Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 2.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 2.doc

1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

2.2. Знание об управлении:

от безличных системных принципов

к персонифицированным

социальным системам

Управление имеет дело с объектами различной природы (мате­риальными, социальными и духовными). Оно представляет собой устойчивую процессуальную структуру (имеет цель, средства, ре­зультат, субъекта, объект, начало и завершение) и выполняет раз­личные функции: инструментально-преобразовательную, познава­тельно-рефлексивную, проективную, аксиологическую, методоло- гическую и социально-интегративную. Поэтому, когда говорят о проблематике управления, об управлении как самостоятельном явлении, желательно уточнять, о чем идет речь. Поскольку на виду чаще всего находится инструментальная или преобразовательная функция управления, то вся практическая и научная проблематика вращается вокруг этой функции.

Функции управления и знание об управлении

Основным показателем эффективности управления признается достижение запланированного результата в преобразовании объек­та. Отсюда наибольшее внимание к проблеме объекта, в терминах «цель-средства-результат» и к разработке различных технологий осуществления операций в указанной причинно-следственной свя­зи. Близко к этому прилегает проективная функция, что проявляет­ся в предварительной разработке планов, проектов, моделей, кото­рые подлежат осуществлению. Сложнее обстоит дело с познава­тельной функцией управления. Управление как и любая деятельность строится на некотором знании об объекте воздействия и его возможных состояниях. Поэтому определенная информация (данные, факты) об объекте является необходимым условием управленческого действия и воздействия, как и обратная связь в виде рефлексии. В условиях осуществления стандартных, перио­дически повторяющихся операций эта информация и основанная на ней рефлексия доходят до уровня автоматизмов и не представ­ляют проблему для субъекта действия. Как только в одном из эле­ментов процессуальной структуры управления происходят непред­виденные и трудно распознаваемые изменения, значительно по­вышается роль познавательной функции, актуальность тех самых знаний, о которых мы говорили выше. Управление в этих случаях

120

2.2. Знание об управлении

поступает заказчиком на получение дополнительных сведений и, в конечном итоге, всего необходимого набора знаний для выхода из проблемной ситуации.

Пока проблематика управления вращалась в рамках естествен­но-научной индустриальной парадигмы, вопрос о получении зна-

ний относительно самого управления как явления не возникал.

Проблемы управления сводились к получению знания об его объ­ектах средствами различных наук. Предполагалось, что открытие новых явлений и закономерностей в поведении объектов приведет, и соответствии с кибернетическим принципом информационного разнообразия, к автоматическому повышению этого разнообразия и у субъекта управления, как будто социальный субъект аналоги­чен регулятору в техническом устройстве. Заказа на получение знания о всей системе отношений и связей управления, а тем более о самом управлении как целостном феномене, его действительных свойствах и функциях, не поступало. Только с переходом к по­стиндустриальной парадигме появилась потребность исследовать аксиологическую функцию управления (в ее социокультурных и цивилизационных аспектах) и методологическую функцию, как принцип описания и объяснения определенных явлений действительности (природы и общества). Встал также и вопрос о необходимости различения управления объектами природы, техники, об­щества и духовной жизни, о необходимости выделения различны­ми научными дисциплинами явлений управления как специфи­ческих объектов, не сводимых только к объекту воздействия или к субъекту (онтологический аспект) и к разработке принципов ис­следования, теорий, гипотез и способов их проверки (гносеологи­ческий аспект). В нашей монографии мы вынуждены уделить вни­мание всем этим различиям и разграничениям, поскольку этого требует обоснование управления как научного объекта социологии и других социогуманитарных дисциплин. Эти дисциплины должны иметь не только свой явно выраженный объект и предмет исследо­ваний, но и свои теории, описывающие, объясняющие и прогнози­рующие явления управления.

В этой связи мы рассмотрим, какую роль играет системный подход и системный анализ как средство познания явлений управ­ления, что ценного в познавательном отношении несет в себе си­туационный подход, почему требуется новая онтология реально­сти, к которой относятся явления управления, какое онтологиче­ское и гносеологическое значение для исследования явлений управления имеет понятие о социокультурном «теле» управления как целостном образовании, в котором персонификация управле­ния играет системообразующую роль.

121

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

Нужно признать, что, несмотря на притязание «научного ме­неджмента», системного анализа, кибернетики и синергетики на роль теории управления, наука так и не располагает теоретически развернутой феноменологией управления, представлением о зако­нах его порождения, строения, функционирования и развития.

То, что в «научном» менеджменте называют теориями, на са­мом деле является теоретическими обобщениями практического опыта, материалов эмпирических исследований различных науч­ных дисциплин. Так, Дейл Е. Занд, профессор теории управления Нью-йоркского университета, пишет: «В управлении сосуществу­ют теория директивного руководства и теория участия трудящихся в управлении, теория централизации и децентрализации структу­ры, дифференциации и интеграции подразделений, формальных и неформальных структур... [Но] большинство теорий применимо лишь для решения узкого круга практических проблем, объясняя только какую-то часть реальности. Как только вы выходите за эти узкие рамки, теория или не работает, или может дать искаженные результаты»1.

Если обратиться к примерам из истории управленческой мыс­ли, то мы увидим, что фрагментарность познавательных действий по отношению к управлению преследовала науку управления с первых классов ее «научных школ».

Исследования Ф. Тейлора касались рационализации выполне­ния рабочими только отдельных трудовых операций и организации их рабочих мест. Принципы административного управления А. Файоля касались только одного аспекта управления - админи­стративного. «Школа человеческих отношений» строилась на вы­водах из хоторнских экспериментов Э. Мэйо социально-психоло­гического характера. Благодаря этим исследованиям в объект управления были включены межличностные отношения в трудо­вых коллективах. Многочисленные исследования организационно­го (производственного) поведения, аккумулированные в «школе поведенческих наук», показали, что каждый работник обладает своим потенциалом и что этот потенциал при определенных усло­виях может быть использован на благо организации. Наконец, в помощь руководителям, принимающим решения, были предложе­ны модельные методы, построенные на количественной обработке эмпирических данных («школа науки управления»), что повышало

1 Занд Дейл Е. Теории и их приложение // Современное управление. Энцик­лопедический справочник американской ассоциации управления. Т. 1. М.: Издат-центр, 1997. С. 1-19.

122

2.2. Знание об управлении

объем знаний в практике управления, но ничего не добавляло к представлениям о самом управлении.

Роль системного подхода в познании управления

Фактически управление как целостное явление, как особая конфигурация связей и отношений между людьми в процессе со­вестной деятельности, со средствами и результатами этой дея­тельности, не изучалось. В одних случаях изучался объект управ­ления, а в других - его субъект. Причем и эти исследования не проводились с единых концептуальных позиций, в рамках общего предмета или при помощи единых методов. К тому же это были не (всегда исследования. Так, А. Файоль предложил свои принципы без всяких исследований, на основе обобщения опыта, а математические модели стали эмпирически прикладываться к управлению в связи с появлением электронной вычислительной техники с программным обеспечением для систем автоматического проектирования (САПР) и информатизации рутинных процедур. Логично было включить в предмет проектирования и объекты управления, опробовать методы исследования операций, теории игр и т. п., не утруждая себя содержательным анализом управления как сложного социального явления.

Определенным продвижением вперед в познании явлений правления стало применение системного подхода. Это позволило понять, что организации как объекты управления представляют собой целенаправленные системы, призванные достигать постав­ленных целей в условиях меняющейся внешней среды. Это означало подтягивание познания проблем управления к уровню общесистемной методологии. Однако именно на этом этапе стало невыносимо ясно, что этот путь не может привести к содержательной теории управления. «Из того факта, что системный подход представляет собой методологическое направление научного познания, вытекает довольно прозрачный, но часто, к сожалению, упускае­мый из виду вывод: сам по себе системный подход не решает и не может решать содержательных научных задач»1.

Важным познавательным результатом применения системного подхода в исследовании является системная постановка проблемы, как это и произошло с признанием важности внешней среды ор- ганизации для выявления структурных характеристик объекта уп-

1 Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности: Методологические проблемы современной науки. М, 1978. С. 146-147.

123

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления
равления. Это увеличило число учитываемых параметров, но нис­колько не приблизило к пониманию сущности явления.

Не принесло принципиально нового познавательного результа- та и применение системного анализа в управлении. Как известно из литературы, системный анализ был специально создан как прак­тическая методология управления, ориентированная на объекты любой природы1.

Первоначально он развивался исключительно как средство ре­шения военно-стратегических задач, когда великие державы стали переходить от конструирования отдельных средств и единиц воо­ружения к созданию систем вооружений. Проектируемые объекты были сложными человеко-машино-ресурсными системами, что по­требовало изменений в стиле мышления.

«Универсальные» логические элементы системного анализа представляют собой стройный ряд категорий, основывающихся на открытой еще Гегелем деятельности элементов структуры: «цель-средства-результат».

Для применения системного анализа характерно признание многоаспектного, комплексного характера анализируемых систем, выделение контролируемых и неконтролируемых факторов, четкое формулирование проблем, разделение их на более мелкие под-проблемы и задачи, установление единых критериев решения всей иерархии проблем и разработка соответствующего комплекса дей­ствий.

Казалось бы, системный анализ идеально подходит для реше­ния проблем управления объектами любой природы. Однако ока­залось, что это не так. В системном анализе наряду с научными большую роль играют и чисто практические соображения, поэтому он представляет собой трудно уловимое сочетание научного и вне-научного знания в управлении, но никак не знания об управлении.

Будучи дисциплинами ярко выраженной практической ориен­тации, менеджмент и системный анализ были слабо озабочены систематизацией своих теоретических и методологических осно­ваний.

Пока практические рекомендации (принципы, рецепты, мето­ды) и их тиражирование в различных формах обучения удается производить путем обобщения наблюдений и передового опыта, углубленная теоретическая работа не становится делом первой не­обходимости. Но вопрос не только в этом.

Оптнер С. Л. Системный анализ для решения деловых и промышленных проблем. М., 1969.

124

2.2. Знание об управлении

Одной из причин кризисного положения теории управления, о котором мы уже говорили, является вытеснение на периферию по­знавательного процесса социально-философского знания как наи-колее высокого уровня методологической рефлексии, о чем с про­зорливой проницательностью писал в свое время Э. Г. Юдин. Причем такая функция реализуется всегда, поскольку она порож­дается самой природой познания, его постоянным стремлением к целостности. И если она не реализуется социально-философскими средствами, то их место занимают иные (обычно инструменталь­ные) средства, приводящие к искажению сути дела и, в конечном смете, к разрушению этой целостности» .

Как мы уже сказали, приложение системного подхода не при-вело к углублению теоретических оснований управления. И до сих пор системный подход используется в исследованиях преимущественно для наиболее полного и, по возможности, наглядного пред­ставления параметров объекта управления в их актуальной взаимо­связи.

Попытка изобразить управление как процесс не выходит за рамки или тривиального разложения управленческой деятельности на стадии: подготовка управленческого решения, принятие решения, реализация; или смены состояний объекта управления во времени.

^ Нередко за словами о применении к познанию управления процессного подхода» стоит всего лишь признание того, что «объект функционирует», т. е. действует. В «Основах менеджмен­та» говорится: «Управление рассматривается как процесс, потому что работа по достижению целей с помощью других [людей] - это не какое-то единовременное действие, а серия непрерывных взаи­мосвязанных действий. Эти действия, каждое из которых само по себе является процессом, очень важны для успехов организации. Их называют управленческими функциями... Процесс управления является общей суммой всех функций»2.

Далее представление об управлении формируется путем пере­числения таких функций, как планирование, организация, мотивация, контроль, и подробного описание каждой из них. Из такого

1Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности... С. 221. Примеча­ние: в монографии А. А. Давыдова «Системный подход в социологии. Законы Социальных систем». М., 2004, автор утверждает, что социальная философия как мстодологическая основа социологии себя исчерпала и в качестве такой основы

необходимо использовать общую теорию систем (с. 6). Это «шаг вперед, два шага назад» в методологии социогуманитарного знания.

2^ Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. С. 71.

125

подхода исчезает контекст, в котором зарождается и осуществля- ется управление. Вызывает сомнение сама возможность рассмот­рения функций управления как отрезков прямой линии. Смена со­стояний действительно происходит, но то, что является субстратом и причиной этих состояний, как раз и требует сущностного теоре­тизирования, которого в данном случае нет. Открытым остается вопрос: является ли управление линейным действием, или оно мо­жет быть нелинейным?

Критика ситуационного подхода к управлению

Из признания недостаточности системного подхода для разра­ботки практических рекомендаций в области управления родился так называемый ситуационный подход. «Теория систем сама по себе еще не говорит руководителям, какие же именно элементы организации как системы особенно важны. Она только говорит, что организация состоит из многочисленных взаимосвязанных подсистем и является открытой системой, которая взаимодейству­ет с внешней средой. Эта теория конкретно не определяет основ­ные переменные, влияющие на функцию управления. Не определя­ет она и того, что в окружающей среде влияет на управление и как среда влияет на результат деятельности организации» .

Здесь очевидно, что системный подход необоснованно отно­сится к разряду теорий, в то время как он представляет собой спо­соб мышления, позволяющий оперировать со сложными объек­тами - будь то в форме универсального решателя задач Дж. Клира или общей теории систем Ю. А. Урманцева2.

Понятие «система» только тогда начинает выполнять эвристи­чески ценную теоретико-методологическую роль, когда оно позво­ляет не просто обозначить сложный объект, а сформулировать не­тривиальную проблему и выдвинуть новый предмет исследования. А это уже функция не системного подхода, а специализированной теории определенной научной дисциплины. Системный анализ в управлении не стал и не мог стать такой специализированной теорией.

Ситуационный подход считается дальнейшей конкретизацией системного анализа, поскольку в центре внимания проблемы управления оказывается ситуация как сочетание конкретных пере-

1 Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. С. 81. См.: КлирДж. Системология (Автоматизация решения системных задач). М.: Радиосвязь, 1990; Урманцев Ю. А. О формах постижения бытия // Вопросы философии. 1993. №4.

126

2.2. Знание об управлении

менных и измеряемых параметров. Постулируется, что специфиче­ские способы и приемы, которые может использовать управление для эффективного достижения целей организации, могут быть функциональны (полезны) в одном случае и дисфункциональны в дpyrом, т. е. эти способы и приемы могут значительно варьировать в зависимости от ситуации. «Конкретный выбор переменных точно так же, как и в случае с функциями управления, находит разную интерпретацию у разных авторов, но большинство из них сходится во мнении, что существует не более десятка факторов, которые можно сгруппировать по двум основным классам внутренних и внешних переменных»1.

Далее авторы действительно выделяют группы переменных:

  1. внутренние (цели, задачи, люди, структура и технология);

  2. внешние прямого действия (поставщики трудовых ресурсов, материалов и капиталов, потребители, конкуренты, государствен­
    ные органы и профсоюзы);

3) внешние косвенного действия (международные события, со­
стояние экономики, политические факторы, социокультурные фак­
торы и факторы научно-технического прогресса).

Несмотря на то что в специальной литературе подробно расска­зывается о содержании каждой переменной, никакой концепции, касающейся их связи и типологии ситуаций не предлагается. Тексты иллюстрируются мнемоническими схемами для запоминания перечня наименований этих переменных. Разговор о ситуативном подходе сводится к предоставлению управленцу обширного набора разнокалиберных инструкций для их самостоятельного использо­вания в условиях так и не преодоленной неопределенности.

«Неопределенность, - пишет Дейл Е. Занд, - влияет на наш подход к управлению почти на каждом уровне анализа. Неопреде­ленность является ключевым фактором везде, начиная с теории поведения отдельной личности, теорий лидерства и компетентно­сти и кончая теорией разработки стратегии и проектирования организационных структур» .

Основной причиной сложившейся кризисной ситуации в познании явлений управления мы считаем методологически ошибоч­ную трактовку управления как всеобщей или универсальной кате­гории, относящейся одновременно к природе, к технике и к об­ществу.

1 Мескон М, Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента С. 84. См. также:
106-107 (рис. 3.8), С. 114 (рис. 4.1), С. 116 (рис. 4.2).

2 Занд Дейл Е. Теории и их приложение...

127

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

Управление, которое не выполняет в обществе гуманистиче- скую функцию, превращается в манипулирование людьми, в тех­нологию достижения любой, в том числе аморальной и асоциаль­ной цели (в терроризм, например).

Такое «управление» становится опасным источником социаль­ных деформаций. Поэтому для определения того, что есть управ­ление в социальных системах, недостаточно естественнонаучных и технико-технологических представлений. Управление в обществе не находится вне нравственных идеалов и критериев, которые только и определяют его социальное предназначение. Поэтому «целевое воздействие», на котором строятся модели управления, весьма проблематично.

В отличие от природных и технических систем, в системах со­циального управления принципиально недостижима и полнота ин­формационного разнообразия субъекта управления в отношении управляемого объекта, как этого требует кибернетика.

Она восполняется только путем следования определенному нравственному идеалу (что не поддается унификации и алгоритми­зации) в подходе к управлению, использующему естественнонауч­ную методологию системного анализа. Единственным достоинст­вом системного анализа в отношении экспликации проблем соци­ального управления является сама возможность постановки их в явном виде.

Техницистское, или инструментальное, направление в решении социальных проблем средствами управления не видит принципи­альной разницы между технической конструкцией и социальным механизмом, поэтому перенос методологии и методики системного анализа с систем вооружения на систему здравоохранения кажется вполне закономерным.

Плюсы и минусы синергетического подхода

По этому же пути идет и новая многообещающая дисциплина -синергетика. Она признает некоторое отличие социальных систем от технических, людей - от химических элементов и от муравьев, но только на один какой-нибудь параметр, увеличивающий эмерд-жентность, или внесистемность, поведения элемента.

Так, отцы-основатели синергетики И. Пригожин и Г. Николис считают, что, «в отличие от молекул - основных "актеров" в физи­ко-химических системах и даже в отличие от муравьев или других животных сообществ, человек всегда строит свои собственные проекты (подчеркнуто авт. —А. Т.), имеет свои собственные жела-
^ 2.2. Знание об управлении



ния. В связи с этим признается, что самоорганизация в обществе
яется просто более сложным делом, чем в природе.
А. К. Астафьев по этому поводу высказывается так: «Теория
ежности технических систем обладает своей спецификой и не
<ет быть использована для анализа социума безотносительно,
элютно, ибо понятно, что социальные системы обладают значи­
мыми отличиями от технических. Вместе с тем здесь вполне
стны такие вероятностные оценки, как сохранение работоспо-
ности (жизнедеятельности), обеспечение резервирования (из-
очности), использование механизмов восстанавливаемости и
. Преодоление тенденции к катастрофам, кризисам, деградации
?ано как раз с применением методов теории надежности с без-
эвным учетом специфики социальных систем»2. В чем состоит
специфика, говорится весьма неопределенно и по-разному, но
"да присутствует уклон в физикализм и натурализм: собственно
овеческое (сознательное, планомерное, целеустремленное, дея-
ьностное) подавляется превосходящим его природным (стохас-
еским, спонтанным), проделывающим свои манипуляции за
ной человека и вместо него.
То, что такие представления существуют и активно пропаган-
уются, является свидетельством недостаточного развития соци-
ио-гуманитарных наук, социально-философской методологии, и
астности - живучести в общественных науках базовых пред-
тений позитивизма.

Вследствие этого в обществе могут разрабатываться теории и
ктические рекомендации, как говорится, «с точностью до на-
рот», т. е. уводящие научную мысль прямо в противоположную трону от ее действительного объекта и действительных проблем.
ак, в той же работе А. К. Астафьевым утверждается: «Уместно
отметить, что самоорганизация в обществе оказывается гораздо
более трудным делом, ибо здесь возникает иллюзия сознательной
Организации общественных систем со стороны управляющих
структур. На самом же деле управляющие воздействия могут вно­
сить куда более существенный элемент дезорганизации (энтро­
пии), вызывая кризисные явления экологического, военного, нравственного плана»3.
1 ^ Николис Г., Пригожим И. Познание сложного. М.: Мир, 1990. С. 275. Раздел
лмоорганизация в человеческом обществе».
2 Астафьев А. К. К вопросу о самоорганизации социальных систем // Синер-
тика и методы науки. Сб. статей. СПб.: Наука, 1998. С. 411.
'Там же. С. 410.
129

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

В общем, вроде бы логично, на первый взгляд, но если вду­маться, то перед нами заведомо непродуктивная попытка сформу­лировать социально-гуманитарную проблему в терминах естест­веннонаучной парадигмы. Получается противоречиво и совершен­но не верно. Игнорируется, с одной стороны, сознательная организация социальных систем (объявляется иллюзией), а с дру­гой, управляющие воздействия признаются чуть ли не основной причиной экологических и других кризисных явлений. Здесь управленческое воздействие необоснованно сводится только к инструментальному.

Насколько все же продуктивнее звучит идея Г. И. Рузавина о сочетании организации и самоорганизации как новой парадигме общественных наук1. Но, поставив так вопрос, Г. И. Рузавин был бы продвинуться и в отношении онтологического представления о социальной реальности. Какова эта реальность, если в ней пробле­мой является сочетание сознательно организованного, спланиро­ванного и стихийного, неорганизованного? Какое место в этих раз­личных аспектах реальности занимает одно и то же существо под названием человек?

Человек остается самой слабой, самой мало разработанной категорией социально-философского знания, что, на наш взгляд, отражается и на онтологизации управления. К этому выводу при­шли многие современные мыслители, такие, например, как К. Поппер, М. Фуко, М. Б. Мамардашвили, Г. С. Батищев, В. В. Со­колов и др.

М. Фуко так выражает свое отношение к этой проблеме: «Че­ловек является... местом непонимания -того самого непонимания, которое постоянно грозит затопить мысль ее собственным небыти­ем, но в то же время позволяет мысли собраться в целостность на основе того, что от нее ускользает» .

Исследователь этой проблемы А. И. Мошко приходит к выво­ду, что здесь мы сталкиваемся с несогласованностью онтологиче­ских предпосылок относительно природы и человека. В самих не­драх естествознания имеются предпосылки к технократическому применению его результатов. Для естественнонаучной точки зре­ния, «человек, который верит во что-то, онтологически ничем не отличается от человека ни во что не верящего; человек, который

1 Рузавин Г. И. Самоорганизация и организация в развитии общества // Во­
просы философии. 1995. № 8.

2 Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб., 1994. С. 344.

130

2.2. Знание об управлении

илходится в состоянии любви, опять же онтологически ничем не отличается от человека, который не любит»1.

В современной познавательной ситуации «субъект как целост­ное системно-историческое образование должен обладать теми же всеобщими свойствами (атрибутами), которые он находит в объек-те, т. е. пространством, временем, количеством, качеством, движе- нием и т. д. Причем речь должна идти именно о целостном челове- кс как объективном образовании, включающем в себя не только физическое «тело», но и «субъективность» («душу», «мысля­щее Я». - А. Т.). С классической, естественно-научной точки зре­ния, это невозможно, поскольку «субъективность» здесь оказыва­ется объективной (а это нонсенс)»2.

А. И. Мошко показывает на примере развития отечественной психологической науки, как закладываются новые варианты онто­логического представления психологической реальности3.

В частности, в работах Л. С. Выгодского психическая реаль­ность представлена в качестве момента (имеющего свое характер­ное время, пространство, форму и т. д.) жизненного процесса ин­дивида, т. е. является онтологическим основанием для неклассического анализа психики. При таком подходе «идеальное теряет свою ассическую замкнутость на себя ("твердое тело" с противоположными свойствами) и предстает в качестве момента действительного самоосуществления человека в мире, т. е. обнаруживает бственные реальные бытийные границы, которые проходят через йствительного индивида, а не через абстракцию обыденного .ндления»4. Хорошо известна и оценка Л. фон Берталанфи психологиче-их концепций типа бихевиоризма и психоанализа, постулирую-ix гомеостатический характер психологической реальности5. В действительности, как он считает, имеет место процесс само-фференциации, перехода от синкретического состояния психики все более дифференцированному: происходит уточнение перво-1 Мошко А. И. Философско-мировоззренческие основания единства естест-шонаучного и гуманитарно-научного знания // Естественнонаучное и социогу-штарное знание. Методологические аспекты взаимодействия. . статей. Л.: ЛГУ, 1990. С. 21. ' Мошко А. И. Философско-мировоззренческие основания... С. 21. 3 Имеются в виду работы Л. С. Выгодского, Д. Н. Узнадзе, С. Л. Рубинштей-А. Н. Леонтьева, В. П. Зинченко. 4 Мошко А. И. Философско-мировоззренческие основания... С. 23. 5 См.: Берталанфи Л. Общая теория систем: критический обзор // Исследова-I пни по общей теории систем. М., 1969.

131

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

начальных восприятий, формирование все более определенных понятий, разветвление форм языка. С этой позиции регрессивные процессы в психике нужно рассматривать как утрату целостности, как дезинтеграцию и дедифференциацию.

Иерархия универсума, по Берталанфи, включает в себя три глобальных уровня: неорганический, органический и символиче­ский (человеческий). Именно создание и употребление символов отделяет человеческий мир от животного; символы образуют су­перструктуру человеческой культуры и истории.

К другой фундаментальной предпосылке относится представ­ление о том, что человек никогда и нигде не встречается в чистом виде как биологический организм: он всегда «вмонтирован» в со­циальные образования различного уровня - от семьи, малых групп и до глобализирующегося общества.

Движение социогуманитарного познания к более полной онтологии социальной реальности

Нам представляется в связи с этим, что социогумманитарным наукам (прежде всего социологии, экономики и психологии) также следует смелее преодолевать определенную ограниченность клас-сических естественнонаучных предпосылок и переходить к более полной онтологии социальной действительности, чтобы не выгля-дело абсурдным утверждение, что общество все же состоит из лю- I дей, что только через людей, через их совместную деятельность и их индивидуальное самоосуществление не только воспроизводит­ся, но и порождается социальная реальность в своих разнообраз-ных и уникальных формах.

Вполне логично считать, что если естествознание изучает зако«В номерности взаимодействия природных тел, то обществознание -I закономерности взаимодействия уникальных и неповторимых ин­дивидов, каждый из которых есть реальная, действующая конфи-1 гурация социальных связей и отношений людей, складывающихся I или распадающихся по мере возникающих и решаемых ими жиз-| ненных проблем, своеобразных социальных «тел».

Введение понятия социальное «тело» как единицы социогума­нитарного анализа отвечает потребности современной социальной науки в полной философской онтологии изучаемой реальности! поскольку в такой смысловой конструкции в одном шаге удержи! вается единство субъекта и объекта, социального действия и взаи-1 модействия, их историческая и социокультурная обусловленность! возникающая и распадающаяся целостность. Наконец, здесь при-|

132

2.2. Знание об управлении

сутствует и возможность широкой операционализации понятий ыя введения в научный оборот нового пласта эмпирических дан­ных, ведь функциональность тех или иных действий, в том числе линейных и нелинейных, можно соотносить не только с субъектом воздействия, но и со всем социальным «телом», с его специфиче-

, скими свойствами динамической активности.

Слово «тело» используется как понятие не только в естество-шании, но и в геометрии, в психофизиологии, в психологии и в философии, в связи с решением вековечной проблемы об отноше-

ниях души и тела1. В истории и в социологии слово «тело» исполь-

зуется, скорее, как метафора, чем строгое понятие. Примером может служить многократное употребление слова «тело» по отно-шению к цивилизации А. Тойнби в его фундаментальном труде «Постижение истории»2.

По утверждению В. М. Розина, «телесность» стала вводиться в психологию, с одной стороны, под влиянием культурологии и

семиотики, а с другой - в связи с новым пониманием понятий «бо­язнь», «организм», которые оказались связанными не столько с состоянием естественного тела, сколько с переживаниями человека

и культурными стереотипами. «Телесность - это состояние, вы­данное новой формой поведения, то, без чего это поведение не

могло бы состояться, это реализация определенной культурной и

семиотической схемы (концепта), наконец, это именно телесность, г. е. определенный модус тела»3.

В отличие от живого физического тела, которое растет и затем

стареет, «телесность» претерпевает самые необычные метаморфо­зы. Она может в течение жизни несколько раз рождаться и отми­рать, различные формы телесности могут пространственно накла-дываться друг на друга и оставаться после смерти человека. «У че-

ловека могут складываться (рождаться, жить, отмирать) и более крупные телесные образования-"тела", - например, "тело любви", "гело мышления", "тело общения", "эмоциональное тело"»4.

В этом смысле можно сказать, что социально-духовная практи­ка приводит к вычленению и социального «тела» управления как

' Вопрос об отношении души и тела // Философский энциклопедический сло-|арь / Под ред. Е. Ф. Губского, Г. В. Кораблевой, В. А. Лутченко. М.: Инфра-М, 1997. С. 75-76.

2 Тойнби А. Дж. Постижение истории. Сборник. М: Прогресс, 1991. С. 223,
1336, 378, 458, 460, 515 и др.

3 Розин В. М. Природа сексуальности // Вопросы философии. 1993. № 4. С. 81.

4 Там же. С. 83.

133

1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru