Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 4.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 4.doc

1   2   3   4   5
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 4. Основы социологической теории управления

ханизма регуляции управленческого типа) и редукции его к «из­вестному», т. е. к тем органам, структурам и конкретным группам людей, которые отвечают за функции управления.

Обратим внимание на некоторые аналитические возможно­сти применения персонифицированной социокультурной модели (ПСКМ) управления к исследованию наиболее широкого класса систем с управлением, к которым мы относим целевые социальные группы, организации или системы управления совместной деятельностью.

Здесь целевая система управления соединяет в себе два типа управления: системное (внешнее) и деятельностное (внутреннее). Системный тип представляет собой субъект-субъектный способ проектирования, налаживания и регулирования социальных связей, а деятельностный - субъект-объектный, где воздействие субъекта на объект детерминировано следующим иерархическим уровнем и носит сугубо целевой характер. Если первый тип управления отве­чает за сохранение целостности системы, ее устойчивость, иден­тичность, то второй отвечает за достижение определенного конеч­ного результата. Взаимодействия между этими двумя типами управления образуют тот или иной режим управления целевой системой. Мы выделяем три таких режима:

  • равновесный;

  • адаптивно-неравновесный;

  • продуктивно-неравновесный.

Установление равновесного режима происходит на основе уравновешивания субъект-субъектных и субъект-объектных отно­шений. Фактором уравновешивания выступает система регуляции управленческого типа. На уровне эмпирических показателей это означает, что в социальной системе (организации, учреждении) достигается то редкое состояние, когда благоприятному социаль­но-психологическому климату сопутствуют деловые успехи, когда уравновешены инициатива и ответственность, устойчивость отно­шений в социальной организации и продуктивность ее производи­тельных подразделений.

Адаптивно-неравновесный режим управления устанавливается тогда, когда под угрозой находится целостность системы, когда нарушаются связи взаимодействия и связи строения и когда для их поддержания предпринимаются жесткие административные меры.

Продуктивно-неравновесный режим управления устанавлива­ется в тех случаях, когда система, пренебрегая действиями по под­держанию своей устойчивости и целостности, основное внимание уделяет подчинению всех участников достижению определенной продуктивной цели.

338

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

Управление в системе решает сложную и противоречивую за­дачу: как организовать совместную деятельность так, чтобы дос­тижение продуктивной цели одновременно воспроизводило и це­лостность социальной системы как организации, без которой со­вместная деятельность просто невозможна?

Осуществление данной задачи усложняется тем, что совмест­ная деятельность представляет собой процесс, т. е. изменение со­стояний системы во времени. Есть нулевое состояние, когда сис­тема зарождается; есть состояние, когда система выходит на этап функционирования; есть сам этап устойчивого функционирования; есть этап реорганизации и этап кризиса с возможной последующей полной дезинтеграцией, т. е. у управляемой социальной системы есть свой жизненный цикл.

На всех стадиях система управления отвечает за управляемость системы совместной деятельности, т. е. за поддержание процесса в рамках определенного диапазона целостности системы и ее про­дуктивности, что находит свое выражение в установлении одного из трех упомянутых режимов управления.

Потеря управляемости происходит либо в результате гипер­адаптации, когда борьба за устойчивость и целостность системы приводит к потере ее продуктивности и, соответственно, к оста­новке развития или стагнации; либо в результате гиперрационали­зации, когда в погоне за высокой продуктивностью деформируют­ся субъект-субъектные отношения и система теряет свои систем­ные свойства, становится неустойчивой, разваливается изнутри.

Механизмом управления выступает разработка схем будущего состояния всех аспектов совместной деятельности, выработка норм и правил организационного поведения и обеспечение их выполне­ния, что предполагает и разнообразные формы внутрисистемной рефлексии.

Управление происходит путем разработки искусственных экс-пектаций ролевого поведения и интериоризации этих экспектаций участниками совместной деятельности. Управляемость зависит как от адекватности экспектаций ролевому состоянию системы, так и от степени их интериоризации участниками. В свою очередь, со­стояние социальной системы является функцией от стадии, на ко­торой находится процесс совместной деятельности.

Закономерности порождения морфологического устройства систем с управлением

Рассмотрим последовательно некоторые закономерности по­рождения, функционирования и развития социальной системы с

339



^ Глава 4. Основы социологической теории управления

управлением. Эти закономерности представляют собой теоретиче­скую условность протекания реальных процессов социального уп­равления, способствующие их социологическому описанию и объ­яснению. В ходе исследований эти закономерности могут получить эмпирическое подтверждение.

Организованная социальная система появляется в результате серии выборов, которые совершают вполне определенные субъек­ты в пользу их объединения для совместной деятельности. Лица, принимающие такое решение, выступают в качестве «отцов-основателей» будущей системы. Они же являются прообразом со­циального ядра системы, или, по крайней мере, оказывают ре­шающее влияние на первоначальный состав его ведущих персона­жей. Учредители совершают целый ряд важнейших выборов, от которых зависит статус системы, ее стартовый потенциал и свое­образный социально-культурный код.

В частности, предметом выбора является профиль совместной деятельности и характер объединения. Под профилем понимается объект (проблема) или сфера деятельности, ее социальное назначе­ние, ожидаемый результат. Под характером объединения понима­ется тип организации совместной деятельности, соотношение ви­дов собственности, прав и обязанностей участников, а также осо­бенности организации системы управления. В результате закла­дывается официальный (юридический) статус будущей системы.

В этот период создается и стартовый потенциал системы, кото­рый имеет материально-техническую, финансовую и социально-культурную составляющие. Вполне понятно, что порождение ор­ганизованной социальной системы проходит путь от первоначаль­ной идеи, которую разделяют учредители, до оформления этой идеи в виде проекта организации, что нередко завершается юриди­ческим оформлением документов в соответствии с действующим законодательством и подзаконными актами.

^ Все эти действия учредителей создают уникальное сочетание условий функционирования и развития будущей системы, которое мы называем социально-культурным кодом. В нем заложены по­нимание учредителями социальной ситуации и своей роли в ней, надежды на решение общественных и частных проблем путем соз­дания этой конкретной системы, расстановка социальных интере­сов, в том числе конкурентных и противоборствующих объедине­нию усилий конкретной группы людей, вариантов будущего пове­дения системы, ее основополагающие ценности.

Как правило, многие позиции социально-культурного кода не эксплицируется в документах. Одна из причин такого положения

340

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

состоит в том, что учредители руководствуются формальными требованиями. Тем более что в большинстве случаев они пресле­дуют не только общие, но и личные цели, что в полной мере выяс­няется только с течением времени.

Большое значение для понимания закономерностей функцио­нирования и развития управляемых социальных систем, или сис­тем с управлением, имеет морфологический аспект порождения управляющего органа. Он может вырастать снизу или насаждаться сверху, либо в сочетании — снизу и сверху одновременно. За от­правную точку берем естественную кооперацию людей при орга­низации совместной деятельности. Эту стадию, или этот уровень, мы называем уровнем самоорганизации, поскольку над участника­ми совместной деятельности человеком 1 (4i) и человеком 2 (Ч2) нет никакой другой организующей силы, кроме силы их добро­вольного объединения (рис. 1).

На схеме Ч| и Ч2 - люди в одинаковой социальной позиции, со­вместно принимающие решения относительно использования имеющихся ресурсов и получения определенного результата. Сплошная стрелка вверху как раз и показывает, что цель является идеальным устремлением группы Ч]-Ч2. Сплошная стрелка внизу свидетельствует о наличии рефлексивной обратной связи, регули­рующей процесс достижения цели по промежуточным показателям результата.

Здесь практически реализованы (но не вполне еще прокоммен­тированы) принципы субъект-субъектной модели самоорганизую­щейся социальной системы, у которой отсутствует следующий уровень иерархии. С появлением человека (Ч3) система может счи­таться самоуправляемой. Она перешла на качественно иной уро­вень внутреннего устройства. В чем это проявляется?

Если до сих пор скооперированные участники процесса совме­стной деятельности были единственными субъектами принятия

341

Глава 4. Основы социологической теории управления

решений и их исполнения, то теперь появился человек - Ч3, - ко­торому делегированы полномочия принимать решения в отноше­нии всей цепочки связей



и, главное, в отношении связей между Ч, и Ч2. Т. е. содержание деятельности Ч]-Ч2 радикально изменилось, как и их социальная позиция. Человек (Ч3) теперь не только участвует в формулирова­нии цели и контролирует ее достижение, но и выступает регулято­ром (распорядителем) обмена социальными благами и услугами между всеми участниками. Иерархия оказывается не властной, а собственно управленческой, регулятивной:



И тем не менее появление следующего уровня иерархии - че­ловека Ч(, - символизирующего у нас появление управления, ста­новится еще более радикальным фактором, чем в случае с Ч3.

Первое, что бросается в глаза, - это существенные социальные различия между Ч3 и Ч4. Человек Ч3 - это человек из среды участ­ников, которые добровольно делегировали ему управленческие функции, чтобы самим не отрываться от дела, аЧ4- представитель надсистемы, полностью проектирующий и направляющий процесс совместной деятельности в интересах этой надсистемы. Предметом деятельности Ч3 становится вся цепочка связей, включая и дейст­вия Ч3;, а также целеполагание (Ч,-Ч2) и Ч3 и контроль обратной связи тех и других:



Наращивание иерархии (появление Ч5, Ч6) не вносит принци­пиальных изменений в систему управления, но создает дополни­тельные проблемы для Ч4, поскольку носят институциональный и социетальный характер.

Механизм, который заставляет надстраивать искусственную иерархию управления над естественным процессом кооперации людей в ходе их совместной деятельности, находится, в основном, вне этого процесса. Он - в условиях внешней среды, под которыми понимаются государство, рынок, конкуренты, потребители, поли­тическая и финансовая конъюнктура, состояние социальных ин-

342

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

статутов и структур, этносоциальные отношения. От текущего со­стояния институциональной среды зависит состояние системного (внешнего) контура управления, отвечающего за целостность, ус­тойчивость и адаптивность системы.

При построении иерархии снизу вверх хорошо заметно, как развиваются цели совместной деятельности. В первоначальном состоянии, когда (Ч]-Ч2) совмещали функции субъекта деятельно­сти и субъекта ее самоорганизации, цель достижения продуктивно­го результата одновременно была и эксплицированной целью вос­производства отношений между Ч, и Ч2. С появлением Ч3 увеличи­вается значение воспроизводства устойчивых отношений между Ч] и Ч2, целями управления становятся одновременно и продуктив­ный результат, и социальный (устойчивость, воспроизводство от­ношений). С появлением Ч4 проблема управления становится про­блемой сочетания этих целей, тем более что устойчивость сис­темы - это теперь и устойчивость социального статуса Ч4.

Этот вопрос имеет существенное значение для понимания ме­ханизма функционирования систем с управлением, поэтому мы к нему вернемся позже.

Сейчас рассмотрим вариант построения системы управления процессом совместной деятельности сверху вниз. Человек Ч4 в этом случае проектирует всю систему в рациональной форме (же­лаемый продукт, технологию его получения, материальные и фи­нансовые средства, систему рабочих мест, штатное расписание) и организует прием людей на образованные вакансии. Человек Ч3 приглашается для выполнения особой социальной роли - со­здания деловой кооперации между основными участниками про­цесса Ч)-Ч2.

Положение Ч3 особенно сложное. Оно называется в социологии промежуточным (маргинальным). Его социальный статус «зависа­ет» между статусом основного управляющего (Ч4) и статусами ос­новных исполнителей (Ч]-Ч2). Если Ч3 не завоюет себе нефор­мальный авторитет своих подчиненных, их уважение и признание, то вместо деловой кооперации, сотрудничества он получит проти­водействие участников процесса 4i-42, что незамедлительно ска­жется на продуктивной и социальной результативности их дея­тельности, приведет к ликвидации самоуправления и самоорга­низации.

Если Ч3 станет неформальным лидером 4i-42, то увеличится вероятность конфронтации между Ч3 и Ч4, уменьшится социальная устойчивость процесса. Правильно было бы сразу поддержать са­моорганизацию и самоуправление, но современные проектиров-

343



Глава 4. Основы социологической теории управления

щики рациональных моделей управления пока еще не научились предусматривать в своих схемах самодействие исполнителей (с их «эмерджентностью»).

Итак, морфологически мы можем представить генезис системы управления процессом совместной деятельности как проектирова­ние сложного субъект-субъектного и субъект-объектного отноше­ния с меняющимися от уровня к уровню «геометрией» предмета и составом субъекта. В связи с этим можно утверждать, что после порождения системы совместной деятельности порой незаметно даже для участников происходит сильная трансформация отноше­ний управления из одних форм в другие с изменением строения и общей конфигурации связей всех участвующих субъектов.

Функционально-регулятивное строение систем с управлением и закономерности их трансформации

При всей значимости представлений о морфологии системы с управлением для получения более полной картины об этом пред­мете требуется воспроизвести и ее функционально-регулятивное строение. Задача получения регулятивного описания несколько иная по сравнению с задачей описания морфологического.

К познанию пространственно-временного расположения эле­ментов системы добавляется представление о принципах их взаи­модействия, функционирования и развития. От вопроса о том, как устроена система с управлением, мы переходим к вопросу о том, как она действует, регулируется. А регулируется она благодаря особой функциональной структуре, отличной от целерациональной пирамиды и от спонтанной структуры неформальной организации.

Функциональная структура имеет нуклеарный вид: ядро, сред­ний идентификационный слой и отчужденную оболочку (рис. 2).

Социальное ядро - это реальная группа людей, принимающих оперативные и перспективные решения относительно состава сис­темы управления, ее строения и поведения в зависимости от внеш­них условий, привлечения и использования ресурсов.

Состав ядра можно, конечно, изучать по социально-классовым, демографическим, профессиональным и личностным признакам, но основополагающее значение здесь имеет членение по типологи­ческому признаку в отношении критериев продуктивности и ус­тойчивости системы. К людям «продуктивистской» ориентации относятся «профессионалы», т. е. специалисты, знающие свое де­ло. К людям «адаптивной» ориентации относятся так называемые «социалы», т. е. люди с общественной жилкой, находящие свою

344

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

самореализацию в общении с другими людьми. Какими бы фор­мальными признаками ни обладали «люди ядра», их принадлеж­ность к «профессионалам» или «социалам» определяет функцио­нально-регулятивные качества самого социального ядра.

До специального эмпирического исследования трудно сказать, индуктируются ли эти ценностно-ориентационные поведенческие группы этапом, стадией, состоянием системы управления, или эти стадии и этапы создаются случайным подбором состава ядра. Воз­можно, что имеют место оба процесса, но результат их взаимодей­ствия может иметь роковое значение для судьбы систем с управле­нием (времени жизни, скорости и типа трансформации). В тот или иной момент времени в ядре могут превалировать либо «профес­сионалы», либо «социалы», что может иметь либо функциональ­ные, либо дисфункциональные последствия для системы в целом в зависимости от формируемой ими когнитивной модели ее транс­формации.

Если воспользоваться идеями социальной синергетики, то в яд­ре происходит не борьба идеалов, а борьба культурных образцов. Победивший образец диктует и критерии принятия решений, т. е. критерии отбора образцов поведения в решении проблем. Но «по­бедитель» не всегда прав, его решения не всегда могут быть адек­ватными функциональным перспективам. В этом одна из причин потери чувствительности системы управления, ее уязвимости в преддверии надвигающегося кризиса.

Социальное ядро опирается на группу людей, которые хотя не­посредственно и не участвуют в принятии решений, но испытыва­ют доверие к «людям ядра», поддерживают их эмоционально и по-

345

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

веденчески. Мы назвали эту группу идентификационным слоем, поскольку его участники отождествляют себя с организацией и ее руководством, считают себя причастными к его судьбе. Как мы покажем ниже, социальное ядро не сводится к руководству, а орга­низация - к системе управления, но для выделения идентификаци­онного слоя сильные установки людей на эти объекты были бы показателем их идентификации.

Это похоже на фанатов музыкальной группы или футбольной команды, обожателей знаменитого артиста или ярых приверженцев политического деятеля. Они сами не выступают со сцены, не иг­рают на поле или на спортивной площадке и не выставляют свои персоны в кандидаты, но они их любят, ценят, обожают, поддер­живают. То же самое происходит и в системах с управлением, где есть играющая лидерская группа (ядро) и где неизбежно возникает группа поддержки или идентификационный слой.

В отчужденную оболочку системы с управлением попадают люди, которые эмоционально не включены в дела данной органи­зации и ее руководства, соблюдают по отношению к ним опреде­ленную дистанцию. Они готовы перейти в другую организацию, если там выше уровень социальных благ. Словом, это, возможно, хорошие специалисты, знатоки своего дела, но явно не патриоты по отношению к «ядерной» группе. Важно, что такая поведенче­ская ориентация возникает неизбежно на функциональной границе системы управления как промежуточный слой между «своими» и «чужими». Здесь еще «мы» - члены организации, работники фир­мы, служащие данного аппарата; а там уже «они» - другие люди из других систем, там - чужие. Эта оболочка состоит из тех, кто фор­мально находится в структуре конкретной организации, а нефор­мально по целям и ценностям не чувствует себя с нею связанным.

Примерно так выглядит социокультурная структура управляе­мой системы или ее персонифицированная модель. Она, конечно, не похожа ни на рациональную, ни на адаптивную модели. Она представляет собой поведенческий срез функционирующей систе­мы, тесно связанный с ее морфологическим строением, но не сво­димый к нему. Как пишет Э. Г. Юдин, в полной мере научный подход к анализу системы «реализуется лишь при ее функцио­нальном расчленении, поскольку именно здесь у продукта иссле­дования появляются существенно новые черты, в частности - от­сутствие жесткой привязки к пространственно-временной локали­зации»1.

1 Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. М., 1978. С. 214.

346

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

Действительно, описанная социокультурная регулятивная структура появляется сразу, как только начинает действовать сис­тема с управлением. Первым, как мы уже сказали, на свет появля­ется зародыш ядра. Это группа идейных вдохновителей и основа­телей системы. Она же может взять на себя и функции разработчи­ка-проектировщика, хотя это не обязательно. Нужных специа­листов можно нанять на определенных условиях. Главное все-та­ки - удачная первоначальная идея решения проблемы, в которой в явном виде заложен практический ответ на запрос времени рынка, политической конъюнктуры.

Идея - это идеальный образ системы, содержащий в свернутом виде ее будущее развитие, ее структуру, средства и результаты. Те, кто верит в эту идею, разделяют заложенный в ней «культурный образец», создает первоначальную группу, зародыш социального ядра.

Социальное ядро также возникает не случайно. Реальное управление людьми в процессе их совместной деятельности не обеспечивает ни формальная организация сама по себе, ни нефор­мальная самоорганизация. Его обеспечивает группа людей, кото­рая постоянно держит руку на пульсе текущих событий, принимает решения и организует их выполнение. Эта группа может быть ши­ре по составу, чем управленческий персонал, включать в себя и не членов официальной организации и не включать, например, руко­водителей среднего и нижнего звена, как, например, пресловутая «семья» в окружении президента Ельцина. Эта группа переменна по составу, но устойчива по структуре и своему функциональному положению: обеспечивать социальный отбор форм образцов орга­низационного поведения для отдельных участников, подразделе­ний, структур и системы в целом в постоянно меняющихся внут­ренних и внешних условиях.

Идентификационный слой также появляется в регулятивной структуре системы с управлением не случайно. Если одна часть системы (ядро) постоянно генерирует указания «что делать», то, чтобы деятельность состоялась, другая часть системы должна при­нять эти указания «на веру», признать, что в данную минуту имен­но эти действия самые правильные, самые разумные.

Поскольку вокруг ядра не всегда удается удержать всех участ­ников процесса совместной деятельности в силу ряда социальных и культурных причин, появляется отчужденная оболочка, которая также функциональна, поскольку через нее осуществляется соци­альный обмен с окружающей средой, не затрагивающий сердцеви­ну системы, ее ядро. Эта оболочка выполняет роль защитного слоя

347

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

системы с управлением. Но при определенных ошибках и патоло­гических изменениях в ядре эта оболочка может принять размеры, сопоставимые с идентификационным слоем и свидетельствовать о подмене механизма управления механизмом властных функций.

Роль социального ядра системы с управлением в регулировании состояний и динамики жизненного цикла

Чтобы понять, как действует система с управлением, надо ра­зобраться в динамике ее регулятивной структуры. Социальное яд­ро время от времени меняет свой персональный состав. Это проис­ходит в результате определенной кадровой политики или спонтан­но, но не всегда рационально, поскольку состав социального ядра неявный, он не эксплицирован полностью.

Неадекватные разовые кадровые замены незаметно накаплива­ют новое качество - состав социального ядра с неадекватными идеями относительно отбора «образцов правильных действий». Социальное ядро остается функциональным до тех пор, пока его состав и исповедуемая им система ценностей направлены на дей­ствительное решение проблем перманентного преобразования ор­ганизованной системы с учетом изменения внутренних и внешних условий, пока им генерируются адекватные действительным усло­виям идеи. Вот почему в менеджменте такое значение придается лидерским талантам формального руководителя.

В случае, когда персонифицированное социальное ядро начи­нает принимать решения в своих собственных интересах, как группа частных лиц, деформируется вся регулятивная структура. Идентификационный слой либо превращается в оппозиционную группу, либо возгоняется в оболочку, отчужденную от руководства и организации. Ядро превращается в клику, ведущую двойную жизнь: официальную и неофициальную, явную и скрытую. Наряду с формальной и неформальной организациями появляется скрытая, или подпольная, оппозиция. Функциями оппозиции является либо борьба за реформу системы с управлением, за восстановление нормальных морфологических и функциональных структур, либо достижение частных целей под прикрытием официальных де­клараций.

В последнем варианте это та самая ситуация, когда, по извест­ному анекдоту времен застоя, «трудящиеся делают вид, что рабо­тают, а начальство делает вид, что платит им». Вся официальная жизнь такой системы выполняет показную функцию, помогает де­лать вид, что официальная и формальная деятельность людей в

348

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

организации совпадают. Например, бухгалтер в жизни делает именно то, что он представляет в отчетных документах, в провод­ках и балансах.

Деформация управляемой системы в сторону показной дея­тельности есть проявление социальной патологии. Сутью этой па­тологии является превращение социального ядра в клику. При сращивании клики с криминальными структурами социальное ядро системы управления становится мафиозным, а вся организованная система - инструментом для достижения преступных целей. Пере­ход управляемой системы из здорового состояния в больное про­исходит через перерождение социального ядра и последующее из­менение всей регулятивной структуры.

Поэтому столь опасными для общества являются скрытые це­левые программы, направленные на изживание талантливых, бо­леющих за дело людей, принимающих решения в системе управ­ления; сориентированные на раскалывание социального ядра, на его захват и использование в своих целях. Последствия таких дей­ствий для гуманистического устройства социальной жизни не ме­нее печальны, чем отстрел редких пород животных в государст­венных заповедниках.

К сожалению, общество пока не осознало опасность молчали­вой легализации корыстных действий, выражающихся в подполь­ной борьбе отдельных групп за захват постов в государственных, муниципальных и частных структурах. Такого рода социальная патология открывает каналы для самореализации людей с нравст­венными и психическими отклонениями, способствует воспроиз­водству криминальных слоев и криминализации общества в целом. Наглядным примером того, как социальная патология может «съесть» здоровую социальную структуру, является распростране­ние «дедовщины» в армии, суть которой не в измывательстве ста­рослужащих над новобранцами, а в деформации поведения офи­церского корпуса в условиях невыполнения государством своих обязательств.

Представить дело так, что хорошие дела совершаются в обще­стве благодаря хорошим людям, а плохие - благодаря нехорошим, было бы крайним упрощением. Социология управления показыва­ет, как нарушения нормального соотношения морфологических и регулятивных структур приводят к социальной патологии, когда циничное презрение к людям делается кому-то функционально вы­годным.

Для лечения болезней такого рода необходимо более полное знание об их возникновении и протекании, о новых системных

349






Глава 4. Основы социологической теории управления

способах их профилактики и лечения, о возможностях социально-инженерной терапии, о пределах и последствиях вмешательства в столь сложные процессы, о роли социальных институтов и соци­альных технологий.

Мы исходим из предположения, что адаптивный и продуктив­ный критерии функционирования систем с управлением ортого­нальны, а закон связи между устойчивостью системы и ее продук­тивностью носит параболический характер. Наглядно варианты состояния управляемой системы изображены на графике, пред­ставленном на рис. 3.

Парабола содержит возможное число состояний управляемой системы при заданном наборе внутренних (4i-42 —> Средства —* Предмет -г* Результат, а также Ч3, Ч4, Ч5) и внешних условий. Вы­делены три типа таких состояний: 1, 2 и 3. Первое состояние ха­рактеризуется значительной продуктивностью П] и относительно низкой адаптивностью (устойчивостью) У]. В действительности, этому состоянию соответствует временный характер организации управления целевой программой. После достижения цели вся ор­ганизация может бесследно раствориться в социуме. Можно ска­зать, что при этом типе системы управления она затрачивает ми­нимальные ресурсы на поддержание своей устойчивости.

350

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

Второе состояние - оптимальное для управляемой системы, ко­гда продуктивность и адаптивность (устойчивость) системы урав­новешены. Система может долго существовать, если она настроит­ся на режим 2.

Сдвиг в сторону состояния 3 означает тенденцию к превалиро­ванию адаптивных критериев принятия решений над продуктив­ными. Это начало стагнации, движения в сторону кризиса. Именно здесь происходит незаметное переключение отрицательной обрат­ной связи на положительную: чем больше действий в сторону адаптации, устойчивости, тем ниже продуктивность.

Крайнее состояние движения в сторону адаптации приводит к хаосу, в сторону продуктивности - к порядку, лишенному адап­тивных механизмов. И то и другое ведет к разрушению строения системы, к ее исчезновению либо к революционному переходу на параболу П.

Этот же процесс трансформации можно изобразить и в форме коэволюционной кривой (рис. 4). Имеется в виду коэволюция есте­ственного и искусственного составов элементов системы с управ­лением.

Здесь А-Б - латентный «инкубационный» период проектиро­вания управляемой системы, Б-В - период создания системы, реа­лизации проекта, В-Г - период устойчивого функционирования системы, Г-Д - сдвиг системы в сторону кризиса, предкризисное состояние, Д-Е - состояние кризиса, Е-Ж - новый (возможный)

351

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

латентный период проектирования, либо Г-Д1 - латентный период проектирования превентивных антикризисных мероприятий, Д'-Е' - период реализации антикризисной программы.

Время tcyx(t] + t2 + t3 + t4 + t5) есть собственное социальное время жизни системы управления, включающее в себя время основных периодов (стадий). Нетрудно представить себе точки перегиба эво­люционной кривой АБВГДЕ как точки бифуркации, которые от­ражают результат принятых решений по отбору вариантов поведе­ния системы. Это особенно наглядно видно в предкризисной и по­сткризисной ситуациях (пунктирные линии ГД'Е' и ЕЖВ'), хотя в нашей модели они имеют социологическую интерпретацию.

Эвристические возможности коэволюционной модели динамики систем с управлением

Обратим внимание на эвристические возможности коэволюци­онной модели. Прежде всего, отметим такую переменную управ­ляемой системы, как собственное социальное время, или время жизни. Оно индивидуально и уникально, как и время жизни биоло­гического организма. По проектному и реальному времени жизни можно судить о родо-видовых различиях систем управления (вы­делять среди них «долгожителей», например), изучать особенности различных стадий и этапов и, в итоге, прогнозировать будущие состояния; в частности - трудно уловимую для практики управле­ния точку вступления в предкризисное состояние, чтобы успеть разработать и предпринять антикризисные меры.

Немалый интерес представляют и такие параметры, как перво­начальный потенциал Пп, потенциал устойчивого функционирова­ния Пф, остаточный послекризисный потенциал П0, потенциал ин­новаций (реорганизации) Пи и др. Понятие о потенциале может в компактном виде представить весь, набор возможностей системы с управлением, определяемых сочетанием таких ресурсов, как власть, богатство, знания, информационная обеспеченность, квали­фикация кадров, волевые и нравственные качества людей. Воз­можно, потенциал определяет социальный статус управляемой системы и его изменения от рождения до растворения в социуме, что может дать новые сведения (эмпирические данные) о законо­мерностях ее эволюции.

Социальный статус систем с управлением может изменяться не только под воздействием изменений потенциала, но и в связи с из­менением статусов других, конкурентных систем, как и синкрети­ческого механизма управления в обществе в целом. Обычные рас-

352

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

суждения о влиянии социальной среды на поведение организован­ных систем, на их эффективность приобретают доступные изме­рению конкретно-социологические черты. Это, в частности, отно­сится и к исследованию таких системных явлений, как кризис и управленческие действия по выходу из него.

Наконец, коэволюционная модель поведения управляемой сис­темы не противоречит идеям об их ускоренном трансформизме, превращении таких систем из одного морфологического типа в другой.

Выше мы говорили о существовании различных режимов управления. Сейчас мы можем выделить и три морфологических типа:

  1. адаптивно-рациональный, соответствующий равновесному режиму по схеме: субъект *-* объект —► результат (баланс продук­тивности и устойчивости);

  2. адаптивный, соответствующий адаптивно-неравновесному режиму по схеме: субъект-субъект —► результат (устойчивость);

  3. целерациональный, соответствующий рационально-неравно­весному режиму по схеме: субъект —* объект и субъект-субъект —* цель.

Эти типы управления отличаются не столько набором элемен­тов, сколько их строением и отношениями, за которыми стоит и универсальный механизм преобразования (трансформации).

Целерациональный морфологический тип представляет собой формализованную технологию достижения четко артикулирован­ной цели. Здесь средством является жесткая формальная организа­ция, специально сконструированная для получения запланирован­ного результата. Механизмом является контролируемое разверты­вание заранее продуманных этапов на дискретных участках пространства-времени. Целерациональный тип отличается закры­тостью, равновесностью, линейностью.

Адаптивно-рациональный тип представляет собой симбиотиче-скую связь искусственно-естественных подсистем: целерациональ-ной, специально построенной для достижения определенной (про­дуктивной) цели, и цели адаптивной, настроенной на устойчивое воспроизводство отношений, на повышение адаптации к внешним условиям. Механизмом является согласованное взаимодействие этих систем, их коэволюция. Это, соответственно, полуоткрытая, полуравновесная, частично линейная (частично нелинейная) субъ­ект-объектная и субъект-субъектная система с многократно повто­ряющимся циклом взаимодействия.

12 3ак. 1139 353

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

Адаптивный тип близок к естественной системе, где нет зара­нее заданных целей, концепций, идеалов, нет жесткого планирова­ния достижения конкретных результатов. Здесь есть как бы зало­женный при рождении социально-культурный код, и есть импуль­сивная реакция на изменения во внешней среде. Генеральным механизмом является известная схема «стимул-реакция». Следует допустить и наличие сознательной установки участников совмест­ной деятельности на выживание. Это открытая, неравновесная, не­линейная система с апериодическим колебательным циклом.

Теоретическое выделение этих морфологических типов систем управления дает ответ на вопрос о причине непрекращающегося спора между разными подходами к управлению. Мы просто имеем дело с различными объектами познания или с одним и тем же, но находящимся на различных стадиях своей трансформации, как гу­сеница, куколка и бабочка. Самое интересное заключается в том, что, возможно, управляющий субъект и не успевает отрефлексиро-вать, на какой стадии находится управляемая им система, и не все­гда использует адекватные средства, что приводит к не предвиден­ным им последствиям.

Мы выделяем четыре возможные стадии трансформации и счи­таем, что каждой из них соответствуют свои законы построения и

функционирования.

На эмбриональной стадии это искусственно-естественная сис­тема. Искусственная, так как она сознательно конструируется, про­ектируется; а естественная, потому что этим занимается группа людей в форме спонтанной самоорганизации. Результатом этой деятельности является не только проект сложной социотехниче-ской или социокультурной системы, но и ее социогенетический код, который содержится в учредительных документах и в соци­альном статусе проекта, в ментальности участников.

Дальше начинается совершенна иная стадия - претворение проекта в жизнь, в реальную систему, в организацию. На этой стадии превалирует целерациональный морфологический тип сис­темы управления, которая также искусственно-естественная, но здесь естественные элементы (люди, их отношения) жестко подчи­нены планам, разработанной программе. Эта стадия достаточно автономна, она способна жить самостоятельной жизнью. Это так называемое управление целевыми программами.

Но если целью такой программы является создание новой ор­ганизации, то целерациональная стадия может плавно перейти в адаптивно-рациональную, где законом существования является длительное взаимодействие искусственной и естественной подсис-

354

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

тем. Соответственно, реакция на воздействие внешней среды здесь будет двойственной: и продуктивной, и приспособительной. Сис­тема управления должна будет принимать решения на оптимиза­цию своего поведения по этим двум критериям.

Груз принимаемых решений создает инерцию движения, когда в системе управления больше предпочтение отдается устойчивости достигнутого положения, воспроизводству отношений, чем новому производству. Начинает превалировать третий морфологический тип системы управления - адаптивный. Здесь отрицательный тип обратной связи незаметно для субъекта управления переключается на положительный. Решения, которые ранее были функциональ­ными, по критерию продуктивности становятся дисфункциональ­ными, зато функциональными по адаптивному критерию. Развитие управляемой системы затормаживается. Она переходит в стадию стагнации, вступает в предкризисное состояние.

Отмеченные нами закономерности порождения, функциониро­вания и развития управляемых систем дают точку отсчета для на­учного описания и объяснения явлений управления в обществе и его подсистемах и основание для получения более углубленных теоретических и эмпирических знаний в выделенной нами сфере социальной реальности.

Итак, мы приходим к выводу, что социологическая теория управления может включать общие и специальные разделы.

Обобщенная оценка объяснительных возможностей персонифицированной социокультурной модели управления

Общая социологическая теория управления использует катего­рии социального порядка и его изменения в результате эволюци­онных или революционных действий доминирующих социальных субъектов. Социальный порядок - одно из наиболее общих пред­ставлений о свойствах социальной реальности, выражающее идею организованности общественной жизни, возможность ее созна­тельного удержания в определенных рамках.

Основным механизмом упорядочения общественной жизни вы­ступает выдвижение доминирующих субъектов и наделение их полномочиями влиять на процессы институционализации и деин-ституционализации, интеграции и дезинтеграции в ответ на вызо­вы, с которыми сталкиваются сообщества людей в историческом развитии. Социальная интеграция - это результат объединения людей вокруг доминирующего субъекта, появления солидарной общности на основе базовых ценностей. Такая интеграция пред-

355

^ Глава 4. Основы социологической теории управления

ставляет собой единое социокультурное «тело», способное решать проблемы поддержания социального порядка и его реформирова­ния. Социальная дезинтеграция - процесс, противоположный ин­теграции. Он состоит в расформировании некогда единого соци­ального индивида, вплоть до приведения его в состояние аномии (социальной «безнадежности»). Институционализация и деинституционализация представляют собой средства интеграции и дезин­теграции общества, которые использует доминирующий субъект.

Эволюционное изменение социального порядка представляет собой процесс реформирования социальных институтов путем раз­работки и внедрения нововведений. При этом устраняются отжив­шие социальные формы и утверждаются новые, более соответст­вующие изменившимся обстоятельствам. Революционное измене­ние социального порядка представляет собой насильственное утверждение новых социальных форм вместе с заменой домини­рующего субъекта, что приводит к длительным дезинтеграционным последствиям.

В результате анализа различных концепций социального по­рядка мы пришли к выводу, что он поддерживается благодаря взаимодействию норм и правил двух видов: искусственных и есте­ственных. К искусственным относятся организационные и право­вые нормы и правила, а к естественным - гражданские и традици­онные. Управление социальным порядком осуществляется со сто­роны доминирующего субъекта путем сознательного поддержания или формирования социальных институтов как естественно-искусственных образований. Недооценка этой функции управле­ния приводит к деинституционализации и в какой-то степени к его дезинтеграции. Поэтому в данной главе мы уделили внимание та­ким понятиям, как «социальная организация», ее «здоровые» и «патологические» симптомы, «реорганизация социальной органи­зации» как выход из кризисного состояния.

Наша теория позволяет описывать и объяснять кризисные яв­ления в обществе как следствие действий доминирующих субъек­тов, не справившихся с управлением, а нормальное развитие обще­ства - как удержание его процессов в диапазоне управляемости.

Для углубления представлений о явлениях управления и иссле­дования соответствующих закономерностей, нами разработана теоретическая модель социального механизма управления под на­званием «персонифицированная социокультурная модель управле­ния». Объектом управления в такой системе выступает совместная деятельность людей по решению проблемы, т. е. так или иначе со­гласованная или скоординированная деятельность группы людей

356

4.4 Описательные и объяснительные возможности модели управления

по целям, процессу и результату. Средством управления здесь вы­ступает специфическая деятельность персонифицированного до­минирующего субъекта, предметом которой является разработка культурных образцов, схем связей и отношений между участника­ми совместной деятельности, согласование их целей, используе­мых средств и создание достиженческой мотивации. Социологиче­ской конкретизацией представлений о деятельности явились поня­тия «социальное действие» и «социальное взаимодействие». В этой связи управление было интерпретировано как «организованное социальное действие». Под последним понимается действие, пред­метом которого выступает распределение социальных ролей, про­граммирование социальных взаимодействий участников процесса совместной деятельности в соответствии с ожидаемыми результа­тами и необходимостью поддержания системного характера взаи­модействий. Это позволило уточнить понятие «механизм регуля­ции управленческого типа». Это универсально-абстрактная модель субъект-объектных и субъект-субъектных отношений, в которой доминирует социальный субъект с функциями распределения со­циальных позиций и ролей, программирования ролевых экспектаций и контроля за их исполнением в соответствии с представлени­ем об ожидаемых результатах.

В развитие этого понятия были введены определения: режим управляемой социальной системы, социально-культурный код, по­тенциал, регулятивная структура (ядро, идентификационный слой, отчужденная периферия), регулятивные функции социального яд­ра, стадии трансформации социальной системы с управлением (эмбриональная, программирование, оптимизационная, адаптаци­онная, стагнационная и реорганизационная), деформации функ­циональной структуры управляемой социальной системы и др. Этот понятийный аппарат позволяет, на наш взгляд, организовать исследование механизмов управления самых различных социаль­ных процессов. В последней главе мы попытаемся определить ме­тодологические направления поиска нового знания о явлениях управления, методы и процедуры исследования.

357
1   2   3   4   5



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru