Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Лекции по социологии управления - файл Гл5.doc


Загрузка...
Лекции по социологии управления
скачать (7689.3 kb.)

Доступные файлы (49):

л 11.doc156kb.06.12.2009 22:01скачать
л1.doc131kb.06.12.2009 21:59скачать
л2.doc92kb.06.12.2009 22:00скачать
л 3.doc104kb.06.12.2009 22:00скачать
л 4.doc113kb.06.12.2009 19:27скачать
л 5.doc70kb.06.12.2009 19:35скачать
л 6.doc133kb.06.12.2009 19:37скачать
1.doc229kb.24.11.2010 21:56скачать
2.doc26kb.29.11.2010 23:29скачать
3.doc84kb.01.12.2010 13:49скачать
4.doc53kb.01.12.2010 13:56скачать
Тема 10 ноябрь 2010.doc99kb.02.12.2010 13:19скачать
Введение.doc279kb.02.12.2010 12:25скачать
Глава 1.doc1407kb.17.03.2010 13:43скачать
Глава 2.doc1167kb.17.03.2010 16:44скачать
Глава 3.doc1266kb.17.03.2010 20:47скачать
Глава 4.doc696kb.17.03.2010 20:53скачать
Глава 5.doc906kb.21.03.2010 15:17скачать
Глава 6.doc712kb.21.03.2010 15:45скачать
Глава 7.docскачать
Глава 9.doc466kb.24.11.2010 22:02скачать
Тема 11 ноябрь 2010.doc156kb.02.12.2010 12:19скачать
Валентин МИХЕЕВ.doc66kb.30.11.2010 02:28скачать
Тема 12 ноябрь 2010.doc112kb.02.12.2010 13:16скачать
1..doc106kb.24.11.2010 21:05скачать
тема 14 сентябрь 1009.doc102kb.02.12.2010 13:37скачать
Тема 15.doc190kb.31.10.2008 11:24скачать
Тема 16.doc87kb.31.10.2008 11:26скачать
Тема 17.doc95kb.31.10.2008 11:27скачать
Тема 7.doc127kb.31.10.2008 11:13скачать
Тема 8.doc83kb.01.12.2010 10:45скачать
Андреев А Л Социология техники.doc383kb.01.12.2010 11:24скачать
Кравченко Тюрина Социология управления.doc207kb.01.12.2010 13:17скачать
Тема 9.doc137kb.02.12.2010 13:35скачать
УМК Социология управления 2010.doc381kb.19.01.2010 13:12скачать
Вагурин1.doc210kb.15.11.2006 18:07скачать
Вагурин2.doc218kb.15.11.2006 18:34скачать
Глава 1.doc555kb.26.11.2010 11:59скачать
Глава 2.doc615kb.29.11.2010 18:21скачать
Глава 3.doc540kb.27.11.2010 12:53скачать
Глава 4.doc681kb.27.11.2010 21:58скачать
Глава 5.doc865kb.28.11.2010 19:54скачать
Предисловие.doc64kb.25.11.2010 14:32скачать
Гл1.doc184kb.06.12.2006 19:43скачать
Гл2.doc93kb.15.02.2006 13:21скачать
Гл3.doc135kb.16.02.2006 10:02скачать
Гл4.doc85kb.16.02.2006 10:27скачать
Гл5.doc177kb.16.02.2006 11:22скачать
Гл7.doc92kb.20.02.2007 19:54скачать

Гл5.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
ГЛАВА 5. СРЕДСТВА МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА ПРЕСТУПНОСТИ
Одной из социальных проблем, с постоянным успехом выигрывающих конкуренцию с другими проблемами в сфере массовой коммуникации, является преступность. Сообщения о преступлениях - неизменный пункт "повестки дня", особенно той, что устанавливается местными телевидением и газетами. Откройте любой номер местной ежедневной или еженедельной газеты, и вы обязательно встретите описания убийств, разбойных нападений и ограблений. Точно так же, если вы включите телевизор в вечернее время и начнете переключать каналы, вы непременно найдете остросюжетные художественные фильмы и телесериалы о преступности, местные и общенациональные новости на криминальную тему, документальные передачи о преступлениях и их расследовании и т.д.

Чем объясняется такое обилие информации о преступности? Почему она является неотъемлемым элементом "медиаландшафта"?

Очевидно, это связано с тем, что преступление - это всегда событие, причем событие драматичное, оно всегда обладает элементами неожиданности и новизны, его представление средствами массовой коммуникации держит в напряжении зрителей и читателей, вызывая их живую реакцию. Кроме того, такие события происходят регулярно: в крупном городе каждые сутки регистрируется несколько десятков, а иногда и сотен преступлений. Иными словами, в распоряжении журналистов находится непрерывный поток соответствующих драматичных информационных поводов.

Интерес к преступности не является порождением современной эпохи. Г.Шнайдер отмечает следующее: «На протяжении многих столетий криминальные истории привлекают особое внимание людей. В средние века бродячие актеры, переезжая с места на место, разыгрывали сцены или исполняли баллады, в которых большей частью речь шла об убийствах, ограблениях и т.д. Эти истории были похожи одна на другую, что, однако, не снижало их занимательности и интереса к ним зрителей. Воспринимая криминальные истории, они получали как бы лишнее доказательство тому, что сами лучше преступников, поскольку смогли избежать соблазна преступления»1.

Очевидно, что важным вопросом для социологов, криминологов и, в конечном счете, для общественности в целом является вопрос о том, насколько точно средства массовой коммуникации представляют ситуацию с преступностью? Не является ли картина преступности, рисуемая телевидением и газетами, чрезмерно искаженной? А если это так, то что именно искажено? Другой важный вопрос - каким образом представление преступности средствами массовой коммуникации влияет на зрителей и читателей?

__________________________________________________________________________________

1 Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Советское государство и право. 1990. №7. С.118-119.
5.1. Представление ситуации с преступностью в местных телевизионных новостях
Некоторые криминологи указывают на то, что основным "поставщиком" новостей о преступности являются местные средства массовой коммуникации - местные телевидение и газеты2. Рассмотрим особенности представления преступности средствами массовой коммуникации на примере программы "Перехват", выходящей ежедневно, за исключением воскресенья, на телеканале "Эфир".

"Эфир" - казанская телекомпания, вещающая также на ряд городов Республики Татарстан. По данным исследования, проведенного кафедрой социологии Казанского государственного университета в феврале - марте 2004 г. под руководством М.Ю.Ефловой, по популярности "Эфир" в Казани уступает лишь Первому каналу. Если передачи Первого канала ежедневно смотрят 76% опрошенных, то передачи "Эфира" каждый день смотрят 65%, а несколько раз в неделю еще 22%.

"Перехват" является одной из наиболее популярных программ телекомпании "Эфир" (на втором месте по популярности после ежедневной информационной программы "Город"). Вариант ответа «смотрю и нравится» в отношении "Перехвата" выбрали 49% опрошенных в ходе упомянутого исследования, еще 2% выбрали вариант «смотрю и не нравится».

Впервые программа "Перехват" вышла в эфир 12 мая 1999 г. В настоящее время она выходит дважды в сутки, причем оба раза - в "прайм-тайм": в 19.40 и 22.35. Показ программы в 22.35 является повтором выпуска в 19.40. "Перехват" сообщает о таких происшествиях в Казани и Республике Татарстан, как преступления, пожары, самоубийства и несчастные случаи, а также дорожно-транспортные происшествия. Кроме того, нередко демонстрируются фотографии пропавших и разыскиваемых людей и телефоны, по которым предлагается позвонить при наличии какой-либо информации. Как правило, каждый выпуск делится на три блока - "преступления", "ДТП" и "пожары". Средняя продолжительность программы (без учета рекламы в начале и конце каждого выпуска) - девять с половиной минут.

Интересно, как авторы программы представляют свой "продукт" на Интернет-сайте телекомпании: «Программа "Перехват" -для зрителей с крепкими нервами... Прямой эфир позволяет показывать самые "горячие" материалы, вести прямые репортажи с места происшествий. Живые включения корреспондентов придают программе достоверность (курсив мой - И.Я.). Кроме того, "Перехват" рассказывает о работе милиции, прокуратуры, о раскрытых преступлениях и расследованиях, зашедших в тупик»3.

________________________________________________________________________

2 Roshier, В., 'The Selection of Crime News by the Press', in Cohen, S., and Young, J. (eds.), The Manufacture of News. Beverly Hills, 1981, p.44.

3 http://www.efirtv.ru (18.02.2004)

В течение четырех недель с 24 октября по 20 ноября 2003 г. программа "Перехват" сообщила о 57 преступлениях, совершенных в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске и других населенных пунктах Республики Татарстан. Новости о преступности заняли около 40% эфирного времени в рамках программы. Средняя продолжительность новостей о преступности - 3 минуты 35 секунд (средняя продолжительность программы в этот период составила 9 мин 25 секунд). Между тем, по данным МВД Республики Татарстан, в этот же период (24 октября - 20 ноября 2003 г.) в республике было зарегистрировано 3716 преступлений. В Казани ежемесячно регистрируется в среднем около полутора тысяч преступлений4. Очевидна, таким образом, крайне высокая степень избирательности при представлении программой "Перехват" преступности в Республике Татарстан - программа сообщила о 1,5% преступлений, зарегистрированных в течение четырех недель.

Такого рода избирательность совершенно неизбежна, поскольку в силу целого ряда ограничений невозможно сообщить о всех регистрируемых преступлениях. Вопрос, который нас интересует, является ли совокупность преступлений, о которых сообщила программа, репрезентативной, то есть дает ли она адекватное представление о преступности фактической? Между тем, полученные данные свидетельствуют о целом ряде смещений, характерных для структуры новостей о преступности в программе "Перехват".

Очевидно, что статистика преступности также не надежна, поскольку правоохранительные органы регистрируют, как правило, меньшую часть всех совершенных преступлений. Существует так называемая "темная цифра" -латентная, скрытая преступность, не учитываемая официальной статистикой.

Однако латентность тех или иных видов преступности различна. Высокая латентность краж и низкая латентность убийств означают, что смещения в структуре телевизионных новостей на криминальную тему усиливают смещения, свойственные структуре зарегистрированной преступности, такие, как особенно неполный учет краж, экономических преступлений, изнасилований и, наоборот, непропорциональное представление убийств, разбойных нападений и грабежей. Иными словами, в структуре фактической преступности доля убийств меньше доли убийств в структуре зарегистрированной преступности, то есть меньше 1%, а доля краж, напротив, больше.
__________________________________________________________________________________________________

4 В 2003 г. в Казани зарегистрировано 18288 преступлений. См.: Казань в 2003 году. Краткий информационно-справочный обзор экономики и социальной сферы. Казань, 2004. С.20. В Республике Татарстан в 2003 г. зарегистрировано 58866 преступлений. http://www.mvdrt.ru/index.asp?id=251 (26.02.2004)
Доля преступлений определенного типа

в статистике МВД и в совокупности сообщений

в программе "Перехват" с 24 октября по 20 ноября 2003 г.





официальная статистика

программа "Перехват"

1

2

3

4

5

6

убийства

37

0,99%

8

14%

16,8%

разбойные нападения

41

1,1%

3

5,3%

7,2%

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

93

2,5%

3

5,3%

3,8%

грабежи

290

7,8%

9

15,8%

17,1%

кражи

1616

43,5%

10

17,5%

17,4%




всего зарегистрированных преступлений всех типов/сообщений о преступлениях

3716

100%

57

100%

100%

из них раскрытых преступлений/сообщений о раскрытых преступлениях

2302

61,9%

47

82,5%

85,7%


Примечание: 1 - тип преступлений; 2 - число преступлений данного типа, зарегистрированных МВД РТ; 3 -доля преступлений данного типа в общем числе зарегистрированных преступлений; 4 - число сообщений о преступлениях данного типа в программе "Перехват"; 5 - доля сообщений о преступлениях данного типа в общем числе сообщений о преступлениях в программе "Перехват"; 6 -доля эфирного времени, отведенного для сообщений о преступлениях данного типа, относительно всего времени, посвященного преступности в рамках программы "Перехват".
Если в статистике МВД РТ преступления, связанные с насилием, такие, как убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, грабежи и разбойные нападения, в изучаемый период составили 12,4% (461 преступление из 3716), то в программе "Перехват" таким преступлениям было посвящено 40,4% сообщений (23 сообщения из 57). Если же судить по доле эфирного времени, отведенного для сообщений о таких преступлениях, то она составила 39,1% всего времени, посвященного преступности в течение изучаемого периода.

Особенно непропорционально их доле в статистике преступности представлены убийства. Если в статистике МВД РТ в данный период убийства составили 1% (37 убийств), то в "Перехвате" этому виду преступности было посвящено 8 из 57 сообщений о преступлениях, что составляет 14%. Если судить подоле эфирного времени, то сообщения об убийствах заняли 16,8% всего времени, посвященного преступности в рамках программы "Перехват"' в течение четырех недель.

В ходе другого исследования региональных средств массовой коммуникации обнаружилось, что на таком республиканском телевизионном канале, как ВГТРК "Татарстан", по данным контент-анализа новостей, «убийства тематизируются в 35 раз чаще, чем они реально представлены в структуре преступности»5.

Доля разбойных нападений в статистике МВД РТ - 1,1% (41 нападение), а в совокупности сообщений в программе "Перехват1' -5,3% от числа сообщений и 7,2% всего эфирного времени, отведенного под новости о преступности. Доля грабежей в статистике МВД РТ - 7,8% (290 случаев), а в совокупности сообщений в программе "Перехват" - 15,8% от числа сообщений и 17,1% всего эфирного времени новостей о преступности.

Характерно высказывание редактора и ведущей программы "Перехват" о критериях отбора материала: «У нас работают по ночам - не секрет, что именно ночью вся нечисть вылезает, убивает, чаще случаются ДТП, пожары. Утром мы отбираем самое интересное. По картинке смотрим, где больше крови. Это цинично, но так приходится делать»6.

Наибольшее число сообщений -12 (21 %) - касалось случаев обнаружения наркотических веществ. Доля эфирного времени, отведенного под эти сообщения, составила 17,1% всего времени новостей о преступности.

В то же время, если кражи составляют в статистике преступности 43,5% (1616 случаев), то в совокупности сообщений "Перехвате" их доля - 17,5% от числа сообщений и 17,4% фирного времени, отведенного новостям о преступности. Еще более несоразмерно представлены в программе "Перехват" преступления в сфере экономической деятельности и мошенничество. В течение всего изучаемого периода программа «Перехват" лишь однажды сообщила о преступлении в сфере экономической деятельности (изготовление поддельных денег) один раз о мошенничестве. В течение четырех недель в программе не было ни одного сообщения о коррупционных действиях.

Смещения, возникающие при представлении ситуации с преступностью программой "Перехват", не являются чем-то случайным. Как отмечает Боб Рошье, факторами, определяющими вероятность появления информации о том или ином преступлении новостях о преступности, являются (1) серьезность правонарушения; (2) "причудливые" обстоятельства-смешные, ироничные, необычные; (3) сентиментальные или драматические обстоятельства; (4) причастность известного лица или лица, обладающего высоким статусом – в

______________________________________

5 Комлев Ю.Ю., Толчинский Л.Г., Демидов В.Н. Средства массовой информации в коммуникативной деятельности органов внутренних дел: проблемы теории и практики. М., 2001. С.28. 8 Лаврова О. Живых переношу хуже, чем трупы // Восточный экспресс. 2003.25-31 августа.

6 Koihier, В., Op. cit, р.46.

любом качестве (хотя особенно часто - в качестве правонарушителя или жертвы)7.

Необходимо отметить, что существование перекосов в сторону насильственных преступлений осознается сотрудниками программы "Перехват", о чем свидетельствует включение в один из субботних выпусков программы (15 ноября 2003 г.) 5-ти минутного материала о проблеме квартирных краж, в котором

рассказывалось, как действуют квартирные воры, и как обезопасить свои жилища. Еще один развернутый аналитический материал (в субботнем выпуске 25 октября 2003 г.) был посвящен детской и подростковой преступности.

Кроме того, в большинстве выпусков программы демонстрируется таблица данных УВД г.Казани о числе преступлений определенных типов, зарегистрированных в городе за прошедшие сутки. Важный вопрос: в какой степени зрители программы обращают внимание на эти данные, и замечают ли они расхождения между тем, с какой частотой регистрируются убийства, разбойные нападения, грабежи и кражи, и тем, насколько часто преступления этих типов освещаются в программе "Перехват"?

В подавляющем большинстве случаев насильственных преступлений, о которых сообщила программа "Перехват", жертва и преступник не были знакомы между собой. Преступник и жертва знали друг друга до совершения преступления только в трех из всех представленных случаев (два убийства и одно причинение тяжкого вреда здоровью). Как правило, в программе "Перехват" используются выражения «напали двое неизвестных», «неизвестные ограбили» и т.п. Кроме того, если задержанные ранее имели судимости, это обстоятельство обычно подчеркивается корреспондентами и ведущими («ранее неоднократно судимый», «трижды судимый» и пр.). Между тем, по данным Валерия Абрамкина, возглавляющего Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия, до 80% преступников в России - это преступники ситуативные. «Профессиональных преступников, людей криминальных мало. Например, в большей части дел по убийству убийца и его жертва раньше хорошо знали друг друга, очень часто это родственники. Убийство чаще всего совершается не на улице, а в доме. Преступник либо сам приходит сдаваться, либо его ловят на следующий день»8.

Еще одним заметным смещением является чрезмерный акцент программы "Перехват" на раскрытых преступлениях. Если раскрываемость преступлений в указанный период времени, по данным МВД РТ, составила 61,2%, то в программе "Перехват" доля сообщений о раскрытых преступлений - 82,5% от числа всех сообщений о преступлениях и 85,7% эфирного времени, отведенного новостям о преступности. Если проанализировать содержание сообщений о преступлениях, то можно заметить, что в них постоянно подчеркиваются оперативность и эффективность действий сотрудников милиции. Наиболее часто встречающиеся фразы: «уже через несколько минут злоумышленники (грабители, взломщики и __________________________________

8 Абрамкин В. Гуманистический проект национальной тюрьмы // Досье на цензуру. 1999. №7-8. С.72.

пр.) были задержаны», «дежурный экипаж приехал на место происшествия уже через несколько минут» или «ровно через минуту после того, как на пульт вневедомственной охраны поступило сообщение, на место происшествия подъехал ближайший экипаж». В двух случаях в течение месяца (22 октября и 5 ноября 2003 г.) имела место совершенно очевидная "симуляция": в репортажах, показанных в программе "Перехват", сотрудники вневедомственной охраны высаживаются из служебных машин с автоматами в руках и бегут к месту происшествия, причем это происходит в светлое время суток, хотя до этого сообщалось, что данные преступления были совершены ночью. Очевидно, что "Перехват", как и другие телевизионные программы о преступности, создает «полезный для правоохранительных органов PR-контекст, в рамках которого последние изображаются в однозначно позитивном свете»9.

Заметно, что авторы и корреспонденты программы придерживаются достаточно жестких, репрессивных взглядов в отношении людей, совершивших преступления. Об этом свидетельствует, в частности, материал аналитического характера о преступности детей и подростков (25 октября 2003 г.), в котором корреспондент сожалеет о том, что в спецшколу "с изоляцией" для подростков, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, «попадают не все подростки, которые нуждаются в исправлении». При этом такая школа рассматривается как единственный вариант решения проблемы. О репрессивности установок авторов программы свидетельствуют и используемые ими расхожие выражения. Так, употребление слова "нечисть" в приведенном выше отрывке из интервью редактора и ведущей программы, очевидно, не является случайностью. Кроме того, использование практически в каждом выпуске программы слов "злоумышленники", "взломщики", "грабители" и т.д. - это явное нарушение принципа презумпции невиновности. Вину задержанных может установить только суд, и говорить в данном случае можно только о "подозреваемых" и "обвиняемых".

Одна из ведущих, завершая программу, использует один и тот же прием, - она мягко улыбается и произносит: «я желаю вам всего хорошего, берегите себя и близких». Ее собственное объяснение необходимости подобного завершения таково: «Очень важно в программе, в которой были слезы и кровь, дать надежду на позитив: берегите себя, будьте осторожны, и с вами ничего не случится»10. Очевидно, что такие жесты и слова вряд ли успокаивают зрителей, точно так же, как в Британии с насмешкой и отстраненностью воспринимаются слова ведущего программы "Schlesinger"телекомпании Би-би-си, заверяющего зрителей, что преступления, о которых сообщалось, не являются обычными, и убеждающего их спать спокойно, без ночных кошмаров.

Итак, образ преступности, представляемый программой "Перехват",

_________________________________________________

9 Schlesinger, P., and Tumber, H., 'Fighting the War Against Crime: Television, Police and Audience', British Journal of Criminology, Vol.33 (1), 1993, p.31.

10 Лаврова О. Живых переношу хуже, чем трупы // Восточный экспресс. 2003. 25-31 августа. значительно отличается от образа, рисуемого статистикой МВД FT, и в еще большей степени - от преступности фактической. Преступность в программе "Перехват" - это преступления, как правило, связанные с насилием (убийства,

грабежи, разбойные нападения) или наркотиками, совершаемые людьми, часто имеющими ряд судимостей, в отношении случайных, незнакомых людей в вечернее и ночное время на улицах и в других общественных местах.

Мы понимаем, что "Перехват" изначально не претендует на точное отражение структуры преступности. Одна из основных целей программы, о которой заявляют ее авторы, заключается в следующем: «Мы надеемся, что зритель, увидев трагедию, станет впредь более осторожным на дорогах, а водитель не сядет за руль пьяным. Старушка не доверит свои деньги мошенникам, и никто не уснет в постели с сигаретой»11. Акцент на убийствах, разбойных нападениях, грабежах за счет сообщений о кражах, мошенничестве и других преступлениях может обосновываться тем, что последствия первых для жертв и для общества в целом являются гораздо более серьезными. Однако побочный, непреднамеренный эффект такого акцента заключается в том, что у населения формируется искаженное представление о преступности и вследствие этого возникает необоснованный страх стать жертвой преступления. Такой страх помимо психологических последствий может способствовать поддержке людьми попыток ужесточить законодательство, увеличить меру ответственности за правонарушения вплоть до возврата к смертной казни. Подобные действия, как мы знаем из теории "наклеивания ярлыков", могут привести лишь к росту преступности.

О высокой вероятности возникновения таких попыток под влиянием средств массовой коммуникации свидетельствуют данные исследований американских, британских и ирландских криминологов и социологов.
^ 5.2. Представление ситуации с преступностью средствами массовой коммуникации в западных обществах: обзор результатов криминологических и социологических исследований
Первым, кто показал, что представление ситуации с преступностью средствами массовой коммуникации значительно отличается от представления о преступности, которое дают криминальная статистика и данные криминологических исследований, был М.Визехарт12.

Другим пионерским исследованием в этой области была работа Ф.Джеймса Дэвиса13, опубликованная в 1952 г. Дэвис сопоставил три тенденции: (1) изменение

11 www.efirtv.nj (18.02.2004)

12 Wisehart M.K., 'Newspapers and Criminal Justice', in Roscoe Pund, Felix Frank­furter (eds), Criminal Justice in Cleveland (1922). Reprint: Patterson Smith, Montclair, N.J., 1968, pp.515-555.

13 Davis, F.J., 'Crime News in Colorado Newspapers', American Journal of Sociol­ogy. Vol.57, 1952, pp.325-330. Пер. на рус.яз.: Дэвис Ф.Дж. Криминальные новости в газетах Колорадо // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы. Казань, 2000. С.73-84.

зарегистрированного уровня преступности в американском штате Колорадо в Течение двух с половиной лет - с января 1948 г. по июнь 1950 г. (данные ФБР); (2) изменение площади новостей о преступности в газетах Колорадо в течение этого же периода (данные контент-анализа); (3) оценки изменения уровня преступности в этот период жителей штата Колорадо, полученные в ходе обследования общественного мнения. В ходе контент-анализа измерялась площадь "криминальных новостей" в каждом шестом номере каждой из четырех газет штата независимо от того, на какой странице они были размещены. Площадь заголовков во всю ширину страницы, названий статей и фотографий измерялась вместе с площадью текста.

В результате измерений выяснилось, что между изменением площади газетных новостей о преступлениях с течением времени и изменениями зарегистрированного уровня преступности в штате Колорадо нет никакой связи.

Этот же вывод был сделан в отношении площади газетных новостей о конкретных видах преступности, в частности, о кражах и насильственных преступлениях. В течение двух с половиной лет зарегистрированные уровни преступности - как преступности в целом, так и краж и насильственных преступлений - повышались, при этом темпы роста были различными.

В то же время площадь новостей о преступности в газетах штата в одни периоды в течение этих двух с половиной лет уменьшалась, в другие увеличивалась вне всякой связи с тенденциями зарегистрированной преступности.

Сравнивая восприятие изменения ситуации с преступностью жителями штата Колорадо с тенденциями изменения зарегистрированной преступности и изменения площади газетных новостей о преступности, Дэвис обнаружил, что оценки изменения ситуации с насильственными преступлениями, сделанные жителями штата Колорадо, соответствуют тенденциям изменения площади криминальных новостей в газетах и, напротив, расходятся с тенденциями изменения зарегистрированной преступности.

Таким образом, в случае с насильственными преступлениями подтвердилась гипотеза о том, что общественное мнение о тенденциях преступности в Колорадо отражает изменения в площади криминальных новостей в газетах штата, а не зарегистрированную динамику уровня преступности. Между тем, данные о кражах и изнасилованиях не подтвердили эту гипотезу, что может объясняться латентностью этих видов преступности, а также тем, что сообщения о насильственных преступлениях в силу своей драматичности в большей степени обращают на себя внимание читателей.

Выводы Дэвиса отчасти совпадают с выводами, сделанными в ходе исследования британских газет и общественности Бобом Рошье14. Рошье сопоставляет в своей работе "Отбор криминальных новостей прессой",

___________________________________________

14 Roshier, В., The Selection of Crime News by the Press', in Cohen, S., and Young, J. (eds.), The Manufacture of News. Beverly Hills, 1981, p.40-51.

опубликованной в 1973 г., (1) объем и структуру сообщений о преступности в британской прессе, (2) официальную криминальную статистику и (3) показатели восприятия ситуации с преступностью британской общественностью. В ходе исследования был проведен контент-анализ сообщений о преступлениях в трех британских общенациональных ежедневных газетах - "Daily Mirror'', "Daily Express", "Daily Tele­graph", одной местной ежедневной газете "Newcastle Journaf, а также в еженедельнике "News of the World". Исследовались выпуски газет в сентябре 1938, сентябре 1955 и сентябре 1967 гг. Был проведен также опрос взрослого населения Ньюкасла.

Один из выводов исследования заключается в том, что послевоенный рост уровня преступности в Британии не сопровождался ростом уровня освещения преступности прессой, точно так же, как снижение официально зарегистрированного уровня преступности в период с 1950 по 1955 гг. не сопровождалось спадом уровня освещения. Таким образом вслед за Дэвисом была еще раз опровергнута гипотеза, согласно которой растущие уровни преступности должны сопровождаться растущим уровнем внимания и обеспокоенности со стороны средств массовой коммуникации и наоборот.

Другой важный вывод Рошье: в случае со всеми изучаемыми газетами в течение всех изучаемых периодов относительная частота, с которой сообщалось о тех или иных преступлениях, не имела никакого отношения к их доле в статистике

преступности. При этом типы преступности, чрезмерно представленные в новостях, были одними и теми же для всех газет в течение всех трех периодов. Это все преступления против личности, грабеж, мошенничество, шантаж и наркотики (только в 1967 году). Однако единственным видом преступности, представленным прессой особенно несоразмерно его доле в официальной статистике, были убийства (включая непредумышленные).

Таким образом, газеты дают искаженное представление об относительной частоте различных типов преступности, и это искажение связано с чрезмерным освещением более серьезных правонарушений.

Общей чертой, характерной для всех изучаемых газет, была сосредоточенность на раскрытых преступлениях. В течение всех трех периодов все газеты содержали гораздо больше сообщений о преступлениях на стадии "после ареста" по сравнению с долей раскрытых преступлений в официальной статистике. Кроме того, когда сообщалось о судебных решениях, заметной была тенденция, опять-таки во всех случаях, к чрезмерному представлению более серьезных наказаний, в особенности заключения в тюрьму. Иными словами, все газеты давали преувеличенное представление о вероятности того, что преступник будет пойман и, будучи пойманным, получит серьезное наказание.

Очень немногое обычно сообщалось в газетах о правонарушителях. Единственные сведения, которые сообщались с какой-либо регулярностью, - это информация о поле, возрасте и профессии (в отношении меньшей части правонарушителей). В данном случае опять наблюдались определенные искажения, четко просматривавшиеся во всех газетах в течение всех трех периодов. Британские газеты больше сообщали о взрослых преступниках, несоразмерно их доле в возрастной структуре преступников, и больше - о преступниках из высших социальных классов.

Наконец, еще один, несколько неожиданный вывод Рошье заключается в том, что на восприятие преступности общественностью не влияют смещения, характерные для газет. Напротив, это восприятие оказалось очень близким официальной картине преступности.

В ходе опроса респондентов попросили оценить относительную частоту, с которой происходят преступления различных типов. Затем эти оценки сравнили с относительной частотой сообщений об этих типах преступности в газетах, которые они читают, и с долей этих типов в официальной статистике. Во всех случаях оценки респондентов были очень сходны с официальной картиной. Надо отметить, что это одно из немногих криминологических исследований, в которых было выявлено сходство между оценками населения и статистикой преступности. В большинстве случаев исследователи фиксируют существование значительных различий.

Единственная область, в которой оценки респондентов Рошье были сходны с показателями освещения преступности в прессе, -это оценки доли раскрытых преступлений. Все группы читателей переоценили уровень раскрытых преступлений. Респондентов также спросили, что, на их взгляд, необходимо предпринять для того, чтобы снизить уровень преступности. Ответы были классифицированы как "преимущественно карательные", "преимущественно исправительные" и "нейтральные". Как и в случае с данными национальных обследований общественного мнения, респонденты занимали преимущественно карательную позицию.

Одним из наиболее известных социологических исследований представления ситуации с преступностью средствами массовой коммуникации является исследование волны преступности Марка Фишмана15. Фишман исследует "волну преступности" в сообщениях нью-йоркских средств массовой коммуникации, которая имело место с конца октября до середины декабря 1976 г. Три ежедневные городские газеты и пять местных телевизионных компаний сообщали о волне насилия против пожилых людей. Этот период интенсивного "освещения" продолжался примерно семь недель, и в конечном счете ситуация с преступностью в Нью-Йорке стала темой новостей национальных телевидения и газет. Журналисты в течение этого периода сообщали об одном преступлении за другим - о кражах, грабежах и убийствах пожилых белых, проживающих в центре Нью- Йорка по соседству с районами черного и латиноамериканского населения. Грабителями и убийцами пожилых людей, о которых сообщалось, обычно были

________________________________________________________________________________

15 Fishman, M., 'Crime Waves as Ideology", Social Problems, Vol.25, 1978, pp.531-543. Перевод на русский язык: Фишман М. Волны преступности как идеология//Средства массовой коммуникации и социальные проблемы. Казань, 2000. С.85-114.

подростки - афро- или латиноамериканцы.

Последствия волны преступности были весьма серьезными. Помимо жестких заявлений властей и усиления соответствующих подразделений полиции волна преступности вызвала попытки ужесточения законодательства. Законодатели штата Нью-Йорк разработали и представили к рассмотрению законопроект, предусматривавший лишение лиц в возрасте от 16 до 19 лет статуса несовершеннолетних в случае, если потерпевшим в результате их действий стал пожилой человек, и введение обязательного тюремного заключения для лиц, совершивших насилие в отношении пожилых. Кроме того, волна преступности вызвала рост чувства страха людей перед преступностью, причем этот эффект имел общенациональный характер. По данным общеамериканских обследований, 60% людей, опрошенных в начале 1977 г., заявили, что нападения на пожилых в районах их проживания участились, а 50% респондентов в возрасте пятидесяти и более лет сообщили о том, что испытывают большее беспокойство, находясь на улице, чем год назад.

Вся ирония, свойственная ситуации с волной преступности в Нью-Йорке, заключается в том, что в действительности роста преступности именно против пожилых людей не было. Анализ статистических данных правоохранительных органов, проведенный впоследствии, показал, что волна преступности в нью-йоркских средствах массовой коммуникации не имела реальных оснований. «В действительности, как показывает статистика, в случае с одним из видов преступлений против пожилых - убийствами - наблюдалось снижение уровня преступности на 19% по сравнению с предыдущим годом. Это обстоятельство имеет важное значение, поскольку средства массовой информации начинали свои сообщения с освещения леденящих душу убийств. 28% сообщений трех медиа-организаций, которые мы обследовали, были сообщениями об убийствах. Между тем, по данным полиции, убийства составили менее 1% всех преступлений, совершенных против пожилых людей в 1976 году»16.

М.Фишман в своей работе раскрывает механизм возникновения волны преступности. Данная волна возникла вследствие характерных для средств массовой коммуникации практик тематизации новостей и взаимодействия между различными информационными агентствами, телекомпаниями и газетами, заимствующими "новости" друг у друга, а также взаимодействия между журналистами и официальными органами. «Представления журналистов о том, «каковы сегодня новости», зависят от других медиа-организаций»17. «Я не гордый. Я украду любую новость», - это слова редактора одной из телекомпаний Нью-Йорка. Свой рабочий день он, как и другие редакторы, начинал с чтения утренних газет, прослушивания новостей по радио и просмотра информационных программ других телекомпаний. На самом деле, отмечает Фишман, новости не крадутся целиком; другие средства массовой коммуникации скорее являются важным

____________________________________________________________________________

16 Там же. С.88.

17 Там же. С. 97.

источником идей с точки зрения распределения заданий по сбору материала.

После того, как одна из газет Нью-Йорка - " New York Daily News" - в первой половине октября опубликовала серию статей о преступлениях против пожилых людей и сообщила о подростке, отпущенном под залог в 500 долларов после избиения пожилого человека, все крупные газеты и телекомпании Нью-Йорка подхватили эту тему. С этого момента и началась волна преступности. «Когда журналисты замечают друг у друга внимание к одной и той же криминальной теме, она закрепляется в сообществе медиа-организаций... В тот момент, когда тема начинает распространяться среди все возрастающего числа медиа-организаций, "реальность" этой темы уже не вызывает сомнений у тех организаций, которые первыми стали освещать ее. Теперь они видят, что и другие используют данную тему. Кроме того, медиа-организации, которые уже используют ее, без колебаний будут сообщать о новых примерах, так как последние подтверждают верность предшествовавшего мнения, что это действительно тот вид преступности, который имеет место в настоящем»18.

Еще один вывод М.Фишмана заключается в том, что правоохранительные и другие официальные органы могут как нейтрализовать такого рода волну, так и способствовать ее возникновению, если она соответствует их интересам (увеличение финансирования, рост престижа, создание позитивного имиджа в глазах избирателей).

Для журналистов основным источником информации о преступности являются именно правоохранительные органы, которые ежедневно "снабжают" медиа-организации определенным "ассортиментом" сообщений о криминальных происшествиях. Поскольку поместить в сводку, передаваемую журналистам, информацию обо всех преступлениях, произошедших в городе, невозможно, полиция отбирает те происшествия, которые, по ее мнению, будут интересны журналистам. «Когда полиция ощущает, что средства массовой информации интересуются определенным типом преступности (например, преступлениями против пожилых), она включает примеры этого типа в сообщения, передаваемые ею по телетайпу, всякий раз, когда это возможно. Так, полиция поддерживает возникающие волны преступности все то время, пока эти волны относятся к тем преступлениям, которыми она обычно занимается (т.е. к "уличным преступлениям")».

Следует отметить, что значительную помощь в сборе материала корреспонденту газеты "New York Daily News", сообщения которого стали началом волны преступности, оказали сотрудники подразделения полиции Нью-Йорка по борьбе с грабежами пожилого населения, а вскоре после начала волны это подразделение было существенно пополнено.

Мэр Нью-Йорка готовился в этот период к выборам, и этот контекст необходимо учитывать, рассматривая его реакцию на "ситуацию". На пресс- _____________________

18 Там же. С.99-100.

конференции, которую он созвал после первых "громких" сообщений о преступлениях против пожилых людей, он поклялся сделать город безопасным для пожилых людей с помощью таких мер, как пополнение полицейского подразделения по борьбе с грабежами пожилого населения и реформа система правосудия. 35% новостей периода волны преступности были новостями об официальных заявлениях, возможных изменениях в системе правосудия, законодательных прениях, разработке новых полицейских программ.

«В результате публичных заявлений и предпринимаемых действий властей... волна преступности стала выглядеть еще более реальной»19. Когда же в середине декабря 1976 г. иссяк поток официальных реакций на "проблему", то же самое произошло с криминальными инцидентами, известными журналистам по сообщениям "полицейского телетайпа" и из других полицейских источников. Волна, в конечном счете, прекратила свое существование. «Я не хочу утверждать, приводя краткую историю одной из волн преступности, - пишет М.Фишман, - что все эти волны инспирированы полицией или политиками. Все обстоит не так просто. Представляется, что волна преступности против пожилых людей в Нью-Йорке была результатом отчасти случайности, отчасти помощи со стороны полиции. Однако история этой волны показывает, что официальные лица действительно могут использовать и на самом деле используют свое положение для того, чтобы способствовать взращиванию криминальных тем, впервые сформулированных журналистами. Равным образом, они могут использовать это положение для того, чтобы отрицать реальность волн преступности»20.

Об искажениях, свойственных представлению ситуации с преступностью средствами массовой коммуникации, свидетельствуют и результаты ряда других американских исследователей. Так, Д.Грэбер указывает, что в 1976 г. в Чикаго убийства составили 0,2% всех правонарушений, но им было посвящено 26% всех криминальных репортажей в газете "Chicago Tribune"". Дж.Шели и К.Эшкинз, изучавшие представление ситуации с преступностью местной газетой "Times-Picayune" и тремя телевизионными компаниями Нового Орлеана, отмечают, что, хотя по сообщениям полиции насильственные преступления составляют только 20% от общего количества правонарушений, им посвящены 68-87% криминальных репортажей в местных средствах массовой информации22.

Джейсон Диттон и Джеймс Даффи23 исследуют представление ситуации с преступностью шестью шотландскими газетами - "Glasgow Herald', "Scotsman", "Daily Record', "Evening Times", "Sunday Maif и "Sunday Post'. Среди этих газет – как ежедневные, так и воскресные издания, как крупноформатные "качественные" газеты, так и бульварная пресса. Исследовались все номера газет, выпущенные в

__________________________________________

19 Там же. С. 107.

20 Там же. С. 109-110.

21 Цит. по: Варр М. Восприятие преступности обществом и реакция на нее // Криминология / Под ред. Дж.Шели. СПб., 2003. С.70.

22 См. подробнее о результатах этого исследования: Варр М. Указ. соч. С.71.

период со 2 марта до 1 апреля 1981 г. «Цель исследования - определить, является ли освещение газетами преступности в Шотландии избирательным (или, напротив, в прессе сообщается обо всех преступлениях?), и, если этот отбор существует, то является ли он искаженным (или, напротив, опубликованная совокупность сообщений точно представляет ту основу, из которой она была отобрана?)»24.

Шесть шотландских газет в течение изучаемого периода отвели в среднем 6,5% своих "новостных" площадей сообщениям о преступности. Эти сообщения были тщательно изучены и сопоставлены с официальными данными о преступлениях, ставших известными полиции, а также о судебных разбирательствах по поводу тех или иных преступлений. В результате была выявлена высокая степень избирательности. Шесть газет сообщили лишь о 120 (0,25%) из общего числа преступлений, ставших известными полиции, и судебных разбирательств (47970). «Газеты неизбежно должны действовать избирательно, - отмечают Диттон и Даффи. - Подобная избирательность не вызывала бы нареканий, если бы получаемая в результате такого отбора совокупность сообщений была бы репрезентативной. Однако, когда совокупность газетных сообщений была сопоставлена с официальными данными о преступности, обнаружилось, что ее отличает значительная степень искаженности»25.

Так, насильственные преступления (убийства, разбойные нападения, грабеж) составили 1,7% общего числа зарегистрированных преступлений и судебных разбирательств в марте 1981 г. Если же обратиться к новостям о преступности в шотландских газетах в марте 1981 г., то таким преступлениям посвящено 37,5% сообщений. Преступления, включающие сексуальные отношения, такие, как изнасилования и проституция, составили 0,6% зарегистрированных преступлений и судебных разбирательств. Сообщения о таких преступлениях составили 8,3% общего числа новостей о преступности в шотландских газетах.

«В шотландской области Стратклайд, -указывают авторы, -в течение марта 1981 г. преступления, включающие в себя насилие, и преступления, включающие в себя сексуальные отношения, вместе составили 2,4% зарегистрированного числа преступлений, тогда как сообщения о такого рода преступлениях составили 45,8% всех газетных сообщений о преступности»26.

Диттон и Даффи поднимают в свой работе важный вопрос: не являются ли читатели достаточно умными и проницательными для того, чтобы понимать, что частота сообщений о преступности и типы освещаемых преступлений не отражают в точности частоту и типы реальных преступлений? Однако, как

______________________________________

23 Ditton, J., and Duffy, J., 'Bias in the Newspaper Reporting of Crime News', British Journal of Criminology, Vol.23 (2), 1983, pp.159-165.

24 Ibid., p.159.

25 Ibid., p.162.

26 Ibid., p. 164.

утверждают авторы, «все больше данных указывают на то, что растущая обеспокоенность людей по поводу преступности несоразмерна росту самой преступности... То, что страх перед преступностью совершенно не соответствует ее масштабам, лучше всего отражается в ироничном открытии группы исследователей, согласно которому «небольшой опыт столкновения с преступностью в качестве жертвы на самом деле может уменьшить страх перед преступностью»27.

Работа Сьюзен Смит28 основана на результатах исследования представления ситуации с преступностью одной из местных газет Бирмингема в течение семимесячного периода и опроса домохозяйств одного из районов Бирмингема

в конце этого периода. Полученные ею данные также показали, что местная пресса в Бирмингеме представляет искаженную картину преступности. Так, преступления против личности, включая грабеж и нападения с целью грабежа, составили в статистике зарегистрированных преступлений менее 6% (из 85398 преступлений, зарегистрированных в исследуемый период), тогда как сообщения о таких преступлениях заняли 52,7% газетной площади всех новостей о преступности. Напротив, воровство и кражи со взломом составили 83,9% всех зарегистрированных преступлений, тогда как сообщения о таких преступлениях заняли всего лишь 3,8% процента площади газетных колонок, посвященных преступности. «Приоритет отдается наиболее волнующим и «соответствующим критерию новостей» преступлениям за счет менее «возбуждающих», несмотря на то, что для общественности риск столкновения с последними гораздо выше»29.

Некоторые данные опроса домохозяйств подтверждают существование связи между представлением ситуации с преступностью средствами массовой коммуникации и тем, как эту ситуацию представляет себе общественность. Было обнаружено, что респонденты, назвавшие местную газету в качестве основного источника информации о преступности, и респонденты, заявившие о том, что они всегда читают эту газету, в большей степени склонны полагать, что местная преступность состоит в основном из преступлений против личности и преступлений, связанных с теми или иными пороками (vice). Они придерживались также более пессимистического взгляда на местную проблему преступности по сравнению с респондентами, опиравшимися на другие источники информации.

В то же время 36% респондентов в качестве основного источника информации о преступности назвали не средства массовой коммуникации, а слухи и личный опыт друзей и соседей. Так, когда респондентов попросили указать шесть источников информации, формирующих их представление о преступности, в соответствии с их значением, 7% респондентов не смогли указать ни один основной источник, 3% в качестве наиболее важного источника назвали свой

_________________________________________________________________________________

27 Ibid., р.164. Диттон и Даффи цитируют следующую работу: Sparks, R.F., Genn, H.G. and Dood, D.J., Surveying Victims. Chichester: Wiley, 1977, p.209.

28 Smith, S.J., 'Crime in the News', British Journal of Criminology, Vol.24 (3), 1984, №3, pp.289-295.

29Ibid., р.291.

личный опыт, 14% - опыт друзей, 1% -полицию, 30% - местную газету, 23% - телевидение или радио, 22%-слухи30.

В целом, исследование С.Смит подтверждает, что представление ситуации с преступностью средствами массовой коммуникации отличается рядом смещений и оказывает влияние на то, как общественность воспринимает данную ситуацию. Однако Смит предостерегает от переоценки влияния газет на аудиторию и игнорирования факторов социальной и физической окружающей среды и такой формы межличностной коммуникации, как слухи.

Основной вопрос, который ставят перед собой Пол Уильяме и Джулия Дикинсон31, - основывают ли люди свои субъективные оценки вероятности стать жертвой преступления на частоте, с какой сообщается о различных типах преступности в газетах. Выдвигаемая ими общая гипотеза состоит в том, что читатели газет, содержащих более "заметные", "броские" сообщения о преступлениях, испытывают больший страх перед преступностью.

Первая стадия исследовательского проекта включала в себя детальный контент-анализ десяти наиболее популярных ежедневных национальных газет Британии: "The Times", "The Guardian", "The Independent", "The Daily Telegraph" (крупноформатные "качественные" издания - broadsheets), "Daily Express", "Daily Maif, "Today" (бульварная пресса среднего уровня - mid-market tabloids), "Daily Mirror", "The Sun", "Daily Star" (бульварная пресса нижнего уровня - low-market tabloids). Изучался каждый номер этих газет в течение 4 недель с 19 июня 1989 г. Измерения частоты и площади газетных сообщений о преступности должны были показать, насколько газеты отличаются друг от друга в плане внимания, уделяемого преступности. При этом использовался ряд новых, не применявшихся ранее показателей, таких, как "заметность" (sa­lience) статей о преступности на газетной странице, "заметность" заголовков статей о преступности, присутствие и "заметность" сообщений о преступности на первой странице газеты, число, размер и относительная площадь фотографий, сопровождающих сообщения о преступности.

Обнаружилось, в частности, что преступления, включающие в себя насилие по отношению к личности, представлены британскими газетами совершенно несоразмерно их доле в статистике преступности. В среднем, газеты посвятили 64,5% общей площади сообщений на криминальную тему преступлениям, включающим в себя насилие по отношению к личности, тогда как согласно официальным данным такого рода преступления составляли лишь 6% в статистике преступности. По мнению авторов, такое смещение вполне может способствовать росту чувства страха читателей перед преступностью. Уильяме и Дикинсон уточняют, однако, что не вполне реалистично ожидать от газет точного отражения частоты и типов преступности. Возникающие диспропорции могут быть

______________________________________

30 Ibid., p.290.

31 Williams, P., and Dickinson, J., 'Fear of Crime: Read All About It? The Relation­ship between Newspaper Crime Reporting and Fear of Crime', British Journal of Criminology, Vol.33 (1), 1993, pp.33-56.

отражением информации, распространяемой официальными органами, в частности, полицией.

Криминальные новости, в особенности сообщения о преступлениях, включающих в себя насилие по отношению к личности, занимают гораздо большее и гораздо более приоритетное место на страницах бульварной прессы нижнего уровня по сравнению с "качественными" крупноформатными газетами. Бульварная пресса среднего уровня занимает промежуточное положение.

На второй стадии исследовательского проекта был проведен анкетный опрос с целью определить, действительно ли читатели газет, уделявших большее внимание преступности (в частности, преступлениям, включающим в себя насилие против личности), испытывают больший страх перед преступностью.

Отвечая на вопрос о причинах страха перед преступностью, большая часть респондентов связала свою боязнь стать жертвой нападения с освещением преступлений такого рода телевидением или радио (41,4%) и газетами (39%).

Результаты опроса показали, что читатели "качественных" крупноформатных газет демонстрируют самый низкий, а читатели бульварных газет нижнего рыночного уровня самый высокий уровни страха перед преступностью.

Наконец, третью стадию исследования составлял качественный анализ стиля сообщений о преступности в различных британских газетах. Изучалось, насколько устрашающим и сенсационным является стиль, присущий тем или иным газетам. По оценкам читателей, стиль сообщений о преступности, свойственный "качественным" крупноформатным газетам, был менее устрашающим и сенсационным по сравнению с бульварной прессой.

Проведенное исследование показало, что британские газеты существенно различаются в плане представления новостей о преступности (особенно новостей о преступлениях, включающих в себя насилие по отношению к личности), при этом для соответствующих групп читателей характерны различные уровни страха перед преступностью. Читатели газет, отличающихся наиболее высоким уровнем внимания к преступности и наиболее броским стилем сообщений о преступлениях, испытывают наибольший страх перед преступностью. Вывод практического плана, который сделали Уильяме и Дикинсон, заключается в том, что некоторым газетам следует сообщать о преступности более беспристрастным, объективным и ответственным образом.

Наконец, одним из последних исследований в этой области является работа Майкла О'Коннела «Искажено ли ирландское общественное мнение о преступности под влиянием средств массовой коммуникации?»32.

Несмотря на то, что уровень преступности в Ирландии по данным сравнительных виктимологических обследований является одним из самых низких в Европе,

____________________________________________

32 O'Connell, M., 'Is Irish Opinion towards Crime Distorted by Media Bias?', Euro­pean Journal of Communication, Vol.14 (2), 1999, pp.191-212.

опросы населения указывают на высокие уровни страха и пессимизма в Ирландии в отношении преступности. Вследствие этого ирландцы все настойчивее требуют принятия суровых, "драконовских" мер контроля над преступностью. Это уже привело к ужесточению законодательства.

Например, на референдуме 1996 г. подавляющее большинство граждан поддержало внесение поправок в закон о взятии правонарушителей на поруки. Эти поправки предусматривают запрет брать на поруки индивидов, обвиняемых в совершении определенных преступлений. По мнению О'Коннела, такое состояние общественного мнения, совершенно неадекватное реальным масштабам преступности, объясняется тем, как проблема преступности представляется ирландскими средствами массовой коммуникации.

Изучив около 2000 статей на тему преступности, опубликованных в четырех ирландских газетах ("The Irish Times", "The Irish Press", "The Star" и "The Evening Herald") в течение двух месяцев, декабря 1993 и января 1994 г., О'Коннел делает вывод о существовании четырех систематических смещений в представлении преступности газетами. Это, во-первых, совершенно непропорциональное число статей, сообщающих о серьезных и насильственных преступлениях. Так, в 1993 г. в Ирландии было зарегистрировано 28 убийств и покушений на убийство, что составило 0,004% всей зарегистрированной преступности. Между тем, доля статей об убийствах в изучаемой совокупности сообщений составила 12,3%, что в 3075 раз превышает долю убийств в структуре преступности. Последний показатель (3075) О'Коннел называет мерой "сенсационности" того или иного вида преступности. Кражи составили 6,4% всей зарегистрированной преступности, тогда как статьи о кражах составили 2,1% всей совокупности статей о преступности. Соответственно показатель "сенсационности" краж равняется всего 0,33.

Второе смещение, характерное для ирландской прессы, заключается в том, что статьи о серьезных преступлениях имеют непропорционально большой объем, измеряемый в количестве слов. Так, общее количество слов в статьях об убийствах в изучаемой совокупности равняется 50088, составляя 25,7% всего количества слов в газетных статьях на криминальную тему (194869). Соотношение этой доли и доли убийств в статистике преступности равняется 6425. Что касается статей о кражах, то общее количество слов в них равняется 1244, составляя 0,64% всего количества слов.

Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации

в статьях о преступности. Соотношение этой доли и доли краж в статистике преступности - 0,1.

Третье смещение - в совокупности статей о преступности в ирландской прессе непропорционально большой объем в плане количества слов занимают статьи об "уязвимых" жертвах и "неуязвимых" преступниках. Уязвимость и неуязвимость определялись с точки зрения пола и возраста жертв и правонарушителей. Таким образом, ирландские средства массовой коммуникации поддерживают стереотип о "беззащитных" жертвах преступлений и "сильных и жестоких" преступниках.

Наконец, последнее смещение заключается в том, что общие статьи о преступности в целом пессимистичны в оценках сложившейся ситуации с преступностью и эффективности действующего законодательства.

Данные особенности представления преступности прессой способствуют, по мнению О'Коннела, формированию искаженного восприятия ситуации с преступностью ирландской общественностью, а также появлению необоснованных страхов и призывов к ужесточению законодательства.

Итак, во всех без исключения указанных работах американских, британских и ирландских социологов и криминологов о представлении преступности средствами массовой коммуникации приводятся убедительные данные о существовании целого ряда существенных смещений и искажений. В некоторых исследованиях подтверждается положение о значительном влиянии средств массовой коммуникации на представления общественности о преступности, хотя признается, что это не единственный фактор.

Очень важной представляется мысль Нильса Кристи, проходящая красной нитью через всю его работу «Борьба с преступностью как индустрия»: средства массовой информации играют крайне негативную роль в отношении восприятия людьми ситуации с преступностью33.

Когда телевидение и газеты начинают муссировать тему преступности, общественное мнение сдвигается в сторону поддержки жестких мер по борьбе с преступностью, все более настойчивыми становятся популистские призывы к наведению порядка, что ведет к ужесточению законодательства и соответственно росту числа заключенных, а также повышает вероятность введения или расширения применения смертной казни.

В тот момент, когда я завершаю этот обзор, телевизионный канал "Euronews" сообщает о судебном процессе в Бельгии по делу о "чудовище из Шарлеруа" - над человеком, обвиняемом в изнасиловании шестерых девочек-подростков и убийстве четверых из них. Сообщается также, что эти преступления резко изменили общественное мнение по вопросу о смертной казни - две трети бельгийцев в настоящее время выступают за введение этой меры наказания. Происходящее в Бельгии еще раз доказывает, что общественное мнение изменчиво и склонно к поддержке жестких репрессивных мер контроля, несмотря на существование убедительных данных и аргументов о неэффективности и неприемлемости смертной казни даже в случае столь чудовищных преступлений. Эти особенности реакции общественности свидетельствуют об ответственности средств массовой коммуникации за социальные последствиях новостей, репортажей, статей о преступности.

___________________________________________

33 Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед, к Гулагу западного образца. М., 2001. С.42, 54, 59, 83, 164, 166, 180.

Криминологи уже достаточно давно выработали рекомендации, касающиеся представления преступности средствами массовой коммуникации. В частности, Г.Шнайдер отмечает следующее:

«Как же должны СМИ отражать преступность?

Во-первых, ее изображение должно соответствовать действительности, во-вторых, необходимо всесторонне учитывать особенности восприятия населением подобной информации. Материалы о преступности целесообразно дополнять информацией о личности преступников, об условиях их жизни до осуждения и о причинах преступности в широком смысле. В документальных передачах следует сообщать о результатах криминологических исследований в соответствующей области, популярно объяснять выводы, следующие из них.

Журналисты должны проявлять больший интерес к науке, регулярно знакомиться с работой криминологов, учиться анализировать проблемы преступности, поднимаясь над уровнем обыденного сознания. Им нужно обладать мужеством и терпением, изображать обыденность преступности, а не только те сенсационные события, которые можно выгодно "продать". Конечно, это непросто, так как реципиенты привыкли к определенным стандартам в подаче такой информации. Поэтому в СМИ следует обнародовать результаты криминологических исследований так, чтобы общественность могла их правильно воспринять и оценить, что может быть достигнуто только благодаря более тесному сотрудничеству криминологов и СМИ. Обе стороны должны внести свой вклад в это сотрудничество, а в итоге в дело мира, укрепление правды, честности для того, чтобы мы могли лучше решить проблему отклоняющегося поведения молодежи и преступности в целом»34.

Однако утверждать, что хотя бы какие-то из этих рекомендаций учитываются в настоящее время большинством российских журналистов, занимающихся темой преступности, не представляется возможным.
^ 5.3. Представление ситуации с побегами из частей российской армии региональной прессой35
Средства массовой коммуникации при свойственном им акценте на сенсационности часто пренебрегают углубленным рассмотрением социальной проблемы преступности, освещением ее контекста. Они представляют преступность и другие социальные проблемы «посредством освещения событий, а не того, что эти события означают»36. Это связано с фундаментальными чертами средств массовой коммуникации, ориентированных прежде всего на поиск и

__________________________________________

34 Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Советское государство и право. 1990. №7. С.122.

35 Впервые этот раздел был опубликован в сборнике: Чрезвычайная ситуация на страницах газет: сенсация или социальная проблема? (По следам события) / Сост. и ред. С.К.Шайхитдинова. Казань, 2002. С.196-202.

36 Кинник К., Кругман Д., Камерон Г. «Усталость сострадать»: коммуникация и чувство опустошенности в отношении социальных проблем // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы. Казань, 2000. С. 194.

представление "настоящих новостей" - драматичных, интересных, необычных событий.

«В центре внимания [СМИ] обычно совершение деяния и его расследование, процесс же возникновения преступного умысла, а также дальнейшие судьбы жертвы и преступника не рассматриваются. Криминальное событие изображается прежде всего с точки зрения полиции, для которой не так интересна личностная и социальная подоплека преступления... Социальные причины преступности не выявляются»37.

Еще раз обратимся к новостям из Бельгии о суде над "чудовищем из Шарлеруа". Из сообщений "Euronews" мы узнаем об обвинениях в бесчеловечных действиях - изнасиловании и убийстве девочек-подростков. Но нам ничего не сообщается о том, что могло привести Марка Дютру к таким действиям. В какой семье он рос, каковы его родители, чем он занимался, служил ли он в армии, каковы особенности его социализации, действовал ли он в одиночку или в составе группы, и каким в этом случае было влияние данной группы на его действия, - об этом мы не можем узнать из телевизионных новостей.

На наш взгляд, эта тенденция - представлять события, но не анализировать их причины - особенно очевидна в случае с побегами с оружием и связанными с этим преступлениями, которые совершают военнослужащие российской армии.

Побеги из воинских частей с оружием в руках и преступления, совершаемые при этом, стали по-настоящему массовым явлением в России. В течение 2003 г. информационные агентства по меньшей мере 23 раза сообщили о побегах из воинских частей с оружием38. И это только видимая часть явления, в подавляющем большинстве случаев информация о побегах из воинских частей просто не доходит до информационных агентств, редакций газет и телекомпаний. Руководство частей скрывает такие случаи, самостоятельно разыскивая беглецов.

В последнее время солдаты, оставляющие воинские части вследствие избиений и издевательств, все чаще коллективно обращаются в комитеты солдатских матерей, понимая, что армейские структуры не заинтересованы в «вынесении сора из избы» и реальном изменении ситуации в частях. В сентябре 2002 г. 54 солдата оставили воинскую часть в Волгоградской области и в

____________________________________________________

37 Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Советское государство и право. 1990. №7. С.121.

38 См. хронологию таких событий: http://www.newsru.eom/dosiex/1002.html (04.03.2004)


Скачать файл (7689.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru