма координации системы взаимодейст­вий между социально-политическими структурами общества подводит к нескольким обобщающим выводам:

  • Представленная с синергетических позиций либеральная демократия мыслится уже под несколько иным, чем общепринято, ракурсом.

  • Функционируя как реальный механизм управления динамикой самоор­ганизации общества, она выполняет роль «золотой середины» между крайностями диктаторского авторитаризма и анархизма с его неограни­ченной свободой. Сама эта роль также динамична: когда эффективно работают демократические начала, то уклон должен быть в сторону их усовершенствования, а когда — авторитарные, тогда следует добавить жесткости в некую рыхлость демократии. В результате такого динами-

' ческого синтеза демократии и авторитаризма поочередно усиливаются

то демократическая, то авторитарная составляющие.

  • Этот наиболее совершенный современный реальный тип демократии играет решающую роль во все большем преобладании самоорганиза­ционных начал в динамике общества над властно-организационными. Возрастает также его системообразующая роль в эволюционном ди­намическом синтезе социополитической, социо-экономической и культурной сред.

  • Либеральная демократия — не только механизм, но и социально-политическая диссипативная структура, осуществляющая процесс интенсивного метаболического обмена с социальной, экономической и культурной средами. Она вносит упорядоченность в эти среды, реа­лизуя свои главные принципы. В то же время она вносит и элементы хаоса своими изъянами, к рассмотрению которых переходим в сле­дующем разделе этой главы.

^ 3.2. Изъяны либеральной демократии —

тормоза прогрессивной самоорганизации

Наряду с рассмотренными достоинствами механизму либеральной демократии присущи и значительные изъяны, вызванные несовершенст-

вом рассмотренных принципов этой демократии и особенно — низкой степенью их реализации. Это оказывает тормозящее влияние на возраста­ние энергии взаимодействий как внутри самих властных структур, так и в их взаимодействии с гражданским обществом и экономикой. Соответст­венно тормозятся процессы прогрессивной самоорганизации общества.

Каковы же наиболее существенные из многочисленных изъянов ли­беральной демократии?

Три из них связаны с принципом разделения властей, т. е. характерны для государственно-нормативного уровня структуры общества.

Первый. Наиболее мощный тормоз возрастания энергии и особенно сте­пени координации внутренних и внешних взаимодействий госструктур со структурами базового и институционального уровней — гигантский аппарат всей вертикали исполнительной власти, пронизанной бюрократизмом, инертностью и формализмом исполнения функциональных обязанностей чиновниками, благополучие которых зависит от вышестоящих руководите­лей несравненно больше, чем от реализации самых насущных потребностей населения и разрешения острых проблем экономики. Волокита со ссылкой на законы характерна для всех западных демократий. Вот лишь одна из мно­жества волокит. В Германии, в г. Рюссельхайме жители одной из окраинных улиц обратились в 1988 г. к городским властям с просьбой — направить по­ток транзитного автотранспорта, проходящего через их улицу, в объезд. Просьбу выполнили через 15 лет, ссылаясь на закон, разрешающий изучение тенденции именно в течение этого срока20. Низкая оперативность и эффек­тивность реагирования исполнительных структур на запросы граждан, него­сударственных общественных и хозяйственных структур, на изменение эко­номической и социальной ситуации, на выполнение принятых правительст­вом оперативных и стратегических программ существенно тормозит работу механизма либеральной демократии — координацию взаимодействий вла­стных, институциональных и базовых социально-политических структур. А это замедляет процессы самоорганизации общества даже на эволюцион­ной их стадии. Возрастает и вероятность превращения в аттрактор не про­грессивных, а депрессивных социальных флуктуации на второй быстрой стадии самоорганизации, что ведет к нарастанию роли случайности и усиле­нию нелинейности дальнейшей эволюции общества.

Второй. Законодательной ветви власти также присущи такие изъяны:

  • Принятие законов в пользу большинства вызывает недовольство и недоверие прослоек меньшинства к парламентам, игнорирующим их интересы.

  • Зависимость от избирателей, особенно накануне выборов, подталкивает парламентариев к принятию нереальных, экономически и юридически необоснованных популистских законов, создающих иллюзию быстрого и простого решения сложнейших социальных и экономических про-

блем. Отсюда вытекает парламентский парадокс: необходимость пре­дотвращать принятие популистских законов и невозможность избежать популистского уклона в социальных направлениях законотворчества из-за стремления поднять социальный рейтинг парламентов и выполнить хотя бы часть популистских обещаний избирателям.

♦ Широко распространены скрытый подкуп избирателей, нереальные
: обещания кандидатов, ускоренно растущие их расходы на избира­
тельные кампании. Поэтому избирается значительная часть депута­
тов, некомпетентных в госуправлении, малограмотных экономически

: и юридически, но достаточно богатых и златоречивых.

* Очень сильно влияние на законотворчество самых мощных финансово-
. промышленных групп, особенно связанных с производством вооруже­
ний. Выделение, например, в США колоссальных финансовых средств
на армию, на ведение локальных войн ведет к существенному сокра­
щению расходов на жизненно необходимые социальные структуры.

Третий изъян. Судебная власть далеко не всегда объективна в своих решениях, так как не полностью автономна от влияния госчиновников и парламентариев и подвержена глубоко скрытой коррупции и судей, и про­куроров, и следователей. Отсюда преобладание решений в пользу состоя­тельных прослоек населения в ущерб бедным и особенно маргинальным прослойкам. А это порождает их политическую и социальную пассив­ность. Их взаимодействие с властью минимизируется, порождая проявле­ния анархических настроений и действий.

Таким образом, изъяны каждой из ветвей власти, недостаточно четкое разделение полномочий и функций между ними вносит элементы хаоса в структурную упорядоченность государственно-нормативного уровня. Это оказывает тормозящее влияние на возрастание интенсивности и степени координации системы взаимодействий между тремя уровнями социально-политической структуры общества, замедляя тем самым и процессы про­грессивной его самоорганизации.

Не лишены недостатков и другие главные принципы либеральной де­мократии.

Далек от совершенства принцип репрезентативности. Во властные структуры проходят в основном представители состоятельных прослоек на­селения, так как бедные не имеют достаточных средств для поддержки своих кандидатов. Поэтому их интересы в значительной мере игнорируются.

Принцип неуклонного соблюдения законов также подвержен эрозии, так как позволяет высокооплачиваемым адвокатам находить лазейки в законах в пользу крупнейших капиталов.

Чрезмерная детализация в законах и формальных институтах норм и правил этики и морали не только достоинство, но и недостаток, в значи-

тельной мере сковывающий проявление творческой способности индивидов и их стремления к возможно большей свободе. Люди превращаются в рабов чрезмерной регламентации их жизни и деятельности. Яркость красок жизни бледнеет. Отсюда стремление части молодежи вырваться из этого состояния посредством активного участия в различного рода экстремистских движе­ниях. Основой их порыва, конечно же, являются и другие факторы.

Взаимодействия властных структур и организаций гражданского об­щества тормозятся пороками и недостатками каждой из этих сторон. Изъ­яны властных структур рассмотрены, а гражданским организациям при­сущи следующие наиболее существенные недостатки:

Они нередко превращаются в средство проведения эгоистических част­ных или групповых интересов, особенно в делах, связанных с финансами.

В зависимости от качеств их руководителей гражданские организации могут быть или чересчур рыхлыми, или чересчур организованными, где ак­тивным людям трудно проявить свою самостоятельность и инициативу.

Как и государственные структуры, они не лишены коррупционности. За выполнение воли властных структур их руководители получают свою долю властной ренты.

Там, где становление структур и организаций гражданского общества проводится сверху, проникновение государства в эти организации может быть столь глубоким и широким, что превращает их в «приводные ремни» государственной политики. Особенно это характерно для дефектных де­мократий постсоветских стран, где сильны еще советские традиции.

Каждый из рассмотренных изъянов и их синергетическое взаимодейст­вие тормозят работу либеральной демократии как механизма координации и интенсификации взаимодействий трех уровней социально-политической структуры общества. Эти изъяны влияют и на снижение эффективности функционирования либеральной демократии как системообразующей дис-сипативной структуры, упорядочивающей динамику социально-политичес­кой жизни общества. Степень упорядоченности этой демократии снижается за счет разрыхления ее элементами внутригосударственного хаоса и хаоса, идущего от базового и даже институционального уровней. Люди начинают видеть и осознавать разрыв между провозглашаемыми госчиновниками и депутатами нормами и правилами социально-политической жизни и их ре­альным отклонением от строгого их соблюдения. Это противоречие частич­но разрешается через суд.

Если же эти изъяны углубляются, становятся хроническими, то об­ратные связи, идущие от базового уровня к государственному могут пре­вратиться из положительных в отрицательные, что грозит частичной поломкой институционального звена механизма либеральной демокра­тии, проявляющегося в росте степени массового отказа от строгого со­блюдения законов и других институциональных норм, в резком возрас-

тании флуктуации недоверия к правительству и другим структурам вла­сти. Если к этому добавляется еще и возросшее отклонение политиче­ской стратегии и тактики власти от интересов большинства населения, то социально-политический метаболизм замедляется, а жизнь и деятель­ность общества все более наполняются элементами хаоса. Выход из та­кого кризисного состояния осуществляется в современных условиях, как правило, через малые бифуркации — смену власти посредством выбо­ров. Прежняя структурированность либеральной демократии при этом сохраняется, но содержание и главное — направленность функций госу­дарственно-нормативного уровня в той или иной мере качественно из­меняются.

Имея в виду изъяны и пороки либеральной демократии, У. Черчилль однажды весьма парадоксально оценил ее как худшую форму правления, но лучшей, к сожалению, пока нет, заключил он.

Различное для каждого локального общества стран Запада сочетание достоинств и изъянов либеральной демократии показывает, что демокра­тия не является застывшим состоянием. Напротив, она предстает как ди­намически совершенствуемый процесс и системообразующий фактор эво­люционной самоорганизации социально-политического структурирования общества. Оба динамических процесса — и либеральная демократия, и социально-политическое структурирование — в современных условиях интенсивно взаимодействуют друг с другом, порождая взаимопереход возрастания плотности энергии социального времени и ускорения само­развития социального компонента материи.

И все-таки рассмотренные изъяны, хотя и тормозят возрастание ин­тенсивности энергии социального времени и факторов взаимодействий самоорганизации общества в направлении прогрессивной эволюции, но не настолько, чтобы остановить это возрастание. Напротив, в дефектных де­мократиях это торможение настолько сильно, что энергия взаимодействий факторов самоорганизации общества минимизируется, решающим обра­зом тормозя прогрессивную его эволюцию.

4. Дефектная демократия как проявление нелинейности демократической тенденции. Особенности такой демократии в России и Украине

В государствах, трансформируемых от авторитарных форм власти к демократии, как правило, функционирует не либеральный ее тип, а де­фектная ее разновидность. Такая трансформация в последней трети XX века началась в 90 государствах, возникших на развалинах колониальной системы и советской империи.

Дефекты демократии в этих странах многообразны и весьма подвиж­ны. Среди трансформируемых стран есть такие, которые по всем парамет­рам близко подошли к либеральной демократии. Немало и стран, особен­но в Африке, в которых царит авторитарный режим, прикрытый демокра­тической фразеологией власти и СМИ. А в тех странах этого континента, где в результате гражданской войны к власти приходят военачальники, нет даже словесного прикрытия откровенно диктаторских военных режимов. Многие из трансформируемых стран в результате малых и больших мак­робифуркаций переходят от преимущественно демократического строя к авторитарному и от авторитарного — к дефектной демократии. В резуль­тате таких динамических переходов политический строй, в котором не просто взаимодействуют, взаимопереплетаются авторитаризм и демокра­тия, но и происходит их динамический синтез, приобретает характер сме­си в различной пропорции демократизма и авторитаризма.

Весь этот динамический процесс колебания характера политических ре­жимов в этих странах от демократического до авторитарного — наиболее яркое свидетельство нелинейности динамики демократической тенденции.

В дефектных демократиях полностью или частично не соблюдаются рассмотренные в разделе 3.1 главные принципы либеральной демократии, а также отсутствуют или извращены от одного до трех самых существенных ее измерений: всеобщности и нефальсифицируемости выборов, ограниче­ния принятия решений только легитимно избранными ветвями власти в ин­тересах большинства населения и строго правовой характер госвласти.

Для таких демократий характерна закономерность: чем хуже соблюда­ются принципы либеральной демократии и чем больше извращены ее изме­рения, тем выше уровень доминирования неформального права и нефор­мальных институтов. В странах, где проявляется эта закономерность, внутри структур власти и во взаимодействии между ее вегвями начинают преобла­дать монополизм и анархо-корыстные интересы над здоровой конкуренцией. Положительные функции исполнительной ветви власти в значительной мере подавляются произволом и массовой коррупцией чиновников. Дух наживы господствует также среди законодателей и судей. А это низводит к минимуму влияние зарождающихся институтов гражданского общества и тем более — индивидов как на легитимную, так и на неформальную власть. Вся иерархия власти пронизывается двойной моралью. На официальных мероприятиях внутри властных структур и в особенности в выступлениях ее высших пред­ставителей в средствах массовой информации преобладает окрашенная в яркие оптимистические тона демагогическая «демократическая» фразеоло­гия. Предназначенная лишь для сокрытия господствующего в реальности духа корыстной наживы путем коррупции и использования власти для обло­жения рентной данью и бизнеса, и всего населения. Такая власть чаще всего превращается из органа управления обществом в паразитарную, рентоприс-

ваивающую для своих представителей и кланов надстройку. Она присасыва­ется к финансовому кровообращению экономического организма, обескров­ливая его. Прогрессивная эволюция общества крайне замедляется.

Большинство этих деструктивных проявлений дефектной демократии характерны для России и Украины. Особенно остры три проблемы.

Первая. Процессу демократизации этих стран на современном этапе пр­исуще острое противоречие: есть минимальный набор демократических ин­ститутов, заимствованных на Западе, но преобладают не демократические их функции, а, напротив, постоянное вторжение власти в частную сферу, нару­шение принципа разделения властей в пользу исполнительной ее ветви, от­сутствие эффективного механизма поддержания формально принятых зако­нов и норм. Острота этого противоречия свидетельствует о том, что власть в шачительной мере игнорирует социальные интересы, дистанцирована от об­щества. С позиций диалектики — это одно из типичных проявлений пока еще несовместимой противоположности формы демократии и ее реальных со­держательных функций. И в этом одна из существенных причин массовой коррупции чиновников всех рангов. Они обложили общество такой колос­сальной данью, которая практически душит мелкое и среднее предп­ринимательство, лишает крупные корпорации значительной доли инвестици­онных средств и отнимает у простых граждан существенную долю от их до­ходов. О масштабах этой дани, многократно большей, чей во времена Золотой Орды, свидетельствует ее оценка известным политологом Г. Сатаровым. По его подсчетам, общая сумма взяток чиновников всех рангов от теневого и ле­гального бизнеса и от простых граждан в несколько раз превышает доходную часть госбюджета России21. Коррупция в Украине столь же масштабна, но по абсолютной величине, конечно же, ниже, чем в России.

Проблема вторая. Мощными тормозами включения населения наших стран в структуры гражданского общества служит не только авторитарный характер власти, не заинтересованной в развитии гражданских организаций, но и большой удельный вес занятости населения в секторах самообеспече­ния и теневом. В первом занято более 60 % семей, имеющих земельные уча­стки и поэтому не имеющих времени для активной гражданской деятельно­сти. А более половины трудоспособного населения, связанного в различной степени с теневой деятельностью, вообще на заинтересована в сотрудниче­стве с гражданскими организациями из-за полузаконности и закрытости работы теневых структур. Произошла своеобразная канализация именно в эти структуры значительно расширившихся в постсоветский период воз­можностей самореализации способностей и наклонностей людей. А это обострило противоречие между расширением этих возможностей и слабой их востребованностью для становления гражданского общества.

Проблема третья. В каждой из наших стран в различной степени не со­блюдаются принципы либеральной демократии и главные ее измерения.
1   2



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru