Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 3.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 3.doc

1   2   3   4   5
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

логии - это социально-ментальная проблема в координатах естест­венно-искусственной реальности.

Наконец, третьим возражением против позиции феноменологи- ческой социологии является ее представление о научном методе, Сначала выразим согласие с критикой необоснованного переноса методов естественных наук на проблемы и явления социальной реальности, широко представленной в социофеноменологической литературе. Сошлемся на характерное высказывание: «Независимо от того, уяснена ли полностью природа естественнонаучного мето- да - а в этом сомневаются даже такие авторы, как Поппер, - сам вопрос о соответствии (выделено авт. - Л. Т.) таких методов предме- ту социологии игнорируется в погоне за "научностью", в стремлении исследовать общество так же, как исследуются организмы и мертвая материя» .

Настаивая на том, что специфические особенности социальных явлений, отличающие их от явлений природы, требуют и «совер- шенно особого подхода», социофеноменологи предлагают и осо­бый метод исследования феноменологической социальной реально­сти. Этот метод называется в философии феноменологической редукцией (он же: эпохой, заключением мира в скобки, воздержанием от веры в существование мира, выключением мира из игры и т. п.) и «конститутивной феноменологией естественной установки» в социо- логии. Его главная задача - описывать феноменальные объекты соз- нания.

Критика феменологического подхода конструирования реальности

Поясним суть феноменологического метода на примере про- блемы описания социальных явлений. Согласно допущению, что социальные явления существуют не, сами по себе, а в процессе ин- терсубъективного конструирования членами общества смыслов и значений, они рассматриваются как фактические результаты этого процесса. Поэтому, приступая к исследованию, прежде всего опре- деляют, что считают тем или иным конкретно (или вообще, абст- рактно) социальным явлением сами члены общества (т. е. каковы эти явления как «социальные феномены в себе»), и дальше - как они переживаются людьми в повседневной деятельности. «Для этого требуется изучить, как действующие лица в той или иной

1 Сильвермен Д. Методология и значение // Новые направления социологиче- ской теории. Сб. статей. М.: Прогресс, 1978. С. 306.

212

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

ситуации конструируют свои реальности, как они вписывают их и что они описывают»1.

А. Щюцем были сформулированы требования к конструирова­нию феноменологических моделей явлений социального мира в форме постулатов:

  1. ^ Постулат [практически достаточной] логической стро­гости: конструкты должны быть ясными, отчетливыми и следо­вать (практически в достаточной степени. - А. Т.) законам фор­мальной логики.

  2. ^ Постулат субъективной интерпретации: предполагается построение моделей индивидуального сознания и его содержаний, которые могли бы объяснить полученные социологом данные; этим достигается возможность соотнесения любых человеческих действий и их результатов с субъективными значениями действий индивида.

  3. ^ Постулат адекватности: каждый термин или понятие мо­дели действия должен конструироваться таким образом, чтобы ре­альное действие в мире, организованное согласно этой модели, могло быть понято самим действующим лицом (выделено авт. — А. Т.) и другими людьми в терминах обыденной схемы интерпре­тации. Этим обеспечивается согласованность социологических конструктов с конструктами повседневного опыта2. Наиболее мно­гообещающими методами эмпирических исследований в границах феноменологического подхода признаются участвующее наблюде­ние, лабораторный эксперимент и анализ записанных на пленку разговоров.

Наше критическое замечание в адрес основного и сопутствую­щих методов феноменологической социологии в общеметодологи­ческом плане касается сведения ею социальной реальности к пред­ставлениям о взаимодействии индивидов, что позволяет говорить об исследовании скорее ментальной (или субъективной) реально­сти, чем социальной в нашем понимании. Но это не означает что феноменологический подход, как и последующие работы Бергмана и Лукмана, не имеют значения для получения новых знаний об управлении.

Но неслучайно и то, что первоначальный боевой настрой со-циофеноменологов на переформулирование всей проблематики традиционной социологии постепенно свернулся в относительно

Новые направления социологической теории. Сб. статей. М.: Прогресс, 1978. С. 247.

2 Там же. С. 252.

213

Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

узкое направление исследований языковой социализации и экстра­лингвистической коммуникации. Дело в том, что важные сами по себе и достаточно обоснованные методы фиксации фактов созна­ния не позволяют их сопоставлять с фактами действия и выходить из интерсубъективной реальности в реальность социальных отно­шений.

Конкретно хотелось бы отметить такой недостаток, как слабая (практически никакая) экспликация в методологии феноменологи­ческой социологии дополнительного влияния используемых ис­следовательских средств и на обыденное сознание и естественную установку. Этот вопрос (как задача) просматривается в «постулате адекватности» А. Щюца, но методически, процедурно он так и не был решен.

Мы можем отметить и попытки Г. Гарфинкеля выделить «ин- дексичные предложения» в качестве базовых данных для описания и объяснения социальных феноменов, исходя из контекста, кото­рый связывает их значение с конкретной ситуацией. Но, как оказалось, даже «индексичные предложения», используемые участииками действия в уникальной обстановке, чтобы стать понятными в коммуникации, ими самими же и объективируются. Тем самым вновь открывается дверь для традиционной профессиональной социологии, которая получает право заниматься процессом «вторичной объекти- визации индексичности повседневного социального опыта» .

Этот анализ позволяет сделать вывод о том, что в части позна- ния социальной реальности, понимаемой нами как процесс конст- руктивной деятельности людей по устройству своей жизни и вы- страиванию в связи с этим определенных отношений между собой, должен быть и другой метод, более отвечающий специфике этой реальности. Таким методом мы считаем метод установления адек- ватности (соответствия) знания о реальности и фактически полу- чаемых результатов на основе исследования этих знаний. Это та постоянная проблема, которую решают субъекты управления всех уровней, когда сопоставляют цель и результаты. Установление как метод здесь означает, что исследователя интересует не истинность знаний о реальности, а только установленный факт несоответствия «знаний под рукой» и того, что получилось, когда ими руковод- ствовались в действии. Установленное таким образом знание есть опыт рассогласования ментального и реального, который становится фактором регуляции социального поведения.

1 Новые направления социологической теории. Сб. статей. М: Прогресс, 1978. С. 350.

214

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

Поиск оснований метода «установления» для познания искусственно-естественной реальности

Слово «установление» пока еще не приобрело законченную понятийную форму. В словаре В. И. Даля «установление» означает устав, закон (свод установлений), а в глагольном выражении озна­чает завершенное предметное действие (устроить, осуществить, утвердить, ввести в действие) и завершенное познавательное дей­ствие (установить факт, истину, доказать, обнаружить, выяснить)1. Собственно, это и есть те основные значения, которые мы вклады­ваем в понятие «установление». Это завершенное познавательное действие, «предельный переход» из субъективной (ментальной) реальности в форме установки на ее изменение в реальность соци­альную, т. е. в реализацию этой установки. Новое в том, что сопос­тавляются знания до действия и после действия и их соответствие устанавливается как социальный факт.

Это слово довольно широко используется на допонятийном уровне в различных научных текстах именно в значении завер­шенного (финитного) познавательного действия.

Так, Пол Филмер в статье об этнометодологии пишет: «...люди могут установить (курсив мой. - А. Т.), что они знают что-то, прежде всего, благодаря способности выразить это знание в язы­ке...» . Или: «...у нас есть все основания сказать, что попперовское установление (курсив мой. - А. Т.) связи диалектики и метода проб и ошибок является важным моментом рационального истолкова­ния реального смысла диалектики»3.

Как реализованная установка «установление» имеет богатую теоретико-методологическую и логико-гносеологическую предыс­торию. В соответствии с теорией установки Д. Н. Узнадзе и его школы (А. С. Прангишвили, И. Г. Бжалава, В. Г. Норакидзе, Ш. А. Надирашвили и др.) установка как готовность, предраспо­ложенность субъекта в отношении какого-либо объекта, обеспечи­вающая целенаправленный характер протекания деятельности, возникает при встрече двух факторов: потребностей и ситуации удовлетворения потребностей4.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. М.: Про­гресс Универс, 1994. С. 1078-1079.

Филмер П. Об этнометодологии Гарольда Гарфинкеля // Новые направления социологической теории. Сб. статей. М.: Прогресс, 1978. С. 370.

Садовский В. Н. Карл Поппер, гегелевская диалектика и формальная логи­ка // Вопросы философии. 1995. № 1. С. 144.

Установки, теория // Краткий психологический словарь. М.: Политиз­дат, 1985. С. 372.

215

^ Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

В зависимости от объекта и типа регуляции деятельности раз­личают смысловые, целевые и операциональные установки. Опе­рациональная установка появляется в ходе решения конкретной задачи на основе учета условий наличной ситуации и вероятност­ного прогнозирования этих условий, опирающегося на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях. Целевые установки вызы­ваются целью и определяют устойчивый характер протекания са­мого действия. Прерванное действие обнаруживает влияние уста­новки на поведение в сторону завершения действия (так называе­мый «эффект Зайгарник»). Многочисленные эксперименты пока не привели к объяснению этого феномена2. Наконец, смысловые ус­тановки выражают отношение человека к тем объектам, которые имеют для него личностный смысл. Смысловые установки наибо­лее широко представлены в социологии и социальной психологии. Они содержат когнитивный, эмоциональный и волевой (поведенческий) аспекты или составляющие.

Вопрос о том, какой из аспектов установки играет решающую роль в поведении и какой из них является действительным предме­том измерения в социологических и социально-психологических исследованиях, остается спорным.

М. Рокич предложил диспозиционную гипотезу установки для объяснения механизма регуляции поведения, согласно которой ус­тановка располагается на нескольких уровнях и осуществляет ре- гуляцию за счет доминирования одного из них .

Проверке этой гипотезы в 70-е годы было посвящено довольно крупное эмпирическое исследование коллектива ленинградских ученых под руководством В. А. Ядова. Мы должны отметить как чрезвычайно важную для развития научного дискурса в нашей предметной области эту попытку соединить социологический и социально-психологический подходы для изучения, как мы гово­рим, «предельного перехода» из субъектного мира в мир социаль­ной реальности.

В социальном мире реальностью являются именно действия и взаимодействия людей, их поступки, поведение. Все они носят предметный характер, т. е. имеют явно выраженную направлен- ность на изменение предмета.

Постулируем. Каким бы ни был этот предмет, результатом социального действия всегда будут те или иные изменения в отноше-

1 Установка// Краткий психологический словарь. М: Политиздат, 1985. С. 369.

2 Зайгарник Б. В. Личность и патология деятельности. М, 1971.

3 Rokeach M. Beliefs, attitudes, and values. San Francisco, 1968.

216

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

ниях с людьми: воспроизводство, повышение или понижение социаль­ных статусов участников, укрепление, ослабление или прекращение связей и отношений. Другое дело, в какой мере эти изменения осмыс­ливаются, переживаются и учитываются в последующих действиях, в какой мере они производятся сознательно, целенаправленно, а в ка­кой - непреднамеренно, под влиянием обстоятельств.

Диспозиционная теория личности В. А. Ядова как предпосылка метода «установления»

Исследование В. А. Ядова пришло к выводу, что между диспо­зициями и поведением существует сложное взаимодействие. «Дис-позиционно-поведенческие соотношения следует рассматривать в рамках двух различных и дополняющих друг друга теоретических моделей - «парадигмы реализации» и «парадигмы осознания и коммуникации (между испытуемым и исследователем)»1.

Согласно первому из этих подходов диспозиционная система саморегуляции расслоилась на два относительно самостоятельных уровня: обобщенный (направленность личности, ценностные ори­ентации) и частный (ситуативные установки). Первый лучше управляет поведением личности в разных сферах деятельности, а второй - в той области или ситуации, к которой они непосредст­венно относятся.

Корреляционная связь (правда, слабая) была установлена меж­ду ценностными ориентациями и проективной социальной уста­новкой, а более сильная связь - между ролевой и ситуативной со­циальными установками. Признается правильным в исследователь­ской практике различать установки по отношению к нормам пове­дения, к способам действий и иным аспектам социальной ситуации2.

«Есть основания полагать, что согласованность диспозиций и поведения может достигаться как за счет «подтягивания» поведе­ния к диспозиции (активная стратегия), так и за счет снижения диспозиции до уровня фактического поведения (пассивная страте­гия)» . Вообще, одной из причин рассогласования между поведе-

Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В. А. Ядова. Л.: Наука, 1979. С. 191. Примечание. С учетом последующего развития социальных наук (появления теории коммуникативного действия, на­пример) можно говорить о трех парадигмах, выделив когнитивную и коммуника­тивную. Но будем придерживаться авторского текста.

2 Там же. С. 190.

3 Там же. С. 192.

217

Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

нием и одноименной диспозицией (курсив мой. - А. Т.) авторами признается противодействие иных диспозиций, «по отношению к которым регулируемое поведение выступает не в качестве самоце­ли, а в качестве средства, инструмента»1, т. е. признается своеобразная борьба мотивов.

Рассмотрение соответствия диспозиций и поведения с позиций «парадигмы осознания и коммуникации» (кстати, это наиме­нее разработанный аспект исследования) показывает, что здесь обнаруживаются индивидуальные («стилевые») различия. Часть респондентов лучше осознает свои «макродиспозиции», а другая часть - «микродиспозиции». Но так или иначе лучшее осознание диспозиций приводит к лучшей их согласованности с пове­дением.

В итоге делается вывод, что рассогласование между диспози- циями и фактическим поведением (в нашей терминологии - между проявлениями человека в ментальной и социальной реальностях) есть результат как индивидуальных (личностных), так и социаль- ных факторов.

«Со стороны социальных условий основной источник таких рассогласований - множественность и подчас противоречивость социально-нормативных предписаний, относящихся к разным сто- ронам жизнедеятельности людей... Со стороны субъекта деятель- ности причины несоответствия между диспозициями и реальным поведением, как было показано, могут быть двоякого рода. Во-первых, они связаны с разнообразными препятствиями на пути реализации регулирующих диспозиций, а во-вторых, с процессами их осознания субъектом, а также его взаимодействия с исследова- телем, изучающим эти явления»2.

Это исследование не продвинуло науку намного дальше основ­ных положений теории Д. Н. Узнадзе, согласно которой поведен­ческий акт регулируется соответствующей актуальной установкой субъекта.

Оно лишь констатировало наличие иерархического ряда уста­новок различной степени упорядоченности и конфигурации, кото- рый, «по-видимому, вообще не может полностью соответствовать социальному поведению индивидов в заданном "масштабе" каким бы он ни был»3. Но скромный результат в науке -тоже результат.

' Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В. А. Ядова. Л.: Наука, 1979. С. 193.

2 Там же. С. 193-194.

3 Там же. С. 194.

218

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

Мы можем проинтерпретировать его так, что между субъек­тивным, ментальным и реальным социальным мирами никогда не бывает взаимно однозначного соответствия, поэтому особую ценность приобретают устойчивые расхождения, разрывы меж­ду ними, которые мы предлагаем устанавливать как значимые социальные факты, имеющие значение не для исследования структуры личности, а для понимания механизма рациональной регуляции действия людей в управляемых системах.

Этот механизм есть новообразование внутреннего мира субъ­екта управления в ответ на результаты его воздействия на предмет внешнего мира, приращение его опыта, корректирующего его по­следующие действия, т. е. рационализирующие их.

В качестве искусственной или приобретенной части естествен­ной установки мы однозначно рассматриваем знания, умения и на­выки в отношении норм и правил поведения, привитые в ходе вос­питания и повседневной, в том числе управленческой, практики.

Трудно без специального исследования (или даже, вернее, ис­следований) различить искусственные и социальные феномены в человеке. Во времена Э. Дюркгейма, в период борьбы за отделение социального от психологического, искусственное и социальное выступали как синонимы.

Вспомним хотя бы столь же знаменитое, как и спорное, выска­зывание: «...в каждом из нас присутствуют два существа, которые, оставаясь неразлучными в абстракции, не перестают быть отлич­ными. Одно существо состоит из всех умственных состояний, ко­торые относятся только к нам и событиям нашей жизни («наш мир» Ю. Хабермаса. —А. Т.): это то, что можно было бы назвать индивидуальным существом. Другое представляет собой систему взглядов, чувств и привычек, которые выражают в нас не нашу личность, но группу или различные группы, частью которых мы являемся. Таковы религиозные верования, взгляды и нравственный опыт, национальные и профессиональные традиции, всевозможные коллективные представления. Их совокупность составляет соци­альное существо. Сформировать в каждом из нас это существо -такова цель воспитания»1.

Что меняется, если мы станем настаивать на экспликации двой­ственной структуры установки? Да то, что мы сможем разделить различные явления по их генезису и функциям; в частности, пока­зать разницу между аффективным и когнитивным компонента­ми установки. Аффективная - более древний и явно естественного

1 Дюркгейм Э. Социология образования. М, 1996. С. 18.

219

^ Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

происхождения, хотя известно, что благодаря специальным усили­ям человек научается управлять и своими эмоциями.

То, что появилась предметно-поведенческая и одновременно когнитивная установка как сплав, соединение естественного и ис­кусственного, есть следствие онтогенетического развития (пре- вращения ребенка во взрослую зрелую личность) и цивилизационного развития современных обществ, рассматриваемых в перепективе информационно-компьютерной революции как knowledge- based society.

Достигнув определенного уровня и объема, широко доступные и специально обработанные знания как объективный компонент ментально-социальной реальности «начинают выполнять роль ди­рективных матриц деятельности и играют роль ее регуляторов»1. В результате появляется новое средство (или форма) постижения современной социальной действительности - установление «пер­сональной реальности» (А. Гоулднер) как доказанной опытом жиз- ни. Разработка метода «установления» не исключает, а дополняет методы объяснения и понимания. Он устанавливает факт, полу- ченный в опыте.

Прообраз метода «установления» в наследии Э. Дюркгейма

Удивительно, но прообраз выделения этого нового метода ис- следования механизмов управления мы находим у того же Э. Дюркгейма, который еще в начале XX века вынужден был ме- тодологически развести воспитание, как науку, и педагогику, как особый тип знания, относя ее к разряду «практических теорий». Воспользуемся удачным обобщением высказываний Э. Дюркгейма по этому поводу, сделанным одним из соредакторов цитированного нами последнего издания его работы В. С. Собкиным: «Это (пе­дагогическая теория. -А. Т.) особый тип умственной деятельности, принимающей "форму теоретизирования", [он] направлен но столько на познание, сколько на оценку значимости, на установление (курсив мой. - А. Т.) должного. Цель подобного теоретизирования направлена не на познание вещей, а на ориентирование действий, на разработку программы деятельности»2.

Конкретно Э. Дюркгейм пишет: «.. .теории, которые сегодня называют педагогическими, есть построения совсем иного рода...

1 Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. С. 28.

2 Собкин В. С. Социология образования Эмиля Дюркгейма. Вступительная
статья //Дюркгейм Э. Социология образования. М.: Интер, 1996. С. 7.

220

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

Их цель состоит не в описании и в объяснении того, что есть или что было, а в определении того, что должно быть. Они ориен­тированы не на настоящее, не на прошлое, а на будущее. Они не ставят себе цель верно отразить данную реальность, их цель -предписывать правила поведения. Они не говорят нам: вот что су­ществует и каковы причины этого, но говорят: вот что нужно де­лать»1 .

Э. Дюркгейм отвечает и на вопрос, в чем суть этого вида зна­ния. Оно комбинированное из практического и теоретического действия. «В практическом отношении это своего рода «искус­ность» или даже «искусство» (близкое к «искусственному». -А. Т.), а в теоретическом - это сопутствующие искусному практи­ческому действию размышления о наиболее эффективных средст­вах и методах достижения цели... Подобные рассуждения исполь­зуются не для того, чтобы их узнать и объяснить, а для того, чтобы оценить их значимость и установить (курсив мой. - А. Т.), такие ли они, какими должны быть, и нужно ли их изменять или их нуж­но полностью заменить новыми. Эти размышления принимают форму теоретизирования»2.

Далее снова нельзя не процитировать Э. Дюркгейма: «Но идеи, скомбинированные таким образом, имеют целью выразить не при­роду данных вещей, но направить деятельность. Они не являются действиями, но очень близки к действиям, которые они призваны ориентировать. Если это и не действия, то, по крайней мере, про­грамма действия, и в силу этого они приближаются к искусству»3.

То, что Э. Дюркгейм относил к особым свойствам педагогики, как системы знания относительно обоснованной выработки дейст­вий в системах воспитания, без особой натяжки может быть отне­сено к управлению, постоянно устанавливающему различие между должным состоянием объекта и его действительным состоянием. Установленное знание об этом расхождении для него важнее науч­ного описания причин.

Что же представляет собой метод «установления» с логико-гносеологической и особенно с эпистемологической сторон? Как известно, ограниченность неопозитивистской интерпретации логи­ки науки была осознана где-то в конце 50-х годов XX столетия. Камнем преткновения стала попытка распространения идей и ме­тодов формально-логического анализа на область социальных на-

1 Дюркгейм Э. Социология образования. М.: Интер, 1996. С. 38.

2 Там же. С. 39.

3 Там же. С. 40.

221

^ Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

ук. К этому времени наряду с классической теорией логического вывода все большее значение стали придавать интуитивистским, конструктивистским, модальным и многозначным логикам.

Логико-гнесеологические основания метода «установления»

Не будем настаивать на мысли о жесткой связи различных ло­гик только со свойствами той или иной реальности, но вполне за­конным можно считать предположение об их преимущественном предназначении для обслуживания проблем познания природной, социальной и ментальной реальностей. Тогда классическая теория логического вывода, со всей ее богатой историей, тесно связанной с развитием науки Нового времени, может быть соотнесена с логи­ко-гносеологическими проблемами познания природной реально­сти; теория многозначной логики, допускающая множественность истинностных оценок (степеней подтверждения, правдоподобия, вероятности), может быть отнесена к проблемам познания мен- тальной реальности, а интуитивистско-конструктивистские логики - к познанию интересующей нас социальной реальности и для обоснования такого метода ее познания, как «установление».

Как раз интуитивистско-конструктивистские теории, отказы- вающиеся от применения принципа «исключенного третьего», придают эффективности (в смысле общерекурсивности) доказа- тельств установления как свойства, имеющего решающее значение. В рамках этих теорий приемлемость рассуждений сопряжена с требованием их потенциальной осуществимости, т. е. с широкой понимаемым эмпирическим познанием.

С этих позиций, «чтобы утверждать, надо иметь возможность эффективно проверять свои знания и утверждения. Последнее су- щественно зависит от возможностей восполнения утверждений алгоритмом (курсив мой. - А. Т.) подтверждения их истинности»' . Сюда же можно отнести и требование модальной логики учитывать отношение субъекта к характеру целевой активности или содержанию высказываемой им мысли; например, степень убеж- денности в сказанном. «Установление» как познавательное действие в рамках интуитивистско-конструктивистской логики есть высказывание относительно объектов социальной реальности обладающее достоинствами интуитивной ясности и убедитель-

1 Логика // Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энцик лопедия, 1983. С. 316. См. также статьи: «Логика науки», «Конструктивная логи ка», «Конструктивное направление», «Финитизм», «Интуиционистская логика».

222

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

ности и допускающее алгоритмизированную проверку их потенци­альной осуществимости на практике.

В гносеологическом отношении «установление» есть вид (форма, метод) познания, соответствующий имманентным свойст­вам интуиции субъекта и свойствам социального объекта. Интуи­ция (от лат. intueor - пристально смотрю) относится к способно­сти непосредственного постижения реальности без обращения к какому-либо дополнительному обоснованию1, что для управленче­ской практики особенно актуально.

Она представляет собой реализацию финитной познавательной установки, когда процесс получения знания еще не содержит дис­курсивного оформления, а сразу переходит на результат.

Но этот результат исчезает в толчее субъективных образов, ес­ли его не удается закрепить в какой-либо языковой конструкции, обладающей достоинством реального осуществления. Такой кон­струкцией является высказывание о том, каким должен быть ре­альный социальный объект или «каким я себе представляю, что он должен быть».

Это долженствующее состояние конкретного аспекта социаль­ной реальности не обосновывается, не доказывается и не понима­ется, а именно «устанавливается» как вполне возможный, вероят­ный факт ее (реальности) подлинного существования. Он устанав­ливается в форме, доступной проверке действием в соответствии с логическим требованием осуществимости.

«Установление» как форма практического познания и предмет научной рефлексии

Установление как форма познания и оценивания встречается в социальной практике на каждом шагу: врач устанавливает диагноз, управленец устанавливает цель и средства, полководец устанавли­вает направление главного удара, преподаватель устанавливает знания учащегося, партнеры устанавливают отношения на доверии, транспортная полиция устанавливает нарушение правил дорожного движения, дегустатор устанавливает сорт продукта и т. д.

Это обусловлено тем, что установление есть способ осуществ­ления самой социальной реальности. В ней есть только то, что соз­нательно устанавливается людьми как «должное», без всяких науч-

1 «Под интуицией я разумею не шаткое свидетельство чувств и не обманчи­вое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума... более достоверное, чем сама дедукция» {Декарт Р. Избранные произведе­ния. М., 1950. С. 86).

223

^ Глава 3. Социология управления как отраслевая научная дисциплина

ных теорий и программ. Сюда относятся чисто человеческая спо­собность строить «свое завтра», конструировать свои будущие со­стояния и средства их достижения из сегодняшних условий. По­следствия этого строительства - это уже совсем другая сторона практики, но и их она пытается предусмотреть.

Соответственно и социальная реальность представляет собой не просто синхронные социальные действия и взаимодействия раз­личных совокупностей людей «сегодня и сейчас», а и диахронные социальные действия, конструирующие будущее и осуществляю- щиеся в нем. Выяснения отношений между людьми, социальными группами, народами и государствами, конечно, имеют место в синхронной реальности, но смысл и содержание этих выяснений устанавливается исходя из долженствующего будущего, из диа-хронного состояния. Под диахронным состоянием социальной ре­альности мы понимаем отнюдь не субъективные настроения и по­желания относительно «планов на будущее», а реальные отноше­ния между реальными людьми относительно конструируемого будущего, т. е. того будущего, которое делается сегодня.

Если вспомнить, что мы разделили реальность на три различ­ных вида, где субъективные настроения и пожелания относятся к ментальному миру, то в социальной реальности, по большому сче­ту, кроме ее диахронного состояния ничего нет. Все реальные со­циальные действия и взаимодействия - это не установившиеся, а устанавливаемые, т. е. имеющие устремление «в завтра», к долж­ному будущему состоянию.

Из такого представления о социальной онтологии вытекают важные эпистемологические и логико-методологические след­ствия.

Совершенно понятно, что структурно-функциональный анализ во всех его модификациях не изучает социальную реальность с ее живым устремлением к «должному будущему», а препарирует лишь ее «вчерашнее омертвевшее тело» в искусственно устанавли­ваемой схеме взаимодействия частей и приписанных структурам функций.

В этом отношении можно полностью принять упреки феноме­нологов в натурализме, корректирующем действительность мето­дами «анализа переменных» и статистической обработки данных.

Но также понятно, что социальная реальность не раскрывается и через исследование повседневного жизненного мира в рамках феноменологического подхода, поскольку здесь реальность конст­руируется и реконструируется только в формах обыденного сознания.

224

3.2. К обоснованию метода «установления» в социогуманитарном познании

Феноменология, не признающая никакой другой реальности, кроме реальности ментального мира, ставит социальную науку и социальную практику перед неразрешимой проблемой: что сказать людям в ответ на вопрос «что делать?».

Этот недостаток феноменологического «конструирования ре­альности» хорошо осознал Ф. Бродель, когда включил в свое поня­тие повседневности не только «народные модели» или знания «первого порядка» о действительности, но и материальную и соци­альную среду, в которой человек действует1.

Стремление полнее и адекватнее смоделировать социальную реальность нашло отражение в попытках как-то соединить, ском­бинировать структурно-функциональный и генетический подходы. У Ф. Броделя это выразилось в разработке метода под названием «генетический структурализм». Он связал понятие структуры с понятиями социального пространства и социального времени. Об­щество как «множество множеств» включает в себя трудно пере­числяемое количество «живых реальностей», причудливым обра­зом связанных между собой. Каждая из этих реальностей имеет свой временной ритм. Отношения между реальностями также рас­пределяются во времени. Каждая структура имеет свою временную протяженность. Тем самым в структурных явлениях Ф. Бродель связывает прошлое, настоящее и будущее2.

Нечто похожее в исследовании такого сложного социального явления, как компьютерная революция, предложено и А. И. Раки­товым. Констатируя оппозицию структурно-функционального и историко-эволюционного подходов, А. И. Ракитов предлагает пре­одолеть крайности того и другого путем их синтезирования в фор­ме историко-функционального метода.

Суть этого метода состоит в том, чтобы «перейти к исследова­нию эволюции социально значимых типов деятельности, высту­пающих в качестве своеобразных "заказчиков" условий возникно­вения определенных научных и технологических феноменов, но не детерминирующих их тотально и изначально.. .»3.

Ключевыми понятиями и блоками действий здесь являются протогенез, генеративная функция и собственно историко-функ-циональный анализ. Протогенез - это временной период, в течение которого возникают, развиваются и оформляются определенные

1 Бродель Ф. Материальная цивилизация... Т. 1. Структура повседневности: нозможное и невозможное. М, 1986. С. 34.

2BraudelF. On History. Chicago, 1980. P. 7, 30-35.

3 Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. С. 81-83.

225

1   2   3   4   5



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru