Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 2.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 2.doc

1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

данном этапе познания было бы выработать общий взгляд на зако- номерности коэволюции (сосуществования и соразвития) естест- венных и искусственных пластов социальной реальности, заведомо различных по своей природе. Как справедливо пишет методолог науки Г. И. Рузавин, «принципиальное отличие социальных систем от природных состоит прежде всего в том, что в них самооргани- зация дополняется организацией, поскольку в обществе действуют люди, одаренные сознанием, ставящие себе определенные цели, руководствующиеся мотивами своего поведения и ценностными ориентациями»1.

Именно соотношение организации и самоорганизации дает простор, и в то же время ставит предел, конструктивизму «великих людей» в истории и составляет драматическую напряженность деятельности огромного множества персонажей, вовлеченных в процесс строительства и изменения социальной реальности. Их извечная трудность состоит в конструировании симбиоза - естест- венно-искусственного социального тела, в решении проблемы, как быть человеком и сверхчеловеком (надчеловеком) одновременно.

Эти представления о месте и роли механизма персонификации социального в познании особенностей строения и динамики соци альной реальности тесно переплетаются с проблемой экспликации социальной сущности управления. Нам уже не раз приходилось высказывать свои соображения относительно необходимости смены инструментальной парадигмы управления, использующей субъект-объектную модель, на модель, более адекватную новому представлению о социальной реальности, в которой субъект управления выступает только одним из субъектов самооргани зующегося процесса совместной деятельности людей2. При этом управление не задается «навечно» наличием управляющего органа как это происходит в технических устройствах. В социальных системах искусственная управленческая надстройка довольно част приходит в противоречие с механизмом личностной спонтанно самоорганизации, что приводит к снижению и потере управляемо- сти. Поддержание управляемости в общественно-искусственных социальных системах, поскольку она отражает функцию воспроиз-

Рузавин Г. И. Самоорганизация и организация в развитии общества // Вопросы философии. 1995. № 8. С. 63.2 См.: Тихонов А. В. Управление - это не то, что мы о нем думаем (но поводу современного кризиса управленческой мысли) // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. СПб., 2002. С. ,85; Тихонов А. В. К проблеме методологи ческих уровней анализа управления // Управление: интеллект и субъективность. С.3 и др.

158

2.2. Знание об управлении

водства социального порядка в целом, порой важнее достижения инструментальной цели (как сдача Москвы в предвидении ре­шающего сражения не была для Кутузова поражением).

Потеря управляемости - это ситуация невыполнения ранее ус­тановленных социальных норм и правил. Она приводит социаль­ную общность на грань исчезновения, растворения в спонтанных процессах, что равносильно физической смерти индивида. Ситуа­цию нередко спасает реорганизация общности через новую персонификацию, что сопровождается перестройкой общности под особенности центрирующего ее «тела» персоны и ее доверительного окружения.

Порядок восстанавливается, как он восстанавливался после ве-ликой смуты XVI века в России и после «смутного времени» 90-х годов XX века, но проблема персонификации остается и как поли- тическая, и как стратификационная, и как управленческая, и, ко­нечно, как научная.

Велика опасность превращения управления в дегуманизиро-ванный инструмент репрессивной власти. Управление (а значит, уважение к людям, забота об их нуждах, о развитии) перестает су- шествовать, и персонификация управления трансформируется в персонификацию власти. Когда персона превращается в социаль­ную силу, она способна проявить ранее скрываемые, самые низменные, близкие к патологии свойства .

Управление социальными процессами принципиально отлича­емся от проявлений власти и управления материальными объекта­ми (в т. ч. ресурсами, финансами, самолетами и автомобилями).Оно имеет в своей основе субъект-субъектные коммуникативные отношения всех участников совместной деятельности. Если в управлении соединяются формальный статус и неформальный авторитет, то структурируется и гармонизируется социальное тело, появляется новый фактор социокультурного влияния на порожде­ние и развитие общности, отличный от травмирующих целевых воздействий. Это единственно возможный цивилизованный меха­низм изменения социальной реальности, при котором достижение инструментальных целей не разрушает и не деформирует ее, а выравнивает стратегии организации и самоорганизации. Если персональные социальные «тела» мы относим к вездесущим свойствам социальной реальности, то понятие персонифицированное социо­культурное «тело» мы относим только к социальным систем

' См.: Адорно Т. Исследование авторитарной личности. М., 2001.

159

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

с управлением. В этом отражается специфическое качество управ ления как социокультурного средства рационализации регулятив- ных механизмов человеческой деятельности1.

2.3. Управляемость

«человекоразмерных объектов»

постнеклассической науки

Кризис индустриальной парадигмы преодолевается как управ- ленческой практикой, так и перестройкой исследовательского ап парата на основе идей постнеклассической рациональности.

В постнеклассической науке центральное место занимают т. н. «человекоразмерные объекты», учитывающие не только значение знаний о природе и обществе для жизни и деятельности людей, но место и роль самой этой деятельности в природе и обществе.

Различения управления как «воздействия» и как способа регуляции

Для эволюции управленческой мысли, все еще использующей

теории и на практике идеи «лапласовского» детерминизма, квантово-релятивистского индетерминизма, схем целевого воздействия из технической кибернетики, принципов оптимальности, иерархичности, вариации, подобия и др. из системного подхода, новым и необычным является рассмотрение самого управления как персонифицированной проблемы. Еще совсем недавно (в 80-е годы прошлого века) управленческая мысль искала и находила управление в объектах самой разной природы (биологических, техническим социальных) и сводила его к целесообразным действиям с обратной связью без указания источника этих действий2. Даже несмотря на бесспорное признание существования социального слоя менеджеров, управляющих и руководящих кадров разного ранга, органов и структур, само управление продолжало и продолжает трактоваться как «воздействие» на объект (административное, административно-авторитарное, авторитарно-организационное, экономическое и социально-психологическое), на все то, что нужно подчи

' Этот подход сильно отличается от концепции системного подхода в социологии А. А. Давыдова, где системные законы или принципы работают вне и вопреки механизму персонификации. См.: Давыдов А. А. Системный подход в социологии. С. 18-28; и др.

2 См.: Управление. Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 704.
160

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

нить, изменить, преобразовать, направить на достижение постав-
ленной цели1. Здесь субъект включается только своей силовой сто­
роной - как производитель целевого воздействия. Понятие «воз-
действие» в той или иной языковой форме присутствует во всех
определениях управления. За этим подходом так и торчат «осли-
ныe уши» анонимного заказчика на исследование проблем управ­
ления, как проблем «воздействия на объект» с сопутствующим им
аспектами (экономическими, социологическими, психологически­
ми, правовыми, культурологическими), поскольку этот заказчик
как раз и интересуется эффективностью своего действия и испы­
тывает постоянный дефицит информации по каналу обратной свя-
и, но совсем не заинтересован, чтобы изучали и его, как причину
появления неэффективных действий.

Научное исследование управления, особенно с постнеклассиче-
ких позиций, включает в себя, прежде всего, того, кто управляет,
как и те средства, которые он использует, как и то, какие ценности
он разделяет, как учитывает условия среды, как предусматривает
непредвиденные последствия целевых воздействий. В составе «че-
ловекоразмерных объектов» постнеклассической науки логично
различать свойства целевого воздействия и свойства управления,
поскольку в живой и неживой природе действие и его регуляция не
различаются. Только в обществе целевое воздействие и механизм
его регуляции могут выполняться разными субъектами.
К «человекоразмерным объектам» академик В. С. Стёпин отно-
сит общество и его многообразные подсистемы, объекты совре-
менных биотехнологий и, в первую очередь, генную инженерию,
медико-биологические объекты, социотехнологические, человеко-
машинные, включая системы искусственного интеллекта, биосфе-
ру в целом. «В широком смысле слова можно отнести любые
сложные синергетические системы, взаимодействие с которыми
превращает само человеческое действие в компонент системы»2.


^ Управление и концепция универсального эволюционизма

Вопрос о том, какое отношение к этому «компоненту» имеет
управление, здесь специально не рассматривается. Тем не менее
следует сказать, что в универсальном эволюционизме, который

1Управление. Управление организацией. Энциклопедический словарь. М., 2001. С. 699.
' Стёпин В. С. Наука. Новейший философский словарь. Минск, 1999. С. 458-459.
161

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

считается фундаментальной метапарадигмой современной научной картины мира1, управление начинает занимать место одной из ос­новополагающих категорий, с которой связывают реализацию ноо-сферного потенциала в сохранении жизни на земле и осуществле- ние эпохального перехода к коэволюционному развитию природы и человеческой цивилизации2. Что собой представляет управление, к которому, как к последней надежде, должно будет прибегнуть беспечное и непредусмотрительное человечество ввиду грозящей ему экосоциальной катастрофы? Придерживаясь логики размыш- ления академика Н. Н. Моисеева, выделим несколько важных

свойств управления.

Во-первых, Н. Н. Моисеев начинает с представления об управ- лении как рациональном способе активного воздействия на управ- ляемую систему для достижения вполне определенной цели, в со- ответствии с теорией управления. Такая теория, по его мнению возникла в технике, где сформировался четкий язык и система по нятий. Однако, во-первых, в технических системах цель является экзогенным, внешне заданным фактором, поэтому в этой теории процесс управления сводится только к процедуре выбора и реали зации определенных целенаправленных действий.

Во-вторых, в социальных системах всегда существует целая совокупность целей, и, главное, они не задаются извне, а кем-то вырабатываются и формулируются, скорее, внутри этих систем Это, как считает Н. Н. Моисеев, возможно, самая сложная процедура, с которой сталкивается человек в своей деятельности.

В-третьих, по мере роста сложности управляемой системы, точный расчет необходимых команд, т. е. то, на чем строится вся теория управления в технике, становится принципиально невоз можным, несмотря на массовую компьютеризацию. На определен ном этапе движения в этом направлении система идет вразнос объект становится неуправляемым."

В-четвертых, в «человекоразмерных» системах, где высок уро- вень спонтанности, саморегуляции и самоорганизации природных процессов и процессов производственной и общественной жизни следует говорить не об управлении в жестком техническом смысле слова, а о направляемости и управляемости этих процессов, «тонкой настройке стратегий природы и стратегий разума».

В-пятых, разум доложен быть специально организован и воору-

1 Стёпин В. С. Теоретическое знание. М., 2003. С. 641 и др.

2 Моисеев Н. Н. Современный рационализм. Раздел «Управляемое и направ­
ляемое развитие». М., 1996. С. 320-327 и др.

162

, 2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

ружен знаниями о пределах управляемости того или иного ло- кального процесса («принципом кормчего»), чтобы не впасть в же-сткую рациональную заорганизованность или в попустительство спонтанному ходу событий1.

Работа управления в узком диапазоне управляемости требует значительных интеллектуальных усилий от практиков и новых на­учных знаний от теоретиков и исследователей. От тех и других требуется высокая нравственная ответственность перед природой и обществом (следование «экологическому императиву», прежде всего).

По своему происхождению управление выросло и отдиффе- ренцировалось от саморегулируемой и самоорганизующейся соци­альной практики и исторически совсем недавно превратилось в специфический вид деятельности, долгие века и тысячелетия пре­бывавший в тесной синкретической связке с другими, важными для жизни и выживания человека видами целевой деятельности.

Управление в объектах постнеклассической науки

Нас интересует место и роль управления в «человекоразмерных объектах» постнеклассической науки, универсальные характери­стики, проявление новых свойств и качеств такого рода объектов. Поскольку и общество, и биосфера, и человеко-машинные системы сегодня признаются синергетическими, рассмотрим какое место в этих системах отводится управлению. Как правильно отмечают П. Бранский и С. Д. Пожарский, проблема соотношения управ­ления и самоорганизации в синергетике относится к научным па­радоксам2. Управление всегда связано с сознательно построенной и поддерживаемой в рабочем состоянии организацией, а самоорганизация же, по самому определению этого понятия, не требует участия такого организатора, иначе она не была бы самоорганиза­цией (как, по их мнению, и «самоуправлением»). Вроде бы понятие самоорганизации отторгает всякое вмешательство внешнего управленца. Между управлением и самоорганизацией возникает конфликт, создающий впечатление, что эти процессы несовмес-

' «Принцип кормчего» Н. Н. Моисеев заимствовал у польского философа Б. Грентовского, который еще в середине XIX века изложил свое понимание управления человеческими коллективами с помощью использования «малых сил» природы, наподобие управления парусным судном.

2 Бранский В. П., Пожарский С. Д. Глобализация и синергетическая философпя истории // Общественные науки и современность. № 1. 2006. С. 119-120.
163

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

Чтобы разобраться в этом вопросе, авторы предлагают рассмотреть взаимоотношения самоорганизации и управления с точки зрения синергетической теории социального отбора. Согласно этой теории, движущей силой самоорганизации является механизм социального отбора, состоящий из взаимодействия тезауруса, детектора и селектора1. Противоречие между самоорганизацией и управлением остается до тех пор, пока управленец выступает по отношению к самоорганизующейся системе в роли «внешнего на блюдателя». Ситуация меняется, когда управление попадает внутрь этой системы, входит в состав детектора и начинает приник мать активное участие во внутренних взаимодействиях элементов системы. Тогда бывший наблюдатель становится участником управления самоорганизацией системы. Казалось бы, конфликт решен, но авторы не дают управлению шансов систематично и на стойчиво направлять процесс, держать его в пределах управляемой сти, о чем и беспокоился Н. Н. Моисеев. Далее они пишут: «В долгосрочной перспективе он (управленец) может только ускорит или замедлить течение процесса в определенном направлении, не сможет изменить само направление» (конкретно имеется в виду процесс глобализации). Это совсем не та роль управления в синергетической «человекоразмерной» системе, о которой заявлявлял Н. Н. Моисеев. В такой теории (а в ней предусматривается и конфликт между разными управленцами) нет места переходу (скачку эволюции к рационально организованному обществу и решению проблемы выживания.

Здесь, на наш взгляд, сказывается методологическая недоработка самой концепции «человекоразмерных объектов» постне классической науки, в которой не «прописано», что понимать по человеческим действием, которое становится «компонентом» си- нергетической системы. Если иметь в виду процесс глобализации, то человек и так находится внутри этого процесса, но роль детектора выполняют целый социально-политический и экономический альянс стран «золотого миллиарда», а среди них лидирует одна сверхдержава, которая проводит довольно жесткую линейную политику, подавляя синергетичный потенциал большинства человечества. А если в качестве синергетической системы «человекоразмерного объекта» выступает вся биосфера, какие будут тогда

1 Под тезаурусом понимается «сокровищница», из которой производится ofl бор, под детектором - тот (или то), кто его производит, под селектором - руковИ дящее правило, с помощью которого делается выбор.

164

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

предприниматься действия человеческим «компонентом» и где будет находится «управленец», решая проблему предотвращения экологической катастрофы? Тут либо нужно научно признать, что рациональность имманентно присуща синергетическим системам, что переносит нас на тысячелетия назад к «интеллехии» Аристоте­ля, либо соглашаться с тем, что помимо естественных процессов в диссипативных системах существуют и внешние «наблюдатели», способные внести долю рационализма в механизм преобразования

хаоса в порядок. Тогда в одних случаях самоорганизация может быть преобразована в самоуправление, а в других - в рациональную организацию, способную удерживать стихийный процесс в рамках управляемости. Примером последнего может служить ме- ждународный проект «Такамак» по управлению термоядерной ре­акцией, где плазма удерживается в магнитном поле при температу-рс 100 млн. градусов Цельсия.

Здесь заметны две методологические недоработки синергети-ческого подхода. Первая состоит в том, что, способствуя преодо­лению традиционных представлений о свойствах объектов в клас­сической и неклассической науке путем введения понятий о нелинейности, неравновесности, необратимости времени, неустойчи­
вости, бифуркационности, самоустановлении порядка через хаос и т. п., синергетика практически переносит эвристически ценные сообщения и гипотезы о природных процессах на общество
. Вторая связанна с недооценкой того факта, что по мере накопления ценностей культуры и средств цивилизационного развития растет потенциал создания и применения искусственных материалов для удовлетворения потребностей людей и искусственных (рациональ­ных) способов организации общественной жизни, в том числе и механизмов регуляции, к которым мы относим и управление. Общество уже живет и развивается не как естественно-исторический, а как социально-исторический процесс1. Следовательно, в нем одновременно существуют и взаимодействуют как нелинейные, так и линейные, как стихийные, так и сознательно организованные и сконструированные системные связи. В итоге возникает проблема не только «тонкой настройки» стратегии природы и стратегии общества, но и внутри общества настройки стратегии организованности и порядка и стратегии самоорганизации и самореализации социальных субъектов.

' Вывод, сделанный авторами деятельностно-активистской теории социаль-

ных изменений (Э. Гидденс, П. Бурдье, П. Штомпка и др.)

165

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

Методология познания объектов постнеклассической науки

В современной науке утрачивается ведущая роль способа по- лучения новых знаний путем моделирования или схематизации практики, абстрагирования из нее идеальных объектов. Все больше используются методологии конструктивного обоснования гипотетических вариантов теоретических схем, способствующих при их проверке в ходе эмпирических исследований и обобщения фактов получать знание, упреждающее развитие реальных событий. В связи с противоречивым состоянием управленческой мысли (которая, с одной стороны, должна учитывать сегодняшнее состояние управленческих практик, а с другой - ориентироваться на их изменение на основе некоторых гипотетических представлений о возможности их рациональной модернизации), научное познание в рамках постнеклассической рациональности может быть построено на конструировании универсальных характеристик систем управления, соответствующих эпистемологическому идеалу наук и ценностям постиндустриальной гуманитаристской перспектив. Это означает, что в горизонте такой перспективы управление способно стать конструктором новой реальности, сочетать способы линейной и нелинейной регуляции, прямого и косвенного воздействия на процессы самоорганизации и саморегуляции, поддержание их в диапазоне управляемости. В ответ на утверждение синергетической эпистемологии о необходимости исключить линейное мышление из рассмотрения сложных и нелинейных отношении между физической, ментальной и социальной реальностями, поскольку это создает серьезные последствия для нашего поведение мы считаем, что скорее претерпит изменения сам тип рациональности, чем она растворится в спонтанной самоорганизации. Для исследования такой возможности следует предположить, что управление осуществляет свои регулятивные функции не в одной предметной реальности, а сразу в трех: физической, ментальной социальной. И если в одной (физической) оно устанавливает прямые причинно-следственные связи, то в других (ментальной, социальной) оно предусматривает связи резонансные и связи влияния.

1 Майнцер К. Размещение в сложности. Сложная динамика материи и чело- чества. М., 1994. Автор считает, что в политике и истории монокаузальность приводит к догматизму, снижению толерантности и фанатизму. Врачам и психологам он советует рассматривать людей, как сложные нелинейные существа при установлении правильных диагнозов. 3. Фрейд тоже рекомендовал учитывать подсознательное в человеке, но лечил он все же путем рационализации этого подсознательного.

166
2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

В 70-е годы прошлого века в отечественной философии науки вопрос о месте и роли управления в природе и обществе ставился методологически более последовательно, хотя и не включал в себя сегодняшних открытий и притязаний синергетики. Несмотря на то что тогда использовалась кибернетическая схема субъект-объект-ного управления (где под субъектом понимался источник целена-равленного действия любой природы, а в итоге - сигнал в инфор-мационном канале), само управление соотносилось с понятием це­лостности, и были сделаны важные выводы о связи типов целост­ности и форм управления на материалах исследования биоло-гических объектов. Эволюция типов целостности от низших жи-вогных до сложноорганизованных организмов и человеческой дея-тельности, по М. Т. Абрамовой, сопровождается усложнением типов регуляции: вначале - это бессознательно инстинктивная регуляция; потом - программированное целевое действие (без обратной связи); затем - приспособительское (или самонастраивающееся); далее - пространственно-временная (некреативная, шаблонная реакция на образ конечного результата); и наконец - причинно-следственная (у человека), когда образ конечного результата при­водит к сознательному установлению связи между предметами и дейстствиями с ними, и к настройке на это всего механизма регули-рования1. В последнем случае можно говорить об управлении как рациональном способе целеполагания и контроля целедостижения. При переходе к изучению «человекоразмерных» объектов проблема соотношения целостности и управления дополняется проблемой ее организации и самоорганизации. Человеческое присутствие в таких объектах исключает сомнение в том, кто является обьектом управления самоорганизующейся системой. В отноше­ниях с природой такими доминирующими субъектами выступает совокупное человечество, локализованное в различного рода общ-ностях и организациях, и оно отвечает «за тонкую настройку» стратегии природы и человека. Целостность здесь выступает как осваиваемая человеком живая и косная природа и создаваемые че-ловечеством специализирующиеся в этом направлении организации. Эта целостность не превращается «в органическую» (К.Маркс) именно потому, что прямое целевое воздействие на природу, подчинение ее своим корыстным интересам, несомненно, дает производственный эффект, но при этом разрушает связи самоорганизации и саму возможность их самовосстановления. «Тонкой настройки» стратегий не получается. Есть управление воздействием,

' Абрамова Н. Т. Целостность и управление. М., 1974. С. 228-233.
167

но нет управления созданием и поддержанием самой целостности, не определен даже диапазон этой целостности, за пределы которого целевое воздействие не должно выходить. Эта задача и есть собственно говоря, задача регуляции управленческого типа. Но для ее решения отсутствует главное условие - социальный субъект, организующий и поддерживающий эту целостность.

Участники конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 году не создали такого органа, который был бы способен реализовать принятую «повестку дня», а страны, подписавшие Киотский договор, не представляют собой организацию. Эта ситуации многократно

клишируется вплоть до отдельных предприятий и частных предпринимателей, истребляющих живую природу в своих (несомненно, рационально обоснованных) интересах и загрязняющих окружающую среду. Дело не в отсутствии законов и природоохранных органов или, как говорил архитектор перестройки, «озабоченности» среди мировой общественности. Дело в том, что для решения проблемы так и не удается создать управляемую, органическую целостность, в состав которой должен войти от человечества активный, организованный и заинтересованный субъект, а от природы - реально задействованные человеческой деятельностью природные ресурсы, потребность в их охране и воспроизводстве.

В этой связи «человекоразмерные» объекты должны рассматриваться не только с позиций их синергетических свойств, но и с позиций достаточности состава компонентов для образования «органической целостности», ядром которой выступает доминирующий субъект1.

Представление о доминирующем субъекте и дуализме практики управления

Представление о доминирующем субъекте в понятиях абсо- лютного было впервые, как нам представляется, сформулировано Гегелем в негативной форме2, затем развито К. Марксом в его мА-

1 Эта методология используется в науке, но не рассматривается в «человек
размерных» объектах. Примером ее могут служить теория концентрации в руках
немногих доминирующих стран экономических связей Э. Валерстайна, теория
культурных центров и культурной периферии в процессах глобальной цивилиза-

ции У. Ганнерса и др.

2 «Субстанция как субъект есть чистая простая негативность, и именно по-
этому она есть раздвоение прошлого или противополагающее удвоение, которое
опять-таки есть негация этого равнодушного различия и его противоположно-
сти» (Гегель. Феноменология духа// Соч. Т. IV. М., 1959. С. 9.
168

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

териалистической теории исторического процесса, где домини- рующим субъектом объявлен пролетариат, и В. И. Лениным с его идеей «организации революционеров». В неомарксизме, в частности у А. Грамши, акцент был сделан на такой «прослойке», как интеллигенция, что перекликается сегодня с «датакратами» Э. Тоффлера и интеллектуализма М. Янга. На роль доминирующих исторических субъектов в разных концепциях выдвигается то «властвующие элиты», то молодежь (К. Маннгейм), то менеджеры. Сейчас активно дебатируется вопрос о формировании новой элиты постиндустриального общества, что актуально как для нас, так и для Запада. Методологически важно, что социальная система, об-щество или общность, являясь абсолютным субъектом по отношению к природе, внутри себя, если вернуться к Гегелю, испытывает напряжение, разделяясь на субъект как активную субстанцию, осуществляющую движение общества через самоутверждение и берущую на себя ответственность за его существование и развитие, на пассивный субъект, представляющий собой социально «иное», некий другой способ субстанциональной активности для самого себя. Первый субъект есть то, что «само двигает», второй - что приводит в движение общество как «для-себя-бытие или чистая негативность»1. В нашем понимании доминирующий субъект- это его способность и возможность создавать способы и механизмы регуляции того или иного процесса в социально прием­ом направлении. Доминирующий субъект в обществе и в его системах есть конкретно-историческое социальное образование, класс или социальная страта и представляет собой особую организованность. В определенных условиях и ситуациях доминирующий субъект принимает форму власти и опирается на развитый аппарат ее осуществления. В постиндустриальном обществе доминирующий субъект многолик. Он не имеет своей постоянной пространственно-временной локализации. Он - функционально необходимое, но не заданное раз и навсегда социально-структурное образование. Более того, он не всегда явно выражен: либо потому, что находится на ранней стадии социогенеза, либо потому, что его функционирование не требует эксплицированной формы, либо по причинам, еще требующим прояснения.

Для методологии научного познания управления очень важно, что доминирующий субъект включается в предметную область науки как значимая конституента проблемной ситуации, когда в качестве проблемы рассматривается не фиксированный объект,

' Гегель. Феноменология духа // Соч. Т. IV. М., 1959. СП.
169

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

а неуправляемый или слабо управляемый, спонтанный процесс. Для постижения феномена управления важно знать, при каких усоловиях доминирующий субъект превращается из органа власти орган управления или вообще растворяется в самоорганизаци каков механизм конвергенции и дивергенции таких механизмов Можно считать, что наибольшее значение в осуществлении эти переходов имеет дуализм искусственного и естественного в регулятивных механизмах. Искусственный механизм образуется преднамеренно, на основе выдвижения целей и организации средств ия достижения, а естественный возникает спонтанно на основе субъективных представлений участников о правильности своих действий в разрешении своих проблем в конкретной ситуации. Спонтанное в обществе - это не бесцельное и бессмысленное, хаотичное движение, как в природе; а порядок - это не самопроизвольное упорядочение стихийных сил. Спонтанное в обществе - это проявление свободы и творческого самоосуществления человека в процессе жизнедеятельности, проявление его положительной и отрицательной девиантности; а порядок - это сознательное поддержание норм и правил совместной жизни и деятельности, сохранение целостности социальных форм жизни.

Проблема соотношения искусственного и естественного, из вестная еще со времен Платона, стала занимать важное место в современном познании1. В истории науки допускалась как натуралистическая интерпретация социокультурных процессов, так и их субъективистско-телеологическая трактовка. Историко-философская постановка проблемы формулируется так: как соотносятся между собой сознательные действия социальных субъектов, реализующие определенные цели и проекты и естественный ход истории, определяемый материальными и социально-культурными обстоятельствами? Г. П. Щедровицкий сместил эту проблему в русло постнеклассической парадигмы2. Он предложил онтологизировать двойственность систем деятельности как естественно-искусственных социальных образований. В этом же духе высказывался и К. Поппер, признававший дуализм феноменальных и нормативных отношений. Логическая сторона проблемы нашла отражение в так называемом «принципе Юма», согласно которому невозможно в

1 Бабайцев А. Ю. Искусственное и естественное. Новейший философский словарь. С. 283. Определенным ответом на этот вопрос сегодня является активистско - деятелыюстная парадигма общественных трансформаций, упоминавшаяся выше

2 Щедровицкий Г. П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности // В сб.: Разработка и внедрение автоматизированных систв в проектирование. М, 1975.

170

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

одной логике сочетать утверждения со связкой «есть» и утверждения со связкой «должен». Тем не менее в онтологии, по Г. П. Щедровицкому, речь идет о единой, сложной, составной системе, допускающей исследование того, что есть, и проектирование того, что должно быть.

Признание такого дуализма означает более адекватное пред­ставление о фундаментальных проблемах практики управления. В случае их «натурализации» (следования ходу событий без кор­ректирующего вмешательства) мы получаем попустительский тип управления, а в случае полной рационализации, подчинения про­цесса разработанной схеме - авторитарно-диктаторский. Если представленная нами выше интерпретация управления как объекта познания «человекоразмерной» природы предназначена для его вычленения из реальности в целях познания, то встает вопрос: в

рамках какой реальности возможно управление? Мы считаем, что управление онтологически связывает различные реальности путем введения причинно-следственных связей между ними, что приводит естественный процесс в состояние сознательно развивающейся направляемой целостности. Исследование этого явления может производиться не одной какой-либо наукой, на роль которой уже предлагались кибернетика, системология, синергетика, экономика, социальное управление, социология и др., а комплексом наук, каждая из которых может выделить свой аспект управления как научного объекта. Тем самым мы снова обращаемся к вопросу: к какой реальности следует относить управление?

1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru