Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 4.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 4.doc

1   2   3   4   5
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 4. Основы социологической теории управления

,

меренно устанавливаемых самой человеческой деятельностью и спонтанно образующихся. От такой постановки познавательной задачи теоретические проблемы общественных наук, и прежде все­го социологии, только усложнились. Заметно расширился ее сло­варный запас с предикатом «социальное», а в самом «социальном» стали различать преднамеренное и непреднамеренное, планируе­мое и спонтанное, организованное и самоорганизованное, регули­руемое, нерегулируемое и саморегулируемое.

Теперь уже нельзя сказать, что власть, властная иерархия, ад­министративная вертикаль, бюрократия, социальные институты, организации складываются сами по себе, естественным путем. Они строятся кем-то для решения вполне конкретных практических задач. Определение менеджмента, данное П. Друкером, вполне от­четливо говорит о том, что это искусственный орган с довольно жесткой структурой связей и отношений, имплантируемый в дело­вую организацию для решения проблем бизнеса. Но, правда, П. Друкер специально заостряет внимание на том, что этот орган строится не «сверху», не от благих пожеланий высшего руково­дства, а «снизу», от планируемого конечного результата, измеряе­мого экономической эффективностью. Но для этого должно суще­ствовать предприятие, как организованное в океане рынка «плав­средство», в рамках которого только и имеет смысл говорить о высокой, средней или низкой функциональности такого органа. Для того чтобы появилось предприятие в определенном социаль­ном времени-пространстве, необходима благоприятная институ­циональная среда (правила работы и взаимодействия с другими предприятиями, а также органами государственной власти и управления) и, опять же, группа заинтересованных в его создании людей, их деятельностная активность.

Если подниматься выше, то и институты не возникают только спонтанно, естественным путем. Они отражают возникшие в об­ществе проблемы регуляции и кем-то, в конечном счете, разраба­тываются и утверждаются как необходимые и достаточные меха­низмы такой регуляции. Но и институты не спускаются только «сверху», а вырастают и «снизу», как ответ на существующие по­требности. Эффективный менеджмент в неблагоприятной инсти­туциональной среде может быть только редким исключением, а не массовым социальным явлением. Значит, власти должны разрабо­тать соответствующую социетальную политику, обеспечить ее проведение в жизнь на всех уровнях властной иерархии. Только тогда утверждается в стране менеджмент как социальный инсти­тут, оказывающий решающее влияние на рост экономики и народ­ного благосостояния.

292

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

.—

Аналогично дело обстоит и с внеэкономическими организа­циями. Они также кем-то создаются для решения актуальных про­блем, строят свои органы управления, требуют благоприятных ин­ституциональных условий и внятной социальной политики. Кроме того, существует огромное разнообразие неполитических и неде­ловых организаций и общностей (этнических, конфессиональных, поселенческих, психосоциальных, ментальных, родственных), ко­торые появляются спонтанно на основе потребностей в общении, организации совместной жизни и деятельности и обладают внут­ренними механизмами регуляции и самоорганизации. Для них в качестве институциональной среды, возможно, достаточно Кон­ституции, как основного закона государства, где прописаны права и свободы человека и гарантии их соблюдения в подзаконных ак­тах и в практике социального управления, но временами требуется и более адресное правовое решение.

«Социальный индивид» и социокультурное «тело» как теоретические абстракции в социологии управления

Нужен довольно высокий уровень научной абстракции, чтобы охватить это многообразие форм и уровней социальной регуляции и увязать их с категориями социальной реальности и социального порядка.

Признавая фундаментальное значение человеческой деятельно­сти в регуляции отношений человека с обществом и природой, мы выступаем за более четкое различение между деятельностью чело­века как физического индивида, и его деятельностью в составе других людей, образующей, при определенных условиях, новый субъект действий, который может быть назван «социальным инди­видом»1. И тот и другой, конечно, теоретические абстракции, но если первый в процессе социализации проходят эволюцию от су­щества, беззащитного и зависимого от взрослых, до личности и самости, приобретая свое персональное социальное «тело», то вто­рой образуется в результате потребности в совместной жизни и деятельности для решения жизненных проблем, с которыми не под силу справиться в одиночку. Потому и построение социальных ин­дивидов идет не от качеств и потребностей отдельных физических лиц, а от их общих потребностей в выживании, защите, производ-

1 На это заострял внимание П. Сорокин в своей «социокультурной динами­ке», утверждая, что индивид или сотня индивидов не составляют социального явления, потому что индивид представляет собой лишь физический, биологиче­ский или психологический феномен.

^ 293

Глава 4. Основы социологической теории управления

стве и распределении благ и услуг, в общении или в творческой самореализации. К биопсихологическим механизмам регуляции связей и отношений, привычных для физических лиц, здесь добав­ляются социокультурные механизмы, представляющие собой об­разцы неформальных норм и правил действий и взаимодействий с персонификацией ответственности за их выполнение, как это про­изошло, например, с формированием дружин Минина и Пожарско­го в «смутное время».

0 возможности выделения социальных индивидов в качестве
научной категории свидетельствует опыт социально-психологиче­
ских исследований трудовых коллективов, проводившихся в совет­
ское время, где фиксировалось различие между «организацией» и
«трудовым коллективом». Согласно концепции Л. И. Уманского,
любая локальная группа, прежде чем стать неким социально-пси­
хологическим единством, целостностью, должна пройти три этапа:
номинальный, ассоциативный и кооперативный . А. В. Петров­
ский разработал на основе экспериментальных материалов страто-
метрическую концепцию социальной активности коллективов. Со­
гласно этой концепции, социально-психологическое качество вы­
ступает детерминантой по отношению к психологическому за счет
«ядерных» образований в виде согласованных оценок и самооце­
нок по поводу совместной предметной деятельности . Авторы ори­
гинальной концепции психологического управления и проектиро­
вания В. В. Новиков и Г. М. Мануйлов пришли к выводу, что во
многих случаях коллективы образуются спонтанно и не имеют
свойственных организациям структурных иерархий и отношений
руководства-подчинения. Они строятся на взаимопомощи (обме­
не), на моральной ответственности, но при этом всегда представ­
ляют собой живые социальные организмы, обладающие только им
присущими индивидуальными свойствами3.

Создание производственных организаций, действующих на до­говорной основе, приводит к еще более сложному механизму регу­ляции деятельности социальных индивидов и к строению их соци­альных, или (здесь уже можно говорить) социокультурных «тел». Последнее характеризуется не только наличием формальных норм и правил действий и взаимодействий, но и соответствующих орга-

1 Уманский Л. И. Поэтапное развитие группы коллектива // Коллектив и лич­
ность. М., 1975.

2 Петровский А. В. Психологическая теория группы и коллективов на новом
этапе // Вопросы психологии. 1977. С. 57-58.

3 Мануйлов Г. М., НовиковВ. В. Психологическое управление в кризисном
обществе. СПб., 1999. С. 197-198.

294

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

нов, специализирующихся на их разработке, контроле соблюдения и своевременном изменении в соответствии с новыми проблемами и условиями их решения. В отличие от физических индивидов, ко­торые ограничены в своих достижениях естественным жизненным циклом, социальные индивиды живут в социальном времени-пространстве ровно столько, на сколько у них хватает ресурсов для решения внеположенных задач и пока существуют сами задачи. Между физическими индивидами и социальными, как и между со­циальными индивидами и обществом, имеют место свои несоот­ветствия, или диспаритеты. Для решения одних проблем (напри­мер, сдачи донорской крови) не хватает добровольцев, а для дру­гих (например, для регулирования потоков мигрантов или борьбы с организованной преступностью) не хватает адекватных социаль­ных индивидов; в третьих случаях, когда происходят резкие изме­нения в социальных структурах, появляется значительное число «лишних людей», выпавших из социальных образований, поте­рявших свое значение и распавшихся.

Поскольку нас интересуют социальные индивиды с регулятив­ным механизмом управленческого типа, то можно предположить, что инструментальная эффективность таких механизмов будет зависеть от места и роли индивидов в социальных координатах общества (власть, собственность, организация, самоорганизация), от степени их адекватности по большому числу параметров (преж­де всего, по материальным, человеческим и культурным ресурсам), по решаемым задачам и по этапам их жизненного цикла (началь­ному, зрелому и стагнирующему). Встроенный в социальный ин­дивид орган управления должен быть способным многократно пе­рестраиваться, чтобы оставаться неизменно функциональным при различных режимах деятельности. Думается, что он не может быть полностью рациональным эффективным уже в связи с социо­культурными особенностями социальных индивидов, вырабаты­вающими свои нормы рациональности в диапазоне от сохранения целостности до предметной или продуктивной успешности.

Поворот обществознания к человеку заставляет более реши­тельно пересмотреть позиции методологического индивидуализма, который в одних случаях дает нам картину «индивидуализирован­ного общества» (3. Бауман), в других - рационального и эгоистич­ного экономического агента (А. Смит и классическая экономика), еше в одних - менеджеральный конструктивизим, который сводит эффективность управления к профессиональным качествам и та­лантам менеджеров или управляющих. Признание того, что соци­альные группы обладают менеджеральными свойствами или чер-

^ 295

Глава 4. Основы социологической теории управления

тами, не сводимыми к свойствам объединившихся в них индиви­дов, смещает представление о первичной социальности в сторону социального человека, обладающего изначально не только физиче­ским и ментальным телами, но и социальным «телом», устойчивы­ми связями с кругом близких людей, которые строятся на доверии и взаимопомощи. В этой гипотезе нет ничего вненаучного, тем бо­лее что в науке уже широко используются понятия «габитуса», «социального» и других видов капитала (П. Бурдье). Вопрос толь­ко в том, что это меняет с точки зрения описания и объяснения со­циальной реальности, формирования и изменения социального по­рядка, механизмов социальной регуляции общественной жизни и возможностей для людей рационально строить и улучшать свое будущее.

Оптимисты говорят об управляемой эволюции человека и при­роды (Н. Н. Моисеев), об управляемой социально-экономической революции (С. Кузнен), об управляемой истории (С. Григорьев, А. Суббето), об управляемых реформах (П. Штомпка). Не будем называть имена пессимистов, но понятно, что они говорят о том же, только наоборот. Государственнические культурно-политичес­кие силы (Т. И. Заславская) тоже оптимисты. Они говорят о необ­ходимости наведения порядка в России путем повышения роли государства во всех сферах жизни, и в первую очередь - в эконо­мике. Если опросить чиновников федерального или регионального аппарата, в чем они видят главную проблему, свою роль, они отве­тят: в управляемости, поскольку они видят много негативных яв­лений. А если спросить, что они понимают под управляемостью, то получим ответ: контроль. Им нужен контроль, чтобы справиться с этими явлениями1. Что ответили бы представители либерально-демократических сил - не трудно догадаться. Придя к власти, они уменьшили бы роль государства, предоставили бы полную свободу рыночным отношениям и, опять же сверху, внедряли демократию и выращивали средний класс по рекомендации Мирового Банка и по западным образцам. Кто может заранее ответить на вопрос: ка­кой социальный порядок мы получили бы в итоге? Можно только предположить, что мы получили бы на первых порах тот порядок, о котором говорят те или другие культурно-политические силы, потому что в соответствии с концепцией двойственности управ­ленческой деятельности - это персонифицированные социальные идеи, и в таком виде они будут проецироваться доверчивому элек-

1 Пример приведен А. И. Пригожиным на конференции по междисциплинар­ным проблемам управления в ИС РАН б октября 2006 года.

296

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

торату. Но приведет ли этот порядок к декларируемому решению проблем российского общества или к новым еще более трудным проблемам - никто заранее сказать не решится. Почему? Потому что сам этот способ решения социальных проблем строится на иг­норировании механизмов социокультурной регуляции, происхо­дящей на первичном уровне социальности. А именно здесь созда­ются новые социальные индивиды с новыми свойствами, в т. ч. «антитела», способные препятствовать внешним рациональным воздействиям'.

Признание роли внеэкономических факторов человеческого поведения в экономической теории

Мы вернемся к рассмотрению роли социальных индивидов в регулятивных механизмах макро-, мезо- и микроуровней после об­суждения некоторых проблем современной поведенческой эконо­мики. Вначале обратимся к известной среди экономистов книге П. Милгрома и Д. Робертса «Экономика, организация и ме­неджмент», изданной в С.-Петербурге в 2004 году под редакцией И. И. Елисеевой и В. Л. Тамбовцева, где показывается, как новая экономика сближается с управленческой наукой; а затем перейдем к идеям Нобелевских лауреатов по экономике 2002 года Д. Канемана и В. Смита, также имеющих отношение к механизмам социальной регуляции в экономике и обществе.

Уже в тексте «От редактора» появляется признание в том, что только с 60-х годов прошлого столетия, после работ неоинститу-ционалистов Р. Коуза, Д. Норта, О. Уильямсона и их последовате­лей, а также включения Г. Беккером и др. в предмет исследований неэкономических норм поведения, экономическая теория стала сближаться с управленческой проблематикой. Раньше препятстви­ем такому сближению служило то обстоятельство, что «в основе построения моделей экономической теории лежала концепция экономического человека - максимизатора полезности, а управ­ленческая наука пыталась привлечь для понимания действий ме­неджера и социологию и психологию с их противоречивыми идея­ми о поведении индивидов»2. В итоге были пересмотрены пред-

' В лекции нобелевского лауреата 2001 года Дж. Акерлофа «Поведенческая макроэкономика и макроэкономическое поведение» говорится о социокультурных последствиях ошибок в макроэкономической политике, когда, например, эконо­мическая категория «бедные» превращается в контркультуру.

2 Тамбовцев В. Л. От редактора // В кн.: Милгором П., Роберте Д. Экономика, организация и менеджмент. СПб., 2004. С. 7-8.

297

Глава 4. Основы социологической теории управления

ставления о полной рациональности участников экономического процесса, о «бесплатной» (относящейся, на самом деле, к издерж­кам) информированности агентов и др. Как считает один из редак­торов этой книги В. Л. Тамбовцев, заслугой новой экономики яв­ляется то, что в ее рамках рынок и организация рассматриваются и анализируются как схожие по функциям, но альтернативные фор­мы координации действий экономических агентов, которые можно и нужно изучать с помощью одних и тех же методов анализа. Этот подход ощутимо затронул стандартную управленческую пробле­матику и предложил более строгие экономические объяснения для многих явлений, связанных с действиями менеджеров. В качестве точки отсчета для практических рекомендаций выступила теория равновесия с ее идеей Парето - улучшений: в соответствии с ней следует делать все то, что снимает препятствия для взаимовыгод­ных добровольных обменов индивидов и, тем самым, повышать эффективность использования ресурсов.

В главе IV под названием «Координация планов и действий» П. Милгором и Д. Роберте выдвигают и решают главную для управления бизнесом проблему: в каких случаях управленческий механизм координации действий экономических агентов является более эффективным и потому более приемлемым, чем ценовой? Вопрос этот идет от автора «теории фирмы» Р. Коуза: «Несомнен­но, важно знать, почему в одном случае координация выполняется ценовым механизмом, а в другом - самим предпринимателем».

Проблема координации совместной деятельности, как известно, возникает вследствие специализации участников по видам работ, распределения заданий и ресурсов с учетом текущих и стратегиче­ских задач. Для этого используется механизм планирования, тре­бующий (в оптимальном варианте) согласования действий всех производителей продукта и потребителей. Оказалось, что решение этой задачи отягощено «конструктивными особенностями» такого механизма. Нет никаких гарантий, что каждый участник, и прежде всего ответственные за свои департаменты менеджеры, примут оптимальные решения с точки зрения интересов фирмы, а главное, сбор, обработка и согласование исходной для ценового механизма информации увеличивает издержки такого планирования и повы­шает (из-за приблизительности оценок и неизбежных ошибок) «порог уязвимости фирмы» в связи со снижением качества плани­рования и оперативности принятия решений. Рассматриваются различные «смягчающие» остроту проблемы варианты экономиче­ского поведения фирмы (повышение масштаба операций, дости­жение комплиментарности отдельных видов производственной

298

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

деятельности, повышение базовой компетенции, связанной с из­держками на освоение новой продукции и др.). Экономисты при­ходят к выводу, что ценовой механизм может сочетаться с управ­ленческим путем нахождения оптимума между централизованны­ми и децентрализованными способами принятия решений. Основная ответственность за создание такого механизма ложится на высшее руководство. Содержанием этого механизма является неалгоритмизированное, на уровне интуиции, стратегическое ре­шение этим руководством проблемы, стоящей перед организацией в ближайшей и более отдаленной перспективе. Доведение этой стратегии до всех и создание соответствующей мотивации - это уже дело специальных процедур и управленческих технологий.

Показательными являются и результаты фундаментальных ис­следований двух лауреатов нобелевской премии 2000 года Д. Кане-мана и В. Смита. Оба они выступают за изменение парадигмы эко­номической науки за счет привлечения материалов исследований в области когнитивной психологии. Если Д. Канеман в течение до­вольно длительного времени изучал проблему ограниченной ра­циональности лиц, принимающих решения на основе эвристики суждений, выбора в условиях риска и роли фреймов (дополнитель­ных сведений, сопутствующих сообщению, но не имеющих к нему прямого отношения), то В. Смит проводил исследования пробле­мы, оставшейся в наследие от А. Смита, формирования экономиче­ских институтов на основе рационально осмысленных эгоистиче­ских интересов участников рынка. Он посчитал мистическим такой механизм, когда за спинами этих агентов работает «невидимая ру­ка» и автоматически приводит рынки в порядок, устанавливая рав­новесие спроса и предложения. Мы остановимся только на резуль­татах этих исследований.

Д. Канеман показал, что интуитивные решения, более быстрые и доступные, принимаются чаще даже в тех случаях, когда специа­листы (в эксперименте вначале это были статистики) располагают полной информацией и знаниями, как ее рационально обработать и представить в форме вывода. Это относилась даже к расчету стати­стической выборки. И тем не менее во многих случаях, и даже в условиях сопредельности, срабатывает не доверие, казалось бы, к надежной базовой информации, а пренебрежение действительно­стью в пользу доступных и замещающих альтернатив. «Ключевая идея теории перспектив, согласно которой типичными носителями полезности являются, главным образом, выигрыши и потери, по­рождает общий принцип, гласящий, что изменения являются отно­сительно более доступными для восприятия, чем абсолютные зна-

299

Глава 4. Основы социологической теории управления

чения. Эвристики суждений определялись и объяснялись как за­мещение менее доступных целевых признаков более доступными эвристическими признаками»1.

Модель Д. Канемана предполагала четыре варианта развития событий при вынесении суждений или принятии решений. Из них наиболее распространенным оказался вариант, получивший экспе­риментальное подтверждение интуитивного суждения с доступ­ным замещением. Мало кто использовал вариант рациональных рассуждений с последующей проверкой правильности выводов, даже когда испытуемым (не только статистикам) давался заранее подготовленный ранжированный ряд альтернатив. Как в области теоретической психологии было доказано, что статус факторов доступности сходен со статусом факторов группового восприятия, так и в экономике, на основании теории перспектив, был объяснен «эффект фреймов». Согласно этой теории, люди предпочитают достоверный выигрыш вероятному с равным ему математическим ожиданием. Таким образом, был сделан и вывод о принципиальной ограниченности при принятии решений рационального выбора, который распространяется и на сферу управления.

В. Смит в качестве предмета исследования взял соотношение так называемой конструктивистской и «экологической» рацио-нальностей, понимая под последней способ установления эмерд-жентного социального порядка, основанного на процессах проб и ошибок культурной и биологической эволюции, а под первой -стандартную рациональную модель экономической науки, исполь­зующую для описания и объяснения экономических явлений стро­гие правила и закономерности, обеспечивающие оптимальные для общества исходы. Сделанные им обобщения результатов много­численных экспериментов создают некоторые трудности для де-дуктивно-номологического знания и познания не только в эконо­мике. В. Смит вслед за Хайеком считает, что «экономист, являю­щийся только экономистом, не может быть хорошим эконо­мистом», а экономическая литература с типовой моделью равнове­сия Курно-Нэша - не лучшее место для поиска новых идей, выхо­дящих за традиционные приемы моделирования. «Признание на­личия и исследования функционирования не наблюдаемых про­цессов существенно необходимо для расширения нашего понима­ния социальных явлений и позволяет нам выходить за антропоцен-

Канеман Д. Отображение ограниченной рациональности: перспективы ис­следования интуитивного суждения и выбора // В кн.: Политикам об экономике. Лекции лауреатов нобелевской премии. М, 2005. С.469-470.

300

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

трические барьеры конструктивизма»1. Если бы это заявление бы­ло только манифестацией методологической позиции, то можно было бы только порадоваться за сближение перспектив экономи­ческой теории с общенаучной методологией, применяемой и в со­циологии. Но далее речь пошла об огромном экспериментальном материале в довольно болезненной для социально-экономической политики сфере регулирования и дерегулирования целых отраслей народного хозяйства (энергетика, авиаперевозки, электронный ры­нок и др.) Мы можем вспомнить и примеры из российской практи­ки, когда был принят закон «О техническом регулировании», мгновенно сделавший нас неконкурентоспособными на мировом рынке технической продукции; или отложенный закон о реформе ЖКХ, построенный по экономически рациональной, но социально не приемлемой схеме.

В. Смит приводит примеры лабораторных исследований в ши­роком диапазоне экспериментальной экономики, в том числе ней-роэкономики (исследование внутреннего порядка работы мозга и экономического поведения) и психологии, рассматривая неперсо-нифицированное и персонифицированное модельное поведение экономических агентов на различных рынках. В итоге получено доказательство экологически рационального существования пер­сонифицированного и неперсонифицированного обмена, который не является сознательной в картезианском смысле конструкцией. Поэтому всегда существует опасность, что правила «персонифи­цированного обмена» будут неправомерно использованы в целях управления расширенным порядком рынка или его изменения. Точно так же присутствует опасность, что правила неперсонифи­цированного рыночного обмена могут неправомерно использо­ваться к экологической сети социальных общностей (между чле­нами семьи, друзьями и партнерами), а игры «в торговлю» могут превращаться в игру «в кражу». Правила на уровне первичной со­циальности возникают в качестве спонтанного социального поряд­ка - их находят, а не проектируют намеренно с помощью кальку­лирующего ума. Изначально конструктивистские институты все равно претерпевают эволюционные изменения, адаптируясь к об­становке, выходящий за рамки обстоятельств, которые их породи­ли. «Появляется то, что можно назвать "умом всего общества", ко­торое решает сложные организационные задачи без когнитивного

1 Смит В., Верной Л. Конструктивистская и экологическая рациональность в экономической науке. В кн.: Политикам об экономике. Лекции лауреатов нобе­левской премии. М., 2005. С. 485.

ог\л

Глава 4. Основы социологической теории управления

сознания и порождается взаимодействиями между всеми индиви­дуумами, осуществляемыми с помощью институциональных пра­вил, которым удалось до сегодняшнего дня выжить в процессе культурного отбора... Мы мало понимаем в том, как управляются системы социальных взаимодействий и как возникают рынки, но можно в лаборатории воссоздать эти правила и таким образом изу­чать то, что не существует»1. Последний тезис В. Смита особенно обнадеживает (говорим без иронии). Несмотря на то что исследо­вания В. Смита похожи на изощренную апологетику «рыночных автоматизмов», на самом деле речь идет о двухуровневом меха­низме установления социального порядка - организованном и са­моорганизующемся - и о возможности экспериментальной провер­ки (по крайней мере, в экономике) целого ряда гипотез относи­тельно их коэволюционного взаимодействия.

Материалы исследований В. Смита, Д. Канемана, обобщающий труд П. Милгрома и Д. Робертса имеют значение и для теоретиче­ской социологии, по крайне мере в том аспекте, который касается механизмов становления и изменения социального порядка, его регуляции и саморегуляции, места и роли в этих процессах соци­альных институтов. Они способствуют преодолению наследия ме­тодологического индивидуализма, лежащего в основе теории ра­ционального выбора, согласно которой индивидуальное действие эгоистично и ориентировано на максимальное увеличение собст­венной выгоды. Поколеблено также и представление о рациональ­ности целевого воздействия в теории менеджмента: во-первых, ог­раничена сама рациональность принимаемых решений; во-вторых, внутри фирмы допускается, в соответствии с идеей Парето-улучшений, взаимовыгодные добровольные обмены; в-третьих, признается, что объект (фрагмент рынка) и субъект (организация) рассматриваются как схожие по функциям, но альтернативные по форме способы координации деятельности. Последнее означает, что в аналитических целях мы их можем рассматривать как моди­фикацию «социального индивида» со связями управления.

Два уровня и два механизма установления социального порядка на основе конструктивистской и «экологической» рациональностей представляются нам шагом вперед по сравнению с некритическим переносом идей синергетики на общество, поскольку дилемму «хаос - порядок» нужно соотносить теперь уже со взаимодействи-

Смит В., Верной Л. Конструктивистская и экологическая рациональность в экономической науке. С. 544-545.

302

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

ем двух видов порядка: организованного и самоорганизующегося, хотя в теории В. Смита это взаимодействие и осталось недооце­ненным. Внимание экономистов к психологии экономических агентов вполне объяснимо и полезно, однако это движение не до­полняется исследованием более широкого круга их социальных связей и отношений. Это замечание касается и ограниченности пе­ременных, используемых в модельных экспериментах. Сомнитель­но, чтобы управленческие решения с ограниченной рационально­стью имели только психофизиологическую природу.

Источниками построения социологической теории управления у нас является эвристическая теория «становления» П. Штомпки, теории социальной трансформации Н. И. Лапина, Т. И. Заславской, социальной организации А. И. Пригожина и В. В. Щербины, а также концепция социокультурной обусловленности социальных действий и взаимодействий с учетом ряда предложенных нами ме­тодологических преобразований в основаниях общей социологии и в методах социологического исследования.

Управление как имманентный элемент теории «индивидуально-структурного социального поля» П. Штомпки

В теории П. Штомпки представляется конструкция «индивиду­ально-структурного социального поля», которая связывает инди­вида как источник социального действия, социальную структуру, в рамках которой совершается действие и «поле», как часть соци­альных отношений, охватываемых этим действием. Причем струк­тура не только воспроизводится действием, но и перерабатывается, видоизменяется в соответствии с информационной моделью («мыслительной реакцией») действующего индивида, содержащей цели ценности. Оригинальной идеей этой теории является разли­чение деятельности и «индивидуально-структурного социального поля». Последнее - это никогда не прекращающаяся социально-историческая и коллективная практика, определяемая в традициях К. Маркса, А. Грамши и Д. Лукача. Это свойство движения соци­альной материи - что-то вроде «квантов» в теории физического поля, которые можно обнаружить в социальных событиях любого масштаба как ставший, состоявшийся результат деятельности. Са­ма деятельность есть неисчерпаемый источник потенциальной энергии, способность людей к самоосуществлению. Это социаль­ная форма их биопсихологического существования. Деятель­ность - постоянная предпосылка и причина практики, а практика создает предпосылки и условия для новой деятельности.

303

Глава 4. Основы социологической теории управления

Если перевести эту теорию на проблемы управления, то по­следнее выглядит как имманентное свойство социально-истори­ческой и коллективной практики и как потенциальная возможность этой практики, заложенная в утвердившейся уже социальной структуре общества управленческой деятельности. Именно эта управленческая деятельность, на наш взгляд, как рационально ор­ганизованная и планируемая, отличающаяся от нескоординирован-ных и спонтанных действий людей, преследующих свои эгоисти­ческие интересы, и придает «квантам» «индивидуально-структур­ного поля» преднамеренный и направляемый характер, что нахо­дит отражение и в принципах появления тех или иных событий.

В развитие идей П. Штомпки мы можем еще добавить, что при определенных условиях эти «кванты» персонифицируются и пре­вращаются в устойчивые социальные индивиды, такие как (возь­мем частично перечень из текста П. Штомпки) мафиозные кланы, «группы давления», парламенты, политические партии, социаль­ные движения, армейские подразделения, оппозиции, ассоциации, самые различные организации, в том числе государственные и де­ловые. При помощи своей теории П. Штомпка пересматривает воз­можности теоретических представлений об историческом развитии (классического эволюционизма и неоэволюционизма, социобиоло-гии, модернизации, цикличности, исторического материализма и др.) и приходит к выводу, что они не вполне соответствуют реаль­ности постиндустриальных обществ и должны быть дополнены или преодолены с позиций теорий деятельности (субъективности). Но на том, на чем останавливается П. Штомпка, наши проблемы только начинаются. И они, конечно, связаны с нахождением места и исторической роли в социальных изменениях и становлении «позднего модернити» механизмов социокультурной регуляции управленческого типа.

Теоретико-методологическое значение антропосоциетального подхода Н. И. Лапина

В определенном смысле и антропосоциетальный подход Н. И. Лапина способствует осмыслению теоретико-методологиче­ских проблем управления. Деятельностно-активистский подход здесь признает особую роль человека в качестве активного субъек­та деятельности. Как и в структурном функционализме, предпола­гается анализ функций и структур общества, как системы целого. Как и в социокультурном подходе, признается особая роль культу­ры как принципа описания и объяснения социальных изменений.

304

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

Н. И. Лапин исходит также из признания эволюционного характера социодинамики социокультурных систем, рассматриваемых с по­зиций их самоорганизации. Особенностью теории Н. И. Лапина является ее социетальное содержание. Его социология постоянно держит в сфере внимании интегральные измерения общества и личности, характер их взаимосвязи и антропосоциетальные несо­ответствия. Этот предмет может быть конкретизирован системой эмпирически измеряемых показателей и напрямую соотносится с совокупностью фактов. В этом, на наш взгляд, особая социологи­ческая ценность этого подхода. Несмотря на столь высокую сте­пень обобщения, Н. И. Лапин, рассматривает общество как слож­ную человеко-социокультурную систему, как (можно также ска­зать «социальный индивид») решающий круг своих социетальных проблем. Это действительно так. С ними в полном объеме столк­нулось российское общество за период вхождения в кризис и му­чительного выхода из него. Поэтому ответственная за свою науку социология не могла не обратиться к разработке теории социе­тальных проблем. Для нас это означает, что механизм регуляции управленческого типа может исследоваться на социетальном уров­не, в соответствии с теориями, построенными на антропосоцие-тальном подходе. Сам автор дает повод такого вывода, выделяя в качестве социетальной проблемы властно-регулирующие структу­ры: власть, управление, социетальную политику.

Властно-регулирующая структура, по Н. И. Лапину, - это сово­купность политических и иных управленческих отношений, инсти­тутов и организаций, регулирующих воспроизводство и изменение социетального порядка. Общее определение конкретизируется че­рез совокупность сопряженных понятий: власть, государство, пар­тии, социальная политика и др. Подлинный смысл в концепции Н. И. Лапина они приобретают на основе социетальной функции данной структуры: регулирование функционирования и изменения всех социетально-функциональных структур и социума как инте­грального целого1. Далее отмечается, что для выполнения этой функции от властно регулирующей структуры требуется рефлек­тивность, необходимая и достаточная для учета запросов населе­ния и социально-функциональной структуры в их совокупности, и не только явных, но и латентных потребностей (а к таким структу­рам Н. И. Лапин относит культуру, соцэкономику, социальную стратификацию). Невыполнение своей основной функции, замыка­ние в кругу собственных интересов (превращение властно-регули-

1 Лапин Н. И. Общая социология. М., С. 200-201.

305

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

рующей функции в самовластную) Н. И. Лапин называет «эгоисти­ческой деформацией», которая приводит в конечном итоге к кри­зису самой власти и всего общества.

Стратегию и методы управления Н. И. Лапин относит к наибо­лее сложной и интеллектуальноемкой группе компонентов власт­но-регулирующей структуры, которая заслуживает выделения в отдельную проблему и самостоятельное направление исследова­ний, каким, по его мнению, и является социология управления. На социетальном уровне исходная задача и трудность социологии управления состоят в формировании ориентиров социетальной по­литики и использования различных методов и стилей управления. «Люди, на которых непосредственно направлены демократические или тоталитарные методы, могут судить об их характере не по дек­ларациям, а по применяемым ресурсам "принуждения"». В качест­ве наиболее массовых ресурсов Н. И. Лапин выделяет финансовые и иные экономические средства формальной организации. К базо­вым ресурсам он относит исторически сложившиеся в данном об­ществе ценности, нормы культуры и нравственность.

Н. И. Лапиным выделяется несколько видов власти: политиче­ская, административная, информационно-культурная и семейная, но вопрос о том, как эти власти связаны с использованием различ­ных методов и стилей управления, как, собственно, и с другими механизмами регуляции, не рассматривается.

Социальный механизм регуляции в теории социетальной трансформации Т. И. Заславской

Специально категория «социальный механизм процесса» выде­ляется в функциональном исследовании проблем социетальной трансформации Т. И. Заславской. «Перспективность категории "социальный механизм",- пишет Т. И. Заславская, подтверждается тем, что она используется широким кругом обществоведов, причем в последние годы стала одним из базовых элементов методологии ряда социологических школ»1. Идея существования механизмов социальных процессов, по Т. И. Заславской, базируется на том, что совокупность определяющих эти процессы явлений, факторов и зависимости образует некий целостный феномен (курсив мой. -А. Т.), использование устройства которого позволяет глубже разо-

1 Заславская Т. И. Современное российское общество. Социальный механизм трансформации. М., 2004. С. 199-200. К представителям этих школ относятся Р. В. Рывкина (Новосибирск-Москва), Г. Н. Соколова (Минск), Е. А. Якуба (Харь­ков) и др.

306

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

браться в изучаемых закономерностях. Основной особенностью социальных механизмов является их способность регулировать общественные процессы. В них сосуществуют феномены, как соз­нательно создаваемые для достижения определенных целей, так и развивающиеся естественноисторическим путем. Первые конст­руируются в процессе социальных преобразований, вторые же воз­никают спонтанно в ходе общественной эволюции и меняются в процессе внутренних трансформаций. Поэтому в них сосуществу­ют элементы, принадлежащие прошлому и настоящему, а в случае с управлением, добавим мы, и будущему.

Понятие «социальный механизм» Т. И. Заславская относит к большому уровню научной абстракции, поскольку в действитель­ности процессы регулируются множеством более конкретных ме­ханизмов. Тем не менее применение этой категории представляет­ся оправданным, поскольку только в этом случае социетальные грансформации можно представить как некоторую целостность, с которой воздействие власти и спонтанные (хотя на самом деле то­же внутренне направляемые и организованные) действия полити­ческих сил взаимодействуют и образуют динамичный разви­вающийся социальный механизм. Под социальным механизмом трансформационного процесса Т. И. Заславская понимает устойчи­вую систему взаимодействий социальных акторов разных типов и /ровней, способствующую фундаментальному изменению общест­венного устройства. Взаимодействия, формирующие эту систему, регулируются, с одной стороны, базовыми институтами общества к ним Т. И. Заславская относит институты власти, собственности, гражданского общества и прав человека), а с другой - социальной структурой общества и культурными особенностями акторов, ин­дивидов и групп . Центральным понятием теории Т. И. Заславской выступает понятие «культурно-политических сил», что позволяет рассматривать процесс социальной информации через другие социальные механизмы, а не через механизмы властвующих элитных рупп, традиционно представляемых в концепциях отечественного общество ведения2.

Мы видим, что у Т. И. Заславской, как и у Н. И. Лапина, про­блема социетальной трансформации теоретически решается путем выделения субъектов социетального действия, их взаимодействия.

Заславская Т. И. Современное российское общество. Социальный механизм рансформации. М., 2004. С. 200-201. Аналитическая схема социального меха-шзма трансформационного процесса дана на с. 202.

2 См.: Власть и элиты современной России / Под ред. А. В. Дауки. СПб., 2003.

307

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

У Н. И. Лапина - это политический, экономико-административный и информационно-культурный виды властей, у Т. И. Заславской -это культурно-политические (можно сказать «интенциональные») силы, к которым она относит государственческие, олигархические, коммуно-патриотические, либерально-демократические, социал-демократические и криминальные силы, которые представляют собой устойчивые механизмы регуляции социальных процессов, где так или иначе присутствуют, на наш взгляд, механизмы регу­ляции управленческого типа. Эти концепции построены на уровне социально-философской методологии в дисциплинарных рамках общей социологии с привлечением понятий и результатов иссле­дований целого ряда отраслевых социологии (политики, экономи­ки, права, культуры, личности, коммуникаций) и социальной антро­пологии там, где вопрос касается человека и человеческого капитала.

Выделение механизмов регуляции управленческого типа в ка­честве объекта социологического знания и познания требует при­влечения научных средств еще одной отраслевой социологии -социологии организаций. Как мы уже отмечали, социология орга­низаций не только предшествовала появлению социологии управ­ления, но и превратилась за последние годы в наиболее развитую социологическую теорию. Основные достижения социологии ор­ганизаций имеют непосредственное отношение к установлению оснований социологической теории управления.

Сходство и различие понятий «управление» и «организация» в теории социальной организации

Состояние теории организаций кратко охарактеризовано В. В. Щербиной. У него это межпредметная базовая теоретическая дисциплина, сформированная в рамках организационно-управлен­ческой проблематики. Если в теориях управления (и прежде всего менеджмента) в центре внимания оказываются процессы управле­ния коллективной деятельностью, связанные с целеполаганием, то в теориях организации акцент делается на природе специфическо­го объекта и коллективного социального субъекта этого целедо-стижения и целеполагания - на организации. Изучению подлежат условия самовоспроизводства и выживания организации, принци­пы ее строения, а также закономерности ее функционирования и развития, формы существования и факторы, влияющие на ее со­стояние, выживание и способность к целедостижению. В этом кон­тексте организации рассматриваются не только как ресурс воз­можностей целенаправленной деятельности, ее способности дости-

308

4.2. Теоретические подходы к исследованию проблем управления

гать поставленные цели, но и как фактор, ограничивающий этот процесс1.

Действительно, теории организаций возникли много позже по­явления организационного способа решения человеческих проблем (который А. И. Пригожий охарактеризовал как «третью природу», созданную людьми вслед за техническими средствами воздействия на «первую природу») для разрешения «синергийного парадокса». С одной стороны, сочетание и комбинирование индивидуальных человеческих сил дает значительное приращение эффекта в совме­стной трудовой деятельности, о чем убедительно писал в свое вре­мя К. Маркс, рассматривая труд каждого рабочего как часть сово­купного труда, а с другой - соединение людей в одной организа­ции может приводить не только к взаимоусилению, но и к взаимо­ослаблению усилий даже при наличии общей цели, а порой, как пишет А. И. Пригожий, и благодаря ей2. Почему так происходит? Ответов несколько, как, собственно, и теорий. Согласно теории жизненных циклов организации, например рассматривающей их как некоторый аналог биологического организма, они запрограм-мированны на неизбежное прохождение ряда последовательных фаз. А Чендлер М. Л., например, выделяет четыре такие фазы, а И. Адизес - целых десять, от их рождения до смерти3. Суть этой теории, применительно к бизнес-организациям, состоит в сущест­вовании внутренней связи между повышением контроля над дей­ствиями и взаимодействиями членов организации в ущерб свое­временному и гибкому реагированию на изменения внешней сре­ды. Эта теория не совсем «организмическая», поскольку И. Адизес ставит зависимость фаз рождения, развития, старения и смерти ор­ганизаций от сознательной деятельности людей, и в частности - от способности администрации обеспечить длительное существова­ние организации на стадии расцвета.

Управление в теории социальной организации А. И. Пригожина

Наиболее развернутую теорию социальной организации на ос­нове признания ее естественно-искусственной природы разработал А. И. Пригожин. Как естественно складывающаяся человеческая общность, организация - это совокупность социальных групп, со­циальных статусов, норм, отношений сплоченности-конфликт-

1 Щербина В. В. Социальные теории организации. М., 2000. С. 191.

2 Пригожий А. И. Методы развития организаций. С. 26.

3 Щербина В. В. Социальные теории организации. М, 2000. С. 189-191.

309

1   2   3   4   5



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru