Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  


Загрузка...

Курсовая работа - Особенности обучения грамматике Китайского языка - файл 1.doc


Курсовая работа - Особенности обучения грамматике Китайского языка
скачать (191 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc191kb.04.12.2011 13:03скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Алтайская государственная академия образования имени В.М. Шукшина»

Факультет иностранных языков

Кафедра восточных языков и методики преподавания иностранных языков

Особенности обучения грамматике китайского языка

Курсовая работа

Выполнила:

студентка группы Я-ЯК072

Устемчук Татьяна Александровна

Научный руководитель:

старший преподаватель кафедры

восточных языков и МПИЯ

Геращенко Александр Михайлович

Оценка ___________________

«___» ________________2011г.

Подпись __________________

Бийск 2011

Содержание

Введение……………………………………………………………………...……3

Глава 1.Особенности обучения китайскому языку………..…….....…….…..…5

    1. Обучение языку……………………….………………….………….…......5

1.2. Общеметодологические подходы к разработке методики обучения китайскому языку………………………………………………………………...6

1.2.1. Основные цели обучения китайскому языку………………………….…6

1.2.2. Начальный этап обучения — наиболее ответственный и сложный этап……………………………………………………………………………..…..7

1.2.2.1. Главная проблема обучения китайскому языку………………………..8

1.2.2.2. Условия правильного управления процессом обучения…………..…11

Выводы по главе 1…………………………………………………….……….15
Глава 2. Учет особенностей грамматического строя китайского языка в процессе обучения……………………………………………………………….16

2.1. Этапы развития китайской грамматики……………………………….......16

2.2.Учёт отличительных особенностей китайской грамматики в процессе обучения………………………………………………………………………….17

2.3. Основные проблемы в изучении китайской грамматики………………...19

2.4. Методологические особенности грамматики китайского языка………...24

Выводы по главе 2………………………………………………………………30

Заключение……………………………………………………………………….32

Список литературы………………………………………………………………33

Введение

Под грамматическим уровнем языка понимается синтаксические закономерности организации текстов из слов, синтагм и предложений, а также правила слово- и формообразования.

Грамматика имеет первостепенное практическое значение, так как с ее помощью обеспечивается формирование умений устного и письменного общения.

История преподавания иностранных языков свидетельствует о том, что отношение к грамматике определяло специфику того или иного метода, принципы и приемы обучения. Роль грамматической теории при этом либо увеличивалась, либо недооценивалась или вовсе исключалась.

В настоящее время в средней школе роль грамматики играет важную роль. При изучении какой-либо темы на китайском языке мы каждый раз сталкиваемся с тем или иным грамматическим материалом. При его изучении необходимо учитывать не только тематику, но и использовать различные приемы и методы обучения.

Процесс обучения в наши дни требует более дифференцированного и творческого подхода к обучению грамматики. Поэтому мы посчитали важным разработать комплекс упражнений для формирования грамматических навыков, чтобы помочь преподавателю в предъявлении, закреплении и тренировке какого-либо грамматического материала.
Необходимостью рассмотрения особенностей обучения грамматике китайского языка обусловлена актуальность данной работы.

Объектом исследования является грамматика китайского языка. ^ Предмет исследования является особенности грамматического строя китайского языка.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы выявить и рассмотреть особенности грамматического строя китайского языка и основные особенности и проблемы в изучении грамматики китайского языка. В связи с этим ставятся следующие задачи:

- изучить имеющуюся научную литературу по теме исследования;

- проанализировать общеметодологические подходы к разработке методики обучения китайскому языку;

- рассмотреть особенности грамматического строя китайского языка в процессе обучения;

- рассмотреть основные особенности и проблемы в изучении грамматики китайского языка.

Источником материала исследования – послужили работы таких исследователей, как Кочергин И.В. [Кочергин 2006], Гальскова Н.Д. [Гальскова 2003], Люй Шу Сян [Люй Шу Сян 1961], а также работы других исследователей.

Применялись следующие методы исследования: анализ литературы и документов, наблюдение, метод компонентного анализа.

^ Структура работы включает введение, две главы (в первой из которых рассматривается общеметодологические подходы к разработке методики обучения китайскому языку, а во второй характеризуются учет особенностей грамматического строя китайского языка в процессе обучения), заключение и список использованной литературы.
Глава 1.Оссобености обучения китайскому языку

1.1. Обучение языку

Управляемый процесс овладения языком связан с такими понятиями, как преподавание языка и изучение языка, то есть с обучением языку. Обучение ИЯ представляет собой специальным образом организованный процесс, в ходе которого в результате взаимодействия обучаемого и обучающего осуществляется воспроизведение и усвоение определенного опыта в соответствии с заданной целью. В нашем случае речь идет о речевом иноязычном опыте, которым в той или иной степени владеет обучающий (учитель) и полностью или частично не владеет обучаемый (ученик) [Гальскова 2003].

Обучение ИЯ, по определению И.В. Рахманова, есть «...процесс систематического и последовательного сообщения учителем знаний и привитие умений и навыков в области иностранных языков, процесс активного и сознательного усвоения их учащимися, процесс создания и закрепления у детей тех качеств, которые мы стремимся у них воспитать». Из данного определения, очевидно, что процесс обучения — это процесс двусторонний, включающий в себя в их единстве обучающую деятельность учителя/преподавателя ИЯ и учебную деятельность (изучение языка) обучаемого, направленную на изучение языка/овладение языком [Гальскова 2003].

Между понятиями «изучение языка» и «овладение языком» есть существенные различия. В качестве иллюстрации последнего мы можем сослаться на мнение W. Ekimondson и J. House, считающих, что процесс овладения языком строится по законам овладения ребенком первым/родным языком. Для этого процесса характерно неосознанное, интуитивное усвоение языка, осуществляемое в ходе социализации личности ребенка. В отличие от этого процесса изучение языка есть процесс осознанный, предполагающий, прежде всего эксплицитно выраженное использование и усвоение правил, языковых элементов. Следовательно, понятие «изучение языка» более широкое, нежели понятие «овладение языком». Процесс овладения языком можно рассматривать как «непреднамеренное», не находящееся под непосредственным управлением усвоение иноязычного содержания. Конечно, изучать можно и родной язык, которым ребенок уже владеет практически (что, собственно, и происходит, когда маленький ребенок приходит в школу). В непосредственном контакте с его носителем также имеют место элементы обучения (например, в ходе подсказки взрослым ребенку адекватных языковых и речевых средств или исправления ошибок). Обучение языку имеет конечной целью овладение этим языком, то есть ученик должен овладеть «речевыми умениями и навыками на определенном уровне, сколь угодно высоком». Однако, к сожалению, изучение языка и обучение ему не всегда предполагают овладение учащимся этим языком [Гальскова 2003].
^ 1.2. Общеметодологические подходы к разработке методики обучения китайскому языку

1.2.1. Основные цели обучения китайскому языку

Разработка методики обучения любому предмету включа­ет определение его (обучения) основных составляющих: це­ли обучения, содержания обучения, методов, приемов и способов, а также средств обучения. Причем несмотря на то, что все перечисленные составляющие тесно взаимосвязаны, определение их содержания необходимо осуществлять именно в такой последовательности. Начинается все с опре­деления основной цели обучения. В приложении к китай­скому языку (и любому другому иностранному языку) тако­вых можно выделить три.

1. Обучение языку как объекту профессиональной дея­тельности (условно можно назвать академическим или филологическим).

2. Обучение иностранному языку как инструменту ре­шения иных (нелингвистических) задач (условно можно назвать прикладным).

3. Обучение иностранному языку как средству непро­фессиональной коммуникации (условно можно на­звать практическим или бытовым).

Каждая из вышестоящих в этом списке целей поглощает и включает в себя нижестоящие, но не наоборот. Это необ­ходимо иметь в виду при организации обучения. [Кочергин 2006].

Академическое (филологическое) обучение китайскому языку является наиболее содержательной и наиболее ответственной формой обучения. Такое обучение предполагает овладение достаточно большим объемом теоретических знаний и формирование на их основе языковых навыков и умений (как общих речевых, так и специальных, ориентированных на выполнение какой-то профессиональной деятельности — исследовательской или практической). Столь многообразная и объемная цель пред­полагает и соответствующие способы ее достижения. Спосо­бы, в свою очередь, определяются и разрабатываются на базе соответствующего содержания обучения, материальными носителями которого являются учебные материалы[Кочергин 2006].
^ 1.2.2. Начальный этап обучения — наиболее ответственный и сложный этап
При организации такого обучения чрезвычайно важно определить не только конечную, но и промежуточные цели и соответствующие им этапы обучения. Независимо от про­должительности обучения наиболее оптимальным является его деление на три этапа: начальный, продвинутый или средний и завершающий.

Начальный этап — это наиболее ответственный и наиболее сложный, с точки зрения организации, этап обучения, в ходе которого у обучаемых формируются базовые навыки и умения по основным аспектам языка — фонетике, лексике, грамматике, а также речевые умения определенного уровня. Дня успешного обучения на начальном этапе, как, впрочем, и на всех последующих, архиважным является точное по­нимание обеими сторонами процесса (обучаемыми и обу­чающими) стоящих перед ними конкретных задач. Обеспечить такое понимание возможно лишь путем тщательного отбора (определения номенклатуры) знаний, которыми должен овладеть обучаемый за определенное время, лекси­ческого и грамматического минимумов, навыков и умений. Всё это — компоненты содержания обучения[Кочергин 2006].

Профессионально грамотный, научно обоснованный отбор содержания обучения является залогом успеха, но при этом необходимо особо подчеркнуть, что в содержание обучения входит не только и не столько языковой материал, как часто полагают, но в первую очередь — формируемые навыки и умения, т. е. конечный продукт процесса обучения или его программируемые результаты. Получение такого продукта возможно только на основе тщательно разрабо­танной, эффективной системы упражнений, в которой именно упражнение (а не иероглиф, слово, фраза, грамма­тическая конструкция) будет выполнять функцию основной единицы обучения. Давая определение упражнению, Р. К. Миньяр-Белоручев пишет: «Поскольку упражнение не под­лежит дальнейшему дроблению, его можно считать элемен­тарной единицей обучения. Именно упражнение является тем методическим "кирпичиком", из которого вырастает система упражнений, важнейший компонент метода обуче­ния, без которого невозможно формирование речевых на­выков» [Кочергин 2006].

^ 1.2.2.1. Главная проблема обучения китайскому языку

В настоящее время именно в определении, в отборе со­держания обучения мы имеем наибольшее число проблем и нерешенных вопросов, что неизбежно ведет к снижению результативности всего учебного процесса. Главная (хоть и опосредованная) проблема заключается в отсутствии ба­зового учебника китайского языка, отвечающего всем вы­шеупомянутым требованиям. Как следствие, мы имеем пе­ревернутую с ног на голову организацию процесса обуче­ния. Вместо логической последовательности: квалифика­ционная характеристика — учебная программа — учебник, мы зачастую имеем очень неполную и неконкретную ква­лификационную характеристику, основанную больше на интуиции, субъективном видении предмета, чем на науч­ной основе учебную программу и никоим образом не свя­занные ни с первым, ни со вторым учебные материалы. Причем именно эти случайные, в большинстве своем раз­работанные в Китае для иностранных студентов учебные материалы и составляют в настоящее время альфу и омегу всего обучения языку. И даже с учетом того, что в послед­ние годы у нас появился целый ряд собственных учебни­ков и учебных пособий по китайскому языку для разных этапов обучения, в стране содержание обучения по-прежнему определяется теми учебными материалами, которые доступны преподавателям и которые они произвольно выбирают по своему усмотрению, а не наоборот, как должно быть [Кочергин 2006].
Основной недостаток таких учебных материалов состоит в том, что, во-первых, они изначально разрабатывались для реализации не первой и даже не второй из вышеупомянутых целей обучения (об этом говорит хотя бы отсутствие в них, как правило, должным образом разработанной теоретической части). Во-вторых, они совершенно не учитывают спе­цифические трудности русскоговорящих обучаемых, т.е. не предусматривают возможность опоры в обучении на родной язык, и необходимость нейтрализации учебных трудностей, порождаемых интерференцией языков. В-третьих, содержащиеся в этих материалах упражнения довольно скудны как в количественном, так и в качественном планах, не представляют собой системы, следовательно, не могут выполнить функцию основной единицы обучения и не обеспе­чивают достижения цели формирования навыков, т. е. авто­матизмов. Вследствие этого, преподаватели бывают вынуждены придумывать что-то дополнительно. В результате многие, особенно молодые преподаватели, т.е. вчерашние выпускники, взращенные на таких же учебных материалах и не имеющие серьезной методической подготовки, зачас­тую либо обходятся тем, что есть, либо, пытаясь дополнить и разнообразить тренировочную деятельность обучаемых, испытывают серьезные затруднения в подборе релевантного материала и создании на его основе полноценной системы упражнений [Кочергин 2006].

Еще одной негативной стороной таких учебных материалов является собственно языковое наполнение, в котором напрочь отсутствует отечественный лингвострановедческий компонент, который наряду с китайским должен быть объ­ектом речевой деятельности, а исходя из практики перево­дческой деятельности, он вообще должен преобладать в обучении.

И наконец, учебные материалы по китайскому языку из­даются вне какой бы то ни было системы, без привязки к учебному плану в рамках того или иного образовательного стандарта.

Из всего вышеизложенного следует первый вывод: необ­ходимо создавать свой базовый учебник китайского языка, соответствующий современному состоянию лингвистики, психолингвистики, психологии и методики обучения ино­странным языкам вообще и китайскому языку в частности. Причем второе даже более значимо, чем первое.

Говоря о такой задаче, считаем необходимым сделать не­сколько замечаний о содержании самого понятия «учебник» и его основных свойствах, поскольку в последнее время появилась тенденция называть учебником, по усмотрению самих авторов, любые учебные материалы [Кочергин 2006].

^ 1.2.2.2. Условия правильного управления процессом обучения
Учебник есть (должен быть!) не что иное как управ­ляющая двуединым процессом учения и научения система. В этом качестве он должен обеспечивать постановку задачи, образец ее выполнения, контроль и оценку результатов. Для достижения этой цели необходимо соблюсти несколько обязательных условий.

Во-первых, при постановке задачи (формулируя цель ка­ждого урока и установки упражнений), учитывая особенно­сти китайского языка, необходимо неукоснительно следо­вать принципу «одной учебной трудности». Он означает, что каждая новая порция учебного материала должна предъявляться с учетом ранее усвоенной, логически выте­кать из нее (ключи иероглифов — на основе черт; иерогли­фы — на основе ключей; двусложные слова — на основе однослогов и т. п.). Только так можно обеспечить усвоение материала по сходству, по аналогии, на основе ассоциаций, что для обучения китайскому языку имеет первостепенную важность. Иначе говоря, если цель упражнения — сформи­ровать новый грамматический навык, то вся лексика, на ос­нове которой будет достигаться эта цель должна быть уже усвоена обучаемым ранее (за исключением тех лексических единиц, особенно служебных слов, которые являются со­ставной частью новой грамматической структуры).

Во-вторых, на каждом этапе обучения, в каждом блоке (уроке) учащийся должен четко представлять себе объем своей ответственности, выраженный количественно в лек­сических единицах и грамматических правилах, а также ка­чественно — в сформированных навыках и умениях выра­жать коммуникативные интенции и адекватно восприни­мать их. Одним словом, обучаемый должен точно знать, че­му он должен научиться (знания, навыки, умения) в резуль­тате каждого урока.

В-третьих, учебник должен обеспечить обучаемому воз­можность самоконтроля, а обучающему — возможность контроля и оценки результатов выполнения задачи. Следо­вательно, неотъемлемой частью учебника должны быть контрольные задания с ключами для учащегося, а у препо­давателя — тестовые задания по каждому уроку в виде при­ложения к этому учебнику.

В-четвертых, содержание языкового материала учебника должно быть универсальным и в минимальной степени под­верженным влиянию временных факторов.

В-пятых, учебник должен учитывать возрастную катего­рию обучаемых. Нельзя обучать школьников, предлагая им для чтения тексты и диалоги о студентах и бизнесменах, равно как и наоборот. Следовательно, учебники должны быть разные, но все должны отвечать вышеизложенным ме­тодологическим требованиям.

В-шестых, учебник в своем составе должен содержать лингафонный курс, при этом имеется в виду не вульгарное понимание этого требования как наличия озвученного тек­стового материала учебника. Необходимо обеспечивать учебник самостоятельным, специально разработанным лингафонным (а лучше — аудиовизуальным) учебным мате­риалом, содержащим фонограммы текстов и диалогов, уп­ражнения и тесты и имеющим целью развитие и сохранение произносительных навыков и навыков аудирования в условиях отсутствия языковой среды. В этом плане можно мно­гое позаимствовать у китайских коллег, которые создали великолепные образцы такого рода обучающих материалов с использованием мультимедийных компьютерных техно­логий [Кочергин 2006].

Все вышеизложенное подводит нас ко второму выводу: необходимо создавать не просто учебник, а учебно-методический комплекс, в котором кроме ранее перечис­ленного, должна быть еще хрестоматия для чтения и книга для преподавателя.

От китайцев, которые оценивают уровень развития рече­вых умений иностранцев, говорящих по-китайски, часто можно услышать: «Так сказать можно, это понятно и в общем, правильно, но не по-китайски». Так в чем же заключа­ется эта «китайская специфичность» китайской речи? Или, точнее, чем же отличается речь иностранцев, говорящих по-китайски, от речи носителей китайского языка?

Представляется, что основными недостатками речи ино­странцев (представителей западных стран) на китайском языке, отличающими ее от оригинала, являются следующие:

1. Недостаточно высокая степень предикативности.

2. Излишняя развернутость.

3. Недостаточно высокий темп.

4. Неадекватный выбор грамматической структуры.

5. Неадекватный выбор лексических единиц, особенно предлогов.

6. Недостаточная идиоматичность речи, почти полное отсутствие междометий.

7. Отсутствие связующих (контактных) элементов в раз­вернутых высказываниях.

8. Искажение интонационного контура на уровне одно­сложного и двусложного слова.

9. Неправильное интонирование и логическое выделение, особенно на сверхфразовом уровне [Кочергин 2006].

Что необходимо сделать в первую очередь, чтобы хотя бы частично приблизить речь обучаемых к оригиналу?

Один из вариантов ответа предлагает нам А. М. Ефремов: «Ответ на этот вопрос довольно прост и очевиден: необхо­димо выработать чувство языка»". И далее: «Понятие "чувство языка" объемно и трудно поддается определению. Здесь можно говорить и спорить об огромном количестве самых разнообразных слагаемых. Однако, несомненно, одно: выработать чувство языка — это, прежде всего, постигнуть его внутреннюю логику, его наиболее общие закономерно­сти и тенденции. Совершенно очевидно, что изучение иностранного языка быстрее дается тому, кто умеет за частны­ми фактами языка видеть направляющую силу его внутрен­ней логики. Именно здесь, в этом соединении частного и общего и содержится рациональное начало рассматривае­мого феномена — чувства языка. Это рациональное начало есть не что иное, как совокупность некоторых теоретиче­ских сведений, отражающих наиболее существенные разли­чия между родным и изучаемым языком и позволяющих приспосабливать мышление к строю нового языка» [Кочергин 2006].

Выводы по главе 1

Процесс обучения это процесс, включающий в себя обучающую деятельность преподавателя ИЯ и учебную деятельность (изучение языка) обучаемого, направленную на изучение языка/овладение языком. Цели обучения китайскому языку:

1. Обучение языку как объекту профессиональной дея­тельности.

2. Обучение иностранному языку как инструменту ре­шения иных (нелингвистических) задач.

3. Обучение иностранному языку как средству непро­фессиональной коммуникации.

Главная проблема обучения китайскому языку заключается в отсутствии ба­зового учебника китайского языка, отвечающего всем вы­шеупомянутым требованиям. Как следствие, мы имеем пе­ревернутую с ног на голову организацию процесса обуче­ния.

Условия правильного управления процессом обучения:

Во-первых, при постановке задачи, учитывая особенно­сти китайского языка, необходимо неукоснительно следо­вать принципу «одной учебной трудности». Он означает, что каждая новая порция учебного материала должна предъявляться с учетом ранее усвоенной.

Во-вторых, обучаемый должен точно знать, че­му он должен научиться (знания, навыки, умения) в резуль­тате каждого урока.

В-третьих, учебник должен обеспечить обучаемому воз­можность самоконтроля, а обучающему — возможность контроля и оценки результатов выполнения задачи.

В-четвертых, содержание языкового материала учебника должно быть универсальным и в минимальной степени под­верженным влиянию временных факторов.

В-пятых, учебник должен учитывать возрастную катего­рию обучаемых.

В-шестых, учебник в своем составе должен содержать лингафонный курс,

Глава 2. Учет особенностей грамматического строя китайского языка в процессе обучения

^ 2.1. Изучение этапов развития китайской грамматики

В настоящее время большой проблемой является то что, в большинстве школ, вузов ученикам преподается китайская грамматика, как теоретическая дисциплина, но в действительности, лучше бы было давать детям саму грамматику, 语法 а не 语法学. Было бы более полезным и продуктивным разбирать с учениками сами грамматические особенности построения предложений, и употребления слов в определённых позициях в предложении, учитывая самое главное прямой порядок слов.

Грамматика китайского языка как дисциплина зародилась в недрах классической китайской филологии еще в древнюю эпоху. Однако самостоятельной наукой она стала относитель­но поздно: всего шестьдесят лет назад. В истории ее могут быть намечены четыре этапа [Люй Шу Сян 1961].

^ Первый этап начался в 1898 г. в эпоху реформ Кан Ю-Вэя, когда первый систематический курс по грамматике «Ма-ши вэнь-тун» отразил тягу китайской интеллигенции к овла­дению европейской культурой и наукой. Эта книга положила начало серии работ по грамматике классического (точнее,, древнекитайского) языка на основе классификации материала по частям речи, классификации, почерпнутой на данном эта­пе из грамматик европейских языков, прежде всего француз­ского и английского

^ Второй этап в развитии грамматической науки наступил в связи с «Движением 4 мая» (1919 г.). Борьба за новый ли­тературный язык («байхуа») потребовала создания грамма­тики современного живого языка. Этот социальный заказ был выполнен — в начале 1924 г. вышла в свет книга профессора Ли Цзинь-Си «Гоюй вэньфа». Эта грамматика (к 1956 г. она выдержала 23 издания, не считая периферийных) остается до сих пор одним из основных пособий для изучения строя современного китайского языка в его литературной норме.

^ Начало третьего этапа — этапа критического освоения китайскими учеными наследства мирового теоретического язы­кознания — ознаменовалось выходом в свет в 1942 г. первого тома большого трехтомного труда профессора Люй Шу-Сяна, под скромным названием «Очерк грамматики китайского язы­ка». Автор, который был известен китайской обществен­ности как талантливый педагог-методист, преподаватель анг­лийского языка, выдвинулся в первые ряды исследователей китайского языка.

После победы народной революции и создания Китайской Народной Республики в истории китайского языкознания на­ступил четвертый этап — этап тесной связи науки с практи­ческими задачами строительства социализма, с практикой культурной революции. Уже с первых дней своего существо­вания молодая народная власть ставит перед учеными-язы­коведами КНР широчайшие задачи по ликвидации неграмот­ности, реформы иероглифического письма, обучения нового отряда авторов из рабочих, крестьян и трудовой интеллиген­ции китайскому литературному языку и прежде всего грамматике и стилистике. Передовые языковеды Китая впер­вые ощутили теперь неразрывную связь своей работы с жизнью народа, заняли прочное место в рядах творцов и строителей нового, социалистического Китая [Люй Шу Сян 1961].

Знание грамматики является залогом дальнейшего успешного обучения. В курсе прикладной грамматики следует не просто сообщить, что имеется в языке, но, где возможно, разъяснить сущность того или иного грамматического явления, показать его место в системе языка. В каждом блоке основное внимание должно уделяться тому или иному грамматическому явлению. При работе над каждым блоком учащиеся должны: выполняют познавательно-поисковые задания, слушать объяснения учителя по грамматическим явлениям, которые могут представлять особую трудность при их изучении, работать с тренировочными упражнениями, выполнять групповые и индивидуальные задания, выполнять тесты.
^ 2.2. Учёт особенности китайской грамматики в обучении

Теоретические сведения по грамматики китайского языка имеют определённую важность, они формируют основное представление по основам грамматике китайского языка, но всё же чтобы устранить все ошибки и недопанимания, нужно в основном опираться на практическую грамматику, которая раскрывает, глубоко и детально, те явления, которые могут представлять определённую трудность для изучения и полноценного понимания.

В обычном представлении людей различие между
двумя языками обусловливается тем, что в них употребляются разные слова [Люй Шу Сян 1961].

Самое главное что нужно учесть учащимся это важность порядка слов в предложении, чтобы избежать формирование фраз и предложений из нескольких единиц по правилам грамматики родного языка.

Например, по-китайски говорят shu
«книга», по-английски говорят book. Звучат эти слова совершенно по-разному. Этим, говорят, китайский язык и отличен
от английского. Это, конечно, верно. Однако различие между китайским и английским языками заключается не только
в этом. Когда по-китайски надо сказать «две книги», то
говорят 两本书liang ben shu т. е. слово shu не изменяется.
По-английски же в этом случае надо будет сказать two
books, причем books оказывается отличным от прежнего book.
По-китайски говорят «обложка книги», по-английски же говорят the cover of the book.
Отсюда казалось бы, что of в английском языке соответствует de в китайском. Однако это разные вещи: мы
Ставим словоshu передde, англичане же помещают book после of. Представим себе язык (конечно, такого
языка не существует, и это лишь условное допущение), в
котором все слова были бы абсолютно одинаковыми с китайским; это еще не означало бы обязательной тождественности
его с китайским [Люй Шу Сян 1961].

Мы, например, говорим «моя лошадь», а на этом воображаемом языке, возможно, пришлось бы сказать马我的ma wo de. Или, предположим,
что вместо你吓了一跳ni xia le wo yi tiao ты сильно
напугал меня. На этом воображаемом языке мы сказали
бы吓了一跳ni wo xia le yi tiao. По-китайски же
смысл такого высказывания совершенно непонятен: кто же,
в конце концов, кого напугал? По-китайски необходимо
сказать либо你吓了ni xia le wo «ты напугал меня», либо же 吓 了 你 wo xia le ni «я напугал тебя». Лишь в этих случаях значение высказывания станет точно определенным. Это значит, что в китайском языке из слов, обозначающих пу­гающего и пугаемого, одно должно стоять перед словом 吓 xia «пугать», другое же после него. Конечно, язык позво­ляет поместить оба слова перед словом «пугать», но для этого придется в высказывание ввести какие-то дополнитель­ные слова. Однако мы не можем сказать, что в других языках не будет иных средств выражения. Эти различия и являются грамматическими различиями. Грамматика — это правила построения ре­чи. Грамматика не интересуется значениями отдельных слов, за исключением разве небольшого числа единиц, имеющих отношение к построению речи [Люй Шу Сян 1961].

Грамматические особенности китайского языка, являются идентичной по своей структуре и устройству. В ней очень мало положений и явлений, сходных с грамматиками других языков. В ней нет ярко выраженного разделения по временам, а существуют лишь времяпоказательные частицы например такие как, 了,过.

^ 2.3. Основные положения грамматики китайского языка

Грамматика занимала разное место в лингвистических традициях, а в китайской ее не было совсем, если не считать описания «пустых слов». Однако во всех традициях существо­вало представление о некоторой первичной значимой единице, помещае­мой в словари и занимающей центральное место в грамматическом описании. В русском языке соответствующая единица называется сло­вом. Как отмечал П. С. Кузнецов, из всех русских грамматических тер­минов только термин «слово» исконен, остальные — либо заимствова­ния, либо кальки. Также и у других народов соответствующее слову понятие появляется очень рано, задолго до появления лингвистической традиции [Алпатов 1999].

Наконец, в Китае единственной единицей грамматики и лексики было все то же «цзы», то есть тонированный слог, имеющий значение (корнеслог). Современная китаистика обычно признает существование в китайском языке как минимум сложных слов, состоящих из несколь­ких слогов (более спорно наличие в китайском языке аффиксации). Однако китайская традиция никогда не выделяла единицы, промежу­точные между корнеслогом и предложением, а существование сложных слов в современном смысле если и замечалось, то лишь на том же уров­не, на котором в лингвистике фиксируются устойчивые словосочетания (фразеологизмы) [Алпатов 1999].

 - Основной единицей китайского языка является иероглиф.

- Иероглиф это не слово – это понятие.

- Словообразование китайского языка.

- Многие слова в китайском языке состоят из одного иероглифа. Это основные слова, сохранившиеся в языке с древности.

- Большинство слов образовано из двух иероглифов.

- Некоторые слова образованы из трех и более иероглифов.

- Способы образования слов будут рассмотрены в уроках.

- Даже зная значение каждого иероглифа из составляющих слово, во многих случаях трудно или невозможно догадаться о смысле этого слова.

- Необходимо учить не только иероглифы, но и слова, которые они образуют вместе с другими иероглифами.

- Иероглиф не имеет морфологических признаков. То есть, сам по себе иероглиф не относиться ни к существительным, ни к прилагательным, глаголам, причастиям и т.д.

- Морфологические признаки иероглифа проявляются только в контексте. Только в предложении или словосочетании можно сказать какой частью речи, в данном случае, выступает каждый иероглиф и какое слово он образует сам по себе или с соседними иероглифами.

- Один и тот же иероглиф может использоваться и как существительное, и как прилагательное, и как глагол, и как предлог в различных контекстах и словообразующих сочетаниях. Например, иероглиф 好 hao несет основное значение «хорошо», «хороший». В сочетании с иероглифом 爱 ai (любить), дает выражение 爱好 «увлечение», «хобби». В сочетании с иероглифом 人 ren (человек), дает выражение 好人 «хороший человек». В сочетании с иероглифом 学 xue (учиться), дает выражение 好学 «любить учиться» или «легкий для изучения» в зависимости от контекста. В сочетании с иероглифом 冷 leng (холод), дает выражение 好冷 «как холодно!» и т.д.

Существительные и прилагательные не разделяются по родам, не изменяются по числам, не склоняются по падежам. Для выражения рода и числа используются контекст и уточняющие иероглифы. Например «книги» при значении «много книг» во фразе «в библиотеке есть книги» выражаются просто иероглифом «книга», в буквальном переводе фразы «в+библиотека+иметься+книга». В другом контексте, при значении «несколько книг», выражается тремя иероглифами «несколько+корешок+книга». «Рабочий» выражается тремя иероглифами «мужчина+работать+человек». «Работница» выражается тремя иероглифами «женщина+работать+человек».

- Существительные употребляются в качестве подлежащего, обстоятельства, определения и дополнения.

- Существуют счетные слова, которые часто используются перед счетными существительными при указании их количества. Разные счетные слова употребляются с различными классами предметов. Деление на классы произошло по внешнему виду предметов или по традиции. Например, для плоских предметов используется иероглиф «лист». Поэтому выражение «два стола» передается иероглифами «два+лист+стол». Подробнее о счетных словах в уроках.

- Глаголы не изменяются по числам и родам, не спрягаются и не изменяются по временам. Временные значения передаются с помощью контекста или служебных иероглифов. Например, фраза «я вчера пошел в университет» передается иероглифами «я+«вчера+день»+идти+«большой+учиться»». Где «большой+учиться» - это слово означающее «университет». Тут временное значение передается в контексте словом «вчера». Фраза «она прыгнула» передается с помощью служебного глагола, значащего здесь «совершение действия в прошлом», то есть «она+прыгать+служебный глагол».

- Все залоги и наклонения выражаются с помощью служебных иероглифов. Например повелительное «кушай» выражается через «кушать+повелительное служебное слово».

- В китайском языке существует большое количество глагольных связок, состоящих из нескольких иероглифов, и выражающих возможность или невозможность, либо намерение, либо необходимость совершения действия. Об этом подробнее в уроках.

- В китайском языке существует большое количество глагольных связок, состоящих из нескольких иероглифов, и выражающих направление действия. Об этом подробнее в уроках.

- В китайском языке нет суффиксов, окончаний, приставок и т.д.

- Написание иероглифа не меняется от того, какой частью речи он предстает в том или ином контексте.

- Синтаксис китайского языка определяется строгими правилами, диктующими порядок слов в предложении.

- Порядок слов в предложении очень важен и именно он определяет его смысл.

- В китайском языке существуют различные по форме сложноподчиненные предложения.

- Пунктуация китайского языка проста и состоит всего из нескольких правил.

- Если представить, что каждый иероглиф написан на стороне кубика, то имея необходимый запас кубиков и зная небольшое количество правил их сложения, можно сложить из них полноценный китайский текст любой сложности.

- Именно взаимное расположение всех иероглифов в предложении и определяет в каждом конкретном случае: а) какой частью речи каждый из иероглифов выступает б) какое из своих значений каждый из них выражает сам по себе или в словообразующем сочетании с соседними иероглифами.

- Для иллюстрации вышеизложенного, ниже приводиться пример разных по смыслу предложений, составленных из 6-ти следующих иероглифов (вскобках даны их основные значения): 我 wǒ (я), 爱 aì (любить), 的 de (притяжательная частица), 是 shì (быть, являться), 好 hǎo/hào (хорошо, любить), 人 rén (человек)
Эти примеры не исчерпывают все возможные варианты предложений, а только представляют наиболее показательные из них [http://www.papahuhu.com/lessons/appendix4.html 2003].
我爱的是好人 Я люблю хороших(его) людей(человека).
我爱人是好的 Мой(я) супруг(а) – хороший(ая).
我的爱好是人 Мое увлечение – это люди.
我是爱好人的 Я тот, кто любит хороших людей.
我是好爱人的 Я тот, кто очень любит людей.
爱好的人是我 Любящий хороших людей – это я.
好爱人的是我 Кому легко любить людей – так это мне.
好爱人是我的 Хороший супруг(а) – это мой супруг(а).
好人是我的爱 Хорошие люди – это моя любовь.
好的是人爱我 Хорошо то, что люди меня любят.
好的是我爱人 Хорошо то, что я люблю людей.
好的爱人是我 Хороший супруг(а) – это я.
人是我的爱好 Люди – это мое увлечение.
人 的 爱 好 是 我 Людское увлечение – это я.


^ 2.4. Методологические особенности грамматики китайского языка в процессе обучения

В обучении грамматическому строю китайского языка одной из главных задач является разрушение с первых дней обучения школьного, упрощенного понимания таких кате­горий, как подлежащее и сказуемое. Более того, необходимо всячески избегать употребления этих терминов при объяс­нении структуры китайского предложения. Наиболее про­дуктивным способом объяснения является опора на такие категории, как «топик» (данное) и «комментарий» (новое) или «субъект» и «предикат». Отношения между подлежа­щим и сказуемым в русском предложении — это граммати­ческое согласование двух словоформ. В китайском языке по причине отсутствия форм отсутствует и согласование, сле­довательно, подлежащее (элемент структуры, выполняю­щий эту функцию) может состоять и из одного слова, и из словосочетания, и из предложения, и даже из группы предложений [Кочергин 2006].

Говоря о фиксированном порядке слов в китайском предложении, необходимо подчеркивать, что фиксированность эта имеет место только в рамках генерального правила: в китайском предложении сначала следует субъект, за­тем — предикат, т. е. в китайском предложении нет необхо­димости искать слова или словосочетания, выражающие субъект и предикат — они всегда (зафиксированы) на своих местах. Вопрос же заключается в том, что выбрать в качестве субъекта и предиката, какие слова и словосочетания на­лепить этими функциями и поставить на соответствующие позиции при порождении собственного высказывания? Ответ определяется коммуникативным контекстом и комму­никативным намерением говорящего. Именно в этом зало­жена главная трудность и путаница для русскоговорящих обучаемых, возникающая в случае оперирования катего­риями подлежащего и сказуемого, ибо у наших обучаемых они, во-первых, всегда ассоциируются с существительным и глаголом, соответственно, а во-вторых, их по привычке пытаются искать в китайском предложении, так же как и в русском. Посмотрим это на примере.

1。昨天见到了张老师。Wǒ zuótiān jiàn dàole zhāng lǎoshī. Я вчера встретил учителя Чжана.

2 。张老师天见到了Zhāng lǎoshī, wǒ zuótiān jiàn dàole. Учителя Чжана я встретил вчера.

3。我昨到的是张老Wǒ zuótiān jiàn dào de shì zhāng lǎoshī. Вчера я встретил учителя Чжана.

4。张老我昨到的。Zhāng lǎoshī shì wǒ zuótiān jiàn dào de. Я вчера встретил учителя Чжана.

5。昨天见到张老Zuótiān jiàn dào zhāng lǎoshī de shì wǒ. Это я вчера встретил учителя Чжана.

В переводе каждого из этих предложений на русский язык подлежащее будет одно и то же слово - «я», и если оттал­киваться от этого, как часто и происходит на практике, то все эти предложения воспринимаются как полные синтак­сические синонимы. В китайских же предложениях в каче­стве субъекта и предиката выступают различные компонен­ты (предикаты в примерах выделены подчеркиванием), из чего следует, что эти структуры синонимичными не явля­ются и на русский язык должны переводиться по-разному. Понимание описанной ситуации очень важно для обучения продуктивной речи на китайском языке, т.е. при формиро­вании навыков грамматического оформления мысли и ин­тонационного логического выделения при устном продуци­ровании текста.

Предложение № 2 в учебных материалах обычно тракту­ется как «предложение с вынесенным дополнением», что, конечно же, неверно, поскольку только в первом примере сочетание张老является «прямым дополнением», т.е. объектом деятельности, в составе предиката. Во втором примере это - топик, так же, как и в четвертом, в треть­ем - предикат, в пятом - составная часть топика.

Из вышеприведенных примеров следует, что того самого «фиксированного» порядка слов как бы и не существует, но это не так. Этот порядок существует как в генеральной схеме развертывания мысли говорящим на китайском язы­ке, так и внутри предложения - в структуре сложного субъекта и сложного предиката, а также на уровне текста, где имеют место текстовый субъект и текстовый предикат. Важнейшей методической задачей в этом плане является формирование навыка определения границы между субъ­ектом и предикатом в китайском речевом произведении, воспринимаемом как зрительно - в форме иероглифиче­ского текста, так и на слух - в форме звучащего высказывания. Для решения этой задачи обучаемым необходимо сообщить информацию о разных маркерах этой границы и организовать тренировку, начиная с простых предложений и заканчивая речевыми произведениями сверхфразового уровня.

Необходимо также постоянно подчеркивать и напоми­нать обучаемым, что главным в грамматической структуре является предикат, какой бы частью речи или каким бы семантико-синтаксическим блоком (группа слов- смысловое единство) он не был выражен. Это положение подтверждается тем фактом, что в условиях естественного речевого общения свертыванию подвергается именно субъект, как нечто данное и однозначно воспринимаемое коммуникантами, а предикат, как новое, постоянно воспро­изводится. Вот несколько примеров.

  1. В ответ на стук в дверь: (我)来了,来了! (Wǒ) lái le, lái le! (Я) Иду, иду!

2. При встрече кого-либо: (你)辛苦了!(Nǐ) xīn kǔ le! (Ты) Устал!

  1. В подтверждение чего-либо: (知道了(Wǒ) zhīdào le! (Я) Знаю. (Понятно.) [Кочергин 2006].

Для повышения эффективности обучения грамматиче­скому строю китайского языка и облегчения этого процесса для русскоговорящих учащихся, необходимо обеспечить их смысловыми опорами. Это должны быть совершенно универсальные и устойчивые правила структурирования китайской речи, к тому же изложенные в доходчивой форме. В качестве основополагающих смысловых опор для обучае­мых предлагается использовать следующее:

1. Генеральная схема (правило № 1) развертывания мыс­ли на уровне предложения (для примера взято пред­ложение типа сообщение):

Кто, когда, где, с кем, для чего, как долго (сколько раз), с каким качеством (результатом) совершает какое действие, с каким объектом.

我昨天在图书馆里跟朋友一起为了准备考试两个小时内仔细的

研究了有关资料。Wǒ zuótiān zài túshū guǎn lǐ gēn péngyǒu yīqǐ wèile zhǔnbèi kǎoshì liǎng gè xiǎoshí nèi zǐxì de Yánjiū le yǒuguān zīliào.

«Для подготовки к экзаменам вчера я с товарищем два часа тщательно изучал необходимые материалы в библио­теке».

Имея такую схему, нужно лишь двигаться от минималь­но допустимого состава ее компонентов и, последовательно дополняя ее, обучать студентов языковому оформлению каждого из них, т. е, выявить учебные трудности и разрабо­тать способы их нейтрализации, уделяя особое внимание несовпадающим явлениям двух языков. При этом можно пользоваться общепринятой терминологией и говорить, на­пример, об обстоятельствах (места, времени, кратности, длительности, результата), но предпочтительнее все же опе­рировать коммуникативными категориями и говорить об обучении студентов средствами китайского языка запраши­вать или сообщать информацию о предметах и явлениях, их свойствах, о времени и месте совершения действия, о цели его совершения, о количественных и качественных характе­ристиках действия и его результатах.

Представляется, что учебные материалы, построенные на этой основе, т. е. по функционально-тематическому прин­ципу, могли бы быть наиболее эффективными.

  1. Правило № 2. В китайском языке определение всегда предшествует определяемому. Формулируя правило, необ­ходимо обращать внимание обучаемых на то, что в китай­ском языке категория определения как члена предложения не обязательно связана с такой частью речи, как прилага­тельное и проявляется не только на уровне предложения, но и на уровне двусложных и многосложных сочетаний с атри­бутивной связью. Именно этим правилом, например, объяс­няется порядок слов в обращениях:王先生Wáng xiān shēngгосподин Ван), 张司机 Zhāng sī jī (водитель Чжан) и т. п., в которых фамилия выступает в качестве определения.

  2. Правило № 3. Все служебные слова занимают в пред­ложении место перед предикатом (перед группой сказуемого).

^ Не перед сказуемым, т. е. глаголом, а именно перед группой сказуемого, в состав которой входят все компонен­ты, относящиеся к предикату. А. М. Ефремов объясняет это тем, что «будучи целостным структурно-смысловым обра­зованием, семантико-синтаксические блоки (к которым относится группа сказуемо­го) не "впускают" внутрь различные грамматиче­ские показатели, выполняющие выделительную (в широком смысле) функцию, и все так называемые "малые слова" ти­па 只、也、才ставятся не перед словом, с которым они соотносятся, а за пределами левой границы блока» [Кочергин 2006].

我只能把心留给你。Wǒ zhǐ néng bǎ xīn liú gěi nǐ. Я могу только сердце оставить тебе.

  1. Правило № 4. Слова в китайском языке способны из­менять свою принадлежность к той или иной части речи. «Для того чтобы изменить принадлежность любого слова к той или иной части речи, достаточно поместить его в другую синтаксическую позицию. При этом слово остаётся одним и тем же, в то время как в языках типа русского для приспособления к позиции меняется само слово [Кочергин 2006].

路行。 Wǒ ài lù xíng. Я люблю путешествовать. 这位爱人是我的. . Zhè wèi àirén shì wǒ de. Этот любимый человек (супруг) – мой.


Выводы по главе 2

Что касается китайской грамматики, то самостоятельной наукой она стала относитель­но поздно: всего шестьдесят лет назад. В истории ее могут быть намечены четыре этапа. Первый этап начался в 1898 г. в эпоху реформ Кан Ю-вэя. Второй этап в развитии грамматической науки наступил в связи с «Движением 4 мая» (1919 г.). Начало третьего этапа ознаменовалось выходом в свет в 1942 г. первого тома большого трехтомного труда профессора Люй Шу-Сяна, под скромным названием «Очерк грамматики китайского язы­ка». После победы народной революции и создания Китайской Народной Республики в истории китайского языкознания на­ступил четвертый этап.

В китайском языке порядок слов очень строгий:
На первом месте стоит подлежащее, на втором сказуемое и на последнем месте дополнение. Эту негибкую структуру предложения следует строго соблюдать.

Иероглиф это не слово – это понятие. Основной единицей китайского языка является иероглиф. Один и тот же иероглиф может использоваться и как существительное, и как прилагательное, и как глагол, и как предлог в различных контекстах и словообразующих сочетаниях. Именно взаимное расположение всех иероглифов в предложении и определяет в каждом конкретном случае: а) какой частью речи каждый из иероглифов выступает б) какое из своих значений каждый из них выражает сам по себе или в словообразующем сочетании с соседними иероглифами.

В обучении грамматическому строю китайского языка одной из главных задач является разрушение с первых дней обучения школьного, упрощенного понимания таких кате­горий, как подлежащее и сказуемое. Более того, необходимо всячески избегать употребления этих терминов при объяс­нении структуры китайского предложения. Для повышения эффективности обучения грамматиче­скому строю китайского языка и облегчения этого процесса для русскоговорящих учащихся, необходимо обеспечить их смысловыми опорами. Это должны быть совершенно универсальные и устойчивые правила структурирования китайской речи, к тому же изложенные в доходчивой форме.
Заключение

В результате проделанной работы было проанализировано большое количество сведений об особенностях обучения грамматике китайского языка и особенностях грамматического строя китайского языка.

Сегодня идея о том, что китайский язык может стать языком международного общения, становится все более и более популярной. Грамматика китайского языка довольно проста и основана на прагматичных принципах – в ней нет ничего лишнего.
И первое правило грамматики, с которым стоит познакомиться всем начинающим – это порядок слов в китайском языке. Дело в том, что в китайском, в отличие от русского языка, порядок слов очень строгий:
На первом месте стоит подлежащее, на втором сказуемое и на последнем месте дополнение. Эту негибкую структуру предложения следует строго соблюдать.

Главная проблема обучения грамматике заключается в отсутствии ба­зового учебника китайского языка, отвечающего всем вы­шеупомянутым требованиям. Как следствие, мы имеем пе­ревернутую с ног на голову организацию процесса обуче­ния. В послед­ние годы в России появился целый ряд собственных учебни­ков и учебных пособий по китайскому языку для разных этапов обучения, в стране содержание обучения по-прежнему определяется теми учебными материалами, которые доступны преподавателям и которые они произвольно выбирают по своему усмотрению, а не наоборот, как должно быть.

Для более эффективного результата в обучении грамматике преподавателю также необходимо обеспечить учеников смысловыми опорами, с помощью которых облегчится процесс изучения китайской грамматики.

Список литературы

  1. Алпатов В.М. История лингвистических учений. [Текст]: Учебное пособие/ В.М. Алпатов – М.: Языки русской культуры, 1999. – 368 с.

  2. Витлин Ж.Л. Современные проблемы обучения грамматике иностранных языков [Текст]: Учебное пособие / Ж.Л. Витлин //Иностр. Языки в школе. – Москва, 2000. – №5. С.36 – 39.

  3. Гальскова Н.Д. Теория обучения иностранным языкам. Лингводидактика и методика. [Текст]: Монография / Н.Д. Гальскова, Н.И. Гез. – М.: Издательский центр «Академия», 2006. – 336с.

  4. Гез Н.И. Методика обучения иностранным языкам в средней школе. [Текст]: Монография / Н.И. Гез, М.В. Ляховицкий – М.: Высшая школа, 1982. – 373с.

  5. Грамматика китайского языка. [Электронный ресурс]. - Режим доступа http://www.papahuhu.com/lessons/appendix4.html 19 Мая, 2003.

  6. Гуревич. И.С. Очерк грамматики китайского языка 3-4 вв. нэ. [Текст]: Монография / И.С.Гуревич. – М.: Наука, 1974. – 254с.

  7. Дёмина Н.А. Методика преподавания практического китайского языка. [Текст]: Монография / Н.А.Дёмина – М.: Восточная литература, 2006. – 87с.

  8. Захава-Некрасова Е.Б. Роль и место грамматики в процессе обучения русскому языку на начальном этапе. В кн.: Русский язык и методика его преподавания нерусским. [Текст]: Учебное пособие / Е.Б. Захава-Некрасова. – Москва, 1973. – с.52-60.

  9. Иевлева З.Н. Методика преподавания грамматики в практическом курсе русского языка для иностранцев. [Текст]: Монография / З.Н. Иевлева – М.: Русский язык, 1981. – 381с.

  10. Котов. А.В. Новый китайско-русский словарь. [Текст] / А.В.Котов. – М.: Дрофа, 2008. – 605с.

  11. Кочергин И.В. Очерки лингводидактики китайского языка. [Текст]: Монография / И.В.Кочергин. – М.: Восток – Запад, 2006. – 192с.

  12. Крутских А.В. Коммуникативно-направленное обучение грамматике на продвинутом этапе в гуманитарно-лингвистической гимназии. [Текст]: Учебное пособие / А.В. Крутских //Иностр. Языки в школе. – Москва, 1996. – №6. С.16 – 20.

  13. Люй Шу Сян. Очерки грамматики китайского языка. [Текст]: Монография / Люй Шу Сян. – М.: Издательство Восточной Литературы, 1961. – 267с.

  14. Лизенин С.М. Грамматика в курсе интенсивного обучения английскому языку в старших классах средней школы. [Текст]: Учебное пособие / С.М. Лизенин, Л.Г. Денисова // Иностр. Языки в школе. – Москва, 1992. – №5. С.5 – 13.

  15. Остапенко В.И. Обучение русской грамматике иностранцев на начальном этапе. [Текст]: Монография / В.И. Остапенко – М.: Русский язык, 1983. – 98 с.

  16. Петровский А.В. К некоторым вопросам активизации учебной деятельности. - В кн. : Методы интенсивного обучения иностр. яз. [Текст]: Учебное пособие/ А.В.Петровский, Г.А. Китайгородская. Москва, 1979. – №5. 197с.

  17. Рогова Г.В. Методика обучения английскому языку на начальном этапе в средней школе. [Текст]: Монография / Г.В. Рогова, И.Н. Верещагина – М.: Просвещение , 1988. – 395с.

  18. Солнцева Н.В. Теоретическая грамматика китайского языка (Проблемы морфологии). [Текст]: Монография / Н.В. Солнцева, В.М. Солнцев – М.: ВКИ, 1978. – 152с.

  19. Шатилов С.Ф. Методика обучения немецкому языку в средней школе. [Текст]: Монография / С.Ф. Шатилов – М.: Просвещение, 1986. – 223с.

  20. Шутова Е.И. Синтаксис современного китайского языка. [Текст]: Монография / Е.И. Шутова – М.: Наука, 1991. – 392с.

  21. Щукин А.Н. Методика преподавания русского языка как иностранного. [Текст]: Монография / А.Н. Щукин – М.: Высшая школа, 2003. – 334с.



Скачать файл (191 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации
Рейтинг@Mail.ru