Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 5.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 5.doc

1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 5. Методологическая организация исследования...

тальные исследования управляемости рефлексивных систем, не претендующих на прямое практическое применение. Как видно из самой постановки вопроса, проведение прикладных разработок в этом направлении было бы преждевременным и небезопасным для общества.

Экспериментальная процедура организации исследования механизмов управления

Теперь обратимся к выбору средств исследования механизмов управления. Сами средства должны рассматриваться с точки зре­ния адекватности свойствам объекта и предмета исследования. Учитывая процессный характер этих конструкций, средства также должны вносить активный деятельностный компонент. Они долж­ны создавать искусственную ситуацию изменения свойств предме­та и элиминировать, по возможности, влияние на него самого ис­следователя, что в социологии является не менее актуальным, чем в физике микромира. Совершенно очевидно, что такие требования к организации исследования в социологии управления может обес­печить только экспериментальная процедура.

Несмотря на то что она оказалась не очень востребованной в отечественной методологии социологического исследования, ее роль и значение будут повышаться по мере роста потребности в теоретическом освоении социальной реальности. В связи с этим хочется обратить внимание на сходство и различие в понятиях «эксперимент» и «экспериментальная процедура».

То и другое имеют прототип в виде классического естественно­научного эксперимента как решающего фактора в селекции науч­ных гипотез. Поскольку в манипуляциях с природными объектами удается создать такую ситуацию, когда предметом изучения стано­вится одна-единственная переменная, то появляется возможность получить представление о новых свойствах объектов путем срав­нения их состояния до и после воздействия. Такое определение эксперимента было перенесено и в социальные науки. Однако до­вольно скоро выяснилось, что человеческое поведение в значи­тельной мере не поддается контролю, который требуется по усло­виям естественнонаучного эксперимента. И, несмотря на то что в литературе по методологии и методике социологического исследо­вания исправно делается указание на экспериментальный метод и дается описание его логики и техники1, использование его

Куприны А. П. Методологические проблемы социального эксперимента. М., 1971; он же. Проблема эксперимента в системе общественной практики. М., 1981; Рывкина Р. В., Винокур А. В. Социальный эксперимент. Новосибирск, 1969.

374

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

в научных целях именно в социологии предпринимается весьма редко.

В. А. Ядов первой причиной такого положения дел называет трудности контроля и выравнивания условий даже в случаях, когда эксперименты проводятся на малых группах. «Но эксперименти­рование на таких объектах вряд ли можно назвать социологиче­ским в строгом смысле слова. Это, скорее, социально-психоло­гические эксперименты»1. Экстраполяция полученных таким спо­собом выводов на большие социальные системы считается необос­нованной.

Второй причиной В. А. Ядов считает моральную сторону, по­скольку «эксперименты на людях» не должны приводить к отрица­тельным последствиям для участников.

Это все, конечно, довольно серьезные аргументы, но положе­ние не столь удручающе, как может показаться на первый взгляд. Основной причиной слабого распространения экспериментального метода в социологии является все еще низкий теоретический уро­вень. Ведь если следовать логике В. А. Ядова, выводы эксперимен­тов Э. Мэйо в Хотторне нельзя было распространять на все соци­альные организации. Однако это произошло, и произошло только потому, что в этом случае проверялась теоретическая гипотеза, имеющая фундаментальное значение для науки.

Выводы из экспериментов с малыми группами нельзя распро­странять на большие социальные системы только тогда, когда ма­лые группы изучаются в рамках психологии, а большие социаль­ные системы рассматриваются социологически. Дело в теоретиче­ски обоснованном предмете экспериментирования, в технике его проведения и в затратах. Для исследования объектов микромира был построен уникальный и дорогостоящий синхрофазотрон, а для проверки концептуальных замыслов законодателей из Государст­венной Думы и предварительной экспертизы проектов законов, способных в случае неудачи нанести непоправимый материальный и моральный ущерб миллионам людей, не находится даже незна­чительных средств. Такова цена еще слабой научности обществен­ных наук.

1 Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программа, мето­ды. Самара: Самарский университет, 1995. С. 228-229. Но сегодня, если учесть последнюю книгу (курс лекций) И. Ф. Девятко (см. «Методы социологического исследования». С. 16) шансы экспериментальной процедуры стали расти.

375

Глава 5. Методологическая организация исследования...

Но обратимся к «эксперименту» и к «экспериментальной про­цедуре» применительно к проблемам социологии управления. Здесь дело небезнадежно уже в силу природы самого объекта. В социологии было обращено внимание на существование такого социального явления, как управленческое экспериментирование в промышленности, которое получило название «созидательного эксперимента» , а несколько позднее было поглощено более широ­ким понятием «нововведение»2. Сущностью нововведения (или инновации) является деятельность, сосредоточенная на достиже­нии новых результатов путем реорганизации традиционной дея­тельности3. Каждое отдельное нововведение может быть подведе­но под понятие «созидательного эксперимента», а серия инноваци­онных действий представляется собой содержание практики управления в современных условиях.

Это означает, что, несмотря на различия между «натурным» научным и управленческим экспериментами, в главном - по их конечному результату - и в том и в другом случае используются очень похожие механизмы воздействия специально сконструиро­ванных средств на четко выделенные предметы, с тем чтобы про­верить на практике идею (предположение, гипотезу) о возможно­сти получения ожидаемого эффекта.

И в том и в другом случае предметное воздействие переплета­ется с познавательным. Проблема, следовательно, не в том, что управленческий эксперимент не дает нового знания, а в том, что мы пока еще не умеем это знание отделять от обыденного. Здесь напрашивается аналогия с проблемой добычи некоторых редкозе­мельных металлов при помощи технологий отделения от «рудного тела». Пока не появились такие технологии, добыча некоторых из них (например, магния, никеля) в промышленных масштабах была невозможной .

Если для общей социологии или для таких ее отраслей, где объ­екты познания менее всего определяются внешним воздействием, такой способ получения научного знания может показаться не ак­туальным, то для социологии управления, в поле зрения которой

1 Рывкина Р. В., Винокур А. В. Социальный эксперимент. Новосибирск, 1969.
С. 46.

2 См.: Инноватика и экспериментика. Тарту, 1976.

3 В менеджменте эта деятельность получила название реинжениринга. См.:
Хаммер М., ЧампиД. Реинжениринг корпорации. Манифест революции в бизнесе.
СПб: Изд-во СПбГУ, 1999.

Вспомним В. Маяковского: «Поэзия - та же добыча радия. В грамм добыча, в год труды. Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды».

376

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

попадают и опыт практики управления, и технологические знания менеджмента, управленческие эксперименты могут стать базой для создания новых познавательных схем. Движение в этом направле­нии нам представляется плодотворным уже по той причине, что естественнонаучный эксперимент является методом получения новых знаний лишь о природном мире. В социальном же мире зна­ние получают сплошь и рядом в процессе предметной деятельно­сти, «методом проб и ошибок» в достаточном объеме для ее осу­ществления.

Это принципиально отличает постановку проблемы экспери­ментального социального познания от ее постановки в естество­знании. Соответственно и эксперимент с объектами социального мира не может быть таким же, как и с объектами природы. Это эксперимент, который должен быть поставлен самими его участ­никами, что, конечно, исключено в отношениях с явлениями при­родного мира. Естественно, что и полученное таким путем знание должно быть знанием самих участников, как приращение в ходе эксперимента. Мы не говорим, что это знание должно быть теоре­тическим, адекватным знанию ученого, но оно не должно быть и недоступным его участникам, полученным за их спинами.

Человек не является «естественным социологом», как это ут­верждают феноменологи, как он не является естественным врачом, педагогом или экономистом. Чтобы быть тем, другим или третьим, необходимо наращивание знаний и умений. Но он способен созна­тельно содействовать решению социальной проблемы, если про­фессиональному социологу удастся ее правильно сформулировать, поскольку человек является естественным «участвующим наблю­дателем» в обществе. Эту способность, кстати, активно использует консалтинг, занимаясь выращиванием «команд» из управленческо­го персонала «бизнес-структур». Эти рассуждения могут положить начало новым заинтересованным отношениям между социологами и экспериментаторами-управленцами. Но мы предлагаем пойти дальше. Мы предлагаем в познавательных целях рассматривать каждую управленческую ситуацию как экспериментальную, т. е. как такую, в которой все необходимые знаниевые комплексы мо­гут быть поставлены под особый контроль.

Как справедливо пишет Джон Ч. Маккини, у социолога есть два пути: один состоит в попытке применить экспериментальный метод в специально созданной «искусственной ситуации», а второй заключается «в принятии логики эксперимента как модели плани­рования исследования и контроля при помощи наблюдения и ста-

377

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

тистики вместо непосредственной манипуляции»1. В этом выска­зывании мы поддерживаем идею принятия логики эксперимента как модели планирования и контроля любого исследования, тем более что это может быть напрямую отнесено к манипулятивной практике управленческого экспериментирования и к управленче­ской деятельности в целом.

Отношения субъекта управления и субъекта познания в экспериментальной процедуре исследования

Принятие логики эксперимента позволяет по-другому рассмат­ривать место и роль методов сбора первичной информации, таких как наблюдение, опрос, анализ документов, а также отношений субъектов практики и субъектов познания. Сегодня они стоят на первом месте в структуре методов и техники в нормативной моде­ли социологического исследования. Они как бы олицетворяют эм­пирические источники получения исходной информации и даль­нейшие способы ее переработки и анализа. Когда во главу угла ставится экспериментальная процедура, то это значит, что началом и концом познавательного цикла является теория, а методы сбора и обработки исходной информации имеют вспомогательное значе­ние. Приведем пример из далекой от социологии области, исполь­зованный В. С. Стёпиным в качестве аргумента в пользу примене­ния логики эксперимента при наблюдении. «С этим мы сталкива­емся, например, в астрономии, где природные объекты (планеты, звезды), зафиксированные по некоторой совокупности свойств (курсив мой. - А. Т.), часто рассматриваются исследователем в ка­честве квазиприборных устройств. В астрономии, равно как и в других науках, видение природных процессов как квазиэкспери­ментальных ситуаций осуществляется благодаря предварительно­му конструированию систем идеальных объектов. Эти системы объектов выступают в качестве гипотез, проверяемых наблюде­ниями»2.

Этот пример выводит представление о возможностях экспери­ментальной процедуры в социологии далеко за пределы малой группы. При разработке соответствующей модельной конструкции наблюдаемым объектом может становиться любой интересующий социолога социальный процесс или объект на макроуровне. В этом

1 Маккини Джон Ч. Методология, процедуры и техника социологии. С. 257. Стёпин В. С. Проблемы субъекта и объекта в опытной науке // Вопросы фи­лософии. 1970. № 1.

378

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

отношении особенно важен вклад в методологию и методику экс­периментальной процедуры Дональда Т. Кэмпбелла, так и неоце­ненный по достоинству нашими социологами, несмотря на пре­красные рекомендации, данные и автору и его работе в свое время Г. М. Андреевой1.

Д. Т. Кэмпбелл смело раздвигает рамки экспериментальных моделей, принятых в социальных науках. Даже исследование так называемых «единичных случаев» (case study) он предлагает рас­сматривать в экспериментальном ключе. Среди шестнадцати воз­можных планов эксперимента Д. Т. Кэмпбелл выделяет три груп­пы: доэкспериментальные (1-3 планы), экспериментальные (пла­ны 4-6) и квазиэкспериментальные (планы 7-16).

Для обоснования этого подхода он детально разработал двена­дцать факторов, угрожающих валидности экспериментальных пла­нов (восемь внутренней валидности и четыре внешней), что позво­ляет проверить приемлемость того или иного плана для решения научных задач социологии, особенно при применении квазиэкспе­риментальных процедур.

В социологии управления, как, возможно, ни в одной другой специальной дисциплине (за исключением разве что социологии знания), вопрос о структуре и функциях субъекта познания стоит наиболее проблемно. Это связано с особенностями управляемой системы как специфического объекта познания. Мы уже указывали выше, что субъект управления и субъект познания представляют собой различные рефлексивные сущности. В связи с принятием за основу исследования экспериментальной процедуры, мы обращаем внимание на относительность этого различия, на характер их субъ­ект-субъектного взаимодействия.

Главная особенность состоит в том, что субъект управления выполняет одновременно и функцию познания, а субъект научного познания в той или иной степени организует предметное воздейст­вие на объект управления. Эти сходства и различия проявляются уже в процессе организации научного исследования и требуют ме­тодологической проясненности. В функции управления входят та­кие совокупности действий, как анализ ситуации, прогноз ее раз­вития, принятие решения, контроль реализации принятого реше­ния, что представляет собой единство действий и стихийно-познавательной процедуры. Нельзя отрицать и тот факт, что про-

1 Андреева Г. М. Вступительная статья // Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. М.: Прогресс, 1980. С. 18-21.

379

Глава 5. Методологическая организация исследования...

цесс принятия управленческих решений имеет значительное мо­дельное сходство с процессом выдвижения и проверки научных гипотез.

Можно сказать, что управляемые системы как единицы науч­ного анализа представляют собой одновременно и индивидуальные рефлексивно-когнитивные системы, постоянно вырабатывающие совокупности знаний о себе и о доступной окружающей среде. Как сказали бы естественники, занимающиеся биологическими объек­тами, все особи обладают своими «информационными моделями». Познавательная проблема практики управления состоит в том, чтобы его индивидуальная рефлексивно-когнитивная модель рабо­тала бесперебойно и всякий раз вырабатывала совокупность прак­тических знаний для принятия решений, адекватных динамически развивающейся ситуации. Проблема научной экспериментальной процедуры состоит в описании, объяснении и понимании возник­новения и функционирования таких рефлексивно-когнитивных моделей, в предвидении последствий их функционирования и воз­можности рационализации.

Нет необходимости еще раз доказывать, что познавательная деятельность субъекта управления и субъекта научного исследова­ния строится на знаниях разного рода. Для управления необходи­мы знания - «данные» о состоянии подконтрольных связей и от­ношений между элементами системы, все новая и новая информа­ция о состоянии окружающей среды, возможность оценки на этой когнитивной основе правильности прошлых и подготовки буду­щих решений.

Для экспериментальной процедуры исследования системы управления нужны знания - «факты» (т. е. первичная информация, собранная и обработанная по специальной научной методике и от­вечающая требованиям надежности, устойчивости, репрезентатив­ности) и знания - «концепции» (т. е. теоретическое изображение явлений и процессов управления, опирающееся на теоретические традиции в определенной области научного знания и на теоретиче­ский предмет конкретного исследования в духе универсалий, о ко­торых говорилось выше).

Можно уверенно утверждать, что субъекты управленческого экспериментирования, экспериментальной процедуры и научного исследования имеют различные когнитивные модели, построенные на различной информационно-элементной основе. С углублением информационно-компьютерной революции это различие становит­ся все более очевидным. Компьютерные базы данных и программы их обработки становятся неотъемлемыми элементами информаци-

380

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

онных технологий, все шире используемых в управлении. Для со­циологической науки это факты роста интеллектуальной воору­женности управленческого труда, изменения его характера и со­держания, повышения возможностей переналадки когнитивной модели в управляемых системах и, соответственно, влияния на степень управляемости подконтрольных процессов; но это не фак­ты науки.

Управляемые системы поглощены заботой о поддержании этих процессов в определенных параметрических рамках и, как всем социальным субъектам, им трудно взглянуть на себя со стороны. Субъект научного исследования управляемых систем в этом отно­шении имеет коренное преимущество: у него есть возможность выбора наиболее удачной позиции для наблюдения. Правда, в этом случае наблюдаются в основном интегральные изменения и менее заметны частичные или текущие изменения.

Оценить познавательные возможности этой ситуации позволя­ют теоретические представления о динамике сложных систем, ко­торые описывают их как противоречивое единство устойчивости и изменчивости. Согласно этим представлениям тотальному измене­нию системы предшествует серия частичных изменений. Управле­ние вынуждено реагировать на все изменения, как на существен­ные, так и на несущественные, не имея возможности установить четкие критерии отделения одних от других. Теоретически ясно, что существенные переменные тесно связаны с интегральными характеристиками системы, а несущественные - с периферийными, отклонение от экстремальных значений которых не влияет на каче­ственное состояние системы.

Но практически, в режиме реального времени, субъекту управ­ления приходится принимать информацию в «нераспакованном» виде, в естественном потоке событий, где существенное и несуще­ственное переплетены, а значения колебаний параметров только интуитивно оцениваются как положительные или отрицательные. Рефлексивно-когнитивная модель практики управления строит­ся стихийным порядком и зависит от ситуации и субъективных качеств лиц, принимающих решения. Когнитивная модель субъек­та научного познания строится на основе усвоения знаний, полу­ченных от исследователей-предшественников, и сразу нацелива­ется на область существенных переменных в форме объекта, пред­мета исследования и проверки гипотез. Взаимодействие этих моделей представляет собой важную научную и практическую проблему сопоставления знаний «об управлении» и знаний «в управлении».

381

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

В научном отношении вопрос стоит о степени достаточности изучения «субъектной» рефлексивно-когнитивной модели для опи­сания и понимания социальной реальности в аспекте управления (феноменологический подход) и о дополнении этой модели «объ­ектными» знаниями, идущими от объективистской научной тради­ции (структурно-функциональный подход). В практическом отно­шении крайне проблематичным является прямое замещение естественно-стихийной когнитивной модели управления теорети­ческой когнитивной моделью. В то же время возможно использо­вание научных фактов как новых знаний - данных для принятия перспективных решений, для реорганизации рефлексивно-когнитивной модели. Диапазон влияния результатов научного ис­следования на управленческие действия остается пока недостаточ­но изученным, как и влияние «высокого соприкосновения» науч­ной теории с практикой управления на когнитивную модель субъ­екта научного познания.

Говоря о взаимодействии субъекта управления и субъекта на­учного познания, мы не затронули вопрос о структуре этих соци­альных образований. Из сказанного выше ясно, что, несмотря на персонификацию и индивидуализацию управляемых систем, их подлинным субъектом выступает некоторая уплотненная субобщ­ность, которую мы назвали социальным ядром. Имманентной функцией социального ядра и является выработка рефлексивно-когнитивной модели системы управления.

В системе научного исследования субъектом познания также выступает не отдельный ученый-исследователь и даже не коллек­тив научно-исследовательской лаборатории или кафедры, а весь «незримый колледж» ученых, внесших свой вклад в познание про­блем управления. Эмпирически круг специалистов, которые могут быть отнесены к субъекту социологического познания проблем управления, трудно обозрим. Более прозрачной становится эта за­дача, когда она решается в отношении субъекта конкретного ис­следования. Научная модель исследования системы управления будет в этом случае строиться составом данного субъекта. Им же будут определяться цели и ценности исследования, конструиро­ваться познавательные средства. Научные результаты исследова­ния должны повысить возможность нового конструирования иде­альных объектов, теоретико-методологическую оснащенность ис­следования. Практические результаты, как уже говорилось, будут иметь место, если удастся встроить научные данные в когнитив­ную модель субъекта управления.

382

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

Культурно-исторический контекст исследования влияет на со­держание каждого из перечисленных элементов, на смысл и зна­чимость познавательных действий, на выбор критериев оценки по­лученных результатов. Операционально культурно-исторический контекст определяется социальным заказом, т. е. общественной потребностью в получении надежных и обоснованных знаний, и механизмами инфильтрации новых научных знаний в среде куль­туры.

Процесс социологического исследования начинается с фикса­ции проблемной ситуации. Эта ситуация появляется на стыке со­циального и познавательного действий, где познавательное дейст­вие расслаивается как естественно-стихийное и сознательно орга­низованное (научное). Как мы уже отмечали, каждая социальная система «нагружена» потребностью в саморегуляции, самооргани­зации и самоуправлении, она выращивает на основе рефлексии в ответ на эту потребность специальные механизмы и реализующие их органы.

Являясь динамическим социальным образованием, социальная управляемая система заинтересована не только в созидании новых, более совершенных органов управления, но и в разрушении ста­рых, ставших дисфункциональными. В этом состоит особенность диалектического процесса сочетания устойчивости и изменчивости в жизнедеятельности социальной системы, ее основное социальное противоречие. Поскольку социальная система не техническая и не естественно-природная, то эта напряженность отражается на от­ношениях между участниками совместной деятельности. Каждый участвует либо в движении созидания, либо в движении разруше­ния, либо в обоих этих движениях одновременно, что выражается в ролевом поведении, в интериоризации соответствующих норм и ценностей, в изменениях социальных статусов и в драматически окрашенной личной жизни.

Уровни управления социальной системой стремятся сделать противоречивый процесс созидания-разрушения управляемым, опираясь при этом на свою доморощенную рефлексивно-ког­нитивную модель. Поскольку система ведет себя как неповторимая социальная индивидуальность, то и рефлексивно-когнитивная мо­дель управления представляет собой оригинальное творчество причастных к социальному ядру лиц. Проблемная ситуация в управленческом аспекте предстает как проблема адекватности ме­ханизмов и органов управления жизненно важным процессам со­вместной деятельности, сочетающим в себе сохранение системы как целостности и ее изменение для достижения новых стратегиче-

383



Глава 5. Методологическая организация исследования...

ских состояний, созидания новых внутренних условий и разруше­ния старых, отживших; как проблема релевантности когнитивной модели управления потребностям системы в механизмах, обеспе­чивающих ее управляемость.

Стадии и этапы социологического исследования персонифи­цированных систем управления

Система управления в социо-культурном отношении представ­ляет собой не только социальную индивидуальность, но, как мы уже говорили, и социальную персонификацию (Рим времен Неро­на, Россия Петра I, партия Ленина, «хрущевская оттепель»). В ли­дере (в персоне, в руководителе) система находит свое единолич­ное выражение («юридическое лицо»), а сам лидер (руководитель) находит в системе свое дополнительное социальное «тело», спо­собное к спонтанной самоорганизации и к инициированным им целенаправленным структурно-функциональным трансфор­мациям.

Проблемная ситуация, таким образом, уточняется. Она может рассматриваться как проблема адекватности управляющей персо­ны системе как естественно-искусственному организму, адекват­ности рефлексивно-когнитивной модели лидера (руководителя) рефлексивно-когнитивной модели участников совместной дея­тельности, созданных лидером (руководителем) органов и меха­низмов управления потребностям системы в управляемости про­цессов своей жизнедеятельности и т. п. В любом случае она не вы­ходит за рамки предмета социологии управления и является какой-то комбинацией проблем исследования универсальных свойств, отношений и механизмов порождения, функционирования или развития исследуемой системы как социокультурного «тела».

А. И. Ракитов создал классификацию проблемных ситуаций, для того чтобы отделить предметно-практические задачи от позна­вательных, а среди последних выделить задачи научно-иссле­довательские, направленные на создание нового научного знания1. При этом субъект целенаправленных действий им выносится за скобки, и вопрос о том, как он понимает и формулирует проблем­ную ситуацию, что представляет собой его собственная когнитив­ная модель, - не ставится.

По нашему мнению, в проблемной ситуации участвуют: субъ­ект действия (Сд), его когнитивная модель (КМ), объекты матери-

1 Ракитов А.И. Философские проблемы науки. С. 131, 134—137. 384

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

альной и знаковой природы на входе и на выходе из ситуации (О)1. Схематически это выглядит так:

Эта схема показывает, что снятие проблемной ситуации всегда сопровождается предметными (стрелка 1) и познавательными (стрелка 4) действиями. В ходе получения запланированных ре­зультатов происходит корректировка действий на основе инфор­мации о процессе в цепи обратной связи (стрелка 2) и корректи­ровка содержания рефлексивно-когнитивной модели на основе вновь полученных знаний (стрелка 3).

Спрашивается: возможно ли получение знания о системе уп­равления, соответствующего критериям научности и новизны, если субъект действия и его рефлексивно-когнитивная модель остаются вне предмета исследования?

В естественнонаучной исследовательской парадигме субъект действия не только элиминировался, но и замещался субъектом исследования, поскольку молчаливо считалось, что ученый может сделать все то, что делает практик и еще кое-что. При переносе этой методологии на социальные объекты игнорирование субъек­тов действия (среди которых находятся субъекты управления) бы­ло бы методологически некорректным.

Например, сегодня не вполне научно говорить о процессах ми­грации, о социальной мобильности, о рождаемости/смертности, о текучести рабочей силы, о конкуренции, об общественных движе­ниях и т. п. без выделения и когерентного рассмотрения предмет­ной и рефлексивно-когнитивной деятельности субъектов, так или иначе инициирующих, направляющих и(или) контролирующих эти процессы.

Феномен, или объекты, выделенные в проблемной ситуации до соответст­вующей деятельности, называются исходными и обозначаются О,. Результирую­щие феномены обозначаются 02, материальные - О , знаниевые - О .

385

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

Поэтому при выделении проблемной ситуации в социологии управления на входе должны учитываться все субъекты воздейст­вия на процесс совместной деятельности, а на выходе - их новые состояния после совершения определенных действий, контроли­руемых субъектом.

Для того чтобы исследование оставалось научно-теоретиче­ским, нами введены универсальные модели объекта и предмета. Но на этом выделение компонентов социальной проблемной ситуации не заканчивается. Вопрос в том, кто является заказчиком состояния объектов «на выходе», кто потребляет результаты управленческой деятельности? Если заказчиком на новое состояние ресурсов или на новые знания выступает официальный субъект управления, то эти результаты будут внутренними, не имеющими непосредствен­ного общественного значения. Недостижение целей управления в таком случае есть внутренняя проблема органа управления, и она может быть решена за счет некоторой модернизации или частич­ной или полной реорганизации системы управления своими силами.

Если заказчиком на научно-исследовательскую программу вы­ступает любой внешний субъект (будь то, например, персонифи­цированная общность), то недостижение целей управления приоб­ретает общественный резонанс и оценивается интегрально, как проблема отношений между социальными субъектами.

Так, из внутренней во внешнюю перешли проблема миграции русскоязычного населения из стран ближнего зарубежья, проблема ликвидации локальных чрезвычайных ситуаций, проблема под­держания отечественного производителя. Для решения этих про­блем при правительстве России были созданы соответственно ми­грационная служба, Министерство по чрезвычайным ситуациям, Министерство промышленности и торговли. Эти примеры показы­вают, что социальный заказчик - многозначное понятие. В данном случае социальным заказчиком выступило государство, которое и создало свои органы управления.

Нам важно отметить саму возможность незаметного перемеще­ния социальной проблемной ситуации из внутренней во внешнюю, и наоборот. Не случайно вопрос о том, есть проблема или нет в той или иной сфере жизни, первоначально становится дискуссионным, пока не выявляется субъект - заказчик, заинтересованный в ее ре­шении. В проведении фундаментальных исследований, не имею­щих непосредственного практического значения, должна быть за­интересована хотя бы часть общества, обладающая повышенной

386

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

чувствительностью к неповторению в будущем ошибок в органи­зации власти и управления.

Для перевода проблемы в логико-гносеологический план необ­ходимо появление еще одного социального персонажа - ученого-исследователя. Для последнего проблема состоит в недостатке на­учных знаний для описания и объяснения тех или иных управлен­ческих феноменов. И опять же вопрос сводится к тому, кто являет­ся заказчиком на производство новых знаний. Если заказчиком яв­ляется орган управления конкретной системой, то по схеме А. И. Ракитова - это заказ на прикладное исследование некоего явления, для воздействия на которое нужны новые данные.

Если заказчиком являются структуры, заинтересованные в по­лучении фундаментальных знаний о механизмах управления, о наиболее общих, интегральных переменных процесса становления и развития этого социального института, то для таких исследова­ний более четко артикулируются стадии и этапы, методы сбора, обработки и анализа данных. Строгость такого исследования зало­жена уже в жесткой логической связи элементов программы. Сле­дуя этой логике, в ходе осуществления экспериментальной проце­дуры вычисляется реальный механизм управления и диагностици-руется потенциал его эффективности.

Эти стадии и этапы отражают процесс превращения социальных фактов из области управленческого экспериментирования в обосно­ванное научное знание и проектные разработки. Причем элементы этого знания неоднократно перемалываются, перерабатываются, ме­няют свой эпистемологический статус и, в конце концов, приобрета­ют статус научных фактов, подтверждающих или опровергающих гипотезы относительно предмета изучения, которые могут быть по­ложены в дальнейшем в основу прикладных исследований.

На первой стадии онтологические социальные факты (события, мнения, информация) переходят в плоскость гносеологических фактов, получают свое место в теоретической конструкции экспе­риментальной процедуры, призванной дать им логическое опреде­ление и гипотетическое объяснение.

Цель экспериментальной процедуры - эмпирическое обоснова­ние концептуальной схемы идеального объекта, подтверждение или опровержение содержащихся в ней утверждений1. Для дости-

При этом исследователь не забывает, что «результаты эксперимента никогда не "подтверждают", не "доказывают" теорию. Скорее, успешная теория проверя­ется и избегает опровержения». Кэмпбелл Дж. Модели экспериментов в социаль­ной психологии... С. 109.

387

Глава 5. Методологическая организация исследования...

жения этой цели должен быть решен ряд конкретных задач, что должно найти отражение в экспериментальной логике программы. Этот ряд задач может быть представлен в синхронном или в диа-хронном вариантах, или в варианте «дерева целей».

Когда достигнута максимальная ясность в том, какого типа знаний нам не хватает, начинается подготовка и проведение эмпи­рической стадии исследования - экспериментальной процедуры.

Она начинается с позитивистски окрашенного этапа перевода логически и содержательно обоснованных понятий в эмпириче­скую форму, т. е. в переменные и показатели (индексы), которые можно получить в ходе измерительных процедур.

В феноменологически ориентированном исследовании на этом этапе готовятся технические средства для записи разговоров, про-думываются способы их последующей интерпретации и фиксации результатов. Эта стадия заканчивается организацией эксперимен­тальной ситуации (полевой этап) и обработки собранной по зара­нее составленному плану информации. Форма результата на этой стадии - эмпирические обобщения («протокольные наблюдения»).

На третьей, заключительной стадии эмпирические обобщения содействуют формированию доказательного научного знания о явлениях управления в соответствии с выделенным научным предметом. Здесь происходит сопоставление эмпирических обоб­щений с выдвинутыми на концептуальной стадии гипотезами, их подтверждение или опровержение. В зависимости от этого уточня­ется ранее выдвинутая концептуальная схема, определяется форма представления полученных знаний научной общественности как основному и главному заказчику фундаментальных исследований. В практическом плане исследование может быть продолжено до прогнозно-проектной разработки.

Далее готовое знание начинает жить своей непредсказуемой жизнью, вплетаясь в поток социокультурных явлений. Анализ этой пост-исследовательской стадии не выходит за рамки предмета социологии управления и представляет несомненный научный интерес, так как это знание с большой долей вероятности через какое-то время вновь появится на входе новой проблемной си­туации, либо как знание «об управлении», либо как знание «в управлении».

Эти стадии и этапы дают обобщенную картину эксперимен­тальной процедуры научного исследования. Реальное исследова­ние стремится к экономии времени и средств, упрощает эту карти­ну, останавливается на том или ином этапе или пропускает какой-то из них; словом, далеко не всегда полностью реализует норма-

388

5.1. Методологическая организация социологического исследования управления

тивные требования, что не проходит бесследно для качества полу­ченного знания.

Некоторые ошибки (такие, например, как «не проблематичная» формулировка проблемы, несоответствие предмета исследования объекту или проблемной ситуации, смещенная выборка, наруше­ние релевантности при измерениях и т. п.) сводят на нет значи­тельные интеллектуальные и материальные усилия исследовате­лей. Но самые губительные для научного познания - это ошибки в методологической организации самого исследования.

Системообразующим признаком методологически правильно организованного исследования является не сам по себе объект по­знания, а объект, вовлеченный в предметно-практическую и науч­но-познавательную деятельность.

Применение экспериментальной процедуры к исследованию механизмов управления состоит из стадий и этапов.

Исследование начинается с экспликации проблем, стоящих пе­ред органом управления. В ней проблемы рассматриваются как события, которые могут произойти, если орган управления не предпримет необходимых и достаточных мер для их упреждения. Создается квазиэкспериментальная ситуация, в которой исследова­тель получает статус «включенного наблюдателя» и процедурно закрепленного «участника». Поскольку событие считается вероят­ным, разрабатывается сценарий его развития и действия в связи с этим органом управления. При наступлении события фиксируются реальные действия этого органа. Установленное знание о механиз­ме управленческой регуляции получается в результате сравнения «должных» (сценарных) и «сущих» (реальных) когнитивных моде­лей, которыми руководствуются участники решения проблемы. Для исследователя этот материал служит источником постановки и проверки объяснительных гипотез, основанных на универсальных признаках социокультурной модели механизма управления. Здесь «неизвестное» (механизм) определяется через «известное» - дейст­вия органа управления в прожективной (вероятной) и реальной проблемной ситуациях.

Методологическая организация квазиэкспериментальной про­цедуры состоит из 3-х стадий 17-и этапов:

I Прожектная стадия

  1. Инвентаризация проблем (протокол).

  2. Установление приоритетов (экспертная оценка).

  3. Интерпретация проблем как событий и оценка вероятно­стей их наступления (коммуникативная модель).

13*3ак. 1139 389

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

  1. Гипотеза о готовности органа управления к решению про­блем (протокол включенного наблюдателя).

  2. Разработка упреждающих сценариев действия (схемы про­граммирования действий).

II Реальная стадия

  1. Система превентивных управленческих воздействий на ос­нове сценариев и их результат (механизм реализации).

  2. Участники превентивных управленческих действий, связи и отношения между ними (субъект-субъектная и субъект-объект­ная модель).

  3. Проверка гипотезы «о готовности» (протокол включенного наблюдения).

  4. Наступление непредвиденных событий (установление фак­та и экспликация содержания).

  5. Участник решения непредвиденной проблемы, связи и от­ношения между ними (субъект-субъектная и субъект-объектная модель).

  6. Действия по решению непредвиденной проблемы и их ре­зультат (механизм реализации).

III Аналитическая стадия

  1. Оценка степени адекватности социокультурного «тела» управления решаемым проблемам (сравнение должной и реальной структур).

  2. Оценка действий управленцев по шкале «программируе-мость-спонтанность» (сравнение оценки и самооценки).

  3. Оценка отношений между участниками по критерию «за­висимость-независимость» (протокол наблюдения и статусный анализ).

  4. Оценка рефлексивности участников по используемым культурным образцам и когнитивным моделям (тест на интериори-зацию и объективацию).

  5. Вычисление (установление) реального механизма управ­ленческой регуляции в экспериментальных ситуациях (метод три­ангуляции).

  6. Диагностика состояния системы управления и прогноз трансформации с учетом «протокола инвентаризации» реальных проблем (диагностическая процедура и прогнозное проектиро­вание).

Исследование систем управления квазиэкспериментальными средствами позволяет получать новое знание на основе анализа уникальных «единичных случаев» с дальнейшей типологизацией

390

5.2. Проблемное поле социологии управления

таких систем по вертикальным и горизонтальным признакам (со­циальным координатам), расширяя наше познание на институцио­нальные и социетальный горизонты.

5.2. Проблемное поле социологии управления

Проблемное поле научной дисциплины - это то условное про­странство, в котором располагаются ее предметы, выделяемые на основе определенных познавательных критериев. В соответствии со сложившимся в эпистемологии понятийным аппаратом, про­блемное поле науки имеет онтологический и гносеологический аспекты.

Между объектом и человеческой субъективностью, как писал М. К. Мамардашвили, есть «поле, не пробегаемое созерцанием и заполненное социальной механикой, продуктом действия которой является то или иное осознание человеком реальности»1. Эта «ме­ханика» определяет общие принципы познания, независимо от природы изучаемых объектов. На частно-научном и специально научном уровнях специфика объекта познания становится на­столько значимой, что требуется отдельное обоснование как про­блемного поля, так и логико-гносеологических критериев исследо­вательских процедур.

Управленческая практика как онтологический аспект проблемного поля

Онтологический аспект социальной реальности, с которым имеет дело социология управления, есть не что иное, как реальная управленческая практика, которая характеризуется шестью крите­риями:

  • эмпирической достоверностью (наглядностью существова­ния таких элементов, как люди, занятые в управлении, их реальные практические действия, имеющие свои координаты места и време­ни, другие люди как объекты этих действий, занятые совместной деятельностью, некоторые данные, относящиеся к результатам управленческих действий);

  • повторяемостью (набором элементов и последовательно­стью их связи во времени, феноменом так называемого управлен­ческого цикла);

Мамардашвили М. К. Анализ сознания в работах Маркса // Вопросы фило­софии. 1968. № б. С. 19.

391

1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru