Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 5.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 5.doc

  1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 5.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

И МЕТОДЫ

СОЦИОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ

Эта глава является логическим завершением позиционирования социологии управления как научно-исследовательской программы. Предшествующие результаты книги содержали переход от экзеге­тического типа теоретизирования, при котором совершался анализ и критика индустриальной парадигмы управления с позиций пост-неклассической науки, к аналитическому, где уточнялись понятия управления, обосновывался взгляд на управление как на опреде­ленный рациональный механизм среди других механизмов соци­альной регуляции в связи с фундаментальными понятиями соци­ального порядка и социальных изменений. Значительное внимание было уделено социологическому теоретизированию эвристическо­го типа, когда рассматривались возможности теории «становле­ния» П. Штомпки, антропологической социологии Н. И. Лапина, теории механизма социетальной трансформации Т. И. Заславской, социальной организации А. И. Пригожина и В. В. Щербины и др. в построении социологической концепции управления как теории объяснительного типа с эмпирически проверяемыми гипотезами.

Значительный потенциал реальных проблем переходного со­стояния российского общества содержится в эвристической тео­рии «Общества всеобщего риска» "О. Н. Яницкого. В ней выража­ется надежда на теоретический ресурс отечественной социологии, способный создать модель «коридора устойчивости», где одна сто­рона «коридора» состоит из акторов, групп и институций, которые производят риски, вторая - из тех, кто способствует поддержанию устойчивости российского общества и его позитивной динамики. Социология управления относится к этому ресурсу, поскольку как одну из центральных проблем рассматривает связь механизмов продуктивной активности различных групп и слоев населения и механизмов поддержания спонтанных процессов и явлений в пре­делах управляемости. В решение этой проблемы входит и задача, которую О. Н. Яницкий ставит перед отечественной социологией

358

Глава 5. Методологическая организация исследования...

(в политическом измерении рискологического анализа): поиск спо­собов и ресурсов, позволяющих совместить цели укрепления госу­дарства с процессом самоорганизации общества1. Практический путь ее решения, на наш взгляд, проходит через решение пробле­мы институционализации управления в стране не по старой схеме адиминистративно-командной системы, а по новой постиндустри­альной парадигме. Здесь роль социологии может оказаться чрезвы­чайно заметной.

Назначение этой главы в методологическом построении орга­низации исследований управления в соответствии с объектом и предметом социологии управления, приведение методов и проце­дур в состояние готовности решать специфические научные задачи на эмпирическом уровне. Логика методологической организации социологии управления как научно-исследовательской программы должна соответствовать общенаучной логике разработки таких программ, опыту их составления в социологии и специфике объек­та познания. Мы здесь не будем обсуждать вопросы связи социо­логической теории и эмпирической социологии, поскольку эта по­зиция, как нам кажется, уже определилась среди ведущих социоло­гов. На VII Харчевских чтениях, где обсуждались книги Л. Г. Ионина, Л. А. Беляевой и Н. И. Лапина по эмпирической со­циологии, отмечалось, что период легковесного отношения к эм­пирическим исследованиям заканчивается. Социология более чем другие социальные или гуманитарные науки «привязана» к эмпи­рическим исследованиям и готова к выполнению социально преоб­разовательных функций. Постнеклассическая социология из опи­сывающей, интерпретирующей и ставящей проблемы науки пре­вращается в объясняющую и конструирующую. Развитие эмпири­ческих исследований неотделимо от перспектив теоретической со­циологии, а последняя от функций объяснения и предвидения. В связи с 15-летием журнала «Социология: 4М», В. А. Ядов отме­чал, что «в объяснении методологии эмпирических исследований» за последние четверть века, можно сказать, произошли революцио­низирующие открытия, которые переакцентируют внимание с тра­диционных классических концепций социальных структур на явно прогрессирующие в наступившем столетии социальные взаимосвязи принципиально иного характера»2. Они касаются и методологической организации исследований, и используемых социологами методов.

Яницкий О. Н. Россия как «общество риска»: контуры теории. // Россия трансформирующаяся. С. 43 и др.

2 Социология: 4М. № 20. 2005. С. 7.

359

Глава 5. Методологическая организация исследования...

Ниже мы остановимся на некоторых специфических проблемах организации социологического исследования в области управле­ния, на выяснении эвристических возможностей субъект-объект­ной и субъект-субъектной модели отношений управления, на структуре элементов и их связей в проблемном поле социологии управления и на возможностях традиционных и нетрадиционных методов и процедур исследования.

5.1. Методологическая организация

социологического исследования

управления

Методологическая организация социологического исследова­ния считается у нас довольно основательно и детально разработан­ной1, что нередко подводит исследователей к мысли о возможно­сти ее применения к проблемам специальных социологических дисциплин без особых изменений. Это, конечно, не совсем пра­вильно. Вовлечение в научно-познавательную деятельность новых объектов должно приводить и к пересмотру исследовательских подходов, схем в направлении более полного соответствия их при­роде, что не может не отражаться на методологической организа­ции исследования2. Это особенно верно в отношении такого объек­та социального познания, как управление.

К вопросу о построении методологической организации научного исследования

Под методологической организацией исследования мы понимаем обоснование составляющих его элементов, стадий и этапов, а так­же обеспечивающих получение научных результатов методиче­ских процедур3. В философии и методологии науки немало внима-

1 Мы имеем в виду, прежде всего, работы: Ядов В. А. Методология и процеду­
ры социологических исследований. Тарту, 1968. Выдержала затем четыре перера­
ботанных издания; Здравомыслов А. Г. Методология и процедура социологиче­
ских исследований. М.: Мысль, 1969; АндрееваГ.М. Лекции по методике кон­
кретных социальных исследований. М., 1972; Процесс социального исследования.
М.: Прогресс, 1975; Рабочая книга социолога. М., 1983; и др.

2 О несоответствии традиционного образа научного исследования и реальной
логики его проведения в социальных науках см.: Девятко Н. Ф. Методы социоло­
гического исследования. М., 2006. С. 10-14.

3 Методика социологических исследований / Под ред. А. В. Тихонова. Л.,
1976. С. 25-36 и др.

360

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

ния было уделено рассмотрению таких содержательных вопросов, как познавательная ситуация, проблема, объект и предмет, цель и задачи исследования, гипотезы и результаты их проверки. Одно­временно разрабатывались и вопросы логики научного исследова­ния, познавательного цикла, элементарного познавательного действия, экспериментальных и неэкспериментальных методов, технических приемов и процедур, которые относятся собственно к методологии1.

В целом эту деятельность можно признать полезной уже хотя бы потому, что она упорядочивает разросшийся арсенал теорети­ко-методологических и процедурно-методических средств и пре­доставляет возможность исследователю осознанно использовать утвердившиеся в науке правила формулирования проблем, выде­ления предмета, выбора и конструирования методических средств. Однако из этого вовсе не следует, что существуют фундаменталь­ные каноны, которые обязательно нужно соблюдать, чтобы иссле­дование считалось научным. Применимость тех или иных проце­дур, методических средств всегда может быть оспорена даже в тех случаях, когда она подтверждается многолетней исследователь­ской практикой.

В западной социологии, в частности в американской, в этой об­ласти сложился плюрализм методологических подходов и иссле­довательских процедур, не связанных требованиями единообраз­ного выделения элементов исследования и логической связи между ними. В качестве иллюстрации сошлемся на обстоятельный обзор Джона Ч. Маккини, с которым хорошо знакомы отечественные со­циологи старшего поколения2. Вместо того чтобы рассматривать методологические подходы как взаимоисключающие, как это было в истории социологии советского периода, он разумно предлагал располагать их как полярности в определенном континууме. К та­ким континуумам относятся известные методологические течения: эмпиризм-рационализм; неопозитивизм-антипозитивизм; индук­ция-дедукция; количественное-качественное и номотетическое-идиографическое. На практике каждое исследование может быть расположено на некотором, условно говоря, расстоянии от одного из полюсов и отнесено к определенному типу по преимуществен­ной ориентации.

См.: Быков В. В. Методы науки. М., 1974; Рузавин Г. И. Методы научного исследования. М., 1974; Михайлова И. Б. Методы и формы научного познания. М., 1968; Логика и методология научного познания / Под ред. А. А. Старченко. М.: МГУ, 1974; Логика научного исследования. М., 1965; и др.

Маккини Джон Ч. Методология, процедуры и техника социологии // БеккерГ., БосковА. Современная социологическая теория. М., 1961. С. 219-222 и др.

361

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

Аналогично принят на Западе и плюрализм в отношении раз­личных способов методологической организации исследований, что Маккини называет процедурами. Техникой он называет опера­ции установления фактов и манипулирования ими. Каждой проце­дуре соответствует своя техника. Всего выделяется пять основных процедур: статистическая, экспериментальная, типологическая, историческая и выборочная1. Методы получения единичной ин­формации (так называют у нас опрос, наблюдение, анализ доку­ментов) отнесены к технике, обслуживающей одну или несколько процедур. Тем самым определяется структура сквозного действия исследователя, направленного на получение определенного типа научного знания. Конкретное исследование может быть и много­процедурным, но в таком случае их соединение лишь усложняет его методологическую организацию, не позволяя смешивать раз­личные предметы и способы воздействия на них.

В отечественной социологии, начиная с 60-х годов XX века, сложилась другая тенденция в методологической организации ис­следований - концептуально-эмпирико-методическая. Центром ор­ганизации исследовательского поиска стал метод сбора и обработ­ки исходной социологической информации. Как пишет О. М. Мас-лова, «логика развертывания исследовательского процесса была осмыслена как последовательная и комплексная реализация проце­дуры обоснования достоверности конечного результата,., [как] корректный переход от теоретических посылок к эмпирическому уровню и обратно - к теоретическому осмыслению и интерпре­тации эмпирических данных»2. Этим объясняются и значительное внимание к измерению как универсальному условию получения обоснованного научного знания, отвечающего требованиям каче­ства, надежности, достоверности, воспроизводимости, и многочис­ленные работы, посвященные анализу возможностей тех или иных методов .

1 Мы бы добавили и прагматическую процедуру, позволяющую выделить по-
' лучение научно-прикладного знания в отдельный тип организации исследования.

2 Маслова О. М. Методология и методы // Социология в России. Сб. статей.
М, 1996. С. 63-64.

3 См. работы: СаганенкоГ. И. Социологическая информация. Статистическая
оценка надежности исходных данных социологического исследования. Л., 1979;
Докторов Б. 3. О надежности измерения в социологическом исследовании. Л.:
Наука, 1979; Паниотто В. И. Качество социологической информации. К., 1986;
^ Осипов Г. В., Андреев Э. П. Методы измерения в социологии. М., 1977; Методы
сбора информации в социологических исследованиях. Кн. 1. Социологический
опрос / Под ред. В. Г. Андреенкова, О. М. Масловой. М., 1990; и др.

362

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

Попытки рассмотреть обоснованность методологической орга­низации исследования в целом или отдельных процедур по типам получаемого социологического знания (типологического, истори­ческого, экспериментального и т. д.) были редкими, не составляю­щими явно выраженной тенденции1.

Причина находится в протогенезе первого этапа возрождения нашей социологии. В социально-политических и идеологических условиях тех лет превалировала потребность в не хватающей соци­альной статистике и в разработке рекомендаций по составлению планов социально-экономического развития, по улучшению идео­логической работы. В этот период и сложился нормативный образ социологического исследования, ориентированного на получение эмпирической информации и разработку предложений.

«Эта позитивистски ориентированная идеальная модель струк­туры исследовательской деятельности социолога, - как пишет О. М. Маслова, - предусматривает более или менее глубокую тео­ретическую проработку исходных посылок исследования, форми­рование гипотез, эмпирическую интерпретацию понятий и их опе-рационализацию, обеспечивающую адекватный переход от теоре­тического к эмпирическому уровню исследования, разработку ме­тодик сбора и анализа эмпирических данных и обоснование адек­ватности методик исследовательским задачам в пробном исследо­вании, контроль качества полевых работ, корректную интерпрета­цию эмпирических данных в рамках избранной исследовательской стратегии...»2.

Но, несмотря на оснащение этого типа методологической орга­низации исследования различными концептуальным схемам, он остается со всеми недостатками, характерными для позитивизма. В частности, социальный факт продолжает рассматриваться пре­имущественно как статистический факт, а первичные данные, соб­ранные при помощи методов сбора единичной информации - как научные знания; прикладное исследование признается научным только потому, что методы сбора и обработки анкетной информа-

Голофаст В. Б. Методологический анализ в социальном исследовании. Л., 1980; Татарова Г. Г. Типологический анализ в социологии. М., 1993; Купри­ны А. П. Методологические проблемы социального эксперимента. М., 1971; Алек­сеев А. Н. Познание через действие. Фрагменты экспериментальной социологии. М.: РАН, 1993. Можно привести пример лишь одного исследования с ориентаци­ей полностью теоретической: Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л., 1979.

Маслова О. М. Методология и методы // Социология в России. Сб. статей. М., 1996. С. 61.

363

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

ции считаются научными; основой концептуализации и верифика­ции гипотез считается «анализ переменных», на которые распада­ется или раскладывается массив исходной информации. Перечень претензий к такому нормированию эмпирического социологиче­ского исследования можно продолжить1.

А. И. Ракитовым разработаны критерии сравнения научных ис­следований по уровню их методологической организации. Из двух исследований Hi и И2, предпринимаемых для решения одной и той же задачи, более организованным считается то, в котором после формулирования исходной задачи наиболее полно представлены все этапы, цели, подцели и средства их достижения, которое ведет к получению необходимого знания через использование меньшего числа процедур и операций и которое предлагает более простую структуру исследования2.

Применение этих критериев, наряду с четким выделением сквозной процедуры (в смысле Маккини), позволит отойти от нор­матива «единственно правильного исследования» и перейти к кон­струированию методических систем сообразно поставленной на­учно-познавательной задаче.

Подход к методологической организации

социологического исследования управления

как проблемы

Переход науки от классической к постнеклассической парадиг­ме привел в социологии к выделению новой аналитической едини­цы социального. Если раньше упор делался на социальные струк­туры, то теперь обращается внимание на деятельностную сторону социального актора, на его действие, на событие3. В постнекласси­ческой науке поиск субстанциональной перспективы социальной реальности должен будет, в свою очередь, уступить место различ­ного рода универсально-абстрактным конструкциям социаль-

Критику позитивизма в социологии см.: ^ Джон Ч. Маккини Методология, процедуры и техника социологии. С. 226-227; Новые направления в социологиче­ской теории. С. 80; и др. В отечественной социологии появился и «оборотный» тип исследования, не выдерживающий никакой методологической критики. Суть его состоит в получении массива данных при помощи эклектических анкет и по­следующем расчленении этого массива на различные темы, проблемы, объекты с концептуализацией «задним числом».

2 Ракитов А. И. Философские проблемы науки. С. 168-169. Это обстоятельство отмечено было В. А. Ядовым в том ключе, что в обще­социологической теории субъектно-деятельностный аспект лучшим образом от­вечает новым тенденциям в мировой теоретической социологии (Ядов В. А. Со­циологическое исследование... Самара: Самарский университет, 1995. С. 14-15).

364

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

ного, не имеющим достоинств наглядности и наблюдаемости, на чем строились и до сих пор еще строятся прагматически ориенти­рованные эмпирические социологические исследования. В этом состоит перспектива теоретизации социологии.

Проблема теоретизации знания особо актуальна для социоло­гии управления. Как мы уже отмечали выше, управление относи­тельно поздно выделилось в самостоятельное социальное явление и совсем недавно стало предметом общенаучной рефлексии (ки­бернетика, системный анализ). Рассмотрение же управления как объекта исследования с позиций специальных научных дисциплин (социологии, психологии, экономии, права) только начинается. Самым большим препятствием для теоретизации знаний в этой области является стереотип сугубо прикладного значения прово­димых исследований, якобы не требующих ничего теоретического, кроме здравого смысла разработчика анкет.

Социология управления как научно-исследовательская про­грамма ориентируется и на фундаментальные и на прикладные ис­следования на основе определенной теоретической модели, кото­рая соответствует гипотетическим универсальным принципам, построенным на основе деятельностно-структурной парадигмы, позволяющей рассматривать механизм управления в структуре субъект-объектных и субъект-субъектных отношений. Теоретиче­ским допущением является существование социального индивида как социокультурного «тела», в оболочке которого механизм управления осуществляет двойственную функцию:

  1. поддержания целостности и устойчивости воспроизводства этого «тела»;

  2. достижение продуктивного результата путем организации совместной деятельности индивидуальных и групповых самоорга­низующихся акторов.

Этот механизм функционален, если он сочетает (оптимизирует) обе эти функции, и дисфункционален, если выполняет одну функ­цию за счет другой. Работая преимущественно на первую функ­цию, он способствует торможению динамики социокультурного «тела», замедлению метаболических интеракций со средой и, в ко­нечном итоге, его стагнации; а работая на вторую функцию, он приводит в крайнем варианте к гиперрационализации и разруше­нию этого «тела». Исследовательская программа социологии управления отвечает на вопрос: как и при каких условиях возмож­ны варианты действий этого рационального, по происхождению, механизма социальной регуляции?

Основой методологической организации исследовательской программы являются концепции, заключенные в обоснование объ-

365

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

екта и предмета социологии управления. Для использованиях их в исследовательской программе необходимо уточнить универсаль­ные принципы построения модели, в связи с необходимостью эм­пирической интерпретации при перенесении их на реальные объ­екты, и распределить исследование по стадиям и этапам. Эти прин­ципы должны обладать четко выраженной онтологической соотнесенностью, т. е. отражать характеристики самой социальной реальности, и в то же время задавать направление исследования с точки зрения углубления содержания знания об этой реальности.

Онтологический аспект универсальных принципов устанавли­вается практикой управления, включающей в себя «субъекта управленческой практики», «практические действия» и «объект», на который эти действия направлены. Как считает В. С. Стёпин, схемы практики имеют особо важное значение для выделения объ­ектов исследования в науке. «Научное исследование, - пишет он, -предстает как построение особых схем предметной практики, в которых фиксируются "чистом виде" устойчивые связи некото­рого потенциально заданного класса практических ситуаций (на­стоящего и будущего). В научном исследовании такие схемы соз­даются путем операций с так называемыми идеальными объекта­ми, которые замещают и представляют в познании некоторые предметы, свойства и отношения, выявленные материальной чело­веческой деятельностью»1.

Материальная (мы бы сказали «предметная») деятельность об­ладает чудесной способностью разделять, расслаивать реальные объекты (процессы) на устойчивые предметные определенности в виде формальных правил (схем) действий с ними, что становится, в свою очередь, идеальным объектом преобразования и познания. Более того, выделив такие идеальные объекты, ученые получают уникальную возможность строить знание о будущих преобразова­ниях практики, еще не известных самой практике. Отсюда мы мо­жем считать, что схема исследования проблем социологии управ­ления должна включать в себя идеальные модели универсальных принципов, идущие не только от практики управления, но и от сложившегося уже социологического знания о социальной реаль­ности. Последнее проявляется в понятиях «объект и предмет ис­следования», «средства исследования» и «субъект исследования». Исходя из общенаучной методологической предпосылки о связи схем практики и предметов научного исследования, мы рассмот-

Стёпин В. С. Научное познание как «опережающее» отражение практики // Практика и познание. Сб. статей. М.: Наука, 1973. С. 210 и др.

366

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

рим каждый из принципов в их проявлении в элементах практики и исследования.

Универсальные признаки управления в организации исследования

Универсальные признаки управления имеют онтологический и гносеологический аспекты. В практике управления многократно повторяется одна и та же модель универсальных действий: субъект управленческой деятельности разрабатывает идеальные конструк­ции, как задачи и схемы их решения. Он же разрабатывает средст­ва воздействия на объект, адекватные поставленной задаче. Он же вступает с другими субъектами в субъект-субъектные или субъект-объектные отношения. В качестве объекта всегда выступает совме­стная деятельность людей в процессе достижения ими определен­ного будущего состояния предмета их деятельности. В качестве продуктивных целей управления выступают производство соци­ально значимого продукта, услуги, результата.

Объект управления - это часть системы, в которой доминирует субъект управления. Объект управления есть внешняя данность для этого субъекта и его постоянная проблема, поскольку каждый объект имеет свои пределы управляемости и возможность спон­танной самоорганизации.

Управление как познавательная проблема и как объект иссле­дования непременно включает в себя все элементы управленческой практики, реально образующиеся в связи с этим схемы организа­ции и координации действий и взаимодействий, не встречающиеся в чистом виде на практике, но проясняющие суть происходящих процессов. К такой схеме относится и представление об управляе­мой социальной системе как социокультурном «теле». В отличие от безличной системы, такое «тело» всегда персонифицировано, оно всегда чье-то и всем своим строением, составом и расстанов­кой людей отражает личные качества руководящей персоны. Это «тело» имеет нуклеарную структуру как универсальную основу своего естественного существования. По мере решения старых за­дач и постановки новых социокультурное «тело» трансформирует­ся в самых разных измерениях, что представляет значительный познавательный интерес.

Потребность в этих знаниях не может вырасти из практики, по­скольку последняя не занимается выделением предмета познания в такой необычной форме и не разрабатывает для этого специализи-

367

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

рованные познавательные средства. Чтобы превратить управленче­скую практику в предмет познания, надо включить ее в сущест­вующую когнитивную систему научных понятий и определений. Так формируются универсальное свойство, универсальное отно­шение и универсальный механизм управления как теоретический предмет научного исследования.

Так, универсальным свойством мы считаем программируе-мость социальных действий участников совместной деятельности. Как известно из истории, социологии, социальное действие являет­ся социологическим референтом человеческой деятельности (в психологии это операция, поступок). Ни у М. Вебера, включивше­го это понятие в социологический дискурс, ни у Ф. Знанецкого, активно использовавшего его в эмпирических исследованиях, ни у многих других видных социологов, которые видели в социальном действии систему из ряда элементов, направленную на изменение поведения, взглядов и стремлений социальных объектов (индиви­дов или групп), не было представления о социальном действии как программируемом феномене. Говорилось о преднамеренном и не­преднамеренном, планируемом или спонтанном, но то, что оно может быть кем-то программируемым, не учитывалось. Это и не могло произойти, поскольку в используемых теориях социальных действий последние рассматривались как проявление активности рациональных индивидов (по аналогии с внутриатомными силами в микрофизике).

Главное было подчеркнуть, что индивиды действуют и взаимо­действуют сознательно, ставят перед собой цели, используют оп­ределенные средства и т. п. То, что эти индивиды могут быть еще и запрограммированными на вполне конкретные результаты и созна­тельно поставленными кем-то (не обязательно начальством) в рамки определенных правил, выпадало из поля зрения исследователей, поскольку это не входило в их представление о социальной ре­альности.

Появление управления как объекта научного исследования за­ставляет вычленить программируемое социальное действие и как универсальное свойство социальной реальности, и как предмет на­учного познания, в котором в свернутом виде заключены новые свойства этой реальности, способные быть выраженными в науч­но-знаковой форме.

Исследователя, несомненно, будут интересовать структура и функции такого действия, его генезис, условия существования, со­отнесение с поведением и другими свойствами личности. В какой-то мере программируемому социальному действию соответствует

368

^ 5,1. Методологическая организация социологического исследования управления

понятие «организационное поведение», но оно, хотя и рассматри­вается как основной предмет специальной дисциплины, не носит научного характера. Оно отвечает практическому представлению о специфике поведения человека в условиях организации .

Социальное действие потому и было введено социологией в теоретическую модель, что поведение многозначно и многоас­пектно. Поэтому построить научное знание на понятии «организа­ционное поведение» и считать его управлением не представляется возможным. Именно программируемое социальное действие как действие, элементы которого заданы кем-то извне в виде схемы, и становится важным компонентом теоретического предмета социо­логии управления. Нас интересует как явление программируемости вообще, так и его источники и значение для порождения и транс­формации социокультурного «тела».

Вторым и не менее важным принципом, позволяющим углу­бить наше знание об управлении, является универсальное отно­шение. Оно устанавливает ведущую связь между элементами управления как практической деятельности и как предмета научно­го исследования. Такой связью являются отношения зависимости, благодаря которым один субъект имеет возможность влияния на деятельность других субъектов.

Это универсальное отношение субъекта и объекта управленче­ской практики относится к средствам деятельности (они должны быть достаточными) и к другим условиям их осуществления и мо­жет выражаться характером и степенью.

Следовательно, чтобы на практике было реализовано управ­ленческое регулирование, оно должно быть представлено как при­чиняющая, как действующая сила, с которой нельзя не считаться. Оно должно быть организовано как отношения зависимости участ­ников совместной деятельности от результатов своей деятельно­сти. Здесь очень важно отметить, что под влиянием вовсе не пони­мается действие только официального управляющего органа. Это то действие, которое стало действительной причиной изменения схемы отношений между участниками процесса совместной дея­тельности. Оно вполне может носить как явный, так и латентный характер. Но его носителем должен быть некоторый гипотетиче­ский «доминирующий субъект», который в социологии управления выступает обязательным элементом социокультурного «тела».

1 Красовский Ю. Д. Организационное поведение. Учебник. М, 1999. С. 12. «Феномен руководства является определяющим фактором организационного по­ведения. Но этот решающий фактор в любой организации... Поэтому организаци­онное поведение можно кратко определить как управление» (?! А. Т.).

369

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

Относительно частная, но важная проблема социологии управ­ления - это действие управленческого органа, несоразмерное с восприимчивостью объекта управления. В этих случаях управлен­ческая деятельность сама становится источником своих проблем. Вопрос оказывается настолько важным для теории и практики, что требует специальных знаний для его осмысления1. В качестве на­учного предмета на первый план выдвигается допустимая степень формализации связей и отношений между участниками совмест­ной деятельности как реального проявления субъект-субъектных и субъект-объектных отношений, поскольку наряду с формальной организацией в отношениях между участниками совместной дея­тельности существует и неформальная организация, т. е. такие правила и нормы, которые участники устанавливают самостоя­тельно и нередко в противовес внешним принудительным схемам2.

Все это вопросы теоретические, вопросы многократного моде­лирования различного рода формальных и неформальных связей и отношений между участниками и проверки этих моделей в экспе­риментальных условиях. Социологию управления в конечном ито­ге интересует: какое воздействие и почему становится причиняю­щим, т. е. оказывающим влияние на осуществление людьми тех или иных действий, и как на этом влиянии сказывается отношения зависимости?

Третьим принципом, касающимся существа управления как со­циального явления, выступает универсальный механизм, при по­мощи которого управление производит и воспроизводит себя в процессах совместной деятельности людей. Этим универсальным механизмом является способность людей к рефлексии над резуль­татами своей деятельности и ходом всего процесса ее осуществле­ния. В кибернетике этот механизм известен как механизм обратной связи. Отрицательная обратная связь создает регулярность в отно­шениях между управляющей и управляемой подсистемами (в тех­нике, в живых организмах). Система в таком случае считается управляемой. В случае появления положительной обратной связи, когда каждое рассогласование между целью и результатом под­держивается новым рассогласовывающим управляющим воздейст­вием, система «идет вразнос», управление теряется.

1 Об остроте этой проблемы можно судить по настойчивому требованию
Дж. Сороса ввести в науку и в управленческую практику поправки на неизбеж­
ную рефлексивность общественных явлений. Подробнее мы к этому вернемся
позже. См.: Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М, 1999.

2 См. об этом: Гвишиани Д. М. Организация и управление. М.: Изд-во МГТУ
им. Н. Э. Баумана, 1998. С. 94 и др.

370

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

В отношении социальной реальности, особенно если это каса­ется человеческой деятельности, механизм кибернетической об­ратной связи имеет ограниченное значение, поскольку отношения и связи между людьми редко осмысливаются только на уровне рассудочного автоматизма. У людей работает разум как наиболее высокая и творческая характеристика ума. Поэтому для деятельно­сти характерна не только рассудочная обратная связь, но и слож­ная система социокультурной рефлексии1.

Проблема коммуникативной рефлексии в управлении

В нашей схеме субъект-объектных и субъект-субъектных от­ношений субъект управленческой деятельности в значительной мере обладает способностью к рефлексии относительно возмож­ных последствий постановки тех или иных задач и применения разработанных им средств для их достижения. Однако практиче­ская реализация даже хорошо продуманных планов может пре­взойти, как говорят, самые смелые ожидания - и в положительном, и в отрицательном смысле2. Поэтому уже на стадии постанов­ки задач при помощи проникающей в будущее рефлексии про­исходит «отбраковка» вариантов принятия решений вплоть до вы­деления единственного варианта практических действий, призван­ного оказать необходимое и достаточное воздействие на решение проблемы.

В самом объекте управления также существует рефлексивный механизм самооценки состояния дел и рефлексии в отношении возможного и реального результата управленческого воздействия (вмешательства). Поэтому, с точки зрения онтологического аспек­та (управленческой практики), существует некоторое взаимодейст­вие (взаимопересечение) рефлексивных способностей моделей субъекта и объекта управления, что может приводить к дополни­тельному и очень существенному изменению первоначально­го плана управленческого вмешательства и последствий его реали­зации.

1 «Рефлексия есть сознание отношения данных представлений к различным
нашим способностям познания, и только при ее помощи отношение их друг к
другу может быть правильно определено» (Кант К. Критика чистого разума.
Спб, 1907. С. 185).

2 См.: Миллер Д., Галлантер Ю., Прибрам. Планы и структура поведения.
М, 1965. С. 30 и др.

371

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

Это обстоятельство красноречиво говорит о трудностях прак­тики управления, в которой взаимодействуют самым непредска­зуемым образом, по крайней мере, две системы рефлексивности.

В гносеологическом аспекте универсальный механизм управ­ления предстает как искусственная надстройка над естественным механизмом рефлексии участников процесса совместной деятель­ности, призванная контролировать ее результаты и создавать опе­режающие модели будущих состояний. Поскольку суть рефлексии в осмыслении, самопознании человеком собственной деятельно­сти, ее условий, процесса и результата и в корректировке ошибок, то можно говорить о рефлексивном знании, о рефлексивном выхо­де на новую рефлектирующую позицию по отношению к старой, рефлектируемой, о рефлексивном «поглощении» одной позиции другой ит.д1.

Во всяком случае, ясно, что без обращения к понятию «рефлек­сия» не может быть построена и изучена ни одна сколько-нибудь эвристически ценная модель механизма регуляции управленческо­го типа. Поэтому в качестве важного аспекта исследовательской программмы социологии управления должен быть рассмотрен во­прос о влиянии когнитивных систем рефлексивных знаний участ­ников совместной деятельности на их собственную деятельность и о поглощающем влиянии на процесс совместной деятельности рефлектирующей позиции органа управления. В этом отношении социокультурное «тело» любой решаемой людьми проблемы пред­стает как коммуникационная сеть, соединяющая субъективные рефлексивности всех участников.

Вопрос о том, какую роль выполняет механизм рефлексии в корректировании ошибок и в поддержании целенаправленного ха­рактера поведения, является предметом исследований различных наук.

Психологом П. К. Анохиным, например, было показано, что действия человека, его движения программируются «двигательной задачей» и что для обеспечения успешности этих действий суще­ствует механизм «обратных афферентаций», поступающих от его двигательного аппарата2. П. К. Анохин на исследовательском ма-

См.: Щедровицкий Г. П. Исходные представления и категориальные средст­ва теории деятельности // Разработка и внедрение автоматизированных систем в проектировании (теория и методология). Сб. статей. М: Стройиздат, 1975. С. 131 идр.

Анохин П. К. Методологическое значение кибернетических закономерно­стей. «Материалистическая диалектика и методы естественных наук». М., 1968. С. 20-21.

372

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

териале доказал, что важную роль в организации поведения вы­полняет аппарат «акцептора действия», основной задачей которого является сличение действия с исходным намерением и его регуля­ция1. Попытку найти единицу сложных форм поведения предпри­няли и американские психологи, выделив рефлекторный механизм под условным названием Т-О-Т-Е (Test-Operate-Test-Exit), начи­нающийся с поиска адекватного решения и включающий в себя все то же сличение результата действия с первоначальным намерени­ем2. С учетом появившихся тогда идей кибернетики они поставили вопрос о «программируемом поведении», начиная с изучения об­разов и планов, которые отражают реальный мир и направляют ход протекания психических процессов. Мы ставим вопрос о комму­никативной рефлексии участников процесса совместной деятель­ности, как об абсолютно необходимой компоненте самой деятель­ности и способа ее организации.

Незаконченные исследования, начатые в 70-е годы XX века Г. П. Щедровицким показали, что если участники совместной дея­тельности не вырабатывают в себе достаточно развитого механиз­ма осознания и фиксации процесса и результата выполняемых ими действий, то они неизбежно приходят к таким изменениям, кото­рые выступают как совершенно неожиданные, стихийные явления, разрушающие общественные отношения3.

Получается, что любая начатая людьми деятельность небез­обидна. Она чревата непредсказуемыми последствиями не только для ее инициаторов и организаторов, но и для людей «непричаст­ных», невольно вовлеченных в ее водоворот. Повышение или по­нижение коммуникативной рефлексивности совместной деятель­ности представляет собой более сложный процесс, чем мы его себе представляем, когда говорим, например, о механизмах манипули­рования общественным сознанием.

^ Даже если такое манипулирование мы и можем наблюдать, фиксировать, измерять, то мы ничего не можем сказать о его влия­нии на последующие наслоения рефлексии. Требуется фундамен-

1 Анохин П. К. Методологическое значение кибернетических закономерно­
стей. «Материалистическая диалектика и методы естественных наук». М., 1968.
С. 563-564.

2 Миллер Д., Галлантер Ю., Прибрам. Планы и структура поведения. М., 1965.
С. 28.

Щедровицкий Г. П. Автоматизация проектирования и задачи развития про­ектировочной деятельности // Разработка и внедрение автоматизированных сис­тем в проектировании (теория и методология). Сб. статей. М.: Стройиздат, 1975. С. 17-18.

373

  1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru