Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 1.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 1.doc

1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

стративного аппарата в 1960-1970-е годы'. Утопичная от начала до
конца, она продемонстрировала полную несостоятельность техно­
кратической методологии для целей социального управления, ко­
торое, в отличие от техники, имеет дело не только с существенно
нелинейными объектами, но и с самоорганизующимися и само­
управляемыми субъектами.

Можно согласиться, что в неживой и живой природе, а также в технических системах существуют различной сложности механиз­мы регуляции, в том числе и регуляторы с обратной связью, что требует серьезного изучения и использования при разработке тех­нологий управления; но большинство этих механизмов не могут быть отнесены к управлению. По нашему мнению, управление по­является только в человеческом обществе. И по своему генезису и по функциям оно является социальным. Механический перенос кибернетической, как и синергетической модели управления (о чем мы будем говорить ниже) на управление обществом, его подсисте­мами и вообще социальными организациями - вызывает серьезные методологические возражения.

Несмотря на попытки представить кибернетику как наиболее общую теорию управления в технических, биологических и соци­альных системах, она так и не состоялась в этом качестве. Кибер­нетическая теория серьезно повлияла на создание сложной элек­тронно-вычислительной техники, на развитие комплексных мето­дов исследования; например, на исследование операций, на линей­ное планирование и программирование, использованных впервые в США для планирования развития науки и техники, особенно в об­ласти вооружений.

Переход научного познания к постнекпассической стадии

Попытка прямого использования теории автоматического управления и идей технической кибернетики для разработки мо­делей управления производством так и не привела к созданию ки­бернетического предприятия2.

Камнем преткновения в создании обобщенной или инвари­антной теории управления по отношению к объектам любой при­роды явилась методологическая ограниченность самого системно-

Глушков В. М. Построение автоматизированных систем управления: основ­ные принципы // Актуальные проблемы управления. Кн. 1. М, 1972.

Это довольно поучительная тема для использующих и сегодня модели ки­бернетики в управлении отраслями и фирмами. См. доклад Ст. Вира «На пути к кибернетическому предприятию» и материал его обсуждения в кн.: Принципы самоорганизации. М., 1966. С. 49-130.

48

1.2. Кризис индустриальной парадигмы управления

кибернетического подхода. Выходом из этого тупика может быть пересмотр методологических позиций исследования сложных са­моорганизующихся объектов на основе постнеклассической науч­ной парадигмы.

Сама постановка вопроса о переходе научного познания к по­стнеклассической стадии является плодотворной, отражающей со­временную динамику поиска новых критериев научности в связи с включением в познание новых объектов. К таким объектам В. С. Стёпин относит сложные, исторически развивающиеся, вклю­чающие в себя человека, и соразмерные с его действиями «челове-коразмерные» системы. Имеются в виду объекты современных биотехнологий, медико-биологические объекты, крупные экосис­темы и биосфера в целом, человеко-машинные системы, включая системы искусственного интеллекта и, разумеется, социальные ор­ганизации. «В широком смысле сюда можно отнести любые слож­ные синергетические системы, взаимодействие с которыми пре­вращает само человеческое действие в компонент системы» .

Можно согласится с В. С. Стёпиным, что методология исследо­вания таких объектов призвана способствовать сближению естест­венно-научного и гуманитарного знания, но вопрос о правомерно­сти некритического переноса синергетической парадигмы на чело­веческое общество необходимо оставить открытым, памятуя о затянувшемся увлечении управленцев кибернетическим подходом .

В. С. Стёпин и В. И. Аршинов в предисловии к коллективной монографии, посвященной проблемам синергетики, классическую стадию науки относят к периоду от Галилея до конца XIX века, неклассической стадии отводят почти весь XX век и концом XX века датируют начало новой, постнеклассической стадии раз­вития науки3. Каждая стадия имеет свою ключевую парадигму, свою картину мира и свою совокупность методологических прин­ципов для его исследования, познания, постижения.

^ Классическая стадия имеет своей парадигмой классическую механику. Все элементы мира, согласно этой парадигме, находятся в жесткой детерминистской связи, наподобие часового механизма. Механистическое мировоззрение отличалось элементаризмом и редукционизмом. Последние требовали находить сущностно-онтологическое объяснение природных явлений путем сведения

1 Стёпин В. С. Наука. Новейший философский словарь. Минск, 1999. С. 459.

2 ^ Бирюков Б. В., Геллер Е. С. Кибернетика в гуманитарных науках. М.: Наука,
1973; Анфилатов В. С. Емельянов А. А., Кукушкин А. А. Системный анализ в
управлении (учебное пособие) М., 2002; и др.

3 Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. М., 1994. С. 5.

49

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

сложных объектов к простым, путем разложения сложных объек­
тов на элементы. Любое явление должно было быть объяснено,
исходя из представления о жестком сцеплении простейших, далее
неразложимых элементов, из того, что каждая причина порождает
только одно ей присущее следствие.

^ Неклассическая наука представлена парадигмой квантовой механики. Согласно этой парадигме элементы мира находятся не в жестко детерминированной связи, а в связях вероятностных, сто­хастических. Благодаря квантовой механике в науку вошли поня­тия относительности, дискретности, дополнительности, квантова­ния. Неклассическая стадия науки охарактеризовалась такими ее достижениями в борьбе за познание сложного, как системный подход и теоретическая кибернетика. Мир оказался системно образованным и саморегулируемым, а истины - относительными рациональностями.

^ Постнеклассическая стадия развития науки представлена, по мнению В. С. Стёпина, синергетической парадигмой. Синергетика изучает общие принципы процессов становления и самоорганиза­ции, протекающих в системах самой различной природы: физиче­ских, биологических, технических и опять же социальных.

Синергетическое мышление является системным, только рас­сматриваемые им системы характеризуются такими основопола­гающими признаками, как нелинейность, неравновесность, откры­тость (непрерывный обмен с внешней средой веществом, энергией, информацией), когерентность. Синергетику еще называют наукой о нестабильности, о процессах возникновения порядка из хаоса, об универсальном эволюционизме, теорией «меняющейся топологии» (или «топологических инвариантов динамических отображений»). «Классическая физика,- пишут М. Б. Ахундов и Л. И. Баженов в упомянутой выше коллективной монографии,— смотрела на мир сквозь линейные очки, и мир (в итоге. - А. Т.) лианеризовался в нашем сознании. Но мир, который можно узреть через нелинейные очки, оказался неизмеримо богаче и сложнее... Выяснилось, что реальный мир - нелинейный»'.

Следует признать, что все эти достижения физики неравновес­ных состояний и теории динамики нелинейных систем значитель­но расширяют наше представление о проблемах управления, если вести речь об управлении такими системами или объектами.

1 Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. С. 227. Реплика: нелинейный мир действительно сложнее, но и катастрофичнее, особенно соци­альный мир в условиях глобализации. Поэтому стоит примерить еще одни науч­ные очки - линейно-нелинейные, - и тогда выясниться, что не все так безнадежно в этом лучшем из миров.

50

1.2. Кризис индустриальной парадигмы управления

Но означает ли это, что синергетический подход правильно вы­деляет место и роль самого управления в субъект-объектной дихо­томии, дает управлению новую, более полную и содержательную трактовку? Думается, что нет. Доказательству этого вывода будут посвящены последующие страницы монографии. Здесь обратим внимание только на реакцию социально-гуманитарного познания, на поспешное наделение синергетической теории функциями клю­чевой парадигмы постнеклассической стадии развития науки.

Формирование социально-гуманитарной альтернативы индустриальной парадигме управления

Самое крайнее выражение мы находим в постмодернистском отрицании научного дискурса вообще по пяти критериям: 1) по представлению о реальности (она оказывается следствием самой научной деятельности, а не внешней данностью); 2) по различению объекта и субъекта (объект есть лишь продолжение субъекта дру­гими средствами); 3) по всеобщности и особенности мира (отри­цаются универсалии и признаются лишь «нарративы»); 4) по при­знанию закономерностей (они отвергаются как цели познания и свойства реальности); 5) по сущностным ориентациям (признаются равнозначными все ценности субъекта познания, в том числе и вненаучные)'. На наш взгляд, эти «революционные» инвективы в адрес науки обозначают всего лишь протест против того положе­ния, когда естественно-научное знание и достижения технических наук являлись (а для многих являются и сейчас) ядром индустри­альной социо-культурной матрицы и доминантой общественного сознания.

Крайним выражением этого протеста является предположение П. Козловски, что центральное место в новой эпистеме информа­ционно-компьютерного мира займет нигилизм и религия. Наш отечественный исследователь надеется на более оптимистические гуманитарные перспективы. Согласно концепции Ю. В. Яковца, постиндустриальная парадигма будет отличатся следующими осо­бенностями:

Первая. Социальное в человеке возьмет верх над биологическим, поскольку, это является общесоциологической закономерностью.

1 См. об этом подробнее: Четкое М. А. «Новая наука», постмодернизм и це­
лостность современного мира // Вопросы философии. 1995. № 4. С. 24.

2 Козловски П. Современность постмодерна // Вопросы философии. 1995.
№ 10. С. 92.

51

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

Вторая. Лидирующее положение в системе научного знания займут социогуманитарные науки. Произойдет смена лидеров и внутри этих наук. Экономические науки уступят лидерство социо­логии и философии истории, возрастет значение политологии, юридических наук и культурологии.

Третья. В методологии обществоведения на первое место выйдет познание закономерностей цикличной динамики, социоге-нетики, эволюции общества.

Четвертая. Центральное место в проблематике обществове­дения займет теория трансформации, переходных процессов, диаг­ностики и предвидения, неизбежных в цикличной динамике кризи­сов и путей выхода из них с наименьшими потерями.

Пятая. Преобладающей тенденцией станет синтез знаний, вза­имное обогащение наук, как внутри обществоведения, так и со смежными гуманитарными, общественными и техническими нау­ками. В свою очередь, эта тенденция послужит важнейшей пред­посылкой великой научной революции, которая откроет дорогу для новой волны дифференциации и интеграции наук.

Шестая. Произойдет географическое перемещение центра раз­вития в общественных науках. На этот раз (после стран Средизем­номорья, Китая и Индии в древние времена, стран Западной Евро­пы в Новое время) маятник рождения новой постиндустриальной парадигмы обществознания качнется в сторону Востока с эпицен­тром на этот раз в России1.

Последнее предположение автор подтверждает специальным исследованием традиций российской мысли и находит в них исто­ки новой парадигмы. Хотелось бы подчеркнуть, что и в этом, в общем обнадеживающем подходе проблематика места, роли и сущности управления отсутствует. Тезис о том, что социальное в человеке берет верх над биологическим, рассматривается автором натуралистически, как самодвижение социальной материи. Суть проблемы в том, что социальный мир потому и получил ускорение и направленное развитие, что сумел выделить из себя (родить, изо­брести) специальные средства усиления природной силы человека и человечества: средства труда, средства передвижения, средства общения (язык), коммуникации и средства социальной регуляции, к которым относится и управление. Значит, закон возрастания роли социального над биологическим должен учитывать и роль управ­ления в общественной жизни.

Яковец Ю. В. Формирование постиндустриальной парадигмы: истоки и пер­спективы // Вопросы философии. 1997. № 1. С. 8-12.

52

1.2. Кризис индустриальной парадигмы управления

Это же относится и к тезису о том, что центральное место в проблематике обществоведения займет теория трансформации, переходных процессов и т. д. Опять же вопрос: предполагается, что эти трансформации происходят сами по себе, спонтанно, или с участием созданных умом, волей и руками некоторых субъектов и создающих ими социальных механизмов? Если они происходят бессознательно, за спиной действующих людей, то здесь нет новой постиндустриальной парадигмы, а есть перенос открытых в приро­де нелинейных процессов (синергетических феноменов) на обще­ство. Когда говорят о техногенных катастрофах, об отрицательном влиянии техники и технологии на экологию, то невольно гипоста­зируется технический фактор и затушевывается подлинная соци­альная управленческая проблема, состоящая в том, что целена­правленная сознательная деятельность людей по управлению объ­ектами природы перешла дозволенные пределы управляемости и привела к коматозному состоянию самого этого объекта. Генезис цикличности в природе не тот, что в обществе. Цикличность и ка­тастрофичность процессов в обществе есть следствие не человече­ской природы, а взаимодействия различных вполне реальных со­циальных сил в некотором диапазоне социального пространства и времени. Выход действия этих сил за пределы допустимого, по нашему мнению, и приводит к катастрофическим последствиям. Словом, социально-регулятивный механизм генезиса обществен­ных явлений и диапазона их управляемости еще далек от глубоко­го теоретического осмысления и пока не находит своего места в гуманистической альтернативе индустриальной парадигмы.

Недооценка управления в постнеклассической науке

Недооценка проблематики управления в построении постне-классических критериев научного познания неслучайна. Она свя­зана с неразработанностью важной проблемы философии науки, касающейся оснований переноса знаний о природе на закономер­ности общественной жизни, что особенно проявилось, когда в ка­честве объектов науки стали выступать сложные «человекоразмерные» системы. Свидетельством тому является антисистемное дви­жение управленческой мысли, направленное против узкотехноло­гического менеджмента и против переноса системного анализа и кибернетических моделей на социальные организмы и организа­ции. Оно еще не является конструктивным и выступает как протестное. Мы имеем в виду экзистенциальную теорию управления

53

^ Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

Дж. Одиорне и антисистемный подход к организации и управле­нию К. Вейка, Р. Гринвуда, А. Петтигрю, С. Робинса, Б. Роуэна, С. Рэнсона, В. Скота, Д. Сильвермэна, Б. Хайдингса и др.2 Объеди­няет всех этих авторов гуманитаристская методологическая пози­ция, выработанная на базе экзистенциальной философии, феноме­нологии Э. Гуссерля, энтометодологии, символического интер-акционизма.

Дж. Одиорне утверждает, что бихевиористская и квантитатив­ная модели управления просто невозможны, что все современные теоретические школы слишком упрощенно рассматривают исклю­чительно сложную и многообразную деятельность реального или «экзистенциального», как определяет Дж. Одиорне, менеджера. Этот персонаж не столько соблюдает установленные «научным менеджментом» правила и принципы, сколько самым непредви­денным образом нарушает их и, возможно, лишь благодаря этому достигает успеха или, по крайней мере, выживает.

Основное, что не учитывает и не способна учесть сегодняшняя позитивистская по своей сути технология менеджмента, это то, что центральной фигурой в управлении является немоделируемая, ма­тематически необсчитываемая и потому не укладывающаяся ни в какие строгие рамки человеческая личность.

^ Переживания экзистенциального менеджера, конечно, можно объяснить пребыванием его в той предельной фазовой области, которую физика неравновесных систем называет «странным ат­трактором». Отклонения от нормы флуктуации образуются здесь не только из-за воздействий внешней среды (точнее - не бес­субъектной), но и из-за наложения на действия менеджера воз­вратного эффекта (как следствие этих действий), и действие может быть не равно противодействию как в физике твердого тела. Воз­можно, эта гипотеза и грубовата, но она хотя бы частично объясня­ет некоторые действительные трудности в ролевом поведении управляющего, его реальные проблемы. В то же время синергети­ка, как мы уже отмечали, больше говорит о новых явлениях в эво­люции объектов и мало нового добавляет к пониманию роли и действий субъектов управления1. Проекция понятийного аппарата синергетики на социальные явления без специальной разработки социологической и социально-психологической концепции орга-

Odiorne G. S. The Managment Theory Jungle and the Existential Manager // Academy of Management Journal. 1966. Vol. 9. №2. P. 109.

Щербина В. В. Антисистемный подход в теории организации. Социальные теории организации. Словарь. С. 14-17.

54

1.2. Кризис индустриальной парадигмы управления

низации и самоорганизации общественной жизни может обернуть­ся новым вариантом физикализма, поэтому нужно принять во вни­мание, что в антисистемном подходе к организации и управлению есть немало эвристически ценных наблюдений и обобщений.

Во-первых, здесь социальная организация рассматривается как вторичное по отношению к человеку установление, как эпифено­мен, артефакт; во-вторых - как установление, конструируемое и реконструируемое прежде всего в сознании людей; и в третьих, имеют важное методологическое значение и критика системно-кибернетического подхода к организации и управлению, особенно в той части, что управление рассматривают как воздействие на объект без учета природы людей, смыслов и значений, которые они придают своей деятельности. Но эта критика односторонняя, мало конструктивная, поскольку феноменологическая социология (Д. Сильвермэн, например) не вкладывает в конструирование предметный аспект деятельности и, следовательно, трактует смысл и значение управления субъективистски .

Эта позиция толкает антисистемный подход на противопостав­ление деятельности и системы и тем самым оставляет управление за рамками научного исследования, поскольку именно субъективно окрашенное управление направляет предметную деятельность в сторону достижения определенных результатов, предварительно проектируя ее как организованную систему с необычными для ес­тественно-научного подхода социокультурными свойствами.

Таким образом, мы видим, что и переход к постнеклассической стадии научного познания не приводит автоматически к преодоле­нию кризиса управленческой мысли. Нужно признать, что винов­ником сложившегося положения является известное падение пре­стижа науки вообще и общественной в частности. Сегодня пока еще не совсем ясно, остается ли наука «законодательной», то есть ищущей и устанавливающей законы природы и общества, или ста­новится «интерпретирующей», то есть толкующей на разные лады

' Наиболее активные разработчики теории социальной синергетики, правда, отводят управлению роль участника «самоорганизующейся системы» (директора делают «детектором»), влияющей на отбор сценариев в точке бифуркации, но в долгосрочной перспективе управленец все равно «не способен изменить само направление» эволюции системы. См.: Бранский В. П. Пожарский С. Д. Глобали­зация и синергетическая философия истории // Общественные науки и современ­ность. 2006. № 1.С. 108.

2Silverman D. Going Private // Organisation Theory / Ed. by L. S. Pugh. Pinguin, 1990. P. 21.

55

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

явления и проблемы и допускающей столько подходов, теорий, парадигм, сколько есть авторов1.

Обусловленность поиска новой парадигмы управления процессами его институционализации

Не совсем ясна и судьба богатого эмпирического материала, накопленного практикой управления в русле менеджмента. Нам представляется, что кризисное состояние управленческой мысли обусловлено все же ее последовательным развитием в рамках ес­тественнонаучной индустриальной парадигмы, несмотря на то что для исследования объектов управления все больше привлекаются социогумманитарные науки. И, что характерно, невзирая на мно­гочисленные исследования организаций и поведения людей в ор­ганизациях, на исследования личностных и психосоциальных ка­честв, карьер руководящих кадров и менеджеров как социального слоя, управление так и не становится предметом исследования как социальное явление, не сводимое ни к объекту, ни к субъекту и даже ни к организации их отношений2. Явление управления просто выпадает из поля зрения индустриальной парадигмы. Оно не мо­жет быть эксплицировано в ее рамках. За управление принимают или то, что делают или должны делать управляющие (обязанности, полномочия), или внешне выраженные результаты (эффектив­ность), или способы управления (типы организаций, психологиче­ские стили управления и т. п.). Но само управление, как социаль­ное явление и проблема, так и остается слабо эксплицированным и исследованным.

Разработчики теории постиндустриального общества (Д. Белл, Дж. Голбрейт, М. Янг) еще в 50-70/оды прошлого века обратили внимание на появление в социальной структуре нового типа ра­ботника, способного оперировать информацией и знаниями неза­висимо от факторов собственности на средства производства и отдающего предпочтение самоорганизации и самовыражению в ущерб сиюминутной выгоде. Райт Миле в своей широко известной

1 Бауман 3. Философия и постмодернистская социология // Вопросы филосо­
фии. 1995. №3. С. 46.

2 Можно привести в пример исследования «астонской группы» 1960-1990-х гг.
(Р. Гринвуд, Д. Паг(Пью) и др.) в Англии и Грутеровские исследования
(Ф.-Х. Кауфманн) 1980-1890 гг., но они все же имели своим предметом исследо­
вания организации и организационное поведение, а не управление.

56

1.2. Кризис индустриальной парадигмы управления

книге «Властвующая элита» (1956) указал на тот факт, что в усло­виях усложняющейся социальной организации общества основную роль начинают играть не имущественные или наследственные ка­чества человека, а занимаемое им место в системе социальных ин­ститутов. В 1962 году Ф. Махлуп вводит в научный оборот термин «работник интеллектуального труда». В научной литературе начи­нается отслеживание формирования нового доминирующего клас­са, все более включающего в себя интеллектуалов1. История зрело­го индустриального общества, в ходе которого сложилась функ­циональная для него парадигма управления, охватывает период с 70-х годов XIX века и примерно до 60-х годов XX века. Первой попыткой «встроиться» в постиндустриальную эпоху у нас была неудавшаяся «косыгинская реформа» 60-х годов. Второй попыткой была «горбачевская перестройка». Это была та самая проблема, которая не решалась в условиях сложившейся социально-политической системы и требовала радикальных изменений во всей структуре общества. К этим вопросам более подробно мы вернемся в следующем параграфе. Сейчас важно подчеркнуть, что управленческая мысль не случайно ищет ответы в постиндустри­альной перспективе. Во-первых, потому что постиндустриальные общества уже существуют, хотя и на начальной стадии становле­ния; во-вторых, потому что Россия, в условиях глобализации и но­вой геополитической расстановки сил, уже втянулась в его строи­тельство, судя по нашему научно-техническому потенциалу и по сдвигам в социальной структуре и инновационным ориентациям; в-третьих, именно в постиндустриальной перспективе управление (и как функция социального слоя управляющих, и как система зна­ний) впервые в нашей истории приобретает особое значение в решении ранее не решаемых проблем интенсификации экономи­ки, роста народного благосостояния и достижения устойчивого развития.

Поиск новой управленческой парадигмы идет у нас довольно широким фронтом: происходит активное углубление в историю управленческой мысли, управление связывается с цивилизацион-

' См. об этом: Иноземцев В. Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречие, перспектива. М, 2000. С. 176-181. Следует напомнить, что именно в эти годы в СССР была развернута жесточайшая идеологическая борьба с идеями постиндустриализма и наложен запрет на научные исследования подлинных изменений в социальной структуре советского общества, что исклю­чало саму возможность научного прогноза последующих позднее событий 90-х годов, хотя кулуарно такие попытки предпринимались.

57

^ Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

ными изменениями и процессами глобализации, с духовным воз­рождением общества и личности, с властью и политической стаби­лизацией, с проблемами достижения экономической эффективно­сти и социальной справедливости1. Однако при всей плодотвор­ности такой работы в ней пока превалирует постановка проблемы смены парадигм управления над исследованием того, что пред­ставляет собой само управление в условиях происходящих в стране и в мире процессов социетальной трансформации и глобализации.

Основной вывод из рассмотрения кризисного состояния управ­ленческой мысли состоит не в том, что системно-кибернетическая парадигма не влияет на эффективность управления и должна быть отброшена, а в том, что она не отражает исторических изменений в практике управления, его реальную переориентацию на социально-культурные механизмы регулирования человеческой деятельности. Знание об управлении, производимое на основе системно-кибернетической парадигмы, которое через монографии и учебни­ки навязывается практике, все больше приходит в противоречие с потребностями управления в другом типе знаний, среди кото­рых социологическое, социально-экономическое, психологическое, социально-психологическое приобретают наибольший удельный вес. Но среди этих дисциплин пока не установился историче­ский консенсус на основе постнеклассических критериев научно­сти. Для преодоления кризиса управленческой мысли каждая из этих дисциплин должна будет сделать свои преобразовательные шаги.

Далее мы обратимся к сугубо практической проблеме станов­ления в нашей стране современного социального института -управления постиндустриального типа. Ясно, что переключение народного хозяйства с сырьевого принципа развития на ресурсно-инновационный требует институциональных изменений всего ор­ганизационно-управленческого комплекса регулятивных механиз­мов. Мы надеемся, что политики и научная общественностью на этот раз извлекут наглядные уроки из нашей истории и переход к постиндустриальному обществу будет происходить не без участия социально-гуманитарных знаний.

'См.: Минина В. Н. Смена парадигмы управления в контексте социальных изменений // Социология экономики и управления. СПб., 1998; Иванов В. К, Ива­нов А. В., Доронин А. О. Управленческая парадигма XIX века. Т. I. M, 2002; Бели­кова Л. Т. Смена парадигмы управления в контексте стремления к свободе и со­циальной справедливости // Социальное управление, коммуникации и социально-проектные технологии. М., 2006; Управление: социально-философские проблемы методологии и практики. СПб., 2005; и др.

58

1.3. Проблемы институционализации управления в России

1.3. Проблемы институционализации управления в России

Формирование в России социального института управления по­стиндустриального типа является едва ли не самой насущной исто­рической задачей. Читатели могут резонно заметить: о каком по­стиндустриальном типе управления у нас можно говорить, когда наша «суверенная демократия» далека от западных образцов, когда наша рыночная экономика еще не совсем рыночная, когда не со­зрело гражданское общество и не вырос средний класс, когда за чертой бедности живет более трети населения, когда нам грозит элементарная депопуляция и еще, как встарь, - «дороги», «дураки» и «воруют». Все это так, но достаточно ли этих расхожих пред­ставлений о бедах России, чтобы делать пессимистические выводы об использовании имеющегося у нас немалого потенциала?

Институционализация управления -наш асимметричный ответ на глобальные вызовы

В геополитической логике «вызовов и ответов» наш ответ на четвертую за всю свою историю катастрофу, которая сопровожда­лась теми же потерями, что и первые три, совсем не обязательно должен соответствовать рецептам «мейнстрима». Он может быть интеллектуально-асимметричным, отвечающим уникальному опы­ту пережитых нами потрясений, которого просто нет у «продвину­того» Запада. Здесь нам друг друга, возможно, и не понять. Но и зацикливаться на взаимном «перечне бед и обид» нет никакого смысла. У нас есть свои преимущества, и они находятся совсем не в той сфере, в которой привыкли искать «дополнительные ресур­сы» политики и экономисты. Они в природной смекалке, изобрета­тельности наших людей, в способности к адаптации к самым неве­роятным природным и социальным условиям и к самомобилизации в трудную историческую минуту. Сегодня наши резервы лежат в незапущенных в производство продуктах научно-технического творчества и изобретательства, в неиспользуемых идеях истори­ческих и социальногуманитарных наук, в теневой экономике,

1 Имеется в виду: 1) монгольское нашествие 1237-1247 гг.; 2) «смутное вре­мя» и польско-шведская интервенция начала XVII века; 3) Первая мировая война, интервенция и разруха 1914-1924 гг. Все они сопровождались потерями террито­рии, населения, разрушением политической системы, управления, деградацией культуры.

59

1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru