Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Глава 5.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Глава 5.doc

1   2   3   4   5   6
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Глава 5. Методологическая организация исследования...

;

  • инвариантностью, т. е. присутствием эмпирически досто­верных и повторяемых элементов и циклов управления в самых разнообразных социальных формах и ситуациях;

  • каузальностью, т. е. наличием причинно-следственных свя­зей между действиями субъекта управления, совместной деятель­ностью участников и ее результатами;

  • рефлективностью - постоянным присутствием в управлен­ческой практике той или другой степени осознания смысла, значи­мости, целей и задач совместной деятельности, ее организации, результатов и действий по корректировке своей деятельности на основе когнитивных моделей;

  • организованной технологичностью практики управления, искусственно соединяющей в одну функционирующую и разви­вающуюся систему разнородные элементы (людей, средства и предметы деятельности, идеальные образы, планы, цели и задачи) путем разделения полномочий, распределения ресурсов, стимули­рования индивидуальной и групповой активности в заданных на­правлениях и т. п.

Таким образом, везде, где можно выделить социальные формы
на основе этих шести критериев, мы можем говорить об эмпириче­
ской области, которой интересуется и занимается социология
управления. \

Эти социальные формы и механизмы, которые существуют в обществе относительно независимо от активности и направленно­сти научно-исследовательской деятельности, мы можем отнести к «первой реальности», или онтологии.

В этой «первой реальности» в соответствии с критерием реф­лексивности происходят бурные процессы накопления и осмысле­ния эмпирического знания относительно свойств и характера встречающихся в процессе управления трудностей и способов их преодоления, получивших сегодня свое выражение в обществен­ном сознании как проблемы управления.

В связи с такой особенностью практики управления, как повто­ряемость ряда явлений, в ней вырабатываются некоторые устойчи­вые схемы, которые становятся основой технологий управления, стремящихся ответить на вопрос: как правильно поступать в тех или иных практических ситуациях?

Значительная литература, появившаяся в этой области, выпол­няет важные практические и преднаучные функции. Практические функции связаны, прежде всего, со структурированием и описани­ем процессов управленческой практики в форме дидактических правил и схем, приспособленных для обучения управленцев и по-

392

5.2. Проблемное поле социологии управления

вышения их квалификации. Преднаучную функцию мы видим в том, что на практике все чаще используется понятийный аппарат различных научных дисциплин и предпринимаются попытки клас­сификации отдельных явлений управления.

В остальном, несмотря на довольно частое употребление слов «научные принципы управления» и «теории управления», мы име­ем дело с рецептурно-нормативными рекомендациями осуществ­ления технологий, не имеющими другого обоснования, кроме практического опыта и интеллектуальной эрудиции автора, су­мевшего изложить этот опыт в систематизированном виде.

Примеры научно-теоретического исследования практики уп­равления все еще являются довольно редкими. Общий лейтмотив практических трудностей - неопределенность. Под неопределен­ностью понимают либо неполную, либо несовершенную информа­цию в процессах принятия решения1.

Некоторые авторы хотели бы полностью свести фактор неоп­ределенности «на нет», но поскольку такой возможности не пред­ставляется, то предлагается «создавать адаптивные управленческие системы, которые могли бы действовать и в условиях неопреде­ленности» .

Есть и другой путь: пересмотреть теоретико-методологическую парадигму управления, на основании постнеклассической модели науки. Разработка социологической теории управления, процедур и методов исследования - шаг в этом направлении.

Проблемное поле практики управления как связь четырех типов проблем

Проблемное поле социологии управления можно разделить на нескольких типов (блоков) проблем управленческой практики, требующих специальных знаний:

  1. проблемы управления людьми;

  2. проблемы управления отношениями;

  3. проблемы управления результатами;

  4. проблемы управления системами.

Основанием для выделения этих групп проблем являются уни­версально-абстрактные критерии ведущих свойств, отношений и механизмов практики управления, о которых мы говорили выше.

ЗандДеш Е. Теории и их приложение // Современное управление. Энцикло­педический справочник американской ассоциации управления. Т. 1. М.: Издат-центр, 1997. С. 1-19. i Там же. С. 1-19.

393

Глава 5. Методологическая организация исследования...

Проблемы управления людьми в литературе выделяются во многих публикациях1. Это проблемы типа «человек и его работа»: подбора и расстановки кадров, перемещений, обучения, повыше­ния квалификации, трудовой мотивации и стимулирования. Для субъекта управления это проблемы организации себя и собствен­ного труда, личных качеств и ролевого исполнения своих обязан­ностей2. Здесь практика попала в тупик своеобразного «психоло­гизма», когда предметом управления становятся «личные качест­ва» работников без соотнесения их с характеристиками управ­ляемой системы, в которой немалую роль играет социальная тех­нология осуществления совместной деятельности.

Соотношение личных качеств людей и требований со стороны структуры рабочих мест создает далеко не тривиальную ситуацию зависимости и взаимозависимости «дела», социально-индиви­дуальных качеств его исполнителей и экспектаций со стороны со­циокультурного «тела» социального индивида.

^ Проблема управления отношениями была осознана и принята практикой управления после известных хоторнских экспериментов Э. Мэйо и его коллег. Но, опять же в силу известной психологиза­ции этой проблемы, под отношениями стали понимать неформаль­ные (социально-психологические) отношения в малых группах.

Акцент был смещен в сторону отношений руководства и ли­дерства, противопоставления формальных и неформальных струк­тур при решении проблемы повышения производительности труда («дистрикционизма», например).

Позднее эта тема возникла еще и как проблема «психологиче­ского барьера» при осуществлении организационных изменений (в том числе масштабных нововведений). Наиболее эффективным способом борьбы с сопротивлением изменениям признается при­влечение работников предприятий к участию в разработке и в осуществлении изменений .

Вопрос о причинном характере самого механизма регуляции управленческого типа в процессе совместной деятельности, о близ­ких и отдаленных последствиях вмешательства управления как организованной внешней силы в процесс формальных и нефор­мальных отношений между людьми - так и не был поставлен. Со-

1 ^ Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. Раздел «Управ­
ление трудовыми ресурсами». С. 565 и др.

2 См., например: ВудкокМ., Фрэнсис Д. Раскрепощенный менеджер. М.: Де­
ло, 1991. С. 30 (изложение 11-й ограничений личной эффективности).

3 См.: Общий менеджмент / Под ред. проф. А. К. Казанцева. М.: Инфра-
М, 1999. С. 71-72.

394

5.2. Проблемное поле социологии управления

ответственно для практики управления и теории менеджмента сама рационализация управленческой деятельности не представляется проблематичной . Тогда как именно допустимая степень вмеша­тельства в социальные отношения, исходя даже из самых благих побуждений, является ее подлинной глубокой практической про­блемой.

^ Проблема управления результатами в деловых организациях, возможно, наиболее полно осмысливается в так называемом «мар­кетинг менеджменте», где под маркетингом понимается «социаль­ный и управленческий процесс, направленный на удовлетворение нужд и потребностей как индивидов, так и групп, посредством создания, предложения и обмена товаров»2. В других работах эта тема обозначает «обеспечение эффективности деятельности орга­низации»3.

Под эффективностью здесь понимается результативность ос­новной деятельности. Выделяют пять основных критериев резуль­тативности:

  1. степень достижения целей (действенность);

  2. соотношение планировавшихся и затраченных ресурсов (экономичность);

  3. соответствие продукции требованиям потребителя (каче­ство);

  4. прибыльность как соотношение между доходами и издерж­ками;

  5. соотношение объемов произведенной продукции и затрачен­ных ресурсов (продуктивность)4.

Т. Питере и Р. Уотермен провели обследование 20-и образцо­вых компаний и установили, что эффективность им обеспечили восемь важнейших признаков:

  1. ориентация на клиентов;

  2. признание человека главным ресурсом;

  3. активное и смелое экспериментирование;

  4. децентрализация управления, развитие самостоятельности и предприимчивости;

См., например: Уткин Э. А. Управление компанией. М, 1997. С. 5, 7 и др. (Определение менеджмента как «программно-целевого управления», семь рацио­нальных задач менеджеров России и т. п.).

См.: Котлер Ф. Маркетинг менеджмент. СПб: Питер, 1999. С. 37.

Мескон М. X, Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. С. 563; Дру-кер П. Эффективное управление. М.: Гранд, 1998. С. 25; и др.

4 Общий менеджмент / Под ред. проф. А. К. Казанцева. М.: Инфра-М, 1999. С. 60.

395

Глава 5. Методологическая организация исследования...

  1. ориентация людей на общефирменные ценности;

  2. осторожность в отношении частых диверсификаций;

  3. прозрачная простота в организации управления;

  4. сильные лидеры1.

Как видно из этих примеров, которые интересны уже сами по себе, самый животрепещущий аспект практики управления, кроме указания на некоторые параметры, не имеет разработанной кон­цептуальной схемы.

Даже если и можно назвать факты успешной работы предпри­ятий, фирм и учреждений, то используемый их руководством ме­ханизм эффективного управления не всегда становится эксплици­рованным даже для самого этого руководства.

Без установления связи управления результатами с управлени­ем всей системой действий участников процесса совместной дея­тельности эта проблема для практики является неразрешимой. Она требует выхода на более высокий уровень теоретического анализа.

Несмотря на устойчивое движение практики управления в на­правлении использования системного, ситуационного и конси­стентного подходов, реальное управление остается некомплекс­ным, фрагментарным2. В нем все время появляются «новые пана­цеи» в виде «14 принципов», реализация которых сулит якобы переворот в промышленности целой страны3, или новые прагмати­ческие теории как отражение некоторых прогрессивных тен­денций .

Причина в том, что системный подход не представляет собой теории какой-либо предметной области. Он выступает удобным способом систематизации практики, конструирования сложных программ, но это не означает, что указанные выше подходы дают новое знание об управлении социальной системой. Закон этой сис­темы и закон управления ею остаются неизвестными.

В качестве убедительного примера можно сослаться на «схе­му 7 «С» компании «Маккинси». Эта схема пропагандируется как

1 См.: ^ Питере Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М.: Про­
гресс, 1986.

2 ЗандДейл Е. Теории и их приложение // Современное управление. Энцикло­
педический справочник американской ассоциации управления. Т. 1. М.: Издат-
центр, 1997. С. 1-19.

Мы имеем в виду как 14 принципов А. Файоля, так и 14 принципов В. Эдварда Денинга (см. его книгу: Выход из кризиса. Тверь, 1994. С. 33-34).

4 Хемптон Джон Д. Организации будущего // Современное управление. Эн­циклопедический справочник американской ассоциации управления. Т. 1. М.: Издатцентр, 1997. С. 1-69. Он указывает на закат бюрократии в будущем и на появление антибюрократических стилей управления.

396

5.2. Проблемное поле социологии управления

свидетельство применения системного подхода к управлению ор­ганизацией. 7 «С» - это схоластическое, ничем не обоснованное, кроме опыта «Маккинси» (и на это ссылаются), упражнение в об­ласти наглядной систематизации принципов, представляющее со­бой бессодержательную связь блоков, названия которых начина­ются на «с», а именно: 1) стратегия, 2) структура, 3) системы, 4) совместные ценности, 5) сумма навыков, 6) состав работников и 7) стиль1.

В то же время управление системами является реальным делом не в смысле представления объекта управления в качестве систе­мы, а в смысле системного характера организации самого меха­низма управления.

Камнем преткновения для практики является необоснованный безотчетный перенос инженерных знаний, умений и навыков из сферы проектирования и создания «в материале» технических и производственных систем на системы социальные, к основным ме­ханизмам действия которых как раз и относится управление. По этой причине управление системами на практике приняло однобо­кий, «техницистский» характер.

Отсюда понятна безуспешность решения проблем эффективно­сти организаций путем рационализации управления ими на основе неэффективной методологии.

Социокультурный характер связи проблем управленческой практики

. Тем не менее движение в сторону осознания проблем управле­ния как проблем не столько системно-технических, сколько сис­темно-социальных неуклонно происходит, что заметно по введе­нию в лексику управления таких слов, как «человеческий фактор производства», «человеческие отношения», «гуманизация управ­ления» и т. п.

Но дело не только в признании человека - участника процесса совместной деятельности - в качестве основного ресурса органи­зации. Дело в понимании сущности управления как социального явления. Этой сущностью являются доминирование человеческих качеств, отношений, договоренностей над формальными процеду­рами распределения полномочий, прав и обязанностей над уста­новлением и воспроизводством иерархий, превалирование естест-

См.: Общий менеджмент / Под ред. проф. А. К. Казанцева. М.: Инфра-М, 1999. С. 67-69.

397

Глава 5. Методологическая организация исследования...

венного человеческого над искусственным вспомогательным. Все искусственное лишь усиливает человеческое начало в отношениях управления, а не доминирует над ними.

В связи с этим, коренным образом меняется основа когнитив­ной модели управления. Если для производства и воспроизводства централизованно-иерархизованных бюрократических систем уп­равленцу нужны были данные о состоянии объекта управления и некоторая информационная система, где те же данные классифи­цируются по задачам управления, то в системах, осознавших себя как социальные образования (социокультурные «тела»), нужны знания о закономерностях «поведения» (вернее сказать - «транс­формаций») созданных людьми систем совместной деятельности, существующих только за счет такого источника, как «живой» труд и «живое» общение. Имеются в виду закономерности осуществле­ния их жизненного цикла: порождение устойчивого функциониро­вания, преодоление кризисного состояния.

По некоторым высказываниям в литературе, иерархия власти в социальных системах, традиционно основанная на иерархии силы (неотвратимости наказания) и на иерархии капитала (у кого боль­ше капитал, тот и главный), имеет тенденцию к замене иерархией знания1. Мы надеемся, что это приведет к востребованию знаний и в области социологии управления. С учетом этих тенденций обра­тимся к рассмотрению гносеологического аспекта проблемного поля социологии управления.

Если до сих пор мы вели речь о проблемах практики управле­ния в рамках некоторых онтологизирующих эти проблемы универ­сально-абстрактных конструкций, то теперь мы переходим к соб­ственно познавательным проблемам социологии управления в рамках ее предмета.

В качестве предмета мы рассматриваем некоторую идеализиро­ванную модель субъект-объектных и субъект-субъектных отноше­ний под названием «управляемая социальная система», которая обладает важными структурно-функциональными свойствами (со­циальное ядро - идентификационный слой - отчужденный слой) и генетико-эволюционными закономерностями (порождение), устой­чивое функционирование («подъем»), вхождение в кризис («спад») и выход из него («развитие»), а также важными системными свя-

1 «Управляющие будущего должны быть готовы вписаться в организации бу­дущего. Если знания должны стать основным источником власти будущей орга­низации, то ведущие организации будут акцентировать внимание на приобрете­нии и использовании знаний» (Хэмптон Джон Д. Организация будущего. С. 1-74).

398

5.2. Проблемное поле социологии управления

зями и отношениями, знание которых проясняет социальный ха­рактер механизма управления и некоторые важные свойства соци­альной реальности вообще.

Рассматривая управление с позиций социологии, мы попадаем в «социологическую реальность», отличную от социальной, кото­рую мы выше обрисовали. Если там мы имели дело с явлениями непосредственного знания, где предмет и обозначающее его слово­сочетание практически неразличимы, то здесь, во «второй реаль­ности», мы имеем дело с системой опосредованного знания.

«Известно, что лишь некоторые из теоретических объектов мо­гут быть самостоятельно спроецированы на действительность. Большая же их часть соотносится с изучаемой предметной обла­стью только косвенно... Эта часть теоретических объектов получа­ет свое оправдание только внутри теории, в системе смысловых связей и отношений ее высказываний»1.

И хотя подобные объекты в «первой реальности» в таком идеа­лизированном виде не существуют, с их помощью мы лучше по­нимаем суть явлений (таких, как управление), чем из непосредст­венного практического знания о них. Но это означает, что не мо­жет быть и прямого, непосредственного переноса утверждений теории, научных фактов и методов в практику управления.

Прикладные социологические исследования, которые сегодня демонстрируют свое научное происхождение, могут называться научными только тогда, когда они используют следствия из социо­логической теории для решения практических проблем. Если на­дежных теорий нет или они находятся только в стадии становле­ния, то так называемые «прикладные социологические исследова­ния» по проблемам управления остаются приложением к ним здравого смысла самих исследователей. Такое знание остается в онтологическом спектре проблемного поля.

Гносеологический аспект проблемного поля социологии управления

Гносеологический аспект управления как социального явления движется в логическом пространстве, отличающемся от «живого» созерцания управленческой практики. Социологическая реаль­ность управления есть продукт социологического знания, проекция теоретических утверждений социологии на реально существую­щую практику управления.

' Стёпин В С. К проблеме структуры и генезиса научной теории. С. 160.

399

Глава 5. Методологическая организация исследования...

В качестве научной проблемы и непосредственно научного предмета исследования здесь выступает в абстрактном виде тот аспект этой практики, который поддается операции отделения от живого тела процесса управления совместной деятельностью лю­дей и рассмотрению в виде самостоятельного идеального объекта, способного выдерживать некоторые искусственные преобразо­вания.

В социологии управления такой отделимой от практики, но генетически тесно связанной с ней моделью являются схемы взаи­моотношений между людьми в процессе их совместной деятель­ности.

Если нововременная наука (механико-математическое естест­вознание) поднялась на отделимости количественной стороны отношения человека к природе от качественной, то социология может занять пантеон уважаемых наук на пути выделения из ткани «живой» жизни абстрактных схем отношений между людьми. Этот процесс происходит в социальной реальности в форме созна­тельного конструирования социальных организаций для уплотне­ния естественных связей людей в ходе их совместной деятельно­сти, но он пока еще не попадает в предмет теоретизирования и экспериментальной практики отдельных социальных наук. Многие из них пока еще не способны отделить важный для научного по­знания абстрактный предмет от объекта, данного в наглядном со­зерцании.

Социология управления четко выделяет не просто схемы от­ношений, а схемы отношений управления, где модельно соотно­сятся схемы еще «несотворенной» деятельности, но спроектиро­ванной на определенное будущее, как будущая действительность, схемы «творимой» деятельности, рассматриваемой как творимая или действительная реальность (реальность в реальном масштабе времени) и схемы «сотворенной», или осуществившейся, деятель­ности как продукта или результата опять же абстрактного процесса функционирования идеализированной модели управляемой соци­альной системы.

Причем здесь уже «продукт» рассматривается не как некоторая материальная продукция, а как абстрагированная от «живой» прак­тики новая конструкция отношений между людьми, как новая, со­творенная социальная реальность.

Социология управления исходит из того, что широко распро­страненная точка зрения на управление как на сугубо инструмен­тальную деятельность отражает только внешнюю, наблюдаемую

400

5.2. Проблемное поле социологии управления

часть явления. Более глубокое изучение управления требует при­знания его как фактора не всегда наблюдаемых, явных и латентных процессов, определяющих поведение людей, их ценностные ори­ентации, их рефлексию о результатах совместных действий, а так­же попадание социальных систем в кризисные ситуации, посколь­ку все локальные социальные системы относятся к разряду управ­ляемых.

^ Это позволяет выделить четыре основных блока проблем социологии управления, корреспондируемых с проблемами уп­равленческой практики, но не сводимых к ним:

  1. Влияние операций управления людьми (набор, расстановка, продвижение, стимулирование) на содержание и характер их соци­альных действий.

  2. Влияние операций управления отношениями (организация соревнования, регулирование конкуренции, разрешение конфликт­ных ситуаций, создание системы коммуникаций) на содержание и характер базовых ценностей участников совместной деятельности.

  3. Влияние операций управления результатами (составление те­кущих, среднесрочных и стратегических планов, проектирование нового продукта, маркетинговые разработки) на реализуемость принимаемых решений.

  4. Влияние операций управления системой (потенциал создания и развития организации, адекватная структура управления, соци­альный состав организации и социальная база управления, реакция на изменения во внешней среде, на конкуренцию) на поддержание оптимума между устойчивостью и продуктивностью социальной системы на разных стадиях ее жизненного цикла, на ее управляе­мость.

Управление людьми как познавательная проблема

Управление людьми как проблема управленческой практики мало соприкасается с существующими теориями личности по двум причинам: первая состоит в том, что теория вообще «не обязана» проектировать свои выводы на практику, т. е. стремиться быть практичной, а вторая - в том, что существующие теории лично­сти не берут во внимание причастность людей к управляемым сис­темам.

Именно в таких системах наиболее выразительно происходит процесс конструирования самых различных правил, оказывающих прямое влияние на мотивационную сферу личности, на ее вербаль­ное и физическое поведение.

401

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

В психологических теориях личности в центре внимания нахо­дится взаимодействие внутренних (интрапсихологических) и внешних (интерпсихологических) процессов. У Выготского, на­пример, социальное и индивидуальное связано между собой и функционально и генетически. У Рубинштейна ядром личности выступает мотивационная сфера, в составе которой выделяют по­требности, интересы и направленности.

В социологии личность рассматривается как производное от социальных ролей и их исполнения. Используются такие понятия, как социальная позиция, статус, роль, ролевое поведение, исполне­ние, потребности, мотивы, ценностные ориентации. Признается зависимость социального типа личности от общественного строя, освоение (интериоризация) человеком общественных норм и цен­ностей в процессе социализации и влияние на поведение мотива-ционного ядра, являющегося, в свою очередь, результатом этого освоения.

Проблема «обыскусствления» личностных качеств, их усиле­
ния, наращивания за счет свойств социальной среды (в процессах
обучения, воспитания, адаптации, мимикрии), равно как и пробле­
ма «оестествления», переработки искусственных норм и правил
поведения не просто во внутренние, а в «очеловеченные», в этих
теориях не ставится. /

И дело не в дихотомии «искусственноеАестественное», в рам­ках которой социология управления старается рассматривать свой­ства личности, а в особенностях механизма конструирования и де-конструирования правил всеми участниками процесса совместной деятельности. Явления «оестествления» и «обыскусствления» имеют смысл и значение именно в пространстве действия этого механизма.

Основная задача исследования этого блока проблем состоит в проверке гипотезы о влиянии на процесс совместной деятельности степени конгруэнтности правил этой деятельности и явлений оестествления и обыскусствления на личностном уровне.

Проблема управления людьми в практике управления, как мы знаем, сводится к выработке и использованию ряда технологиче­ских операций по приему, подбору, расстановке, вертикальному и горизонтальному перемещению кадров, их обучению, стимулиро­ванию и т. п., которые производятся по определенным схемам, включающим в себя правила поведения людей в конкретных си­туациях. Каждая такая ситуация рассматривается нами как экспе­риментальная, к которой может быть применена соответствующая процедура.

402

5.2. Проблемное поле социологии управления

Управление отношениями как познавательная проблема

Координация и программирование социальных действий как проблема социологии управления задается соответствующим уни­версальным отношением в системе социального управления, кото­рое мы назвали «влиянием». Если управление людьми предполага­ет постоянное сопоставление функциональных требований и лич­ностных качеств участников совместной деятельности, то управление отношениями людей друг к другу предполагает сопос­тавление между требуемыми и спонтанно складывающимися взаи­модействиями в процессе их совместной деятельности.

В литературе эта проблема частично рассматривается в рамках концепции формальной социологии (Ф. Теннис, Г. Зиммель, Л. фон Визе), в теории социального действия (М. Вебер, Т. Пар-сонс, Р. Александер) и в теории социального обмена (Дж. Хоманс, П. Блау, Р. Эмерсон), но ни в одной из них отношения не рассмат­риваются как объект управления.

В формальной социологии основное внимание уделяется выде­лению устойчивых форм социального взаимодействия и их клас­сификации (общество и общность у Тенниса, например). Формаль­ную социологию не раз обвиняли в схематизме и антиисторизме, однако нельзя не отдать должное этому направлению социологи­ческой мысли в части попыток теоретического абстрагирования социальных отношений как отдельных и устойчивых форм (схем) взаимодействия.

У Зиммеля есть плодотворная идея рассматривать общество как сетку социальных взаимодействий, «набрасываемую» на ирра­циональный, в общем-то, поток жизни. Идея «сетки» подхвачена теорией социального обмена, а в управленческой практике она на­шла воплощение в многоступенчатом сетевом маркетинге.

Среди различных форм социального взаимодействия («социа-ций») Зиммель выделяет формы разделения труда, семьи, товари­щества, конкуренции, подчинения и господства. Последняя, как нам представляется, может иметь отношение к универсально-абстрактным конструкциям, выделяемым в социологии управления.

Теория социального действия, казалось бы, ближе всего подхо­дит к нашей теме. М. Вебер ввел понятие «социальное действие» как теоретическую конструкцию («идеальную модель») для отде­ления в человеческом поведении неосознанных поведенческих ак­тов от осознанных. Степень рациональности действия послужила критерием их типологии: целерациональное, ценностно-рацио­нальное, аффективное и традиционное.

403

Глава 5. Методологическая организация исследования...

А. Турен, после того как он пересмотрел возможности струк­турно-функционального подхода к исследованию явлений общест­венной жизни, предложил свой подход под названием «акцио-низм» как наиболее адекватный метод исследования общества.

Суть этого метода состоит в выделении в качестве основной единицы социального «социальное действие». Под «социальным действием» Турен понимает коллективный труд (и физический, и умственный), что близко к нашему понятию «социальный инди­вид». Подлинным предметом социологии им объявляются соци­альные отношения - демонстрируемые и скрываемые.

Попытку внести свой вклад в развитие теории социального действия предпринял и Г. Беккер. Он выделил и по-своему опреде­лил понятие социации как обоюдно активного социального взаи­модействия, которое сводит воедино три системы деятельности: личность, социальные отношения и культуру. Формами взаимо­действия, по Беккеру, являются конфликт, соревнование и сотруд­ничество.

Социальное действие, в котором большую роль играет симво­лический аспект, осуществляется через социальные ситуации, для понимания которых Беккер выделяет четыре «аналитических эле­мента» (социальный объект, социальный метод, социальный инст­румент и социальная ответная реакция)./Сами ситуации социаль­ного действия, в развитие взглядов М. г/ебера, разделяются им на четыре типа:

  • целесообразная рациональность (где выбор средств для дос­тижения целей не ограничен);

  • санкционированная рациональность (характер целей опреде­ляет средства);

  • традиционная нерациональность (когда средства являются це­лями);

  • аффективная нерациональность (когда утрачивается различие между целями и средствами).

К проблематике межчеловеческих отношений (интеракций) об­ращается и Ю. Хабермас. Он разделяет технический интерес, имеющий целью овладение внешней природой, и практический интерес, областью которого является как раз межчеловеческая ин­теракция. Он постулирует как исторически складывающуюся про­блему разрыв между «трудом» и «интеракцией», решение которой он видит в возрастании эмансипационного интереса как стремле­ния людей к освобождению от любых форм отчуждения.

Наконец, нельзя не упомянуть и склонную к психологическому редукционизму теорию социального обмена. В ее основу положена

404

5.2. Проблемное поле социологии управления

идея о характере социального взаимодействия как отношений по поводу обмена между людьми различными «выгодами». В социо­логической трактовке этой теории «обменные сделки» рассматри­ваются как элементарные акты взаимодействия двух и более лю­дей, из которых (или для обеспечения которых) складываются бо­лее сложные формы общественной жизни. Р. Эмерсон ввел понятие «сетей социального обмена», что позволяет в исследова­нии переходить от изучения отношений в малых группах к отно­шениям в организациях и институтах.

Мы остановились на имеющихся теоретических подходах к описанию и объяснению социальных действий и взаимодействий, с тем чтобы наглядно показать пока еще слабую разработку концеп­туальных средств для изучения управления отношениями.

В границах указанных выше теорий социальное действие субъ­екта управления (или управляющее социальное действие) ничем не отличается от социального действия управляемого субъекта. От­ношения взаимодействия между людьми чаще всего не рассматри­ваются как кем-то сознательно координируемые или направляе­мые. Проблему связи между микро- и макроуровнями пытаются решить самыми различными способами (вроде «сетей социального обмена»), кроме прямого признания их соподчиненности по линии социальной иерархии.

Задачу исследования проблемы управления отношениями мы видим в выяснении механизмов программируемости социальных действий и взаимодействий и их координируемости следующим (вышестоящим) социальным уровнем.

Мы предполагаем, что на каждом уровне социальной страти­фикации можно выделить два типа социальных действий, одно из которых является «причиняющим», а другое - «подчиняющимся». Причиняющее социальное действие, в соответствии с классиче­ским определением М. Вебера, оказывает влияние на других лю­дей, на их взгляды и поведение. Мы называем такое действие в системах социального управления программирующим. В этом слу­чае подчиняющееся социальное действие будет называться про­граммируемым.

Между двумя социальными действиями можно установить на­личие или отсутствие причинно-следственных отношений по сте­пени программирующего влияния одного действия на другое. Воз­можны две крайние ситуации:

1) когда программирующее действие субъекта направлено на самого себя (тогда возникает явление самопрограммирования);

405

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

2) когда программируются действия другого субъекта (такое действие мы называем регулятивным).

Если программирование связано с производством конечного продукта (материального или информационного), мы называем такое действие инструментальным. Здесь другой человек стано­вится, буквально, инструментом для достижения чьих-то целей.

Если целью программирования является изменение взаимодей­ствий между людьми в процессе совместной деятельности, то та­кое действие мы называем интеракционным. Собственно, оно и отражает в научной форме практическую проблему управленче­ской регуляции отношений.

Управление интеракцией требует наличия процесса совместной деятельности, наличия отношений между участниками по поводу производимого продукта, по поводу согласования или координа­ции действий друг с другом и необходимости внешнего вмеша­тельства для повышения степени рациональности отношений ко­ординации.

В качестве основной гипотезы мы выдвигаем предположение о наличии двух порогов чувствительности процесса совместной дея­тельности к внешнему вмешательству: первый, когда без внешнего управляющего воздействия не получается достаточно «ассоцииро­ванная социация», чтобы достичь запланированных результатов, и второй, когда внешнее вмешательство выполнило свою роль и должно быть прекращено. Если последнее не происходит, начина­ется процесс диссоциации, т. е. разрушения схемы совместной дея­тельности. Положительное значение управления интеракцией пре­вращается в свою противоположность.

^ Проблема управления отношениями на практике сводится к созданию различных форм коммуникаций между участниками процесса совместной деятельности. Каждую такую форму мы мо­жем рассматривать как экспериментальную ситуацию и применять для ее исследования соответствующую процедуру.

Управление результатами как познавательная проблема

Управление результатами - самая актуальная проблема с пози­ций практики управления. Управление людьми и управление от­ношениями выступают как промежуточные стадии в движении к заранее заданной цели или даже как управленческие средства в решении главной задачи.

Этот онтологический аспект управления в значительной мере расходится с аспектом гносеологическим. Это видно хотя бы по

406

5.2. Проблемное поле социологии управления

инвективам экзистенциального менеджмента, который на методо­логической базе философии Кьеркегора, Сартра и Камю пришел к осмыслению того факта, что реальный менеджер не ведет себя в соответствии с предписаниями «научной организации труда и управления».

Обнаруженная неэффективность линейно-штабных систем управления с их жесткой иерархией и аппаратом контроля застав­ляют усомниться вообще в рациональном характере управленче­ской деятельности. Теоретическое «разведение» труда и интерак­ции, предложенное Ю. Хабермасом, является следствием все той же неудовлетворенности объяснением причин недостижения прак­тикой управления своих целей. Ю. Хабермас постулирует разрыв между трудом (как целесообразной рациональной деятельностью по преобразованию объектов природы) и интеракциями, или отно­шениями между людьми в процессе труда (коммуникативными действиями).

Явно утопическая социальная идея, согласно которой этот разрыв преодолевается на пути реализации эмансипационного интереса, направлена и против труда, и против интеракции как актуальных реальностей, с которыми нельзя не считаться на практике.

Пытаться объяснить практикам управления, что их законное стремление достичь запланированного результата и является при­чиной его недостижения, - это все равно, что рассказывать исто­рию, как барон Мюнхгаузен вытащил себя за волосы.

Г. Беккер показывает, что целерациональная ситуация социаль­ного действия в управлении не является единственной, что есть еще традиционная и аффективная нерациональности, где нет жест­кой причинной связи между целями и средствами.

Мы исходим из той методологической позиции, что социальное действие всегда имеет конечные результаты. Эти результаты - от­нюдь не показатели достижения целей управления, а новая соци­альная реальность, которая принципиально отличается от старой, «исходной» реальности, поскольку действующими субъектами к ней было добавлено нечто такое, что отсутствовало в момент на­чала деятельности.

В этом добавленном «нечто» есть немалая доля, вносимая са­мим управляющим воздействием. Ведь рефлексивные способности субъекта управления и участников процесса совместной деятель­ности никто и никогда не сопоставляет и не умеет этого делать.

Поэтому третий блок научных проблем социологии управления мы видим в исследовании механизма превращения рефлексии над

407

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

ходом всего процесса совместной деятельности в новую «постреф­лексивную» реальность. Здесь неясно еще многое. Неясно, какого рода рефлексия достижима, как взаимодействуют рефлексивные модели субъекта управления и участников и, возможно самое главное, неясно, что собой представляет сама рефлексия в систе­мах управления, можно ли здесь говорить о рациональных схемах и явно выраженных когнитивных моделях или речь должна идти об образах и представлениях.

В исследованиях этого блока проблем социологии управления мы руководствуемся самой общей гипотезой об «обратном эффек­те», т. е. об обратном воздействии достигнутых результатов на субъект управления и на управляемую систему в целом.

Практикам представляется, что результаты жестко или линейно зависят от используемых средств, но в этой наглядности исчезает самое важное - то значение, которое имеют эти результаты для социальной среды: разрушают ли они ее или воспроизводят, соз­дают ли нечто новое, полезное, передовое или воссоздают нечто старое, малополезное, отживающее.

Скорее всего, рефлексия приходит раньше, чем результаты станут новой реальностью, поскольку управление имеет дело с системой со многими рефлексивностями. Поэтому некоторым за­мыслам, опасным для каких-то не/учитываемых или не принятых во внимание структур, просто не/ суждено сбыться. Их элимини­руют на ранних стадиях осуществления идеи.

Несмотря на то что современное общество явно недооценивает опасность целевого программирования для своей устойчивости и позитивного развития, тем не менее полуинтуитивно оно создает многочисленные службы, органы и организации для контролиро­вания «целевиков», что говорит лишь об актуальности научного углубления в эту область.

Для решения задач управления результатами практика вырабо­тала механизм планирования (проектирования) результатов и средств их достижения и организации осуществления планов. Д. Кэмпбелл говорит о целой отрасли дисциплин, занимающихся «исследованиями по оценке эффективности», или, проще говоря, по «оцениванию программ», куда в качестве объектов попадают как целевые правительственные программы в сфере вооружений, так и проекты законов, подготавливаемые законодательными орга­нами, и просто бизнес-планы коммерческих структур. Каждый от­дельный план и его реализацию мы вправе рассматривать как си­туацию естественного натурного эксперимента и исследовать ее в рамках соответствующей процедуры.

408

5.2. Проблемное поле социологии управления

Управление системами как познавательная проблема

Наконец, мы подходим к наиболее общей проблеме социологии управления, которая выше неоднократно была сформулирована как проблема поиска закономерностей порождения и трансформации систем социального управления в ряду закономерностей производ­ства и воспроизводства социального порядка.

Вполне понятно, что это проблема общей социологии с выде­лением в ней аспекта сознательной причины в виде целевых соци­альных механизмов (систем). Поскольку мы хотим оставаться в границах теоретико-экспериментального поля социологического знания и познания, то мы включаем в проблематику социологии управления только тот аспект этой общей проблемы, который в практике управления может быть отнесен к разряду проблем меха­низмов управления системами.

Действительно, изменение в картине Мира, внесенное систем­ным движением, позволило практике управления онтологизиро-вать свой объект как системный, а само управление рассматривать как динамический аспект системы, как механизм, связывающий и направляющий все элементы системы к определенному результату.

Но это направление творческой мысли, сциентифицировавшее практику управления XX века, давшее ей такой инструмент проек­тирования, как системный анализ, приводит ту же практику к вы­воду, что без содержательной теории, охватывающей управление системами и описывающей и объясняющей их парадоксы, не мо­жет быть и самого научно обоснованного управления. Такой тео­рией может стать социология управления.

Выше мы выдвинули ряд предположений о закономерностях порождения, функционирования и развития управляемых социаль­ных систем с той долей операциональной определенности, которая на первых порах должна быть достаточной для их проверки в ходе применения экспериментальных процедур.

В качестве эмпирических объектов мы можем брать любую ин­тересующую нас организацию (или ее подразделение) на реальном этапе ее существования. Соответственно могут быть проверены гипотезы порождения, функционирования и развития (реорганиза­ции) как трансформации единой абстрактной модели социального индивида и его социокультурного «тела».

Полученное знание, наряду с проверкой гипотез относительно других, указанных выше блоков проблем социологии управления, позволяет превратить эту социологическую дисциплину в быстро развивающуюся отрасль полноценного социологического знания.

14 3ак. 1139 409

^ Глава 5. Методологическая организация исследования...

Гносеологический аспект проблемного поля социологии управления как комплекс исследовательских процедур

Нам остается уточнить общую схему исследовательских про­цедур, которые мы считаем возможным применить для решения перечисленных научных задач.

В управлении людьми нас интересует влияние прямого и кос­венного управленческого воздействия на установление степени конгруэнтности социально-ролевых ожиданий и личностных ка­честв участников процесса совместной деятельности.

Мы знаем, что эта проблема в практическом плане решается различного рода перемещениями людей, замещением ими функ­ционально определенных рабочих мест, экспектации которых со­держат в себе права и обязанности, задающие определенные пра­вила поведения.

Но в научном плане не вполне ясно, что при этом происходит в отношениях между основными участниками процесса и лицами, принимающими решения относительно их перемещений. Для про­верки имеющихся предположений об узком диапазоне управляе­мости этого процесса, заключающемся в промежутке между ос­воением заданных управлением правил (в результате «оестествле-ния») и способностью вырабатывать людьми встречные искус­ственные качества («обыскусствление») для приспособления к ро­левым ожиданиям, мы выдвигаем несколько исследовательских процедур. В частности: социотехнический анализ, анализ переме­щений с изменением ролей и статусов, анализ индивидуальной карьеры.

В качестве экспериментальных ситуаций со стороны системы управления рассматриваются технологии составления штатных расписаний, должностных инструкций, подбора, расстановки кад­ров, обучения, определения должностных окладов, форм матери­ального и морального стимулирования; со стороны же участников процесса совместной деятельности - деловые, профессиональные и личностные качества, в том числе ценностные ориентации, уста­новки и оценки в ходе осуществления индивидуальной карьеры.

Сопоставление исполнения социально-ролевых предписаний и личностных качеств участников в различных ситуациях управле­ния людьми (кадрами) позволит получить ответ на главный вопрос исследовательской проблемы: как влияет тип управленческих ре­шений на конгруэнтность и как, в свою очередь, она сама связана с диапазоном управляемости.

410

5.2. Проблемное поле социологии управления

В управлении отношениями нас интересует проблема функцио­нально необходимых и фактически складывающихся отношений между людьми в процессе их совместной деятельности.

Если выше мы рассматривали соответствие людей требованиям рабочих мест и роль в этом управленческих решений, то здесь нас интересуют распределение обязанностей (полномочий) между людьми в процессе их совместной деятельности, что является следствием управленческих решений, и взаимные требования и ожидания, складывающиеся спонтанно.

Управление здесь возможно, как мы предполагаем, в диапазоне верхнего и нижнего уровней. Управляющее воздействие должно появиться лишь в тот момент, когда самоорганизация оказывается недостаточной или малоэффективной. Однако это же воздействие может разрушить самоорганизацию, стать диссоциативным факто­ром, что также повлияет на управляемость.

Для исследования этих феноменов предлагается воспользоваться возможностями коммуникационного анализа, где рассматриваются отношения коммуникатора и реципиента, каналы коммуникации, со­держание сообщений, их воздействие на установки и поведение.

В качестве объектов могут быть выделены коммуникационные сети, ситуации переговоров и конфликтов. В любом случае нас бу­дет интересовать установление зависимости коммуникативных ин­теракций от механизма регуляции управленческого типа.

В управлении результатами основной интерес представляет механизм осуществления планов, превращения рефлексии над процессом совместной деятельности в новую, пострефлексивную реальность.

Мы предполагаем обнаружить «обратный эффект», или следст­вие влияния результатов на систему управления. Для исследования этого феномена используется анализ нововведений (актуальный и ретроспективный), анализ принятия решений и их исполнения, анализ воздействия результатов деятельности организации на внешнюю среду.

В качестве квазиэкспериментальных ситуаций и объектов здесь используются оценки различных планов (проектов, законов), оцен­ки письменных и устных решений, оценки приемлемости результа­тов социальной средой, их прямых и отдаленных последствий, осуществляемых на практике в естественных условиях.

В управлении системами нас интересуют, как уже говорилось, закономерности порождения, функционирования и развития управ­ляемых социальных систем как закономерности управляемости процесса совместной деятельности.

411

Глава 5. Методологическая организация исследования...

Дело в том, что совместная деятельность людей может обхо­диться без систем управления, довольствуясь самоуправлением и самоорганизацией. Управление появляется как искусственная над­стройка над этим процессом на определенном этапе разделения труда в связи с его усложнением.

Управление «работает» в относительно узком диапазоне управ­ляемости процесса совместной деятельности, который определяет­ся не только мудростью и опытом субъекта управления, но и нали­чием социально обусловленных пределов этой управляемости.

Мы обнаруживаем эти пределы (диапазоны) в управлении людьми, отношениями, результатами и в управлении системами. Последний зависит от этапов жизненного цикла систем, в которых соединяются закономерности движения естественного социального тела и характер субъект-объектных и субъект-субъектных отношений.

Исследование этой проблемы проводится путем специального анализа траектории жизненного цикла, идентификационного ана­лиза социально-функциональной стратификации организации, орг-структурного анализа.

В качестве комплексных проблем исследования социокультур­ной обусловленности механизмов управления рассматривается как событие ситуация порождения'социальной системы управления, появ­ление ее социокультурного кода, образования, трансформации и рас­пада социального ядра, предкризисные и кризисные состояния, ситуа­ции реорганизации и прекращения жизни социального индивида.

В центре внимания во всех этих случаях остается оценка управляемости процесса совместной деятельности, в которой про­являются определенные устойчивые связи и закономерности в сопос­тавлении с социально значимыми продуктивными результатами.

5.3. Методы и процедуры исследования в социологии управления

«Можно только поражаться чрезвычайной путанице, царящей в этой области, - писали Р. Пэнто и М. Гравитс о проблеме методов в социальных науках. - Большинство авторов различают метод и методы. Однако термин «метод» используется и для характеристи­ки приемов, применяемых на различных уровнях, различных по своей философской направленности, наконец, по применимости к конкретным этапам исследования»1.

1 Пэнто Р., Гравитс М. Методы социальных наук. М.: Прогресс, 1972. С. 197. 412

5.3. Методы и процедуры исследования в социологии управления

В этом же духе высказывается и В. А. Ядов: «Ни в отечествен­ной, ни в зарубежной практике нет единого словоупотребления от­носительно частных приемов социологического исследования. Од­ну и ту же систему действий некоторые авторы называют методом, другие - техникой, третьи - процедурой или методикой, а иногда методологией»1. Привлечение новых цитат стало бы лишь под­тверждением терминологической неупорядоченности в этой об­ласти.

Одной из причин такого положения дел является слабая разли­чимость в социологической литературе используемых в социаль­ном познании видов знаний. Прежде всего, это касается различе­ния знаний по их функциям в процессе исследования (так, еще не­достаточно различают научное и методологическое знание, теоретическое и эмпирическое, описательное и объяснительное) и по их месту в этом процессе (исходное знание и результирующее, гипотетическое и установленное).

В то же время нельзя не учитывать, что получению различных видов знаний соответствуют и различные методологические сред­ства и технические приемы. Их нельзя рассматривать раздельно, как нельзя рассматривать любой инструмент (отвертку, молоток, дрель) или средство (лекарство, например) без указания их целево­го назначения и соответствующих процедур. Мы различаем мето­дологические подходы, методы и технические приемы.

Методологические подходы, методы и технические приемы исследования

Методологические подходы, с одной стороны, опираются на философские и (или) общенаучные методологические принципы, на которых строится та или иная наука. А с другой стороны, они определяют конкретное направление исследовательской деятель­ности, организуют поиск (или получение) нового знания (основ­ную научную процедуру). В нашем случае используется теорети­ко-эмпирический подход на основе экспериментальной процедуры.

Такой подход предопределяет требования к выбору методиче­ских средств и технических приемов (о методологической органи­зации исследования и методической системе мы говорили выше). Под методическими средствами (или просто методами) мы пони­маем неоднократно используемую совокупность принципов, пра­вил и операций, созданную для надежного и обоснованного полу-

1 Ядов В. А. Социологическое исследование. С. 38.

413

Глава 5. Методологическая организация исследования...

чения нового знания определенного вида. Реализация методиче­ских средств (методов) осуществляется при помощи отдельных технических приемов, основу которых составляют приемы фикса­ции и измерения свойств объекта исследования. Слово «процеду­ра» мы применяем для обозначения любой рационально организо­ванной последовательности исследовательских действий. Оно мо­жет относиться как к осуществлению методологического подхода, так и к техническим приемам. Таким образом, методологический подход, методы и технические приемы - это соподчиненные ис­кусственно созданные средства воздействия субъекта исследова­ния на объект для получения нового знания.

Главный, основной и самый трудный вопрос состоит в том, чтобы заранее определить, какого типа знания об объекте недоста­ет, что именно нужно получить в ходе исследования. Вся совокуп­ность используемых (конструируемых) средств не будет иметь ни­какого смысла, если они не будут соответствовать поставленной проблеме. В свою очередь, все социологическое предприятие (ис­следование) не может дать нового знания о социальной реально­сти, если не удается достаточно эвристично сформулировать ис­следовательскую проблему. Формулирование исследовательской проблемы - исключительная прерогатива исследователя. В литера­туре принято определять познавательную проблему как противо­речие между существующим знанием о каком-либо объекте и не­обходимым знанием о нем для успешного осуществления практи­ческих действий1, но сама процедура постановки проблемы не имеет логико-методологического обоснования2.

В известной работе В. А. Ядова речь идет о проблемной ситуа­ции, которая имеет гносеологическую и предметную стороны, но в ней нет указания на переход к собственно исследовательской про­блеме, т. е. к тому аспекту проблемной ситуации, который непо­средственно организует процесс конкретного социологического исследования. Проблемная ситуация представляет собой только предпосылку исследования, оправдание его актуальности с науч­ной и практической (социальной) сторон, а сама исследовательская проблема вырастает из постановки теоретических задач в ходе вы­деления предмета исследования на основе занятой исследователем методологической позиции. Роль экспликатора исследовательской проблемы состоит в том, что он позволяет сформировать гипоте­тическое знание об объекте, которое требуется проверить в ходе

1 Логика научного исследования. М., 1965. С. 25.

2 Копнин П. В. Диалектика. Логика. Наука. М, 1973. С. 126.

414

5.3. Методы и процедуры исследования в социологии управления

исследования. Вопрос в том, какого рода гипотетическое знание требуется проверить. От этого зависит выбор исследовательских процедур, методов и технических приемов исследования. Нечеткое разделение этих понятий в социологии играет роковую роль. Ведь если технические приемы сбора и фиксации первичных данных (наблюдение, опрос, анализ документов) и сопровождающее их шкалирование измеряемых признаков называть методами, то, со­ответственно, учение о методах или методология сводится к обос­нованию технологии их разработки и применения безотносительно к исследовательской проблеме и проверяемой гипотезе.

Так закладывается отрыв практики социологических исследо­ваний от социологической теории, поощряется позитивистская де­формация процедуры научного познания социальной реальности. За примерами далеко ходить не надо. Мы уже ссылались в своей работе на одно из последних переизданий методолого-методи-ческой работы В. А. Ядова «Социологическое исследование: мето­дология, программа, методы». Это издание является некоторым осовремениванием первого издания, осуществленным еще в 1968 году Тартусским университетом. Сопоставление этих изданий показывает, что даже изменение в предмете социологии, провоз­глашенное самим автором, и элиминирование методологической роли исторического материализма не повлияло на такие разделы, как методы сбора и методы анализа эмпирических данных1.

Другой пример касается последней работы Ж. Т. Тощенко -второго издания (дополненного и переработанного) общего курса «Социология». Автор дает свою интерпретацию объекта и предме­та социологии, суть которой сводится к рассмотрению ее как со­циологии жизни. При этом Ж. Т. Тощенко критически относится к постановке вопроса об объекте социологии в упомянутой выше работе В. А. Ядова, где в этом качестве рассматривается социаль­ная общность. Но тем не менее в главе под названием «Научный метод в социологии» он дает краткое описание тех же, что и у В. А. Ядова, способов сбора первичной информации: изучение до­кументов, опрос (анкетирование и интервьюирование) и наблюде­ние. Дополняется этот перечень таким качественным методом, как фокус-группа2.

Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программа, мето­ды. Самара: Самарский университет, 1995. С. 121, 202; Ядов В. А. Методология и процедуры социологических исследований. Тарту, 1968. С. 152, 238 и др. 2 Тощенко Ж. Т. Социология. Общий курс. М., 1999. С. 80-83.

415

1   2   3   4   5   6



Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru