Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 2.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 2.doc

1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Обсуждение вопроса об отношении управления к особой социальной реальности

В третьей четверти двадцатого века отшумели последние бои физикалистского монизма, стоявшего на том, чтобы научно снять проблему различия телесного и духовного. Эта проблема снимается в их понимании, если принять, что высказывания о ментальном тождественны высказываниям о телесном. Физикалисты, по су-ществу, пытались возродить старую идею о «человеке-машине» единственно адекватным языком онтологии признавали язык физики. В полемике с неопозитивизмом физикалистского толка К. Поппер утверждал, что различение духовного и телесного, вошедшее в философию познания со времен Декарта, сообразуется с интуитивными представлениями человека о самом себе, с его здравым
171

Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

смыслом, и вполне согласуется с современными научными данны­ми, в частности - с эволюционной биологией'.

Не испытывая склонности к метафизическим построениям, К. Поппер все же выдвинул гипотезу о различении трех видов ре-

альности:

мир - как мир физических явлений (атомы, поля, силы, дере-

вья и т. п.);

мир 2 - как мир ментальных или психических явлений (субъек-

тивных состояний сознания, диспозиций и т. п.);

мир 3 - как мир объективного содержания мышления и про- дуктов человеческого сознания (гипотезы, проблемы, теории, ма- териализованные в виде машин, скульптур, зданий, книг). Эти идеи опубликованы им в совместной работе с нейробиологом Дж. Эклзом «Самость и ее мозг. Аргумент в пользу интеракционизма», где под интеракционизмом понимается связь названных выше миров между собой2.

Не ввязываясь в полемику, возникшую после этой публикации, обратим внимание на то, что К. Поппер неявно выделил два естественных (миры 1 и 2) и один искусственный мир (мир 3) и через понятие интеракции попытался показать генезис мира 3 из миров 1 и 2, а также право мира 3 на дальнейшую самостоятельную эволюцию. К. Поппер не затронул эпистемологического аспекта различения трех миров как трех реальностей, но, учитывая, что физикализм настаивал на языке физики как на единственном средстве познания единственной реальности, можно предположить, что «сэр Карл», как его называли при жизни, допускал и плюрализм различных языков и знаний для описания и познания различных реальностей3.

По всей видимости, не без влияния К. Поппера Ю. Хабермас пришел к выводу, что люди живут в трех различных мирах. В отличие от К. Поппера, Ю. Хабермас выделяет такую объективную реальность, как социальный мир («наш мир»), собственно объективный мир («природа)» и субъективный («мой мир»), что не только шире выделенного К. Поппером искусственного мира 3, но и по-иному трактует содержания

1 См. подробнее: Юдина Н. С. Философия К. Поппера: мир предрасположен-
ностей и активность самости //Вопросы философии. 1995. № 10. С. 49-51.

2 Popper К., Eccles J. The Self and its brain. Berlin, N. Y., L., 1977. См. также
Popper К. Objective Knowledge. An evolutionary approach. Oxford, 1973. P. 10б-107.
Критику см., например: Ракитов А. И. Философские проблемы науки.
М.:Мысль, 1977. С. 102-106.

3 Во всяком случае, совершенно очевидно, что, выдвигая идею мира 3
К. Поппер стоит на позиции признания знаний как объективной реальности.

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

всех трех видов реальности . Ю. Хабермас вообще не ставит вопрос об эпистемологическом статусе этих миров. В соответствии с его концеп­цией «универсального прагматизма» как промежуточного этапа в созда­нии им теории коммуникативного поведения, речь идет о различных критериях оценки реальностей, посредством которых люди участвуют в коммуникативно-рациональных дискуссиях и достигают взаимопонима­ния (Verstandigung). Если по отношению к природе требуется изложение фактов для доказательства истинности нашего знания о явлениях внеш-него мира, то для общества и общественных явлений требуется, по Ха-бермасу, придерживаться существующих в обществе социальных нор-

мативов, а для доказательства адекватности наших слов внутреннему

миру нужно правдиво выражать наши переживания.

Таким образом, с природой мы находимся в отношениях объ­ективности, с обществом - в отношениях нормативности, а с явлениями внутреннего, субъективного мира - в отношениях экспрес­сивности. Соответственно, адекватность нашего речевого действия трем видам действительности будет измеряться различными критериями: истинностью, правильностью, правдивостью. Открытым остается вопрос о том, достаточно ли такого рода критериев для научного исследования «человекоразмерных объектов» как соеди­нения различных по своей природе реальностей? Если достаточно, то проблема адекватности нашего знания объектов природы остаетсяя в традиционных рамках понятий естественных наук. В отно­шении общественных явлений вопрос об истинности или ложности наших знаний здесь не стоит. Наши знания и, вероятно, действия должны рассматриваться как правильные или неправильные с позиции соответствия существующим нормам. Поменяются нормы, и «неправильное» знание может оказаться правильным, что, согласимся, в обыденной жизни встречается довольно часто. Экспрессивное отношение к субъективной реальности по критерию правдивости с точки зрения обыденного речевого общения не вызывает возражений. Но здесь особенно заметна неопределенность критерия с точки зрения отношения субъекта к внешней для него социальной реальности. Одно дело правдиво выразить свои переживания в слове писателя, художника, актера, рядового раскаявшегося грешника, другое де-- сказать правду «объективно» о себе, о том, что тебя окружает, об обществе. Третье дело, является ли та и другая правда знанием, и если является, то знанием какого рода? Коммуникативная рациональность Хабермаса не дает ответа на эти вопросы, поскольку она в главном и
' Habermas J. Vorstudien und Erganzungen zur Theorie des Kommunikativen delns. Frankfurt a. M., 1984. P. 440.
173

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

основном направлена не на получение знания относительно существа того или иного явления, а на взаимопонимание участников коммуника­ции1. И тем не менее для понимания сущности управления, для которого коммуникация играет не последнюю роль, очень важно подчеркнуть, что оно имеет дело с различными типами знаний. Во-первых, знания об управлении, как мы уже говорили, это не то, что знания в управлении. Знания об управлении относятся к 3-му миру К. Поппера, а знания в управлении относятся ко всем трем мирам Ю. Хабермаса. Устанавливая искусственные причинно-следственные связи в отношении с объектами природы, управление должно знать и использовать их свойства; в отно­шении с обществом оно должно знать способ установления связей меж­ду людьми; в отношении своего, субъективного мира, доминирующий субъект должен знать способ его упорядочения и выражения.

Три вида реальности выделяет и Ю. А. Урманцев: субъектив­ную, объективную и субъективно-объективную. Соответственно, он вычленяет и три вида объектов познания: идеальные, матери­альные и материально-идеальные.

Под субъективной реальностью он понимает идеальные систе­мы различного иерархического уровня: ощущения, восприятия, представления, понятия, суждения, умозаключения, озарения, ги- потезы, концепции, теории, художественные образы, философские картины мира, религиозные представления и чувства.

Объективную реальность представляют материальные системы различного иерархического ранга: элементарные частицы, атомы, молекулы, кристаллы, планеты, звезды, их системы, организмы, ил сообщества, биосферы.

Наконец, объективно-субъективную реальность представляют разного рода социумы - от человека, человеческих общностей до человечества2.

Собственно говоря, Ю. А. Урманцев, как и Ю. Хабермас, выде­ляет три вида реальности: материальную, идеальную и социаль­ную. Но философская разработка этих понятий у Ю. А. Урманцева иная. Очень важно, что Ю. А. Урманцев рассматривает эти реаль-

1 HabermasJ. Theorie des Kommunikativen Handelns. Vol. 1. Frankfurt a. M., 198
P. 532 и др. Коммуникативная рациональность близка убедительности. «Убеди­
тельное не следует принимать за истинное, ибо одно и то же бывает убедителын
не для всех и не постоянно. Убедительность зависит и от внешних обстоятельсл
и от доброго имени говорящего, - потому ли, что он разумен, или вкрадчив, ил
близок нам, или говорит приятное нам» {Диоген Лаэртский. О жизни, изречения
и изречениях знаменитых философов. М.: Мысль. 1986. С. 361-362).

2 Урманцев Ю. А. О формах отражения бытия // Вопросы философии. 1993
№ 4. С. 93 и др.

174

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

мости как неиерархические подсистемы бытия с позиции его по­стижения человеком, стремящимся к познанию. Познавательная и коммуникативная рациональности, по нашему мнению, - это раз­ные предметные области деятельности. Если познавательная дея­тельность монологична, то коммуникативная - «полифонична» (Г. С. Батищев). Они ортогональны, как у К.Маркса производи­тельные силы и производственные отношения (или «формы обще­ния» в его ранних работах).

Этого представления недостает Ю. Хабермасу в его теории коммуникативного поведения. Свое понятие коммуникативной рациональности (как он пишет, «достаточно скептическое по сво­ему содержанию»), находящее выражение в коммуникативном разуме, он пытается противопоставить «хилому когнитивно-инст­рументальному разуму», в то время как можно было бы увидеть в них единство противоположностей, составляющее сущностное ос­нование «производного» социального мира и управленческой дея­тельности.

Слишком рациональная когнитивно-инструментальная дея­тельность (а к ней и относится целевое управленческое воздейст­вие) становится, опять говоря словами Г. С. Батищева, «гумани­тарно неадекватной»: она наносит ущерб своим схематизмом мно­гомерной сложности субъективного мира человека1. Но и ком­муникативная деятельность, далеко «отлетевшая» от проникнове­ния в суть вещей, от их постижения и производства, теряет свою рациональность и остается на поверхности явлений скептической риторикой в духе Пиррона. Между этими крайностями и нужно находить самодвижущееся социальное образование, систему, спо­собную соединить «слишком человеческое» (субъектное) и «слиш­ком нечеловеческое» (природное).

Ю. А. Урманцев под постижением понимает сверхсложную те­леологическую систему, в качестве элементов которой выступают элементы-вещи и элементы деятельности, причинно-следственные связи и отношения принадлежности, требования и условия, свя­занные с достижением главных и побочных целей постижения2. Эта сверхсложная система есть одновременно и вещь, и свойство, и отношения, и «персональная реальность» главного субъек­та - постигающего. Но это одновременно и процесс - процесс ос-; воения, познания существующей и создания новой реальности. По

Батищев Г. С. Не деянием одним жив человек // Деятельность: теория, ме-юдология, проблемы. Сб. статей. М.: Политиздат, 1990. С. 318-319.

Урманцев Ю. А. Общая теория систем: состояние, приложения и перспективы развития // Система. Симметрия. Гармония. Сб. статей. М., 1988. С. 38.

175

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

нашему мнению, модель постижения Ю. А. Урманцева представляет собой полезное обобщение о некоторых важных свойствах «человекоразмерных» систем, где человек выступает и их участникком, и постигающим, и целедостигающим.

Сравнивая различные подходы, обратим внимание на выделение социального мира как особой реальности, отличной от природы и субъективного мира.

К. Поппер увидел в социальном (третьем) мире знания и их материальные воплощения, Ю. Хабермас - коммуникативные взаимодействия между людьми, превалирующие над «хилым когни- тивно-инструментальным разумом», Ю. А. Урманцев - некоторое отношение, взаимодействие между объективной и субъективной реальностями, и условия, подчиняясь которым, эти отношение реализуются. «Эти отношения и эти законы композиции (условия. - А. Т.) не принадлежат ни объективной, ни субъективной peальности, но они принадлежат в виде эмерджентных признаком области "пересечения" этих реальностей, то есть субъективная объективной реальности»'.

Реальность как область пересечения двух других, не сводимых друг к другу реальностей, конечно, трудно представима, тем более что субъект ее постижения (человек, группа, общество) сам является полем этого пересечения2. Ю. А. Урманцевым не ставилась задача осмысления взаимодействия этих миров как проблемы управления человеком объектами окружающего его мира, поэтому возможно, идея «самости», высказанная К. Поппером, не нашла своего места в его концепции «постижения». А это и есть та область пересечения реальностей, в которой персонифицируются проблемы социальных изменений.

Если продолжить анализ взаимодействия различных реально- стей, то можно увидеть, что в процессе своей деятельности человек линейно и нелинейно то и дело соединяет и разъединяет различные

1 Урманцев Ю. А. О формах постижения бытия // Вопросы философии. 199Я

2 Слово «реальность» - позднелатинского происхождения, realis – действии-
тельный, существующий в действительности. Критерием реальности o6ъектов,
процессов, событий, свойств в марксизме считается практика. В марксизме же
«человек есть живая система, представляющая собой единство физического и
духовного, природного и социального, наследственного и прижизненно приобре-
тенного» (Философский энциклопедический словарь. М.: СЭ, 1983. С. 770). Из-вестна также точка зрения, что «сущность человека не есть абстракт, присущий определенному индивиду. В своей действительности (курсив мой. - А. Т.) он
есть совокупность всех общественных отношений» (Маркс К., Энгельс Ф.Сочинения. Т. 3. С. 3).

178

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

реальности, не всегда осмысливая степень адекватности применяемых им средств. Отсюда проблема «ограниченной рациональности» целевого воздействия, которое оказывается рациональным в одной реальности (ментальной, например) и нерациональной в другой, социальной; тогда мы говорим о хороших планах и плохой их реализации.

Каждый действующий субъект представляет собой сложное и противоречивое единство тех же трех видов реальностей: физиче-ской, ментальной и социальной. Он не только «физическое тело» и «ментальное тело», реальный набор знаний умений, навыков «под рукой», а также чувств, верований, ценностей, но и «социальное тело» - реальный набор связей с другими субъектами, возникаю­щих как в процессе жизнедеятельности, так и в процессе организа­ции конкретного действия1.

«Средства действия» также состоят из физических, ментальных и социальных элементов, образуя рациональные конструкции, соз­даваемые субъектом для воздействия на предмет в соответствии с его прообразом. Прообраз генерируется ментальным телом субъек-тa при обстоятельствах, обусловленных его физическим и соци­альным положением и состоянием самого объекта. Объект есть проблемная сторона интересующего субъекта процесса. Он может быть однородным или составным, принадлежащим сразу к двум шли к трем реальностям.

Действие также тройственно. Оно есть одновременно и пред­метное, и ментальное, и социальное. Тем самым мы подтверждаем, что объект как проблема есть продолжение субъекта другими средствами. И, кроме этого, в ходе действия и взаимодействия субъект и объект выступают составными частями их общего со-циокультурного «тела», в контурах которого только и может быть решена проблемная ситуация средствами управления.

' В ответ на безобидную в общем-то реплику методолога науки Н. С. Автономовой (Вопросы философии. 1999. № 8. С. 56) относительно превращения «co­циального тела» в модную метафору хочется сказать, что путь от метафоры до операционального определения был бы более коротким, если бы философия науки долгие годы не занималась проблемами науки только на примерах естествознания. За последние годы в этом направлении продвинулась экономическая социология. Вслед за П. Бурдье и Дж. Коулманом у нас разработана концепция форм капитала и, главное, способность субъекта действия к их конвертации. К этим формам относятся: экономический, культурный, человеческий, административный, политический, символический и физический капиталы, среди которых социальный, административный и политический явно относятся к «социальному телу». См.: Радаев В. В. Понятия капитала, формы капиталов и их конвертация // Общественные науки и современность. 2003. № 2.

177

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

Неадекватность предметного действия приводит к рефлексив­ным преобразованиям в ментальном теле и к сдвигам в распределении статусов, в разрыве связей в теле социальном; но не автоматически, так как сами реальности, которым соответствуют указан­ные действия, жестко не связаны линейными отношениями. Это могут быть отношения одностороннего действия, многосторонние взаимодействия, коррелятивные согласованности или несогласо- ванности и малозаметные, резонансные влияния одних действий на

другие.

Поэтому в синергетическом механизме социокультурного «те- ла» рассогласование может начаться в любой момент и с любого конца. Это могут быть изменения взаимного положения субъекта действия и предмета, изменения, которые не отрефлексированы субъектом управления, но уже повлияли на адекватность действия, новое видение ситуации в результате «озарения», которое внезапно изменило смысл и значимость действия. Средства, которые еще вчера были пригодны и приносили требуемый результат, сегодня могут оказаться контрпродуктивными и вредными.

Чем меньше определенности во взаимных отношениях между реальностями, тем меньше вероятность осуществления субъектом управления успешных предметных действий и больше вероятность потери контроля и управляемости всем процессом. Отсюда необ- ходимость постоянной настройки и перенастройки регулятивного

механизма управления.

Для повышения адекватности своих действий, в интересах со- хранения целостности, субъект управления нередко стремится уменьшить информационное разнообразие объекта путем исполь- зования прямых связей детерминации, властного подчинения объ- екта своей воле. Однако на этом линейно-командном направлении его подстерегают, как говорится «большие неприятности», с кото- рыми он позднее сталкивается в виде технологических, экологиче- ских, экономических, политических кризисов и неудач в личной жизни, не вполне отдавая себе отчет в том, что они находятся в причинной связи с его действиями.

Так, достигнув успехов в уменьшении неопределенности своего положения в материальном мире путем материальной технического наращивания возможностей своего физического тела, человек увеличил рассогласование между ментальным и социальным мирами и подорвал доверие к разуму и к рациональности вообще. Попытка уравновесить ситуацию путем перенесении средств постижения материального мира на мир социальный уже привела к поражению позитивистской и неопозитивистской наук.

178

2.3. Управляемость «человекоразмерных объектов» постнеклассической науки

как рационального способа усиления ментальных возможностей человека.

Управление и недостатки феноменологической редукции

Последним философом в XX веке, кто оставался на почве нау­ки и пытался удержать ее эпистемологический статус за счет пере­смотра ее оснований, был Э. Гуссерль, который стремился найти в сознании чистое «усмотрение сущности» объектов внешнего мира («интенциональность»), независимое от психологических и соци­альных наслоений. Но феноменологическая альтернатива физика-лизму и натурализму не смогла затормозить движения инверсион­ного маятника в сторону радикального постмодернизма и связан­ного с ним полного отказа от научных принципов и критериев постижения бытия как системы и, тем самым, осталась невостре-бованной. Главная причина слабостей феноменологической аль­тернативы позитивизму нам представляется в том, что она не смогла определить свой предмет как скоррелированный с природ­ной и социальной реальностями. Ведь интенциональность как чис­тая направленность на предмет, есть идеализация одного из аспек­тов ментального мира. Второй аспект, не менее важный, представ­ляет собой рефлексивное наслоение на естественную установку вторичной, или отраженной, установки, корректирующей первую. Наличие интенциональности не означает признания адекватности чистого сознания реальному миру и не гарантирует «бездефектно­сти» его структуры. Сам факт признания феноменологией значи­мости естественной установки говорит о подверженности интен­циональности рационализации.

Естественная установка, сталкиваясь с определенной реально­стью в ходе осуществления действия, испытывает влияния и резо­нансное воздействие со стороны других реальностей, что приводит к снижению его адекватности. Наступает такой рубеж, когда «зна­ние под рукой», в принципе, не может обеспечить когнитивное руководство действием . Появляется необходимость в дополнитель­ном наращивании знаний и вообще в переходе к непрерывному

1 «...чувственное восприятие лишь в простейших случаях заведомо соответствует действительности... Известны случаи авиационных катастроф, которые происходили потому, что летчики неправильно ориентировались в обстановке, полагаясь на свои ощущения» (Практика и познание. Сб. статей. М.: Наука, 1973.

с. 193).

179

^ Глава 2. Проблемная ситуация в научном познании явлений управления

самообразованию, чем сейчас озабочена не только «экономика знаний», но и менеджмент, стремящийся к долговременному успеху.

Феноменологическая редукция как метод могла бы сыграть важную методологическую роль в познании ментальной реально­сти управляющего субъекта, если бы она попыталась найти дено- тат «значения», как центрального понятия феноменологии в мате- риальном и социальном мирах. Этим, на наш взгляд, и объясняется слабость методической реализации феноменологической методо­логии применительно к исследовательской и управленческой прак­тике. Нас сегодня интересует «знание в управлении», а для иссле- дования таких когнитивных комплексов недостаточно функции естественной установки.

Феноменологическая социология, в полном соответствии со своими философскими основаниями, стремится представить соци- альную реальность как некую нерасчлененную целостность субъ- екта и объекта, как переживание субъектом своего «бытия в-мире», как непосредственно данное человеку существование. Этот аспект важен для исследования механизма персонификации но важна и объективация этих переживаний.

Живущая в человеке интенциональность (направленность на другое) не обязательно, как это представляется Хайдеггеру или Сартру, в качестве «другого» выбирает себе «ничто» как конечный пункт существования. Как раз направленность на другого человека, на их совместную жизнь и деятельность и создает коммуникативную основу социальных связей, возможность коммуникативного воздействия на социальные отношения и объективацию модели в практике управленческой деятельности.

Подводя итоги, следует сказать, что в «человекоразмерных объектах» постнеклассической науки действительно происходит синтез естественно-научных и социогумманитарных знаний за счет признания доминирующей роли социального субъекта как источ ника физической, ментальной и социальной активности в отноше нии любых объектов, представляющих для человеческой «самости» значимую проблему. В рамках концепции универсального эволюционизма, как в отношениях человека и природы, так и в oтношениях человека и общества, центральной проблемой становится удержание спонтанных природных и социальных процессов в рамках (пределах) управляемости, создавая тем самым «тонкую

180

2.3. Управляемость «человекоразмврных объектов» постнеклассической науки

настройку» на коэволюционное развитие человека, природы и об­щества. Ответственность за эту настройку несет персонифициро­ванный доминирующий субъект, который сочетает в своей дея­тельности линейные и нелинейные способы регуляции человече­ских действий и взаимодействий, удерживая их в пределах управляемости. В предыдущем параграфе, рассматривая вопрос о диапазоне существования социального «тела», мы выдвинули че­тыре вида ограничений свободы субъекта при принятии решений (ресурсный, ментальный, социальный и нравственный). Эти крите­рии подходят и для определения диапазона управляемости «чело- векоразмерных объектов». Управляемость последних возможна, если для них удается сформировать адекватное существующей проблеме (экологической, политической, экономической, антропо­логической, энергетической и т. д.) персонифицированное социо­культурное «тело» с доминирующим субъектом, способным встроить в проблемный процесс регулятивный механизм, органи­зующий и направляющий этот процесс в диапазоне специально разработанных для конкретного случая критических показателей. При исследовании «человекоразмерных объектов» должен быть сделан обратный методологический ход: включение в программу исследования разработки критических показателей диапазона управляемости и гипотезы о социокультурной детерминации (ре­гуляции) направляемого процесса. И не забыть, конечно, пригла­сить представителей социогуманитарных дисциплин.

181
1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru