Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Курсовая работа - Гуманистические теории личности - файл 1.doc


Курсовая работа - Гуманистические теории личности
скачать (138 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc138kb.04.12.2011 09:53скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Введение
В 60-е годы XX века в американской психологии возникло новое направление, получившее название гуманистической психологии, или «третьей силы». Это направление, в отличие от неофрейдизма или необихевиоризма, не было попыткой ревизии или адаптации к новым условиям какой-либо из уже существующих школ. Напротив, как это и отражено в названии - «третья сила», гуманистическая психология намеревалась выйти за пределы дилеммы бихевиоризм-психоанализ, открыть новый взгляд на природу психики человека.

Каждое новое направление в науке определяет свою программу через противопоставление установкам уже утвердившихся школ. В данном случае гуманистическая психология усматривала неполноценность других психологических направлений в том, что они избегали конфронтации с действительностью в том виде, как ее переживает человек, игнорировали такие конституирующие признаки личности, как ее целостность, единство, неповторимость.

Гуманистическая психология выступила с призывом понять человеческое существование во всей его непосредственности на уровне, лежащем ниже той пропасти между субъектом и объектом, которая была создана философией и наукой нового времени.

Цель исследования – изучение основных теорий личности в гуманистической психологии.

Объект исследования - гуманистические теории личности.

Предмет исследования – основные положения каждой из исследуемых теорий личности в гуманистической психологии.

Задачи исследования:

  • выявить специфику гуманистического подхода к пониманию личности;

  • рассмотреть основные теории личности в гуманистической психологии:

-теория самоактуализации А. Маслоу;

-теория личностных черт Г. Олпорта;

-теория Роджерса.

Вопросам исследования теорий личности в гуманистической психологии посвящено множество работ. В основном материал, изложенный в учебной литературе, носит общий характер, а в многочисленных монографиях по данной тематике рассмотрены более узкие вопросы проблемы.
^ Глава 1. Специфика гуманистического подхода к пониманию личности.

Гуманистическая психология, получившая название «третьей силы», объединила философов, психологов, социологов и педагогов — всех тех, кто искал более позитивные и жизнеутверждающие методы анализа и изучения целостной природы психической жизни человека. В гуманистической психологии человек как объект изучения не «раскладывается» на отдельные элементы — рефлексы, познавательные процессы, интеллектуальные знания, неосознаваемые фиксации или проекции неврозов.[4]

Психоаналитическое направление, впервые поставившее вопрос о необходимости исследования мотивации и структуры личности, обогатило психологию многими важными открытиями. Но этот подход игнорировал изучение таких важнейших характеристик, как качественное своеобразие личности каждого человека, возможность сознательно и целенаправленно развивать определенные стороны образа Яサ и строить взаимоотношения с окружающими. Вызывала возражения ученых и идея психоанализа о том, что процесс развития личности заканчивается в детстве, тогда как экспериментальные материалы показывали, что становление личности происходит в течение всей жизни.

Не мог быть признан удовлетворительным и подход к исследованию личности, развиваемый в рамках бихевиористского направления. Ученые, развивавшие этот подход, сосредоточиваясь на изучении ролевого поведения, игнорировали вопросы внутренней мотивации, переживаний личности, так же как и исследование тех врожденных качеств, которые накладывают отпечаток на ролевое поведение человека.

Осознание этих недостатков традиционных психологических направлений привело к появлению новой психологической школы, получившей название гуманистической психологии.

Гуманистическая психология уходит корнями как в гуманитарные, так и в естественные науки, однако особое значение имеют для нее философия и литература. В ней акцентируются проблемы человеческого опыта, поиска смысла и интегрированности бытия, целенаправленного и ценностно-ориентированного поведения, самоактуализации, творчества, свободы выбора, ответственности, целостности, глобального мышления и новых подходов к науке о человеке. Центральным звеном она считает способность человека управлять собственным развитием.

Основатели гуманистической психологии имели целью исправить перекосы бихевиоризма и психоанализа в трактовке человека и выбрать более верную жизненную психологию, т. е. более полезную для жизни. Утверждалось в качестве предмета исследования понимание здоровой творческой личности — задача, которую не ставила никакая другая школа. Целью такой личности является не потребность в гомеостазе, как считает психоанализ, а самоосуществление, самоисполнение (Ш. Бюлер), самоактуализация (К. Гольдштейнг А. Маслоу) [17]. Как третья ветвь психологии, гуманистическая психология обращается в первую очередь к тем способностям, которые отсутствовали или не присутствовали систематически как в бихевиористической, так и в классической психоаналитической теории: любовь, творчество, самость, рост, удовлетворение базисных потребностей, самоактуализация, высшие ценности, бытие, становление, спонтанность, игра, юмор, эффективность,. смысл, честность, психологическое здоровье и близкие им понятия. В дальнейшем в центре становятся вопросы не теоретического характера, а больше практического применения, прежде всего, в рамках психотерапии, а также проблем образования. Именно благодаря такой практической направленности эта психология приобретает влияние и получает широкое распространение.

Основные принципы гуманистической психологии заключаются в следующем:

1) подчеркивание роли сознательного опыта;

2) убеждение в целостном характере природы человека;

3) акцент на свободе воли, спонтанности и творческой силе индивида;

4) изучение всех факторов и обстоятельств жизни человека.

Если прежде психологов больше всего интересовала проблема душевных расстройств, то гуманистическая психология направлена преимущественно на задачу исследования душевного здоровья, позитивных душевных качеств. Сосредоточив внимание лишь на темной стороне человеческой психики и оставив в стороне такие чувства, как радость, удовлетворение и тому подобные, психология игнорировала как раз те аспекты психики, которые во многом и составляют человеческое существо. Именно поэтому в ответ на явную ограниченность как бихевиоризма, так и психоанализа, гуманистическая психология с самого начала создавала себя как новый взгляд на природу человека, третью силу в психологии. Она как раз и призвана заняться изучением тех аспектов психики, которые прежде не замечали или игнорировали.[13]

Психологи гуманистической ориентации четко определились в отношении ценностей и философских предпосылок, лежащих в основе их подхода к личности человека. Четыре принципа, выдвинутых Ассоциацией гуманистической психологии рисуют яркий контраст между гуманистическим портретом личности человека и портретами, созданными в психоаналитическом и бихевиористском подходах.

Определяя свою задачу, ассоциация приняла за основу 4 принципа:

1. Переживания человека представляют основной интерес. Люди — не просто объекты исследования. Их следует описывать и объяснять по их собственным субъективным взглядам на мир, по их восприятию себя и самооценке. Основной вопрос, с которым должен встретиться каждый: «Кто я есть?». Чтобы узнать, как индивид пытается ответить на него, психолог должен стать его партнером в поиске смысла существования.

2. Приоритетными направлениями исследования являются человеческий выбор, творчество и самоактуализация. Гуманистические психологи отвергают психоаналитический подход, полагая, что психология, основанная на исковерканных личностях, может быть только исковерканной психологией. Они также отвергают бихевиоризм как психологию, отвергающую сознание и основанную преимущественно на изучении низших организмов. Люди не просто мотивируются органическими потребностями, такими как секс и агрессия, или физиологическими нуждами, такими как голод и жажда. У них есть потребность в развитии своего потенциала и способностей. Критериями психического здоровья должны быть рост и самоактуализация, а не просто эго-контроль или приспособление к окружению.

3. Осмысленность должна предшествовать объективности в выборе задач исследования. Гуманистические психологи считают, что психологические исследования слишком часто направляются имеющимися в распоряжении методами, а не важностью исследуемой проблемы. Они говорят, что надо изучать важные человеческие и социальные проблемы, даже если для этого иногда приходится воспользоваться менее строгими методами. И хотя психологи должны стараться быть объективными при сборе и интерпретации наблюдений, выбор ими темы исследований может и должен направляться ценностными критериями. В этом смысле исследование не свободно от ценности; психологи не должны делать вид, что ценности — это что-то, чего у них нет или за что они должны извиняться.

4. Высшая ценность принадлежит достоинству человека. Люди в своей основе добры. Цель психологии — понять человека, а не предсказывать и не контролировать его. Многие гуманистические психологи считают, что даже называть человека «испытуемым» значит унизить его достоинство как полноценного партнера в стремлении понять личность человека.

Большинство психологов гуманистической ориентации не спорят с тем, что биологические переменные и факторы окружения могут влиять на поведение, но они подчеркивают собственную роль индивида в определении и создании своей судьбы и тем самым сглаживают детерминизм, характерный для других подходов. Люди в основном добры, стремятся к росту и самоактуализации. Они также могут меняться и активны. Гуманистическая психология задает особенно высокие критерии психического здоровья. Одного самоконтроля или адаптации окружению мало. Только об индивиде, развитие которого направлено на самоактуализацию, можно говорить, что он психически здоров. Иначе говоря, психическое здоровье — это процесс, а не конечное состояние.[15]

Таким образом, можно сделать вывод, что спецификой гуманистического подхода к личности является его ориентированность прежде всего на изучение смысловых структур человека. В качестве основных предметов анализа выступают: высшие ценности, самоактуализация личности, творчество, любовь, свобода, ответственность, автономия, психическое здоровье, межличностное общение.

Гуманистическая психология выступает против построения психологии по образцу естественных наук и доказывает, что человек, даже будучи объектом исследования, должен изучаться как активный субъект, оценивающий экспериментальную ситуацию и выбирающий способ поведения.

Таким образом, и логика развития психологии, и идеология общества приводили к необходимости появления нового, третьего пути в психологии, который как раз и стремилась сформулировать гуманистическая психология, развиваемая Г. Олпортом, А. Маслоу и К. Рождерсом.
Глава 2. Основные гуманистические теории личности.

2.1. Теория самоактуализации А. Маслоу.

Одно из центральных мест в теории Маслоу занимает проблема мотивации. Отказываясь от психоаналитической интерпретации потребностей и мотивов, он формулирует положение, согласно которому социальность заключена в самой природе человека и выступает как его биологически обусловленное свойство. Наблюдаемые в обществе агрессивные действия и поступки людей, черты жестокости вызваны не природой, а антигуманными условиями воспитания и жизни личности, некоторыми традициями, присущими социуму.

Мотивация как движущая сила развития личности рассматривалась им в качестве тенденции, нарушающей психическое равновесие индивида. Именно такое нарушение гомеостазиса ведет к росту, развитию, самоактуализации личности, т.е. к желанию, которое определялось Маслоу как стремление человека быть тем, кем он может быть. Понятие самоактуализации занимает ведущее место в его концепции.

Не смотря на то, что потребность человека быть тем, кем он может быть, является врожденной, она остается потенциальной до тех пор, пока для ее актуализации не возникнут особые условия. Таким условием является удовлетворение всех других (базовых) потребностей индивида: физиологических потребностей, потребностей в безопасности и защите, любви и уважении. Неудовлетворение базальных желаний ведет к неврозам и психозам.

В более поздних работах положение о последовательности удовлетворения потребностей было пересмотрено и дополнено следующим тезисом: если в прошлом потребности индивида в безопасности, любви и уважении были полностью удовлетворены, он обретает способность стойко переносить лишения в этой сфере и актуализировать себя несмотря на неблагоприятные условия. Основными составляющими психического здоровья личности являются: 1) стремление быть всем, чем человек может быть, 2) стремление к гуманистическим ценностям.[7]

Существуют положительная и отрицательная стороны самоактуализации, где последняя ведет к крайнему индивидуализму и автономии.. При положительной стороне самоактуализации некоторая относительная независимость от окружающих, присущая здоровой личности, конечно, не свидетельствует об отсутствии взаимодействия с ними; это значит лишь то, что в такого рода контактах цели личности и ее собственная природа являются главными детерминантами.

В целом здоровую личность он описывает как автономную, склонную к принятию других, спонтанную, чувствительную к прекрасному, к юмору, склонную к творчеству. Сравнивая здорового человека и больного он писал, что самоактуализирующийся человек необычен не потому, что к нему что-то добавлено, а скорее потому, что он ничего не утратил в процессе своей индивидуальной жизни.

Помимо личностных качеств он выделяет когнитивные и перцептивные особенности самоактуализирующейся личности - четкое и ясное восприятие окружающей действительности, его нешаблонность, редкое использование защитных механизмов, высокую прогностическую способность. Наиболее комфортно такие люди чувствуют себя в новой, неизвестной, неструктурированной ситуации, успешны в научной деятельности. Они адекватно оценивают себя и свои способности.

Выделяются и особые социально-психологические и коммуникативные характеристики самоактуализирующейся личности - проявление положительных эмоций в общении с другими людьми, демократичность.

Потребность в самоактуализации по Маслоу - врожденная потребность. Важным условием функционирования здоровых людей он считает отрешенность, отстраненность от социального окружения, когда оценка своего поведения осуществляется на основе самоодобрения, не нуждающегося во внешних наградах и наказаниях.[14]

Эти исследования привели его к мысли о том, что существует определенная иерархия потребностей человека, которая выглядит следующим образом:

  • физиологические потребности – пища, вода, сон и т.п.;

  • потребность в безопасности – стабильность, порядок;

  • потребность в любви и принадлежности – семья, дружба;

  • потребность в уважении – самоуважение, признание;

  • потребность в самоактуализации – развитие способностей.

Одно из слабых мест теории Маслоу заключалось в том, что он утверждал: эти потребности находятся в раз и навсегда заданной жесткой иерархии и более высокие потребности (в самоуважении или в самоактуализации) возникают только после того, как удовлетворяются более элементарные. Не только критики, но и последователи Маслоу показали, что очень часто потребность в самоактуализации или в самоуважении являлась доминирующей и определяла поведение человека несмотря на то, что его физиологические потребности не были удовлетворены, а иногда и препятствовали удовлетворению этих потребностей. Впоследствии и сам Маслоу отказался от столь жесткой иерархии, объединив все потребности в два класса: потребности нужды (дефицита) и потребности развития (самоактуализации).

В то же время большинство представителей гуманистической психологии приняло термин "самоактуализация", введенный Маслоу, как и его описание "самоактуализирующейся личности".

Самоактуализация связана с умением понять себя, свою внутреннюю природу и научиться "сонастраиваться" в соответствии с этой природой, строить свое поведение исходя из нее.[9] Это не одномоментный акт, а процесс, не имеющий конца, это способ "проживания, работы и отношения с миром, а не единичное достижение". Маслоу выделял в этом процессе наиболее значимые моменты, которые изменяют отношение человека к самому себе и к миру и стимулируют личностный рост. Это может быть мгновенное переживание – "пик-переживание" или дли тельное – "плато-переживание".

Описывая самоактуализирующуюся личность, Маслоу говорил, что такому человеку присуще принятие себя и мира, в том числе и других людей. Это, как правило, люди адекватно и эффективно воспринимающие ситуацию, центрированные на задаче, а не на себе. В то же время им свойственно и стремление к уединению, к автономии и независимости от окружающей среды и культуры.

Так в теорию Маслоу входят понятия идентификации и отчуждения, хотя полностью эти механизмы не были раскрыты. Однако общее направление его рассуждений и экспериментальных исследований дает нам возможность понять его подход к психическому развитию личности, его понимание связей между личностью и обществом.

Ученый считал, что именно осознанные стремления и мотивы, а не бессознательные инстинкты составляют суть человеческой личности. Однако стремление к самоактуализации, к реализации своих способностей наталкивается на препятствия, на не понимание окружающих и собственные слабости. Многие люди отступают перед трудностями, что не проходит бесследно для личности, останавливает ее рост. Невротики – это люди с неразвитой или неосознанной потребностью в самоактуализации. Общество по самой своей сути не может не препятствовать стремлению человека к самоактуализации. Ведь любое общество стремится сделать чело века своим шаблонным представителем, отчуждает личность от ее сути, делает ее конформной.

Концепция Абрахама Маслоу повлияла на развитие психологической науки, а также на криминологию, менеджмент, психотерапию и воспитание. Это влияние было усилено тем, что его теория воспринималась не просто как научная концепция, а как идеология, продвигающая человечество по пути раскрытия своих потенциальных возможностей.

Оценивая теорию Маслоу, необходимо отметить, что он был едва ли не первым психологом, обратившим внимание не только на отклонения, трудности и негативные стороны личности. Одним из первых он исследовал достижения личного опыта, раскрыл пути для саморазвития и самосовершенствования любого человека.

^ 2.2. Теория личностных черт Олпорта.

Теорию Гордона Олпорта часто относят к диспозициональному направлению, согласно которому: 1) люди обладают широким набором предрасположенностей реагировать типичным образом на различные ситуации; 2) каждый единичный человек уникален, непохож по своему психическому складу (системе черт) на других людей.

В своей персонологической концепции Г. Олпорт рассматривает человека как сложную "открытую" систему, в иерархической организации которой он выделяет следующие интегративные уровни взаимодействия индивида с миром - условные рефлексы, навыки, черты личности, системы черт, варьирующие в разных случаях и образующие множественные Я-личности.

Особое место в этой сложно организованной системе занимает мотивационно-потребностная сфера. В ней выделяются два уровня функционирования: уровень мотивов нужды и уровень высших мотивов, или мотивов развития.[10]

Принцип так называемого гомеостазиса - стремления к устранению напряжения - применим лишь к низшему уровню мотивационной системы (мотивам нужды). Формы истинно личностного бытия (стремление к новым целям, постановка творческих задач, актуализация чувства инициативности и ответственности и др.) не укладываются в формулу гомеостазиса. Поиск постоянного напряжения, сопротивление равновесию - характерные черты мотивов развития.

Системы высших мотивов входят в центральное ядро личности - Я - и преобразуются в системы ценностей человека. Стремление к самоактуализации и самореализации относятся к мотивам развития и являются изначально заложенными в человеке потребностями. Мотивы развития порождают обращенную в будущее систему целей, реализация которых обеспечивает формирование новых возможностей человека. Человек, по Олпорту, обращен в свое будущее.

Развитие личности по Олпорту ассоциируется с динамикой мотивационной системы. Для объяснения особенностей формирования и становления личности он формулирует принцип функциональной автономии мотивов, согласно которому в процессе развития человека связи между старыми и новыми мотивами сохраняются, при этом характер этих связей имеет историческую, но не функциональную природу. Функционально они не тождественны.

Принцип функциональной автономии мотивов позволяет рассматривать новые мотивы как самостоятельные единицы психики человека, относительно независимые от более ранних форм (инстинктов и рефлексов).[11]

Развитие мотивационной сферы в единстве с формированием обобщенных навыков поведения ведет, согласно Олпорту, к формированию основных свойств личности, называемых им чертами. Черта - предрасположенность вести себя сходным образом в широком диапазоне ситуаций. Это такие психологические особенности, которые преобразуют множество стимулов и обуславливают множество эквивалентных ответных реакций. Например, агрессивный человек склонен интерпретировать нейтральные стимулы как угрожающие, робкий - в каждом человеке видит потенциального критика, носителя морали.

Черты рассматриваются Олпортом в качестве единиц анализа личности. В процессе развития одни черты становятся второстепенными, подчиняющимися, другие приобретают характер кардинальных и центральных черт. И те, и другие в совокупности составляют фокус личности.

Кардинальные - черты, которые преобладают в поведении человека практически во всех ситуациях, центральные являются типичными для человека, но проявляются не во всех ситуациях. Согласно Олпорту, центральных черт бывает не больше 5-10.

Главной целью психологии личности Олпорт считает исследование неповторимости каждого человека. Он утверждал, что характерным свойством человека является его уникальность. "Индивидуальность - есть основная характеристика человеческой природы".[10]

Неповторимость каждого индивида выражается им через введение понятия личностной диспозиции как слияния нескольких черт в неповторимый гештальт. В этом смысле личность можно изучать только с помощью идиографических методов исследования. Однако столь односторонний подход к человеку не был присущ Олпорту. Наоборот, он предлагает исследовать личность и идиографическими техниками, получая уникальное знание об индивиде, и номотетическими методами, утверждая универсальные законы и закономерности.

Процесс развития личности Олпорт сопоставляет со сменой одной формы единства, целостности личности другой. Он выделяет три стадии в развитии единства личности:

  • детская стадия;

  • стадия относительной дифференциации;

  • стадия интегрированного единства.

На первой стадии ребенок функционирует как динамическое единство, почти во всех ситуациях отвечает как целое, по принципу "все или ничего". На второй стадии это динамическое единство нарушается и возникает дифференциация, расчлененность отдельных мотивационных компонентов (в подростковом возрасте неструктурированными могут оказаться цели, мотивы, установки). На третьей стадии в процессе общения и деятельности на основе дифференциации и соподчинения отдельных свойств личности происходит образование интегрированного единства с обособленным центром в виде структуры Я.

Черты – это психологические особенности, преобразующие множество стимулов и обусловливающие множество эквивалентных ответных реакций. Такое понимание черты означает, что разнообразные стимулы могут вызвать одинаковые ответные реакции, так же как и множество реакций (чувства, ощущения, интерпретации, поступки) могут иметь одинаковое функциональное значение.

Нет необходимости говорить, что человек может участвовать в подобных акциях, не обязательно обладая чрезмерной враждебностью или страхом перед коммунистами. И кроме того, любой, кто голосует за кандидатов правого крыла или является противником ООН, не обязательно подпадает. Многие ситуации, воспринимаемые человеком как равнозначные, дают толчок к развитию определенной черты, которая затем сама инициирует и выстраивает разнообразные виды поведения, эквивалентные в своих проявлениях данной черты. Эта концепция эквивалентности стимула и реакций, объединенных и опосредованных чертой, и является главной составляющей теории личности Олпорта.

Согласно Олпорту, черты личности не связаны с небольшим числом специфических стимулов или реакций; они являются генерализованными и устойчивыми. Обеспечивая сходство ответов на многочисленные стимулы, черты личности придают значительное постоянство поведению. Черта личности – это то, что обусловливает постоянные, устойчивые, типичные для разнообразных равнозначных ситуаций особенности нашего поведения. Это жизненно важная составляющая нашей "личностной структуры". В то же самое время черты личности могут быть и определяющими в рисунке поведения человека. Например, доминирование как личностная особенность может проявляться лишь тогда, когда человек находится в присутствии значимых других: со своими детьми, с супругом или близким знакомым. В каждом случае он немедленно становится лидером. Однако черта доминирования не активируется в ситуации, когда этот человек обнаруживает десятидолларовую купюру на пороге приятельского дома. Подобный стимул вызовет скорее проявление честности (или, наоборот, нечестности), но не доминантности.

Следует, однако, подчеркнуть, что черты личности не пребывают в дремлющем состоянии в ожидании внешних стимулов. На самом деле люди активно выискивают социальные ситуации, способствующие проявлению их особенностей. Человек, обладающий выраженной предрасположенностью к общению, не только является прекрасным собеседником, когда находится в компании, но и проявляет инициативу в поиске контактов, когда оказывается в одиночестве. Иными словами, человек не является пассивным "респондентом" на ситуацию, как мог бы полагать Б. Ф. Скиннер, скорее наоборот, ситуации, в которых личность оказывается чаще всего, – это, как правило, те самые ситуации, в которые она активно стремится попасть. Эти две составляющие функционально взаимосвязаны.

Черта личности является более обобщенным качеством, чем привычка. Черты личности обусловливают сравнительно неизменные и общие особенности нашего поведения. Привычки, будучи устойчивыми, относятся к более специфическим тенденциям, и поэтому они менее обобщены как относительно ситуаций, "запускающих" их в действие, так и относительно поведенческих реакций, обусловленных ими.[8] Например, ребенок может чистить зубы дважды в день и продолжать это делать, так как в этом его поощряют родители. Это привычка. Однако с течением времени ребенок может приучиться также расчесывать волосы, стирать и гладить одежду и прибирать свою комнату. Все эти привычки, слившись воедино, могут сформировать такую черту, как опрятность.

Черта личности является движущим или, по крайней мере, определяющим элементом поведения. Как уже отмечалось, черты не дремлют в ожидании внешних стимулов, способных их пробудить. Они скорее побуждают людей к такому поведению, в котором данные черты личности наиболее полно проявятся. Например, студентка колледжа, в значительной мере обладающая такой чертой, как "общительность", не сидит просто так в ожидании вечеринок, чтобы пообщаться. Она их активно выискивает и таким образом выражает свою общительность. Итак, черты личности "выстраивают" действие индивидуума.

В последние годы своей карьеры Олпорт пришел к осознанию того, что использование термина "черта личности" для описания как общих, так и индивидуальных характеристик, вызывает затруднения. Поэтому он пересмотрел свою терминологию и назвал индивидуальные черты индивидуальными диспозициями. Общие же черты изменили название, став просто чертами личности. Теперь в определение индивидуальной диспозиции включена фраза "присущая индивидууму", но в остальном определение осталось таким же, как и более раннее определение черты.

Олпорт был глубоко увлечен изучением индивидуальных диспозиций. Со временем для него стало очевидным, что не все индивидуальные диспозиции в равной мере присущи человеку и не все они являются доминирующими. Поэтому Олпорт предложил выделять три типа диспозиций: кардинальные, центральные и вторичные.

Кардинальная диспозиция настолько пронизывает человека, что почти все его поступки можно свести к ее влиянию. Эта в высшей степени генерализованная диспозиция не может оставаться скрытой, если, конечно, это не такая черта, как скрытность – обладатель ее может стать отшельником, и тогда никто уже не узнает его склонностей. Однако в других примерах наличие подобной кардинальной диспозиции или главной страсти может сделать его обладателя в своем роде выдающейся фигурой. Олпорт утверждал, что очень немногие люди обладают кардинальной диспозицией.

Не столь всеобъемлющие, но все же довольно яркие характеристики человека, получившие название центральные диспозиции – это, так сказать, строительные блоки индивидуальности. Центральные диспозиции лучше всего сравнить с качествами, приводимыми в рекомендательных письмах (например, пунктуальность, внимательность, ответственность). Центральные диспозиции представляют собой такие тенденции в поведении человека, которые могут легко обнаруживать окружающие.

Черты менее заметные, менее обобщенные, менее устойчивые и, таким образом, менее пригодные для характеристики личности, называются вторичными диспозициями. В эту рубрику следует включить предпочтения в еде и одежде, особые установки и ситуационно обусловленные характеристики человека. Рассмотрим, к примеру, человека, который никогда не ведет себя послушно и покорно, кроме тех ситуаций, когда офицер полиции делает ему отметку о превышении скорости. Олпорт отмечал, что надо очень близко знать человека, чтобы обнаружить его вторичные диспозиции.

Таким образом, самая примечательная черта теоретических работ Олпорта – то, что, несмотря на свой плюрализм и эклектизм, они породили чувство новизны и обрели широкое влияние. Согласно его представлениям, черта личности не только обусловливает определенную поведенческую реакцию на широкий спектр внешних стимулов, субъективно воспринимаемых как схожие, но и является мотиватором, побуждающим человека искать и создавать явления внешнего мира (например социальные ситуации), адекватные наличествующей черте.

^ 2.3.Теория личности Роджерса.

Одним из важных положений теории К. Роджерса является суждение о том, что индивид существует в постоянно изменяющемся мире, центром которого является он сам. Это индивидуальное пространство было названо феноменальным миром. Он не является миром объектов и предметов, а включает в себя все, что чувствует человек (организм) не зависимо от того, осознанно или не осознанно это чувство. Осознание того или иного чувства было им названо символизацией объекта. В личностном мире индивида лишь небольшая его часть переживается сознательно, при этом одни содержания опыта легко оформляются в образы, а другие остаются невнятными основаниями нового опыта. Подлинный смысл индивидуального опыта известен только самому индивиду.

Организм реагирует на окружение так, как оно дано ему в опыте и восприятии. Именно эта сфера - восприятие событий является реальной. Иными словами, человек реагирует не на какую-то абсолютную реальность, а на свое восприятие этой реальности.[2] Оно раскрывается через следующие три принципа:

1) поведение человека можно понять не с позиций объективного наблюдателя, а с позиций самой личности, ее субъективного восприятия и познания действительности;

2) человек сам определяет свою судьбу, свободен в выборе и принятии решения;

3) люди по природе добры и стремятся к совершенству.

В психологическом смысле реальность - это личный мир восприятий человека. В психотерапии изменение сферы восприятия, психической реальности приводит к изменению реакций человека. Например, пока родитель воспринимается как доминирующий, реакции ребенка остаются соответствующими.[3]

Организм реагирует на определенное феноменальное поле как организованное целое. Это положение Роджерса противопоставляется функционализму, раскладывающему личность и познавательные процессы на отдельные составляющие, которые сами по себе этой целостности не представляют.

Личность имеет одну основную тенденцию и стремление - актуализировать, сохранять и укреплять организм как средоточие опыта, развиваться в направлении зрелости. Организм движется в сторону большей независимости и ответственности, в сторону самоуправления, саморегуляции и автономии. Эта потребность в самоактуализации заложена в каждом человеке от рождения, однако воспитание и нормы, установленные обществом, принуждают его забыть о собственных чувствах и потребностях и принять ценности, навязанные другими. В этом отклонении и кроется источник аномалий поведения. Чем больше проявлений опыта доступно сознанию, тем больше у человека возможностей отразить общую картину своего феноменального мира в поведении; чем меньше защитных, искажающих содержание опыта представлений, тем адекватнее они выражаются в общении.

Всякий опыт и переживания в жизни индивида подвергаются различным оценкам: некоторые из них адекватно символизируются в отношении самости, некоторые игнорируются, не осознаются, не имея отношения к удовлетворению потребности, некоторые искажаются в символизации как несовместимые со структурой самости, остальные отрицаются, имея прямое отношение к удовлетворению потребности.

В своей теории личности Роджерс развернул определенную систему понятий, в которых люди могут создавать и изменять свои представления о себе, о своих близких. В этой же системе развертывается и терапия, помогающая человеку изменить себя и свои отношения с другими. Как и для других представителей гуманистической психологии, идея ценности и уникальности человеческой личности является центральной для Роджерса. Он считает, что тот опыт, который возникает у человека в процессе жизни, и который он называл "феноменальным полем", индивидуален и уникален. Этот мир, создаваемый человеком, может совпадать или не совпадать с реальной действительностью, так как не все предметы, входящие в окружающее, осознаются субъектом. Степень тождественности этого по ля реальной действительности Роджерс называл конгруэнтностью. Высокая степень конгруэнтности означает: то, что человек сообщает другим, то, что происходит вокруг, и то, что он осознает в происходящем, более или менее совпадают между собой.[12] Нарушение конгруэнтности приводит к росту напряженности, тревожности и, в конечном счете, к невротизации личности. К невротизации приводит и уход от своей индивидуальности, отказ от самоактуализации, которую Роджерс, как и Маслоу, считал одной из важнейших потребностей личности. Развивая основы своей терапии, ученый соединяет в ней идею конгруэнтности с самоактуализацией.

Роджерс настаивал на том, что самооценка должна быть не только адекватной, но и гибкой, меняющейся в зависимости от ситуации. Это постоянное изменение, избирательность по отношению к окружающему и творческий подход к нему при отборе фактов для осознания, о котором писал Роджерс, доказывает связь его теории не только со взглядами Маслоу, но и с концепцией "творческого Я" Адлера, повлиявшей на многие теории личности второй половины XX века. При этом Роджерс не только говорил о влиянии опыта на самооценку, но и подчерки вал необходимость открытости навстречу опыту. В отличие от большинства других концепций личности, настаивающих на ценности будущего (Адлер) или влиянии прошлого (Юнг, Фрейд), Роджерс подчеркивал значение настоящего. Люди должны научиться жить в настоящем, осознавать и ценить каждый момент своей жизни. Только тогда жизнь раскроется в своем истинном значении и только тогда можно говорить о полной реализации, или, как называл это Роджерс, о полном функционировании личности.

Он пришел к убеждению, что основная сила, мотивирующая человеческий организм, — это тенденция к актуализации всех способностей организма. Растущий организм стремится реализовать свой потенциал в пределах своей наследственности. Человек может не всегда четко видеть, какие действия ведут к росту а какие — к регрессии. Но когда путь ясен, индивид предпочитает расти, а не регрессировать. Роджерс не отрицал, что есть и другие потребности, в том числе и биологические, но считал их вспомогательными по отношению к мотиву совершенствования. [16]

Вера Роджерса в первичность актуализации образует основу его недирективной, ориентированной на клиента терапии. Этот психотерапевтический метод предполагает, что у каждого индивида есть мотив и возможность к изменению и что сам индивид более всех компетентен решать, в каком направлении эти изменения должны происходить. При этом психотерапевт выполняет роль зондирующей системы, а пациент исследует и анализирует свои проблемы.

Кроме того, Роджерс отождествляет себя с гуманистической ориентацией современной психологии. Гуманистическая психология противостоит тому, что полагает мрачным пессимизмом и безнадежностью, свойственным психоаналитическому взгляду на человека, с одной стороны, и роботизации человека, выраженной в бихевиоризме, с другой.

Гуманистическая психология смотрит на человека с большей надеждой и оптимизмом. Она верит в то, что человек – любой человек – обладает возможностью к здоровому и творческому росту. Неудачи в осуществлении этой возможности связаны с удушающими и извращающими влияниями родительского воспитания, обучения и иных социальных прессов. Тем не менее, этот вредный эффект может быть преодолен, если индивид хочет принять ответственность за собственную жизнь.

Хотя Роджерс не обсуждает специально структурные конструкты, предпочитая уделять внимание изменениям и развитию личности, существуют два таких конструкта, которые имеют для его теории фундаментальное значение и могут даже рассматриваться как то подножие, на котором покоится остальная теория. Это "организм" и "Я".

Организм, рассмотренный с психологической точки зрения, представляет локус всего опыта переживаний. Опыт переживаний включает все, что потенциально доступно сознанию и происходит в организме в любой данный момент. Вся совокупность переживаний образует феноменальное поле. Феноменальное поле – это индивидуальная система ориентации, о которой знать может только сам человек. [6]

Таким образом, феноменальное поле в каждый данный момент образуется сознательными (символизированными) и бессознательными (несимволизированными) переживаниями. Организм, однако, может дифференцировать и реагировать на несимволизированный опыт. [5]

Возможны случаи, когда опыт переживаний символизируется неверно, и тогда человек ведет себя неприемлемо. Тем не менее человек склонен проверять свои символизированные переживания относительно мира как такового. Эта проверка реальности дает человеку надежное знание мира, так что он оказывается способен к реалистическому поведению. Однако некоторые перцепции остаются непроверенными или проверенными неадекватно, и эти непроверенные переживания могут быть причиной нереалистического поведения и причинять человеку вред. Хотя Роджерс не обсуждает проблему "истинной" реальности, очевидно, что у людей должно быть некое представление о внешнем, безличном стандарте реальности, иначе они не могли бы осуществлять проверку внутренней картины мира относительно "объективной". Тогда встает вопрос, каким образом люди могут различить субъективный образ, неверно представляющий (репрезентирующий) реальность, от того, что репрезентирует ее верно. Что дает людям возможность отделить факт от фикции в своем субъективном мире? Это – великий парадокс феноменологии.

Роджерс разрешает этот парадокс, уходя от чистой феноменологии. То, что человек переживает, или думает, в действительности не реальность для него; это лишь рабочая гипотеза о реальности, гипотеза, которая может не быть верной. Человек воздерживается от суждений, пока не проверит гипотезу. Что представляет собой эта проверка? Она представляет сопоставление информации, на которой базируется гипотеза, с информацией, полученной из других источников. Например, человек, желающий посолить пищу, видит две одинаковые емкости, в одной из которой соль, в другой – перец. Человек полагает, что емкость с большими отверстиями содержит соль, но, не будучи убежден в этом абсолютно, высыпает немного содержимого на тыльную часть ладони. Если частицы белые, а не черные, человек уверяется в том, что это соль. Очень осторожный человек может даже положить немного на губы, поскольку, быть может, это не соль, а белый перец. Здесь мы имеем дело с проверкой собственных идей на основе относительно разнообразия сенсорных данных. Тест состоит в проверке менее определенной информации на основе более прямого знания. В случае с солью окончательным критерием является вкус: определенный конкретный вид чувствования определяет ее как соль.

Разумеется, в вышеприведенном примере рассмотрены идеальные условия. Во многих случаях человек принимает свои переживания как достоверную репрезентацию реальности, ему не удается отнестись к ним как к гипотезам о реальности. Как следствие, это завершается множеством ошибочных представлений относительно самого себя и внешнего мира.

В теории Роджерса подразумеваются два других проявления конгруэнтности-неконгруэнтности. Одно из них – конгруэнтность или ее отсутствие между субъективной реальностью (феноменальным полем) и внешней реальностью (миром как он есть). Другое – степень соответствия между Я и идеальным Я. Если расхождение между Я и идеальным Я значительны, человек неудовлетворен и плохо приспособлен.

Как развивается неконгруэнтность и как сделать более конгруэнтными Я и организм – основной предмет размышлений Роджерса, и именно прояснению этих жизненно важных вопросов он посвятил большую часть своей профессиональной жизни. Как он отвечает на эти вопросы, мы обсудим в разделе, посвященном развитию личности.

Организм и Я, хотя и обладают врожденной тенденцией к актуализации, выступают как объект сильных влияний со стороны среды и особенно социального окружения. Роджерс, в отличие от других основывающихся на клиническом опыте теоретиков типа Фрейда и Салливана, не обозначает точного расписания важных стадий, через которые проходит человек на пути от младенчества к созреванию. Вместо этого он фокусирует внимание на том, каким образом оценки индивида со стороны окружающих, особенно в детстве, благоприятствуют дистанцированию между переживаниями организма и переживаниями Я.
Если эти оценки исключительно положительны по знаку (что Роджерс называет безусловным положительным отношением), тогда между организмом и Я не возникнет дистанцирования или неконгруэнтности.

Но, поскольку оценки детского поведения со стороны родителей и других людей то позитивны, то негативны, ребенок научается различать достойные действия и чувства (они одобряемы) и недостойные (они неодобряемы). Недостойные переживания имеют тенденцию к исключению из Я-концепции, даже если они организмически валидны. Следствием этого является то, что Я-концепция оказывается вне линии организмических переживаний. Ребенок старается быть тем, чего от него хотят, а не тем, что он есть.

Роджерс отмечает, что люди часто формируют и усиливают абсолютно не соответствующий реальности образ самого себя. Человек, чувствующий себя недостойным, исключит из сознания данные, противоречащие этой картине или реинтерпретирует данные так, чтобы они соответствовали этой картине недостойности. Такой человек, получая продвижение по службе, скажет, что "начальник меня пожалел" или "я этого не заслуживаю". Некоторые люди в новом положении могут даже действовать неудачно, чтобы доказать себе и миру, что нехороши.

Как можно отрицать угрозу образу Я, не зная предварительно об угрозе? Роджерс говорит о том, что ниже уровня сознательного распознания существуют иные уровни выделения, и представляющий угрозу объект может восприниматься бессознательно или "субцепироваться" прежде, чем будет воспринят осознанно. Например, угрожающий объект или ситуация могут вызывать висцеральные реакции, такие, как сердцебиение, которые на сознательном уровне переживаются как тревога, причем человек неспособен определить причину беспокойства. Чувство тревоги пробуждает механизм отрицания, не позволяющий содержащему угрозу опыту переживаний становиться осознанным.

Разрыв между Я и организмом не только вызывает защитные тенденции и искажения, но также влияет на отношения человека с другими. Люди с сильными защитными тенденциями склонны к враждебным чувствам по отношению к тем другим, чье поведение в их глазах репрезентирует их собственные отрицаемые чувства.

Важным социальным преимуществом, достигаемым посредством принятия и ассимиляции переживаний, которым было отказано в символизации, является то, что человек начинает лучше понимать и принимать других.[1]

Делая заключения из этого обзора основных особенностей теории Роджерса, можно сказать что, организм, как живая, развивающаяся, холистическая система, есть базовая психологическая реальность. Любое отклонение от этой реальности угрожает интегрированности человека.

Таким образом, оценивая гуманистические теории личности, необходимо отметить, что их разработчики впервые обратили внимание не только на отклонения, трудности и негативные стороны в поведении человека, но и на позитивные стороны личностного развития.

В работах ученых этой школы исследовались достижения личного опыта, были раскрыты механизмы формирования личности и пути для ее саморазвития и самосовершенствования


Заключение.

Оценивая гуманистические теории личности, необходимо отметить, что их разработчики впервые обратили внимание не только на отклонения, трудности и негативные стороны в поведении человека, но и на позитивные стороны личностного развития. В работах ученых этой школы исследовались достижения личного опыта, были раскрыты механизмы формирования личности и пути для ее саморазвития и самосовершенствования. Необходимо отметить и тот факт, что большее распространение это направление получило в Европе, а не в США, где не так сильны традиции экзистенциализма и феноменологии.

Появление новых тенденций в развитии психологии в конце XX в., направленных на конвергенцию лучших достижений разных психологических школ, нашло отражение и в содержании теорий гуманистической психологии, так как ее трансформация происходит не только в логике одного направления, но и в более комплексном подходе к психологии личности.

Каждая из названных теорий использует свой собственный понятийный аппарат, создает оригинальные представления о внутреннем мире человека и его развитии в процессе жизни, проверяет и обосновывает данные, полученные в ходе эмпирических исследований, и в процессе психотерапевтической работы с клиентами.

С точки зрения гуманистической психологии, сама сущность человека постоянно движет его в направлении личного роста, творчества и самодостаточности, если только чрезвычайно сильные обстоятельства окружения не мешают этому. Сторонники гуманистической психологии также утверждают, что люди – в высшей степени сознательные и разумные создания без доминирующих бессознательных потребностей и конфликтов.

В общем, гуманистические теории рассматривают людей как активных творцов собственной жизни, обладающих свободой выбирать и развивать стиль жизни, которая ограничена только физическими или социальными воздействиями.
Список используемой литературы.


  1. Аткинсон Р. Л., Р. С. Аткинсон, Э. Е. Смит, Д. Дж. Бем, С. Нолен-Хоэксем Введение в психологию. - СПб.: Прайм – Еврознак, 2007.

  2. Горностай П.П. Гуманистическая психология К. Р. Роджерса // Вопросы психологии. -№ 12, 1997.

  3. Грининг Т. История и задачи гуманистической психологии // Вопросы психологии- № 4. 1998.

  4. Гриншпун И. Б. Введение в психологию. – М.: Международная педагогическая академия, 1994.

  5. Ждан А. Н. История психологии.- М.: МГУ, 1990.

  6. Зейгарник Б. В. Теории личности в зарубежной психологии. – М.: МГУ, 2002.

  7. Зиглер Д., Хьелл Л. Теории личности. – СПб.: ПИТЕР, 2008.

  8. Марцинковская Т. Д. История психологии. – М.: Академия, 2004.

  9. Маслоу А. Мотивация и личность – СПб: Питер, 2008 г.

  10. Олпорт Г. Становление личности - М.: Смысл, 2002.

  11. Первин Л., Оливер Д. Психология личности. Теория и исследования. - М.: Аспект Пресс, 2001.

  12. Роджерс К. Становление личности. Взгляд на психотерапию. – М.: Эксмо-Пресс, 2002.

  13. Столяренко Л. Д. Основы психологии. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

  14. Степанов C. С. . Психология в лицах. – М.: ЭКСМО-Пресс,2001.

  15. Холл К. С., Линдсей Г. Теории личности.- М.: Психотерапия, 2008

  16. Шульц Д. П. , Шульц Э. С. История современной психологии.- Спб.: ВЕЧЕ, 1998.

  17. Ярошевский М. Г. История психологии от античности до середины ХХ в. - М.: Директмедиа Паблишинг, 2008 г.








Скачать файл (138 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru