Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 1.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 1.doc

1   2   3   4   5   6   7
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

венности и управления. Здесь позиции ученых разошлись. Ряд эко­номистов увидели проблему, прежде всего, в разделении власти и бизнеса, государства и рынка, в необходимости формирования ин­ститутов рыночной экономики и гражданского общества (А. Г. Аганбегян, Г. Б. Клейнер, Е. Т. Гайдар). Другие абсолютизи­ровали специфику нашего социально-экономического развития, определенного еще К. Марксом как «азиатский способ производст­ва», и выдвинули теорию «институциональных матриц» (С. Кирдина, О. Бессонова, О. Шкаратан), согласно которой все социальные институты в России заранее обречены на зависимость от властной иерархии, от традиционного этатизма. Словом, Восток есть Восток, Запад есть Запад, и вместе им никогда не сойтись, а значит, и наши реформы не могут привести к цивилизованным сдвигам, по крайней мере до них еще очень далеко.

Более взвешенную позицию занимают те, кто исследует со­стояние и изменения в социальной структуре нашего общества с позиции расстановки социально-политических сил, среди которых есть заинтересованые и в экономическом росте, и в установлении демократического социального порядка, снимающего традицион­ное отчуждение власти от общества (Т. И. Заславская, Н. И. Лапин, Р. В. Рывкина). В соответствии с этой позицией сегодняшнее со­стояния нашей социетальной трансформации (квазирыночный эта­тизм, управляемая демократия, государственный капитализм) счи­таются промежуточной формой движения к вполне достижимой для нас постиндустриальной цивилизации, хотя и на наш собст­венный манер. Единственное, на что следует обратить внимание, -что и в этом подходе институциализация управления и само рас­членение «синкретического треугольника» не рассматривается как теоретическая проблема и практическая задача.

Нужно учесть и то, что в отечественной научной литерату­ре сложилось целое направление, которое рассматривает управ­ление как сложный и многофункциональный социальный фе­номен. Сегодня исследование этого явления проводятся на со­циально-философском уровне1, на уровне таких общенаучных дисциплин как системный анализ, синергетический подход , и та-

' Управление. Социально-философские проблемы методологии и практики / Под. ред. О. Я. Гелиха, А. В. Тихонова и др. СПб., 2005.

2 Социальное управление: В 2-х ч. / Под ред. В. Н. Иванова, В. И. Патрушева и др. М.: Муниципальный мир, 2004; ^ Бранский В. П., Пожарский С. Д. Социаль­ная синергетика и акмеология. Теория самоорганизации индивидуума и социума. СПб., 2002; Мысин П. В. Теория и история социального управления. СПб., 2000; Иванов В. Н. и др. Управленческая парадигма XXI века. М., 2002.

74

1.3. Проблемы институционализации управления в России

ких специальных дисциплин как социология, экономика и психо­логия1.

Но период декларирования управления как актуальной пробле­мы, на наш взгляд, закончился. Настало время исследования про­цесса институциализации в реальных условиях послекризисных трансформационных изменений с учетом достижений социогума-нитарных наук. В соединении науки с практикой управления и практикой управленческого консультирования мы все же имеем шанс превратить третью волну управленческого бума в нашей стране в фактор решения реальных проблем нашего цивилизаци-онного развития. Важную роль здесь смогла бы сыграть нацио­нальная программа институционализации управления.

Эта программа могла бы соединить в себе проблемы должного и сущего в нашей социетальной трансформации, перевести спон­танную трансформацию российского общества в управляемую, отделить и в мониторинговом режиме проконтролировать наше развитие в пределах управляемости. Эти последние (пределы) должны задавать институциональные рамки поведения властям, собственникам и рядовым гражданам. В правовом поле и в нефор­мальном социокультурном контексте ни власть, ни собственность не должны переходить эти границы, дабы снова не ввергнуть стра­ну в тотальную заорганизованность или в либерально-анархиче­ский беспредел. Институциональные правила игры власти, собст­венности и управления должны быть эксплицированы, разведены и соединены в новой, подконтрольной обществу конструкции.

Это требует пересмотра и уточнения сложившегося у нас типа разделения властей, разделения государственной власти и государ­ственного управления на федеральном, региональном и местном уровнях, разделения функций владения собственностью и функци­ей управления в корпорациях, фирмах и учреждениях, управления и самоуправления во всех формах общественной самоорганизации. В социальном управлении (по всем фазам управленческого цикла) должны быть институционализированы де-юре и де-факто совре­менные технологии социального участия граждан в разработке, принятии и реализации управленческих решений и программ. Должна быть актуализирована работа по научной организации

Тихонов А. В. Социология управления. Теоретические основы. СПб., 2000; Пригожий А. И. Методы развития организаций. М., 2003; Франчук В. И. Общая теория социальных организаций. М., 2001; Щербина В. В. Социальная теория ор­ганизаций. Словарь. М., 2000; Тощенко Ж. Т. Социология труда: новое прочтение. М, 2005.

^ Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

труда на рабочих местах и по социальному планированию на пред­приятиях. Социология организаций и управления может сыграть немалую роль как в исследовании самого процесса институциона-лизации управления в стране, так и в разработке практически при­менимых технологий социальной диагностики, управленческого консультирования, социально-прогнозного проектирования в соче­тании с достижениями современных информационных технологий. С учетом наблюдаемых рецидивов возвращения к административ­но-командной системе следует обратиться к урокам попыток при­вести управление в стране в соответствие с достижениями науки, как они начинались и чем заканчивались.

В XX веке мы как минимум два раза переживали управленче­ский бум: 20-30-е годы, 60-е и вот сейчас в третий раз, начиная с 90-х годов по настоящее время, на рубеже столетий.

Первый управленческий «бум» в 20-е годы прошлого века

В 20-е годы это было связано с отходом от не оправдавшей се­бя административной системы периода «военного коммунизма», от так называемого «главкизма». Начавшийся переход к НЭП'у по­требовал хозяйственной самостоятельности основных производст­венных единиц, научной организации труда на рабочих местах, обоснования разделения труда в аппаратах управления. Председа­тель ВСНХ РСФСР с 1921 по 1925 год П. А. Богданов так излагал свое видение новой системы управления: «Правильно и хорошо управлять мы можем, только положив в основу следующий прин­цип: децентрализация самого управления промышленностью, при­ближение к фабрике и заводу органа управления и в то же время централизация руководства промышленностью в целом» .

Самой адекватной формой организации производства в то вре­мя признавался трест, понимаемый как объединение предприятий, пользующихся широкой самостоятельностью, свободно высту­пающее на рынке и оптимально использующее все факторы произ­водства. Государство по-прежнему выделяло большие средства на развитие промышленности, но безвозвратное финансирование ус­тупало место финансированию за счет государственных кредитов. Резко возрастала роль рынка, хозяйственного расчета, умелого со­четания производственной деятельности с коммерческой.

1 См.: Советская управленческая мысль 20-х годов. Краткий именной спра­вочник. М.: Экономика, 1990. С. 19.

76

1.3. Проблемы институционализации управления в России

П. А. Богданов видел проблему управления как противоречие ме­жду централизмом и демократизмом. Централизм («главкизм») порождал чрезмерную регламентацию действий руководителей, снижал их ответственность за эффективность работы предприятий. «У нас часто деловые предложения и мысли приносятся в жертву, в угоду так называемым "политическим соображениям", - писал он1.

Противоречие между делом или, говоря современным языком, между инструментальной функцией управления и отношениями между групповыми интересами относительно этого дела преследу­ет управление всю его современную историю, несмотря на измене­ние политических и социально-экономических условий, в которых оно осуществлялось.

В разработке и озвучивании проблем управления тех лет при­нимали участие такие выдающиеся политики, администраторы и ученые, как А. К. Гастев, Ф. Р. Дунаевский, О. А. Ерманский, П. М. Керженцев, Е. Ф. Розмирович, Ф. Э. Дзержинский, В. В. Куй­бышев и многие другие2. Здесь нужно сказать, пожалуй, главное: В. И. Ленин, благодаря последним своим работам («Как нам реор­ганизовать Рабкрин (предложение XII съезду партии)» и «Лучше меньше да лучше»), поставил вопрос о научной организации труда и управления в ранг государственной политики. Состоявшийся в апреле 1923 года XII съезд РКП(б) специально рассматривал про­блемы повсеместного внедрения НОТ и управления. На основе слияния ЦКК и РКП был создан новый комиссариат во главе с В. В. Куйбышевым по руководству всем делом рационализации в стране. Во Всесоюзный совет по НОТ (Совнот) вошли В. В. Куй­бышев, А. К. Гастев, Е. Ф. Розмирович и др. Были созданы специ­альные рационализаторские органы снизу доверху не только на заводах, но и в трестах, главных управлениях, в ВСНХ. Ответст­венность (управленческая триада В. В. Куйбышева: обязанности-права-ответственность, и все это - персонально) за организацию рационализаторских работ должны нести непосредственно началь­ники комитетов ВСНХ, главных управлений, председатели тре­стов, директора предприятий. «Под рационализацией производства нужно понимать, - писал В. В. Куйбышев, - не просто внесение поправок, а действительную его реорганизацию на основах дости-

1 См.: Советская управленческая мысль 20-х годов. Краткий именной спра­
вочник. М: Экономика, 1990. С. 24.

2 В упомянутом выше учебном-пособии Э. Корицкого и др. подробно пред­
ставлены взгляды Н. Осинского, А. Рыкова, С. Струмилина, В. Базарова, В. Гро-
мана, Н. Кондратьева на рациональную организацию управления в стране.

^ 77

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

жений науки»1. Словом, мы констатируем вариант административ­ного проведения реформ управления.

В. В. Куйбышев (с 1926 года - председатель ВСНХ, а с 1930-го - председатель Госплана СССР) исходил из диалектиче­ского представления о процессе совершенствования организации труда и управления. Он правильно считал, что нельзя раз и навсе­гда построить идеальную систему управления. Нужно непрестанно ее пересматривать и улучшать на основе новых данных науки и анализа быстро меняющейся политико-экономической и хозяйст­венной обстановки. По сути, он призывал к инновационной поли­тике и технологиям в области управления, к чему мы приходим снова через 80 лет. Кстати, проблема участия трудящихся в управ­лении также впервые была разработана и доведена до практиче­ского внедрения в широких масштабах в те же времена. Речь идет об известных из истории «встречных планах» и «социалистиче­ском соревновании». Мы могли бы делать и другие ссылки на идеи энтузиастов НОТиУ 20-30-х годов, поскольку в эти годы у нас был взрыв управленческого творчества, и он касался самых разных ас­пектов теории и практики управления. И это после кровавой граж­данской бойни и небывалой разрухи.

Но к концу 20-х годов стали вырисовываться контуры новой хозяйственной политики под лозунгом «Превратим страну в высо­коразвитую индустриальную державу, укрепим ее международный авторитет», за которым последовал новый передел власти. В стра­не началась дискуссия по поводу эффективности нэповского меха­низма хозяйствования. Авторитетный советский экономист того времени член Президиума ВСНХ А. Г. Гольцман, например, зая­вил, что мы страдаем от того, что «за последние годы обобществ­ление хозяйства сделало крупный шаг вперед, в то время как по­строение аппарата [управления] носит печать первого периода НЭП'а»2. Он выступил за решительную активизацию администра­тивных («внерыночных») методов управления и соответствующих им организационных форм. Им была выдвинута и обоснована идея закономерной смены систем управления по мере изменения со­стояния производительных сил и конкретных хозяйственных форм производственных отношений, считая аппарат управления «орга­низационной надстройкой над развивающимися хозяйственными

' Куйбышев В. В. Значение рационализации в области хозяйства и управле­ния // Хозяйство и управление. 1925. № 11. С. б.

2 Гольцман А. Г. Основы организации советского экономического аппарата // Хозяйство и управление. 1926. № 12. С. 8.

78

1.3. Проблемы институционализации управления в России

формами». Вопрос о связи этого аппарата с аппаратом и интереса­ми власти им, разумеется, не затрагивался.

Другой известный теоретик того периода Н. А. Вознесенский писал, что в советской экономике нет стихийных законов развития, что ее движение определяется самими людьми (рабочим классом под руководством партии)1. Так началась деинституционализация управления рыночного типа и институционализация администра­тивно-командной системы, а вместе с ним и укрепление позиций нового политического класса.

Этот подход, как мы знаем, вылился в крупную политико-экономическую акцию 1929-1933 годов, давшую начало периоду под названием «культа личности Сталина». НЭП был ликвидиро­ван, и в стране на долгие годы воцарилась система власти и управ­ления, которая вопреки благим идеям ее зачинателей и организато­ров все меньше проявляла склонность прислушиваться к «голосу масс»; она его уже просто формировала.

Второй управленческий «бум» в 60-е годы прошлого века

Попытки реформировать административно-командную систе­му, вслед за разоблачением «культа личности» предпринимаются только в 60-е годы, что породило новые дискуссии и второй бум управленческого творчества. В центре, в связи с «косыгинской ре­формой» 1965 года, были проблемы плана и рынка.

«Разработка проблем управления была свернута в 30-е годы и до последних лет почти не осуществлялась, - признавал зять А. Н. Косыгина, автор известной социолого-управленческой моно­графии Д. М. Гвишиани. - Это не могло не отразиться на научной обоснованности некоторых организационных решений и приводи­ло к тому, что на практике подход к вопросам организации управ­ления зачастую носил чисто эмпирический характер, сопровожда­ясь многими ошибками, которые можно было бы избежать...»2. Одной из основных ошибок, по его мнению, является технокра­тизм, который автор обозначил осторожным словом «техницизм». «В нашей стране новый толчок развитию научных исследований организации управления был дан решениями XXIII съезда партии, постановлениями мартовского и сентябрьского (1965 года) Плену­мов ЦК КПСС, положившими начало экономической реформе, ко­торая в значительной степени стимулировала эти исследования.

1 Вознесенский Н. А. Избранные произведения. 1931-1947 гг. М., 1979. С. 270.

2 Гвишиани Д. М. Организация и управление. М.: Наука, 1972. С. 16.

79

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

В связи с этим за последние годы успешно преодолевается ограни­ченный техницизм в подходе к производственному предприятию, которое ныне рассматривается как социально-экономический ор­ганизм, образующий сложный комплекс многообразных отно­шений»1.

Чувствуется по всему, что группе интеллектуалов с трудом удалось убедить «политическое руководство» того времени в том, что снижение или повышение эффективности производства зави­сит не только от его технико-технологической системы, но и от такого его неотъемлемого элемента, как социальная организация. Это был тот период в пробуждении общественного сознания, когда слово «социальный» выговаривалось с трудом. Автору этих строк, например, на лекциях по социологии задавали «убойные вопросы» типа: «Скажите, а чем отличаются такие слова как "социологиче­ский", "сексологический" и "национал-социалистический"?».

Вторым аргументом, несомненно, была демонстрация продви­нутое™ в исследованиях «человеческого фактора» производства в научном менеджменте на Западе. Сама монография Д. М. Гви-шиани напоминает отчет о выполнении партийного поруче­ния. У нее и подзаголовок - «Социологический анализ буржуаз­ных теорий». Изрядно поруганные с позиций марксизма-ленинизма, буржуазные теории тем не менее были скрупулезно описаны и систематизированы, что давало ход развитию не толь­ко новой отрасли науки, но и прорывало плотину общенаучного и социологического невежества в толстых номенклатурных пластах.

На практике это означало, что знаменитый инструмент управ­ления административно-командной системы «техпромфинплан» стал повсеместно, под нажимом райкомов партии, заменяться пла­ном социально-экономического развития. Но сути сложившейся директивной системы управления это не меняло. Просто невероят­но расширялся диапазон объектов, которыми можно и нужно было управлять из центра.

«Социалистическое, коммунистическое производство, общест­во в целом создаются и развиваются не стихийно, как, скажем, ка­питализм, а сознательно, целеустремленно, по заранее намеченной программе, - писал известный в те времена социальный теоретик В.Г.Афанасьев. - ...Партия и государство переводят требования законов на "язык" непосредственной практики, политики... Эти механизмы "перевода" требований закона на язык политики и

1 Гвишиани Д. М. Организация и управление. М: Наука, 1972. С. 21.

80

1,3. Проблемы институционализации управления в России

практики и есть механизмы управления. Механизмы управления -это те практические меры, средства, рычаги, стимулы, посредством которых органы управления воздействуют на общество, производ­ство, любую систему социального порядка с целью достижения стоящих перед ними целей, решения поставленных задач» .

С этих позиций в сферу управления открыто стали включать все мыслимые объекты, в том числе и непроизводственные: объек­ты культуры, литературы, искусства, науки, здравоохранения, юридические учреждения, народное образование и высшую школу.

Был положительно решен и трудный для теоретиков и полити­ков 20-х годов вопрос об управлении людьми. Управление вещами тогда признавалось законным (это, кстати, один из источников ли­цемерного технократизма), а вот признать управление людьми бы­ло как-то не по-социалистически. В 70-е годы это неудобство было устранено. «На какой бы ступени развития ни находились общест­венные отношения, - писал А. Е. Мушкин, - всегда общество, как совокупная воля, должно подчинять себе индивидуальные воли, должно регулировать общественные отношения, руководить дей­ствиями и поступками индивидуумов»2.

В. Г. Афанасьев в цитированной уже нами работе решает этот вопрос тоже прямолинейно: «Управление человеком, людьми в условиях социализма - это рациональная организация их труда, их экономической, социально-политической и духовной жизни, их воспитание в духе коммунистических идеалов, соблюдения норм социалистического права и коммунистической нравственности... Управлять человеком - это значит, прежде всего, определить место каждого человека в общественной системе, его функции, права и обязанности, его социальную роль»3. Возможно, что эта позиция имелась в виду, когда К. Поппер резко выступил против холист-ской (тотальной) перестройки любого общества, пусть даже с са­мыми благородными намерениями. Альянс между холизмом и идеями «проектов нового государственного устройства», «центра­лизованного планирования» он считал неправедным. Типичными представителями этого альянса выступают у него Платон и Маркс.

По Попперу, архитекторы «светлого будущего» на практике проявляются как самые жесткие сторонники тотального планиро­вания общественной жизни, поскольку в тех областях, которые по-

1 Афанасьев В. Г. Научное управление обществом. М., 1968. С. 204. Обраща­
ем внимание на то, что многие сегодняшние определения социального управления
близки этому определению, данному В. Г. Афанасьевым.

2 Мушкин А. Е. Диалектика понятия государства // Вестник МГУ. 1988. № 47. С. 127.

3 Афанасьев В. Г. Научное управление обществом. М., 1968. С. 2(16.

81

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

чему-то слабо контролируются, могут затаиться опасные силы, способные помешать осуществлению проекта этого прекрасного будущего. Дальнейшее движение по этому пути приводит к суще­ственному отклонению от поставленной цели, поскольку прихо­дится отвлекаться на различные непредвиденные последствия сво­их плановых действий, переходить от переделки социальных ин­ститутов к массовой переделке отдельных личностей'. Что, собственно, и происходило в весь период строительства «развитого социализма».

Поскольку сторонники «тотального планирования» и управле­ния у нас не перевелись и сегодня, то происходящая дискуссия о научном содержании социального управления должна не упустить из виду ее возможных политических последствий.

Тема управления в переходный период от социализма к капитализму

Критерий управления был использован для оценки этапов об­щественного развития в период «перестройки»2.

Академик Т. И. Заславская предложила тогда идеальную мо­дель общества на основе реально достижимых социалистических ценностей, где демократическая система политического управле­ния обществом сочеталась бы с широким развитием всех форм производственного и социального самоуправления, с неуклонным выполнением законов3.

Прикладывая свои критерии к различным этапам нашего не­давнего прошлого, Т. И. Заславская приходит к выводу, что период военного коммунизма следует считать вынужденным отказом от движения к социалистическим целям ради сохранения политиче­ской власти; НЭП - началом движения к социализму; период эко­номических реформ 1929-1933 годов - контрреволюционным пе­реворотом, началом «сталинщины», продолжавшейся до прихода к власти Н. С. Хрущёва; период «хрущёвской оттепели» (1954— 1964 годы) - периодом половинчатых реформ в целях возвращения страны на путь строительства социализма; период «застоя» (с

1 Поппер К. Нищета историцизма // Вопросы философии. 1992. №9. С. 31,
37-42. Раздел «Холистская теория социального эксперимента».

2 Драма перемен нашла широкое отражение в научной литературе. Сошлемся
только на работы: Рывкина А. В. Драма перемен. Экономическая социология пе­
реходной России.. М, 2001; и уникальные исследования в книге: Неймер Ю. Л.
Из стабильности в кризис. М, 2004.

3 Заславская Т. И. Перестройка как социальная революция // Социология пе­
рестройки. Сб. статей. М: Наука, 1990. С. 11 и др.

82

1.3. Проблемы институционализации управления в России

1965-го по 1986 год) - реваншем консервативных сталинистских сил; и, наконец, 1986-1991 годы - период новых, более радикаль­ных реформ социалистической ориентации. Эти реформы, как ока­залось, закончились полным поражением и коммунистических сил, и заодно нарождающихся социал-демократических.

С 1991 года в стране стали осуществляться праволиберальные рыночные реформы буржуазного типа. Для того чтобы перейти от административных к экономическим рычагам управления общест­вом, потребовался решительный отказ в целом от административ­но-командной системы как принципиально нереформируемого со­циального института управления, неспособного перевести народ­ное хозяйство на рельсы рыночной экономики.

Осмысление проблемы развития социальной организации об­щества как проблемы властно-управленческой происходит значи­тельно быстрее, чем как проблемы институционализации нового типа управления в стране. Это связано с тем, что эти проблемы ме­тодологически лежат в разных плоскостях. В первом случае управ­ление выступает как объяснительный принцип, как причина соци­альных событий, явлений, а во втором управление должно стать объектом исследования. В связи с этим мы находим в литературе массу примеров обращения к управлению как к фактору изменения общественной жизни и очень мало или почти ничего не находим в отношении описания или объяснения того, что же представляет собой само управление как социальное явление, какие функции оно выполняет в обществе на разных этапах его истории, а тем бо­лее в драматических ситуациях выхода из кризиса.

Один из крупных социальных мыслителей нашей страны О. И. Шкаратан поставил проблему управления в центр проблем перестройки. И несмотря на то что он идеологически отмежевы­вался тогда от теории «нового господствующего класса в СССР» югославского «ревизиониста» М. Джиласа, он все же признавал, что «управляющая элита» составляет особый социальный слой, который определяет ведущее противоречие, присущее отечествен­ному «социально-историческому организму». «На поверхности советского общества видна в течение долгих лет одна и та же "бо­лезнь" - бюрократизация, чрезмерная власть аппарата управления, усиление государственности в ущерб гражданскому обществу» . Как историк он пытается проследить проблему генезиса админист­ративно-командной системы. Ссылаясь на исследование Моргана,

1 Шкаратан О. И. Социальная структура: иллюзии и реальность // Социоло­гия перестройки. Сб. статей. М: Наука, 1990. С. 63.

83

Глава 1. Управление как социальное явление и социальная проблема

он относит появление управленческой элиты ко времени перехода от бесклассового к классовому обществу, когда появились отно­шения господства и подчинения благодаря возникшей военной ие­рархии, закрепившиеся позднее в отношениях частной собственно­сти и классов.

Далее О. И. Шкаратан выдвинул предположение, что в связи с ликвидацией в СССР частнособственнических отношений и клас­сов, присущих буржуазному обществу, на первый план (по прин­ципу исторической спирали) снова выступили отношения управле­ния-исполнения. «В условиях, когда в обществе отношения при­своения средств производства кажутся на поверхности как бы одинаковыми для всех слоев, когда собственность вроде бы "ни­чья", на первый план выдвигаются роли управленческие...»1.

С этой мыслью можно было бы согласиться, если бы было яс­но, что значит для динамики социальных отношений выдвижение на первый план управленческих ролей. О. И. Шкаратан полагает, что более правы те, кто рассматривает работников управления не как класс, а как особый социальный слой (Р. Дарендорф, напри­мер), поскольку они хотя и могут использовать (и когда могут, ис­пользуют) собственность в корыстных целях для присвоения жизнен­ных благ, но не могут распоряжаться средствами производства как своими собственными и не используют их как свои в процессе труда2.

Но в этом-то и состоит динамика превращения социального слоя в класс: сначала он занимает ведущие роли от имени собст­венника, страдает от того, что не может распоряжаться чужой соб­ственностью как своей, а затем находит способы и формы, чтобы привести в соответствие свое доминирующее положение в систе­мах управления и власти. Не об этой ли динамике писал Н. И. Бухарин, когда высказывал беспокойство относительно тен­денции к «вырождению» победившего пролетариата в процессе выделения из себя руководящего сдоя как нового «классового за­родыша»?3

Кстати, тот же Н. И. Бухарин, как последовательный марксист, более определенно выделял основные классовые признаки, рас-

1 Шкаратан О. И. Социальная структура: иллюзии... С. 64; см. также более
поздние работы: Шкаратан О. И. Российский порядок: вектор перемен. М, 2004;
^ Шкаратан О. И., Ильин В. И. Социальная стратификация России и Восточной
Европы. Сравнительный анализ. М, 2006

2 Там же. С. 65. Здесь Шкаратан ссылается и на авторитет еще одного едино­
мышленника А. И. Бутенко, опубликовавшего в № 2 за 1988 год журнала «ЭКО»
статью «О характере собственности в условиях реального социализма».

3 Бухарин Н. И. Теория исторического материализма. М: Госиз, 1922. С. 367-368.

84

1.3. Проблемы институционализации управления в России

сматривая в качестве важнейших командующие и исполнительские виды социальных отношений. «Но как бы различны эти отношения ни были, все они стираются перед различиями в главном и основ­ном: перед различиями в труде командующем и исполнительском, различиями, выраженными в отношениях собственности» .

В полемике с Робертом Михельсом и Вильфредо Парето он от­стаивал исторически преходящее переплетение таких явлений, как классовое деление общества, связанные с ним отношение собст­венности и явление управления, как способ, каким тот или иной класс осуществляет свое господство.

Р. Михельс считал, что социалисты победить могут, но социа­лизм победить не может никогда, поскольку «управление громад­ным капиталом передает администраторам, по крайней мере, такой же объем власти, как и владение собственным капиталом, частная собственность». В. Парето, как известно, создал теорию «смены властвующих элит», или даже, точнее, циркуляции этих элит («de la circulation des elites») как вечного двигателя общественного раз­вития.

Н. И. Бухарин парировал: Р. Михельс возводит в вечную кате­горию «некомпетентность массы», а В. Парето - «устойчивость руководящих группировок». На самом деле это категории прехо­дящие. Вполне возможно, что в будущем обществе компетент­ность массы значительно возрастет, а среди организаторов насту­пит перепроизводство. Тогда отпадет необходимость в управлении людьми. Если не придираться к идеологическим установкам того времени (это все же 1922 год), то ее следует признать методологи­чески более правильной, чем другие взгляды на воспроизводство социальной структуры, консервирующее ее элементы, как, напри­мер, в советское время «законсервировали» «ведущую роль рабо­чего класса» без взвешенной научной оценки его действительной роли. Отзвук этой консервации наглядно представлен и в попытках сформулировать центральное противоречие, которое должно было быть разрешено в результате перестроечных мероприятий. Мето­дологические подходы публиковались неоднократно, но ясности от этого не прибавлялось. Оттого, очевидно, столь неожиданным и даже шокирующим был срыв перестройки в результате путча 1991 года и движение общества совершенно в другом направлении, чем это предусматривалось ее прорабами.

Свой заметный вклад в осмысление процесса переходного пе­риода с позиций социологии организаций и управления внес из-

1 Бухарин Н. И. Теория исторического материализма. М.: Госиз, 1922. С. 332.

85

1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru