Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Алишев С.X. Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV-XVI вв - файл 1.doc


Алишев С.X. Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV-XVI вв
скачать (1180 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1180kb.04.12.2011 07:58скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Реклама MarketGid:
Загрузка...
^ ВОЙНА НАРОДОВ КАЗАНСКОГО ХАНСТВА ЗАСАМОСТОЯТЕЛЬНОТЬ

По рассказу А. Курбского, вопрос о политике по отношению к местному населению сразу же после падения Казани был рассмотрен на специальном “совете”, то есть на Боярской думе, где присутствовали те члены думы, которые участвовали во взятии Казани. А. Курбский пишет, что часть бояр советовала царю Ивану остаться под Казанью со своим войском до весны и “до конца выгубил бы воинство бусурманекое и царство оное себе покорил и усмирил землю на веки”'. Другая же часть думы и сам Иван IV не поддержали политику уничтожения местного населения. Они сформировали политику Русского государства по отношению к населению бывшего Казанского ханства как политику, основанную на привлечений основной массы народов к уплате


Сказания князя Курбского. СПб., 1842, С. 38.

' ПСРЛ. Т. 13. G. 219, 513. " Там же. С. 220, 516.

ясака в казну русского царя'. Эта политика соответствовала финансовым треоованиям централизованного государства служилых дворян. Последние в лице Горбатых-Шуйских и выдвинули, очевидно, такую политику. Она осуществлялась путем посылки служилых людей с указом: “по всем улусам черным людям ясачным жалованные грамоты опасные, чтобы шли к государю не бояся ничего; а хто лихо чинил, тем бог мстил; а их государь пожалует, а они бы ясаки платили, яко же и прежним Казанским царям”. Таким образом, жалованные грамоты требовали от всего населения покорности и уплаты ясака, при этом амнистировали участников обороны Казани и оказавших сопротивление русскому продвижению.

Если бы установилось такое положение, то не было бы необходимости сохранения войск под Казанью. Оставление основных военных сил Русского государства на востоке в стратегическом отношении также не было целесообразным, так как западные и южные границы оголялись, в этом случае Москва лишалась возможности отпора в случае нападения литовцев и крымцев. Нужно было вернуться с основными силами в политический центр страны. Можно было это сделать тем более, что скоро в Казань, к Ивану IV, начали приходить жители окрестности с объявлением своей покорности. По челобитью арских людей, поданного делегатами-казаками Шемаем и Кубишем, туда поехали сын боярский Казаринов и Камай мурза Казанский, чтобы привести их к присяге. Также и луговые “черемиса”, как указывает Никоновская летопись, приехали “к государю бити челом”, то есть изъявлением согласия уплатить ясак-*. Это было 4—5 октября 1552 года, а уже 10 октября Казаринов и Камай мурза возвратились из Арской земли и с ними делегаты, которые сообщили о полной покорности населения, согласного уплатить ясак, как было при Мухамет-Эмине.

Удовлетворившись таким проявлением покорности населения и оставив в Казани большим воеводой князя А. Б. ' Горбатого, а в Свияжске—князя П. И. Шуйского,царь II октября выехал из Казани в Москву. Судовая рать во главе с царем отплыла Волгой, а конная—-с князем Воротынским во главе сухим путем через Васильсурск. У казанских воевод А. Горбатого и В. Серебряного оставлены были 1500 детей

боярских, 3000 стрельцов со многими казаками и артиллерией', Дана была и письменная инструкция воеводам 'по управлению краем, очевидно, с разъяснением основных положений принятой политики по отношению к коренному населению, содержавшей правила сбора ясака.

Однако начатое первоначальное мирное покорение населения скоро прервалось в силу ряда причин. Главной причиной было чрезмерное притеснение местного населения новоявленными боярами и дворянами. На это “Царственная книга” указывает так: “боярам приказал государь без себя о Казанском деле промышляти да и о кормлениях сидети; они же от. великого такого подвига и труда утомишася и малого подвига и труда не стерпеша докончати и възжелаша богатства и начата о кормлениях седети.а казанское строени поотложиша”^, то есть оставшиеся управители начали, мягко говоря, собирать богатства с населения, по-видимому, позабыв свое обещание собирать ясак, “как было при Мухамет-Амине царе”. В другом месте та же “Царственная книга” и Никоновская летопись, сетуя на плохое управление, отмечали “и за нашу разность и неединомышление инде же явися и превъзношение игордыя слова: понеже бог милосердие свое показал над Казанью и в нас явились гордые слова и высокия, и на богатство уклонихомся, а бога о сем не благодарихом, и почали о себе мудри быти и храбри, а строения ни о чем не смышляху, но токмо в гордости своей хвалихомся”

Из этих слов понятно, что бояре, дворяне думали только о своей корысти, похвалялись и ходили гордо, требовали с населения чего хотели и чего не хотели, а об упорядочивании жизни населения не думали, даже, наоборот, разрушали эту жизнь. “Не пастыри и учители им быше, но гонители и разорители им сотвориша... презрев страх божий и государевы уставы, многие грады и волости пусты учинили”. Сразу же после взятия Казани, после того как население изъявило согласие уплатить ясак и в этом дало присягу великокняжеским посланникам, в разные стороны были направлены дети боярские и казаки собирать ясак и провизии и, кроме того, местная администрация начала путем насильственного крещения русифицировать, не крестившуюся часть изгонять из населенных мест или даже уничтожать. Летописцы сообщают, что татар в тюрьмы сажали, которые “захотели крестились, которые на захотели креститься, то их метали в во^у”".

' Смирнов. И. И. Очерки политической истории Русского государства 30— 50-х годов XVI в. М— Л., 1958, С. 204. " ПСРЛ. Т. XIII. С. 221. " Там же.

' Карамзин. История Государства Российского. Т. VIII. С. 164. " ПСРЛ. Т. XIII. С. 523. ' Там же. С. 528 и 230. < ПСРЛ. Т. III. С. 157.

Таким образом, хотя центральной властью была определена более умеренная политика, но среди местной администрации была, если не большая часть, но немало людей-сторонников И. Пересветова и А. Курбскогр, проводивших жесткую политику по отношению . к местному населению: В результате население начало волноваться и оказывать сопротивление. Еще в начале декабря 1552 года воеводы Васильсурска писали в Москву, что на Волге горные люди вместе с луговыми напали на русских гонцов, купцов и людей, сопровождавших обозы с казенным имуществом. По распоряжению правительства на горных людей двинулся воевода Борис Салтыков, который на Цивиле поймал 74 человека. Некоторых из них вешали на месте, а некоторых привели в Свияжск и вешали у ворот города; их имущество было роздано доносчикам'. В том же месяце около Казани начали вести борьбу “Тугаевы дети с товарищи”. На них воеводы послали с отрядом известного предателя Камай мурзу и Казаринова. На Арской стороне, как .пишет “Царственная книга”, восставшие были разбиты, и Камай мурза с Казариновым привели в Казань- 38 человек пленных, которые были перевешаны тут же. .После этого .события дворяне (дети боярские) А. Давыдов, Н. Глебов, Г. Злобин, Я. Остафиев и Ширяй Кобяков были посланы для сбора ясака в Арскую и Алатскую даругам (дорога), а другие по Зюрейским и Ногайским даругам. Они со своими отрядами ясаки собирали сполна и привезли к воеводам. В апреле 1553 года на Луговую сторону (в 'ту же Алатскую дорогу) собирать ясак опять были посланы М. Лихорев и И. Скуратов. Нам неизвестно, сколько раз посылались и в какие стороны направлялись сборщики ясаков со своими вооруженными отрядами. Летописи сообщают, очевидно, только те посылки, которые были связаны с наиболее важными последствиями. На этот раз в конце апреля ясачники Луговой стороны “побили” Лихорева и Скуратова и пошли соединиться с арскими людьми. Объединенный повстанческий отряд татар, мари и удмуртов стал на Высокой горе недалеко от Казани на месте бывшей Япанчинский засеки.

' ПСРЛ. Т. 13. С. 527.

"ПСРЛ. Т. 29. С. 214. Т. 13, С. 229. Не того ли Тугая эти “дети”, который в сентябре 1546 года послал своих людей в Москву, прося воинскую силу против Сафа-ГИрея? Хотя в летописях речь идет в первом случае о Горной, а во втором—Арской сторонах, дети его после смерти или гибели отца, вполне могли перебраться на Луговую сторону. Летописи называют по имени людей известных и то не часто. В данном случае летописи не упоминали бы о каких-то “детях”, если бы они не были детьми известного Тугая.

146

На них из Казани были отправлены отряды хорошо вооруженных стрельцов во главе с И. Ершовым и казаков во главе с В. Елизаровым. Эти отряды шли по разным дорогам, а повстанцы, не ожидая их соединения, разбили их поодиночке. Было убито 350 стрельцов и 450 казаков'. Судя по этому, повстанцев было многое количество. Так начались восстания крестьян местных народов против усиления феодально-колониального угнетения, что продолжалось до 1558 года. М. Худяков считает его “продолжением войны за независимость Казанского ханства” или новой войной со стороны Русского правительства “для действительного завоевания Казанского х^нства”^.

Как только усмирительный отряд стрельцов и казаков был побит повстанцами, “Арские и побережные и луговые” люди построили на реке Меше, от Казани в 70 км, город-крепость, и “землею стену насыпали, хотяше тут отсидеться”'. Одновременно поднялась и Горная сторона. Сюда из левобережья Волги Усеин сеит и Сарый-батыр прибыли со своими отрядами. Восставшие здесь разбили выступившего против них свияжского воеводу Б. Салтыкова. Воевода был взят в плен, убито всего более 250 человек, в том числе 36 боярских детей и в плен взято 200 человек^. Очевидно, к восстанию примкнуло большое количество населения Горной стороны: марийцы, чуваши и татары. Чтобы самого воеводу в плен взять и побить столько вооруженных людей, нужны были, пожалуй, немалые силы. Запечатление имен вожаков в летописях также говорит за то, что восстание было крупное. Таким образом, край был охвачен пламенем крестьянского восстания. Правительство вынуждено было срочно принять необходимые меры по подавлению восстаний и покорению населения.

С получением известий из Казани и Свияжска правительство весной 1553 года отправило большое войско во главе с Д. Ф. Адашевым, родным братом самого Алексея Адашева. Сверху по Волге к нему присоединились казаки, а в Вятской земле—вятичи. Он все лето ходил по Вятке, Каме и Волге, на многих местах разбил повстанцев, на перевозах—ногайцев и прислал в Казань 240 человек пленных. Нои он не мог усмирить восставший народ. А. Курбский пишет, что восстание шло “беспрестанно, аки шесть лет после взятия

ПСРЛ. Т. 13. С. 230, 528.

" Худяков М. Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1923. С. 148,151. ' ПСРЛ. Т. 13. С. 528. " Там же. " Там же. С. 231.

места Казанского, ижео одной земле грады новопоставленные, некоторые и в русской земле в осаде были от них”'.

В сентябре 1554 года были посланы большие силы с боярами-воеводами: большой полк И. В. Шереметева и А. А. Салтыкова; сторожевой йолкА. М. Курбского и М. Вороного. С осени они начали военные действия; сожгли город-крепость на Меше, ходили вверх по Каме на 250 верст до башкирских земель, “а от Волги к Вятке поперечь 200 верст”. Летописец пишет, что в Свияжске новоприбывшим войскам присоединены были прежде тут стоявшие войска и шли они широким фронтом, “везде воюя и сжигая” окрестные села. Войска были посланы и на “побережную сторону Чювашскою дорогою головы и многих людей, и налево многие”^ Только А.Курбский имел около 20 сражений с восставшими^. Войска проходили через Нурмы, Арска, Уржума, до Илить-реки и до Вятских земель. Войска “страшно опустошили всю cтpaну”'*. По свидетельству Курбского, восставших было примерно 15 тысяч. Из них 10 тыс. было побито.

Русские войска, кроме того, пленили 6 тыс. мужчин, 15 тыс. женщин и детей, которых угнали в рабство. После такого опустошения Арская, побережная сторона, руководители восставших Усеин сеит, Сарый-батыр и другие били челом, чтобы им разрешили платить дань, под страхом смертной казни не восставать против местных властей, как говорится в летописи, “от Казани неотступным быти и до своего живота”^. Жесточайшие меры как будто бы усмирили население Арской и Вятской сторон. Однако летом 1554 года начали восстание луговые люди. Против них воеводы Казани послали татарских князей Кебеняка, Кудай мурзу с казанцами, арскими, побережными и горной стороны людьми, чтобы испытать верность последних. Однако они не стали воевать со своими, соединились с восставшими, а тех, которые были с надсмотрщиком М. Кошелевым и оставались верны правительству, побили. На Каме восставшие напали на царских рыболовов и стали приходить на сенокосы Казани. Опять пришлось отправиться против луговых повстанцев полкам из центра во главе с воеводами князем И. Ф. Мстиславским, Д. Р. Юрьевым. Они в 1555 году напали на Черемисы, побили их, затем за две недели опустошили 22 волости, в том числе волость сотника Мамич-Бирдея".

'Сказания князя Курбского. СПб., 1842, С. 47. ^ ПСРЛ. Т. XIII. С. 239. ' Сказания князя Курбского. С. 48. * Соловьев. Т. 6. С. 478. " ПСРЛ. Т. XIII. С. 239. " Там же. С. 246.

Но не все восставшие были пойманы или уничтожены. Один отряд их пришел на Арскую сторону. Однако здесь, уже стояли царские стрельцы и казаки. Летописи пишут, что население поделало повсюду остроги, с помощью стрельцов убили многих луговых людей, “а луговые воевали села татарские и пошли на луговую”'. Воеводы Свияжска организовали поход горных людей (чувашей) на луговых (черемисов). 700 чел. горных людей внезапно напали на Луговую сторону, некоторых людей убив, а некоторых пленив, уничтожив скот, они пришли обратно к воеводам, показав тем самым “свою верность”. Также в Казани было организовано нападение князей и служилых Еналея Чигасова, Еналея Маматова с “жилцы казанскими и с новокрещены” вместе со стрельцами на луговых людей. Они разбили восставших и привели к воеводам пленными Кебенек князя, Курман Алия князя, Ку-лай мурзу, Чебак мурзу и других видных людей. В Казани всехихумерщвили^.

На основе этих фактов мы делаем два вывода: во-первых, воеводы по распоряжению из центра старались противопоставить один народ другому, разобщить их на разные территориальные единицы и столкнуть друг с другом. Элементы такой политики уже видны были до взятия.Казани, когда горные люди были отправлены для нападения на луговых. Во-вторых, в борьбу против феодального угнетения новых властей включились феодалы старой власти со стороны 'народных масс, желая использовать крестьянское движение в своих целях. Однако крестьянские массы действовали по своему классовому чутью. Летопись продолжает, что “Арские люди и побережные переимали сами многих татар, которые не прямили государю, да иных сами побивали, а иных к воеводам приводили да сами резали их и побивали перед воеводами; и побили их тою осенью 1560 пленных людей, князя да мурзу да сотного князя да лутчего казака”. Последние слова уточняют, каких татар "поймали крестьяне и перебили. .Отсюда понятно, что крестьяне боролись не только против пришлых феодалов, но и своих национальных. Такой классовый характер выступлений крестьян проявлялся и в дальнейшем.

Когда Арские и Вятские земли стали покорными, продолжали бороться луговые во главе с Мамич-Бирдеем. Последний, собрав несколько тысяч повстанцев, укрепился на правом берегу Волги, в небольшой крепости Чалым. Чалымский острог построен был на высокой Сундырской горе, природные условия сделали его со стороны Волги неприступным, со

' псрл. т. 13. с. 246. " ПСРЛ. Т. 13. С. 247.

стороны суши он был опоясан земляным валом и рвом'. Отсюда он нападал на царские и купеческие суда; почти отрезал волжский путь от Свияжска к Васильсурску. Этот сотник после разорения своей волости в 1555 году становится самым активным руководителем восстания и ищет пути выхода из повиновения русской власти. Ему казалось, чтобы вернуть свою феодальную самостоятельность, необходимо организовать весь народ, а для этого иметь законного владельца власти в лице хана. Может быть, Мамич-Бирдей надеялся с помощью ногайцев восстановить ханскую власть во всем Казанском царстве. Он сносился с ногайцами, которые верховодили тогда на территории бывшей “тэхет иле” (“страны престола”, как называли в народе Золотую Орду). Действительно, у ногайцев было сколько- угодно князей, имевших право, законно, по тогдашним обычая^, -занять какой-нибудь престол, как наследники царской династии.

Против Мамич-Бирдея было послано большое войско: большой передовой и сторожевой полки с воеводами во главе с боярином и князем И. Ф. Мстиславским. Эти войска действовали и по горной и луговой стороне. Однако острог Чалым не был взят, а Мамич-Бирдей со своим двухтысячным отрядом смог переправиться на Луговую сторону. Под его влиянием арские и побережные люди, ставшие платить ясак, опЯть. вышли из повиновения, стали убивать стрельцов, которые находились там для “сбережения”.

В это время к Мамич-Бирдею в Луговую сторону из Сарайчика прибыл приглашенный в ханы Али Акрам, сын Юсуфа мурзы, брат Сююмбики, с отрядом в 100 человек ногайцев. А. Курбский по этому поводу пишет: “взяла была черемиса луговая царя себе с Нагайские орды, бронящеся -христианом и воююще; бо тот черемисский язык не мал есть... а обирается их, глаголью, вящей двадесять тысящей войска; потом же егда разсмотривши, иже мало им прибыли с того царя, убиша его”.

Али Акрам, очевидно, ничего путного по управлению не сделал, а занимался обиранием населения. Восставшие крестьяне взоткнули голову убитого новоявленного хана и приговаривали: “Мы было взяли тебя на царство для того, чтобы ты с своим двором оборонял нас, а вместо того ты и твои люди помощи не дали никакой, а только волов и коров наших поели”\ Население расправилось не только с ним, но и с его ногайским отрядом, а затем и самим Мамич-Бирдеем.

Последний, после провала своей затеи с ханом, соединившись с арскими людьми, с двухтысячным отрядом пошел на Горную сторону, надеясь, что население и там станет под его знамена. Однако крестьяне его обманули; сначала как будто согласились быть вместе с ним, пригласили на пир. Мамич-Бирдей явился с 200 сторонниками, которые были перебиты или разоружены^ а сам главарь был взят в плени отвезен в Москву. Горных людей царь в Москве пожаловал “великим своим жалованием, и всяких им пошлин полегчил”'. Таким образом, опасный главарь восставших сотный князь был ликвидирован самими же крестьянами. Однако восстания еще -продолжались.

В марте-апреле 1556 года большое правительственное войско из детей боярских, казаков, стрельцов, новокрещенов и татар под начальством боярина-воеводы П. В. Морозова повели наступление на Чалымский городок. Повстанцы были разбиты, городок выжжен, окрестности опустошены. В мае того же года Морозов повел наступление на Арск и далее. На реке Меше они разбили отряд повстанцев Девляка мурзы, брата Кулай мурзы. Девляр сам попал & плен. Морозов здесь “воевал десять день и все Арские места повоевав и побил многих людей и полоном вывел безчисленно много”. В июне Морозов опять отправился с войском из Казани на этот раз в сторону реки Ашит, а дальше через Уржум к Вятк^: “воевали безчисленно много и полон имали.женьки и робята, а мужиков всех побивали”, весь Арскийкрай “до конца в руки учинили”. После такого опустошительного похода оставшиеся люди все приходили просить помилование и не воевать их. Это было летом 1556 года. Казалось бы также, жестокие меры достаточны для полного покорения местного населения. ' '

'Однако восстание не прекратилось. В апреле 1557 года отряд восставших во главе с Ахметек-батыром повел наступление из Луговой на Горную сторону. Наступление на Горную сторону, как видно, было несколько раз. По-видимому, это означало наступление на Россию. Горная сторона непосредственно соприкасалась с русскими землями, там много было правительственных войск. В .сражении с войсками воевод отряд был разбит, а сам Ахметек взят в плен. Правительство в это время получало известия из Казани, Свияжска и Чебоксар, что войска отправлены во многие места и “везде дал бог воюют”. В мае месяце из Казани поступила, отписка,


• ПСРЛ.Т.ХШ.С.266. ^ ПСРЛ. Т. 13. С. 269. ” Там же. С. 282.

' Казанские губерн. ведомости. 1852, № 30. " Сказания кн. Курбского. С. 53. ' Соловьев С. М. История России с др. времен. М„ 1960. Т. 6. С. 517.

что луговые люди просят прощения, готовы покориться и хотят быть в холопстве, как и горные люди. Такие же сообщения делали воеводы Свияжска и Чебоксар. Из Москвы был послан стряпчий царя С. С. Ярцов, чтобы принять присягу с населения. Из Чебоксар сообщили, что Мамич-Бирдеевы дети и все другие сотские покорились. Скоро С. С. Ярцов приехал обратно в Москву и доложил, что все население покорилось. Вместе с ним “приехали от всей земли бити челом сотные князи и их Казимир да Какада Янтимир с товарищи”. Далее летопись заключает: “Казанские люди лутчие, Их князи и мурзы и казаки, которые лихо делали все извелися, а черные люди все с одного в холопстве и в дани учинилися”'.

О дальнейших событиях в ряде источников говорится, что в продолжение 6 лет разрозненные отряды татар продолжали еще беспокоить Казанский край и границы Русского государства до тех пор, пока воевода Иван Шереметьев во главе 30 000 человек окончательно не покорил эту страну и повсюду не нагнал страх вплоть до башкирских пределов... Башкиры были более или менее покорены.

Восстания крестьян были подавлены. Они были разрознены, неодновременны; вспыхивали то в одном ^есте, то в другом. Единое руководство отсутствовало, вооружение было совсем плохое. Основной движущей силой восстаний были марийские, татарские, чувашские, удмуртские и мордовские крестьяне. Русских крестьян в это время здесь почти не было. В движении участвовали князьки, мурзы, сотники и казаки — феодалы указанных местных народов. Однако из выщеприведенных слов летописи нельзя делать заключение, что движение было чисто феодально-националистическим, то есть оно было направлено в целом на восстановление власти и позиции бывших феодалов местных народностей. Основная масса населения боролась и против пришлых, и против своих феодалов. Русские феодалы (или бояре вместе с боярскими детьми и др.) ожесточенно воевали против местных феодалов — волостных, сотников, князей и мурз, а последние также сильно противостояли им. Это хорошо отражено в Никонов-ской летописи. Фактически борьба шла между русскими и местными феодалами за землю, основное средство производства. Та же летопись буквально за указанием об истреблении местных феодалов и о холопстве крестьян пишет о разделении земель между новыми хозяевами. Вот следующее за первым указание летописи: “И боярин князь Петр Иванович (Шуйский, наместник царя в Казани, заменивший А. Б. Горбатого—С.А) на царя и государя и архиепископу и Казан-

перл. Т. XIII. С. 282.

скому наместнику (ему самому—С .А.) и архимандриту и детям боярским царевы (ханские—С .А.) села и всех князей казанских разделил, и пахать учали на государя и на всех Русские люди и на новокрещены и на Чювашу”'. Это краткое, но очень емкое и глубокое указание. Разделение земель ^)ыло не после взятия Казани, хотя тогда имелось свободное время, а после подавления восстания, вызванного притеснениями местного населения, в том числе князьков и мурз. Последние держали волости и земельные участки в своих руках. Надо было отобрать эти земли вообще создать земельный фонд в “подрайской землице”, за что и воевали.

В первую очередь, как видно, обширные земельные участки получили царь, архиепископ, наместник, архимандрит и дети боярские, то есть помещики; затем все другие: русские, новокрещеные и чуваши. Летопись прямо указывает, где получили новокрещены земельные участки. В том же 1557 году наместник Шуйский приказал гнать местное население в Лаишев, чтобы там поставили деревянный острог. И как только он был построен, там поместили новокрещен и стрельцов во главе с детьми боярскими для охраны берегов Камы. Здесь же вокруг Лаишева им были выделены земли для пашни и луга для сенокосов. Также новокреще-нам и русским людям, продолжает летопись, было указано “у города у Казани и по пустым селом всем... пашни пахати”^.

Летопись не указывает, где выделены были земли “чувашам”. Мы думаем, что им особые места не выделялись, а оставлены были прежние свои земли, уже в узаконенном виде. Это подтверждается указаниями летописей о выдаче им жалованной грамоты с освобождением от платежа ясака на три года^ в 1552 году и, очевидно, о последующих годах, так как из упоминания в завещании Грозного о населении Горной стороны можно заключить, что оно еще пользовалось кое-какими привилегиями по особой жалованной грамоте". Такая грамота могла быть дана после пленения и выдачи Москве Мамич-Бирдея в 1555 году.

Пожалуй, не все пустые земли были розданы, так как в Луговой стороне и Прикамье не только землевладельцы были истреблены, но и многие крестьяне-общинники бежали в тяжелые 1552-—1557 годы. За этой первой раздачей следовали другие “дачи” самим царем из Москвы, и намест-

' ПСРЛ. Т. XIII. С. 283. " Там же. С. 281— 282. ' ПСРЛ. Т. 20. Ч. 2. С. 481. * Тихомиров М. Н. Россия в XVI столетии. С. 470.

никами Казани и Свияжска. От этих раздач и“дачь” в историографии остались термины “владеть сдачи” и“вла-^ деть без дачи”. Если земля была закреплена за владельцами указами, то они-считались“с дачью”, а если нет, то “без дачи”. По наследству от прежнего царства после указанной первой раздачи большинство населения осталось пока “без-дачи”, то есть владели землей без официального признания “по старине”. После восстаний 1552—57 годов пустых земель было много. Однако они не очень быстро вновь осваивались, так как русские, особенно невооруженные одиночки, не очень-то охотно стремились поселиться на тревожной окраинной земле. Восстания местных народов в первое время удерживали колонизационый поток из центра. Основным значением усмирения этих восстаний было, конечно, окончательное и прочное присоединение этого края к Русскому государству. Экономически мощные феодальные хозяйства татарских, марийских, чувашских, удмуртских князьков и мурз были ликвидированы, “черные люди”— крестьянские массы покорены.

Одновременно с покорением населения бывшего Казанского ханства шло покорение Астраханского ханства, то есть превращение всей Волги, с ее середины до устья, в русскую реку.

Астраханское ханство было очень слабым государствен-' ным образованием. Оно отделилось от Золотой Орды в 1459'—1460 годах. Город Астрахань по Афанасию Никитину. (“Хождение за три моря”, 1466—-1479) была значительным торговым городом. После распада Золотой Орды, чьим союзником она являлась, Астрахань постоянно колеблется между Ногайской Ордой и Крымом.

В 1551 году из Астрахани в Москву прибыл князь Ищим для заключения дружеского союза и торгового договора. .В ответ в апреле 1552 года в Астрахань прибыл С. Авроси-мов. В связи с казанскими делами астраханский хан Ямгур-чей арестовал его и сослал на остров в Каспийском море. -Ямгурчей начал усиливать свою армию и получать помощь из Крыма. В эту эпоху в ногайских степях шла ожесточенная борьба за главенство между двумя князьями: Юсуфом, с одной стороны, и князем Исмагилом, с другой. Князь Юсуф,отец Сююмбики, кочевал между Волгой и Яиком и меньше был связан с Русским государством. Исмагил князь кочевал ближе к Волге и Астрахани, был больше сйязан с Москвой в торгово-экономическом отношении. .Исмагил говорил Юсуфу: “Твои люди ходят торговать в Бухару, а мои ходят к Москве, и только мне завоеваться с Москвою, то и самому мне ходить нагим дат1 мертвым не на что будет

саванов шить”. Он с помощью русских хотел сделать Астрахань своим городом и поэтому пробил у русского правительства, чтобы вместо Ямгурчея ханом ставили Дервиш-Али. Дервиш-Али, ногайский царевич, тогда служил у русского царя и владел Звенигородом. После взятия Казани Исмагил также начал колебаться и просил отложить поход русских войск на Астрахань, а Дервиш-Али отослать в Орду. В этой просьбе отражалось, наверное, послание турецкого султана о Защите мусульманского мира от наступления православных русских. Однако междоусобная борьба оказалась сильнее, чем интересы мусульманства, и Исмагил возобновил свои предложения о свержении Ямгурчея. Предложение было принято и за оказанную услугу Исмагил должен был напасть на своего брата Юсуфа. В то же время для оправдания завоевания Астрахани выдвинут был такой тезис: Астрахань якобы издавна русская земля. Она раньше называлась Тмутараканью (чего никогда не было) и князь Владимир якобы ее отдал своему сыну Мстиславу, тут правили потомки Владимира, сродники Ивана ГУ и т.д.

Весною 1554 года 30-тысячное войско поплыло по Волге к Астрахани, туда же отправились казаки и вятские служилые люди. Разведочный отряд астраханцев быстро был разбит и пленен. 2 июля войска заняли город без сопротивления, потому что он был пустой, при виде грозной армии защитники ее убежали. Ямгурчей хан своим станом остановился ниже Астрахани в 5 верстах, но вынужден был, покинув жен и имущество, бежать к Азову. Передовой русский отряд перехватил цариц и царевичей, которые плыли к Каспию. Всего в Астраханском ханстве оказалось 500 человек князей и мурз, 10 тыс. простых жителей. Воеводы новым царем Астрахани объявили Дервиш-Али, который присягал вечной и верной службе московскому правительству. Кроме того: 1) Астрахань обязалась ежегодно платить дань Москве по 40 тыс. алтын денег и 3 тыс. рыб; 2) русским рыболовам по всей Волге ловить рыбу “без препятственно” и без пошлин, астраханским рыболовам ловить вместе с ними “безобидно”; 3) если умрет Дервиш-Али, то астрахан-цам не искать другого царя, кроме кандидатуры Ивана IV и его детей. Утвердив такие условия, воеводы взяли с собой цариц и детей их, а также русских пленников и отправились обратно в Москву.

В начале 1555 года Исмагил напал на Юсуфа и убил своего брата. Сражение шло несколько дней. Русский посланник к Ногаям говорил в Москве, что ногайцев с обеих сторон пало множество: как орда ногайская стала, такого падежа людей над ними не было. По этому поводу

С.М. Соловьев восклицал: “Так дорезывали кочевники друг друга в степях приволжских, приготовляя окончательное торжество Московскому государству!”' Позиции, русского государства еще более укрепились.

. Против Исмагила выступили Юсуповы дети и Дервиш-Али, точнее его новые хозяева, не хотел^ отдать Астрахань под его руку. Против Дервиш-Али действовали бывший хан Ямгур-чей и крымский Хан Давлет-Гирей. Дервиш-Али удалось натравить сыновей Юсупа против Ямгурчея, но это не одобрялось русскими. Астраханский хан без русского ведома не должен был сноситься с другими. В марте 1556 года Исмагил писал в Москву, что Дервиш-Али изменил окончательно, соединился с крымским ханом, а русского посла Мансурова выбил из Астрахани. Эти слова скоро подтвердились и московское правительство немедленно послало крупные силы против Астрахани. Казаки, стрельцы и вятчане повели наступление против Дервиша. Больших отражений не было, Дервиш пытался было противостоять, но безуспешно. Затем он сносился с Ьоеводой стрельцов Черемисиновым, просил простить его, что он изменил невольно и-будет служить в Астрахани только русскому царю. Однако в город прийти побоялся, его не, пускали также крымцы и Юсуповы дети. Но последние сами скоро договорились с Исмагилом, отняли у Дервиша крымские пушки и прогнали его самого. Таким образом, когда шла беспорядочная междоусобица князей и мурз, русским ничего не оставалось делать, как вновь занять Астрахань. Черемисинов укрепился там, Дервиш-Али ушел в Азов, а Юсуповы дети опять начали ожесточенную борьбу с князем Исмагилом. Астрахань была опять взята без сопротивления. Но этот престол пустовал и никто не требовал, чтобы-кого-то посадить ханом в Астрахани. Кочевым ногайцам город не был нужен. Они просили только позволять кочевать под Астраханью, ловить рыбу и приходить на торг. Состояние их было незавидное. Русские послы доносили: “Ногаи изводятся; людей у них мало добрых, и те голодны необычно и пеши; не верят друг другу и родные братья, земля их пропала, друг друга грабят”. Крымцы также были способ-

,ны только на грабительские налеты, а вести оборонительную войну, выставить крепкие полки только ради обороны Астрахани без надежды на грабежи они не могли и не умели. Так сравнительно легко было присоединено Астраханское ханство, и вся Волга стала русской рекой.



Заключение

.Межгосударственные отношения Казани и Москвы имели различные периоды и закончились завоеванием Казани, что означало ликвидацию Казанского феодального государства на Средней Волге. Это государственное объедине-iffle существовало на Средней Волге с Х в. сначала в виде Булгарского царства, затем при господстве золотоордын-ских ханов прошел период феодальной раздробленности, и вновь образовалось централизованное Казанское ханство. В книге освещались внешнеполитические и военные события последнего периода, хотя отношения между Булгарским царством и русскими княжествами существовали с давних времен. До монгольских завоеваний между ними мирные годы иногда прерывались военными походами князей-феодалов. <,

При образовании Казанского государства (еще до ханства) во второй половине XIV века походы русских разбойников-ушкуйников и князей на Среднее Поволжье участились. Целью их был грабеж, захват имущества. Когда возникло Казанское ханство и окрепло, такие грабительские походы получали отпоры и начинались военные действия. Казанские феодалы сами тоже совершали тюходы на русские земли и города. В целом они совершались в годы войн между государствами. Тогда войны не имели фронтального характера, это были ответные походы друг на друга. Поэтому их нельзя называть только набегами. Набегами можно назвать лишь те, которые совершались в мирные годы без каких-либо серьезных причин. А их было совсем мало.

Идея завоевания Казани и ликвидации булгаро-татар^ ского мусульманского государства на Средней Волге возникла в начале XVI века, а ее политико-военное решение произошло в конце 40-х годов того же столетия. До этого с XV века Московское великое княжество ограничивалось установлением своего протектората—господства над этой

' Соловьев С. М. Указ. соч. С. 484,

землей. Вспомним высказывания идеологов захвата Казанского ханства М. Грека, Даниила, Макария, боярдна А. Курбского, дворянина И. Пересветова и других мракобесов, которые открыто требовали завоевательной политики. Они же сами были и летописцы, и политики—вспоминали и писали, и говорили о том, что Иван III в 1487 году “своей саблею взял Казань” и с тех пор право назначать хана на казанский престол якобы принадлежит исключительно московским великим князьям.

Казанское ханство являлось экономически богатой страной. Однако оно по территории и населению намного уступало Московскому. К тому же политически оно отставало, жило по старинке. Посадить своего человека ханом в Казани русским было выгодно не только с точки зрения добрососедства и благоприятных условий внешней политики, но и с точки зрения материальной выгоды. В этом случае большая часть доходов уходила в Москву, за что население не поддерживало Шах Али и Джан Али. А когда Сафа-Гирей хан стал отправлять часть казны в Крым, население выступило и против него. Действительно, зачем Казань должна выделять часть своих богатств для чужих стран. Это было тяжело даже в феодальный период.

Московское государство решило полностью овладеть Казанским ханством, ибо в таком случае все доходы Среднего Поволжья принадлежали бы ему. Поэтому московские государи часто совершали походы в Казань. Победоносной войной они получили бы все людские и материальные ресурсы региона, сделали бы Казань русским городом, взамен ничего не давая. Казанцы это ясно понимали, но, кажется, воочию убедились только в последнем году своей независимости, когда Ислам, Аликей, Кебек и Чапкын Отучев 9 марта 1552 года открыли глаза казанцев на намерения воевод совсем уничтожить татарскую Казань.

Вот с этого дня начинается последний этап независимой жизни Казанского ханства. Однако это время самостоятельности было связано с войной не на жизнь, а на смерть, так как Москвой решение об уничтожении его было уже принято. Наступил август 1552 года. Казань была осаждена 150-тысячным войском Ивана IV. Осада и оборона, атаки и вылазки, штурм и падение Казани—диву даешься самоотверженности, героизму, мужеству и силе духа защитников города и крепости. Не имея достаточных сил и возможности для обороны, люди сражались за свою независимость насмерть, но не сдавались—в этом заключается их великий подвиг.

После взятия Казани Иваном IV начало воевать сельское население—-татары, мари, чуваши и др. Покорение народов края продолжалось до 1557 года. Надионально-освободительная борьба шла еще продолжительное время, то усиливаясь, то затухая.

Многодневная оборона Казани, борьба за независи-мость, стремление отстоять суверенное государство явились поистине высочайшим образцом проявления силы духа наших предков, достойным всяческого восхищения и подражания. .

Но бэтой непрекращающейся борьбе они чаще всего были одинокими, лишены поддержки со стороны астрахан-цев, ногайцев, крымцев, турок, которые не осознавали последствий экспансии. Русского государства.

Завоеваниям и укреплению позиций Русского государства способствовали и пассивность, раздробленность, открытое служение противнику некоторых этно-социальных групп населения, а также части татарского общества, что впоследствии обернулось для них же тяжелейшими потерями, унижением и гибелью.

Героическая оборона Казани, немеркнущий свет подвига его защитников сквозь века пронесли идею нашей независимости, самостоятельности, государственности, высокой культуры и развитой экономики.



СОДЕРЖАНИЕ

Введение.......................... 3
Казанское феодальное государство .... ........... 7
Образование Казанского ханства .............. 8
Население Казанского ханства я Золотой Орды .....'. 19
Протекторат Московского Великого княжества над Казанским

ханством ............................. 29
Борьба Москвы за установление протектората над Казанью 30
Период зависимости Казани от Москвы .......... 42
Конфронтация между Москвой и Казанью ............ 61
Москва и крымская династия в Казани .......... 62
Сафа-Гирей и Шах Али ..)................. 75
Идеологи завоевания Казани ............... 88
Завоевание Казанского ханства ...-..,..........'. 95
Подтоговка к взятию Казани .'.............. 96
Самостоятельность Казани и последний поход против нее . 112
Оборона и взятие Казани ................. 127
Война народов Казанского хантва-за самостоятельность . . 143
Заключение......................... 157



Научно-популярное, издание

Алишев Салям Хатипович \

^ КАЗАНЬ И МОСКВА: МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ BXV—XVIBB.

Заведующий редакцией С. Шамси Редактор Р. Амирханвв

'•• Художественный редактор Р. Шамсутдшлв Оформление художника Р, Шамсутдинма Технический редактор А. Газиззяиоеа

Корректор Н. Максимова

Иб №5673

Сдано в набор 23.09.94 г. Подписано в печать 30.03.95 г. Формат 84 х 108 "In. Бумага типографская № 2. Гарнитура “Т-Таймс”. Печать офсетная. Усл. печ. л. 8,40+вкл. 0,42+форз. 0,21. Усл. кр.-отт. 10,08. Уч.-изд. л. 9,63+Bioi. 0,24+форз. 0,35. Тираж 7000 экз. Заказ А-443.

Татарское книжное издательство. 420111. Казань, ул. Баумана, 19.

Типография Татарского газетно-журнального издательства. 420066. Казань, ул. Декабристов, 2.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Скачать файл (1180 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru