Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 2.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 2.doc

1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

социального, пишет П. Штомпка, выступает «исключительно и только человеческая деятельность»1. В этом важном для выяснения сути социальной реальности определении отсутствует указание на ее (деятельности) структурный характер. В совокупной деятельности людей, как и в любом индивидуальном действии, выделяются такие элементы, как субъект с определенным осознанием смысла деятельности, что выражается в целях и ценностях, в используемых средствах; объект (как реальный, так и символический), на который направляются средства, результаты и рефлексия по поводу получения результатов. Именно благодаря многокомпонентности деятельности в процессе совместных действий эти элементы распределяются между разными людьми, как различные обязанности. Структура совместной деятельности превращается в социальную структуру2.

Кооперативный характер совместной деятельности, набор стоящих проблем и решаемых задач определяют состав и функции социальной структуры, а никак не наоборот. Социальная структура есть конструируемый и самоорганизуемый обществом инструменте решения главной своей проблемы - создания и поддержания социального порядка, в рамках которого только и возможно его существование как целостности. Решая эту проблему, общество персонинфицирует ее исполнение, т. е. передает надындивидуальные и надгрупповые функции определенному субъекту, а в конечном счете - персоне, и тем самым завершает процесс трансформации или перехода спонтанной саморганизации в организованную.

Спонтанность и центрированность социального порядка

В режиме бытовой спонтанной самоорганизации живет добрая половина человечества. Это те, кто не напрягает себя, не планирует свой бюджет, летний отдых, карьеру. Или даже все человечество. если иметь в виду свободное время и общение. Эта спонтанность может быть определена как свободное самовыражение человека вырастающее из «обретшей форму душевности» .

Спонтанность имманентна социальной реальности. Говоря языком синергетики, она предшествует точке бифуркации, когда

1 Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. С. 43.

2 Многие социологи признают, что социальная структура (стратификация
начинается с разделения труда (Э. Дюркгейм), с распределения людей по соци
альным позициям (К. Дэвис, В. Мур), чтобы общество могло функционировать
как целостный организм.

3 Шпенглер О. Закат Европы. Ч. I. M., 1993. С. 132.

146

2.2. Знание об управлении

участвующие в принятии решения (выбора пути) люди наиболее полно проявляют свои подлинно человеческие качества, находясь при этом в колебательном состоянии.

Но есть и другого рода спонтанность - это самопроизвольность совершающегося процесса, его незапланированный и непредви­денный результат. Так возникают рукотворные лесные пожары, эпидемии, стихийные бунты, восстания, поражения в ходе военных действий, банкротства, всплеск инфляции, тенденции рождаемости и смертности и т. п. Не случайно самым большим врагом рационально построенной системы управления считается неопределенность.

Социальная реальность насыщена спонтанностью, которая яв­ляется постоянным спутником социального порядка и источником социальных изменений. Запланированная и сознательно организо­ванная людьми жизнь только упорядочивает и оформляет этот из­начально свободный человеческий порыв. Попытки удержать са­мопроизвольное течение общественной жизни в каких-то рамках, направлять ее к желаемому состоянию и вызвали к жизни социальное управление. Наряду с такими, уже признанными наукой механизмами управления, как социальные институты, выступает и механизм персонификации. «В каждой социальной группе, - писал . Сорокин, - имеется небольшое число лиц, являющихся вожаками, выразителями и организаторами. Такие лица есть в науке, в искусстве, во всех областях человеческой деятельности»1. Тем самым признается, что в структурном отношении социальный порядок центрирован, т. е. представлен некоторым реальным ли символическим субъектом, вокруг которого, как вокруг центра, располагаются люди. Порядок может обращаться в беспорядок, в децентрированное состояние, что еще Гоббс называл «войной всех против всех». Социальные изменения есть исчезновения одних центров и замена их другими. Вслед за этим происходят и изменения социальных структур, их человеческого состава и конфигураций. Нарушенный социальный порядок восстанавливается в новом качестве, но неизменно во все том же центрированном виде. Центрирование социальной реальности есть закон, сравнимый природе разве что с законом всемирного тяготения2. Но, в отли-
Сорокин П. Общедоступный учебник социологии: статьи разных лет. М., 1994. С. 60.

2 «Все наши трудности и взаимные отталкивания, связанные с противопоставлением целого и личности, исчезли бы, если бы мы только поняли, что по своей структуре ноосфера и вообще мир представляет собой совокупность не только замкнутую, но и имеющую центр», - писал Пьер Тейяр де Шарден (Тейяр де Шарден иП. Феномен человека. М., 1987. С. 204-205).
147

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления
I


чие от закона природы, он не совершается за спинами людей, а ус- танавливается ими самими сознательно в форме социальных групп, общностей, организаций и иерархий. Делая выбор между порядком и беспорядком, грозящим им самоуничтожением, люди неизменно приходят к выводу (к «общественному договору» по Ж.-Ж. Руссо) о необходимости передачи части своих полномочий на поддержание законности и порядка определенному лицу, суверену. Тем самым санкционируется социальная иерархия, благодаря которой лица, «приближенные к императору», получают более высокий социальный статус, ранг, чем те, которые отделены от него по своему происхождению или по распределению гражданских обязанностей. Внизу остаются, естественно, те, кто делегировал этому суверену надындивидуальные полномочия.

Мы сейчас не рассматриваем конкретные исторические формы установления и поддержания социального порядка через иерархии, но хотим отметить, что даже падение тоталитарных и авторитарных режимов, введение демократических форм правления, свободного рынка (который якобы устанавливает социальный порядок автоматически «невидимой рукой») не отменило принципа по строения социальных иерархий1. Возможно, этот принцип был найден методом проб и ошибок в доисторические времена, что позволило стадам предгоминид вырваться из животного состояния2.

К. С. Пигров считает, что потребность в персонификации свя- зана с рефлексией. Действительно, рефлексия (известная со времен Платона и Аристотеля как «атрибут божественного разума», со- единяющего мысль и предмет мысли) служит самосознанию и ca мопознанию человечества. Чтобы выжить в условиях агрессивном среды, природных и социальных катаклизмов (нашествий и пого- ловных истреблений), первобытным социальным совокупностям нужно было своевременно и правильно оценивать обстановку принимать единственно верные решения. Эту функцию могла вы полнять только удачная персонификация протосоциального. Состояние социальной реальности, которое выше мы определили как спонтанное, не требует иерархии. Е. А. Смирнов, не очень точной на наш взгляд, называет его «целесообразным», но вслед за О. Шпенглером уподобляет растениям3. Целесообразным его мож-

1 Типы и механизмы построения социальных иерархий довольно обстоятельЯ
но исследованы В. И. Ильиным. См.: Ильин В. Социальное неравенство. М., 2000. I

2 См.: Назаретян А. П. Архетип восставшего покойника как фактор социалЯ
ной самоорганизации // Вопросы философии. 2002. Щ 11. С. 73.

3 Смирнов Е. А. Руководитель как форма обнаружения субъективности Л
Управление: интеллект и субъективность: Материалы межвузовского научногЯ
семинара. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2002. С. 7-8.

148

2.2. Знание об управлении

но назвать лишь в том отношении, что существование той или иной совокупности все-таки имеет определенный смысл для участ­вующих в ней людей (соседские или родственные связи, например, читательские или зрительские аудитории, потребительские группы, классы типа «класс работников наемного труда» и т. п.). Наря­ду с «целесообразными» существуют и «бесцельные» сообщества. Уподобление растениям используется, возможно, в связи с тем, что, как и в случае «растения», такое состояние социальной реаль­ности можно считать «безголовым», т.е. не рефлектирующим в отношении общих проблем и не организованным для их решения. Здесь нельзя не вспомнить известное в марксизме различение: «класс в себе» и «класс для себя», как и постановку вопроса Лени­ным о стихийности и сознательности в революционном движении. Е. А. Смирнов считает, что стремление сделать из «целесооб­разной» общности общность «целевую», способную к рефлексии и организованному развитию, есть извечная общественная задача. •Человечество изобрело, по существу, только один способ реше­ния этой фундаментальной задачи. Чтобы придать обществу свой­ства целевой системы, способной к рефлексии, его нужно возглавить. Оно должно быть персонифицировано. Вот в этой, дающей возможность рефлексии персонификации, сама "суть идеи руково­дства" . Можно согласиться с тем, что переход от неорганизован­ного (спонтанного, стихийного) состояния социальных связей и отношений к организованному, планируемому и контролируемому состоянию есть очень важная характеристика социальной реально­сти. Но нельзя придавать ей значение столбовой дороги прогрес­сивного развития человечества.

Социуму для выживания и развития важно и то и другое: и спонтанность, и организованность.

Персонификация и персонализация

Спонтанное состояние социального вовсе не бесструктурно и не «безголово». Оно структурируется, но не через персонифика­цию, а через персонолизацию. Под персонализицией понимается процесс эмансипации человеческой личности от рода, массы, тол­пы и от государства-левиафана в направлении осознания себя как особой и уникальной ценности («самостоятельной вселенной!»). В современных концепциях персонализма (Мунье, Флюэллинг, Педонсель) эмансипация личности осуществляется в трех ипоста-

1 Смирнов Е. А. Руководитель как форма обнаружения субъективности // Управление: интеллект и субъективность: Материалы межвузовского научного семинара. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2002. С. 7-8. 149
149

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

сях: 1) как экстериоризация - самоосуществление через предмет- ную деятельность, в том числе через общение и искусство, способ­ное выразить живущее в человеке трансцендентное; 2) как интериоризация - духовное самоуглубление, возможность реализовать себя во внутреннем духовном мире; и 3) как ориентация на высшую самореализацию, возможную лишь в акте духовной коммуникации с Богом, поскольку в человеке обнаруживается помимо «вещного» начала и «невещное» - божественный духовный свет. Как пишет Недонсель, «чтобы быть собой, следует быть по мень­шей мере вдвоем, для того чтобы быть в полной мере собой, необходимо, чтобы другим был Бог» .

Персонализация отличается от персонификации как физическое лицо отличается от юридического. Физическое лицо выделяется из массы других лиц как отдельный индивид, персона, выступающая в социальных отношениях от своего имени и отвечающая за свои слова и поступки. Юридическое лицо имеет полномочия представлять интересы других лиц, организаций, учреждений и целых го­сударств. Поэтому персонализация - это рост свободы и никем не планируемой спонтанной активности личности, проявление ее творческого начала, критерий подлинно демократического состояния и развития общества. Обратной стороной индивидуальной свободы выступают различного рода девиации поведения, в том числе и деликвентность. Спонтанное состояние социальной реальности так же центрировано. Здесь центрами выступают личности, неформальный авторитет которых признается прямым и косвенным окружением благодаря их отличительным качествам (харизме; силе, талантам, способностям).

Преимущество социальных «тел», создающихся на персонали- стекой основе, состоит в коммуникационном характере их струк- турирования: в центре значимая фигура - Автор, вокруг все те, кто участвует в непосредственном общении с Ним, образуя его, Автора, социальное «тело». Социальное тело - это не социальное поле Бурдье и даже не круги общения. Если «Я» общается с Автором то это не значит, что Автор общается с ним лично. Он может общаться через свои произведения, через годы и расстояния. Персональное социальное «тело» есть у каждого человека - это совокупность его реальных прямых и косвенных связей с другими людьми меняющаяся в течение жизни2. «Родственное» социальное «тело

1 Цит. по: Можейко М. А. Персонализм // Новейший философский словарь
Мн., 1999. С. 513-514.

2 О введении понятия «социальное тело» в категориальный строй современ
ного обществоведения см.: Тихонов А. В. Социология управления. ТеоретическиЯ
основы. СПб.: Изд-во СПбУ, 2000. С. 97-100 и др.

150

2.2. Знание об управлении

появляется у человека еще до рождения и остается после смерти. течение жизни человек увеличивает число своих связей с людь­ми и получает «приобретенное» социальное тело. К концу физиче­ской жизни объем реальных связей неумолимо уменьшается, но виртуальные и символические связи надолго остаются в социаль­ной памяти. Через взаимопроникновение и взаимодействие социальных тел каждый человек участвует в формировании социального порядка, а социальное тело, в свою очередь, как совокупность «значимых других», участвует в формировании его личности.
Влияние отдельной личности на других людей (в отличие от целе-

вого управляющего воздействия) определяется размерами, составом его социального «тела» и способом коммуникации, т. е. совокупностью тех людей, которые чтут и уважают его как Автора, как значимую в своей жизни личность.

Персонификация, как мы уже говорили, носит надындивиду­альный и надличностный характер. Она принадлежит не только к «жизненному миру человека» (Э. Гуссерль) как спонтанной соци­альной реальности, но и к «миру системы» (Т. Парсонс). Систем­ный мир состоит из анонимных отношений, которые управляют людьми посредством власти и денег. Ю. Хабермас, считая, что в современном обществе мир системы колонизует жизненный мир •человека, определяет этот процесс как основу социальной драмы современности.

В соответствии с нашим пониманием роли механизма персонификации в установлении и изменении социального порядка, именно персонификация позволяет искусственно наращивать со­циальные ресурсы для повышения управляемости социальным целым, выставляя в центр номинальной системы живую человеческую личность. Тем самым над естественной иерархией социаль­ных отношений, складывающихся в спонтанной реальности, надстраивается искусственная иерархия, усиливающая возможности управления сложными общественными процессами из одного центра. Нормы и правила поведения рассматриваются здесь как законы, которые, в отличие от естественных законов общественной жизни, создаются специальными органами, в конечном счете по форме - в интересах сохранения целостности общества, а по сути -нередко в интересах сохранения доминирующего положения самих этих органов и персонифицирующих их лиц.

Наряду с тем, что происходит колонизация жизненного мира, идет ведь и процесс очеловечивания мира системы, поскольку все еe основные связи и узлы персонифицированы. Напряженность, Возникающая на границах взаимодействия этих двух тенденций,

151

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

определяет проблематику современного обществоведения (личное и публичное, легальное и теневое, свобода и насилие, автократия демократия). Введение в научный оборот понятия «персонифика ция» позволяет уточнить, а в некоторых случаях и пересмотрети принятые в науке представления о природе социального и о соци альном генезисе управления. В эволюции человеческого обществ персонификация выполняет функцию осуществления качественного скачка в переходе ко все более высоким и сложным уровням социальности, на которых социальными индивидами последова тельно выступают племя, род, община, общность, общество, чело вечество.

Характерно, в этом смысле, употребление слова «персониф кация» О. Шпенглером во введении к своему основному труд «Возможно ль в самой жизни - ибо человеческая история есть с вокупность огромных жизненных путей, для персонификации к торых уже словоупотребление непроизвольно вводит мыслящие действующие индивиды высшего порядка... - отыскать ступен которые должны быть пройдены и притом в порядке, не допу кающем исключения?»

У П. Тейяра де Шардена проблема будущего человека и чело вечества связывается с эволюционным уравновешиванием ноосфе ры. Высшим полюсом эволюции выступает у него символизиро ванная «точка Омега», в которой можно усмотреть символическую персонификацию объединенного человечества .

Персонификация в эволюционизме и исторической науке

Ориентация раннего эволюционизма (Г. Спенсер) на раскрытие законов социальной эволюции через изменение безличных форм и структур подверглась резкой критике (М. Вебер, Т. Парсонс) преобразовалась в неоэволюционизме в разделение культурных социальных процессов, соединяемых действиями индивидов.

Отход от евроцентризма и признание роли всех народов плане- ты в социокультурном развитии человечества вновь поставил во- прос о возможности направленной эволюции на основе «коллек- тивного разума»3. Идет поиск механизмов сближения культур

1 Шпенглер О. Закат Европы. Ч. I. M., С. 128.

2 Тейярде Шарден П. Феномен человека. М., 1987. С. 211.

3 Теория «активного общества» Амитая Этциони, например, или теория роЛ
«коллективных действий в истории» Алана Турена.

152

2.2. Знание об управлении

нахождения новых форм солидарности для предотвращения гло- бальных социальных катастроф. Нам представляется, что познание закономерностей персонификационного механизма удержания и изменения социального порядка был бы в этих поисках нелишним. И более того, представление о деперсонализированной социальной реальности (безликие массы, агенты рынка, поколения, классы, статистические группы, акторы и т. п.) дегуманизируют социаль­ную науку, держат ее в парадигме физикализма.

В исторических науках проблема персонификации ярко про­явилась в ходе борьбы позитивистски ориентированных историков-эволюционистов с традиционной исторической школой описа­ния событий («отдельных случаев») и деятельности выдающихся личностей (Т. Карлейль). В свою очередь, позитивисты были под­вергнуты критике школой «Анналов» (М. Блок, Л. Февр, Бродель) за худосочность теоретических построений, в которых нет «ни человеческих имен, ни имен народов». Вслед за Марксом многие историки сегодня признают, что история не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком как своим средст­вом. «История - не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека» . Но деятельность «общественного человека» социально структурирована, поэтому ответ на сакраментальный вопрос «о роли личности в истории» может также скрываться в механизме персонификации социального.

Г. В. Плеханов считал, что социальные отношения, которые создает «общественный человек», обусловлены состоянием произ­водительных сил: «Никакой великий человек не может навязать обществу такие задачи, которые уже не соответствуют состоянию этих сил или еще не соответствуют ему». Например, Бисмарк не мог бы вернуть Германию к натуральному хозяйству. Но в то же время Плеханов признает колоссальное влияние великих людей на историю, считает их деятельность «страшной силой», потому что они «зачинатели» нового, они видят дальше других и хотят сильнее других, потому что они - герои, сознательные выразители не-обходимого и бессознательного естественного хода событий2.

В советском обществоведении после разоблачения культа лич­ности И. В. Сталина, подтвердившего тезис о великом человеке как страшной силе», проблематика персонификации была перенесена дискуссию о «субъективном факторе». Действительно, если ход

Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т. 3. С. 26. " Плеханов Г. В. К вопросу о роли личности в истории // Избранные философские произведения. Т. II. М., 1956. С. 333.

153

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

событий определяется объективными экономическими законами, то в какой мере допустимо сознательное вмешательство людей в историю, а тем более планомерное строительство нового счастли­вого общества? Я. А. Кронрод считал недопустимыми так назы­ваемые концепции «неполной объективности экономических зако­нов», которые признают закон результатом взаимодействия сознательной деятельности и объективных условий . Г. Е. Глезерман, напротив, считал, что механизм действия общественных законов не может не включать в себя сознательную практическую деятель­ность людей. Н. И. Зорин выделил в сознательной деятельности не только субъективный, но и объективный аспекты, поскольку соз- нательную деятельность всегда можно соотнести с объективными обстоятельствами, в которых она протекает .

Однако у участников дискуссии появились сомнения: право­мерно ли подчеркивать вторичность сознательной деятельности людей по отношению к объективным законам? А. К. Уледов пред­ложил четче определять сознательность и стихийность в осущест­влении социальных законов: «Если правильное понимание объек­тивного процесса и вмешательство в его ход есть сознательность, то отсутствие такого понимания и целенаправленного действия, соответствующего коренным интересам людей, будет означать стихийность»3.

Сегодня очевидно, что и это определение несостоятельно, по­скольку неясно, что такое «объективные процессы» в социуме, что такое «правильное понимание» и почему неправильное понимание не может быть сознательным, что такое «коренные и некоренные интересы» людей, и, главное, является ли сознательное вмешатель­ство в цепь событий, к которому, несомненно, относятся действия руководящих органов и персонифицирующих субъектов, тех самых реформаторов (зачинателей) и героев, о которых писал Г. В. Пле ханов, закономерным, объективно "необходимым, или оно субъек- тивно произвольное? На эти вопросы дискуссия, оставаясь в рам­ках догматической «марксистско-ленинской» парадигмы того вре- мени, ответов дать не могла. Понятие о «коллективном сознательном» и «коллективном бессознательном» тогда еще отсутствовало. Значительно позднее, в новых исторических условиях, именно субъективный характер социальной реальности, а не предзадан-

1 Кронрод Я. А. Законы политической экономии. М., 1966, С. 180.

2 Зорин Н. И. Объективные и субъективные факторы в историческом процессе
// Труды московского института железнодорожного транспорта. Вып. 303. С. 41.

3 Уледов А. К. Социологические законы. М., 1975. С. 48.

154

2.2. Знание об управлении

ность ее изменения одним-единственным фактором, стало методо-логической основой рассмотрения ее особенностей1.

Социальная общность как персонифицированный социальный индивид

Базовым понятием, определяющим, по В. А. Ядову, сущность социального, является «социальная общность». Это ставит в центр социологического анализа ключевые проблемы всей системы об­щественной организации, ибо она есть не что иное, как организа­ция многообразных социальных общностей, социальных субъек­те, реализующих свои интересы в настоящем и в перспективе2. Такая концептуализация социального позволяет, на наш взгляд, наилучшим образом ответить сегодняшнему социальному заказу, идущему от коренных интересов российского общества, ожидаю­щего ответа на вопросы: куда идет Россия, и кто является действи-ельным субъектом социальных преобразований в стране? Или еще актуальнее: в чьих интересах ведутся сегодняшние реформы?

Предлагая включить в предмет социологии исследование зако­номерностей становления, развития и функционирования социаль­ных общностей и форм их самоорганизации (систем, структур, ин­ститутов), В. А. Ядов выделяет и их различные типы по способу организации субъекта социального действия: спонтанные и целе­устремленные, непрограммируемые и программируемые, стихий-ные и организованные. Это говорит о признании разных состояний социальной реальности и возможности перехода от общности «в себе» к общности «для себя». Но как это происходит? Ведь суть социального порядка и его трансформации вплоть до хаотического состояния проявляются в действиях и взаимодействиях нарож­дающихся, функционирующих и исчезающих, при определенных условиях, организованных общностей. В недрах старого порядка может создаваться или официально существовать его альтернатива (оппозиция). Динамика общностей как-то связана с динамикой классовых, национальных, этнокультурных, демографических, по-

Получили признание решающей роли в процессе социальных изменений активность социального субъекта (народа, массы, личности) и многофакторность в объяс­нении социальных изменений, где разные подсистемы социального целого (производительные силы, социальные институты, культура, техника и т. п.) на разных стадиях общественного развития выполняют разные функции, в т. ч. и доминантные. См.: Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программа, мегоды. Самара, 1995. С. 21.

Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара, 1995. С. 19.

155

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

селенческих, профессиональных и других видов социальных структур. В этой связи следует заметить, что общности так или иначе структурированы и институционализированы.

Большое значение предложенного В. А. Ядовым подхода к вы членению социальной реальности может состоять в том, что через представление о социальных общностях можно обосновать выде ление «социальных индивидов» с разной степенью и организаци- онной формой их персонификации, строящих свои структуры a связи с необходимостью воспроизводства собственной устойчиво- сти и определения своих перспектив.

Р. Бхаскар совершенно справедливо подчеркивает, что меха низмом, производящим и воспроизводящим общество, является ее же структура, которая не существует независимо от направляемым им видов реальной человеческой деятельности. Но откуда берутся эти структуры? В. И. Ильин считает, что они возникают из соци ального неравенства, поскольку все они представляют собой ие рархии, а социальные институты - это просто механизмы, приспо собленные для формирования и поддержания иерархического по рядка на макроуровне, а на микроуровне элементами социальной структуры выступают индивидуальные статусные позиции, кото рые, в силу тех или иных причин подчиняясь логике социальный институтов, воспроизводят иерархические практики .

С этим тоже можно было бы согласиться, но тогда возникает вопрос: откуда берется социальное неравенство? История социальной мысли неоднократно рассматривала неравенство то как следствие природы человека (физические различия, задатки, способности), то как следствие социально-классовых различий («Коммунистический манифест»). Не исключая значения этих факторов для порождения и воспроизводства неравенства, нельзя не отметить, что все виды неравенства вырастают из необходимости решении важнейшей внутренней задачи любой общности - обеспечения eе устойчивого воспроизводства, т. е. попросту говоря – выживания. Иерархия есть наиболее жизненная форма решения этой задачи, неравенство появляется как незапланированное, непреднамеренней следствие этого решения.

Именно в социальной общности, совершившей переход общности «в себе» к общности «для себя», т. е. к самопорождению социального индивида, появляется иерархическая структура к способ достижения своей устойчивости и поддержания порядка.

1 Ильин В. И. Социальное неравенство. С. 17.

156

2.2. Знание об управлении

Весь этот переход и дальнейшее функционирование общности как нового социального индивида осуществляется через персони­фикацию. Вынесенная в центр общности персона наделяется надындивидуальными полномочиями, как мы уже об этом говорили выше, и дает отсчет рангам социальной иерархии.

Представление о сознательно направляемой социальной эволюции

Чего нет в концепции В. А. Ядова, так это представления о том, как меняется социальная реальность, когда она переходит из спон-тамного состояния в организованное. Этот вопрос имеет свою ис­торию. У Ф. Тенниса есть известное различие между общностью как общиной и общностью как обществом. В литературе учитывают различия между государством и гражданским обществом. Э. Дюркгеймом введено различение механической и органической солидарностей. В известных социологам исследованиях Э. Мэйо обнаружено различие между формальной и неформальной органи­зациями. Наконец, в историко-культурологических работах Л. С. Ахиезера выделяются общество «большое» (холодное, чужое, формальное) и теплое («малое»), где человек чувствует себя ком-фортно. Это примерно то же, что «большая» и «малая» родина. У Ю. Хабермаса эти различия выросли в концепцию борьбы «двух Миров»: мира системы и мира жизни.

Эти наблюдения требуют дальнейшего осмысления. Более ши- роким обобщением выступает представление о существовании

сознательно направляемой людьми своей социальной эволюции
путем создания искусственных социальных форм для поддержания
и воспроизводства социального порядка при участии всех членов
общества. К таким искусственным формам относится любая адми-
нистрация, ведомство, министерство, само государство («искусст-
венное политическое тело» по Т. Гоббсу), надгосударственные уч-­
реждения типа ЮНЕСКО, ООН, МВФ, ВТО, НАТО, транснацио-
нальные компании, ЕС. С учетом глобализации вопрос о создании
мирового правительства является делом времени. Поэтому следует
не только разграничивать естественные общности и искусственные

социальные образования, но и внести поправки в наши научные представления о составе и структуре персонифицированных соци- альных реальностей как социальных индивидов.

Можно, конечно, как это пытается делать В. И. Ильин, соеди­нить в одну парадигму структуралистский и конструктивистский

подходы при изучении неравенства, но более существенным на

157

1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru